Реферат - Особенности поведения приматов - файл n1.docx

Реферат - Особенности поведения приматов
скачать (47.2 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx48kb.30.05.2012 10:33скачать

n1.docx

ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ ПРИМАТОВ

реферат по дисциплине

Зоопсихология

Содержание.
Введение………………………………………………………………………………..3

Особенности поведения приматов………………………………………………….4

Формы деятельности у обезьян……………………………………………………..4

Ориентировочно-обследовательская форма деятельности……………………..5

Обрабатывающая форма деятельности…………………………………………...7

Конструктивная форма деятельности……………………………………………..9

Двигательно-игровая форма деятельности……………………………………….11

Подражание……………………………………………………………………………12

Деятельность присвоения…………………………………………………………...13

Деятельность отвергания…………………………………………………………....14

«Орудийная» форма деятельности…………………………………………………14

Заключение……………………………………………………………………………18

Список литературы…………………………………………………………………..19

Введение.
Интерес к поведению высших обезьян в естественной среде обитания биологи проявили еще в середине XX века. Первая серьезная попытка была предпринята в 1930 году по инициативе американского приматолога Р. Йеркса, который на два с половиной месяца отправил своего сотрудника Генри Ниссена во Французскую Гвинею для организации полевых наблюдений за шимпанзе. Однако систематические исследования, длительностью от нескольких месяцев до нескольких десятилетий, начались только в 60-е годы XX века, когда в них постепенно включились десятки ученых разных стран. Наиболее весомый вклад в изучение поведения популяции горных горилл в Танзании внесли английский этолог Дж. Шаллер и американская исследовательница Д. Фосси. Этим ученым удалось сделать довольно полное описание разных сторон жизни этих обезьян, проследить многие судьбы от рождения до самой смерти и наряду со всем остальным зафиксировать проявления разума в привычной для них среде обитания. Их наблюдения подтвердили, что многочисленные рассказы об уме обезьян – это вовсе не исключение и не фантазия наблюдателей. Оказалось, что в самых разных сферах своей жизнедеятельности обезьяны прибегают к сложным действиям, включающим составление плана, и предвидят их результат.

Гораздо большее внимание было уделено изучению поведения шимпанзе. Их наблюдали в нескольких районах Африки десятки ученых. Наиболее крупный вклад в понимание поведения этих обезьян внесла выдающаяся английская исследовательница – этолог Джейн Гудолл.

Многие наблюдения Гудолл свидетельствуют об уме этих животных, их способности экстренно, «с ходу», придумывать неожиданные решения новых задач.

Регулярные наблюдения за поведением животных в привычной для них среде обитания привели Дж. Гудолл и ряд других этологов к следующему представлению: для человекообразных обезьян характерно рассудочное поведение, включающее умение планировать, предвидеть, способность выделять промежуточные цели и искать пути их достижения, вычленять существенные моменты данной проблемы.

Другие доказательства того, что в естественном поведении шимпанзе есть элементы, удовлетворяющие этому критерию, приводит Л.А. Фирсов на основе наблюдений за ними в неволе и в приближенных к естественным условиях.

Современные представления о высших психических функциях животных основаны на разноплановом комплексе знаний, почерпнутых как из экспериментов, так и из наблюдений этологов за их поведением в природной среде обитания.

Особенности поведения приматов.
Обращаясь к обзору поведения более высоко организованных млекопитающих, именно приматов, в частности обезьян, прежде всего, нужно указать на то, что эта группа, как наиболее близкая в системе организмов к человеку, привлекает исключительный интерес исследователей, занимавшихся чрезвычайно важной в борьбе мировоззрений проблемой происхождения человека, или антропогенезом.
          У приматов, в частности у низших и особенно у высших обезьян, имеется ряд специфических, морфолого-анатомических особенностей, определяющих особые формы их поведения по сравнению со всеми другими, присущими ниже их стоящим в системе животным.

Обитатели тропического пояса Азии, Африки и Америки, живущие в неодинаковых условиях климата, ландшафта, флоры, фауны и других элементов среды — обезьяны представляют большое разнообразие видов, обладающих специальными приспособительными признаками, приобретенными ими в связи с условиями их жизни.

В соответствии с особенностями организации выделяются две группы обезьян — низшие обезьяны, обладающие хвостом и целым рядом примитивных признаков, сближающих их с другими млекопитающими, и высшие, или человекообразные, обезьяны бесхвостые, кроме того, отличающиеся от первых большими размерами тела, большей величиной мозга, способностью к кратковременному вертикальному хождению и более сложными формами поведения.
          Наиболее распространены из низших обезьян Старого Света мартышки, павианы, макаки; из обезьян Нового Света наиболее известны капуцины, паукообразные обезьяны, ревуны и др. Высших, или человекообразных, крупных обезьян три рода: гориллы и шимпанзе, живущие в Африке, и обитатели Азии — орангутаны.

Формы деятельности обезьян

Наблюдая отношение обезьян, живущих в неволе, к разнообразным предметам внешнего мира, их манипуляции с предметами, обнаруживается ряд таких особенностей деятельности, которые являются биологическими предпосылками развития функций, необходимых для появления труда у предков человека. В условиях обычного поведения обезьян в неволе, так же как и в условиях «естественного эксперимента» при доставлении им в «свободное» пользование разнообразных естественных и искусственных предметов, у обезьян (и низших, и высших) в их энергичном манипулировании даже непищевыми предметами проявляются многообразные формы деятельности.

    Понятие форм деятельности при анализе манипулирования обезьян позволяет, изучая основные биологические типы поведения обезьян, например, пищевого, гнездового и т.д., дифференцированно выделять внутри их отдельные формы деятельности (ознакомительную, или ориентировочно-обследовательскую, обрабатывающую, конструктивную и т.д.). Каждая из этих форм деятельности характеризуется специфичными приемами при осуществлении их.
        Такое выделение внутри биологических типов поведения отдельных форм деятельности позволяет ученым изучать эти биологические типы поведения более глубоко, дает возможность выявить особенности процессов анализа и синтеза. Выделение специфики форм деятельности внутри отдельных биологических типов поведения позволяет также более рельефно выявить различие поведения у разных видов животных на разных ступенях их эволюции, в разных условиях существования, что способствует объективному изучению их поведения в сравнительном плане. Было выделено и проанализировано семь основных форм деятельности обезьян: ориентировочно-обследовательскую (или ознакомительную), обрабатывающую, конструктивную, игровую, орудийную, присвоения, отвергания. В каждой из этих форм деятельности в слитном единстве включались процессы анализа и синтеза раздражителей.

Ориентировочно-обследовательская форма деятельности.

    Ориентировочно-обследовательская, или ознакомительная, форма деятельности включает приемы, направленные на выделение обезьянами предметов из окружающей среды и их поверхностное (т.е. не оставляющее на предмете заметных следов) обследование. Например, принюхивание, присматривание, ощупывание, поглаживание и т. д. В этой деятельности обезьяны осуществляют преимущественно практический анализ предметов, нередко сочетаемый, впрочем, и с практическим синтезом.

  Эта деятельность является безусловным ориентировочно-исследовательским рефлексом, который, согласно И. П. Павлову, является важнейшим врожденным рефлексом, подготовляющим животное к воздействию каждого нового внешнего раздражителя. На его основе образуется множество условных ориентировочно-исследовательских рефлексов. Ориентировочно-обследовательская деятельность занимает большое место как в природных условиях существования обезьян, так и в неволе. По частоте проявления ориентировочно-обследовательская деятельность стоит на первом месте среди других форм деятельности и у низших, и у высших обезьян. На воле она приобретает особенно большое значение потому, что обезьяны по способу добывания пищи не только искатели, но и выискиватели наилучшей пищи среди имеющейся.

Наблюдатели поведения обезьян в естественных условиях указывают на то, что обезьяны обычно не съедают целиком снятый с дерева плод, но, начав и не закончив поедание одного плода, переходят к другому, потом, не съев до конца и этот плод, схватываются за третий и так пробуют и бросают множество плодов. Поэтому обезьяны, живущие по соседству с человеческими поселениями, оказываются такими вредителями и разрушителями при набегах на посевы, сады, огороды и т. д., где они не столько съедают плодов, сколько срывают, пробуют и бросают их.

Так ведут себя обезьяны не только на воле, имея перед собой дерево с плодами, но и в неволе в отношении предложенной им человеком пищи. Они берут один за другим находящиеся в их распоряжении пищевые объекты, снова и снова возвращаются к их обследованию и опробованию и лишь после такого «анализа» останавливаются на некоторых пищевых продуктах или частях, наиболее привлекших их в процессе этого обследования. При пищевом опробовании вкусовой анализатор играет ведущую роль, но он работает в тесном содружестве со зрительным и кинестетическим анализаторами.

Какие же предметы и какие свойства предметов в наибольшей степени привлекают внимание обезьян?

Прежде всего, внимание обезьян привлекают все новые и необычные в их обиходе предметы, а затем зрительно или осязательно-кинестетически обнаруженная подвижность предметов, иногда мельчайшей его части, (например, его выступающих, отделившихся, отставших, свисающих или надорванных частей). Обезьяны не только обследуют их, но иногда пытаются и оторвать; особое внимание обезьян обычно привлекают щели, полости, отверстия, которые они опробуют все вновь и вновь, то вмещая туда попеременно пальцы, то засматривая внутрь. Среди предметов разной формы, при прочих равных условиях, обезьян привлекают круглые предметы, выпуклости и шероховатости, которые они рассматривают и трогают пальцами.

Ориентировочно-исследовательская деятельность уже низших обезьян содержит в себе ряд специфических «прогрессивных» черт: широту направленности исследовательского рефлекса — низшие обезьяны обследуют самые разнообразные предметы, даже не имеющие пищевых признаков. Активен характер обследования — взяв обследуемый предмет в руки, обезьяны подносят его к органам-рецепторам — к глазам, носу, рту, языку, поворачивая и создавая наилучшие пространственные отношения между обследуемым предметом и данными органами. Обнаруживается разносторонность обследований обезьянами предметов; в число анализаторов, участвующих в этом обследовании, обычно входят: зрительный, обонятельный, вкусовой, осязательно-кинестетический и в некоторых случаях слуховой. Это участие в обследовании анализаторов разных модальностей обеспечивает восприятие животным разнообразных свойств и качеств предмета. При обследовании обезьянами предметов особое значение имеет участие развитой зрительной и осязательно-кинестетической чувствительности, действующих содружественно и позволяющих обезьянам хорошо воспринимать (лучше, чем другим млекопитающим) пространственные и другие физические свойства предметов (форму, величину, структуру, вес, цвет, подвижность частей и т.д. и т.п.), т.е. те свойства предметов, отражение которых ориентирует обезьян в действиях с этими предметами. Острота зрительной и осязательно-кинестетической чувствительности позволяет обезьянам выделять при обследовании не только мелкие предметы, но и мельчайшие части этих предметов и с ними действовать.
          Наряду с участием в ознакомительной деятельности обезьян зрительного и осязательно-кинестетического анализаторов часто принимает участие и вкусовой, и обонятельный анализаторы. Обезьяны обращают внимание на предметы с резкими запахами.
          Ученым не удалось выявить преимущественное внимание обезьян и их интерес к звучащим предметам: по-видимому, звучание менее интересует обезьян, чем величина, форма и внешняя структура поверхности предмета.

  И низшие, и высшие обезьяны (шимпанзе) вели себя довольно одинаково в отношении к звучащим предметам. Так, например, когда активному молодому самцу павиану-сфинксу предложили погремушку, то он, обследуя ее, смотрел на нее, нюхал, трогал, но воспроизвести звучание погремушки не пытался. Шимпанзе не старался вызвать звук предложенного ему колокольчика, но пристально рассматривал и ощупывал его.

И это несмотря на то, что обезьяны, в том числе и низшие, в природе очень чувствительны в отношении звуковых раздражителей. По-видимому, они чутки главным образом по отношению к биологически значимым звукам, к звуковой сигнализации, идущей со стороны сочленов стада, к звукам врагов — обитателей тех же мест: шороху, треску, стуку, голосам других животных, сигнализирующих в естественных условиях о приближении к ним в местах обитания, в тропических лесах, змей, хищных птиц и зверей.

У обезьян ознакомительная деятельность включает участие различных приемов, а у высших — иногда осуществляется при помощи посредствующего предмета «орудия» — палки, например, в случаях обследования опасных и неприятных предметов; здесь практический анализ осуществляется одновременно с практическим синтезом: шимпанзе берет палочку, дотрагиваясь до огня, колючек ежа, своих нечистот и т.д. У низших обезьян употребления орудия при обследовании не наблюдалось. Некоторые виды низших обезьян, например, павианы, производят обследование предметов отставленным указательным пальцем.

Обрабатывающая форма деятельности

Обрабатывающая форма деятельности обезьян представляет собой более углубленное проникновение обезьян; в структуру предмета, более действенный практический анализ, сопровождающийся более сильным воздействием, оставляющим после себя на предмете заметные следы: грызение, царапанье предмета, иногда расчленение и разрушение его. Ведь на воле анализ обезьянами предметов касается не только их внешнего вида и свойств поверхности, но связан и с более углубленным анализом, сопровождающимся расчленением употребляемых в пищу продуктов и дифференцировкой скрытых частей при их обработке.
          Наиболее привлекательные и ценные в питательном отношении части того или иного пищевого объекта (плода, цветка, насекомого и т.д.) то могут быть трудно обнаруживаемы, то могут совсем не обнаружиться при поверхностном обследовании, будучи заключенными внутри данного объекта и покрыты более или менее плотной и крепкой оболочкой — твердая скорлупа плода, хитиновая оболочка насекомых, которую нужно так или иначе разрушить, чтобы обнаружить наиболее привлекательные в съедобном отношении части.
          Принимая во внимание сложную внутреннюю структуру многих плодов, наличие в некоторых из них камер, а в последних более питательного и вкусного содержимого несъедобных косточек, а иногда и съедобных зерен, следует предположить, что практический анализ участвует у обезьян не только при ознакомительном обследований ими поверхностных свойств плодов, но и при обработке плодов, часто осуществляемой в соответствии со структурой плода; например, при разделении плода, вычленении внутренних частей, вылущивания несъедобных зерен, снимании кожуры и т. д. и т. п.

Тонкий анализ проявляется и при дифференцировании частей, получающихся в результате обработки, когда мельчайшие, но биологически ценные пищевые предметы не теряются в общей груде грубо расчлененного материала, а выделяются зубами и пальцами для потребления.
          Свойственное обезьянам расчленение плодов в соответствии с их структурой, например, при разделении некоторых плодов на естественные дольки, подобно долькам апельсина, также свидетельствуют о тонком направленном зрительном анализе, производимом обезьянами при содружественной деятельности зрения, осязания, гаптики и кинестезии. В обрабатывающей деятельности чаще, чем в ознакомительной, наблюдается взаимосвязь процессов практического анализа и синтеза.

Таким образом, обрабатывающая деятельность обезьян представляет собой дальнейшее развитие того же ориентировочно-исследовательского рефлекса, особенно, если обезьяна имеет в своих руках жизненно важные для нее предметы (пищу), — структура которой, например, ореха, требует обработки. И в неволе обезьяны обычно не только обследуют, но подвергают обработке, а иногда расчленению даже не пищевые предметы, данные им в пользование. Деятельность обезьян, направленная на расчленение предметов, обусловлена природными условиями их существования. В условиях неволи обработка, расчленение предметов по частоте применения стоит на втором месте (уступая первое место ориентировочно-обследовательской деятельности).

Для обезьян, у которых обрабатывающая деятельность тесно связана с добыванием и освоением пищи, она имеет важное жизненное значение; к этой деятельности хорошо приспособлены естественные органы обработки — зубы и руки обезьян. Наличие у обезьян руки, развитой у разных видов в разной степени, и ее участие в обрабатывающей деятельности сообщает этой деятельности обезьян специфический характер и ряд своеобразных особенностей, не встречаемых у других животных. Участвуя в обработке предметов, рука несет двойную функцию: подсобную — взятие, держание, повороты предмета во время его обработки и «рабочую»: руки обезьян выполняют в процессе обработки ряд своеобразных «рабочих» операций (например, царапанье, разламывание, разрывание, разматывание, трение предметов о твердые поверхности и др.).
          Низшим обезьянам Старого Света употребление орудий в обрабатывающей деятельности не свойственно. Однако и их обрабатывающая деятельность имеет ряд прогрессивных особенностей: разнообразие применяемых способов обработки — пластичность обработки, выражающаяся в замене одной деятельности другой при неудачных расчленениях. В обрабатывающей деятельности уже у низших обезьян имеется ряд подсобных предварительных действий: соединяющего (синтетического) порядка, так, например, расчленение обрабатываемого предмета на части иногда предваряется его выгибанием, складыванием, сжиманием. Уже у низших обезьян наблюдается улавливание податливости частей предметов при их обработке и зачатки «структурной» обработки, т. е. расчленение предметов в соответствии с их строением. Наиболее рельефно эта особенность поведения обезьян сказывается в таких действиях, как раскрывание коробок, а также расчленение их.

Тонкая осязательно-кинестетическая чувствительность, действующая в содружестве со зрением, дает возможность низшим обезьянам на основе улавливания податливости вычленять отдельные слагаемые части обрабатываемого предмета. Однако у низших обезьян структурные расчленения проявляются лишь в легких условиях, при ярко выраженной податливости частей расчленяемого предмета, в противном случае низшие обезьяны быстро переходят к грубому расчленению, раскусыванию или разбиванию предмета.

У высших обезьян, например, у шимпанзе, у которого обработка расширяется за пределы связи с обработкой пищевых продуктов и участвует в другом биологическом типе поведения, относящегося к гнездостроению, обрабатывающая форма деятельности иногда приобретает подсобный характер к конструктивной деятельности, с которой она связана и в которой особенно явственно осуществляется взаимосвязь процессов практического анализа и синтеза.
          Высшие обезьяны включают в обработку ряд приемов, причем иногда эпизодически они производят их с участием посредствующего предмета — «орудия» — палочки; разрывая набитый ватой шарик, шимпанзе делает это палочкой. Он берет палку, растягивая ею петли железной сетки в клетке; шимпанзе прибегает к орудию обработки, когда он не может или избегает произвести воздействие своими руками. Иногда он убивает или бьет палкой мелких живых животных: тараканов, ящериц, мышей. Однако у обезьян «орудие» не сохраняет своего постоянного назначения: вне момента употребления орудия оно уничтожается, хотя порой у обезьяны нет возможности заменить его другим.

В виде исключения у некоторых низших обезьян (капуцина) имеется, по-видимому, прирожденное, видовое употребление орудия — камня — при разбивании крепких орехов, которые эта обезьяна не может разгрызть из-за слабости своих зубов.

Конструктивная форма деятельности

Конструктивная форма деятельности представляет собой установление обезьянами более или менее прочных практических связей между предметами или между частями предмета.

Конструктивная форма деятельности обезьян, направленная на получение определенного результата — построения гнезда — является у высших обезьян (шимпанзе) прирожденной, видовой биологической особенностью. Ежедневно они строят из веток гнезда на деревьях для ночлега. В период особенно палящей жары, которую обезьяны избегают, они спускаются на землю у опушек леса под сень деревьев и делают себе настилы из травы, листьев и тонких, прижатых к земле ветвей; это их, так называемые, «дневные постели».
          Исследование гнездостроительной активности высших обезьян указывает, что в этих актах процессы практического анализа и практического синтеза неразрывно и тесно связаны. Шимпанзе осуществляет тонкий анализ при выборе, дифференцировке подходящего материала из окружающей среды; анализ осуществляется во взаимопроникновении с синтезом при расположении разного по качеству и по плотности материала в определенном его соотношении в сложных двухслойных гнездах.

Наличие условнорефлекторной деятельности антропоидов, включающейся в их инстинктивное, безусловно-рефлекторное поведение, позволяет шимпанзе использовать свой прежний индивидуальный опыт более широко, т. е. применительно не только к наличной, но в известной мере и к ближайшей будущей ситуации. Следует также отметить, что гнездостроение взрослых и молодых шимпанзе резко разнится как в отношении последовательности актов деятельности, так и конечного результата стройки.

Как известно, на воле, как и в неволе, низшие обезьяны гнезд не строят. Только в отношении одного вида обезьян (Macacus lasiotis) установлено, что самка этого макака скрывает родившегося детеныша в ямочку, предварительно выстлав ее мягкой травой и замаскировав ветками. В таком гнездышке обезьяна-мать держит малютку дня три, и тогда стадо ютится поблизости. Затем мать берет детеныша в охапку, точнее — подмышку, передвигаясь на трех ногах. Отдыхая или срывая корм, обезьяна кладет детеныша рядом с собой. По истечении двух недель молодые уже в силах держаться на спинах родителей, ловко там усаживаются, крепко держась за длинную мягкую шерсть. Замечательно забавную картину представляет стадо этих животных, идущих гуськом по гребню гор, когда некоторые из них с малышами на спинах шествуют, словно лошади под седоком.

На базе ознакомительной и обрабатывающей деятельности и восприятия обезьяной пространственных отношений между частями предметов у высших обезьян возникают попытки конструктивной, соединяющей вне гнездовой деятельности, указывающей на способность их к синтезу воздействующих раздражителей при использовании преимущественно индивидуального опыта в обращении с предметами.

Так, например, высшая обезьяна, осуществляя акт распутывания, разматывания, например, веревки, запутанной за палочку, окончив действие, осуществляет акт заматывания; низшие же обезьяны обычно ограничиваются лишь распутыванием.
           У низших обезьян конструктивная форма деятельности весьма слабо выражена — она сводится к временному присоединению предметов друг к другу; так, эти обезьяны прижимают палки к сетке, веревки к палке, складывают предметы без прочного их соединения. В то время как высшие обезьяны, разобрав детскую игрушечную пирамидку, могут частично ее самостоятельно и составить, низшие обезьяны не составляют ее, однако они могут выучиться ее составлять под воздействием экспериментатора, направляющего поощрением каждое их действие, приближающееся к составлению.

Двигательно-игровая форма деятельности

Двигательно-игровая форма деятельности обезьян прежде всего связана с их потребностью в передвижении, составляющем основной фон их жизнедеятельности в естественных условиях; в неволе и в заключении клетки обезьяны, будучи ограничены в движении, проявляют различного рода игровую активность. Конечно, основная база этого рода деятельности инстинктивная, т.е. безусловно рефлекторная. На ней возникают разнообразные условно рефлекторные надстройки.

 Двигательная игровая форма деятельности встречается главным образом у молодых обезьянок и реже наблюдается у обезьян старшего возраста.
           Обезьяны по своему происхождению — лазающие древесные животные, но им свойственны и другие виды движения: ходьба, бег, прыганье. По акробатической ловкости, быстроте двигательных реакций и активности трудно найти равных им среди млекопитающих. Обезьянам присуща не только двигательная ловкость, но и способность заменить и использовать в своих движениях разнообразные возможности, создаваемые окружающей средой.
          В неволе, в клетке, скользкий пол, подвижные дверцы, выступы, карнизы, висящие трапеции и кольца — все это используется обезьяной в двигательной игре. Молодые обезьяны скользят, качаются, прыгают, кувыркаются, катаются по полу: их игры принимают подчас форму буйного каскада предельно напряженных и ловких движений.

Особенно интересным моментом игры обезьян является включение в нее окружающих предметов, т. е. катанье круглых предметов (шаров) по полу, двигание их назад и вперед перед собой, подбрасывание и ловля и ряд других действий.

Наблюдая эти действия обезьян, отмечают еще одну особенность их двигательной предметной игры. Обезьяны не только двигают предметы, но с большим вниманием наблюдают движение предметов, приведенных ими самими в движение. При этом они активно повторно воспроизводят то свое действие, которое случайно только что вызывало движение предмета или части предмета.

Примером нарочитого воспроизведения случайно возникшего действия будет, по-видимому, и нередко наблюдающееся надвигание обезьяной куска ткани на свою голову, на свое лицо, что сопровождается временным «ослеплением» животного; это действие встречается в играх некоторых низших и высших обезьян. Данные им в свободное пользование куски ткани обезьяны надвигают себе на плечи, на голову, закрывают ими лицо и пытаются в таком виде, с закрытыми глазами, растопырив руки, передвигаться по клетке.

Эта особенность игровой деятельности обезьян сообщает ей особый специфический характер и поднимает предметно-игровую деятельность обезьян, по сравнению с таковой других животных, на более высокую ступень.

На том филогенетическом уровне развития, на котором стоят обезьяны, игровая деятельность имеет в значительной мере условно рефлекторный характер во многих своих проявлениях. Обезьяны используют свой опыт, свое знание свойств предметов при осуществлении сложных двигательных игр, включающих установление ими связей между предметами. В некоторых случаях низшие обезьяны осваивают довольно сложные взаимоотношения одних предметов с другими.

Подражание.

У обезьян наблюдается явно выраженное подражание, в меньшей степени развитое у низших, в большей степени — у высших.

Человекообразная обезьяна, например, шимпанзе, из подражания нередко повторяет действия человека, особенно часто перед ней осуществляемые: она берет тряпку и вытирает ею пол клетки, берет щетку и метет, она зачерпывает полужидкую пищу ложкой и подносит ее ко рту, пьет из кружки, употребляя посуду и утварь, правда, со значительно меньшей ловкостью, чем это делает человек. Высшие обезьяны очень охотно чертят карандашом по бумаге, выучиваются ездить на 3-2-х колесном велосипедах, могут курить, и нередко делают это весьма охотно. Запротоколирован случай, когда одна самка шимпанзе научилась «шить», т. е. делать стежки иглой с ниткой.

Но для подражательных действий обезьян характерно, что в подавляющем большинстве случаев в самопроизвольном подражании обезьяны осуществляют только внешне сходные с человеческими действия, не оканчивающиеся эффективным результатом. Вытирая тряпкой или метя пол, обезьяна не направляет свои действия на очищение пола, а лишь переводит сор или воду в другое место; обезьяна проводит линии, а не рисует что-либо, как это делает уже 3-годовалый ребенок, — она делает иголкой с ниткой стежки по ткани, но не сшивает ткань.

Все эти весьма сложные действия обезьяны могут осуществлять благодаря высокой степени их наблюдательности, большой активности и способности к содружественной зрительно-кинестетической рецепции в сложном интегрирования своих действий.

Л. Г. Воронин на основании своих специальных исследований приходит к заключению, что у низших обезьян подражание играет существенную роль при выработке положительного условного рефлекса у вожака в присутствии других обезьян; подобные условные реакции перенимаются этими последними и воспроизводятся без предварительной выработки.

По мнению этого автора, подражание играет большую роль и в онтогенезе обезьян при развитии мимико-жестикуляторной сигнализации, в случае привыкания к новым, условиям.

Как то сформулировано в специальном исследовании В. А. Кряжева, подражание, или подражательные рефлексы животных, обычно выражаются в повторении одним животным сложных поведенческих реакций, отдельных движений и различных действий, производимых другим животным. Рефлекторный акт одного животного является специфическим сигналом, вызывающим специфическую реакцию другого животного. Подражательные условные рефлексы бывают двоякого типа: натуральные и искусственные.

Натуральные подражательные рефлексы возникают под воздействием биологически значимых реакций других животных и сопровождаются последующим подкреплением образующихся рефлексов. Таковы, например, акты обыскивания у обезьян, пищевые или оборонительные рефлексы.

Искусственными подражательными рефлексами обозначают действия, возникающие только на вид рефлекторного акта, воспроизводимого другим животным, если они не сопровождаются подкреплением, т. е. непосредственным воздействием, имеющим биологическое значение. Искусственные подражательные условные рефлексы часто представляют собой сложные цепные рефлексы, образующиеся на почве натуральных подражательных, и могут рассматриваться как условные рефлексы второго порядка, но с более сложной структурой.
          Несомненно, что во всех подражательных действиях обезьян обнаруживается весьма тонкий и точный анализ и сложный синтез воздействующих раздражителей. Справедливо пишет В. А. Кряжев, что «с точки зрения эволюционного процесса подражательные рефлексы в высшей степени важны, так как если условные рефлексы уже сами по себе обеспечивают индивидууму возможность тонкого приспособления к условиям среды, то натуральные и особенно искусственные подражательные рефлексы являются наиболее тонкими защитными охранительными рефлексами данного вида животных».

«Подражание является важнейшим фактором филогенетического и онтогенетического эволюционного процесса». Однако в более ранних работах, направленных на исследование подражания низших обезьян, высказывается другое мнение. Так, например, Г. Д. Аронович и Б. И. Хотин на основании экспериментального изучения подражания у макаков-резусов пришли к выводу, что средний процент подражания был равен всего 25, что молодые индивиды чаще подражали, чем взрослые обезьяны, и что индивидуально приобретенные обезьянами навыки, в частности навык на побежку к цветовому сигналу, превалировали над подражательными актами побежки обезьян к тем же сигналам».

Деятельность присвоения

 Деятельность присвоения выражалась у обезьян в актах овладения, удерживания при себе и прятании предметов.

Эта деятельность достигла, особенно у антропоидных обезьян (шимпанзе), большого развития и проявлялась при участии ряда приемов, направленных к сохранению предпочитаемых ими непищевых предметов, например, прятанию их под ногу и в пах, укладыванию близ себя. Эти данные подкрепляются наблюдениями очевидцев, передающих, что шимпанзе и на воле иногда уносит с собой некоторые предметы, например, сорванные ветки с плодами, при уходе от мест кормежки. Шимпанзе по сравнению с другими млекопитающими находится уже на том уровне развития, когда для него приобретают большое значение не только пищевые, но и непищевые предметы, возникает широкое использование их как объектов разностороннего манипулирования. Это явление характерно не только для высших, но и для низших обезьян, и составляет наравне с другими чертами преимущественную особенность именно этой группы ближайших к человеку животных.
Деятельность отвергания.

Деятельность отвергания проявлялась в активном отстранении обезьяной объекта, отбрасывании его от себя, отодвигании в сторону и т. п. Эта деятельность также вскрывала избирательное отношение обезьян к различным предметам окружающей среды — не только пищевого, но и непищевого характера, хотя это отношение было временное и не имело постоянного значения, так как даже наиболее предпочитаемые вещи все же, в конце концов, обезьяны уничтожали.

«Орудийная» форма деятельности.

На базе высокоразвитого манипулирования обезьян предметами, обогащения их восприятий анализом свойств предметов, в особенности крепости, твердости, формы, величины предметов (обычно обследуемых руками и зубами), у высших обезьян наблюдается новая, несуществующая у других млекопитающих форма деятельности — именно деятельность с использованием орудий.

«Орудийная» форма деятельности представляет собой употребление предмета как посредствующего объекта для достижения той или иной цели.

Уже у низших обезьян встречаются начальные формы действий, приближающиеся к использованию орудий. Однако эти действия весьма и весьма ограничены по сравнению с таковыми высших обезьян-шимпанзе. Действия палками и другими подобными предметами носят у низших обезьян в условиях неволи чаще всего характер двигательной игры или хаотической ориентировочной реакции.

Однако эти воздействия вспомогательным предметом в соответствующих условиях могут превращаться в действия, более или менее приближающиеся к «орудийным», когда они сводятся к повторному воспроизведению обезьяной собственных «случайно», т.е. попутно при другом действии возникших воздействий предметом на предмет, на свое тело или на другое животное.
          Иногда можно наблюдать, как обезьяна, манипулируя каким-либо предметом, и, очевидно, случайно прикоснувшись им к какому-либо участку своего тела, все вновь и вновь воспроизводит это прикосновение, например, к бедрам или к животу. Так, одна из низших обезьян — молодой активный самец мандрилл многократно употреблял палочку для почесывания. Этому использованию палочки обычно предшествовало обследование обезьяной данной ей ветки, ее расчленение на части и применение в двигательной игре. «Орудием почесывания» обычно служила одна ранее отчлененная от большой, ветки очищенная мелкая веточка, превратившаяся в палочку. При почесывании эта обезьяна брала палочку в пальцы и почесывалась ее концом.
          В условиях содержания обезьян в неволе у низших обезьян разных видов встречается одно широко распространенное предметное действие, еще более приближающееся к применению орудий: вставление обезьянами данных им палок в щели и отверстия сеточных ячеек, ведущих в другую клетку к другой обезьяне. Вставленную в ячейку сетки палку низшие обезьяны нарочито используют в качестве «орудия привлечения» обезьяны-соседки к игре в оспаривание палки или, что особенно интересно, к последующему наблюдению того, как обезьяна-соседка манипулирует продвинутой к ней палкой.

Как уже было сказано, у обезьян Нового Света — капуцинов — было отмечено предметное действие, носящее характер использования орудия в более тесном значении этого слова, имеющее для этих обезьян важный биологический смысл. Это действие — разбивание камнем ореха, которое имеет для этого вида обезьян важное значение, связанное с относительной слабостью зубного аппарата; оно, по-видимому, свойственно этим обезьянам, как видовой стереотип поведения.

В литературе имеются указания, что на воле наблюдались случаи употребления камня обезьяной шимпанзе при разбивании орехов.

Но в условиях эксперимента шимпанзе выучиваются из подражания употреблять камни, молоток для разбивания твердых косточек, плодов при добывании из них ядер. И в этом случае после удачных опытов разбивания они начинают дифференцировать различные предметы по зрительно-кинестетическим признакам, выбирая более подходящие (твердые камни) среди менее подходящих (деревянные чурбаны и кожаные подушки). Таким образом, у них устанавливаются прочные адаптивные условно рефлекторные связи, что свидетельствует о высоком уровне аналитико-синтетических процессов их мозга.

Значительно чаще, чем низшие обезьяны, шимпанзе употребляют вспомогательные предметы для воздействия ими на собственное тело, на других животных и в качестве объектов разрушения других предметов.

В «орудийной» форме деятельности обезьяна осуществляет соединения и связи предметов не столько на базе видового (как при конструировании гнезда — у шимпанзе — или разбивании орехов камнем — у капуцина), сколько на основе индивидуального опыта. В этой форме деятельности высшая обезьяна, например, шимпанзе, осуществляет опосредствованное употребление предмета, как орудия, устанавливая новые связи между собой и другими предметами и даже между двумя биологически индифферентными предметами на основе нового адаптивного синтеза раздражителей внешнего мира.

Значительно чаще, чем низшие обезьяны, шимпанзе употребляют вспомогательные предметы для воздействия ими на собственное тело, на других животных и в качестве объектов разрушения других предметов.

Правда, у подростков шимпанзе, наблюдаемых на воле Ниссеном, зарегистрирована только одна форма употребления предметов в опосредствованном значении, именно контактирование сорванной веткой с другим молодым индивидом, при вызове последнего на игру.

И другой автор — охотник за обезьянами — Мирфилд сообщает, что на протяжении 35-летней его деятельности в девственных африканских лесах он только один единственный раз наблюдал употребление орудия человекообразными обезьянами. Именно, однажды он видел, как шесть взрослых и два молодых шимпанзе длинными ветками вынимали мед из земляных гнезд пчел; обезьяны ковыряли ветками вокруг земляной норы, вытягивали ветки, покрытые медом, наружу и облизывали их.

Но при экспериментальном анализе свободной орудийной деятельности шимпанзе оказывалось, что они применяют предмет в качестве орудия и при ознакомительной, обследовательской, и при обрабатывающей деятельности, при направленном воздействии, например, палкой на другой предмет. Нередко палкой шимпанзе обследовал ранки на своей руке. Шимпанзе прибегал к употреблению орудия в ознакомительной деятельности, например, при оперировании с колющими объектами (ежом), обжигающими (огнем), движущимися (мышью, ящерицей и т.д.), с которыми он явно избегал прийти в непосредственное соприкосновение.
          Шимпанзе употреблял орудие и при обрабатывающей, особенно разрушительной форме деятельности, когда он не был в состоянии произвести воздействие на предмет собственными силами и средствами; он разбивал оконное стекло своей клетки взятой в руку палкой. Иногда он избегал непосредственного соприкосновения с неприятными предметами — очищал себя от нечистот, прилипших к ногам, взятой в руку палкой, тряпкой, бумагой, выковыривал у себя из-под ногтей грязь проволокой. Шимпанзе весьма часто употреблял палку и при контактаровании его с другими обезьянами через сетку и жерди клетки, при игровом и драчливом покалывании их, при вызове их на игру в оспаривание палки, при поддразнивании палкой и т.д. и т.п.

В этой форме деятельности с применением орудий в большей степени, чем в какой-либо другой, обнаружилось включение обезьяной подсобных, предварительных действий, направленных на осуществление биологически значимого для нее результата, связанного то с опознаванием предмета, то с воздействием на предмет, то с установлением связи посредством одного предмета для достижения им другого.

Шимпанзе осуществляет не только употребление предмета в качестве орудия, но еще активно подрабатывает этот предмет, производя ряд предварительных действий, облегчающих применение орудия. Именно, прежде чем просунуть ветвь в узкие просветы между жердей клетки для контактирования с другими, рядом сидящими обезьянами, шимпанзе обрывает боковые побеги, затрудняющие продвижение ветки.

В этих подсобных действиях шимпанзе можно найти установление таких связей между предметами, которые относятся к использованию их не столько для наличной, сколько для будущей ситуации, правда, отделенной от наличной весьма кратким промежутком времени.

Палки употреблялись шимпанзе при нарочитом вызове звуков посредством стучания по твердым предметам, при почесывании в тех местах, которые эти обезьяны не могли достать непосредственно рукой. Палкой шимпанзе останавливали, прижимая к земле, мелких живых животных, например, ящериц, при рассматривании их, иногда ударяя и убивая последних. Нередко обезьяны использовали палку в подражательных действиях, именно в качестве ключа, карандаша, гвоздя, пилы, когда, взяв в руку палку, шимпанзе пытался вращать ее в замочной скважине, чертить ею по бумаге, вколачивать ее как гвоздь, как бы пилить ею.
          На Тенерифе шимпанзе действовали палкой как рычагом, поднимая кверху подцепленные крышки люков, выкапывали из земли корни растений, собирали в кучу разбросанную кожуру бананов. Как уже упоминалось к специфике использования орудия обезьянами (в частности, и антропоидом шимпанзе) относится то, что это орудие не сохраняет закрепленного за ним назначения; после употребления палки, по минованию надобности в ней, шимпанзе неизменно ее разрушает, хотя порой не имеет ничего для ее замены в случае необходимости повторного ее использования. Таким образом, вне момента употребления орудия оно теряет свое значение.

Заключение.

В настоящее время интенсивно изучается поведение человекообразных приматов как в естественных, так и в лабораторных условиях. Поскольку эти обезьяны находятся в ближайшем эволюционном родстве с человеком (тоже приматом)

Исследования приматов в естественных условиях сосредоточены на изучении их социальных структур, питания, родительского поведения, хищничества (и защиты от него), использования природной среды, родственных связей и различных аспектов социального взаимодействия. В лабораторных условиях исследуют восприятие и научение, коммуникацию, физиологию и эндокринологию, с трудом поддающиеся изучению в естественных условиях.
Список литературы.

  1. Зорина З.А., Полетаева И.И. Зоопсихология, Элементарное мышление животных: Учебное пособие. – М., 2007.

  2. Зорина З.А., Полетаева И.И., Резникова Ж.И. Основы этологии и генетики поведения. Учебник. – М., 2002.

  3. Фабри К.Э. Основы зоопсихологии: Учебник для студентов высших учебных заведений. – М., 2004.


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации