Голованова Н.Ф. Общая педагогика - файл n1.doc

приобрести
Голованова Н.Ф. Общая педагогика
скачать (1999 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1999kb.16.09.2012 15:19скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Глава 3
3.1. ПОНЯТИЕ ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ В ПЕДАГОГИКЕ
Образование, как всякая деятельность человека, носит целесообразный характер: цель условно проектирует результат образовательного процесса, от нее зависит выбор средств и методов педагогической деятельности, необходи­мое содержание, характер взаимодействия участников педагогического про­цесса.

Говоря о цели образования, мы постоянно, особенно при анализе мыслей выдающихся философов и педагогов, будем «сбиваться» на воспитание. Это не случайно. Педагогику столетиями понимали как науку об искусстве воспи­тания. Предметом современной педагогической науки является образование как целостный педагогический процесс, в котором происходит развитие личности, ее социализация, целенаправленно организованное воспитание и обучение. Каждый компонент целостного процесса образования детерминирует остальные, они друг без друга не существуют. Но поскольку образование — это процесс, дви­жение и при этом взаимодействие всех компонентов, то его модель может иметь вид спирали, где каждый компонент повторяется на новом, измененном уровне.

Воспитание в процессе образования выполняет роль ведущего компонента, именно его изменения способны решающим образом преобразовать весь це­лостный процесс. Воспитание обращено к личностно-смысловому содержа­нию деятельности человека, оно связано со становлением жизненных целей, ценностных ориентаций, мотивов. Поэтому цель образования определяется как цель воспитания определенного типа личности.

Здесь полезно еще раз вспомнить, что обучение, также входящее в целост­ный процесс образования, связано с индивидуально-исполнительским содер­жанием деятельности. Вот почему обучение должно опираться на цели, вы­страиваемые воспитанием, иначе вся познавательная деятельность окажется малоэффективной. Конкретной учебной цели (например, научиться опреде­лять падежные окончания существительных) бывает достаточно несложно до­биться, особенно авторитетному учителю, да еще от младших школьников. Угроза «двойки» за четверть, лишение развлечений, принуждение дают неред­ко приемлемый результат в учебной деятельности. Именно поэтому сохраня-

50
ется многовековая традиция телесных наказаний детей за неуспеваемость, об­раз средневековой розги неплохо стимулирует и современных школьников. Выучить склонение существительных можно заставить, но полюбить свой род­ной язык под нажимом угроз и наказаний невозможно. Можно заставить ре­бенка контролировать себя, чтобы не опаздывать на уроки, здороваться, но стать добрым и трудолюбивым, не имея мотива, не приняв личностного смысла та­кой нравственной позиции, невозможно.

Цель образования определяется тем обществом, в котором оно осущест­вляется, однако конкретная постановка цели зависит от многих факторов: куль­турных традиций, господствующих религиозных воззрений, уровня развития социально-экономических процессов в обществе, государственной политики и даже компетентности лидеров и идеологов науки. Но самым значимым явля­ется философское понимание сущности человека, идеала личности. Идеал лич­ности — это своего рода образ общей цели жизни, сложившийся в данный мо­мент в данной культуре.

На протяжении тысячелетий развития человечества мыслители разных ци­вилизаций сходились в утверждении, что человек — самое уникальное суще­ство в этом мире. Он всегда много и мучительно размышляет о том, «что Я есть», он способен выстраивать себе в жизни мысленные ориентиры (планы, проек­ты, цели) и действовать, опираясь на них. Эта «человекообразующая» сила все­гда являлась предметом пристального внимания педагогики.

Так, идеалом древнегреческого образования была «калокагатия» — красота внешнего облика и внутренние достоинства, то есть развитие и совершенство всех телесных сил, способностей и нравственных качеств. Аристотель впер­вые теоретически обосновал педагогическую природу калокагатии и явился тем мыслителем, который подарил науке идею всестороннего и гармонического раз­вития личности. С развитием педагогической мысли она приобретала черты высокого идеала образования и выполняла эту роль в европейской культуре в течение многих столетий.

Согласно учению Аристотеля, человек обладает сложно устроенной душой. Функциями ее «растительной» части являются питание и размножение, «жи­вотная» часть души направляет ощущения и чувства, а «разумная» часть души — чистая, универсальная и бессмертная. Но проявления души — лишь возмож­ности, никакие добродетели не даются человеку от рождения, они должны быть воспитаны. «Растительная» часть души развивается в условиях физического воспитания, «животную» часть души совершенствует нравственное воспита­ние, без которого человек, обладая таким мощным оружием, как ум, будет спо­собен совершать чудовищное зло. Но разум совершенствуется и в обучении наукам, особенно грамматике, риторике, диалектике.

Особое место в образовании гармонически развитой личности Аристотель уделял занятиям искусствами, прежде всего музыкой и живописью, так как был убежден, что только красота способна обеспечить гармонию всестороннего раз­вития человека. Этот идеал человека он считал вполне реальным средством ук­репления афинского государства.

Идея всестороннего и гармоничного развития личности вдохновляла и гу­манистов эпохи Возрождения, и мыслителей Просвещения. В педагогике она

51
постепенно превращалась в общечеловеческий идеал совершенной личности, своего рода вечный ориентир, никогда вполне не достигаемый.

Выдающийся русский правовед и философ Павел Иванович Новгородцев (1886—1924) в 1917 году в своем фундаментальном труде «Об общественном идеале» пришел к выводу, что самые высокие общественные идеалы — это та­кие же утопии, как поиски земного рая. Человечество выстраивает свои идеа­лы, как горящие в бесконечности звезды, как сияющие миражи, то есть идеал всегда представляется безусловным и неподвижным содержанием некоего аб­солютного совершенства, которое является внешним источником жизненных целей для людей. А идеалу нужно гореть в душе самого человека, тогда добро, свобода, равенство будут направлять его «душевную жизнь». Сама личность, объяснял П.И. Новгородцев, должна стремиться к меняющимся и вечно ус­ложняющимся целям, к преодолению противоречий, которые неизбежно воз­никают в условиях свободы и социального неравенства. Общественные цели приобретают живой, реализуемый характер, преломляясь в автономии личной активности человека.
3.2. НАТУРОЦЕНТРИЧНЫЙ ПОДХОД

К ОБОСНОВАНИЮ ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ
Натуроцентричная позиция в педагогической теории характеризуется тем, что мыслители и педагоги стремились определить цель образования, идя «от природы» (natura — природа), возвышая приоритеты человеческого естества до уровня цели.

Особенно ярко такое понимание цели образования выражено в творчестве Ж.-Ж. Руссо, основоположника «теории естественного воспитания». По мысли Ж.-Ж. Руссо, воспитание безрассудно стремится выработать общий для всех людей идеал, а это невозможно. Дети должны воспитываться сообразно их внут­ренней природе: «Примем за неоспоримое правило, что первые природные дви­жения всегда правдивы: в сердце человеческом нет исконной испорченности; в нем не находится ни одного порока, о котором нельзя было бы сказать, как и откуда он туда проник»17. Только опираясь на мудрые силы природы ребенка, можно воспитать человека вообще, не вельможу или крестьянина, солдата или судью, а прежде всего человека с его общим «призванием жить». Ж.-Ж. Руссо провозглашает в своем педагогическом романе «Эмиль, или О воспитании»: «Жить — вот ремесло, которому я хочу учить его <Эмиля, Н. Г> Выходя из моих рук, он не будет... ни судьей, ни солдатом, ни священником: он будет прежде всего человеком»18. Так в истории педагогической мысли оформился один из первых общечеловеческих идеалов воспитания.

-----------

17 Руссо Ж.-Ж. Педагогические сочинения. В 2 т. Т. 1. М., 1981. С. 94.

18 Там же. С. 30.

52
В XIX веке натуроцентричная трактовка цели образования получила свое­образное развитие в творчестве английского философа, социолога, психолога и теоретика педагогики Герберта Спенсера (1820—1903). В своих философских трудах он создал «органическую теорию общества», где, опираясь на все изве­стные к тому времени достижения естествознания, обосновал природу соци­альных явлений (и в том числе образования) на основе универсальных законов эволюции.

Ребенок, в представлении Г. Спенсера, взрослея, приспосабливается к жиз­ни, учится «выживать», как животные в природе, борется за свое существова­ние. Без образования человек не сможет справиться с этими задачами, то есть образование — главное средство выживания.

Принимая своеобразную «эстафету» от Ж.-Ж. Руссо, Г. Спенсер тоже счи­тает, что главная цель воспитания — научить человека жить. «Как жить? Вот самый существенный вопрос для человека, и не в материальном только отно­шении, а в обширнейшем смысле этого слова. Общая задача, в которой слива­ются все прочие специальные задачи, состоит в том, чтобы человек умел руко­водить своими поступками во всех сферах деятельности и при всевозможных обстоятельствах: чтобы он знал, как обращаться со своим телом, как развивать свой ум, как вести дела, как воспитывать детей, как быть хорошим граждани­ном, как пользоваться теми благами, которыми наделила нас природа, как упо­треблять наши способности, чтобы доставить наибольшую пользу себе самим и другим людям, словом, как жить полной жизнью. Эти вопросы в высшей степе­ни важны, и потому изучение их должно составлять главную цель воспитания»19.

Образование, по Г. Спенсеру, направленное на такую всестороннюю подго­товку к жизни, строится на «естественном порядке» пяти основных видов жиз­недеятельности:

1) деятельности, которая непосредственно ведет к личному самосохранению;

2) деятельности, которая служит добыванию средств, и, обеспечивая жизненные потребности, тоже способствует самосохранению индивида;

3) деятельности, которая имеет целью воспитание и обучение потомства, то есть ведущей к сохранению рода;

4) деятельности, способствующей выполнению социальных обязанностей и поддержанию политических отношений;

5) деятельности, которой человек посвящает свой досуг и которая направлена на удовлетворение его чувств, вкусов и интересов.

В известном сочинении «Воспитание умственное, нравственное и физиче­ское» (1861) Г. Спенсер все содержание классической триады всестороннего развития личности «развернул» в сторону полезности для выживания, для до­бывания средств к существованию, для разумной деятельности в часы досу­га. Образованный человек, по Г. Спенсеру, — это индивид, готовый к практи­ческой жизни, владеющий «полезными» знаниями и навыками, способный к самодеятельности (к «самопроизвольному воспитанию», как он это именует).

-----------

19 Спенспр Г. Хрестоматия по истории социальной педагогики и воспитания. Ч. 1: Зарубежная история / Сост. А. А. Фролов, Ю. X. Трушина. Н. Новгород, 2001. С. 178.

53
Общечеловеческая модель цели образования, имевшая в натуроцентричных (природосообразных) характеристиках Ж.-Ж. Руссо романтическое очарова­ние, у Г. Спенсера приобрела откровенно утилитарные черты.

В XX веке натуроцентричный подход к цели образования проявился в за­падных философских и педагогико-антропологических концепциях (М. Шел­лера, Г. Плеснера, Г. Ноля, О. Больнова). Воспитание они понимали как раз­витие индивидуальных возможностей, присущих человеку от природы, то есть «пределы» воспитанию уже очерчены природными задатками и индивидуаль­ными особенностями.

Категорию «цель образования» в западных антропологических концепциях заменяет понятие «духовное планирование»: педагог не «лепит» из ребенка нечто значимое для общества, а пробуждает в нем внутренние силы самосо­вершенствования, помогает раскрыться задаткам и возможностям.
3.3. СОЦИОЦЕНТРИЧНОЕ ПОСТРОЕНИЕ ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ
Другой подход к построению цели образования — социоцентричный. Од­ним из первых в педагогике цель образования напрямую связал с целями со­циума и государства Платон. В своем трактате «Государство» он рисует идеаль­ную социальную жизнь государства и систему общественного воспитания от рождения ребенка до 35 лет.

Вспомним, что, по мысли Платона, человеческая душа — совершенная субстанция, пребывающая в высшем «мире идей», но, соединившись с телом новорожденного ребенка, она «раскалывается» на «разумную», «волевую» и «чувственную». Этим частям души в поведении человека соответствуют три доб­родетели: «мудрость», «мужество» и «умеренность». Поскольку, как считал Платон, три части души представлены у каждого человека в разных пропорци­ях, то социальное положение людей должно быть напрямую связано с преоб­ладанием той или иной части души. Он выделяет три социальные группы лю­дей в своем совершенном государстве: «философы» — носители разумной части души, способные управлять государством, составлять законы, вершить суд; «воины» — носители «волевой» части души, защищающие государство; обла­датели «чувственной» части души — свободные ремесленники, земледельцы, рыбаки, торговцы, которые заняты физическим трудом.

Образование всех детей в системе Платона начинается в раннем детстве, потом продолжается в мусической школе (с 7 до 12 лет), палестре (с 12 до 17 лет). К этому времени дети с явно преобладающей «чувственной» частью души обя­зательно проявят свои добродетели, и их образование на этом закончится, они вольются в ряды простых тружеников. На следующей ступени образования, в эфебии (с 17 до 20 лет), где все время будет отдано воинским искусствам, про­явятся добродетели тех воспитанников, у которых преобладает «волевая» часть

54
души. Они на этом заканчивают образование и получают от государства долж­ности в армии. Для оставшихся в системе образования носителей «разумной» части души предоставляется школа философов (с 20 до 30 лет — первая сту­пень, с 30 до 35 лет — вторая ступень). Окончившие первую ступень школы философов становятся чиновниками, а избранные — выпускники второй сту­пени школы философов — правителями государства.

Платон, пользуясь возможностями философской утопии, открыто показал, как социальный заказ формирует три разные цели образования.

Идея всестороннего развития личности была успешно использована для построения социоцентричной цели образования в XIX веке.

К. Маркс (1818-1883) и Ф. Энгельс (1820-1895) впервые связали вопрос о це­лях образования с закономерностями развития общества. Они теоретически доказывали, что высокоразвитые материально-технические основы социалисти­ческого и коммунистического общества потребуют от людей всестороннего раз­вития, поэтому всестороннее развитие личности является объективной необхо­димостью строительства коммунизма и целью коммунистического воспитания.

В «Инструкции делегатам Временного Центрального Совета по отдельным вопросам» (1866) К. Маркс раскрывает содержание понятия «всестороннее развитие личности»: «Под воспитанием мы понимаем три вещи; Во-первых, умственное воспитание. Во-вторых, физическое воспитание, такое, какое дается в гимнастических школах и военными упражнениями. В-третьих, техническое обучение, которое знакомит с основными принци­пами всех процессов производства и одновременно дает ребенку или подрост­ку навыки обращения с простейшими орудиями всех производств»20.

По мысли основоположников марксизма, природа всестороннего развития личности определяется не гармонией физического, нравственного и умствен­ного воспитания, как утверждал Аристотель и его последователи — европейские гуманисты, а соединением обучения с производительным трудом и политех­нической подготовкой. Так идея всестороннего развития личности преобразу­ется в идею политехнического образования. К. Маркс и Ф. Энгельс считали, что только политехническое образование даст молодежи возможность быстро ос­ваивать на практике систему производства, менять специализацию, перехо­дить из одной отрасли в другую, в зависимости от потребностей общества и собственных интересов. Такое образование, по их мнению, будет свободно от односторонности и сословных пережитков и реально обеспечит всестороннее развитие каждого трудящегося человека.

Нетрудно заметить, что «триада» К. Маркса, характеризующая всесторон­нее развитие личности, не содержит нравственного компонента. И это неслу­чайно. Идеологи рабочего класса отрицали общечеловеческую мораль, утвер­ждавшуюся античной и христианской культурой, и убежденно отстаивали идею о классовом характере морали. В их представлении «новый человек», всесто­ронне развитый «могильщик буржуазии» только в революционной борьбе сфор­мирует и проявит свои лучшие нравственные качества.

20 Маркс К., Энгельс Ф. О воспитании и образовании. В 2 т. Т. 1. М., 1978. С. 335-336.

55
Советская педагогическая наука с первых дней своего существования обра­щалась к проблеме цели образования. Необходимо было теоретически обосно­вать новые образовательные ориентиры советской власти, резко отмежеваться от сословных и классовых целей образования дореволюционной России. В вы­ступлениях и статьях большевиков, прежде всего В. И. Ленина и возглавивших в октябре 1917 года Наркомпрос А. В. Луначарского, Н. К, Крупской, форму­лируется цель нового советского образования: «готовить всесторонне разви­тых членов коммунистического общества».

Эта формулировка на долгие годы стала для образования в Советской Рос­сии, а потом в СССР руководством к действию. Но то, что возглашала много­численная армия коммунистических идеологов и пропагандистов, с большим трудом принимала практика образования. Необходима была педагогическая проработка проблемы цели образования. Эту задачу независимо друг от друга решали самые яркие экспериментаторы и теоретики советской педагогики 1920-1930-х годов —А. С. Макаренко и С. Т. Шацкий.

Антон Семенович Макаренко (1888—1939) отстаивал понимание цели обра­зования как формирования целостной личности социалистического типа. Соци­ально-политический смысл цели он не скрывал, но считал, что само общество своим непосредственным влиянием не решает задач образования человека. Это дело специально организованного воспитания. Но цель образования должна, по его мнению, всегда «ясно ощущаться» каждым воспитателем, иначе его де­ятельность будет формальной. А. С. Макаренко пытается представить цель об­разования как систему качеств личности: «Эти цели и должны выражаться в проектируемых качествах личности, в картинах характеров и в тех линиях раз­вития их, которые определенно намечаются для каждого отдельного человека. Эти качества личности, проектируемые нами в каждом воспитаннике, могут быть общие и частные, индивидуальные. Советский человек должен в среднем отличаться как типичный характер. Воспитание этого типичного характера со­ветского человека и должно составить одну из важнейших целей педагогиче­ской работы»21.

Негодуя против формализма в практике образования, горячо отстаивая по­зиции нового советского воспитания, А. С. Макаренко оформляет цель образо­вания как ясную и мобилизующую педагогов-практиков «программу человечес­кого характера». Она включает: «самочувствие человека в коллективе, характер его коллективных связей и реакций, его дисциплинированность, готовность к действию и торможению, способность такта и ориентировки, принципиальность и эмоциональное перспективное устремление». Далее А. С. Макаренко пишет: «Все это синтезируется в том комплексе черт, которые обращают нашего воспи­танника в политически деятельную и ответственную фигуру. К этому же общему комплексу мы относим ту систему знаний и представлений, которые должны составить у него образовательный запас к моменту выхода из школы. Особой общей задачей является гармонирование этих знаний с указанными чертами ха­рактера, приведение их к одному советскому синтезу»22.

----------------------

21 Макаренко А. С. Педагогические сочинения. В 8 т. Т. 4. М., 1984. С. 120.

22Там же. С. 120.

56
Интересно, что современник А. С. Макаренко, выдающийся советский пе­дагог С. Т. Шацкий (1878-1934) тоже выстраивает цель образования как фор­мирование системы качеств личности. Но если А. С. Макаренко рассматрива­ет общий и индивидуальный уровень в характеристике «типичного характера» советского человека, то С. Т. Шацкий ставит вопрос о необходимости разли­чать «общую» цель и «ближние» цели образования. «Общую» цель, считан он, ставит сама жизнь. Это те проблемы, которые нужно решать, повинуясь «духу времени». «Дети — работники будущего, — заявляет. С. Т. Шацкий — <...> граж­данин будущего интернационален, коллективист, организатор, реалист, мас­тер своего дела, отдающийся своему настоящему призванию»23. Эти качества созревают медленно, они — результат каждодневной деятельности и постоян­ных, порой будничных, впечатлений. Вот почему важны и «ближние» цели образования. Они направлены на подготовку детей к реальной жизни уже сей­час: нужно укреплять здоровье, приобщать их к труду и познанию, к творче­ской деятельности в сфере искусств.

Социоцентричное представление о цели образования как формировании си­стемы качеств личности активно использовалось советской педагогикой вплоть до 80-х годов XX века. Программа КПСС, а вслед за ней и все нормативные до­кументы в области образования давали характеристику советского человека «как личности социалистического типа», наделенной такими качествами: идейная убежденность, гражданственность, политическая активность, советский патри­отизм, социалистический интернационализм, стремление к знаниям и культу­ре, трудолюбие, коллективизм. На формирование такой личности и была наце­лена система коммунистического воспитания и образования в СССР.

Примечательно, что процессы демократизации, начавшиеся в конце 1980-х годов, несколько уточнили, откорректировали эту «целеорганизуемую» систе­му качеств. В социально-политических работах по проблемам образования и в педагогических сочинениях стали обращать внимание на формирование та­ких качеств, как ответственность и чувство внутренней свободы, честность и совестливость, желание и умение понимать других людей, инициатива и го­товность действовать. Но при конкретизации на возрастном и методическом уровне этот перечень качеств нередко приобретал нелепый вид: так, в 1-м классе школьнику необходимо было иметь 12 качеств, а с 6-го по 10-1 класс — уже 14.

Одновременно к концу 70-х годов в нашей отечественной педагогике начи­нает складываться представление о цели образования как направленности лично­сти. Эта концепция оформлялась на основе фундаментальных исследований выдающихся психологов: Л. И. Божович, А. Н. Леонтьева, Д. И. Фельдштейна и др. — и выразилась в работах известных педагогов: 3. И. Васильевой, И. П. Ива­нова, В. А. Караковского, Т. Е. Конниковой, Л. И. Новиковой, Н. Е. Щурковой и др. Теоретики этой позиции считали, что образование, определяя свою глав­ную цель, должно ориентироваться не на конкретные качества личности, а на ее направленность, на «устойчиво доминирующую систему мотивов — интересов, убеждений, идеалов, вкусов, в которых проявляют себя потребности человека»24.

23 Шацкий С. Т. Педагогические сочинения. В 4 т. Т. 2. М., 1968. С. 139.

24 Психология; Словарь. М., 1990. С. 193.

57
В психологии нет достаточного единодушия по вопросу о том, какие моти­вы личности являются относительно устойчивыми и составляют своеобразный «стержень» мотивационной системы. Л. И. Божович выделяет «личные» и «кол­лективистские» мотивы, О. В. Лишин — «индивидуальные, групповые и об­щественные», Д. И. Фельдштейн рассматривает «гуманистическую» и «эгоис­тическую» направленность. Несмотря на некоторую разницу определений, легко просматривается основная диада: мотивы, направленные на себя, на свою пользу, и мотивы общественно значимые. Система коммунистического вос­питания открыто делала акцент на воспитании общественно значимых моти­вов. Вершиной реализации этой цели стала в 1980-х годах «коммунарская пе­дагогика» И. П. Иванова и педагогика сотрудничества.

В рамках концепции цели образования как направленности личности ярко про­являлось противопоставление коллективизма и индивидуализма, а в политической окраске — «социалистического коллективизма» и «буржуазного индивидуализма». Советская педагогика проповедовала идеи о том, что личность должна «растворять­ся» в жизни коллектива (и обобщенного коллектива — партии, советского государ­ства). Человек с воспитанной общественной направленностью не будет бояться жизни, чувство защищенности в коллективе поможет раскрыться лучшим качествам, культивируемым обществом, и избавит от страха перед принятием самостоятель­ных решений, от страха личной ответственности за непредсказуемые события.

Советская педагогика в полной мере воплотила накопившееся уже в педа­гогике конца XIX века неприятие индивидуализма. Социальная жизнь XX сто­летия и особенно практика строительства социализма в СССР убеждали в том, что время изолированных «Я» прошло. Но одновременно на Западе в культуре XX века коллективизм воспринимался в образах фашизма и коммунистичес­кого тоталитаризма.

Своеобразный «третий путь» предложил известный философ Мартин Бубер (1878—1965) — диалог «Я» и «ТЫ». М. Бубер утверждает, что «Я» человека впер­вые возникает из «МЫ» благодаря «ТЫ»: самое первое движение человека во взаимодействии с окружающим миром — «дистанцирование», то есть момен­тальное противопоставление себя встретившемуся на пути. Но второе движе­ние человека — «вступление в отношения». Степень согласованности этих че­ловеческих движений различна в разные периоды жизни и взросления, в разных культурах, но только благодаря им «возможен человек». Это философское от­крытие М. Бубера указывает педагогике на необходимость преодолевать про­тивопоставление индивидуализма и коллективизма.
3.4. ЭЗОТЕРИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ
Цель образования в педагогике рассматривается и с позиции эзотерическо­го подхода (греч. esoterikos — внутренний, тайный). Этот взгляд на цель обра­зования начал складываться в конце XIX века в теософских сочинениях Е. Бла-

58

ватской, эклектически объединивших оккультные учения Индии, учения Каб­балы и христианство. Ее последователи, русский художник и мыслитель Нико­лай Константинович Рерих (1874—1947) и его жена Елена Ивановна Рерих (1879— 1955) создали из набора идей теософии, буддизма и христианства некое всеобъемлющее учение «Живая этика» («Агни Йога»). Они восприняли основ­ные положения восточных религий: идеи рождения и гибели Вселенной, от­дельных мирон, реинкарнации кармы как закона судьбы, представление об особых отношениях учителя (махатмы) и ученика в духовной жизни. Одной из основных идей учения Рерихов является представление о духовной иерархии как основе духовной жизни, где каждый человек должен занимать то место, которого он достоин, и с помощью перевоплощений передвигаться вперед.

В ряду важнейших постулатов «Живой этики» — утверждение того, что мыс­ли материальны: разумная сила царит в каждом феномене природы, и мысль человека действует на каждый материальный объект. Поэтому мыслящий че­ловек никогда не одинок, его мысли позволяют получать из «Беспредельно­сти» тождественный ответ. «Утонченное восприятие мысли даст вам возмож­ность проникнуть в тайники Пространства и откроет пути радости достижениям и непрерывному и бесконечному восхождению»25.

В качестве цели образования Рерихи рассматривают развитие «открытого сознания», то есть освобождение от всех предрассудков, от навязанных пред­ставлений. Открытое сознание позволит родиться собственным мыслям, утон­ченное восприятие поможет преодолеть нецелостность мира природы и мира человека, откроет возможность «спонтанной самотрансформации мира».

По мысли Рерихов, образование в России (а речь идет уже о советском пе­риоде) должно, с одной стороны, обеспечивать своеобразный «духовный ин­тернационал» (единство всех народов без различия культур и религий), а с дру­гой — формировать патриотизм («Гибель России есть гибель всего мира», — писала Елена Рерих).

Эзотерическое понимание цели образования отстаивал и Рудольф Штайнер (1861—1925). Антропософское учение Р. Штайнера широко известно прежде все­го, в связи с практической деятельностью вальдорфских школ. Ярко выражен­ная направленность вальдорфской педагогики на человека, на становление его личности, ее альтернатива государственному образованию нередко создает вок­руг нее ореол самой выдающейся гуманистической системы образования.

Но вальдорфская система прочно выстроена на фундаменте антропософии, как ее определял сам автор этого учения Р. Штайнер, «духоведении» (науке о духе). Человек, по мысли Р. Штайнера, состоит из четырех ипостасей: физи­ческого тела, эфирного тела, астрального тела и «духовного Я». Первые три составляющие личности связаны с физической жизнью человека, его эмпири­ческим опытом. «Духовное Я» — это «запечатленные плоды проходящей жиз­ни»; оно входит в эмпирическую жизнь человека при рождении, а после его смерти, пройдя определенные ступени очищения, воплощается в новом теле новорожденного младенца.

-------------

25 Письма Елены Рерих // Новое в мире науки и техники. Серия «Философия и жизнь». 1991. №7. С. 45.

59
Эта идея многократного перевоплощения одной и той же духовной сущно­сти определяет понимание цели образования в антропософии: укрепление «ес­тественной духовности» человека, развитие духовных сил, присущих его природе, «очищение души». Р. Штайнер убеждает, что образование человеку необходимо в той мере и с той целью, чтобы его эмпирическая жизнь («чувственное бытие») совершалась по закону кармы. «Духовное Я» уже несет в себе плоды действий и поступков прошлых жизней, уже определяет судьбу человека, а образование сможет направить его на совершение правильных действий и поступков, на преодоление дурной «духовной наследственности».

Р. Штайнер утверждает, что образование человека не может быть определено какими-либо «внешними» ориентирами, оно всегда направляется вечными цен­ностями, «живущими внутри» личности. Р. Штайнер пишет: «Эта деятельность изнутри может быть лишь идеалом, к которому стремятся. Достижение цели ле­жит в бесконечной дали. Но познающий должен иметь волю видеть этот путь. Это есть его воля к свободе. Ибо свобода есть поступок из самого себя. А из себя смеет поступать лишь тот, кто побуждения к действию черпает из вечного»26. Таким об­разом, Р. Штайнер и его последователи, стоящие на позиции антропософии, от­рицают всякую социальную заданность цели образования и определяют ее по­требностями внутреннего развития духовной природы человека. По их мнению, целевые ориентиры образованию задает сверхчувственный мир, поэтому детей следует с самого рождения готовить к «духовному восприятию», учить путем лич­ного опыта осваивать «тайноведение». Но в начале XXI века далеко не все родите­ли хотят видеть образование своих детей как инициацию «Великих духовных Ру­ководящих Сил». Это одна из главных причин того, что вальдорфские школы по-прежнему остаются альтернативными частными организациями.

Попытка некоторых авторов строить цель образования в современной отече­ственной педагогике с эзотерических позиций рождается из стремления преодо­леть тоталитарные ориентиры образования и обратиться к чему-то высокоду­ховному, одновременно научному и мистическому. Антропософия и рерихианство создают иллюзию причастности к мировой культуре, к «высшим силам и зако­нам Вселенной», но (как всякая экзотика) малопригодны к основательному и глубокому совершенствованию нашего отечественного образования.
3.5. ЦЕЛЬ ОБРАЗОВАНИЯ

КАК ВЗРАЩИВАНИЕ «САМОСТИ»
Представление об общечеловеческой цели образования в педагогике вто­рой половины XX века было значительно пересмотрено под влиянием идей западной «гуманистической психологии». Она обогатила педагогический словарь

--------------

26 Штайнер Р. Теософия. Введение в сверхчувственное познание мира и назначение человека. Ереван, 1990. С. 140.

60

новыми терминами, начинающимися с корня «self» («само-»): самооценка, саморазвитие, самоопределение, самоактуализация и др.

Абрахам Маслоу (1908—1970), один из столпов гуманистической психоло­гии, описал механизм становления человеческих потребностей, использовав образную форму пирамиды. В основании его «пирамиды потребностей» — ба­зовые физиологические потребности, затем следуют потребности в безопас­ности и защите, потребности в принадлежности и любви, потребности в само­уважении, а на вершине пирамиды — потребности в самореализации.

А. Маслоу утверждал, что в каждом человеке изначально заложена потреб­ность найти свое истинное «Я», самореализоваться. Но этот потенциал само­реализации может раскрыться только, если в окружающей человека среде бу­дут создаваться условия для удовлетворения его базовых потребностей и потребностей среднего уровня. Как психолог-теоретик, А. Маслоу поставил человекознание, и в том числе педагогику, перед необходимостью видеть цель образования в самореализации личности. Эта вершина «пирамиды» А. Маслоу, как высший уровень развития личности, — некий идеал, достичь которого по­чти невозможно, но стремление к нему придает образованию человека и са­мой его жизни неоспоримый смысл.

В своей книге «Мотивация и личность» А. Маслоу дает качественный порт­рет такой самоактуализированной личности27. Этот идеальный «человек-самоактуализатор» обладает следующими качествами:

□ принимает себя и окружающих такими, каковы они есть;

□ побуждается к действию не дефицитом чего-либо, а стремлением к ро­сту и развитию;

□ видит вокруг то, что есть, а не то, что ему хочется видеть, и не то, что ему навязывают;

□ прост и непосредственен;

□ в ладу с самим собой;

□ испытывает чувство единения со всем человечеством и при этом спосо­бен наслаждаться одиночеством;

□ демократичен;

□ обладает философским и неагрессивным чувством юмора;

□ продуктивен и творчески настроен;

□ автономен и самостоятелен.

Нетрудно заметить, что набор «целеопределяющих» качеств у А. Маслоу серьезно отличается от подобного идеального «портрета» у сторонников социоцентричного понимания цели образования.

Воплощением идей гуманистической психологии в практике образования стала «гуманистическая педагогика», возникшая в начале 60-х годов XX века в США. Гуманистическая педагогика открыто провозгласила целью образования самоактуализацию: реализацию личностью своих возможностей, способность к осознанному и ответственному выбору в разнообразных жизненных си­туациях.

27 Маслоу А. Мотивация и личность / Пер. с англ. СПб., 2001.

61
Одним из самых ярких представителей этого педагогического направления явился американский психолог и педагог Карл Роджерс (1902—1987). Он не только убедительно доказал, что стремление к самоопределению, «самость» изначально свойственны природе человека, но и показал, как реально пере­страивать школьное образование, чтобы оно помогало ребенку утверждаться в культуре на этой позиции.

В своей практике К. Роджерс специально создавал условия, в которых дети имели право на свободный творческий поиск, на выбор решений и действий, на ошибки и сомнения. Он отказался от стимуляции учебной деятельности от­метками или наказанием, а обеспечивал детям «педагогическую поддержку».

Человек, по К. Роджерсу, — свободное существо, создающее свое собствен­ное «Я», накапливающее и выстраивающее «знание о себе», «отношение к себе» и «самооценку». Очень важным личностным образованием является «индиви­дуальный опыт». Он не совпадает со «знанием о себе» и, как правило, не пол­ностью осознается. Несогласованность «Я» и «опыта» вызывает у человека, особенно если это еще ребенок, чувство тревоги, дезориентации. Это и есть «ситуация выбора» («ситуация самоопределения»), где возникает реальная практика преобразования ценностных ориентации человека, самоиспытание себя в деятельности, в принятии решений. Такое «недирективное обучение», как именовал свою систему К. Роджерс, помогало школьникам осознавать осо­бенности своей личности, свое отношение к миру, накапливать опыт само­актуализации.

Идеи гуманистической психологии и педагогики активно распространились в мире, особенно в США и Западной Европе, и легли в основу некоторых меж­дународных программ под эгидой ЮНЕСКО, например программы «Воспи­тание в духе мира». Они не могли не оказать влияния и на нашу, российскую, педагогику последних двух десятилетий XX века, которая пытается преодоле­вать рецидивы авторитаризма в образовании, стремится перестраивать его в соответствии с принципами гуманизма и демократии.
3.6. КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ
В педагогике достаточно давно, уже в XIX веке, у определенной части уче­ных складывалось представление о том, что цель образования должна учиты­вать как общественные потребности, так и особенности самой личности, ее стремление к достойной и полноценной жизни. Одним из первых попытался совместить эти два «полюса» целей немецкий педагог Адольф Дистервег (1790— 1866). Он обосновал в своей теории принцип культуросообразности воспита­ния: «...в воспитании необходимо принимать во внимание условия места и вре­мени, в которых родился человек или предстоит ему жить, одним словом, всю современную культуру в широком и всеобъемлющем смысле слова, в особен-

62
ности культуру страны, являющейся родиной ученика»28. А. Дистервег пока­зал неразделимую взаимосвязь принципа культуросообразности воспитания с принципом природосообразности (главным в натуроцентричных системах) и принципом самодеятельности личности.

По мнению А. Дистервега, образование — это собственная активная дея­тельность человека, его «самодеятельность» по развитию своей природы, дан­ных ему врожденных способностей. Но чем больше человек развивается, со­вершенствуется, тем больше он нуждается в согласовании своих мыслей и действий с культурой, которая создает образовательный идеал и цель для дан­ного времени и социального окружения.

В русской педагогике второй половины XIX — начала XX века проблема цели образования выходит в центр общественной полемики при обсуждении самых разных актуальных вопросов; об образовании народа, о путях развития национальной школы, о соотношении преподавания и воспитания, о дис­циплине (Н. И. Пирогов, К. Д. Ушинский, Л. Н. Толстой, В. Я. Стоюнин, П. Ф. Каптерев, П. Г. Редкин, А. Н. Острогорский и др.). Складывается пони­мание того, что интересы развития общества требуют, чтобы образование «вы­водило» юношество к ценностям мировой и национальной культуры, форми­ровало свое «миросозерцание», будило стремление к самообразованию и самовоспитанию. В отечественной педагогике к началу XX века оформляется культурологический подход к пониманию цели образования.

Ярко и убедительно эта позиция была выражена Сергеем Иосифовичем Гессеном (1887-1950). Свою фундаментальную работу «Основы педагогики. Вве­дение в прикладную философию» (1923) он начинает с раздела, в котором ана­лизирует проблемы соотношения культуры и образования и «выходит» на вопрос о цели образования. С. И. Гессен утверждает, что цели образования сле­дует определять как цели жизни соответствующего общества с ценностями его культуры. В своей обыденной жизни человек всегда руководствуется целями, но среди многообразия жизненных целей есть «абсолютные», к которым он стремится ради них самих. Это ценности культуры, которые С. И. Гессен име­нует «каталог культуры» и выражает в схеме, представленной на рис. 2:

«Задача всякого образовании — при­общение человека к культурным ценно­стям науки, искусства, нравственно­сти, права, хозяйства, превращение природного человека в культурного», — пишет С. И. Гессен29. Поэтому право­мерно строить образование по видам:

Рис. 2. Схема каталога культуры (по С. И.Гессену)

28 Дистервег А. Руководство к образованию немецких учителей // Хрестоматия но истории зару­бежной педагогики / Сост. А. И. Пискунов. М, 1981. С. 402.

29 Гессен С. И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию. М., 1995. С. 36.

63
умственное (научное), нравственное, художественное, правовое, гражданское, хозяйственное и техническое. Но сами эти ценности из «каталога культуры» по своей сути являются «целями в себе»: к ним должно стремиться, но их до­стижение в полной мере невозможно.

Но основным духовным процессом жизни личности в культуре для С. И. Гессена является нравственное образование. Его он понимает как «восхождение» личности к идеалам Истины, Добра, Красоты и Свободы по трем ступеням; аномии, гетерономии и автономии.

Ступень аномии соответствует раннему и дошкольному детству ребенка и предполагает своеобразное социальное «беззаконие», жизнь в согласии с естественными законами природы. Они воспринимаются ребенком как идущие от самого бытия, как будто вырастающие из окружающей обста­новки, поэтому, даже не осознавая этих кем-то установленных норм со­циальной жизни, он им непроизвольно следует.

Ступень гетерономии прямо связана с началом школьного обучения. Здесь ребенок и подросток начинает постигать внешнее социальное принуждение как «должное». Оно открывается ему в общих правилах поведения в школе. Если в ней господствует «дух права», внутренняя организация жизни школы представляется как правовое государство в миниатюре, то сами законы поведения, хоть и предписаны извне, но принимаются ребенком так, будто он сам их себе определил. Значи­мым носителем «духа права» является учитель: его авторитет, осуще­ствление мер поощрения и наказания как правовых актов позволяет детям «возвышаться» в своем подчинении общим законам нравствен­ности и права, заложенным в культуре.

□ Высшая ступень нравственного образования — ступень автономии — пред­полагает «свободное нравственное самоопределение» личности во вне­школьном образовании, в профессиональной творческой деятельности и во взрослой гражданской жизни. Именно на этой ступени завершается «рост долженствования» и органично синтезируются принуждение и свобода.
Современная отечественная педагогика обоснованно включает культуру в свое научное «поле».

Связь феноменов культуры и образования очевидна и проявляется она уже на уровне лингвистического анализа слова cultura. Это слово переводится с ла­тинского в трех смыслах.

1. «Возделывание, обрабатывание, уход». Этот смысл указывает на деятель­ность в природе, на земле. Природа («natura») и культура не антиподы, не «низ­кое» и «высокое», а единое начало. Кроме того, этот смысл «высвечивает», что культура всегда имеет дело с живыми природными существами: с растениями, животными и человеком. «Культивировать» живое — это значит опекать его, беречь, любить.

2. «Улучшение», то есть деятельное развитие культурного начала. Этот смысл прямо выводит к понятиям «образование» и «воспитание».

64

3. «Поклонение, почитание» культового авторитета, культовых ценностей. Следуя именно этому смыслу, культура разных народов и эпох закрепляет глав­ные культурные оппозиции: Бог — человек, отец — дитя, старший — младший, учитель — ученик.

В соответствии с этими тремя смыслами слова «культура» выстраивается и своеобразный механизм освоения культуры. Культовое содержание организу­ет систему «поклонений» и «почитании», так как образование без нее будет связано только с рациональным совершенствованием, и такое «знание — сила» может стать опасным и разрушительным. Человек, который способен покло­няться и почитать, готов деятельно присваивать культуру, готов строить свою жизнь, понимая ее высший смысл и непреходящие ценности.

Сейчас мы живем в эпоху глубоких перемен, которые происходят невероят­но быстрыми темпами во всех областях жизни. Острейший вызов современно­сти— переход к информационному обществу и связанная с ним глобализация. На наших глазах складываются основы постиндустриального устройства эко­номики и новой идеологии жизни.

Для экономики Средневековья главным ресурсом была земля, для эконо­мики индустриального общества — капитал, а главным ресурсом современно­го, постиндустриального мира является информация, знания. Знания (а это ценность культуры) становятся организующим началом всей жизни общества.

На протяжении десятков столетий и в течение всего XX века образование ориентировалось на устоявшиеся взгляды, образцы поведения, однозначные критерии морали. От Платона до К. Маркса общественная мысль опережала действительность и предлагала, готовые образцы в качестве идеала и цели об­разования. Сейчас, в начале XXI века, ситуация коренным образом измени­лась: мы не можем себе ясно представить, каким будет мир даже через 10—20 лет, каким будет мир наших детей. Жизнь стремительно опережает поиски теории, и обоснованных целей-образцов просто не может быть. Перспектива будуще­го цивилизации — в ориентации на ценности культуры.

Активные процессы смены типов культур, информационная революция и бурное развитие на Западе гуманистической психологии и педагогики стали своего рода объективными силами, подтолкнувшими наше отечествен­ное образование в конце XX века к радикальному изменению своей цели и содержания. Были и причины внутреннего характера: после распада СССР, краха советского строя и идеологии марксизма Россия, как самостоятельное федеральное государство, заявила свой курс на новые социально-эконо­мические и политические ориентиры — построение рыночной экономики, приоритеты частной собственности, организацию гражданского общества. Отечественная педагогика должна была дать образованию новые целевые ори­ентиры.

Современная концепция российского образования избрала в качестве сво­ей методологии культурологический подход. Она получила наименование тео­рии личностно ориентированного образования. Ведущие теоретики этой концеп­ции (Е. В. Бондаревская, В. А. Караковский, И. Б. Котова, В. В. Сериков, А. Н. Тубельский, Е. Н. Шиянов, Н. Е. Щуркова, И. С. Якиманская и др.) це­лью современного образования видят развитие и воспитание «человека культу-

65
ры". Это означает «поворот всех компонентов образования к культуре и к че­ловеку как ее творцу и субъекту, способному к культурному саморазвитию»30.

Что значит ориентировать образование на личность? Это значит, что обра­зование должно обеспечивать человеку развитие ряда важнейших жизненных свойств, с функциями которых связан его личностный образ бытия, его жиз­ненная позиция. Эти свойства таковы:

□ способность к выбору, готовность действовать избирательно;

□ способность действовать автономно и самостоятельно, брать на себя от­ветственность за свои решения и действия;

□ способность к рефлексии, способность анализировать и оценивать свою деятельность, отношения, свою жизненную позицию;

□ способность не просто усваивать знания, но и искать их жизненный смысл, готовность к самообразованию;

□ способность к творчеству и активному преобразованию действительности;

□ способность к самосовершенствованию, к личностному и профессио­нальному самоопределению.
Все эти личностные функции современного человека созревают и развива­ются только в культуре; культура является средой, питающей личность. Имен­но культура предъявляет человеку мир жизненных ценностей, которые обра­зование должно сделать достоянием внутреннего мира личности.
3.7. СОДЕРЖАНИЕ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Цель образования неизбежно влечет за собой представление о его содержа­нии: что должно состояться в личности в результате образования, чтобы реа­лизовались ее потребности и как члена общества, и как индивидуальности?

Примечательно, что в основном государственном документе, законе «Об образовании» в Статье 14 «Общие требования к содержанию образования», по существу, раскрывается главная теоретическая идея, лежащая в основе всей идеологии современного отечественного образования: «1. Содержание обра­зования является одним из факторов экономического и социального прогрес­са общества и должно быть ориентировано: на обеспечение самоопределения лич­ности, создание условий для ее самореализации; развитие общества (курсив наш. — Н. Г.); укрепление и совершенствование правового государства»31.

Современная психология и педагогика видит возможности самоопределе­ния личности, прежде всего, в области главных жизненных ценностей: в поис-

-------------

30 Бондаревская Е. В. Теория и практика личностно ориентированного образования. Ростов н/Д, 2000. С. 87.

31 Об образовании. Закон Российской Федерации. М., 2002. С. 11.

66


ке своего места в жизни, определении смысла и цели своей жизни, выработке жизненных принципов и убеждений, формировании личностных идеалов.

Самоопределяющаяся личность — это социально зрелая личность. Своеоб­разной мерой самоопределения личности являются:

□ освоение ценностей общечеловеческой и национальной культуры;

□ зрелое понимание смысла жизни;

□ наличие духовных сил, системы знаний, умений и навыков, необходимых для полноценной самореализации в трудовой и общественной деятельно­сти, для преодоления жизненных трудностей и переживания счастья;

□ готовность совершать социально значимую деятельность и оценивать ее результаты;

□ самостоятельность в принятии решений;

□ осознание себя как субъекта деятельности и общения, готовность к реа­лизации своих индивидуальных способностей.

Нетрудно заметить, что эти признаки самоопределяющейся личности ха­рактеризуют освоение основных ценностей культуры: жизнетворчества, гума­низма, нравственной убежденности.

Содержание современного образования конкретизируется как освоение лично­стью системы жизненных ценностей. Именно образование должно обеспечить человеку ответы на самые сложные вопросы: «Во имя чего жить?», «В чем смысл моей жизни?». Образование формирует образ бытия личности, ее жизненную позицию.

Известный философ образования Б. П. Битинас, чтобы объяснить назна­чение ценностей в жизни личности, использует интересную метафору — ОБРАЗ КОРАБЛЯ как символ образования. Материальная часть корабля — его кор­пус, мачты, паруса, механизмы — означает знания; функционирование кораб­ля — мощность его двигателя или парусов, скорость, маневренность — это уме­ния, а способы и характер навигации, точность и оптимальность выбора курса, безопасность штурманской проводки корабля — это ценности.

Образование — это не просто наличие достаточных знаний и умений, а при­своение значимого знания, обладающего определенной культурной, социаль­ной и личностной ценностью.

Каждая историческая эпоха по-своему, в рамках своих культурных дости­жений определяет для человека абсолютные ценности — «как жить»: в интере­сах всего общества, в интересах своего класса или в своих собственных инте­ресах, служить государству или партии, делать смыслом жизни свободу или власть, стремиться к знаниям или к богатству. По существу, эти ценности яв­ляются своеобразным смыслом эпохи, духом той или иной культуры, духом народа и общества. Ценности — это то, во имя чего люди проживают свою жизнь, они несут в себе содержание чего-то значимого и должного для человека.

Таким образом, ценности, с одной стороны, достаточно относительны, так как исторически меняются. Но с другой стороны, в рамках определенной со­циокультурной реальности многие ценности воспринимаются людьми как не­что абсолютное, вечное, общечеловеческое. Не случайно ценности издревле закреплялись в религиозных учениях.

67
Одной из особенностей современной жизни в нашей стране является осозна­ние людьми серьезных преобразований в области жизненных ценностей обще­ства, даже кризиса ценностей. Ценностный кризис тем и отличается от экономи­ческого, политического и других кризисов, что здесь человек как бы теряет самого себя, рушится то, во что он верил, что было для него жизненно значимым. Выход из ценностного кризиса очень серьезно связан с образованием, с возможностью для человека на новой информационно-мировоззренческой основе выбирать и самоопределяться. Стоит помнить, что все изменения в обществе начинаются с изменения у отдельных людей, у индивидов их ценностных предпочтений, кото­рые проявятся в их мыслях и суждениях, в их действиях и поступках.

Жизненные ценности могут по-разному реализовываться в образователь­ном процессе.

Авторитарная модель: ценности внедряются в виде жестко декларируемой системы, набора принципов поведения, уставов, кодексов (например, «Мораль­ный кодекс строителя коммунизма»). Такое образование неизбежно делит лю­дей на «наших» (носителей официальных ценностей) и «не наших» (не при­нявших эти ценности).

Гуманистическая модель: дается представление о неких общечеловеческих ценностях, выработанных человеческой цивилизацией в своем культурном раз­витии (например, ценность жизни, труда, уважение к старшим, терпимость к национальным и религиозным особенностям людей и др.). Христианская куль­тура сконцентрировала общечеловеческие ценности в заповедях Нагорной про­поведи Иисуса Христа, и они до сих пор служат сердцевиной образования.

Но общечеловеческие ценности, при всей их фундаментальности и неоспо­римости, не исчерпывают богатство мира духовных и материальных ценностей. И гуманистическая модель ставит человека перед возможностью и необходи­мостью выбирать в многообразном мире ценностей что-то близкое себе. Эта модель организации содержания образования построена на ценностном выборе как главной тайне духовной жизни человека. Именно поэтому смыслы жизни конкретных людей чрезвычайно многообразны, а освоение ими общечелове­ческих ценностей в качестве содержания образования в значительной мере обеспечивает взаимопонимание и толерантность.

Но нельзя представлять себе культуру как хорошо упакованный «багаж» цен­ностей, который следует получить и нести по жизни. М. Мамардашвили, один из самых ярких философов современности, убеждал: «Исторический опыт по­казывает, что культура не есть совокупность высоких понятий или высоких цен­ностей. Она не есть это хотя бы потому, что никакие ценности, никакие дости­жения и никакие механизмы не являются в данном случае гарантией. С любых высот культуры можно всегда сорваться в бездну»32. Образование должно сде­лать человека субъектом культуры, ее активным потребителем и творцом. Толь­ко реализуя позицию субъекта культуры, человек обретает смысл того, что он делает, и, в конечном счете, смысл собственной жизни. Иными словами, важ­нейшим результатом образования является освоение общего и развитость инди­видуального.

--------------

32 Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. М., 1992. С. 144.

68


Литература для самообразования

1. Амонашвили Ш.А. Размышления о гуманной педагогике. М., 2001.

2. Антология античной философии / Сост. С. В. Переведенцев. М., 2001.

3. Арсеньев А. С. Философские основания понимания личности. М., 2001.

4. Бабанский Ю. К. Избранные педагогические труды. М., I989.

5. Гершунский Б. С. Философия образования для XXI века. М., 2002.

6. Гинецинский В. И. Основы теоретической педагогики. Л., 1992.

7. Гребенюк О. С, Гребенюк Т. Б. Основы педагогики индивидуальности. Калининград, 2000.

8. Гусинский Э. Н., Турчанинова Ю. И. Введение в философию образования. М., 2003.

9. Джуринский А. Н. Развитие образования в современном мире. М., 2004.

10. Зеньковский В. В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. М., 1993.

11. Ильин Г. Л. Философия образования (идея непрерывности). М., 2002.

12. Каган М. С. Философия культуры. СПб., 1996.

13. Кинелев В. Г., Миронов В. Б. Образование, воспитание, культура в истории цивилизаций. М., 1998.

14. Колесникова И. А. Педагогическая реальность: Опыт межпарадигмальной рефлексии. СПб., 2001.

15. Корнетов Г. Б. От первобытного воспитания к гуманистическому образованию. М., 2003.

16. Краевский В. В. Педагогическая теория: Что это такое? Зачем она нужна? Как она делается? Волгоград, 1996.

17. Крылова Н. Б. Культурология образования. М., 2000.

18. Маслоу А. Психология бытия / Пер. с англ. Киев, 1997.

19. Новиков А. М. Российское образование в новой эпохе: Парадоксы наследия, векторы разви­тия. М., 2000.

20. Новое педагогическое мышление / Под ред. А. В. Петровского. М., 1989.

21. Плигин А. А. Личностно ориентированное образование: История и практика. М., 2003.

22. Полонский В. М. Словарь по образованию и педагогике. М., 2004.

23. Рерих Н. К. Держава Света. М., 1999.

24. Сериков В. В. Образование и личность: Теория и практика проектирования педагогических систем. М., 1999.

25. Сластенин В. А., Чижакова Г. И. Введение в педагогическую аксиологию. М., 2003.

26. Степин В. С. Теоретическое знание: Структура, теоретическая эволюция. М., 2000.

27. Тейяр де Шарден П. Феномен человека / Пер. с фр. М., 2002.

28. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1989.

29. Шадриков В. Д. Происхождение человечности. М., 1999.

30. Шестун Е. (протоиерей). Православная педагогика. М., 2001.

31. Штайнер Р. Антропология и педагогика / Пер. с нем. М., 1997.

Задания для самоконтроля и размышления

1. Как вы представляете себе основные тенденции развития образования в XXI веке?

2. Что вам известно об основах современной образовательной политики России?

3. Объясните, в чем суть концепции непрерывного образования?

4. Как, по вашему мнению, влияет механизм рыночных отношений современной экономики на развитие образования?

5. Если бы вы были министром образования РФ, то какие мероприятия сочли бы не­обходимым провести для совершенствования или радикального преобразования россий­ского образования?

6. Согласны ли вы с утверждением, что педагогика — это прикладная педагогическая психология? Приведите свои аргументы «за» или «против».

69
7. Закономерно ли, на ваш взгляд, одновременное существование в педагогике нескольких разных концепций цели образования?

8. Сравните ряд понятий, использующих категорию «педагогический»: педагогическая антропология, педагогическая синергетика, педагогическая феноменология, педагогическая психология, педагогическая аксиология, педагогическая прогностика, педагогическая герменевтика. Какие специфических характеристики предмета педагогики зафиксированы в каждом из этих понятий?

9. Многие ученые-теоретики отмечают тенденцию дифференциации «предметного поля» современной педагогической науки:

□ педагогика детства;

□ педагогика школьного возраста;

□ андрагогика (педагогика взрослых);

□ геронтогогика (педагогика пожилого возраста).
Согласны ли вы со сторон пикам и этой модели, утверждающими, что такое предметное поле ближе к человеку, или примете позицию оппонентов, считающих, что в такой модели учтены только естественно-биологические представления о жизненном пути человека? Аргументируйте свое мнение.

10. Согласны ли вы с мнением, что современный учитель в реальных ситуациях обра­зовательного процесса постоянно меняет свою парадигматическую позицию: то просве­щает в традициях теоцентризма, то действует как рационалист и технократ, то восходит к высоким ценностям гуманизма? Аргументируйте свою точку зрения.

11. Обратитесь к Интернет-источникам и познакомьтесь с основными направлениями государственной политики модернизации российского образования. Проанализируйте информацию и зафиксируйте свой анализ в форме «таблицы альтернатив»: «„Плюсы” и „минусы” политики модернизации российского образования». Подготовьте устный ком­ментарий к этой таблице.

12. Подготовьте реферативное сообщение на тему: «Педагогическая проблема, которая серьезно волнует современное общество».

Ориентировочный модуль:

□ формулировка проблемы, основания ее выделения;

□ причины обострения этой проблемы;

□ теоретическая идея, которая может быть положена в основу ее решения;

□ необходимые ресурсы (социальные, политические, экономические, педагогические и др.);

□ примеры практического решения этой проблемы.

70

Часть II

ВОСПИТАНИЕ В ЦЕЛОСТНОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ
Воспитание как педагогический процесс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


Глава 3 3.1. ПОНЯТИЕ ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ В ПЕДАГОГИКЕ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации