Голованова Н.Ф. Общая педагогика - файл n1.doc

приобрести
Голованова Н.Ф. Общая педагогика
скачать (1999 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1999kb.16.09.2012 15:19скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
Глава 8
8.1. СТРУКТУРА ПРОЦЕССА ОБУЧЕНИЯ
Житейское понимание обучения — изучение наук, освоение знания. Весь гигантский потенциал науки во все времена был направлен, по существу, на одну цель — дать максимально совпадающие объяснения картины мира. Пред­полагается, что человек, изучивший науки, удостоверится в доказательности этих объяснений, для него не будет подлежать сомнению, например, закон все­мирного тяготения или периодическая система химических элементов. Дей­ствительно, практические действия и поступки человека опираются на что-то твердо установленное, но в то же время человек постоянно испытывает потреб­ность искать и открывать все новые стороны окружающего мира.

С античных времен «знание» почиталось философами как высшая тайна. Великий средневековый мыслитель Ф. Аквинский даже приходил к убежде­нию, что «знать» — это значит «нематериально становиться другим».

Педагогику всегда интересовало, как это происходит, как организуется про­цесс постижения знаний и преобразование у познающего человека всех его отношений к миру и к самому себе. Великий Я. А. Коменский так определял обучение: «Учить (docere) —делать так, чтобы известное кому-то одному узнал и другой. Здесь нужны три стороны: (1)обучаемый, ученик, который 1)спосо­бен и 2) жаден до учения; (2) обучающий — учитель, который должен уметь, мочь и хотеть учить; (3) способ преподавания учения, куда входят примеры, правила, упражнения»53.

Современная педагогическая теория не оспаривает эту первую теоретическую попытку обосновать структурную модель процесса обучения, разве что допол­няет «три стороны» еще несколькими компонентами и пытается установить связи между целями, содержанием, средствами, методами и формами обучения. С раз­витием педагогической науки представления об этих связях менялись.

До середины XX века связи между компонентами процесса обучения пред­ставлялись как линейные, последовательные: считалось, что цель обучения обусловливает его содержание, а содержание — методы, которые, в свою оче­редь, определяют организационные формы обучения. Современное представ­ление о процессе обучения строится на ином понимании взаимосвязей его ком-

-------------

53 Коменский Я. А. Сочинения. М., 1997. С. 473.

165
Рис. 10. Структура процесса обучения

понентов: это связи системообразующие, то есть цель обучения выступает в качестве главного, системообразующего компонента всего процесса обучения.

Характеристике компонентов процесса обучения посвящены следующие параграфы этой части, а пока обратим внимание на два из них: на «обучающе­гося» и на «обучаемого». Очень велик соблазн представить обучение как прямую «передачу» знаний от учителя к ученику. Однако в жизни очень часто учитель обнаруживает, что ученики усвоили совсем не то и не так, как он преподавал. Процесс обучения в его педагогической характеристике представляет собой, преж­де всего, взаимодействие двух процессов; учения (деятельность «обучающегося») и преподавания (деятельность «обучающего»).

В разные исторические периоды, в разных педагогических парадигмах, в конкретных типах школ «учение» и «преподавание» взаимодействуют всегда по-разному. Это одна из великих тайн обучения.

УЧЕНИЕ — познавательная деятельность ученика. Понятия «познаватель­ная деятельность» и «учение» не стоит считать синонимами. Познавательной деятельностью занимается ученый-исследователь, открывающий новые свой­ства каких-либо явлений и обосновывающий закономерности, инженер-кон­структор, разрабатывающий проект нового технического устройства. Учение — особый вид познавательной деятельности, которая осуществляется в процессе обучения. Как и всякая деятельность, учение имеет свою структуру, представ­ленную тремя главными компонентами: содержательным, мотивационным и операционным.
1. Содержательный компонент учения

В процессе обучения учащиеся имеют дело с различными видами учебной информации.

166
Репродуктивная информация предполагает усвоение «готового знания»: ученик воспринимает и запоминает предлагаемый учебный материал, а потом воспроиз­водит его в речевой практике (проще говоря, выучивает и демонстрирует учителю выученное во время опроса на уроке, в контрольной работе или на экзамене).

Проблемная информация требует от ученика спрогнозировать знание, прой­ти путем его добывания, понять «почему», «как», «для чего», сконструировать понятое в своем сознании и оформить результаты поисков и решений в соб­ственной речи. И пусть формулировки «добытчика знаний» будут заведомо слабее, чем обобщения авторов учебника, такое, полученное собственными творческими усилиями, знание только и может быть применимым в реальной практике, в своей жизни.

Рефлексивная информация обращена к самосознанию и самооценке учени­ка, к его «Я-концепции». В процессе обучения ему предлагаются не просто све­дения и факты, но своеобразный ролевой, человеческий «репертуар» деятель­ности и общения. Ученик, осваивая его, соотносит себя с конкретными людьми в тех или иных обстоятельствах, идентифицирует себя с ними или отвергает их позицию, учится выстраивать свою точку зрения по поводу тех или иных мо­тивов поведения, мировоззренческих принципов, учится воспроизводить в своем представлении главные жизненные ценности.
2. Мотивационный компонент учения

Человек любого возраста включается в деятельность учения, когда у него есть внутренняя потребность в освоении знаний. Современная психология подтвердила гениальную догадку Сократа, что настоящее учение начинается с эмоционального переживания своего незнания, непонимания, возникает мощ­ная познавательная потребность — «знание о незнании».

Мотивы учения — это внутренние, личностные побудители учебной дея­тельности. Она осуществляется под влиянием различных, как правило взаи­мосвязанных, мотивов.

Исследователи проблемы мотивации учебной деятельности (Ю. Н. Кулюткин, Г. С. Сухобская, Ю. В. Шаров, Г. И. Щукина, П. М. Якобсон и др.) рас­сматривают в качестве одного из ведущих мотивов учения школьников позна­вательный интерес. Он различается по:

□ содержательной направленности Су одних учащихся — интерес к мате­матике, к конструированию, у других — к музыке, у третьих — к обще­нию с животными и т. д.: познавательный интерес может быть направ­лен на содержание конкретного учебного предмета или сам процесс познавательной деятельности — «люблю решать задачи», «интересно писать сочинения»);

□ устойчивости (у одних учащихся занятия в интересующей их области по­глощают все свободное время, другие охотно записываются в различные кружки и с легкостью меняют свои пристрастия);

□ степени зрелости (познавательный интерес может проявляться как по­требность в новых впечатлениях, а может действовать уже как любозна­тельность).

167

Мотивы учения могут быть связаны с социальными сторонами учебной де­ятельности:

□ при правильной ее организации у школьников возникает осознание об­щественной значимости своего учения, стремление с помощью резуль­тативной учебы обеспечить себе успешное будущее, профессиональную карьеру;

□ нередко школьники учатся, чтобы самоутвердиться среди одноклассни­ков, заслужить уважение учителя или чтобы избежать конфликтов с ро­дителями.

Известно, что большинство детей, поступающих в первый класс, очень хо­тят учиться. Но их мотивация учения в большей мере связана с радостным ожи­данием некоторых признаков «взрослой жизни» («буду сам ходить в школу», «не будут заставлять спать днем», «буду получать отметки»), с интересом к вещественным атрибутам школьника (ранец, пенал, яркие ручки). Понятно, что такие мотивы не могут быть побудителями к учению в течение всех школь­ных лет.

На обширном экспериментальном материале психолого-педагогических исследований (Г И. Щукиной, М. Ф. Морозовой, Л. М. Фридмана) установле­но, что у учащихся от 5-го к 9-му классу резко падают показатели успеваемос­ти и утрачивается желание учиться. Познавательный интерес к различным сто­ронам жизни природы и общества у подростков не угасает — он становится даже более устойчивым, но современное школьное обучение часто недоста­точно его удовлетворяет.

Как правило, учение конкретного школьника побуждается не одним, а не­сколькими взаимосвязанными мотивами. При ослаблении действия познава­тельного интереса его побудительные функции начинают выполнять мотивы соперничества, самоутверждения или оформившаяся профессиональная ори­ентация.
3. Операционный компонент учения

Учение — это познавательная деятельность, основу которой составляют ов­ладение системой знаний и овладение умственными действиями с этими зна­ниями.

Усвоение теоретического знания в учебной деятельности может достигать­ся тремя путями:

1) в результате заучивания понятий, формулировок, которые многократно сообщает учитель или предлагает учебник;

2) эмпирически, на основе многочисленных конкретных примеров того или иного способа действия;

3) как усвоение определенных ориентиров, с помощью которых учащиеся осознают и осваивают структуру умственных действий.

В реальной практике обучения мы без труда обнаружим примеры первого пути (банальная зубрежка), второго (практическое освоение образцов). Но са-

168

мым результативным является третий путь: он позволяет учащимся овладеть системой обобщенных приемов управления своей учебной деятельностью. Те­оретическое знание должно быть не просто сообщено ученику и разъяснено на примерах, оно должно быть «выведено» на уровень его собственных мысли­тельных действий (В. В. Давыдов, Н. Ф. Талызина, А. И. Раев, Г. А. Цукерман, Д. Б. Эльконин). Осуществить этот путь можно в процессе решения учебных задач.

Обычно задачей принято называть учебные задания, связанные с расчета­ми: задача по алгебре, по физике, по химии и др. Но в современной психоло­гии утвердилось представление о мыслительной деятельности человека как о «задачном процессе»: в конкретной ситуации возникает познавательное про­тиворечие между известным и новым знанием, между освоенными и необхо­димыми умениями. Дефицит информации и способа действий рождает у чело­века познавательную потребность, стремление к мыслительной деятельности. По мысли Д. Б. Эльконина, именно учебная задача является своеобразной еди­ницей учения, так как в логике ее решения ученик овладевает основами струк­туры учебной деятельности.

Процесс решения учебной задачи включает несколько этапов:

□ анализ предложенного в задаче задания;

□ принятие учебной задачи (она должна иметь смысл для ученика, быть мотивированной);

□ актуализацию необходимых содержательных и операционных знаний;

□ составление плана решения учебной задачи;

□ практическое решение учебной задачи;

□ контроль и оценку решения учебной задачи.
Решение учебных задач обеспечивается системой учебных действий.

Ученик читает текст, учит вслух стихи, пишет в тетради. Это видимые дей­ствия, по которым нельзя в полной мере судить о процессе учения. Сущность учебной деятельности определяется умственными учебными действиями.

Основным учебным действием является преобразование условий учебной задачи. Учебная информация становится теоретическим знанием, когда уче­ник увидит в ней существенные связи, установит логические зависимости част­ного и общего, приведет информацию в систему.

Следующее учебное действие — моделирование. Ученик выражает обобщен­ные способы решения учебной задачи в знаковой, графической или предмет­ной форме (рисует схему, выводит формулу, выделяет ключевые слова в тексте, формулирует определение понятия, строит модель и др.).

Важным учебным действием является конкретизация найденных общих спо­собов решения учебной задачи в похожей ситуации, то есть расчленение тех абстракций, которые лежат в основе определений понятий, формул, схем, моделей.

Среди учебных действий не менее значимыми являются еще контроль и оцен­ка. Контроль обеспечивает ученику «границы» выполнения учебных действий, а оценка позволяет ему определить, в какой степени освоен общий способ ре­шения этой учебной задачи.

169

Владение основными учебными действиями в системе принято называть «умением учиться».

Учение — это всегда процесс личностного присвоения знаний и умений Бесспорно, он имеет некий внешний, предметный результат: в тетради выст­роено решение трудного уравнения, написано сочинение, выполнен чертеж Но эти внешние продукты учебной деятельности только фиксируют опреде­ленный результат тех внутренних умственных действий ученика, тех личност­ных изменений, которые происходили с ним в процессе освоения учебного содержания. Только в момент освоения чужих мыслей ученик эмоционально откликается на учебную информацию и у него рождаются собственные мыс­ли, свое отношение к изучаемому.

ПРЕПОДАВАНИЕ — это деятельность педагога по организации учения Преподавание — достаточно сложная и многоплановая деятельность, которая включает:

деятельность по отбору и организации содержания обучения: разработку; авторских программ, тематическое планирование;

проектирование содержания конкретных учебных занятий, преобразование содержания обучения в зависимости от уровня подготовки аудитории, изменения цели;

деятельность по организации усвоения содержания:

• организацию необходимой формы обучения,

• отбор средств обучения,

• конструирование методов и приемов обучения,

• технологическое оснащение учебной деятельности,

• управление вниманием учащихся;

перцептивную деятельность — восприятие психологической сущности поведения учащихся, их действий и реакций в процессе обучения. Учителю необходимо учитывать не только уровень подготовки учащихся по предмету, но и темп усвоения, их способности и индивидуальные особенности;

экспрессивную деятельность — воплощение учителем в речи, мимике, в ораторской манере своих знаний, убеждений, своего эмоционально-ценностного отношения к действительности, ведь учитель никогда не обучает только предмету;

коммуникативную деятельность — организацию педагогического общения с учащимися;

социальную деятельность — организацию группового взаимодействия учащихся, регулирование их межличностных отношений и разрешение конфликтов;

рефлексивную деятельность — осознание, анализ и оценку своих педагогических действий в тех или иных ситуациях учебного процесса;

самообразовательную деятельность; для учителя очень важно уметь № только учить, но и самому учиться. В условиях современных информационных процессов он не может знать ответы на все вопросы, не может «пожизненно» использовать знания, полученные в вузе. Современный учитель просто «обречен» на постоянное самообразование.

170

В преподавании открыто проявляется индивидуальный стиль деятельности учителя. Этим понятием обозначается достаточно сложная совокупность индивидуально-личностных черт педагога, его педагогических установок, взглядов, чувств. Индивидуальный стиль определяет особенности решения учи­телем конкретных педагогических задач, его тон, манеру общения и даже по­буждает строить свои собственные системы преподавания.

Многие современные исследователи (В. И. Загвязинский, И. А. Колесни­кова, Н. В. Кузьмина, В. А. Сластенин и др.) считают, что индивидуальный стиль деятельности учителя — это проявление им в преподавании своих лич­ностных качеств. Именно они определяют своеобразие профессионального поведения учителя, его творческий почерк, предпочитаемые пути и способы педагогического взаимодействия с учащимися, особенности самореализации.

В научной литературе существует немало типологий индивидуального сти­ля деятельности учителя. Все они с большей или меньшей долей условности группируют реальные признаки стилей учителя вокруг основных проявлений рационального, эмоционального, интуитивного, формального. Известно, что процесс обучения представляет собой единство различных, и даже противопо­ложных, начал: стандартного и вариативного, объективного и субъективного, нормативно заданного и индивидуально-избирательного. Наиболее узнавае­мы четыре типа проявления индивидуального стиля преподавания:

1. «Просветители» — тяготеют к словесным способам взаимодействия с учащимися: как правило, хорошо владеют словом, яркие рассказчики, литературно одарены, эмоционально отзывчивы.

2. «Технологи» — основные силы и творческие возможности тратят на реа­лизацию конкретных технологий, хорошо работают со стандартными разработками, устоявшимися методиками, большое внимание уделяют наглядности, техническим средствам.

3. «Наставники» — концентрируют свои силы на приспособлении процес­са обучения к индивидуальным особенностям каждого ученика, в их учеб­ной деятельности ярко выражена воспитательная составляющая.

4. «Первопроходцы» — это «генераторы» педагогических идей (пусть даже и в масштабе одной школы). Они первыми откликаются на все новое, экс­периментальное, их отличает способность анализировать свою деятель­ность, прогнозировать результат.
В педагогическом коллективе школы можно обнаружить представителей всех типов индивидуального стиля деятельности. Ценно именно их сочетание и взаимодействие школьников со всем многообразием учительских стилей.

Но в памяти учеников надолго остаются и те учителя, чей стиль деятельно­сти был для них неприемлем. Здесь тоже возможна некая условная типология: «учитель-маска» (неискренний, формальный, закрытый от учеников), «учи­тель-деспот» (подавляющий индивидуальность учащихся, унижающий их до­стоинство), «слабый предметник» (плохо владеющий учебным материалом, не умеющий работать на уроке) и др.

Кроме того, в преподавании весьма значим так называемый феномен синтонности (его описали психологи Е. А. Климов, Е. И. Рогов): такое педагоги-

171
ческое взаимодействие, при котором личностные и профессиональные каче­ства учителя наиболее точно отвечают ожиданиям конкретного ученика. С та­ким учителем школьник взаимодействует как с самым авторитетным для себя человеком, как со значимым взрослым.

Преподавание, как и любая другая профессиональная деятельность, требует от учителя проявления достаточного уровня профессиональной компетентно­сти. В работах современных исследователей (С. Г. Вершловского, И. А. Зимней, Н. В. Кузьминой, А. К. Марковой, А. А. Реана, В. А. Якунина и др.) выделяются следующие компоненты характеристики профессиональной компетентности учителя:

□ система профессиональных компетенций (предметной — знания пред­метной области преподавания; педагогической — обеспечивающей успешность преподавания; психологической — включающей знания о личности ребенка, закономерностях его обучения и развития; коммуни­кативной — знание законов общения и взаимодействия в познаватель­ной деятельности; социальной, общественно-политической и культу­рологической компетенций), поскольку педагогическая реальность в процессе обучения требует от учителя проявлять не только знания из области своего предмета и умения его преподавать, но и культурно-ин­теллектуальные умения, социальную зрелость, толерантность, человеч­ность и открытость;

□ владение педагогической деятельностью на достаточно высоком уровне;

□ способность интегрировать новые знания и умения в условиях быстро меняющегося информационного процесса;

□ психологическая готовность к работе с людьми в системе преподавания;

□ социальная ответственность за результаты своего педагогического труда.
Преподавание имеет и свою мотивационную основу. Учителем, выполняю­щим функции преподавания в процессе обучения, также движут познаватель­ные потребности, потребности в уважении, в получении положительных эмо­циональных впечатлений от общения с людьми. Такой учитель, как правило, увлечен своим предметом, внимателен к окружающим, особенно к своим уче­никам, всегда стремится понять их состояние, учесть их возможности, способ­ности, интересы.

Но, к сожалению, мотивами деятельности учителя в учебном процессе может быть и потребность власти, стремление самоутвердиться в глазах администра­ции школы, мотив избежания неудач. Преподавание, построенное на подобной мотивации, неизбежно ограничивает гуманистические начала педагогическо­го взаимодействия в процессе обучения, тяготеет к формализму, авторитарно­му стилю деятельности.

Еще раз обратим внимание на то, что процесс обучения представляет собой определенную совокупность последовательных и взаимосвязанных действий учителя (преподавание) и учащихся (учение).

Один из парадоксов процесса обучения состоит в том, что ученик, обратив­шись к какому-либо знанию впервые, воспринимает его как открытие, а для учителя это давно и хорошо известный факт. Как строить процесс обучения:

172
предлагать учащимся знание как уже известную всем истину или поддержи­вать у них творческое горение первооткрывателей? Этот вопрос каждый учи­тель решает, исходя из своей профессиональной компетентности и конкрет­ных дидактических задач, но решающую роль в таком решении будет играть его педагогическое мировоззрение. В истории образования существовали раз­ные практики педагогической организации процесса обучения. Самая распро­страненная — обучение «готовому знанию», когда преподавание достаточно же­стко направляет учение: учитель сообщает известное знание и добивается, чтобы учащиеся максимально точно воспроизводили его в ответах на вопросы, в устных и письменных проверочных заданиях.
Организация процесса обучения как усвоения "готового знания"

Преподавание

Учение

1. Постановка познавательной задачи, формирование положительной мотивации

1. Интерес к новому знанию

2. Изложение новой учебной информации

2. Восприятие материала

3. Выделение основных фактов, взаимосвязи ведущих идей

3. Осмысление материала: анализ, сравнение, сопоставление, установление причинно-следственных связей, абстрагирование, формирование научных понятий

4. Закрепление новых знаний, применение знаний, умений, навыков

4. Запоминание, воспроизведение

5. Анализ и проверка результатов усвоения знаний, умений и навыков

5. Рефлексия, самоконтроль

Иная практика организации процесса обучения — своеобразная имитация научного открытия. Ученикам дается возможность на основе самостоятельно­го эксперимента сделать выводы, которые и явятся для них открытием нового знания. Отдельной стадии закрепления в таком случае не нужно: самостоя­тельное добытое знание весьма прочно запоминается и сразу становится инст­рументом действия. Контроль со стороны учителя также не является необхо­димым в условиях творческого поиска, а публичная оценка эффективности
Организация процесса обучения как "открытия нового знания"

Преподавание

Учение

1. Создание проблемной ситуации. Постановка познавательной задачи как проблемы

1. Анализ условий задачи. Осознание теоретического или практического противоречия. Формулирование проблемы

2. Актуализация имеющихся у учащихся знаний. Обострение противоречия между известным и новым знанием

2. Прогнозирование процесса решения проблемы. Выдвижение гипотезы

3. Организация мыслительной деятельности учащихся по преобразованию условий задачи и проектированию

3. Разработка проекта решения проблемы

4. Организация системы действий и операций для решения проблемы

4. Поиск доказательств гипотезы

5. Конкретизация полученных результатов, установление связи полученных решений с изученным ранее материалом

5. Проверка решения проблемы. Оценка эффективности варианта решения, «выход» на новые проблемы в этой области


173
решения проблемы воспринимается учащимися как оценка их познаватель­ной деятельности.

Ведущие теоретики отечественной дидактики (Ю. К. Бабанский, Б. С. Гершунский, В. И. Загвязинский, В. В. Краевский, И. Я. Лернер, М. Н. Скаткин, П. И. Пидкасистый) обосновали современное научное представление о про­цессе обучения, которое позволяет выделить его главные педагогические ха­рактеристики.
1. Социальная обусловленность.

Цели, содержание и способы организации обучения всегда направлены на решение того или иного общественного, политического, экономического, иде­ологического «заказа» социума. Кроме того, обучение является одной из форм социального взаимодействия: взрослых и подрастающего поколения, учащих­ся друг с другом. Результаты процесса обучения существенно зависят от степе­ни социальной активности ученика, его самостоятельности в учебной деятель­ности. Причем важна не только индивидуальная познавательная активность, но и сопряжение познавательной деятельности и общения.

2. Индивидуальная обусловленность.

«Центром притяжения» в процессе обучения является деятельность уче­ника; преподавание организуется ради учения. Но у каждого ученика — свои реальные возможности в учении: степень физического здоровья, уровень раз­вития интеллекта, особенности волевой и эмоциональной сферы личности, свой жизненный опыт и свой фонд сформировавшихся знаний, умений и на­выков, и отсюда — свое, особое отношение к учению, свои жизненные цели и ценности.

3. Целенаправленность.

Познавательная деятельность ученика заранее планируется, специально организуется, а результаты постоянно диагностируются. Процесс обучения специально, всеми своими средствами, направлен на выполнение социокуль­турного, политического, экономического заказа социума.

4.Системность.

Процесс обучения предполагает не случайные акты взаимодействия учите­ля и учеников, а их устойчивое взаимодействие. Если речь идет об экстернате или дистанционном обучении, то эта характеристика процесса обучения не исключается, а несколько иначе проявляется.

5. Этапность.

Процесс обучения строится как устойчивая последовательность этапов пе­дагогического взаимодействия преподавания и учения. Логика процесса обу­чения зависит от характера познавательной деятельности учащихся, которую организует учитель. Освоение новой информации предполагает одну логику, репродуктивное формирование навыков — другую, решение творческих задач — третью.

174

6. Дидактизированность научного знания.

В процессе обучения познавательная деятельность редко обращается непос­редственно к явлениям природы, реалиям социальной жизни. Обучение имеет дело с опосредованной действительностью. Реальные факты и проблемы иссле­дованы наукой, описаны и классифицированы, теоретически объяснены и оформлены как научное знание. Но, чтобы стать предметом обучения, науч­ное знание должно быть дидактически переработано: стать доступным и по­нятным учащимся определенного возраста, быть им интересным и входить в систему с другими знаниями.
8.2. ЗАКОНОМЕРНОСТИ ПРОЦЕССА ОБУЧЕНИЯ
Наука в любой области знания — и педагогика в том числе — имеет дело с обоснованием теоретических законов и закономерностей. Процесс обучения уже Я. А. Коменским был описан как закономерный процесс, строящийся по опре­деленным объективным законам, которыми для него были «универсальные за­коны природы». Не случайно подзаголовок главного педагогического сочине­ния Коменского «Великая дидактика» содержит пояснение, что читатель будет иметь возможность постичь «универсальную теорию учить всех всему».

Почему во все времена и у всех народов родители стремятся обучать своих детей: отдают их в школу, нанимают учителей, отсылают далеко от дома за «уче­нием книжным»? Вероятно, ученик в процессе обучения приобретает нечто такое, что нельзя купить, получить в готовом виде другим способом.

При характеристике любой деятельности принято выделять ее конечный «продукт», ее предметный результат. Есть ли такой продукт в учебной деятель­ности? Да! Но он не имеет конкретного материального выражения, хотя за та­кой продукт легко принять запись решения задачи в тетради или написанное упражнение. Осваивая новый для себя учебный материал, ученик не вносит из­менений в теоретическую систему самой науки. Он усваивает и присваивает известную научную информацию, но этот процесс вызывает изменения в лич­ности ученика, что и является главным продуктом учебной деятельности. Из­вестный психолог Д. Б. Эльконин очень точно заметил, что учебная деятель­ность — это «деятельность по самоизменению».

Достаточно давно педагоги и психологи пытались понять природу измене­ний личности ученика в процессе обучения: насколько они случайны, непред­сказуемы или все-таки закономерны? Современная педагогика обосновала две важнейшие тенденции, которые принято считать закономерностями процесса обучения. Это устойчивые тенденции, которые отражают существенные связи между ведущими компонентами процесса обучения (целями, содержанием, преподаванием, учением) и возникающими в процессе обучения механизма­ми развития, воспитания и социализации.

175


1. Первая закономерность обучения: в процессе обучения происходит развитие личности ученика.

В педагогике трудно найти ученого, который бы не отмечал, что обучение развивает ум ребенка, его память и речь, делает его рассудительным и самосто­ятельным. Но теоретическую педагогику всегда интересовал вопрос: как, за счет чего происходит развитие ученика в процессе обучения и всякое ли обучение развивает?

Одно из первых обоснований этой закономерности (правда, весьма пара­доксальное) дал Ж.-Ж. Руссо. Он, как идеолог «теории свободного воспитания», внутреннюю природу ребенка считал абсолютной ценностью. По мысли Рус­со, обучение должно «прислушиваться» к голосу природы ребенка, подстраи­ваться под нее. Поэтому героя его педагогического романа, Эмиля, начинают обучать наукам достаточно поздно, с 12 лет (когда минует период «сна разу­ма»), и предлагают только те знания, в области которых у мальчика возникают вопросы. Для Ж.-Ж. Руссо вопрос ребенка — это своеобразный внутренний импульс его природы: так открываются естественные потребности ума, и им надо предпосылать знание.

Такое обучение не предполагает постоянных занятий, отобранной системы наук, их взаимосвязи. Знание, которое принимается учеником немедленно, «на пике» интереса, извлекается не из книг, а прямо из практики жизни. Его соб­ственные наблюдения и размышления дополняются рассуждениями в диалоге с учителем и совместными практическими опытами. В дидактической модели процесса обучения Ж.-Ж. Руссо обучение определяется развитием ребенка (обу­чение идет за развитием).

В XX веке научное представление о взаимосвязи обучения и развития скла­дывалось под мощным влиянием активно развивающейся психологической науки. Особенно влиятельной была концепция французского психолога Жана Пиаже (1896—1980). Он доказывал определенную независимость умственного развития ребенка и его обучения. Умственное развитие, как утверждал Пиаже, имеет свои стадии, закономерные особенности. Оно происходит в результате непосредственного взаимодействия ребенка с объектами реального мира и людьми, в процессе социальной адаптации.

Очень важным является открытие Ж. Пиаже основной особенности детского мышления — эгоцентризма ребенка. Это своеобразная первоначальная форма центрации ума, когда у ребенка (по мнению Ж. Пиаже, до 7—8 лет) отсутствует различие объективного и субъективного мира. Ребенок видит мир и осмысля­ет его «со своей точки зрения», не пытаясь встать на точку зрения собеседни­ка; он вообще не понимает, что могут быть иные представления, иные точки зрения по этому же вопросу. Развитие, по мысли Пиаже, и есть движение ре­бенка от эгоцентризма к «интеллектуальной децентрации».

Пиаже считает обучение пусть и неизбежным, но все-таки вмешательством в процесс развития. Развитие интеллекта ребенка будет прогрессировать или задерживаться в зависимости от того, насколько ребенок активен в процессе обучения, насколько результативно он экспериментирует в культурной среде, насколько обогащается его спонтанный социальный опыт. Ж. Пиаже убежден, что «объективное знание» (которое традиционно и предлагается в обучении)

176
не может быть навязано, оно возникает как результат определенных структур­ных действий.

Во-первых, ребенок, включенный в процесс обучения, не прямо поглощает предлагаемые ему знания, а отбирает и усваивает лишь то, что согласуется с его интеллектуальной структурой на данный момент развития.

Во-вторых, познание ребенка в процессе обучения определяется активно­стью его собственных действий. Пиаже утверждает, что мысль есть сжатая фор­ма действия. Поэтому, если интеллект ребенка недостаточно развит, не содер­жит необходимых структурных действий, то обучение окажется бесполезным. Ж. Пиаже предлагает рассматривать развитие и обучение как процессы хоть и неизбежно взаимосвязанные, но формально разноуровневые.

Нетрудно заметить, что на новом уровне достижений психологической на­уки Ж. Пиаже доказал идею Ж.-Ж. Руссо: обучение только тогда будет эффек­тивным, когда оно следует за развитием, когда обучение как бы «надстраива­ется» на достижения развития.

Очень важный, решающий вклад в понимание развивающей природы обу­чения как закономерности внес выдающийся отечественный психолог Л. С. Вы­готский (1896—1934). Свою концепцию он выстроил в рамках культурно-исто­рической теории и считал, что детское развитие нельзя уподоблять процессу роста растения, оно является процессом присвоения культуры.

Л. С. Выготский сформулировал ряд законов психического развития ребен­ка, чрезвычайно значимых для педагогики54.

□ «Закон времени»: детское развитие имеет свой ритм и свой темп, кото­рый меняется в разные годы жизни. Так, год жизни в младенчестве, с точки зрения развития, не равен году жизни в отрочестве.

□ «Закон метаморфозы»: развитие ребенка — это цепь качественных изме­нений, поэтому ребенок — не «маленький взрослый», а существо с каче­ственно иной психикой, с особым восприятием и переживанием жизни.

□ «Закон неравномерности»: каждая сторона психики ребенка имеет свой оптимальный период развития.

□ «Закон восхождения» от коллективного к индивидуальному: высшие пси­хические функции возникают первоначально как форма коллективного поведения, как форма сотрудничества с другими людьми, а впоследствии они становятся внутренними (индивидуальными) функциями самого ребенка.
Л. С. Выготский убедительно доказывал зависимость процесса развития ребенка от характера и содержания процесса обучения. Зависимость эта не прямая и однозначная. Вполне возможны ситуации, когда обучение не про­двигает развитие ребенка и даже тормозит его. Что же определяет развиваю­щий механизм обучения? Ответом на этот вопрос явилось блестящее открытие Л. С. Выготского — его учение об уровнях развития ребенка.

Первый уровень — «зона актуального развития». Она складывается как ре­зультат завершенных циклов развития. Этот уровень характеризуется самосто-

--------------

54 По материалам: Обухова Л. Ф. Возрастная психология. М., 1996. С. 187.

177
ятельными действиями ребенка при решении интеллектуальных задач, но в пси­хологическом смысле — это «вчерашний день» развития, уже состоявшийся, освоенный уровень.

Второй уровень — «зона ближайшего развития». Она определяет такие функ­ции ребенка, которые еще не созрели в достаточной мере, он ими самостоятель­но не владеет, но вполне справляется в совместной деятельности со взрослым, при его некоторой помощи, или в сотрудничестве, как писал Л. С. Выготский, «с более умными товарищами». Этот уровень, по Л. С. Выготскому, — «завтраш­ний день развития»: те области, куда устремлено любопытство, мотивы позна­ния и сотрудничества.

Феномен «зоны ближайшего развития» состоит в том, что обучение толь­ко тогда развивает ребенка, когда строится в этой зоне: между уровнем акту­ального развития и уровнем ближайшего (возможного) развития. Но и само обучение потому и необходимо, что высшие психические функции личности ребенка формируются только в совместной деятельности (см. «закон восхож­дения») со взрослыми и знающими сверстниками. После того как ребенок сделал нечто для себя новое вместе с другими, он может это сделать и само­стоятельно. Поэтому обучение призвано создавать «зону ближайшего разви­тия» и реализовывать ее в деятельности учащихся. Отсюда важнейший вывод Л. С. Выготского: «...то обучение является хорошим, которое забегает вперед развития».

Таким образом, смысл закономерной взаимосвязи обучения и развития Л. С. Выготский определяет так: обучение ведет за собой развитие.

Реальный процесс обучения всегда стремится ориентироваться на некую модель развития определенных сторон личности. В течение многих столетий обучение было обращено к развитию духовно-нравственной сферы личности. Такое обучение строится на основе изучения религии, воспитания веры, при­общения к высоким нравственным идеалам.

Обучение может быть сосредоточено на развитии практического мышления, трудовых умений и навыков учащихся. В таком обучении во главу угла ставится освоение профессии, а интеллект и способности развиваются в непосредствен­ной трудовой деятельности.

Обучение нередко стремится к приоритетному развитию эмоционально-чув­ственной сферы личности, воображения, художественных способностей. В этом случае главный акцент делается на свободной деятельности учащихся, их твор­честве в области определившихся интересов и способностей.

Достаточно часто обучение строится как форсирование интеллектуального развития. Этот подход реализуется, например, в системах развивающего обу­чения младших школьников и в эвристических системах обучения в средней и старшей школе.

Наконец, обучение реализует и модель общего развития учащихся. Такое обучение учитывает сензитивные периоды развития, то есть наиболее чувстви­тельные к усвоению предметных и умственных действий.
2.Вторая закономерность обучения: в процессе обучения происходит воспи­тание личности.

178

Еще Я. А. Каменский, постигая эту закономерность процесса обучения, вы­ражал мысль о том, что вся жизнь человека должна быть Школой. В «Великой дидактике» он показал, как строится система школ, соотнесенная с природосообразным развитием человека от рождения до 24 лет:

□ «материнская школа» — с появления на свет до 6 лет;

□ «школа родного языка» — с 6 до 12 лет;

□ «латинская школа» — с 12 до 18 лет;

□ «академия» — с 18 до 24 лет.

В его философском труде «Всеобщий совет об исправлении дел человече­ских» говорится еще о «школах зрелости» и «школах старости», где учит сама жизнь.
Я. А. Коменский утверждал, что главные человеческие добродетели (муд­рость, умеренность, мужество, справедливость) формируются прежде всего и главным образом именно в процессе обучения, им учатся. Мудрость рождает­ся и укрепляется, когда с детства ребенок получает о вещах истинное знание. К умеренности он приучается в хорошо организованном обучении, где всему есть свое время, мера, порядок, что не дает дойти до пресыщения и отвраще­ния. Мужеству юношество учится, преодолевая самих себя: в обучении доста­точно часто необходимо преодолевать лень, неуверенность в себе или неволь­ное увлечение, посторонние интересы. Наконец, справедливости дети учатся постоянно а своем школьном общении, ибо уже на уроке они должны избегать лжи и обмана, остерегаться оскорблений, проявлять исполнительность и го­товность помогать другим.

С гениальным Я. А. Коменским трудно не согласиться. Действие этой зако­номерности заметит любой наблюдательный человек. Хороший учитель обычно не только умеет интересно объяснять трудный материал, но и авторитетно вли­яет на взгляды и вкусы своих учеников, приучает к культуре поведения, ориен­тирует их в выборе будущей профессии и многих жизненных принципов. Кроме того, дети, которые хорошо учатся, нередко производят впечатление более воспи­танных людей: они организованны, исполнительны, вежливы, уважительны к взрослым, способны самостоятельно и ответственно выполнять порученное дело. В практике обучения (особенно в начальной школе, где у младших школьников ведущей деятельностью является учение) трудно избежать соблазна заключить весь многосторонний и сложный процесс образования в учебную деятельность. Неслучайно уже в XIX веке начали множиться ряды сторонников выдающегося немецкого педагога А. Дистервега, который имел неосторожность продеклари­ровать: «Тот, кто хорошо учит, тот хорошо и дисциплинирует».

Самое убедительное обоснование воспитывающей природы обучения как закономерности дал классик немецкой педагогики И. Ф. Гербарт (1776-1841). В своем фундаментальном сочинении «Общая педагогика, выведенная из цели воспитания» (1806) он представил весьма оригинальную концепцию: вся пси­хическая деятельность человека есть не что иное, как сочетание взаимосвя­занных представлений. И мышление, и память человека, а также его воля, чув­ства, фантазии и желания осуществляются как отношения господствующих представлений. Вот почему так велико значение целенаправленного обучения:

179
оно не только сообщает знания, но и формирует и организует представления, развивает не только ум, но и весь внутренний мир личности, воспитывая ее.

Нельзя не отметить, что именно Гербарт впервые попытался обосновать некий психологический механизм воспитательного начала в обучении, имен­но он убедительно показал, что обучение достигает своего результата не толь­ко в умственном развитии ученика, но и в формировании его воли, эмоций, интересов, характера, нравственных убеждений.

Идея И. Ф. Гербарта о «воспитывающем обучении» поддерживалась выда­ющимися педагогами XIX века: А. Дистервегом в Германии и К. Д. Ушинским в России.

В XX столетии наша отечественная теория и практика обучения пережили достаточно длительный период, когда идея воспитывающего характера обуче­ния была серьезно гипертрофирована.

В советской школе, особенно в 70—80-х годах прошлого века, осуществлял­ся учебно-воспитательный процесс (принципиально, что понятие «учебный» стоит первым в этой формулировке), где отдавался явный приоритет уроку, а внеурочная деятельность учащихся рассматривалась как дополнительная (общественно-политическая, развлекательная, оздоровительная, художествен­ная). Основные формы внеурочной деятельности: классный час, политинфор­мация, сбор пионерского отряда, комсомольское собрание и др. — чаще всего строились по модели урока. А это означало, что тему предлагал учитель (он же классный руководитель, то есть официальный воспитатель), под его началом распределялись задания, фрагменты выступлений, составлялся сценарий, не­редки были репетиции воспитательных мероприятий и проверка их подготов­ленности. Существование в школе тех лет отметки «за поведение» (а некото­рое время и «за прилежание») окончательно оформляло всю внеурочную деятельность учащихся в дидактических атрибутах.

В процессе обучения воспитывающее начало могут нести все его компонен­ты: содержание, методы, организационные формы, отношения между участ­никами педагогического взаимодействия. Но реализуется воспитывающая за­кономерность обучения только при соблюдении определенных условий, к которым относятся:

□ специальная организация не только познавательного и преобразующего компонентов содержания обучения, но и ценностно-ориентировочного (на уроках по всем предметам необходимо включать гуманитарное на­чало, учащиеся должны получать достаточную и убедительную инфор­мацию о выдающихся людях, их жизненных целях, принципах, убежде­ниях, своеобразии жизненного пути, что важно для становления их собственной «Я-концепции»);

□ «переведение» социокультурной, мировоззренческой, нравственной, эс­тетической цели в конкретные дидактические задачи и организация их решения в познавательной деятельности и общении учащихся;

□ освоение научного знания не в абстрактных формах, а обращение к ре­альной общественной практике, к жизненному опыту самих учащихся;

□ обеспечение личностного принятия учениками учебной задачи, учет его индивидуального стиля учебной деятельности;

180
□ организация активного общения учащихся в учебной деятельности, со­здание таких ситуаций, в которых каждый ученик мог бы соотносить свои личные интересы и потребности с интересами товарищей;

□ создание для учащихся специальных ситуаций рефлексии, когда они могли бы, осваивая определенное учебное содержание, посмотреть на себя со стороны, соотнести себя с героями литературного произведения или «примерить» на себя их поступки в каких-то жизненных обстоятель­ствах, идентифицировать себя с носителями определенных взглядов и убеждений;

□ формирование самооценки личности учащихся: приобретение ими опыта оценивания себя в учебной деятельности, освоение критериев учебной оценки, соотнесение оценки учителя, товарищей и своей оценки, разви­тие способности оценивать себя критично.
Невозможно достичь эффективного учебного результата процесса обучения, если ослабить его воспитательные функции. Нет ли здесь противоречия, ведь процесс обучения и по содержанию, и по формам, и по характеру познаватель­ной деятельности учащихся имеет относительную независимость от специаль­но организуемого воспитания?

Если ученик не будет включен в систему специальных воспитательных от­ношений, у него не возникнет осознания значимости тех знаний, которые пред­стоит изучать, переживания интереса к учебному материалу, размышления о своей жизни и самом себе. Основное научное содержание в процессе обучения учащиеся усваивают за счет абстрактного мышления, и, если плохо организо­вано воспитательное начало, конкретно-образные представления о мире, на которых строится субъективный социальный опыт ребенка, основы его идей­но-нравственных убеждений «живут» в отрыве от учебного содержания.

Кроме того, следует иметь в виду, что именно обучение, как сложная и си­стематическая деятельность, продолжающаяся в жизни школьника более де­сятка лет, дает возможность воспитывать целый ряд значимых качеств лично­сти, например терпение, аккуратность, ответственность, навыки культуры труда и его рациональной организации.

Для того чтобы все компоненты системы обучения в реальном педагогиче­ском процессе были согласованы, учитель должен иметь достаточно четкие и строгие ориентиры в своей деятельности. Роль таких ориентиров выполняют принципы обучения (дидактические принципы).
8.3. ПРИНЦИПЫ ОБУЧЕНИЯ
Закономерности процесса обучения, как мы уже заметили, — это объектив­ные тенденции, которые действуют независимо от того, знает ли конкретный учитель об их существовании. Именно поэтому развивающее и воспитываю­щее влияние обучения может оказаться положительным или отрицательным.

181
А вот принципы обучения — это теоретические положения, которые фор­мулируются педагогами-теоретиками, иногда опытными творческими мето­дистами и учителями-новаторами. Принципы обучения декларируют своеобраз­ные нормы «дидактического поведения», соблюдение которых дает возможность достичь цели обучения с учетом его известных закономерностей.

Принципы обучения имеют свою историю в педагогической науке. Впервые дидактические принципы провозгласил Я. А. Коменский. Он отстаивал идею о том, что процесс обучения закономерно имеет природосообразный харак­тер. Как и все в природе, обучение, считал Я. А. Коменский, проходит три стро­го последовательные ступени: «начало», «продолжение», «конец». Даже житей­ский взгляд на мир мог найти подтверждение такой последовательности в движении светового дня от восхода к полудню и к закату, в росте цветка, в эта­пах жизни человека. Я. А. Коменский настаивал на том, что и процесс обуче­ния объективно протекает так же:

□ «начало» — ступень ощущения, где действуют органы чувств;

□ «продолжение» — ступень осмысления, где в работу вступает разум;

□ «конец» — ступень упражнений.

Дидактические принципы системы Я. А. Коменского прямо указывали, как строить такое закономерно природосообразное обучение. Первый принцип его дидактики — наглядность («золотое правило дидактики» именовал он его). До Я. А. Коменского наглядность, конечно, использовалась в обучении с древних времен, но... как метод, то есть отдельные учителя по своей воле и разумению, когда хотели что-либо пояснить ученикам, могли обратить их внимание, на­пример, на летящих птиц или на часы городской ратуши. У Коменского на­глядность— принцип! И это значит, что, если любой учитель, в любой школе, на уроке по любому предмету хочет научить своих учеников, он должен снача­ла дать «пищу» их органам чувств, вызвать ощущение, создать наглядные об­разы в их сознании раньше словесных знаний.

Второй принцип дидактики Я. А. Коменского — принцип сознательности и активности ученика в процессе обучения. Этот принцип требует от учителя, чтобы он обязательно добивался от учеников понимания, прежде чем матери­ал будет подлежать заучиванию. Не бессмысленная зубрежка и механическое повторение, а активное размышление над изучаемым является основой для достижения истинного знания.

Третий дидактический принцип Коменского — принцип упражнения. Он ут­верждал, что все, что понято учеником, должно быть закреплено в его памяти, в речи и в практических действиях. По-настоящему прочным может стать толь­ко то знание, в котором ученик многократно упражнялся.

Наконец, четвертый принцип дидактики Я. А. Коменского — принцип пос­ледовательности и систематичности обучения. Он считал, что в обучении, как и в природе, должен царить порядок: обучение должно начинаться своевре­менно, основное содержание обучения следует четко распределить по годам обучения и предметам, определить занятия на каждый учебный день и каждый урок. Я. А. Коменский советовал избирать неторопливый темп обучения, что­бы все изучалось последовательно от начала до завершения и чтобы все после-

182
дующее основывалось на предыдущем; учебный материал следует выстраивать от более общего к более частному, от более легкого к более трудному, от извес­тного детям к неизвестному.

Эти дидактические принципы «работали» в практике обучения не одно сто­летие. Каждое новое поколение дидактов-теоретиков и учителей-практиков их развивало, углубляло, конкретизировало применительно к особенностям сво­его времени.

Как строится современная система дидактических принципов? Как она ре­ализует сегодняшние цели обучения и сегодняшний уровень понимания зако­номерностей процесса обучения?

Законы логики требуют рассмотрения каждого принципа обучения отдель­но, чтобы понять его суть и природу. Но при этом следует помнить, что все дидактические принципы, о которых далее пойдет речь, существуют только во взаимосвязи друг с другом. Так образуется система дидактических принципов, где закономерности обучения, выполняя свою системообразующую функцию, как бы «удерживают» принципы во взаимосвязи.

В современных концепциях образования ясно определено, что не ученик приспосабливается к системе обучения, а система обучения строится таким образом, чтобы учесть основные запросы развивающейся и воспитывающейся личности: стремление реализовать себя в познании, общении и практической деятельности, раскрыть свои природные свойства и способности, утвердиться в главных жизненных ценностях.

Важно также обратить внимание на то, что все дидактические принципы, выстраиваясь в систему, соотносятся с целями, содержанием, формами и спо­собами обучения. Именно поэтому, в первую очередь, принципы выражают сущность дидактической концепции — они декларируют и диктуют: каким должно быть содержание обучения, как построить систему методов, какие фор­мы педагогического взаимодействия предпочесть.

Условная классификация современных дидактических принципов содержит три группы.
I. Принципы, предопределяющие цели обучения как закономерно реализуемые «дидактические идеалы»
1. Принцип ценностной направленности обучения.

Этот принцип предполагает, прежде всего, ценностное переосмысление содержания обучения, создание для учащихся ситуаций переживания своего отношения к главным жизненным ценностям.

Еще А. Н. Леонтьев замечал, что наше обучение насыщено значениями и не насыщено смыслами. Значимыми для современного обучения являются:

□ личностные смыслы учения и жизни ученика, а не объем знаний по пред­метам;

□ опыт самостоятельной учебной деятельности, а не отдельные предмет­ные умения и навыки;

□ социальный опыт личности ученика, а не количество усвоенной инфор­мации.

183
Этот принцип требует не только устанавливать результаты обучения по традиционным критериям оценки знаний, умений и навыков, но и фиксиро­вать личностный рост учащихся, меру освоения ими системы жизненных ценностей.
2. Принцип равных возможностей.

Этот принцип является основой демократически организованного обуче­ния. Система государственного образования обязана предоставить всем уча­щимся равные возможности для обучения. Государственный образовательный стандарт выступает своеобразным гарантом такой демократической меры.

Этот принцип не исключает, а даже подчеркивает, что необходимо созда­вать особые условия для тех, кто по состоянию здоровья не может учиться в обычном учебном заведении. Этот принцип требует от учителя принимать лю­бого учащегося таким, каков он есть изначально, ориентироваться на ученика как на личность.
3. Принцип сотрудничества.

Этот принцип требует создания в учебном процессе атмосферы взаимопо­нимания, доверия и совместной деятельности. Он прямо воплощает идею Л. С. Выготского: развитие ребенка в обществе, преобразование социального в индивидуальное происходит в процессе сотрудничества со взрослыми и свер­стниками. Любое знание по природе своей социально, поэтому оно может воз­никнуть только как результат совместных стремлений людей к познанию, как результат взаимодействия и сотрудничества.

Кроме того, сотрудничество учителя и учащихся объективно делает обуче­ние диалогичным, более личностным. В ситуации сотрудничества учитель не формирует свойства личности своих учеников, а как бы «востребует» в учеб­ном процессе их природные задатки и субъектный жизненный опыт.

Выстраивая обучение на принципе сотрудничества, учитель должен отка­заться от жестких способов принуждения, контроля, формального оценива­ния, а чаще стимулировать учебную деятельность учащихся, создавая им ситу­ации успеха, самоуважения, заботы, взаимопомощи.
II. Принципы, закономерно определяющие отбор содержания обучения
1. Принцип научности обучения.

Этот принцип обращает процесс обучения к необходимости предлагать в качестве содержания обучения современное состояние наук. Он указывает на необходимость знакомить учащихся с историей научного поиска и научными прогнозами.

В условиях современного информационного «бума» возникает необходи­мость «уплотнять» эмпирические (фактологические) начала содержания обу­чения и предлагать учащимся осваивать знания более концептуально, на уров­не ведущих идей, научных понятий и теоретических моделей. Но при этом, конечно, следует учитывать возрастные возможности учащихся. Например,

184
научные определения в начальной школе будут менее глубоко характеризовать понятия, но при этом они не должны их искажать или сводить к примитивным житейским объяснениям.
2. Принцип связи обучения с жизнью.

Этот принцип указывает на необходимость «наполнения» обучения реаль­ным социокультурным контекстом. В процессе обучения у ребенка формиру­ется образ мира, вырабатывается собственный опыт решения различных жизненных задач. Кроме того, обучение должно обращаться к жизненным про­блемам самих учащихся, преобразовывать и обогащать их субъективный опыт.
III. Принципы, утверждающие реализацию в процессе обучения закономерностей познавательной деятельности учащихся
]. Принцип сознательности и творческой активности учащихся в обучении.

Этот принцип указывает на необходимость осознания учащимися изучае­мого знания, усвоения его логической структуры. Когда ученик выделяет в учебном материале теоретические положения, стремится их понять, а значит, ищет факты, примеры для подтверждения, доказательства, то такая структура мыс­лительной деятельности обеспечивает сознательное усвоение. Но если ученик воспринимает учебный материал как единый поток, без выделения теорети­ческих положений и разъясняющей части, то он невольно вынужден все это выучивать или выборочно запоминать самые интересные факты, примеры. О сознательном учении здесь не может быть и речи.

Типичная ошибка школьного обучения — отождествление понимания толь­ко с умением логически правильно воспроизвести тот или иной учебный текст. Для точного воспроизведения часто достаточно уловить и запомнить логиче­ские связи между словами, предложениями, абзацами. Но материал, воспро­изведенный таким образом, не содержит ни эмоционального отношения, ни аналогий со своим жизненным опытом.

Настоящее понимание начинается с сильного эмоционального пережива­ния собственного непонимания. Именно такие парадоксальные ситуации «зна­ния о незнании» мастерски организовывал Сократ в своих беседах с ученика­ми. Ученик должен был найти собственный смысл в изучаемом материале, и тогда у него естественно рождалась потребность высказать свои мысли, са­мостоятельно сформулировать понятое.

Осуществление этого принципа направляет обучение на организацию познавательной активности учащихся. Она может проявляться на разном уровне.

«Воспроизводящая активность»: ученик проявляет явное стремление понять изучаемый материал, обращается к учителю с вопросами, но за пределами изу­чаемой темы такая активность, как правило, иссякает.

«Интерпретирующая активность»: ученик стремится самостоятельно най­ти материал, чтобы выполнить задание учителя, он обращается к разным ис­точникам, пытается соотнести информацию, иногда противоречивую, размыш­ляет над ней и ищет собственную точку зрения.

185
«Творческая активность»: ученик уже способен сам обозначить проблему, на которую самостоятельно вышел, способен выбирать свои пути ее решения, искать и анализировать учебную информацию. В такой познавательной дея­тельности ученик в значительной мере берет на себя функции учителя: ставит цели, поддерживает свою мотивацию, направляет свои волевые усилия, конт­ролирует и оценивает себя.

Такая разноуровневая активность учащихся в процессе обучения является, с одной стороны, результатом познавательной деятельности разного уровня (репродуктивной, поисковой, творческой), а с другой — требует от учителя раз­ных способов организации учебного процесса.

2. Принцип системности обучения.

Этот принцип диктует процессу обучения необходимость организованно структурировать знания, предлагать их в определенной логике, последователь­ности и в соотнесении с системой самой науки. Каждая наука обосновывает определенную систему связей реального мира, поэтому содержание учебного предмета должно отражать эту систему.

Традиционное обучение нередко подменяет принцип системности обуче­ния требованием строгой последовательности, когда учитель объясняет на уроке лишь ту порцию учебного материала, которая должна быть усвоена к следую­щему уроку. Иными словами, обучение строится как последовательное «нара­щивание» некой совокупности знаний, а деятельность учащихся декларирует­ся как систематическая, непрерывная. Действительно, в системе, выстроенной таким образом, пропуск учеником одного или нескольких уроков «выбрасыва­ет» его на обочину учебного процесса.

На самом же деле, исходя из принципа системности обучения, задачей учи­теля является выделение в учебном материале «ядра знания» (ведущих теорий, центральных идей, основных понятий) и установление между ними осмыслен­ных учащимися связей. Этот принцип требует дополнять логическое познание в процессе обучения детскими ассоциациями и интуитивными догадками. Еще К. Д. Ушинский предупреждал педагогов, что необходимо не навязывать уча­щимся свою, учительскую, систему понятий и представлений, а формировать систему знаний в «голове ученика».
3. Принцип доступности обучения.

Этот принцип требует от процесса обучения учета важнейших особенно­стей развития учащихся. В первую очередь, в поле зрения учителя должны ока­заться качественные новообразования развития ребенка данного возраста. Этот принцип диктует необходимость постоянно учитывать достигнутый уровень развития учащихся и конструировать учебный материал на уровне их «зоны ближайшего развития». Учебный материал должен быть не только доступен, но и достаточен для умственного развития ученика.

Доступным становится знание, которое обращено к жизненному опыту уче­ника, соотносится с его познавательными интересами и способностями. Этот принцип еще известен как «принцип нарастающей трудности» в обучении. Со времен Я. А. Коменского учителя следуют правилам: идти в обучении от лег­кого к трудному, от простого к сложному, от уже известного к неизвестному.

186
4. Принцип наглядности обучения.

В дидактической системе Я. А. Коменского, как мы помним, этот принцип являлся ведущим и именовался не иначе, как «золотое правило дидактики». Будучи сенсуалистом по своим воззрениям в области гносеологии (теории по­знания), Я. А. Коменский был убежден, что, чем больше органов чувств уча­ствует в акте ощущения (вспомним, по Коменскому, это первая ступень обуче­ния), тем полнее, ярче и точнее будут знания учеников. Он предлагал для полноты ощущений организовывать не только зрительное и слуховое воспри­ятие объектов, но и, если возможно, давать детям их потрогать, ощупать и даже облизать и понюхать.

Я. А. Коменский создал учебник для начального обучения с очень красно­речивым названием «Мир чувственных вещей в картинках». Здесь он показал, что ребенок, познавая предметы и явления, предлагаемые в учебнике, может свободно представить их, обратившись к картинке. Если текст учебника или объяснение учителя не рождают в сознании ученика чувственных образов, не соотносятся с теми представлениями, которые у него уже есть, то понимания не происходит, остается только механически выучивать материал.

Глубокое психологическое обоснование принципа наглядности дал К. Д. Ушинский (1824—1870). Он утверждал, что, облекая учение в формы, краски, звуки, делая познание наглядным, учитель входит в мир детского мыш­ления, где царят образы. Наглядность вызывает интерес к предмету, работу мыс­ли, поддерживает внимание, делает доступными самые отвлеченные идеи, по­буждает детей выражать свои мысли и фантазировать.

Современная дидактика также отстаивает значение наглядно-образных впе­чатлений в обучении при формировании теоретического знания. Реальные предметы, их изображения, схемы, модели и другие средства наглядности по­могают понять сущность и динамику изучаемых явлений, процессов реальной действительности. Но не любые предметы и изображения могут выполнять функцию наглядного пособия. Для этого они должны иметь определенные признаки:

□ представлять собой иллюстрацию или модель реальных предметов или процессов;

□ приближать процесс познания к восприятию этих объектов в природе или общественной жизни;

□ моделировать существенные стороны изучаемого объекта;

□ предназначаться для решения определенной учебной задачи;

□ формировать чувственный образ, представление, на основе которого у учащегося сложатся собственные умозаключения.
Современное обучение активно обращается к различным средствам нагляд­ности, а новейшие технологии все больше расширяют их арсенал. Педагоги­чески грамотное использование этого «океана наглядности» требует учитывать ее типологию. В дидактике обосновано четыре основных типа наглядных по­собий (С. П. Баранов):

1) реальные предметы в искусственных условиях бытия, неспецифичных для них (живые рыбы в аквариуме, минералы в коллекции);

187
2) учебная модель реального предмета в реальных условиях (демонстрация действующей модели паровой машины, ветряной мельницы);

3) реальный предмет в реальных условиях, выполняющий функцию учеб­ной модели (видеозапись жизни подводных обитателей моря);

4) учебная модель реального предмета в искусственных условиях (компью­терная программа, позволяющая создать креативную среду, например «Живая физика»).
Каждый тип наглядного пособия выстраивает определенную структуру по­знавательной деятельности учащихся. Педагогические приемы, которые ис­пользует учитель для формирования представлений учащихся, тоже будут за­висеть от типа наглядного пособия.
5. Принцип продуктивности результатов обучения.

Этот принцип в классической дидактике именовался «принципом прочно­сти» — тем самым обращалось внимание на то, что результат обучения должен сохраняться в памяти ученика, в его умениях и навыках, достаточно основа­тельно служить ему в последующей жизни (стоит иметь в виду, что почти до середины XX века люди учились единожды и на всю жизнь).

Гарантировать продуктивные результаты (в прямом смысле создание образовательного продукта) может только такое обучение, которое строится как единство когнитивного, предметно-практического и личностного опыта ученика:

□ знания осознаются учащимися как социальная и личностная ценность,

□ знания учащихся хорошо осмыслены,

□ знания достаточно отработаны в практической деятельности,

□ знания приведены в систему, выведены на уровень субъективного опыта личности ученика,

□ знания включены в систему взглядов и убеждений ученика.

Практика обучения всегда стремится к определенной нормативности, к по­пыткам измерить результаты обучения и оценить их в баллах, словесных сим­волах. Но следует иметь в виду, что понятие «учебная успеваемость» не отража­ет продуктивных результатов обучения. Они в большей степени проявляются на уровне индивидуального опыта продуктивной деятельности ученика и ха­рактеризуются системностью усвоенных знаний, сформированностью научного мировоззрения, способностью творчески применять знания, умения и навы­ки, анализировать и оценивать результаты своей познавательной деятельности.

6. Принцип сочетания индивидуальных, групповых и коллективных начал обучения.

Этот принцип требует строить учение, в первую очередь, как индивидуаль­ную познавательную деятельность ученика. Парадокс школьного (да и профес­сионального) обучения заключается в том, что оно организуется как совместная деятельность 30—40 учащихся, и при этом каждый из учащихся — неповтори­мая индивидуальность. Вот здесь — область действия индивидуального подхода в обучении: на одном и том же содержании учащимся предлагаются задания

188
разного объема и трудности, используются индивидуальные карточки при фронтальном опросе, отдельные варианты самостоятельной работы. Но инди­видуальные различия учащихся в знаниях, в жизненном опыте, в свойствах личности, в структуре мышления следует использовать и для более глубокого понимания общих психических особенностей учащихся данного класса. Не­возможно вести урок, приспосабливаясь к индивидуальным особенностям каж­дого ученика, поэтому в педагогическом отношении очень эффективен диф­ференцированный подход: выделение в классе групп учащихся и организация учебной работы с ориентацией на их особенности. В обыденной практике учи­теля делят учащихся класса на «отличников», «хорошистов», «троечников» и «неуспевающих». Такая примитивная дифференциация ориентируется только на результат учебной деятельности, даже, точнее, на его выражение в отмет­ках, и не учитывает особенности мыслительной деятельности учеников, их мотивы, уровень владения основными учебными навыками, степень самосто­ятельности.

Кроме того, учение, как и любая деятельность, предполагает общение участ­ников. Этот принцип требует учитывать эту особенность и организовывать специальные социализирующие, воспитывающие ситуации в процессе обуче­ния. Групповые формы учебной деятельности «встраивают» ее в систему меж­личностных отношений учащихся, позволяют учитывать социальный статус конкретного ученика, помогают ему самоутвердиться в среде одноклассников.

Коллективные формы обучения создают между учащимися отношения от­ветственных зависимостей, организуют общественный контроль, рождают об­щественное мнение, переживание коллективных достижений — и все это ста­новится эффективным регулятором учебной деятельности.

189

Содержание обучения
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15


Глава 8 8.1. СТРУКТУРА ПРОЦЕССА ОБУЧЕНИЯ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации