Пчелинцева Л. М. Семейное право России. Учебник для вузов - файл 0086.4.doc

приобрести
Пчелинцева Л. М. Семейное право России. Учебник для вузов
скачать (664.6 kb.)
Доступные файлы (1):
0086.4.doc3361kb.27.09.2002 15:22скачать

0086.4.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34

§ 3. Медицинское обследование лиц, вступающих в брак



Для лиц, вступающих в брак, весьма важно знать о состо­янии здоровья друг друга. Неосведомленность по данному вопросу может привести к негативным последствиям (заражение друг друга тяжелым инфекционным заболеванием, рождение больного ребенка и т. п.). В связи с этим ст. 15 СК предусматри­вает возможность бесплатного медицинского обследования лиц, вступающих в брак, а также их консультирования по медико-генетическим вопросам и вопросам планирования семьи, что согласуется с требованиями федерального законодательства в области здравоохранения. Подобные консультации могут давать­ся всем заинтересованным гражданам по самым различным интересующим их вопросам медико-психологического, меди­ко-генетического и иного характера, перечень которых зако­ном не ограничен. Так, в соответствии со ст. 22 Основ законо­дательства РФ об охране здоровья граждан каждый гражда­нин имеет право по медицинским показаниям на бесплатные консультации по вопросам планирования семьи, наличия соци­ально значимых заболеваний, представляющих опасность для окружающих, по медико-психологическим аспектам семейно-брачных отношений, а также на медико-генетические, другие консультации и обследования в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения с целью предуп­реждения возможных наследственных заболеваний у потомства.

Бесплатное медицинское обследование лиц, вступающих в брак, как и консультации по медико-генетическим и иным вопросам, проводятся только при условии их согласия, то есть на началах добровольности, учреждениями государственной и муниципальной системы здравоохранения. Однако следует иметь в виду, что в ст. 15 СК установлены определенные ограниче­ния, заключающиеся в том, что результаты такого обследова­ния составляют медицинскую (врачебную) тайну и могут быть сообщены другому лицу, вступающему в брак, только с согла­сия лица, прошедшего обследование. Эти результаты включа­ют в себя сведения о состоянии здоровья гражданина, диагно­зе его заболевания и любые иные сведения, полученные при обследовании. Необходимость получения согласия лица, прошед­шего обследование (или его законного представителя), на пере­дачу другим лицам сведений о результатах медицинского об­следования является общим правилом, которое применяется во всех жизненных ситуациях, включая и рассматриваемую. В этих целях закон предусматривает требование, по которому граж­данину перед проведением обследования предварительно дол­жна быть подтверждена гарантия конфиденциальности пере­даваемых им сведений. Медицинская (врачебная) тайна не дол­жна разглашаться лицами, которым она стала известна при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, что предусматривается и ст. 31, 61 Основ зако­нодательства РФ об охране здоровья граждан.

Из смысла ст. 41 Конституции РФ и ст. 14 Основ законода­тельства РФ об охране здоровья граждан следует, что меди­цинские услуги по проведению обследования и консультаций могут предоставляться лицам, вступающим в брак, также и учреждениями частной системы здравоохранения, но не безвоз­мездно, а за плату. В таком порядке по желанию лиц, вступаю­щих в брак, могут быть проведены обследования по самым раз­нообразным вопросам медико-генетического характера. В част­ности, сегодня возможны обследования и консультации даже по определению пола будущего ребенка.

Медицинское обследование (освидетельствование) в учреж­дениях государственной, муниципальной или частной системы здравоохранения, в том числе и анонимное, может по просьбе лиц, вступающих в брак, производиться целенаправленно: в целях выявления ВИЧ-инфекции, то есть заболевания, вызы­ваемого вирусом иммунодефицита человека.

Это связано с особой опасностью данного заболевания, которое порой является неизлечимым и создает угрозу безо­пасности окружающих и, прежде всего, членов семьи инфи­цированного лица. По результатам обследования лицо, у кото­рого выявлена ВИЧ-инфекция, уведомляется о необходимос­ти соблюдения мер предосторожности в целях исключения рас­пространения заболевания и предупреждается об уголовной ответственности за поставление в опасность заражения друго­го лица*. Лицо, страдающее ВИЧ-инфекцией или венеричес­кой болезнью и знающее об этом, при вступлении в брак заве­домо ставит в опасность заражения своего супруга. Поэтому сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, наличия у него такого заболевания согласно п. 3 ст. 15 СК дает право другому лицу для обращения в суд с требованием о признании заклю­ченного брака недействительным. В этом случае, как следует из п. 4 ст. 169 СК и. ст. 181 ГК, иск супругом может быть предъявлен в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о сокрытии другим супругом при вступлении в брак болезни. Установленная п. 3 ст. 15 СК норма имеет важное зна­чение для соблюдения законных прав и интересов добросовес­тного супруга (то есть супруга, права которого нарушены зак­лючением такого брака) с учетом значительной распространен­ности в РФ венерических заболеваний. Так, в период с 1990 г. по 1995 г. количество больных сифилисом с впервые установ­ленным диагнозом возросло более чем в 30 раз (с 4085 до 131197), а состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях - в 8 раз (с 47,7 тыс. до 384,9 тыс.)**.

*См.: Ст. 1, 4, 7, 8 и 13 Федерального закона от 30 марта 1995 г. № 38-ФЗ "О предупреждении распространения в РФ заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)", с последующими изменениями и дополнениями // СЗ РФ. 1995. № 14. Ст. 1212; 1996. № 34. Ст. 4027; 1997. №3. Ст. 352.

**См.: Российский статистический ежегодник (1996). М., 1996. С. 218-219.

При определенных обстоятельствах действия, ставящие в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, в соответствии с ч. 1 ст. 122 УК могут повлечь наказание для виновного лица в виде ограни­чения свободы сроком до трех лет, либо арест сроком от трех до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до одного года. Если же по вине вступившего в брак лица произошло зараже­ние его супруга ВИЧ-инфекцией, то уголовно-правовые послед­ствия согласно ч. 2 ст. 122 УК могут заключаться уже в виде лишения свободы на срок до пяти лет. Уголовная ответственность предусмотрена и при заражении другого лица венерической бо­лезнью (ст. 121 УК). Однако привлечение виновного супруга к уголовной ответственности и признание брака недействительным не во всех случаях может компенсировать вред, причиненный здоровью одного из супругов. В этой связи в литературе по се­мейному праву отмечается несовершенство редакции ст. 15 СК. Например, Антокольская М. В. полагает целесообразным предус­мотреть обязательное сообщение результатов обследования лицу, с которым обследуемый намерен заключить брак, если обследуе­мый сам не отказывается от намерения вступить в брак после того, как узнал о наличии у себя неизлечимого заболевания, пе­редающегося по наследству, или опасного инфекционного забо­левания, как ВИЧ-инфекция, что позволило бы обеим сторонам принять осознанное решение о заключении брака в связи со зна­чительным риском передачи заболеваний по наследству*.

* См.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 123-124.

Другие авторы предлагают ввести обязательное предва­рительное медицинское освидетельствование на наличие ви­руса ВИЧ-инфекции у лиц, вступающих в брак, с последую­щим представлением соответствующей справки органу загса и соответственно установить обязанность органов загса предупреждать гражданина о том, что его избранник является носи­телем ВИЧ-инфекции*.

* См. напр.: Малеина М. О ВИЧ-инфекции (правовой аспект) // Российская юстиция. 1995. № 8. С. 36; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С.44.

В отличие от РФ законодательством некоторых зарубеж­ных государств предусматривается обязательное медицинское обследование лиц, вступающих в брак. В частности, данная процедура является обязательной согласно ст. 63 Гражданско­го кодекса Франции, хотя результаты медицинского обследо­вания фактически не могут служить препятствием для вступ­ления в брак. Законодательство ряда штатов США также уста­навливает обязательное медицинское освидетельствование бу­дущих супругов с целью предупреждения заключения брака с лицом, страдающим хронической болезнью*.

* См. Хазова О. А. Указ. соч. С. 40, 47.

§ 4. Порядок заключения брака



В соответствии с п. 1 ст. 10 СК брак должен заключаться в органах загса. Данная форма заключения брака (то есть граж­данская форма брака) вытекает из содержания п. 2 ст. 1 СК, устанавливающего, что в РФ признается брак, заключенный только в органах загса. Отсюда следует, что брак, заключен­ный на территории РФ любым иным способом и в другом уч­реждении, помимо органа загса, не признается и не порожда­ет никаких правовых последствий. Таким образом, брак, со­вершенный по религиозным обрядам (например, венчание в церкви) или по национальным обычаям, не является браком с юридической точки зрения, а значит, и не порождает прав и обязанностей супругов. Гражданская (то есть светская) форма брака, заключаемого посредством его регистрации в государ­ственных органах, была введена в России согласно Декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. "О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состоя­ния"*. Этим же декретом отменялась церковная форма брака и ее признавали впредь частным делом брачующихся. Исключе­ние декретом и другими нормативными актами делалось толь­ко для религиозных браков, совершенных до образования или восстановления государственных органов записи актов гражданского состояния. Эти браки приравнивались к зарегистри­рованным и не нуждались в последующей регистрации в орга­нах загса. СК делает единственное исключение (п. 7 ст. 169) для браков граждан РФ, совершенных по религиозным обря­дам на оккупированных территориях, входивших в состав СССР в период Великой Отечественной войны до восстановления на этих территориях государственных органов загса, - признает их действительными и имеющими правовую силу. Такие браки не нуждались в последующей государственной регистрации в органах загса.

* СУ РСФСР. 1917. №11. Ст. 160.

Следует заметить, что в настоящее время, несмотря на распространенность в РФ фактов оформления в церкви брака лицами, вступающими в брак, такой брак будет иметь юриди­ческую силу только при его государственной регистрации в органах загса.

Права и обязанности супругов не могут возникнуть из фак­тических брачных отношений мужчины и женщины без госу­дарственной регистрации заключения брака, сколь бы длитель­ными ни были эти отношения. Фактические браки признава­лись наряду с зарегистрированными в период действия Кодек­са законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г.* до принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщи­нам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны ма­теринства и детства, об установлении почетного звания "Мать-героиня" и учреждения ордена "Материнская слава" и медали "Медаль материнства"»**. Этим указом устанавливалось, что только зарегистрированный брак порождает права и обязанно­сти супругов, в связи с чем фактическим супругам предлага­лось оформить свои отношения путем регистрации брака с ука­занием срока фактической совместной жизни. Если фактичес­кий брак не был зарегистрирован, он сохранял свою правовую силу только до 8 июля 1944 г. Другим Указом Президиума Вер­ховного Совета СССР от 10 ноября 1944 г. "О порядке призна­ния фактических брачных отношений в случае смерти или про­пажи без вести на фронте одного из супругов"*** было опреде­лено, что в тех случаях, когда фактические брачные отноше­ния, возникшие до принятия Указа от 8 июля 1944 г., не могли были быть зарегистрированы в силу ряда причин (смерть одного из фактических супругов или пропажа без вести на фронте в военное время), другой супруг имел право обратить­ся в суд с заявлением о признании его супругом умершего или пропавшего без вести лица на основании ранее действовавше­го законодательства в порядке особого производства. Установ­ление судом фактических брачных отношений, возникших пос­ле 8 июля 1944 г., не допускается, поскольку закон не связы­вает с ними правовые последствия.

* СУ РСФСР. 1926. 82. Ст. 611.

** ВВС СССР. 1944. № 37.

*** ВВС СССР. 1944. № 60.

Согласно ст. 25 Закона об актах гражданского состояния государственная регистрация заключения брака производится в любом органе загса на территории РФ по выбору лиц, вступа­ющих в брак, и состоит в том, что орган загса составляет запись акта о заключении брака между конкретными лицами и выдает им свидетельство о заключении брака. С момента государствен­ной регистрации заключения брака в органах загса, как уста­новлено п. 2 ст. 10 СК, возникают взаимные личные и имуще­ственные права и обязанности супругов. Подтверждением дан­ного юридического факта является составляемая органом загса запись акта о заключении брака и выдаваемое органом загса свидетельство о заключении брака. В записи акта о заключении брака и в свидетельстве о заключении брака содержатся следу­ющие сведения о лицах, вступающих в брак: фамилия (до и после заключения брака), имя, отчество, дата и место рожде­ния, возраст, гражданство, национальность (вносится по жела­нию лиц, заключивших брак), место жительства, сведения о документе, подтверждающем прекращение предыдущего бра­ка (если лицо (лица), заключившие брак, состояли ранее в бра­ке), реквизиты документов, удостоверяющих личности заклю­чивших брак, дата заключения брака, дата составления и но­мер записи акта о заключении брака, место государственной регистрации заключения брака (наименование органа загса), серия и номер выданного свидетельства о браке, дата выдачи свидетельства о браке (ст. 29-30 Закона об актах гражданско­го состояния). Со вступлением в брак мужчина и женщина ста­новятся субъектами отношений, урегулированных нормами как семейного права, так и других отраслей права (гражданского права, права социального обеспечения и др.). Этим отношениям придается устойчивость и определенность и, что весьма важ­но, - обеспечивается правовой статус будущих детей супругов.

Таким образом, только зарегистрированный в установлен­ном законом порядке брак порождает соответствующие правовые последствия. Как отмечается в теории семейного права, именно в этом заключается конститутивное значение государ­ственной регистрации заключения брака*. В некоторых случаях с заключением брака закон непосредственно связывает предо­ставление гражданам определенных льгот и преимуществ. На­пример, военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, в течение трех месяцев с момента заключения пер­вого брака выплачивается беспроцентная ссуда на срок до трех лет в размере до двенадцати окладов их денежного содержа­ния**.

* См.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 117-118; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 36.

** См.: п. 8 Ст. 13 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" // СЗ РФ. 1998. № 22. Ст. 2332.

Государственная регистрация актов гражданского состоя­ния устанавливается в целях охраны имущественных и личных неимущественных прав граждан, а также в интересах госу­дарства. Посредством государственной регистрации заключе­ния брака представляющие государство органы загса выпол­няют следующие основные задачи:

контролируют соблюдение установленных законом поряд­ка и условий вступления в брак;

официально оформляют возникновение брачных отноше­ний между мужчиной и женщиной, удовлетворяя их личные интересы и потребности в создании семьи;

получают сведения о брачном статусе граждан и ведут учет каждого факта заключения брака, что используется при ведении статистической отчетности в РФ и выработке основ­ных направлений государственной семейной и демографичес­кой политики;

приобретают возможность осуществлять в будущем конт­роль за законностью возможных случаев расторжения брака.

Что касается браков между гражданами РФ, проживаю­щими за пределами территории России, то в соответствии со ст. 157 СК они заключаются в дипломатических представитель­ствах или в консульских учреждениях РФ, которым законом (ст. 6 Закона об актах гражданского состояния) предоставлены соответствующие полномочия на государственную регистрацию актов гражданского состояния. Кроме того, ст. 158 СК уста­новлено, что за пределами РФ браки между гражданами РФ могут быть заключены не только в дипломатических предста­вительствах или в консульских учреждениях РФ, но и в компетентных органах иностранных государств с соблюдением за­конодательства страны места их заключения, в том числе и по церковному обряду. Такие браки признаются действительными в РФ, если к их признанию нет препятствий, непосредственно предусмотренных ст. 14 СК.

Непосредственно сам порядок заключения брака регламен­тируется ст. 11 СК, согласно которой заключение брака произ­водится только в личном присутствии лиц, вступающих в брак. Это означает, что государственная регистрация заключения брака через представителя в РФ не разрешается. Причем при­сутствие лиц, вступающих в брак, является обязательным, не­зависимо от места заключения брака. Наличие уважительных причин, препятствующих явке в орган загса обоих или одного из будущих супругов, является основанием для сокращения или увеличения установленного законом срока государственной ре­гистрации заключения брака, но не может служить основанием для их (его) отсутствия в момент заключения брака.

Желающие вступить в брак лично подают об этом совмес­тное письменное заявление по своему выбору в любой орган загса на территории РФ. В нем они должны подтвердить взаим­ное добровольное согласие на заключение брака, указать, что к вступлению в брак не имеется препятствий, предусмотрен­ных ст. 14 СК. Кроме того, в совместном заявлении о заключе­нии брака лица, вступающие в брак, должны указать следую­щие сведения: фамилия, имя, отчество, дата и место рожде­ния, возраст на день государственной регистрации заключения брака, гражданство, национальность (указывается по жела­нию лиц, вступающих в брак), место жительства каждого из вступающих в брак; фамилии, которые избирают лица, всту­пающие в брак; реквизиты документов, удостоверяющих лич­ности вступающих в брак. Одновременно с подачей заявления необходимо предъявить документы, удостоверяющие личнос­ти вступающих в брак, а также документ, подтверждающий прекращение предыдущего брака (в случае, если лицо, всту­пающее в брак, ранее состояло в браке) и разрешение на вступ­ление в брак до достижения брачного возраста, если лицо, вступающее в брак, является несовершеннолетним (ст. 26 За­кона об актах гражданского состояния).

Если по какой-либо причине присутствие в органе загса при подаче заявления обоих граждан, вступающих в брак, не­возможно или крайне затруднительно (отдаленность прожи­вания друг от друга, болезнь, прохождение военной службы и т. п.), волеизъявление лиц, вступающих в брак, может быть оформлено отдельными заявлениями. В этом случае подпись заявления лица, не имеющего возможности явиться в орган загса, в соответствии с п. 2 ст. 26 Закона об актах гражданско­го состояния должна быть нотариально удостоверена в уста­новленном законом порядке (ст. 35-37, 42 и 46 Основ законо­дательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I)*. Так, подлинность подписи может быть засвидетельствована государственным или частным нотариусом, а также специаль­но уполномоченными на это должностными лицами органов исполнительной власти, в случае отсутствия в населенном пун­кте нотариуса**.

* Введены постановлением Верховного Совета РФ от 11 февраля 1993 г. № 4463-I с момента опубликования // Ведомости РФ. 1993. № 10. Ст. 357 (Далее - Основы законодательства о нотариате).

** См.: Ст. 37 Основ законодательства и нотариате; п. 1-3 13-15, 59-61 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти, утвержденной Министерством юстиции РФ 19 марта 1996 г. // БНА РФ. 1996. № 6.

Следует иметь в виду, что факт подачи в орган загса заяв­ления о вступлении в брак свидетельствует лишь о первона­чальном намерении подписавших его лиц создать семью и сам по себе не порождает никаких правовых последствий для них, то есть, не связывает лиц, подавших такое заявление, взаим­ными обязательствами. Поэтому они в любой момент вправе отказаться от принятого решения вступить в брак и не явиться в орган загса в установленный срок для государственной реги­страции заключения брака. Однако решение отказаться от вступления в брак, независимо от его мотивов и причин, дол­жно быть принято подавшими заявление лицами только до момента государственной регистрации заключения брака. Пос­ле государственной регистрации заключения брака в последу­ющем брак может быть расторгнут или признан недействитель­ным лишь с соблюдением установленного законом порядка.

По общему правилу, закрепленному в п. 1 ст. 11 СК, зак­лючение брака производится по истечении месяца со дня по­дачи в орган загса заявления лицами, вступающими в брак. Течение данного срока (а он установлен для проверки серьез­ности намерений лиц, желающих вступить в брак) начинается на следующий день после подачи заявления в орган загса и истекает в соответствующее число последующего месяца сро­ка (ст. 191-192 ГК). В том случае, если это число приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближай­ший следующий за ним рабочий день (ст. 193 ГК). Следует за­метить, что установленный законом месячный срок для госу­дарственной регистрации заключения, брака дает также воз­можность заинтересованным лицам сообщить в орган загса о наличии препятствий к заключению брака между конкретны­ми лицами. Орган загса обязан проверить - соответствуют ли эти сведения заявителя действительности или нет.

Необходимо иметь в виду, что орган загса вправе при на­личии уважительных причин как сократить установленный Кодексом месячный срок для заключения брака, так и увели­чить его, но не более чем на месяц, тогда как ранее этот срок в соответствии со ст. 14 КоБС мог быть увеличен до трех меся­цев. В самой статье не дается ни понятия, ни примерного пе­речня причин, которые в таких случаях могут быть признаны уважительными. Вопрос об этом решается руководителем орга­на загса исходя из оценки конкретных жизненных обстоятельств и сложившейся практики. Так, сокращение месячного срока для вступления в брак считается возможным при наличии сле­дующих обстоятельств, требующих более быстрого заключе­ния брака: призыв жениха на военную службу, отъезд кого-то из будущих супругов на длительный срок в командировку, в том числе за рубеж, беременность невесты, рождение ребен­ка в результате внебрачной связи, наличие между сторонами фактических брачных отношений и т. п. Безусловно, что неко­торые обстоятельства должны быть подтверждены соответству­ющими документами (например, справками учреждения здра­воохранения о беременности, болезни, рождении ребенка, ко­мандировочным удостоверением и т. п.).

С совместным заявлением о сокращении установленного законом срока для заключения брака обращаются сами вступа­ющие в брак (ст. 27 Закона об актах гражданского состояния). Что касается увеличения срока для заключения брака, то та­кое допускается на практике из-за нахождения одного из лиц, вступающих в брак, на стационарном лечении вследствие тя­желой болезни, отъезда, необходимости проверки сообщения о наличии препятствий к браку и в других подобных случаях. Как следует из содержания п. 3 ст. 27 Закона об актах граж­данского состояния, с совместным заявлением о продлении ме­сячного срока обращаются в орган загса сами лица, вступаю­щие в брак. При увеличении органом загса срока для государ­ственной регистрации заключения брака со дня подачи заявления о заключении брака до дня государственной регистрации заключения брака должно пройти не более двух месяцев.

Лица, вступающие в брак, могут обратиться в орган загса с заявлением об изменении месячного срока государственной реги­страции заключения брака и в том случае, когда дата регистра­ции брака уже назначена. При наличии необходимых уважитель­ных причин руководитель органа загса принимает соответствен­но решение о сокращении или об увеличении срока и назначает новую дату государственной регистрации заключения брака.

Новым в порядке заключения брака в РФ является указа­ние п. 1 ст. 11 СК на возможность заключения брака в день подачи заявления при наличии особых обстоятельств (бере­менность, рождение ребенка, непосредственная угроза жизни одной из сторон, командировка в так называемые "горячие точ­ки" и т. п.). Особые обстоятельства, на которые ссылаются лица, вступающие в брак, должны быть подтверждены соответству­ющими документами (например, справка медицинского учреж­дения о беременности или о рождении ребенка, справка о ме­сте работы, о командировке в небезопасные регионы и т. п.). Вопрос о возможности заключения брака в день подачи заяв­ления решается органом загса в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. В любом случае у лиц, вступа­ющих в брак, нет безусловного права как на сокращение срока государственной регистрации заключения брака, так и на зак­лючение брака в день подачи заявления даже при наличии уважительных причин.

Что же касается непосредственно самой государственной регистрации заключения брака, то согласно ст. 4, 27 Закона об актах гражданского состояния она производится органами загса, а равно поселковой (сельской) администрацией в поряд­ке, установленном для регистрации актов гражданского состо­яния*. Общие правила здесь таковы. При приеме заявления орган загса должен ознакомить лиц, желающих заключить брак, с порядком и условиями государственной регистрации заключе­ния брака, разъяснить им их права и обязанности как будущих супругов и родителей и убедиться, что они взаимно осведом­лены о состоянии здоровья и семейном положении друг друга. Кроме того, вступающие в брак в обязательном порядке пре­дупреждаются должностным лицом органа загса об ответствен­ности за сокрытие препятствий к заключению брака. По согла­сованию с лицами, желающими заключить брак, орган загса назначает время (день и час) государственной регистрации зак­лючения брака. Время регистрации брака назначается с таким расчетом, чтобы оно не совпадало со временем регистрации смерти или расторжения брака в том же органе загса. По же­ланию лиц, вступающих в брак, орган загса обеспечивает тор­жественную обстановку государственной регистрации заклю­чения брака (выделяются благоустроенные помещения, при­глашаются свидетели, знакомые и т. п.).

* См.: п. 9 Ст. 54 Закона РФ от 6 июля 1991 г. № 1550-I "О местном самоуправлении в РФ", с последующими изменениями и дополнениями // Ведомости РСФСР. 1991. № 29. Ст. 1010; Ведомости РФ. 1992. № 46. Ст. 2618; 1993. № 21. Ст. 748; 1997. № 12. Ст. 1378 (Далее – Закон о местном самоуправлении).

Государственная регистрация заключения брака производится в помещении органа загса в присутствии лиц, вступающих в брак. Однако в случае, когда лица, вступающие в брак (одно из лиц) не могут явиться в орган загса вследствие тяжелой болезни или по другой уважительной причине, государственная регистрация заключения брака, как установлено п. 6 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния, может быть произведена в другом мес­те (на дому, в медицинской или иной организации), но при усло­вии обязательного присутствия обоих лиц, вступающих в брак. Государственная регистрация заключения брака с лицом, нахо­дящимся под стражей или отбывающим наказание в местах ли­шения свободы, производится органом загса в присутствии лиц, вступающих в брак, в помещении, определяемом начальником соответствующего учреждения по согласованию с органом загса (п. 7 ст. 27 Закона об актах гражданского состояния).

Возможна ситуация, когда лица, вступающие в брак, не явились в назначенный срок для государственной регистрации заключения брака. Если причина неявки будет признана органом загса неуважительной, то лица, желающие вступить в брак, могут еще раз подать в орган загса заявление о заключении брака.

За государственную регистрацию заключения брака, вклю­чая выдачу свидетельства о браке, взимается государственная пошлина в однократном размере минимального размера оплаты труда*.

* См.: подп. 1 п. 5 Ст. 4 Закона РФ от 9 декабря 1991 г. № 2005 "О государст­венной пошлине", в ред. Федерального закона от 31 декабря 1995 г. № 226-ФЗ, с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральными законами от 20 августа 1996 г. № 118-ФЗ и от 19 июля 1997 г. № 105-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 19; № 35. Ст. 227; 1997. № 29. Ст. 3506 (Далее - Закон о государственной пошлине).

В документах, удостоверяющих личность лиц, вступив­ших в брак (паспортах, удостоверениях личности офицеров, прапорщиков, мичманов, военнослужащих сверхсрочной служ­бы; военных билетах военнослужащих срочной службы, воен­ных строителей и курсантов), согласно п. 5 Положения о пас­порте гражданина РФ и п. 12 Описания бланка паспорта граж­данина РФ, утвержденных постановлением Правительства РФ от 8 июля 1997 г. № 828, производится отметка о государствен­ной регистрации заключения брака с указанием фамилии, име­ни, отчества и года рождения другого супруга, места и време­ни регистрации брака*. Форма такой отметки (оттиска штампа) установлена приложением 4 к Инструкции о порядке выдачи, замены и учета паспортов гражданина РФ, утвержденной при­казом МВД России от 15 сентября 1997 г. № 605**.

* СЗ РФ. 1997. № 28. Ст. 3444.

** БНА. 1997. №22.

В соответствии с положениями Закона РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-I "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права граждан", с изменениями, внесенными Федеральным законом от 14 декабря 1995 г. № 197-ФЗ*, ст. 11 СК устанавливает, что отказ органа загса в государственной регистрации заключения брака может быть обжалован в суд лицами, желающими вступить в брак, или одним из них. Жало­ба на решение органа загса может быть подана по усмотрению лиц, вступающих в брак, по месту их жительства или по мес­ту нахождения органа загса (ст. 4 вышеназванного Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права граждан"). В литературе высказано обоснованное, на наш взгляд, мнение о том, что п. 3 ст. 11 СК нуждается в расши­рительном толковании, то есть обжаловать в суд можно и нео­боснованный отказ органа загса сократить или увеличить срок регистрации брака при наличии уважительных причин, а так­же необоснованный отказ в государственной регистрации зак­лючении брака в день подачи заявления при наличии особых обстоятельств**.

* Ведомости РФ. 1993. № 19. Ст. 685; СЗ РФ. 1995. № 51. Ст. 4970.

** См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 42.

Семейное законодательство большинства зарубежных стран также предусматривает обязательную государственную регис­трацию заключения брака. Однако в некоторых государствах (Англия, Италия, Испания, Австралия, Скандинавские государства) допускается как гражданская, так и церковная форма брака. И лишь в нескольких странах (Андорра, Лихтенштейн, Кипр и др.) заключение брака для лиц определенного вероис­поведания возможно только в религиозной форме*.

* См. подробно: Хазова О. А. Указ. соч. С. 42-52; Матвеев Г. К. Указ. соч. С.58-62.

С учетом особой важности заключения брака в конституциях некоторых государств имеется указание на необходимость зако­нодательного регулирования связанной с этим процедуры. Так, в Конституции Испании (ст. 32) закреплено, что форма брака, брач­ный возраст, правоспособность, необходимая для его заключе­ния, должны регулироваться законом*. В соответствии со ст. 24 Конституции Японии законами должны регулироваться выбор супруга и другие вопросы, связанные с браком и семьей. При этом предусматривается, что эти законы должны составляться исходя из принципа личного достоинства и равенства полов**.

* Ст. 32 Конституции Испании. В сб.: Конституции зарубежных государств. М., 1997. С. 306.

** Конституция Японии. Там же. С. 445.

Согласно ст. 36 Конституции Португалии закон должен устанавливать необходимые условия заключения брака и по­следствий вступления в него независимо от формы соверше­ния церемонии*. Конституция Люксембурга (ст. 21) устанавли­вает, что гражданский брак должен всегда предшествовать церковному браку**.

* Конституция Португалии. В сб.: Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Окунькова Л. А. М., 1997. С. 530.

** См.: Конституция Великого герцогства Люксембург. Там же. С. 458.

Примерно такой же подход закреплен и в конституциях ряда государств Восточной Европы (Албании, Болгарии, Ру­мынии, Республики Словения, Республики Хорватия), кото­рыми предусмотрена необходимость регулирования законом оснований и порядка заключения брака*. Аналогичные нормы имеются и в конституциях некоторых стран СНГ. В частности, в ч. 4 ст. 48 Конституции Республики Молдова закреплено, что условия заключения брака устанавливаются законом**. Конституциями Литовской Республики и Республики Словения специ­ально оговорена необходимость законодательного регулирова­ния государственной регистрации брака***.

* См.: Ст. 32 Конституционного закона Республики Албании "Об основных конституционных положениях". В сб.: Конституции государств Центральной и Восточной Европы / Отв. ред. Варламова Н. М., 1997. С. 52; См.: Ст. 46 Конституции Республики Болгарии. С. 66; Ст. 44 Конституции Румынии. Там же. С. 277; Ст. 53 Конституции Республики Словения. Там же. С. 374; Ст. 61 Конституции Республики Хорватия. Там же. С. 436.

** См.: Конституция Республики Молдова. В сб.: Новые конституции стран СНГ и стран Балтии. Вып. 2 / Под ред. Михалевой Н. А. М., 1997. С. 320.

*** См.: Ст. 38 Конституции Литовской Республики. В сб.: Конституции государств Центральной и Восточной Европы / Отв. ред. Варламова Н. М., 1997. С. 156; Ст. 53 Конституции Республики Словения. Там же. С. 374.

§ 5. Недействительность брака: основания и порядок признания брака недействительным; лица, имеющие право требовать признания брака недействительным;

обстоятельства, устраняющие недействительность брака; правовые последствия признания брака недействительным



Основания и порядок признания брака недействительным. В соответствии со ст. 27 СК недействительным признается брак, заключенный с нарушением условий и (или) вопреки препят­ствиям, предусмотренным ст. 12-14 и п. 3 ст. 15 СК, а также брак, заключенный без намерения супругов или одного из них создать семью (так называемый фиктивный брак).

Каждый зарегистрированный в установленном законом порядке брак предполагается законно совершенным, то есть действительным. Поэтому до признания брака недействитель­ным он существует со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Крайне важно, что признание брака недей­ствительным может быть произведено только судом, что зак­реплено в п. 2 ст. 27 СК. До вынесения судом решения о при­знании брака недействительным состоящие в нем лица счита­ются супругами с соответствующими взаимными правами и обязанностями. Все правовые последствия заключения брака аннулируются только на основании судебного решения о при­знании брака недействительным. Никакой другой орган, кроме суда, неправомочен рассматривать дело о признании брака недействительным. Признание судом брака недействительным производится в порядке искового производства.

Презумпция действительности брака, заключенного в ус­тановленном законом порядке, не вызывала сомнения как в теории советского семейного права, так и в современной юри­дической литературе. В последние десятилетия не претерпела изменения и точка зрения на признание брака недействитель­ным, как на санкцию за нарушения семейного законодательства, допущенные вступившими в брак лицами (или одним из них)*.

* См. напр.: Советское семейное право / Под ред. Рясенцева В. А. С. 81; Матвеев Г. К. Указ, соч. С. 74; Антокольская М. В. Указ. соч. С. 125-126; Комментарий к Семейному кодексу Российской федерации / Отв. ред. Кузнецова И. М. М, 1996. С. 69.

Конкретный перечень оснований для признания брака не­действительным определен п. 1 ст. 27 СК, носит исчерпываю­щий характер и не подлежит исчерпывающему толкованию. К основаниям признания брака недействительным относят­ся следующие обстоятельства: а) отсутствие взаимного доб­ровольного согласия мужчины и женщины, вступающих в брак (ст. 12 СК); б) недостижение вступившими в брак лицами (или одним из них) брачного возраста, если он не был снижен в ус­тановленном законом порядке (ст. 12-13 СК); в) наличие у вступивших в брак лиц (или одного из них) другого нерастор­гнутого брака (ст. 14 СК); г) заключение брака между близки­ми родственниками (ст. 14 СК); заключение брака между усы­новителем и усыновленным (ст. 14 СК); д) заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 14 СК); е) сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, венерической болезни или ВИЧ-инфекции (п. 3 ст. 15 СК); ж) заключение фик­тивного брака, то есть если супруги или один из них зарегис­трировали брак без намерения создать семью.

Для признания брака недействительным достаточно под­тверждения в суде одного из перечисленных оснований, хотя на практике может присутствовать и их совокупность. Пред­ставляется необходимым рассмотреть их более подробно.

Отсутствие взаимного добровольного согласия мужчины и женщины, вступающих в брак, нередко именуется в теории семейного права по аналогии с гражданским правом пороком воли при заключении брака. Порок воли при заключении брака может быть обусловлен различными причинами, к основным из которых, как правило, относятся предусмотренные ст. 28 СК обстоятельства: принуждение к заключению брака (применение или угроза применения физического и психического насилия); обман; заблуждение лица, вступающего в брак (неправильное представление о личности будущего супруга и обстоятельствах вступления в брак, имеющих существенное значение), неспо­собность лица при заключении брака в силу своего состояния отдавать отчет в своих действиях и руководить ими (наркотическое или алкогольное опьянение, тяжелое заболевание) В частности, в судебной практике брак признается недействи­тельным, если согласие на его заключение дано лицом, кото­рое в то время в силу болезненного состояния не могло отда­вать отчет в своих действиях и руководить ими, а по выздоров­лении не продолжало супружеских отношений*. По делам дан­ной категории судом может быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза (в целях выяснения способности лица отда­вать отчет в своих действиях и руководить ими при вступлении в брак) или судебно-психологическая экспертиза (в целях выяв­ления особенностей психических процессов и состояния лица, которые позволили бы сделать верный вывод о его способности к осознанию фактического содержания совершенного действия в виде вступления в брак и о способности к волевому управле­нию им), чтобы доказать наличие порока воли как юридически значимого обстоятельства при вступлении в брак**.

* См.: п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 февраля 1973 г. № 3 (с последующими изменениями и дополнениями); п. 21 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. № 9 "О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", с изменениями и дополнениями, внесенными поста­новлениями Пленума от 18 июня 1987 г. № 6 и от 30 ноября 1990 г. № 14 // БВС СССР. 1981. № 1; 1987. № 4; Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 2 (Далее - постановление Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. № 9 (с последующими изменениями и дополнениями).

** См.: Сахнова Т. В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. М., 1997. С. 27-29, 52-55.

Для признания брака недействительным не имеют суще­ственного значения конкретные причины, обусловившие от­сутствие взаимного добровольного согласия мужчины и жен­щины, вступивших в брак (принуждение, обман, заблужде­ние, неспособность лица при заключении брака отдавать отчет в своих действиях и руководить ими), поскольку в любом из перечисленных случаев, независимо от его конкретных про­явлений, имеет место несоответствие формального выраже­ния воли действительной воле вступающих в брак или ошибоч­ное выражение воли вступающих в брак, то есть нарушается установленное ст. 12 СК условие добровольности вступления в брак.

Другим основанием для признания брака недействитель­ным является недостижение вступающими в брак лицами (или одним из них) брачного возраста на момент заключения бра­ка, если он не был снижен в установленном порядке органом местного самоуправления. Государственная регистрация зак­лючения брака с лицом, не достигшим брачного возраста и не имеющим решения органа местного самоуправления о его сни­жении, может являться как результатом нарушений со сторо­ны работников органа загса, так и обмана со стороны вступаю­щих в брак лиц (например, представлены подложные сведения о возрасте). Признание брака недействительным в таком слу­чае предопределяется интересами несовершеннолетнего суп­руга. Поэтому в соответствии с п. 2 ст. 29 СК суд может отка­зать в иске о признании недействительным брака, заключен­ного с лицом, не достигшим брачного возраста, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга (например, не­совершеннолетняя жена беременна или родила ребенка), а так­же при отсутствии его согласия на признание брака недей­ствительным.

Безусловными основаниями признания брака недействитель­ным являются нарушения предусмотренных ст. 14 СК требо­ваний о препятствиях к вступлению в брак. Прежде всего, к ним относится заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом зарегистрированном браке, чем нарушается и прямой запрет Кодекса и принцип единобра­чия (моногамии), согласно которому мужчина и женщина имеют право одновременно состоять только в одном зарегистрированном браке. Нарушение принципа единобрачия - часто встреча­ющееся в судебной практике основание признания брака недей­ствительным. Во всех случаях недействительным признается только второй брак, то есть последующий. Однако следует иметь в виду, что если данное основание отпало к моменту рассмот­рения судом дела о признании брака недействительным вслед­ствие прекращения предыдущего брака (расторгнут в органе загса или в суде), то, как следует из п. 2 ст. 29 СК, второй брак может быть признан судом действительным.

Основанием признания брака недействительным является заключение брака между близкими родственниками (родствен­никами по прямой восходящей и нисходящей линии, а также между полнородными и неполнородными братьями и сестрами) или заключение брака между усыновителями и усыновленны­ми, так как их отношения согласно ст. 137 СК приравниваются к отношениям родителей и детей по происхождению (если усы­новление не отменено в установленном ст. 140-144 СК по­рядке). Случаи признания брака недействительным по указан­ным основаниям в судебной практике почти не встречаются. Тем не менее, если брак между близкими родственниками и будет заключен, он не может быть признан действительным ни при каких обстоятельствах.

Примечательно, что нарушение брачного возраста, двоемужество (двоеженство), заключение брака между близкими родственниками могли рассматриваться церковными властями в России в качестве оснований для признания брака недей­ствительным или для расторжения брака еще в XVIII в.*

* См.: Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница (X - начало XIX в.). М., 1997. С. 236-237

Брак признается недействительным, если он был заклю­чен между лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства в порядке, установленном ст. 29 ГК, поскольку такое лицо не может понимать значения своих действий или руководить ими и, следовательно, не способно выразить свою осознанную волю на вступление в брак. Вместе с тем не исключена ситуация, что после заключения брака это лицо вследствие выздоров­ления признается судом дееспособным и осознанно выражает свою волю на дальнейшее продолжение брака, в связи с чем обстоятельство, являющееся основанием для признания брака недействительным, отпало. В таком случае суд согласно ст. 29 СК может признать такой брак действительным.

Еще одним основанием для признания брака недействитель­ным в соответствии с п. 1 ст. 27 СК является сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, венерической болезни или ВИЧ-инфекции, но не сам факт наличия такого заболевания у одного из супругов. Если же лицо, вступающее в брак, не скрывало факт своей венерической болезни или ВИЧ-инфекции, то нет основания для признания брака недействительным. Таким об­разом, правовое значение имеет не наличие одного из этих заболеваний у супруга, а факт их сокрытия им при вступлении в брак, так как в этом случае ставится под угрозу здоровье (а иногда и жизнь) другого супруга и будущего ребенка. Кроме того, заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, а также заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией является уголовно наказуемым деянием (ст. 121-122 УК).

Особо в п. 1 cm. 27 СК выделено такое основание призна­ния брака недействительным, как фиктивность брака. Фик­тивным называется брак, заключаемый без намерения супругов (одного из них) создать семью, а лишь в целях воспользо­ваться вытекающими из него правами и льготами имуществен­ного или иного характера (право на жилплощадь, право на регистрацию по месту жительства супруга, право на имуще­ство супруга в случае его смерти, право на пенсию и т. д.). Поэтому внешнее выражение воли вступающих в брак лиц (или одного из них) в подобных ситуациях не соответствует ее внут­реннему содержанию и истинным намерениям брачующихся (или одного из них). В этой связи в юридической литературе право­вая природа фиктивного брака сопоставляется с правовой при­родой мнимой сделки, поскольку в обоих случаях определен­ные юридические действия совершаются без намерения выз­вать соответствующие правовые последствия*, то есть брак заключается лишь для вида, без намерения создать семью.

* См. напр.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 131; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С. 64.

В теории семейного права признается необходимым отли­чать понятие фиктивного брака от так называемого "несосто­явшегося брака"*, а также от "брака по расчету"**, хотя закон о таких браках не упоминает. "Несостоявшийся брак" - это брак, заключенный с нарушением правил (процедуры) его регист­рации (например, брак зарегистрирован в отсутствие одного из брачующихся, заочно, через уполномоченное лицо, при предъявлении чужого паспорта и т. д.). "Несостоявшийся брак" юридически не существует и поэтому не нуждается в призна­нии его недействительным. Актовая запись о таком браке ан­нулируется на основании судебного решения, вынесенного по иску заинтересованного лица (ст. 75 Закона об актах граждан­ского состояния). "Брак по расчету" - это брак, заключенный хотя и из определенных корыстных побуждений со стороны одного или обоих супругов, однако с безусловной фактической целью создания семьи, тогда как при заключении фиктивного брака подобная цель полностью отсутствует. Несмотря на то, что "брак по расчету" имеет негативную оценку в обществе, он не может быть признан недействительным, так как направ­лен не только на получение каких-то выгод (материальных, социальных и т. д.), но и на установление супружеских прав и обязанностей.

* См. напр.: Советское семейное право / Под ред. Рясенцева В. А. М., 1982. С. 93; Матвеев Г. К. Указ. соч. С. 69; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 75.

** См. напр.: Максимович Л. Указ. соч. С. 74; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С. 64.

Дела о признании брака недействительным на основании фиктивности брака в судебной практике нередки. Причем фик­тивным может быть признан брак как в случае отсутствия цели создания семьи у обоих лиц, вступающих в брак, так и в слу­чае отсутствия такой цели у одного из супругов. С точки зрения доказывания дела о фиктивности брака представляют для суда значительную сложность, особенно когда намерения со­здать семью не было только у одного из супругов, так как этот недобросовестный супруг на определенное время создает видимость семьи, а получив желаемое (право на регистрацию по месту жительства супруга, право пользования жилым по­мещением и др.), резко меняет свое поведение (предъявляет требование о разводе, о разделе жилой площади). Фиктивный характер брака может быть доказан любыми доказательства­ми, допускаемым гражданским процессуальным законодатель­ством, в том числе и показаниями свидетелей. Суд обязан оце­нить все имеющиеся в деле доказательства, относящиеся к заключенному браку (продолжительность нахождения сторон в браке; совместное ведение общего хозяйства или его отсут­ствие; наличие или отсутствие детей в браке и причины этого факта; прямые доказательства фиктивного брака; иные су­щественные обстоятельства). Вопрос о фиктивности брака дол­жен решаться судом на основе тщательного, всестороннего исследования всех обстоятельств дела и оценки собранных до­казательств. Брак может быть признан судом недействитель­ным лишь при доказанности факта регистрации брака без на­мерения создать семью.

Таким образом, характерной чертой фиктивного брака является то обстоятельство, что он заключается без намере­ния создать семью, так как вступающие в него лица (или одно из них) имеют своей целью получение тех или иных благ или преимуществ как имущественного, так и неимущественного характера.

В соответствии с п. 3 ст. 29 СК брак не может быть при­знан фиктивным, если лица, вступившие в него, фактически создали семью до рассмотрения дела судом, то есть, несмотря на первоначальные намерения, между сторонами все-таки сло­жились супружеские отношения.

Не могут рассматриваться в качестве оснований, влеку­щих признание брака недействительным, какие-либо другие обстоятельства, прямо не предусмотренные п. 1 cm. 27 СК (например, умолчание одним из вступающих в брак лиц о на­личии у него детей или о невозможности по состоянию здоро­вья их иметь, сокрытие заболевания (за исключением вене­рического или ВИЧ-инфекции), нарушение отдельных правил государственной регистрации брака процедурного характера). В таких случаях возможна лишь постановка вопроса, о прекра­щении брака по инициативе супруга (супругов).

Как уже отмечалось, признание брака недействительным производится только судом в порядке гражданского судопро­изводства, то есть по иску правомочных лиц, указанных в ст. 28 СК. На практике имеются случаи предъявления в суд исковых заявлений с выдвижением истцом двух требований: о призна­нии брака недействительным и о расторжении брака. Одновре­менное предъявление стороной таких требований невозможно*. Тем не менее представляется, что суд вправе рассмотреть в одном производстве как взаимосвязанные требования супру­гов о расторжении брака и о признании его недействительным (здесь каждый из супругов выдвигает самостоятельное требо­вание: один - о расторжении брака, другой - о признании брака недействительным или наоборот). Следует также иметь в виду, что брак не может быть признан недействительным пос­ле его расторжения, за исключением случаев наличия между супругами запрещенной законом степени родства либо состоя­ния одного из супругов в момент государственной регистрации заключения брака в другом нерасторгнутом браке, как это пре­дусматривается п. 4 ст. 29 СК.

* См.: Практика рассмотрения межмуниципальными народными судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семейных право­отношений // Хозяйство и право. 1995. № 10. С. 144-145.

Как следует из п. 1 ст. 9 СК, на требование о признании брака недействительным не распространяется исковая давность, за исключением случая, прямо предусмотренного Кодексом: когда одно из лиц, вступающих в брак, скрыло от другого лица наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции (п. 4 ст. 169 СК). На требование супруга, права которого нарушены заключением такого брака, распространяется срок исковой дав­ности, установленный ст. 181 ГК, то есть один год со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о сокрытии другим супругом при вступлении в брак венерической болезни или ВИЧ-инфекции.

В резолютивной части решения суда о признании брака недействительным должны быть указаны время государствен­ной регистрации заключения брака, номер актовой записи и наименование органа загса, зарегистрировавшего брак. В ст. 27 СК установлена обязанность суда в трехдневный срок со дня вступления в законную силу решения суда о признании брака недействительным направить выписку из этого решения суда в орган загса по месту государственной регистрации заключе­ния брака. В свою очередь, орган загса при поступлении вы­писки из решения суда в соответствии со ст. 75 Закона об актах гражданского состояния должен аннулировать запись акта о заключении брака, сделав в ней соответствующую от­метку, где указывается, когда и каким судом вынесено ре­шение о признании брака недействительным. В документе, удостоверяющем личность бывшего супруга, органом загса, аннулировавшим запись, делается соответствующая отметка, которая удостоверяется подписью должностного лица и печа­тью.

Важно, что брак признается недействительным со дня его заключения (п. 4 ст. 27 СК), а не со дня вынесения судом реше­ния. Таким образом, брачные правоотношения, а значит, пра­ва и обязанности супругов, аннулируются с момента заключе­ния брака вследствие обратной силы решения суда о призна­нии брака недействительным.

Лица, имеющие право требовать признания брака недей­ствительным. Круг лиц, имеющих право требовать признания брака недействительным, определен ст. 28 СК и зависит от ос­нования признания брака недействительным в каждом конк­ретном случае. По сравнению со ст. 44 КоБС (в ней право тре­бовать признания брака недействительным предоставлялось супругам, лицам, права которых нарушены заключением бра­ка, органам опеки и попечительства, прокурору) СК существен­но уточняет и конкретизирует круг лиц, имеющих право об­ратиться в суд с иском о признании брака недействительным. Предоставление законом конкретным лицам права требовать признания брака недействительным обусловлено их интереса­ми как личного характера (супруг, бывший супруг, несовер­шеннолетний супруг, его родители или лица, их заменяющие), так и вытекать из функций государственных и иных органов (прокурор, орган опеки и попечительства). В частности, полно­мочия прокурора обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых интересов граждан, в том числе и супругов, права которых нарушены заключением брака, закреплены в Законе о прокуратуре РФ (ст. 35) и ГПК (ст. 41).

Из содержания ст. 28 СК следует, что с иском о призна­нии брака недействительным могут обратиться только лица, прямо указанные в законе.

В соответствии с конкретными основаниями признания брака недействительным круг лиц, имеющих право требовать в судебном порядке признания брака недействительным, выг­лядит следующим образом:

а) если брак заключен с лицом, не достигшим брачного возраста (в случае, когда разрешение органа местного самоуп­равления на снижение брачного возраста отсутствует), то тре­бовать признания брака недействительным имеют право: несо­вершеннолетний супруг; его родители; опекуны (попечители); усыновители; орган опеки и попечительства; прокурор. Однако после достижения несовершеннолетним супругом возраста во­семнадцати лет это право принадлежит только ему, тогда как ранее таким правом был наделен и прокурор (ст. 45 КоБС). Лишение при таких обстоятельствах прокурора возможности обращения с иском о признании брака недействительным обус­ловлено стремлением предотвратить необоснованное вмеша­тельство государства в частную жизнь, личную и семейную тайну. Эта норма соответствует содержанию п. 1 ст. 23 Консти­туции РФ и дает возможность супругу самому решить важный для себя вопрос о продолжении или прекращении семейных отношений после достижения совершеннолетия;

б) если брак заключен при отсутствии добровольного согла­сия одного из супругов на его заключение в результате обмана, заблуждения, принуждения или невозможности в силу своего состояния в момент государственной регистрации заключения брака понимать значение своих действий и руководить ими (то есть при наличии порока воли при вступлении в брак), то право требовать признания брака недействительным имеют только супруг, права которого нарушены заключением брака, и прокурор;

в) если брак заключен с нарушением требований ст. 14 СК, то есть вопреки указанным в ней препятствиям, то право обра­титься в суд с требованием о признании брака недействительным предоставлено: супругу, не знавшему о наличии препятствий к заключению брака; супругу по предыдущему нерасторгнутому браку; опекуну недееспособного супруга; другим лицам, права которых нарушены заключением этого брака (например, наслед­никам); органу опеки и попечительства; прокурору;

г) при заключении фиктивного брака право требовать при­знания брака недействительным имеют прокурор и супруг, не знавший о фиктивности брака (добросовестный супруг). Таким образом, в ситуации, когда оба супруга зарегистрировали брак без намерения создать семью, они не вправе требовать в су­дебном порядке признания брака недействительным. В любом случае не имеет права на предъявление иска о признании брака недействительным лицо, вступившее в брак без намерения со­здать семью, то есть виновное в заключении недействительно­го брака;

д) при сокрытии одним из лиц, вступающих в брак, вене­рической болезни или ВИЧ-инфекции (п. 3 ст. 15 СК) право требовать признания брака недействительным СК предостав­ляет только супругу, права которого нарушены. Согласно п. 4 ст. 169 СК и ст. 181 ГК иск о признании брака недействитель­ным может быть предъявлен им в течение одного года со дня, когда он узнал или должен был узнать о сокрытии от него заболевания другим супругом.

Таким образом, в каждом конкретном случае в зависимос­ти от оснований признания брака недействительным определя­ется лицо, имеющее право предъявить об этом иск в суд. Кроме того, как следует из содержания ст. 28 СК, в любом случае не имеет права требовать признания брака недействительным лицо, виновное в заключении недействительного брака, то есть заве­домо знавшее о нарушении требований закона (ст. 12-14 и п. 3 ст. 15 СК). Иное правило противоречило бы представлениям общества о справедливости и моральным нормам.

По делам о признании брака недействительным суд в соот­ветствии со ст. 112 ГПК обязан своевременно известить о вре­мени и месте судебного разбирательства не только истца, но и ответчика. Непринятие судом мер по установлению местонахож­дения ответчика и рассмотрение дела в его отсутствие могут яв­ляться основанием для отмены решения суда о признании брака недействительным. Важно, что закон (п. 2 ст. 28 СК) устанавлива­ет обязанность суда привлечь к участию в деле о признании не­действительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брач­ного возраста, а также с лицом, признанным судом недееспособ­ным, орган опеки и попечительства. Это позволяет обеспечить надлежащую защиту законных интересов данной категории лиц. Участие органа опеки и попечительства является обязательным независимо от того - кем предъявлен иск о признании брака недействительным. Принимая участие в деле, орган опеки и по­печительства готовит заключение о том, будет ли удовлетворе­ние иска о признании брака недействительным соответствовать интересам недееспособного или несовершеннолетнего супруга.

Обстоятельства, устраняющие недействительность брака. В п. 1 ст. 29 СК установлено, что брак может быть признан судом действительным при условии, что к моменту рассмотре­ния дела о признании брака недействительным отпали те об­стоятельства, которые в силу закона (ст. 27 СК) препятствова­ли его заключению. То есть речь идет о таких ситуациях, как достижение вступившими в брак несовершеннолетними лица­ми (или одним из них) брачного возраста, признание, супруга, ранее являвшегося недееспособным, дееспособным в резуль­тате выздоровления, прекращение предыдущего нерасторг­нутого брака вследствие смерти супруга и т. п. Признание су­дом брака, заключенного с нарушением установленных зако­ном условий или вопреки предусмотренным законом препят­ствиям, действительным называется в юридической литерату­ре оздоровлением (санацией) брака*. Однако санирование бра­ка невозможно при признании брака недействительным в свя­зи с наличием между супругами близкой степени родства. Вме­сте с тем закон не устанавливает обязательности оздоровле­ния (санирования) брака судом, если обстоятельство, при на­личии которого заключение брака не допускалось, отпало. Оздоровление брака согласно п. 1 ст. 29 СК - это право, а не обязанность суда. Поэтому не исключена возможность призна­ния брака недействительным и при отпадении обстоятельств, препятствовавших его заключению. По мнению Беляковой А. М., это связано с тем, что брак не является гражданско-правовой сделкой, в связи с чем в отношении его не могут применяться нормы гражданского законодательства о признании сделки недействительной**.

* См. напр.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 133.

** См.: Советское семейное право / Под ред. Рясенцева В. А. М., 1982. С. 88.

Особые правила по санированию недействительного бра­ка, заключенного с несовершеннолетним, предусмотрены п. 2 ст. 29 СК. Суду предоставлено право отказать в иске о при­знании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста, если этого требуют интересы несовершеннолетнего супруга, даже при наличии на момент рассмотрения дела препятствующего юридического факта (не­совершеннолетия супруга). При этом могут быть приняты во внимание различные обстоятельства (беременность или рож­дение несовершеннолетней супругой ребенка, влияние брака на состояние здоровья, а также морально-психологическое со­стояние несовершеннолетнего супруга и т. п.). В иске о при­знании недействительным брака, заключенного с лицом, не достигшим брачного возраста, может быть также отказано при отсутствии согласия несовершеннолетнего супруга на призна­ние брака недействительным. Это условие является новым и более конкретным по сравнению с редакцией ст. 45 КоБС, пре­дусматривавшей в качестве общего правила при рассмотрении подобных дел учет интересов супруга, вступившего в брак до достижения брачного возраста.

Кодекс (п. 1 ст. 29) в отличие от КоБС (ст. 43) не содержит прямого указания о том, с какого момента брак, заключенный с нарушением установленных законом условий, признается имеющим юридическую силу, то есть действительным. В лите­ратуре по семейному праву нет единого мнения по этому вопро­су. Так, Кузнецова И. М. считает, что исходя из буквального толкования п. 1 ст. 29 СК брак признается действительным с момента его заключения, за исключением случая, когда брак был заключен с лицом, состоящим в другом зарегистрированном браке (этот брак может быть признан действительным с момен­та прекращения предыдущего брака)*. А Антокольская М. В. по­лагает, что суд при наличии правовосстанавливающих фактов вправе вынести решение о действительности брака, но толь­ко с момента, когда обстоятельства, препятствующие его зак­лючению, перестали существовать**. На наш взгляд, наиболее приемлемой с точки зрения основных начал семейного законо­дательства является позиция Кузнецовой И. М.

* См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 81.

** См. напр.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 133.
Суд не может признать брак фиктивным, если лица, всту­пившие в фиктивный брак, фактически создали семью до рас­смотрения дела судом (то есть между сторонами, несмотря на первоначальные намерения, сложились супружеские отноше­ния). Доказательствами создания семьи являются такие обсто­ятельства, как совместное проживание и ведение общего хо­зяйства, общий бюджет, расходование общих средств на при­обретение различного имущества, взаимная поддержка и за­бота друг о друге, рождение ребенка или совместное воспитание ребенка другого супруга от предыдущего брака и т. п. Суд, изучив все обстоятельства дела и оценив имеющиеся доказа­тельства, делает вывод о фиктивности брака или о его дей­ствительности. Причем в отличие от п. 1-2 ст. 29 СК (по кото­рым суд вправе, но не обязан санировать брак), суд не вправе вынести решение о недействительности брака по основанию его фиктивности, если будет установлен факт создания семьи до рассмотрения дела судом лицами, зарегистрировавшими такой брак. Однако если супружеские отношения между ука­занными лицами возникли уже после принятия судом реше­ния о признании брака недействительным, оснований для пе­ресмотра судебного решения не будет. При рассмотрении дел подобной категории суд должен тщательно разобраться в фак­тических обстоятельствах и объективно оценить все собран­ные доказательства. В некоторых ситуациях (при значитель­ной разнице в возрасте между супругами, поддержании ими супружеских отношений на протяжении непродолжительного времени, наличии явно выраженной имущественной заинтере­сованности одной из сторон в браке и т. п.) вывод суда о факти­ческом создании семьи требует аргументированного обоснова­ния исходя из исследованных в судебном заседании доказа­тельств*. Вместе с тем каких-либо официально признанных отличительных признаков, бесспорно свидетельствующих о фактическом создании семьи при заключении фиктивного бра­ка, в научной литературе и судебной практике не приводится. В каждом конкретном случае вопрос об этом должен решаться судом строго индивидуально на основе всестороннего иссле­дования обстоятельств дела. Не исключена ситуация, что при внешне сходных обстоятельствах судом по различным делам может быть принято решение о признании брака как фиктив­ным, так и действительным, в зависимости от оценки имею­щихся доказательств, свидетельствующих о фактических от­ношениях, сложившихся между супругами в браке.

* См.: Практика рассмотрения межмуниципальными народными судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семейных право­отношений // Хозяйство и право. 1995. № 10. С. 147-148.

Новым в семейном законодательстве является закреплен­ное в п. 4 cm. 29 СК правило о том, что брак не может быть признан недействительным после его расторжения. Это оз­начает, что если судом вынесено решение о расторжении бра­ка, то иск о признании этого брака недействительным подлежит рассмотрению лишь при отмене указанного решения, по­скольку, принимая его, суд исходил из факта действительнос­ти брака. В тех случаях, когда брак расторгнут в органе загса, а впоследствии управомоченным лицом предъявлено требова­ние об аннулировании записи о расторжении брака и призна­нии его недействительным, суд разрешает оба указанные тре­бования одновременно*.

* См.: п. 22-23 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. № 9 (с последующими изменениями и дополнениями).

Закон устанавливает исключение из общего правила, предусмотренного п. 4 ст. 29 СК, в двух случаях: а) наличие между супругами запрещенной законом степени родства; б) со­стояние одного из супругов в момент регистрации брака в другом нерасторгнутом браке. При таких обстоятельствах брак может быть признан недействительным и после его растор­жения, то есть иск о признании брака недействительным дол­жен быть принят судом к рассмотрению независимо от ранее состоявшегося решения о расторжении данного брака (при­чем это решение не требует отмены). Это объясняется тем, что запрещенная законом степень родства имеет явно неуст­ранимый характер на будущее время, а нарушение принци­па единобрачия является на практике одним из наиболее рас­пространенных оснований для признания брака недействитель­ным.

Правовые последствия признания брака недействитель­ным. Правовые последствия признания брака недействитель­ным определены в ст. 30 СК. Их суть согласно п. 1 ст. 30 СК состоит в том, что брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, то есть решение суда о недействительности брака влечет за собой аннулирова­ние прав и обязанностей супругов, возникших с момента госу­дарственной регистрации заключения брака и существовавших до признания его недействительным, за исключением случа­ев, установленных п. 4 и 5 ст. 30 СК. При этом права и обязан­ности супругов аннулируются не на будущее время, а с обрат­ной силой - со дня заключения брака. Таким образом, брак, признанный судом недействительным, считается таковым со дня его заключения (п. 4 ст. 27 СК). В этом состоит принципи­альное отличие признания брака недействительным от растор­жения брака, когда права и обязанности супругов прекраща­ются на будущее время.

Правовое значение института недействительности брака в семейном праве заключается в том, что он дает возможность прекратить правоотношения между супругами, возникшие из факта государственной регистрации заключения брака, имен­но со дня заключения брака и таким образом как бы возвра­тить супругов в правовое положение, существовавшее до зак­лючения брака. В результате решения суда о недействитель­ности брака он считается как бы несуществовавшим вообще и соответственно у граждан, состоявших в нем, в соответствии с п. 1 ст. 30 СК не возникает ни личных, ни имущественных прав и обязанностей, как это имеет место в действительном браке. По этой же причине признается недействительным брачный договор, заключенный супругами (п. 2 ст. 30 СК). Брачный до­говор - это соглашение лиц, вступающих в брак или согла­шение супругов, определяющее имущественные права и обя­занности супругов в браке и (или) в случае его расторжения (ст. 40 СК). Недействительность брака влечет за собой и недей­ствительность (ничтожность) брачного договора с момента его заключения. Последствия недействительности (ничтожности) брачного договора определяются ст. 167 ГК, устанавливающей правовые последствия недействительности сделки. Общие пра­вила здесь таковы: недействительная сделка не влечет юриди­ческих последствий, за исключением тех, что связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совер­шения; каждая из сторон обязана возвратить другой все полу­ченное по сделке, а в случае невозможности возвратить полу­ченное в натуре - возместить его стоимость в деньгах (так называемая двусторонняя реституция).

К имуществу, приобретенному совместно лицами, брак которых признан недействительным, применяются положе­ния cm: 244-252 ГК о долевой собственности, а не нормы СК об общей совместной собственности супругов (п. 2 ст. 30 СК). Доли участников долевой собственности могут быть установле­ны соглашением бывших супругов или считаются равными. Та­кое предположение может быть опровергнуто доказательства­ми, в том числе вкладом каждого из супругов (денежными сред­ствами, личным трудом и т. д.) в приобретение и увеличение общего имущества или иными фактами. Владение и пользова­ние имуществом, находящимся в долевой собственности, осу­ществляются по соглашению бывших супругов, а при недости­жении согласия - в порядке, устанавливаемом судом. Каждый из бывших супругов имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от бывшего супруга, владеющего и пользующегося имуществом, при­ходящимся на его долю, соответствующей компенсации. Рас­поряжение имуществом, находящимся в долевой собственнос­ти, осуществляется по соглашению всех ее участников. Быв­ший супруг как участник долевой собственности вправе по сво­ему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдени­ем преимущественного права покупки доли другого супруга. Имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между бывшими супругами по соглашению между ними. Каждый из них вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении между бывшими супру­гами соглашения о способе и условиях раздела общего имуще­ства или выдела доли одного из них любой из бывших супругов вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если же выдел доли в натуре не­возможен без несоразмерного ущерба имуществу, находяще­муся в общей собственности, выделяющийся собственник име­ет право на выплату ему стоимости его доли другим участни­ком долевой собственности. Несоразмерность имущества, вы­деляемого в натуре участнику долевой собственности, доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. С получением ком­пенсации собственник утрачивает право на долю в общем иму­ществе.

Вышерассмотренные положения касаются совместно при­обретенного имущества лицами, брак которых признан судом недействительным. Если же супруг приобрел в период такого брака какое-либо имущество на свое имя, то оно считается принадлежащим ему. Другой супруг в таком случае может тре­бовать признания за ним права на долю в имуществе, но толь­ко тогда, когда он участвовал в его приобретении своими сред­ствами и (или) своим трудом.

Признание брака недействительным влечет аннулирова­ние и других прав супругов: а) права на ношение фамилии, при­нятой при государственной регистрации заключения брака, б) права на получение в случае нуждаемости и нетрудоспособ­ности содержания от другого супруга; в) права пользоваться жилой площадью другого супруга при вселении в нее после зак­лючения брака; г) права наследования по закону после смерти супруга; д) права на пенсию по случаю потери кормильца и др. Так, например, супруг, принявший при государственной реги­страции заключения брака фамилию другого супруга, утрачи­вает право носить эту фамилию с момента признания брака недействительным и ему присваивается добрачная фамилия.

Из правила о том, что недействительный брак не порож­дает никаких правовых последствий для лиц, в нем состояв­ших, Кодексом (ст. 30) предусмотрены исключения. Они ка­саются добросовестного супруга, то есть супруга, права кото­рого нарушены заключением такого брака (например, супру­га, не знавшего о наличии препятствий к заключению брака) и направлены на защиту его прав и законных интересов. В изъя­тие из общих правил суд вправе признать за таким супругом право на получение от другого супруга содержания (алиментов) по основаниям и в порядке, предусмотренным ст. 90-91 СК, а также применить положения ст. 34, 38, 39 СК об общей совме­стной собственности супругов в отношении добросовестного супруга при разделе имущества, приобретенного совместно до момента признания брака недействительным (если нормы об общей совместной собственности супругов более благопри­ятны для добросовестного супруга). Кроме того, если супруга­ми заключен брачный договор, то суд вправе признать его действительным полностью или частично, если это отвечает интересам добросовестного супруга. Возможности признания судом брачного договора действительным полностью или час­тично, а также раздела совместно приобретенного имущества по правилам СК о совместной собственности супругов обуслов­лены необходимостью защиты нарушенных прав добросовест­ного супруга в конкретных жизненных ситуациях и могут быть реализованы только в этих целях.

Добросовестному супругу Кодексом (п. 4 ст. 30 СК) предо­ставлено также право требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предус­мотренным гражданским законодательством (то есть в соот­ветствии со ст. 15, 151, 1064, 1082, 1085, 1100 и 1101 ГК). Под вредом понимается умаление охраняемого законом материаль­ного или нематериального блага (например, здоровья челове­ка). Вред, который может быть оценен в деньгах, - это иму­щественный (материальный) вред. Имущественный вред может быть результатом нарушения как имущественных, так и не­имущественных благ (прав) гражданина. При возмещении иму­щественного вреда действует общий принцип полного его возмещения. Лицо, ответственное за причинение вреда (в рас­сматриваемом случае это недобросовестный супруг), обязано возместить его в натуре (предоставить вещь такого же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возмес­тить причиненные убытки. Убытки подсчитываются по прави­лам, предусмотренным ст. 15 ГК. Согласно ст. 15 ГК лицо, пра­во которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. При этом под убытками понимают­ся расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенно­го права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы, если бы его право не было нарушено (упущен­ная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вслед­ствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Суд может возложить на недобросовестного супруга так­же обязанность компенсации морального вреда добросовестно­му супругу (то есть причиненных ему физических или нрав­ственных страданий). Компенсация морального вреда супругу осуществляется независимо от подлежащего возмещению иму­щественного вреда. При определении размера компенсации морального вреда в денежной форме суд принимает во внима­ние степень вины нарушителя и иные заслуживающие внима­ния обстоятельства, а также учитывает характер и степень физических и нравственных страданий, связанных с индиви­дуальными особенностями супруга, которому причинен вред. Кроме того, судом обязательно принимаются во внимание тре­бования разумности и справедливости, как это следует из ст. 151 и 1101 ГК.

Добросовестный супруг при признании брака недействи­тельным согласно п. 5 cт. 30 СК имеет право сохранить из­бранную им при заключении брака фамилию вне зависимости от оснований признания брака недействительным. Мотивы со­хранения фамилии могут быть различны и правового значения не имеют. Однако при желании добросовестного супруга фа­милия может быть им изменена на добрачную. Целесообраз­ность сохранения в СК ранее закрепленного в ст. 46 КоБС пра­вила обусловлена не только предоставлением добросовестному супругу возможности принятия альтернативного решения о своей фамилии после признания брака недействительным, но и тем, что избранная при вступлении в брак фамилия присва­ивается детям, рожденным в недействительном браке, права которых не могут быть ущемлены исходя из требований ст. 25 Всеобщей декларации прав человека.

Кодексом (п. 3 ст. 30 СК) закреплено принципиально важ­ное положение о том, что признание брака недействитель­ным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение трехсот дней со дня признания брака недействи­тельным, что согласуется с предусмотренной п. 2 ст. 48 СК презумпцией отцовства супруга (бывшего супруга) матери ре­бенка (если не доказано иное), в том числе и при признании брака недействительным. Дети, родившиеся в браке, признан­ном недействительным (или в течение трехсот дней со дня при­знания брака недействительным), имеют такие же права и обя­занности по отношению к родителям и их родственникам, что имеют дети, рожденные в действительном браке. Таким обра­зом, правовые последствия недействительности брака, уста­новленные п. 1 ст. 30 СК, касаются только супругов, но не затрагивают права детей.

Контрольные вопросы для самостоятельного изучения темы



1. Сформулируйте понятие брака по семейному праву и выделите его юридические признаки.

2. Различаются ли понятия "заключение брака" и "госу­дарственная регистрация заключения брака"? При ответе со­шлитесь на правовые нормы.

3. В чем заключается юридическое и практическое значе­ние государственной регистрации брака?

4. Имеет ли юридическую силу брак, заключенный по ре­лигиозным обрядам?

5. Назовите условия заключения брака.

6. Допускается ли заключение брака через представите­лей, заочно?

7. В чем состоит юридическое содержание взаимного со­гласия лиц, вступающих в брак?

8. Какой брачный возраст установлен законодательством? Укажите основания и юридические последствия его снижения.

9. В каких случаях допускается снижение брачного возра­ста, до каких границ? Кем решается вопрос о снижении брач­ного возраста?

10. Какие препятствия к заключению брака предусмот­рены действующим законодательством?

11. Допустимо ли заключение брака между братьями и сестрами, усыновителями и усыновленными?

12. Имеют ли юридическое значение фактические супружеские отношения?

13. Расскажите о порядке государственной регистрации заключения брака. Какими нормативными актами он регули­руется?

14. Может ли быть сокращен или увеличен установлен­ный законом срок заключения брака после подачи заявления в орган загса лицами, желающими вступить в брак?

15. Расскажите об основаниях и порядке медицинского обследования лиц, вступающих в брак.

16. Назовите основания, необходимые для признания бра­ка недействительным.

17. Что следует понимать под фиктивным браком?

18. Расскажите о порядке признания брака недействи­тельным.

19. Кто может обратиться в суд с иском о признании брака недействительным?

20. Какие правовые последствия наступают при призна­нии судом брака недействительным? С какого момента брак считается недействительным?

21. Имеются ли исключения из правила о том, что недей­ствительный брак не порождает никаких прав и обязаннос­тей для супругов?

22. Перечислите обстоятельства, устраняющие недей­ствительность брака.

23. Вправе ли добросовестный супруг при вынесении су­дом решения о признании брака недействительным требо­вать возмещения ему материального и морального вреда? Если да, то, в каком порядке?

Рекомендуемая литература по теме



Антокольская М. В. Курс лекций по семейному праву. М., 1995. С. 39-48, 52-53, 58-61, 65-69.

Антокольская М. В. Семейное право. М., 1996. С. 109-135.

Белякова А. М. Вопросы советского семейного права в су­дебной практике. М., 1989. С. 8-26.

Большой юридический словарь / Под ред. Сухарева А. Я., Зорькина В. Д., Крутских В. Е. М., 1997. С. 57.

Гниденко Т. В., Кузнецова И. М., Максимович Л. Б., Вла­сов Ю. Н., Хазова О. А. Семейный кодекс и брачный договор // Библиотека журнала "Социальная защита". 1996. Вып. № 5. С. 78-81, 159-162.

Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник / Под ред. Васильева Е. А. М., 1993. Гл. 25. С. 515-520.

Гражданское, торговое и семейное право капиталистичес­ких государств: Сборник нормативных актов: гражданские и торговые кодексы / Под ред. Пучинского В. К., Кулагина М. И. М., 1986. С. 23-25, 158-159, 195-197.

Додонов В. Н., Румянцев О. Г. Энциклопедический юриди­ческий словарь. М., 1996. С. 31, 189-190.

Кашанина Т. В., Кашанин А. В. Основы российского права. М., 1996. С. 407-411.

Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера­ции / Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 33-53, 69-85.

Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера­ции / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С. 29-44, 61-71.

Максимович Л. Фиктивный брак // Закон. 1997. № 11. С. 73-75.

Матвеев Г. К. Советское семейное право. М., 1985. С. 42-84.

Куницын А. Р. Образцы судебных документов (с коммен­тариями законодательства и судебной практики) / Под ред. Кутафина О. Е. М., 1997. С. 86-88.

Масевич М. Г., Кузнецова И. М., Марышева Н. И. Новый Се­мейный кодекс Российской Федерации // Дело и право. 1996. № 1. С. 22-24.

Нечаева А. М. Брак, семья, закон. М., 1984. С. 6-73.

Нечаева А. М. Новый Семейный кодекс // Государство и право. 1996.№ 6. С. 57.

Нечаева А. М. Семейное право. Курс лекций. М., 1998. С. 92-102.

Практика рассмотрения межмуниципальными народны­ми судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекаю­щим из семейных правоотношений // Хозяйство и право. 1995. № 9. С. 152-160.

Полянский П. Л. Отечественное брачно-семейное законо­дательство: от КЗАГСа 1918 года до наших дней // Журнал российского права. 1997. № 10. С. 126-134.

Пушкарева Н. "Внука моя за Ивана не похотела..." // Ро­дина. 1996. № 10. С. 78-85.

Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины: невес­та, жена, любовница (X - начало XIX в.). М., 1997. С. 148-173.

Пчелинцева Л. М. Практикум по семейному праву. М., 1998. С. 19-34.

Пчелинцева Л. М. О семейном законодательстве субъектов Федерации // Журнал российского права. 1998. № 3. С. 30-32.

Советское семейное право / Под ред. Рясенцева В. А. М., 1982. С. 64-92.

Хазова О. А. Брак и развод в буржуазном семейном праве. Сравнительно-правовой анализ. М., 1988. С. 3-61.

Чечот Д. М. Брак, семья, закон. Л., 1984. С. 3-94.

Шахматов В. П. Законодательство о браке и семье (Практи­ка применения, некоторые вопросы теории). Томск, 1981. С. 7-23.

Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 408-419.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34


§ 3. Медицинское обследование лиц, вступающих в брак
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации