Пчелинцева Л. М. Семейное право России. Учебник для вузов - файл 0086.4.doc

приобрести
Пчелинцева Л. М. Семейное право России. Учебник для вузов
скачать (664.6 kb.)
Доступные файлы (1):
0086.4.doc3361kb.27.09.2002 15:22скачать

0086.4.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

§ 4. Основания применения к семейным отношениям гражданского законодательства и норм международного права



Основания и пределы применения гражданского законода­тельства к семейным отношениям установлены ст. 4 СК. Из со­держания этой статьи следует, что в регулировании возмож­ности применения гражданского законодательства к семейным отношениям произошли значительные изменения. В ранее дей­ствовавшем законодательстве регулирование семейных отно­шений нормами гражданского законодательства допускалось только в случаях, прямо предусмотренных в законе (например, ст. 46 КоБС для определения правового режима совмест­но приобретенного имущества лицами, брак которых признан недействительным, отсылала к ст. 116-125 Гражданского кодекса РСФСР)*. В ст. 2 ГК РСФСР 1964 г. содержалось указа­ние на то, что семейные отношения регулируются семейным законодательством. Субсидиарное (то есть дополнительное) применение гражданского законодательства к семейным отно­шениям в законе не упоминалось, а практически имело место, так как семейное законодательство не содержало в ряде слу­чаев необходимых понятий и институтов (правоспособность и дееспособность граждан, обязательства, валюта денежных обя­зательств, надлежащее исполнение обязательства, срок ис­полнения, зачет встречных требований и т. д.). Возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к семейным отношениям впервые на законодательном уровне была отражена в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г.** и получивших силу на территории Российской Федерации с 3 мая 1992 г. в части, не противоречащей законодательным ак­там РФ, принятым после 12 июня 1990 г., то есть с момента провозглашения суверенитета РФ***. В п. 3 ст. 1 Основ гражданс­кого законодательства отмечалось, что к семейным отношени­ям гражданское законодательство применяется в случаях, когда эти отношения не урегулированы семейным законодательством. Новый Гражданский кодекс РФ семейные отношения в каче­стве предмета регулирования не называет. А вопрос о приме­нении гражданского законодательства к семейным отношени­ям был решен в Семейном кодексе.

*Принят на третьей сессии Верховного Совета РСФСР шестого созыва 11 июня 1964 г. с последующими изменениями и дополнениями // ВВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406; 1966. № 32. Ст. 771; 1969. № 23. Ст. 783; 1970. №26. Ст. 511; 1972. №33. Ст. 825; 1973. № 51. Ст. 1114; 1974. № 51. Ст. 1346; 1977. № 6. Ст. 129; 1985. № 9. Ст. 305; 1986. 23. Ст. 638; 1987. № 9. Ст. 250; 1988. № 1. Ст. 1; № 16. Ст. 476; 1990. № 3. Ст. 78; 1991. № 15. Ст. 494; Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст. 768; № 29. Ст. 689; № 34. Ст. 1966; 1993. № 4. Ст. 119. В соответствии с Федеральными законами от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ" (СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3302) и от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" (1996. № 5. Ст. 411) утратили силу преамбула, разделы I, II и III (Далее - ГК РСФСР 1964 г.).

** Ведомости СССР. 1991. № 26. Ст. 733.

*** См.: п. 1 постановления Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" // Ведомости СССР. 1992. № 30. Ст. 1800.

В ст. 4 СК закреплено важное положение о том, что к пе­речисленным в ст. 2 СК имущественным и личным неимуще­ственным отношениям между членами семьи (то есть между супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законо­дательством, между другими родственниками и иными лица­ми), не урегулированным семейным законодательством (ст. 3 СК), применяется гражданское законодательство постольку, посколь­ку это не противоречит существу семейных отношений. Таким образом, гражданское законодательство может применяться как к имущественным, так и личным неимущественным отношениям между членами семьи, но только при условии, что они не урегу­лированы соответствующими нормами семейного законодатель­ства и имеются необходимые нормы гражданского законодатель­ства. Однако в любом случае применение норм гражданского за­конодательства не должно противоречить существу семейных отношений, обладающих определенной спецификой. Закрепление в ст. 4 СК основания применения гражданского законодательства к семейным отношениям связано с усилением договорных начал в семейном праве. Применение гражданского законодательства к семейным отношениям может осуществляться также в слу­чаях, непосредственно предусмотренных СК. В ряде статей СК указаны конкретные нормы ГК, которыми следует руко­водствоваться при разрешении тех или иных вопросов брачно-семейных отношений. Так, СК прямо обязывает использовать следующие нормы гражданского законодательства:

а) ст. 198-200 и 202-205 ГК - при применении норм, устанавливающих исковую давность (ст. 9 СК);

б) ст. 257-258 ГК - при определении прав супругов вла­деть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющим­ся совместной собственностью членов крестьянского (фермерс­кого) хозяйства (п. 2 ст. 33 СК);

в) ст. 451-453 ГК - при предъявлении кредитором суп­руга-должника требования об изменении условий или растор­жения заключенного между ними договора (п. 2 ст. 46 СК);

г) ст. 26 и 28 ГК - при определении права ребенка на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом (п. 3 ст. 60 СК);

д) ст. 37 ГК - при осуществлении родителями правомо­чий по управлению имуществом ребенка (п. 3 ст. 60 СК);

е) п. 1 ст. 165 ГК - при несоблюдении предусмотренной законом формы соглашения об уплате алиментов (п. 1 ст. 100 СК);

ж) п. 2 ст. 36 ГК - при решении вопроса о возможности раздельного проживания детей, находящихся под попечитель­ством, и попечителей (п. 1 ст. 148 СК);

з) ст. 36-38 ГК - при определении гражданских прав и обязанностей опекунов (попечителей) (п. 4 ст. 150 СК);

и) ст. 181 ГК при применении срока исковой давности к признанию брака недействительным (п. 3 ст. 15 СК).

Кроме того, в отдельных нормах СК бланкетного характе­ра имеются ссылки на необходимость применения правил граж­данского законодательства без указания при этом конкретных статей ГК или иного нормативного правового акта, подлежа­щих использованию. В частности, обращение к гражданскому законодательству необходимо в случаях: применения положе­ний о долевой собственности к имуществу, приобретенному совместно лицами, брак которых признан недействительным (п. 2 ст. 30 СК); возмещения добросовестному супругу при при­знании брака недействительным причиненного ему материаль­ного и морального вреда (п. 4 ст. 30 СК); изменения или рас­торжения брачного договора (п. 2 ст. 43 СК); признания брач­ного договора недействительным (п. 1 ст. 44 СК); ответственно­сти супругов за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми (п. 3 ст. 45 СК); определения вопросов организации и деятельности органов местного самоуправления по осуществ­лению опеки и попечительства над детьми (п. 2 ст. 121 СК); установления или прекращения опеки или попечительства над детьми (п. 3 ст. 145 СК).

Для семейного права имеют также теоретическое и прак­тическое значение те положения ГК, в которых содержатся определения основополагающего характера (например: право­способность и дееспособность граждан, место жительства, эман­сипация, имя гражданина, убытки, моральный вред, недей­ствительность сделки, исковая давность, ответственность и др.). В связи с этим ряд авторов рассматривает ГК как самостоя­тельный источник семейного права*. Однако здесь необходимо обратить внимание на то, что ст. 4 СК установлена возмож­ность применения к семейным отношениям гражданского зако­нодательства только в тех случаях, когда это не противоречит их существу и отсутствуют необходимые нормы семейного за­конодательства. Указанное положение имеет принципиальное значение, поскольку позволяет избежать любых искажений сути отношений, входящих в предмет семейного права, в результа­те применения к ним тех или иных норм гражданского законо­дательства.

* См. напр.: Нечаева А. М. Семейное право. Курс лекций. М., 1998. С. 36.

Исследованию проблемы соотношения гражданского и се­мейного законодательства при регулировании семейных отно­шений уделяется значительное внимание в юридической ли­тературе последнего времени. При этом высказываются две различные точки зрения, что в немалой степени обусловлено принципиально противоположным подходом к месту семейно­го права в системе права (семейное право - самостоятель­ная отрасль права; семейное право - подотрасль гражданс­кого права). Большинство авторов, стоящих на позиции су­ществования семейного права как самостоятельной отрасли права, обоснованно полагают, что исходя из смысла ст. 4 СК применение норм гражданского права к семейным отношени­ям имеет субсидиарный характер*. Это означает, что семей­ные отношения регулируются прежде всего нормами семей­ного законодательства, а гражданское законодательство при­меняется лишь к тем семейным отношениям, которые не уре­гулированы нормами семейного права, и лишь постольку, по­скольку это не противоречит существу семейных отношений. С другой стороны, сторонники признания семейного права подотраслью гражданского права предлагают рассматривать соотношение гражданского и семейного законодательства как соотношение общих и специальных норм. На этой основе де­лается вывод о регулировании семейным законодательством лишь специальных черт семейных правоотношений, в той же части, в какой семейные правоотношения не обладают спе­цификой, они должны регулироваться гражданским законо­дательством**.

* См. напр.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С. 16.

** См.: Антокольская М. В. Указ. соч. С. 40-43; Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Кузнецовой И. М. М., 1996. С. 16.

На наш взгляд, определяющим началом в решении вопро­са о соотношении гражданского и семейного законодательства является отношение к семейному праву как к самостоятель­ной отрасли права. Как уже отмечалось, в теории семейного права преобладает именно такой подход к семейному праву. Поэтому более предпочтительной является позиция, согласно которой гражданское законодательство должно применяться к семейным отношениям как к отношениям, регулируемым другой отраслью права, то есть в порядке субсидиарного приме­нения. В этом же смысле высказывается и Брагинский М. И.: "...гражданские нормы применяются к семейным отношениям субсидиарно"*.

* См.: Брагинский М. И. Гражданский кодекс. Часть первая. Три года спустя // Хозяйство и право. 1998. № 1. С. 7.

Аналогия закона и аналогия права при регулировании се­мейных отношений. Восполнение пробелов в семейном зако­нодательстве посредством аналогии закона или аналогии права предусмотрено ст. 5 СК. В теории права под аналогией закона принято понимать решение дела или отдельного юридическо­го вопроса на основании закона, регулирующего сходные от­ношения, а под аналогией права - решение дела или отдель­ного юридического вопроса на основе общих начал и смысла законодательства*.

* См. напр.: Алексеев С. С. Государство и право. М., 1993. С. 139.

Теоретически не исключается возникновение ситуации, когда какие-либо отношения между членами семьи окажутся не урегулированными не только нормами семейного, но и граж­данского права, а соглашение сторон по существу возникшего между ними спора не будет достигнуто. При таких обстоятель­ствах в результате пробела в законодательстве будет весьма сложно разрешить подобный конфликт в пользу одного из чле­нов семьи с учетом соблюдения прав всех заинтересованных лиц. Ранее семейным законодательством РСФСР порядок раз­решения спора в таких случаях не предусматривался вслед­ствие жесткой государственной регламентации разнообразных сторон семейных отношений, хотя ст. 10 Гражданского про­цессуального кодекса РСФСР (Далее - ГПК)* допускала при­менение судами при рассмотрении гражданских дел, как ана­логии закона, так и аналогии права к спорному правоотноше­нию. Поэтому ст. 5 СК является новеллой в семейном праве. В ней предусмотрена принципиальная возможность примене­ния при регулировании отношений между членами семьи ана­логии (аналогии закона или аналогии права).

* Принят на третьей сессии Верховного Совета РСФСР шестого созыва 11 июня 1964 г., с последующими изменениями и дополнениями // Ведомости РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407; 1965. № 51. Ст. 1291; 1966. № 32. Ст. 773; 1968. № 7. Ст. 252; 1973. № 51. Ст. 1114; 1974. № 51. Ст. 1346; 1977. № 24. Ст. 586; 1980. № 32. Ст. 987; 1981. № 23. Ст. 800; № 46. Ст. 1555; 1984. № 3. Ст. 106; № 18. Ст. 592; 1985. № 5. Ст. 163; № 9. Ст. 305; 1986. 14. Ст. 413; № 48. Ст. 1397; 1987. № 9. Ст. 250; 1988. № 1. Ст. 1; № 5. Ст. 137; 1989. № 16. Ст. 398; 1991. №15. Ст. 494; Ведомости РФ. 1992. № 15. Ст. 768; № 27. Ст. 1560; № 30. Ст. 1794; № 34. Ст. 1966; 1993. № 17. Ст. 593; № 22. Ст. 787; СЗ РФ. 1995. № 18. Ст. 1596; № 49. Ст. 4696. 1996. № 1. Ст. 19; № 35. Ст. 4134; № 49. Ст. 5499; 1997. № 12. Ст. 1373; № 47. Ст. 5341; 1998. № 26. Ст. 3010.

Обязательным условием применения на практике анало­гии закона являются: а) неурегулированность спорных семейных отношений нормами семейного законодательства или соглашением сторон; б) отсутствие норм гражданского права, прямо регули­рующих эти семейные отношения. Именно в такой ситуации к спорным отношениям между членами семьи применяются нор­мы семейного и (или) гражданского права, регулирующие сход­ные (то есть близкие по характеру) отношения. В противном случае оснований использования аналогии закона не имеется. Однако следует иметь в виду, что разрешение семейного спо­ра при помощи аналогии не должно противоречить существу семейных отношений. От аналогии закона следует отличать за­конодательный прием отсылочного регулирования, когда в нор­мативно-правовом акте, регламентирующем определенное от­ношение, содержится указание о том, что тот или иной воп­рос должен решаться в соответствии с конкретными нормами, регулирующими другой вид отношений (так, не будет анало­гией закона применение ст. 168-179 ГК, устанавливающих ос­нования недействительности сделок, для признания брачного договора недействительным, в связи с тем, что п. 1 ст. 44 СК прямо отсылает к этим нормам ГК).

Если же отсутствуют нормы семейного и (или) граждан­ского права, которые представляется возможным применить в той или иной жизненной ситуации по аналогии, как регули­рующие сходные отношения, то в таких случаях права и обя­занности членов семьи определяются исходя из аналогии пра­ва, то есть из общих начал и принципов семейного или граж­данского права, закрепленных ст. 1 СК и ст. 1 ГК. Аналогия права применяется в крайнем случае при невозможности при­бегнуть к аналогии закона. При использовании аналогии права необходимо обязательно учитывать принципы гуманности, то есть человеколюбия (от лат. - humanus), разумности (основанности на здравом смысле)* и справедливости (беспристрас­тности, правильности, соответствия истине)**. Данное положе­ние прямо вытекает из требований ст. 18 Конституции РФ, устанавливающей, что только права и свободы человека оп­ределяют смысл, содержание и применение законов. Кроме того, оно отвечает смыслу Всеобщей декларации прав чело­века, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международного пакта о гражданских и по­литических правах.

* См.: Словарь русского языка / Под ред. Евгенъевой А. П. М., 1988. Т. 3. С. 634.

** Там же: Т. 4. С. 231.

Применение аналогии закона или аналогии права входит в компетенцию суда, а не отдельных членов семьи по их жела­нию. При этом принятое по аналогии закона или аналогии пра­ва решение суда не должно находиться в противоречии с дей­ствующим законодательством РФ и основополагающими прин­ципами российского права.

Закрепленная ст. 5 СК норма об аналогии закона или права при регулировании семейных отношений не имеет широкого применения на практике. Однако ее введение имеет принци­пиальное значение как для защиты прав и интересов членов семьи (суд не вправе отказать в правосудии, ссылаясь на от­сутствие конкретного закона), так и для совершенствования семейного законодательства в целом.

Применение к семейным отношениям норм международ­ного права. Установленный Конституцией РФ (п. 4 ст. 15) прин­цип приоритетного применения правил международного дого­вора Российской Федерации в случае несоответствия ему зако­нодательства РФ закреплен также и в ст. 6 СК.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции в правовую систе­му РФ введены две категории международно-правовых норм:

а) общепризнанные принципы и нормы международного права, к которым относятся принципы и нормы, установлен­ные и признанные международным сообществом государств, то есть обязательные для всех его членов. Определение источни­ков общего международного права содержится в ст. 38 Статута Международного Суда ООН*; б) международные договоры РФ, включая межгосударственные, межправительственные договоры и договоры межведомственного характера независимо от вида и наименования (договор, соглашение, конвенция, а равно иные виды), заключенные как с иностранными государствами, так и с международными организациями**. Названные категории меж­дународно-правовых норм являются взаимодополняющими, поскольку международные договоры РФ должны заключать­ся, выполняться и прекращаться в соответствии с общеприз­нанными принципами и нормами международного права. Одна­ко это не исключает возможности применения в РФ общепризнанных принципов и норм международного права при ре­гулировании семейных отношений специфическим образом, исходя из национальных особенностей и традиций. В случае расхождения отдельных положений семейного законодатель­ства с правилами международного договора, в котором уча­ствует Российская Федерация, или с общепризнанными нор­мами международного права применяются правила, установ­ленные этим договором или нормами. Причем согласно ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с междуна­родным договором Российской Федерации обращаться в меж­государственные органы по защите прав и свобод граждан, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные сред­ства правовой защиты.

* См.: Статут Международного Суда. В сб.: Действующее международное право. Составители Колосов Ю. М., Кривчикова Э. С. М., 1996. Т. 1. С. 805.

** См.: Ст. 1-3 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ "О международных договорах" // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

Вступление в силу, порядок подписания, ратификации, утверждения, принятия международных договоров РФ или при­соединения к ним регламентируются разд.  Федерального за­кона "О международных договорах". В частности, все междуна­родные договоры РФ, предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина, подлежат ратифика­ции Федеральным Собранием РФ. Таким образом, решение о согласии на обязательность международного договора по ука­занным вопросам для Российской Федерации, включая семей­ные права, должно быть принято в форме федерального зако­на. Например, в 1994-1995 гг. федеральными законами ратифи­цированы договоры РФ о правовой помощи и правовых отноше­ниях по гражданским, семейным и уголовным делам с Респуб­ликой Молдова*, Азербайджанской Республикой**, Литовской Республикой***, Латвийской Республикой****, Эстонской Республи­кой*****. Естественно, указанное требование не распространяется на международные договоры, в которых РФ является стороной в качестве государства - правопреемника СССР. Международ­ные договоры, ратифицированные Федеральным Собранием РФ, подлежат регистрации и официальному опубликованию для все­общего сведения. Общее наблюдение за выполнением договоров осуществляет Министерство иностранных дел России.

* СЗ РФ. 1994. 15. Ст. 1682; 1995. № 20. Ст. 1766.

** СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1683; 1995. № 18. Ст. 1598.

*** СЗ РФ. 1994. № 16. Ст. 1862; 1995. № 19. Ст. 1712.

**** СЗ РФ. 1994. 34. Ст. 3546; 1995. № 21. Ст. 1932.

***** СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1688.

В РФ признано обязательным соотнесение семейного за­конодательства с положениями основных международно-правовых актов, включая Всеобщую декларацию прав человека, Международный пакт об экономических, социальных и куль­турных правах, Конвенцию о ликвидации всех форм дискри­минации в отношении женщин, Конвенцию о правах ребенка, Венскую декларацию и Программу действий Всемирной кон­ференции по правам человека, Пекинскую декларацию и Плат­форму действий четвертой Всемирной конференции по поло­жению женщин, а также документы Международной органи­зации труда, Всемирной организации здравоохранения, Детс­кого фонда ООН и других международных организаций*.

* См. п. 7 Основных направлений государственной семейной политики.

Особо следует выделить такой международный договор РФ по вопросам регулирования семейных отношений, как Конвен­ция стран - участниц СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (За­седание Совета глав государств СНГ. Участвовали руководите­ли Азербайджанской Республики, Республики Армения, Рес­публики Беларусь, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Республики Молдова, Российской Федерации, Респуб­лики Таджикистан, Туркменистана, Республики Узбекистан и Украины. 22 января 1993 г., Минск, Республика Беларусь). Рати­фицирована Федеральным законом от 4 августа 1994 г. № 16-ФЗ*.

* СЗ РФ. 1994. № 15. Ст. 1684; 1995. № 17. Ст. 1472.

§ 5. Осуществление и защита семейных прав



Осуществление семейных прав. В Семейном кодексе под­твержден вытекающий из требований ст. 2 и 17 Конституции РФ принцип свободного распоряжения (то есть по собственно­му усмотрению) гражданами РФ принадлежащими им правами. Статья 7 СК устанавливает, что граждане по своему усмот­рению распоряжаются принадлежащими им правами, вытека­ющими из семейных отношений (семейными правами), в том числе правом на защиту этих прав, если иное не предусмот­рено законом. Таким образом, СК предоставляет гражданам свободу в осуществлении и защите своих семейных прав. Сво­бода граждан в семейных отношениях обеспечивается, в част­ности, тем, что реализация многих прав, предоставленных им законом, зависит от их собственного волеизъявления (напри­мер, супруг, имеющий право на получение алиментов от дру­гого супруга (ст. 89 СК), часто это право не осуществляет). Однако распоряжение гражданами принадлежащими им се­мейными правами по своему усмотрению может быть ограни­чено законом. Это вызвано общественными (публичными) ин­тересами, необходимостью защитить права нетрудоспособных или несовершеннолетних членов семьи. По этой причине мно­гие права членов семьи одновременно выступают в качестве их семейных обязанностей (речь идет, прежде всего, о сфере личных правоотношений между членами семьи). Так, напри­мер, родители не только имеют право, но и обязаны воспиты­вать своих несовершеннолетних детей (ст. 63 СК). Аналогично решен вопрос в отношении опекунов (попечителей), приемных родителей (ст. 150, 153 СК). Поэтому осуществление или нео­существление права на воспитание не может быть в силу за­кона поставлено на усмотрение родителей (опекунов, попечи­телей, приемных родителей). В ряде случаев Кодекс, наделяя членов семьи конкретными правами (право супругов заклю­чить брачный договор; право родителей заключить соглаше­ние о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, или об уплате алимен­тов на ребенка - ст. 40, 66, 99 СК), определяет границы их реализации. Например, заключая брачный договор и устанав­ливая в нем имущественные права и обязанности, стороны обя­заны руководствоваться основными началами семейного зако­нодательства (п. 3 ст. 42 СК), а родители в соглашении об упла­те алиментов на ребенка не вправе установить размер али­ментов ниже предусмотренного законом (п. 2 ст. 103 СК).

Права и обязанности членов семьи (супругов, родителей и детей, других родственников и иных лиц) возникают из осно­ваний, предусмотренных СК, а в ряде случаев гражданским законодательством, а также международными договорами РФ.

Осуществление семейных прав (в том числе права на за­щиту этих прав) несовершеннолетними, или недееспособными гражданами имеет свои особенности, так как во многом зависит от надлежащего исполнения обязанностей их законными пред­ставителями (у несовершеннолетних законные представители - родители, опекуны или попечители, у недееспособных - опе­куны). Если за недееспособного гражданина его семейные пра­ва осуществляет, а обязанности исполняет опекун, то несо­вершеннолетние граждане ряд своих семейных прав могут ре­ализовывать лично (право выражать свое мнение, право на общение с родителями, право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей и др. - ст. 55-57 СК).

Обладание семейными правами неразрывно связано с ува­жением прав других членов семьи, которые не должны нару­шаться ни при каких обстоятельствах. В этой связи ст. 7 СК установлено, что осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать пра­ва, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан. Данное требование вытекает из ч. 3 ст. 17 Конститу­ции РФ и норм международного права (ст. 29 Всеобщей декла­раций прав человека и ст. 21 Международного пакта о граж­данских и политических правах), подтверждает формально-юридическое равенство всех членов семьи перед законом и свидетельствует об отсутствии у любого члена семьи каких-либо привилегий и преимуществ перед другими членами семьи в сфере семейных отношений. Оно также означает, что свобо­да выбора, предоставляемая лицу в осуществлении индивиду­альных интересов в сфере семейных отношений, имеет опре­деленные границы, направленные как на предотвращение эго­истического своеволия и анархизма, столкновений и конфлик­тов, так и на обеспечение прав и интересов других членов се­мьи. Так, ст. 17 Кодекса запрещает мужу возбуждать дело о разводе без согласия жены во время ее беременности и в тече­ние года после рождения ребенка. Ограничение прав мужа произведено законом с целью охраны здоровья женщины и ребенка.

Необходимой предпосылкой распоряжения гражданами, принадлежащими им семейными правами, является закреплен­ное Кодексом право граждан на охрану своих семейных прав (п. 2 ст. 7 СК). Охрана семейных прав законом исключается толь­ко тогда, когда они осуществляются в противоречии с их на­значением. Это правило имеет общий характер и относится к любым правам, вытекающим из семейных отношений, незави­симо от их содержания, а потому не требует детализации в отдельных нормах закона. Хотя в ряде случаев в законе прямо указываются конкретные проявления злоупотребления семей­ными правами и правовые последствия такого поведения субъек­тов семейных правоотношений (п. 2 ст. 64, п. 1 ст. 65, п. 1 ст. 66, ст. 69 СК).

Защита семейных прав. Защита семейных прав и охраня­емых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством применения надлежа­щей формы и способов защиты. Принято выделять две основ­ные формы защиты прав: юрисдикционную и неюрисдикционную. Юрисдикционная форма защиты - это деятельность упол­номоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых прав (суд, прокуратура, орган опеки и попечи­тельства, орган внутренних дел, орган загса и др.). Неюрисдикционная форма защиты - это действия граждан и организа­ций по защите прав и охраняемых законом интересов, кото­рые совершаются ими самостоятельно, без обращения за по­мощью к компетентным органам. Такие действия называют са­мозащитой прав.

Основной формой защиты семейных прав является судеб­ная защита. Защита семейных прав согласно ст. 8 СК осуще­ствляется в судебном порядке по правилам гражданского су­допроизводства, а в случаях, предусмотренных Кодексом, го­сударственными органами или органами опеки и попечитель­ства. Возможность судебной защиты членами семьи своих се­мейных прав отнесена к основным началам семейного законо­дательства, что соответствует и требованиям ст. 46 Конститу­ции РФ, гарантирующей судебную защиту прав и свобод каж­дого гражданина РФ.

Норма о защите семейных прав закреплена и в других федеральных законах. Так, ст. 10 Федерального закона от 21 де­кабря 1996 г. № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по соци­альной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попече­ния родителей" (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 8 февраля 1998 г. № 17-ФЗ)* установлено, что за защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попе­чения родителей, а равно их законные представители, опеку­ны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствую­щие суды РФ. Защита нарушенных или оспоренных семейных прав происходит в суде общей юрисдикции в порядке искового производства или производства, возникающего из админист­ративно-правовых отношений. Суд рассматривает и разрешает споры о субъективном праве или охраняемом законом интере­се, возникающие из семейных правоотношений между члена­ми семьи. Кроме того, в суд могут обжаловаться решения и действия (или бездействия) государственных органов и долж­ностных лиц всех ветвей власти - законодательной, исполни­тельной и судебной, а также предприятий, учреждений, орга­низаций всех форм собственности, органов местного самоуправления и отдельных государственных и муниципальных слу­жащих, нарушающие те или иные семейные права (напри­мер, отказ органа загса в регистрации брака - п. 3 ст. 11 СК; отказ органа местного самоуправления разрешить вступить в брак лицам, не достигшим брачного возраста, - п. 2 ст. 13 СК)**. Следует также иметь в виду, что любой гражданин имеет пра­во обратиться в Конституционный Суд РФ с жалобой на некон­ституционность закона, который был применен в его деле и ущемил какие-либо его, в частности семейные, права***.

* СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5880; 1998. № 7. Ст. 788.

** См.: Ст. 1-2 Закона РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-I "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права граждан", с изменениями, внесенными Федеральным законом от 14 декабря 1995 г. № 197-ФЗ // Ведомости РФ. 1993. № 19. Ст. 685; СЗ РФ. 1995. № 51. Ст. 4970.

*** См.: Ст. 36 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" // СЗ Российской Федерации. 1994. № 13. Ст. 1447.

Основания, в силу которых граждане обращаются в суд за защитой семейных прав, весьма разнообразны и, как правило, указаны в Семейном кодексе: расторжение брака (ст. 21 СК); признание брака недействительным (ст. 27 СК); раздел общего имущества супругов (п. 3 ст. 38 СК); изменение и расторжение брачного договора (ст. 43 СК); установление отцовства (ст. 49- 50 СК); оспаривание отцовства и материнства (ст. 52 СК); разре­шение разногласий между родителями о воспитании и месте жительства несовершеннолетних детей (ст. 65-66 СК); осуще­ствление родительских прав родителем, проживающим отдель­но от ребенка (ст. 66 СК); устранение препятствий к общению ребенка с родственниками (ст. 67 СК); защита родительских прав (ст. 68 СК); лишение родительских прав (ст. 70 СК); восстановле­ние в родительских правах (ст. 72 СК); ограничение родительс­ких прав (ст. 73 СК); отмена ограничения родительских прав (ст. 76 СК); взыскание алиментов на несовершеннолетних детей и со­вершеннолетних нетрудоспособных детей (ст. 80; 85 СК); опре­деление порядка участия родителей в дополнительных расхо­дах на детей (ст. 86 СК); взыскание с совершеннолетних детей алиментов на родителей (ст. 87 СК); определение порядка несе­ния совершеннолетними детьми дополнительных расходов на ро­дителей (ст. 88 СК); взыскание алиментов на супруга, бывшего супруга (ст. 89-90 СК); взыскание с пасынков и падчериц али­ментов на отчима или мачеху (ст. 97 СК); признание недействи­тельным соглашения об уплате алиментов (ст. 102 СК); измене­ние размера алиментов и освобождение от уплаты взысканных в судебном порядке алиментов (ст. 119 СК) и др. Таким образом, к компетенции суда закон относит принятие решений по наибо­лее важным вопросам в сфере семейных правоотношений.

Защита семейных прав в предусмотренных законом случа­ях осуществляется также и государственными органами. К ним относятся не только федеральные органы исполнительной вла­сти и органы исполнительной власти субъектов РФ, но и про­куратура, органы внутренних дел, органы загса, воспитатель­ные учреждения. Так, СК обязывает органы исполнительной власти принимать меры по защите прав и законных интересов детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 122-123, 126, 165 (п. 4) СК). В этих целях органы исполнительной власти субъектов РФ и федеральные органы исполнительной власти должны организовывать учет детей, оставшихся без попечения родителей, и оказывать содействие в устройстве таких детей в семьи. Органы внутренних дел могут участвовать в принуди­тельном исполнении решений, связанных с отобранием ребен­ка (ст. 79 СК), а также в розыске лиц, уклоняющихся от уп­латы алиментов. Органы загса правомочны восстанавливать брак в случае явки супруга, объявленного умершим или безвестно отсутствующим (ст. 26 СК), устанавливать отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, на основании совмест­ного заявления отца и матери ребенка (п. 3 ст. 48 СК) и т. д.

Широкими полномочиями в сфере защиты семейных прав наделен прокурор. Его действия по защите семейных прав мо­гут выражаться в предъявлении в суд ряда требований: о при­знании брака недействительным (ст. 28 СК); о лишении роди­тельских прав (ст. 70 СК); об ограничении родительских прав (ст. 73 СК); о признании недействительным соглашения об уп­лате алиментов (ст. 102 СК); об отмене усыновления ребенка (ст. 142 СК). Кроме того, прокурор обязан участвовать в делах о лишении, восстановлении и ограничении родительских прав (ст. 70, 72-73 СК), об установлении усыновления ребенка (ст. 125 СК; ст. 2634 ГПК) и об отмене усыновления ребенка (ст. 140 СК), независимо от того, по чьей инициативе возбуж­дено дело судом, а также осуществлять надзор за законнос­тью отобрания ребенка у родителей органами опеки и попечи­тельства (ст. 77 СК) и в других случаях. Полномочия прокуро­ра основаны на обязанности прокуратуры осуществлять над­зор за соблюдением прав и свобод человека и принимать пре­дусмотренные законом меры (включая участие в рассмотре­нии дел судами, а также предъявление и поддержание иска в суде) по защите прав лиц, которые по состоянию здоровья или возрасту (несовершеннолетние) не могут лично их отстаи­вать. Прокурор (или его заместитель) также наделен правом на принесение протеста на незаконное или необоснованное решение суда (ст. 26-27 и 35-36 Закона РФ от 17 января 1992 г. № 2202 "О прокуратуре РФ", в ред. Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ)*.

* Ведомости РСФСР. 1992. № 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

Защита прав несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся в воспитательных, лечеб­ных учреждениях и учреждениях социальной защиты населе­ния, возлагается законом на администрацию этих учреждений (п. 1 ст. 147 СК). В соответствии с Типовым положением об об­разовательном учреждении для детей-сирот и детей, остав­шихся без попечения родителей*, регулирующим прежде все­го деятельность соответствующих государственных и муници­пальных учреждений, к числу их основных задач отнесены обес­печение социальной защиты и охрана прав воспитанников. Вос­питательные учреждения выполняют обязанности опекунов (попечителей) воспитанников (ст. 147 СК), направляют сообще­ния в органы опеки и попечительства о возможности их пере­дачи на воспитание в семью (ст. 122 СК). В некоторых случаях в целях защиты интересов детей (в частности, при невозможно­сти исполнить решение суда по делу, связанному с отобрани­ем ребенка и передачей его другому лицу, - ст. 79 СК) допус­кается их временное помещение в воспитательное учрежде­ние, лечебное учреждение и другое аналогичное учреждение.

* Утверждено постановлением Правительства РФ от 1 июля 1995 г. № 676, с изменениями, внесенными постановлениями Правительства РФ от 14 октября 1996 г. № 1203, от 28 августа 1997 г. № 1117 и от 30 марта 1998 г. № 366 // СЗ РФ. 1995. № 28. Ст. 2693; 1996. № 43. Ст. 4917; 1997. № 36. Ст. 4191; 1998. №14. Ст.1595.

Должностные лица государственных органов и других орга­низаций обязаны сообщать об известных им нарушениях прав и законных интересов ребенка в орган опеки и попечительства (п. 3 ст. 56 СК). К обязанности должностных лиц образователь­ных, лечебных и иных учреждений любых форм отнесено на­правление сообщений в орган опеки и попечительства сведе­ний о детях, оставшихся без попечения родителей (ст. 122 СК).

Субъектами РФ могут уточняться функции органов госу­дарственной власти и должностных лиц по защите семейных прав граждан. Так, в соответствии с п. 3.1.69 Положения об адми-нистративном округе в г. Москве, утвержденного распоряже­нием мэра Москвы от 17 марта 1997 г. № 220-РМ*, координация работы по реализации федеральных, городских и окружных программ по социальной защите семьи, детей-сирот, подрост­ков и молодежи возложена на префекта административного округа как должностное лицо городской администрации. Не­посредственно же функции по защите прав детей должны осу­ществляться" главой Управы района - лично или через под­разделения администрации района**.

* Вестник мэрии Москвы. 1997. № 13.

** См.: п. 74 Ст. 14 Закона города Москвы от 11 сентября 1996 г. № 28-91 "О районной Управе в городе Москве" // Ведомости Московской городской Думы. 1997. № 1.

Защита семейных прав осуществляется и органами опеки и попечительства, то есть органами местного самоуправления, наделенными полномочиями по решению вопросов местного значения и не входящими в систему органов государственной власти, но также только в случаях, непосредственно предус­мотренных Кодексом. Вопросы организации и деятельности этих органов определяются уставами муниципальных образований в соответствии с законами субъектов РФ (ст. 121 СК). В соответ­ствии со ст. 121 СК на органы опеки и попечительства возло­жена защита прав и интересов детей, оставшихся без попече­ния родителей, что требует от них соответственно выявления, учета, устройства таких детей и последующего контроля за условиями содержания и воспитания детей (ст. 122 и 123 СК). Защита прав выпускников воспитательных учреждений - так­же обязанность органов опеки и попечительства (п. 3 ст. 147 СК).

Кодекс отводит значительную роль в защите прав членов семьи именно органам опеки и попечительства. Согласно ст. 78 СК органы опеки и попечительства должны быть привлечены су­дом к участию в деле при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Весьма значимой и ответственной является функция попечения над ребенком, который передается орга­нам опеки и попечительства по решению суда в случаях, уста­новленных законом (лишение родителей родительских прав, ограничение родительских прав, отмена усыновления ребенка и т. д. - ст. 68; 71; 74; 143 СК). Обязательным является участие органа опеки и попечительства в исполнении решений суда по отобранию ребенка и передаче его другому лицу (ст. 79 СК). В безотлагательных случаях, то есть при непосредственной уг-розе жизни ребенка или его здоровью, орган опеки и попечи­тельства вправе самостоятельно отобрать ребенка у родителей (ст. 77 СК).

В целом же можно условно выделить три основные фор­мы защиты семейных прав органами опеки и попечительства: а) самостоятельное принятие решений в пределах своей ком­петенции, включая дачу согласия (разрешения) на какие-либо действия, б) направление соответствующих требований в суд в порядке искового производства, в) участие в судебном разби­рательстве. В некоторых случаях перечисленные формы яв­ляются взаимосвязанными. Так, например, лишение родитель­ских прав осуществляется судом, как по заявлению, так и с участием органов опеки и попечительства (ст. 70 СК).

К полномочиям первого вида представляется возможным отнести право органа опеки и попечительства давать согласие: на установление отцовства по заявлению только отца ребенка (ст. 48 СК), на контакты ребенка с родителями, родительские права которых ограничены судом (ст. 75 СК); на усыновление ребенка несовершеннолетних родителей - при отсутствии их родителей или опекунов (попечителей) (ст. 129 СК). Сюда же можно включить полномочия органа опеки и попечительства: по разрешению разногласий между опекуном ребенка и несо­вершеннолетними родителями ребенка (ст. 62 СК); по разре­шению разногласий между родителями о воспитании и образо­вании детей (ст. 65 СК); по назначению представителя для за­щиты прав и интересов детей (ст. 64 СК); по решению вопроса об общении ребенка с родственниками (ст. 67 СК); по заключе­нию с приемными родителями договора о передаче ребенка на воспитание в семью (ст. 151-152 СК).

К полномочиям второго вида относятся: право органа опе­ки и попечительства требовать признания недействительным брака или соглашения об уплате алиментов по основаниям, предусмотренным законом (ст. 28 СК и 102 СК); право требо­вать отмены усыновления ребенка (ст. 142 СК); а также право предъявлять требование о лишении родительских прав (ст. 70 СК), об ограничении родительских прав (ст. 73 СК) и о взыска­нии алиментов на детей (ст. 80 СК). Соответствующее требова­ние органа опеки и попечительства оформляется исковым за­явлением в суд.

К полномочиям третьего вида относится право органа опе­ки и попечительства участвовать в рассмотрении судами дел: о признании недействительным брака в случаях, предусмотрен­ных законом (ст. 28 СК); об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (ст. 66 СК); о лишении родительских прав и о восстановлении в родительс­ких правах (ст. 70, 72 СК); об ограничении родительских прав и об отмене ограничения родительских прав (ст. 73, 76 СК); об установлении усыновления ребенка (ст. 125 СК); об отмене усы­новления ребенка (ст.140).

Для осуществления органами опеки и попечительства фун­кций по защите семейных прав они наделены законом необхо­димыми полномочиями (ст. 121-123 СК, ст. 31-40 ГК).

Законом не исключается и самозащита гражданами своих семейных прав путем совершения действий, пресекающих на­рушения права. Такая форма допустима в случаях, когда субъект семейного правоотношения располагает возможностями право­мерного воздействия на нарушителя без помощи суда или го­сударственных органов.

Способы защиты семейных прав. Защита семейных прав и охраняемых законом интересов обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты. Под способами за­щиты субъективных семейных прав понимаются закрепленные материально-правовые меры принудительного характера, по­средством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правона­рушителя. В СК нет перечня способов защиты семейных прав. Они указываются применительно к отдельным видам правоот­ношений в конкретных нормах СК. Поэтому обладатель нару­шенного семейного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом (способами) защиты своего пра­ва, предусмотренным в соответствующих нормах семейного законодательства. В свою очередь способы защиты семейных прав определяются спецификой защищаемого права и харак­тером нарушения. Например, такие способы, как возмещение убытков и взыскание неустойки, принуждение к исполнению обязанности, применяются, как правило, при нарушении иму­щественных прав (уклонение от уплаты алиментов на ребенка - ст. 80 СК; образование задолженности по алиментам - п. 2 ст. 115 СК). А наиболее характерным способом защиты личных неимущественных прав субъектов семейных правоотношений является пресечение действий, нарушающих право или со­здающих угрозу нарушения, изменение или прекращение пра­воотношения (ограничение родительских прав - ст. 73 СК; от­мена усыновления - ст. 140 СК).

Закрепленные в СК способы защиты семейных прав нео­днородны по своей юридической природе, что также оказыва­ет влияние на возможность их реализации. Наиболее распрос­траненным в литературе является их подразделение на меры защиты и меры ответственности, которые различаются между собой по основаниям применения, социальному назначению, функциям и формам реализации. Наибольшую практическую значимость имеет то обстоятельство, что меры ответственнос­ти, в отличие от мер защиты, применяются лишь к виновному нарушителю субъективного права и выражаются для него в дополнительных обременениях в виде лишения правонаруши­теля определенных семейных прав или возложения на него дополнительных обязанностей. Ответственность по семейному праву наступает лишь при наличии семейного правонаруше­ния. Обязательными элементами семейного правонарушения являются противоправное действие (бездействие) субъекта и его вина (что касается наличия вреда, а следовательно, и при­чинной связи между противоправным деянием и наступившим вредным результатом, то эти элементы необязательны для всех случаев правонарушений)*. Среди способов защиты семейных прав мерами ответственности могут быть признаны: возмеще­ние материального и морального вреда добросовестному суп­ругу при признании брака недействительным (п. 4 ст. 30 СК); уплата неустойки и возмещение убытков получателю алимен­тов при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты (ст. 115 СК); лишение родительских прав (ст. 70 СК); отмена усыновления (п. 1 ст. 141 СК) и др. Меры ответственности за нарушение семейных прав и неисполнение семейных обязанностей могут быть установлены в брачном до­говоре, в соглашении об уплате алиментов самими субъектами семейных правоотношений (чаще всего это возмещение убыт­ков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда).

* См. подробно об этом: Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 254-301.

Способы защиты семейных прав в силу их неоднозначного характера могут в одних случаях применяться только судом (признание брака недействительным; признание брачного до­говора недействительным; лишение родительских прав; огра­ничение родительских прав; отмена усыновления и др.), в дру­гих случаях законом устанавливается административный по­рядок их реализации, то есть органом опеки и попечительства, органом загса (расторжение брака в органе загса; обязывание родителей органом опеки и попечительства не препят­ствовать общению ребенка с близкими родственниками и др.).

В Семейном кодексе предусмотрены различные способы защиты семейных прав с учетом характера и вида наруше­ний, а именно:

а) признание права (ст. 30 (п. 4-5), 38-39, 48-50, 66, 67 СК и др.);

б) восстановление нарушенного права (ст. 26, 30, 44, 52, 72, 76 СК и др.);

в) прекращение (пресечение) тех или иных действий, на­рушающих (ущемляющих) право или создающих угрозу для его нарушения, в том числе путем лишения или ограничения прав одного лица в целях защиты прав другого лица (ст. 65, 68-71, 73, 77 СК);

г) принуждение к исполнению обязанности - например, к уплате алиментов (ст. 80, 85, 87, 89-90, 93-97 СК), к воз­мещению материального или морального вреда (см. ст. 30 (п. 4) СК), к уплате неустойки (п. 1 ст. 115 СК) и к возмещению убыт­ков (п. 2 ст. 115 СК);

д) прекращение или изменение правоотношений (ст. 43, 101, 119-120, 140-143, п. 2 ст. 152 СК);

е) иные способы, предусмотренные СК.

Более детально способы защиты семейных прав будут проанализированы в последующих главах учебника примени­тельно к отдельным видам семейных правоотношений. Следует также отметить, что защита семейных прав осуществляется и с помощью норм других отраслей права: гражданского права (на­пример, ст. 30 ГК предусматривает ограничение дееспособнос­ти гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами и ставящего таким поведением свою семью в тяжелое положение), уголовного права (ст. 150-157 Уголовного кодекса РФ*), трудового права (ст. 160-1721 КЗоТ). Кроме того, в целях реализации принятых на себя государ­ством обязательств по защите семьи предусматривается укре­пить и создать в составе федеральных органов исполнительной власти социальной направленности специальные подразделе-ния для разработки и реализации мер государственной семей­ной политики**, что предполагает и выполнение в будущем ука­занными подразделениями определенных функций по защите семейных прав.

*Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ. Введен в действие с 1 января 1997 г. Федеральным законом от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ, с изменениями, внесенными Федеральным законом от 27 декабря 1996 г. 161-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954-2955; 1997. № 1. Ст. 2 (Далее - УК).

** См.: п. 15 и 22 Основных направлений государственной семейной политики.

§ 6. Сроки исковой давности в семейном праве



Под исковой давностью понимается срок для защиты пра­ва по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК). В тече­ние срока исковой давности лицо может защитить нарушен­ное субъективное право в принудительном порядке. Истече­ние срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом ре­шения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 ГК). Исковая давность ши­роко применяется в гражданском праве к имущественным пра­воотношениям и необходима для их устойчивости, укрепления договорной дисциплины, а кроме того, стимулирует участни­ков гражданского оборота своевременно осуществлять принад­лежащие им права, облегчает установление судами объектив­ной истины по делу. В семейном праве институту исковой дав­ности такого значения не придается.

В п. 1 ст. 9 СК закреплено общее правило, согласно кото­рому на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением слу­чаев, когда в самом Кодексе установлен срок для защиты на­рушенного права. Правило нераспространения исковой давно­сти на требования, вытекающие из семейных отношений, оз­начает, что любое нарушенное право в области семейных пра­воотношений может быть защищено в исковом порядке по правилам гражданского судопроизводства независимо от вре­мени, истекшего с момента его нарушения. Это связано с тем, что в области семейного права преобладают личные неимуще­ственные права, имеющие длящийся характер, природа кото­рых может потребовать их защиты в любое время. Таким обра­зом, участники семейных отношений практически не ограни­чены временными рамками при реализации права на защиту нарушенных семейных прав. Так, исковая давность не распро­страняется: на требования о расторжении брака; на требова­ния о признании брака недействительным; на требования об установлении отцовства; на требования о признании брачного договора недействительным; на требования о взыскании али­ментов в течение всего срока действия права на их получение и т. д. В отличие от КоБС (ст. 49), в СК не установлен срок исковой давности для предъявления требований об оспарива­ний отцовства или материнства (ст. 52 СК).

Исковая давность к семейным отношениям применяется лишь в строго определенных случаях, а именно, когда сроки для защиты нарушенных семейных прав предусмотрены в са­мом СК. Таких случаев несколько.

Во-первых, годичный срок исковой давности предусмот­рен п. 3 ст. 35 СК для требований супруга, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки по распоря­жению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации, другим супругом не было получено, о признании такой сделки недействительной. Срок исковой давности исчисляется со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении такой сделки.

Во-вторых, трехлетний срок исковой давности установлен п. 7 ст. 38 СК для требований разведенных супругов о разделе общего имущества. Здесь течение срока исковой давности на­чинается со дня, когда разведенный супруг узнал или должен был узнать о нарушении его прав на общее имущество другим супругом (п. 2 ст. 9 СК; п. 1 ст. 200 ГК).

В-третьих, годичный срок исковой давности установлен п. 4 ст. 169 СК (а он отсылает в свою очередь к ст. 15 СК и ст. 181 ГК) для предъявления одним из супругов требования о признании брака недействительным, когда другой супруг скрыл от него наличие венерической болезни или ВИЧ-инфекции при вступлении в брак. В таких случаях срок исковой давности ис­числяется со дня, когда супруг-истец узнал или должен был узнать о сокрытии болезни супругом-ответчиком, то есть об обстоятельствах, дающих основания требовать признания бра­ка недействительным (п. 2 ст. 9 СК; п. 1 ст. 200 ГК).

В п. 2 ст. 9 СК закреплено положение о том, что в случае необходимости применения к семейным отношениям норм, ус­танавливающих исковую давность, суд должен руководство­ваться правилами ст. 198-200 и 202-205 ГК. Из их содержа­ния, в частности, следует, что сроки исковой давности и поря­док их исчисления не могут быть изменены соглашением сто­рон (ст. 198 ГК); требование о защите нарушенного права при­нимается к рассмотрению судом независимо от истечения сро­ка исковой давности, а исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесе­ния судом решения (ст. 199 ГК); течение срока исковой давно­сти начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, если иное не предусмотре­но законом (ст. 200 ГК).

Гражданское законодательство допускает приостановле­ние, перерыв и восстановление сроков исковой давности при наличии для этого необходимых оснований. Приостановление срока исковой давности означает, что в срок исковой давности не засчитывается тот промежуток времени, в течение которо­го лицо не могло предъявить иска в защиту своих прав в силу объективных причин (оснований), указанных в законе. Соглас­но ст. 202 ГК течение срока исковой давности приостанавлива­ется: а) если предъявлению иска препятствовало чрезвычай­ное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила); б) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положе­ние; в) в силу установленной на основании закона Правитель­ством РФ отсрочки исполнения обязательств (мораторий); г) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение. Причем течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если перечисленные выше обстоятельства возникли или продолжа­ли существовать в последние шесть месяцев срока давности. Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основа­нием приостановления давности, течение ее срока продолжа­ется. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев.

Основанием для перерыва течения срока исковой давности может быть предъявление в установленном порядке иска или совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой дав­ности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок (ст. 203 ГК). Если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается в общем поряд­ке (ст. 204 ГК).

Статья 205 ГК предусматривает восстановление срока ис­ковой давности в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая бо­лезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т. п.) Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважи­тельными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности. При восстановлении срока исковой давности суд считает необходимым защитить нарушенное право, несмотря на пропуск истцом срока исковой давности.

Приведенные положения гражданского законодательства об исковой давности применяются судом и к требованиям, вы­текающим из семейных отношений, если СК установлен срок защиты нарушенного права.

От сроков исковой давности необходимо отличать пресекательные (преклюзивные) сроки, то есть сроки существования во времени ненарушенного субъективного семейного права (на­пример, право родителей на воспитание детей и защиту их прав и интересов до достижения ими совершеннолетия; право несо­вершеннолетних детей на получение алиментов от родителей и др.). Принципиальное различие между сроком исковой давности и пресекательным сроком состоит в том, что по истечении пресекательного срока предусмотренное СК право (например, зак­репленное в п. 2 ст. 89 СК право на взыскание алиментов на свое содержание бывшей женой с бывшего супруга в течение трех лет со дня рождения общего ребенка) уже не может быть реализовано ни при каких условиях, тогда как срок исковой давности может быть приостановлен, прерван или восстановлен в установленных ГК порядке и случаях. Пресекательных сро­ков, предоставляющих управомоченному лицу строго опреде­ленное время для реализации своего права, в семейном законо­дательстве немного. Помимо уже названных, к ним следует от­нести предусмотренный п. 2 ст. 107 СК трехлетний срок для взыс­кания алиментов за прошлое время, то есть время, предше­ствующее обращению в суд с заявлением о взыскании алимен­тов. Причем алименты за прошлое время в пределах трехлетне­го срока согласно п. 2 ст. 107 СК могут быть взысканы при опре­деленных условиях: а) судом установлено, что до обращения в суд управомоченным лицом принимались меры к получению средств на содержание; б) алименты не были получены вслед­ствие уклонения обязанного лица от их уплаты. В литературе по семейному праву срок взыскания алиментов за прошедший период иногда относят к срокам исковой давности*, что не со­гласуется, по нашему мнению, с юридической сущностью и на­значением срока исковой давности. Антокольская М. В. верно замечает, что данный срок является пресекательным, посколь­ку взыскание алиментов за его пределами невозможно**.

* Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С. 27

' ** См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 285.

В семейном праве наряду со сроками исковой давности и сроками существования права установлены и другие виды сро­ков, которые не одинаковы по своей юридической сущности, степени определенности и целям. Среди них выделяют сроки раз­решительные (например, срок заключения и расторжения брака в органе загса - ст. 11 и 19 СК), запретительные (например, годичный срок запрета для мужа на возбуждение дела о растор­жении брака в течение года после рождения ребенка без согла­сия жены - ст. 17 СК) и обязывающие (например, обязанность суда в трехдневный срок со дня вступления решения в законную силу направить решение о признании брака недействительным или о лишении родительских прав в орган загса - ст. 27 и 70 СК)*.

* См.: Нечаева А. М. Указ. соч. С. 21-23.

Контрольные вопросы для самостоятельного изучения темы



1. Дайте определение семейного права. Какие отношения регулируются семейным правом? В чем их особенности?

2. Назовите основные задачи семейного права.

3. В чем состоит специфика метода регулирования семейно-правовых отношений?

4. Дайте понятие семьи в социологическом и юридичес­ком смысле. Какие функции выполняет семья в обществе?

5. Что вы понимаете под принципами семейного права? Назовите их и раскройте содержание.

6. В каких отраслях законодательства РФ, кроме семей­ного, закреплен принцип защиты семьи, материнства, отцов­ства и детства государством?

7. Назовите формы государственной поддержки семьи. Охарактеризуйте в целом существующую в РФ систему вып­латы государственных пособий родителям, имеющим несовер­шеннолетних детей.

8. Каковы цель, основные направления и принципы госу­дарственной семейной политики в РФ?

9. Какие органы являются субъектами государственной семейной политики?

10. Дайте понятие семейных правоотношений. Охарак­теризуйте их структуру.

11. Какие виды семейных правоотношений Вы можете на­звать?

12. Какие юридические факты вызывают возникновение, изменение или прекращение семейных правоотношений?

13. Все ли семейные отношения урегулированы нормами права, т.е. являются правоотношениями? Какие отношения между членами семьи находятся вне сферы воздействия се­мейного законодательства?

14. Кто может являться субъектом семейных правоот­ношений? Каковы особенности семейных правоотношений?

15. Что такое родство и свойство? В чем заключается их юридическое значение?

16. Какие принципы осуществления семейных прав и ис­полнения семейных обязанностей сформулированы в СК?

17. Назовите санкции (меры воздействия), применяемые к участникам семейных правоотношений за несоблюдение семейно-правовых норм.

18. Допускаются ли законом какие-либо ограничения прав граждан в семейных отношениях? Если да, то на каком осно­вании и в какой мере?

19. Какова система семейного права?

20. Расскажите о развитии семейного законодательства в РФ.

21. Перечислите источники семейного права.

22. В чем заключается принцип нахождения семейного за­конодательства в совместном ведении РФ и субъектов РФ? Каковы полномочия субъектов РФ по регулированию семей­ных отношений?

23. Могут ли применяться нормы семейного законода­тельства бывшего Союза ССР и разъяснения по их примене­нию, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР? Если да, то на каком основании и в какой части?

24. Какие вопросы семейного законодательства в соответ­ствии с СК относятся к компетенции Правительства РФ?

25. Регулируются ли семейным законодательством воп­росы, связанные с государственной регистрацией актов граж­данского состояния? В связи с чем, по Вашему мнению, в СК отсутствует раздел о государственной регистрации актов гражданского состояния?

26. К каким отношениям между членами семьи может применяться гражданское законодательство? При каких ус­ловиях это допускается?

27. Перечислите предусмотренные СК основания приме­нения гражданского законодательства к семейным отноше­ниям.

28. Дайте понятие аналогии закона. Раскройте основа­ния применения к отношениям между членами семьи норм семейного и (или) гражданского права по аналогии.

29. Дайте понятие аналогии права. В каких случаях пра­ва и обязанности членов семьи могут определяться исходя из аналогии права? Какими принципами следует при этом руко­водствоваться?

30. Каковы основания применения к семейным отношени­ям норм международного права?

31. Раскройте принцип приоритетного применения пра­вил международного договора РФ к семейным отношениям. Перечислите основные международно-правовые акты, с тре­бованиями которых необходимо соотносить семейное зако­нодательство РФ (при ответе сошлитесь на п. 7 Основных направлений государственной семейной политики).

32. Каким международным договором РФ регулируются семейные отношения с участием граждан государств СНГ?

33. В чем заключается принцип свободного распоряжения гражданами РФ принадлежащими им семейными правами?

34. Раскройте понятие, значение и формы защиты семей­ных прав.

35. Какими органами осуществляется защита семейных прав? Перечислите предусмотренные СК основания принятия судом решений в области семейных отношений.

36. Какими способами осуществляется защита семейных прав?

37. В каких случаях на требования, вытекающие из се­мейных отношений, распространяется исковая давность?

Рекомендуемая литература по теме



Антокольская М. В. Курс лекций по семейному праву. М., 1995.

Антокольская М. В. Семейное право. М., 1996. С. 5-108.

Антокольская М. В. Место семейного права в системе отрас­лей частного права // Государство и право. 1995. № 6. С. 30-40.

Азарова Е. Г. Пособия и льготы гражданам с детьми. М., 1997.

Белякова А. М. Вопросы советского семейного права в су­дебной практике. М., 1989.

Беспалов Ю. Судебная защита прав и интересов ребенка // Российская юстиция. 1996. № 12. С. 24-25.

Беспалов Ю. Средства судебной защиты гражданских прав ребенка // Российская юстиция. 1997. № 3. С. 25-26.

Гниденко Т. В., Кузнецова И. М., Максимович Л. Б., Вла­сов Ю. Н., Хазова О. А. Семейный кодекс и брачный договор // Библиотека журнала "Социальная защита". 1996. Вып. № 5. С. 76-78.

Данилин В. И., Реутов С. И. Юридические факты в совет­ском семейном праве. Свердловск, 1989.

Дармодехин С. В. К вопросу о разработке законодательства РФ о семейной политике // Семья в России. 1996. № 3-4. С. 18-22.

Дармодехин С. В. Основные направления государственной семейной политики. М., 1996.

Додонов В. Н., Румянцев О. Г. Энциклопедический юриди­ческий словарь. М., 1996. С. 22, 167-168, 170, 282-283.

Кашанина Т. В., Кашанин А. В. Основы российского права. М., 1996. С. 403-406.

Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера­ции /Отв. ред. Кузнецова И. М. М., 1996. С. 1-32, 434-438.

Комментарий к Семейному кодексу Российской Федера­ции / Под общ. ред. Крашенинникова П. В. и Седугина П. И. М., 1997. С. 1-28, 316-325.

Луков В. А. О концепции фамилистической экспертизы // Семья в России. 1996. № 3-4. С. 22-36.

Масевич М. Г., Кузнецова И. М., Марышева Н. И. Новый Се­мейный кодекс Российской Федерации // Дело и право. 1996. № 1. С. 21-22.

Матвеев Г. К. Советское семейное право. М., 1985. С. 3-41.

Мейер Д. И. Русское гражданское право. Ч. 1. По изданию 1902 г. М., 1997. С.33-34.

Нечаева А. М. Некоторые направления дальнейшего раз­вития брачно-семейного законодательства // Государство и право. 1994. № 12. С. 65-71.

Нечаева А. М. Брак, семья, закон. М., 1984. С. 74-80.

Нечаева А. М. Семья и закон. М., 1980.

Нечаева А. М. Новый Семейный кодекс // Государство и право. 1996. № 6. С. 56-57.

Нечаева А. М. Семья как самостоятельный объект правовой охраны // Государство и право. 1996. № 12. С. 99-107.

Нечаева А. М. Семейное право. Курс лекций. М., 1998. С. 8-91.

Полянский П. Л. Отечественное брачно-семейное законо­дательство: от КЗАГСа 1918 года до наших дней // Журнал российского права. 1997. № 10. С. 126-134.

Практика рассмотрения межмуниципальными народными суда­ми г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семей­ных правоотношений // Хозяйство и право. 1995. № 9. С. 148-151.

Пчелинцева Л. М. Практикум по семейному праву. М., 1997. С. 5-18.

Пчелинцева Л. М. О семейном законодательстве субъектов Федерации // Журнал российского права. 1998. № 3. С. 30-37.

Советское семейное право / Под ред. Рясенцева В. А. М., 1982. С. 3-63.

Чефранова Е. Применение к семейным отношениям норм гражданского законодательства // Российская юстиция. 1996. № 10. С. 45.

Чечот Д. М. Брак, семья, закон. Л., 1984.

Шептулина Н. Н. Правовой статус работников с семейными обязанностями // Журнал российского права. 1997. № 3. С. 85-93.

Шувалова Н. А. О Федеральном законе "О государствен­ных пособиях гражданам, имеющим детей" // Хозяйство и право. 1995. № 9. С. 132-138.

Шувалова Н. А. О разъяснении некоторых вопросов, свя­занных с реализацией Федерального закона "О государствен­ных пособиях гражданам, имеющим детей"// Хозяйство и право. 1995. № 11. С. 123-124.

Шувалова Н. А. Пособия на детей // Хозяйство и право. 1996. № 11. С. 157-165; № 12. С. 140-150.

Шувалова Н. А. Основные социальные гарантии семьям, имеющим детей // Хозяйство и право. 1997. № 9. С. 144-149; № 10. С.146-151.

Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 12-13, 406-408.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


§ 4. Основания применения к семейным отношениям гражданского законодательства и норм международного права
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации