Сергеев А.П. Патентное право - файл n1.doc

приобрести
Сергеев А.П. Патентное право
скачать (1067.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1068kb.15.09.2012 21:58скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

Глава IV. Объекты патентного права

§ 1. Понятие и признаки изобретения

а. Общие положения


В отличие от ранее действовавшего законодательства Патентный закон РФ не дает формально-логического определения понятия изобретения, а называет лишь условия его патентоспособности. В соответствии с п. 1 ст. 4 «изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо». Подобный подход заслуживает поддержки как согласующийся с мировой патентной практикой, которая, как правило, акцентирует внимание не на любых признаках объекта охраны, а лишь на тех, наличие которых необходимо для предоставления охраны.

Сказанное позволяет по-новому взглянуть на само понятие изобретения. Опираясь на формулировку ст. 4 Патентного закона РФ, можно сделать вывод, что наряду с изобретениями, которым предоставляется правовая охрана, существ уют и такие изобретения, которым в силу тех или иных причин охрана государством не гарантируется. Иными словами, вполне правомерно говорить о родовом понятии изобретения как объективно существующем явлении, которое в самом общем виде можно определить как творческое решение задачи. Изобретением может считаться всякий достигнутый человеком творческий результат, суть которого состоит в нахождении конкретных технических средств решения задачи, возникшей в сфере практической деятельности.

Вопрос о том, охраняется ли данный результат государством, и если охраняется, то в какой форме, лежит уже в иной плоскости и сам по себе не играет решающей роли в объективном признании того или иного решения изобретением. Одни изобретения, которые отвечают предусмотренным законом требованиям, становятся в установленном порядке официально признанными объектами охраны; другие изобретения, которые таким требованиям не соответствуют или хотя бы и соответствуют, но не оформлены в установленном порядке, охраной не пользуются, однако не перестают быть из-за этого изобретениями. К числу последних можно, в частности, отнести такие технические решения, которые не обладают объективной новизной, хотя и являются результатом самостоятельной творческой работы; решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали; и др.

Вывод о том, что с позиции действующего законодательства правомерно выделение общего родового понятия изобретения как творческого технического решения задачи, которое охватывает собой как охраняемые, так и неохраняемые изобретения, имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Дело в том, что Патентный закон РФ, в отличие от ранее действовавшего законодательства, не упоминает о таком признаке охраняемого изобретения, как «техническое решение задачи». Означает ли это отказ от данного признака, подразумевающий, в частности, отнесение к числу изобретений нетехнических решений? Для ответа на этот вопрос необходимо, во-первых, вспомнить, что вкладывалось в признак «техническое решение задачи» прежним законодательством, и, во-вторых, посмотреть, произошли ли какие-либо принципиальные изменения в этом плане в новом Законе.

Критерий «техническое решение задачи» в советской юридической литературе традиционно рассматривался как комплексный2. Одно из требований соответствия этому критерию заключалось в том, что изобретение должно не просто ставить задачу, а указывать конкретные пути ее решения. При этом задача считалась решенной, если предложение: 1) содержало указание на технические средства ее решения; 2) раскрывало принципиально важные моменты (основную схему); 3) было осуществимым, т.е. пригодным для использования.

Второе требование, выводимое из критерия «техническое решение», состояло в том, что решение задачи должно быть техническим. При этом было совершенно не обязательно, чтобы задача относилась к области техники. Акцент делался не на ней самой, а на сущности ее решения. Иными словами, с помощью изобретения могла решаться любая практическая задача в области техники, сельского хозяйства, культуры, образования и т.д., но исключительно техническими, а не какими-либо иными средствами (экономическими, организационными и пр.).

Что могло считаться техническим решением задачи, раскрывалось через понятие «объект изобретения». К числу объектов изобретений, т.е. возможных технических решений, относились

1 См., напр.: Инженеру об изобретении /Под ред. Н.М. Зенкина. М., 1976. С. 8; Прахов Б.Г., Зенкин Н.М. Справочное пособие по изобретательству, рационализации и патентному делу. Киев, 1980. С. '43; Патентоведение / Под ред. В.А. Рясенцева. М.,1984. С, 32—33; и др.

устройства, способы, вещества, а также применение известных устройств, способов и веществ по новому назначению. Таким образом, изобретением как техническим решением задачи могло быть признано лишь конкретное работоспособное решение, предложенное в виде устройства, способа, вещества, или предложение по использованию этих объектов по новому назначению.

Обращаясь к анализу Патентного закона, легко заметить, что хотя сам термин «техническое решение задачи» в нем не употребляется, конкретные требования, предъявляемые к изобретениям в соответствии с этим критерием, присутствуют и в новом Законе. Во-первых, Патентный закон, как и прежнее законодательство, прямо указывает на возможные объекты изобретений, лишь расширяя их круг. Все они могут быть отнесены к техническим решениям в соответствии с энциклопедическим определением техники как совокупности средств человеческой деятельности, созданных для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводственных процессов общества1. Напротив, объединяющим признаком объектов, не признаваемых патентоспособными изобретениями, перечень которых дается в п.З ст.4 Патентного закона, является их нетехнический характер. Во-вторых, п. 1 ст. 4 Патентного закона прямо указывает на уровень техники, в сравнении с которым определяются новизна и изобретательский уровень заявленного в качестве изобретения" решения. В-третьих, в значительной степени содержание критерия «техническое решение задачи» вобрал в себя признак промышленной применимости.

Таким образом, если не становиться на сугубо формальную позицию, нужно сделать вывод, что и на базе действующего законодательства изобретением признается лишь техническое решение задачи. Хотя сам этот термин в новом Законе не употребляется, законодатель подразумевает наличие у охраноспособного изобретения свойств, характерных для любого изобретения как творческого технического решения практической задачи.

Прежде чем перейти к детальной характеристике закрепленных Патентным законом признаков охраноспособного изобретения и его объектов, необходимо отметить следующее. С принятием нового Закона предъявлявшиеся ранее к охраноспособным изобретениям критерии «существенные отличия» и «положительный эффект» заменены признаками «изобретательский уро-

* См.: Охрана изовр пгуентНаму законодательству СССР /Под ред. АД

вень» и «промышленная применимость». Основной причиной этого послужило вполне оправданное желание сблизить наше понимание изобретения с наиболее распространенной его моделью. Едва ли случайно почти дословное совпадение формулировок ст.4 Закона с формулировками, содержащимися в патентных законах некоторых европейских стран, а также в ряде международных соглашений, например ст. 52—53 Конвенции о выдаче европейских патентов, ст. 201 проекта Договора о гармонизации патентных законов. Нелепо видеть за этим какую-то капитуляцию перед Западом или ущемление национального достоинства, как утверждали в ходе обсуждения проекта некоторые оппоненты Закона. Изобретения не знают национальных границ и не обладают классовым характером. В условиях, когда все развитые страны, и не только они, пытаются унифицировать патентные законы, стремление во что бы то ни стало сохранить в этой области свою самобытность легко может обернуться изоляцией от мирового научно-технического прогресса. Поэтому следует только приветствовать то решительное сближение с общепринятыми правилами, которое состоялось с принятием нового Закона.

Что касается существа закрепленных Законом критериев охраноспособности, то при всей непривычности введенных понятий вытекающие из них требования не столь уж необычны для российского законодательства. Напротив, большинство из них в той или иной форме предъявлялось к изобретениям и раньше. Поэтому вряд ли оправданы утверждения некоторых специалистов о том, что в Законе используются совершенно иные критерии патентоспособности, что всем экспертам и изобретателям придется полностью переучиваться и т.п.

Наиболее существенным изменением в этом плане может считаться лишь отказ законодателя от такого признака охраноспособности изобретения, как «положительный эффект». Как справедливо отмечается в специальной литературе, это прямо связано с полным переходом к патентной форме охраны изобретений1. Поскольку все расходы и хлопоты, связанные с патентованием, возлагаются на самого будущего патентовладельца, в первую очередь его должна заботить ожидаемая эффективность от использования изобретения. В этих условиях дополнительный экспертный контроль за полезностью изобретения становится излишней бюрократической мерой, в существовании которой общество не заинтересовано. Остальные изменения в критериях охраноспособности, как будет показано ниже, носят скорее терминологический, чем сущностный характер.

' См.: Дементьев В.Н. Требования к изобретению // ВИ. 1990. № 8. С. 19.

б. Объекты изобретений


В соответствии с п. 2 ст. 4 Патентного закона РФ объектами изобретений могут являться устройство, способ, вещество, штамм микроорганизма, культуры клеток растений и животных, а также применение известного устройства, способа, вещества, штамма по новому назначению. Любое решение задачи, заявляемое в качестве изобретения, должно подпадать под один из названных объектов. Это позволяет, во-первых, отграничивать технические решения от нетехнических и, во-вторых, обеспечивает объективную возможность контроля за использованием охраняемых законом изобретений. Четкое разграничение объектов изобретений имеет важное правовое значение, поскольку вид объекта определяет объем прав патентообладателя, влияет на содержание описания изобретения, специфику контрафактных действий и т.п.

Под устройством понимается система расположенных в пространстве элементов, определенным образом взаимодействующих друг с другом. Для характеристики устройств используются конструктивные средства — наличие конструктивных элементов, наличие связи между элементами, их взаимное расположение, форма выполнения элементов или устройства в целом, параметры и другие характеристики элементов, материал, из которого выполнены элементы или устройство в целом, и т.п. К устройствам как объектам изобретений относятся всевозможные конструкции и изделия — машины, приборы, механизмы, инструменты, транспортные средства, оборудование, сооружения и т.д. По сравнению с другими видами технических решений изобретения-устройства обеспечивают наиболее действенный контроль за их фактическим использованием, что и определяет их относительную распространенность.

Способ — это совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности или с соблюдением определенных правил. Как объект изобретения способ характеризуется технологическими средствами — наличием определенного действия или совокупности действий, порядком выполнения таких действий (последовательно, одновременно, в различных сочетаниях и т.п.), условиями осуществления действий, режимом использования веществ (исходного сырья, реагентов, катализаторов и т.д.), Устройств (приспособлений, инструментов, оборудования и т.д.), штаммов микроорганизмов и т.д.

Способы как процессы выполнения действий над материальными объектами обычно подразделяются на: 1) способы, направление на изготовление продуктов (изделий, веществ и т.д.); 2) способы, направленные на изменение состояния предметов материального мира без получения конкретных продуктов (транспортировка, обработка, регулирование и т.д.); 3) способы, в результате которых определяется состояние предметов материального мира (контроль, измерение, диагностика и т.д.). Специфика изобретений-способов, направленных на изготовление продуктов, заключается в том, что действие патента, выданного на такой способ, распространяется и на продукт, изготовленный непосредственно этим способом (п.2 ст-10 Патентного закона).Что касается способов третьей группы, то с принятием нового Закона патенты стали выдаваться также на способы профилактики, диагностики и лечения заболеваний, которые ранее охранялись только авторскими свидетельствами.

Вещество представляет собой искусственно созданное материальное образование, являющееся совокупностью взаимосвязанных элементов. К веществам как объектам изобретений относятся: 1) индивидуальные соединения, к которым также условно отнесены высокомолекулярные соединения и объекты генной инженерии; 2) композиции (составы, смеси); 3) продукты ядерного превращения.

Индивидуальные соединения могут заявляться в качестве изобретений тогда, когда установлен их качественный и количественный состав, а также связь между атомами и взаимное их расположение в молекуле, выраженное химической структурной формулой. Для индивидуальных соединений с неустановленной структурой, в частности антибиотиков, а также объектов генной инженерии, необходимо раскрытие их физико-химических и иных характеристик (в том числе признаки способа их получения), позволяющих их идентифицировать.

Для характеристики композиций (сплавы, керамика, смеси любого назначения и т.п.) используются, в частности, такие признаки, как качественный и количественный состав ингредиентов, структура композиции и ингредиентов и т.д. Защита композиций неустановленного состава может быть предоставлена, если определены их физико-химические, физические и утилитарные показатели и признаки способа получения.

Продукты ядерного превращения характеризуются, в частности, качественным (изотоп) и количественным (число протонов и нейтронов) составом, а также основными ядерными характеристиками: период полураспада, тип и энергия получения (для радиоактивных изотопов).

Штамм микроорганизма, культуры клеток растений и животных означает совокупность клеток, имеющих общее происхождение и характеризующихся одинаковыми устойчивыми признаками. Штаммы составляют основу биотехнологии и применяются в лечебных, профилактических целях, в качестве стимуляторов развития растений, животных и т.д. Создание штаммов предполагает отыскание научной среды для микроорганизмов, оптимального температурного режима, выявление средств, способствующих их росту и сохранению, и т.д. К штаммам микроорганизмов, культур клеток растений и животных относятся индивидуальные штаммы (штаммы традиционных микроорганизмов — бактерии, микроскопические грибы, дрожжи и т.д., штаммы микроорганизмов, подпадающих под определение «микроорганизм» — простейшие микроскопические водоросли, микроскопические лишайники, микроскопические беспозвоночные животные и т.д.) и консорциумы микроорганизмов, культур клеток растений и животных (смешанные штаммы микроорганизмов, ассоциации микроорганизмов, смешанные культуры клеток растений и(или) животных и др.).

Для характеристики индивидуальных штаммов микроорганизмов используются, в частности, такие признаки, как культурно-морфологическая характеристика с указанием температуры выращивания и возраста культуры, физико-биохимическая характеристика, биотехническая характеристика и т.д. Индивидуальные штаммы культур растений и животных характеризуются родословной культур, стандартными условиями выращивания, данными о видовой принадлежности и т.д. Консорциумы микроорганизмов дополнительно к перечисленным для индивидуального штамма признакам характеризуются происхождением, факторами и условиями адаптации и селекции, числом и доминирующими компонентами и т.п.

Применение известных ранее устройств, способов, веществ, штаммов по новому назначению состоит в том, что известное техническое средство предлагается использовать с иной целью для решения задачи, которая не имелась в виду ни автором, ни другими специалистами, когда впервые стали применяться данное устройство, способ, вещество или штамм. Ранее известное средство оказывается способным удовлетворять совсем иную потребность, в связи с чем оно приобретает функцию, существенно отличающуюся от той, которую уже имеет1. Изобретение на применение не характеризуется ни конструктивными, ни технологическими, ни качественными (рецептурными) средствами. Его GyTb заключается в установлении новых свойств уже известных объектов и определении новых областей их использования. Для характеристики изобретений на применение используются крат-

См,: Патентоведение/Под. ред. В.А. Рясенцева. М., 1984. С. 39.

кая характеристика применяемого объекта, достаточная для его идентификации, и указание нового назначения известного объекта. К применению по новому назначению приравнивается первое применение известных веществ (природных и искусственно полученных) для удовлетворения общественной потребности.

в. Объекты, не признаваемые изобретениями


Наряду с объектами изобретений в Патентном законе содержится перечень творческих результатов, которые не признаются патентоспособными изобретениями (п. 3 ст. 4). К ним относятся:

— научные теории и математические методы;

— методы организации и управления хозяйством;

— условные обозначения, расписания, правила;

— методы выполнения хозяйственных операций;

— алгоритмы и программы для вычислительных машин;

— проекты и схемы планировки сооружений, зданий, территорий;

— решения, касающиеся только внешнего вида изделий, направленные на удовлетворение эстетических потребностей;

— топологии интегральных микросхем;

— сорта растений и породы животных;

— решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Это не означает, что указанные объекты вообще исключаются из сферы правовой охраны. Напротив, большинство из них при соответствии установленным в законе критериям охраняется правом, однако не в качестве изобретений, а как иные объекты интеллектуальной собственности. Так, проекты планировки сооружений, зданий, территорий охраняются в качестве произведений архитектуры; предложения, определяющие внешний вид изделий, могут быть признаны промышленными образцами; новые сорта растений и породы животных охраняются законодательством о селекционных достижениях; в качестве самостоятельных объектов охраны выступают топологии интегральных микросхем и т.д. Законодатель лишь подчеркивает, что названные объекты не признаются изобретениями. Основной причиной этого для большинства из них служит то, что они не являются техническими решениями задачи, т.е. не подпадают под понятие устройства, способа, вещества или штамма. Если же конкретное решение, будь то решение задачи познания, решение внешнего вида изделия или проект сооружения, обеспечивает тот или иной технический результат, оно может быть признано изобретением. Примером может служить открытие В.А. Фабрикантом, М.М. Вудынским и Ф.А.Бутаевым явления усиления электромагнитных волн (диплом № 12), которое было одновременно зарегистрировано в качестве изобретения «Способ усиления электромагнитных волн», причем формула изобретения почти дословно повторяла формулу открытия тех же авторов.

Особо следует остановиться на решениях, которым не предоставляется правовая охрана ввиду их противоречия общественным интересам, принципам гуманности и морали. В отличие от других объектов, не признаваемых изобретениями, указанные решения соответствуют всем критериям патентоспособности, но не охраняются в силу прямого указания Закона. Как верно отмечается в литературе1, при отнесении решений к противоречащим общественным интересам сами эти «общественные интересы» должны быть отражены в тех или иных правилах, установленных от имени общества уполномоченными на то компетентными органами (например, запрет использования тех или иных веществ, у которых выявлены канцерогенные свойства). В противном случае ссылка на общественные интересы могла бы служить основанием для отказа в патентовании большинства заявляемых решений. Напротив, отрицание патентоспособности по причине противоречия принципам гуманности и морали основывается на нравственных нормах, поддерживаемых только силой общественного мнения (например, по этой причине не патентуются приспособления для азартных игр, орудия самоубийства и т.п.).

В отличие от ранее действовавшего законодательства из перечня неохраняемых решений исключены явно бесполезные изобретения. Что касается изобретений, признаваемых в установленном порядке секретными, то они пользуются правовой охраной. Однако условия предоставления этой охраны, ее объем и порядок обращения с секретными изобретениями в соответствии с п. 5 ст. 3 Патентного закона будут определены специальным законодательством.

г. Новизна


1) Понятие уровня техники.

Новизна изобретения как первое и непременное условие его патентоспособности всегда была характерным признаком изобретений как в России, так и за рубежом. Так, в соответствии с п. 21 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г. решение признавалось новым, если до даты

' См.: Охрана изобретений по новому патентному законодател!^ СССР/Под ред. А.Д. Корчагина. М., 1991. С. 39—40.

приоритета заявки сущность этого или тождественного решения не была раскрыта для неопределенного круга лиц настолько, что стало возможным его осуществление. В советской юридической литературе давно и справедливо обращалось внимание на то, что такое определение новизны являлось недостаточно четким и порождало бесконечные споры в отношении правомерности противопоставления заявке неопубликованных материалов, носящих служебный характер (отчеты о научно-исследовательских работах, конструкторская и проектная документация и т.д.), а также сведений об открытом применении изобретений1.

В новом Законе новизна определяется как неизвестность изобретения из сведений об уровне техники. Далее раскрывается само понятие «уровень техники»: сведения об уровне техники включают в себя любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения. Данная формулировка позволяет акцентировать внимание на четырех моментах. Во-первых, при исследовании новизны заявленного решения используются лишь общедоступные сведения. Под ними понимаются сведения, содержащиеся в источнике, с которым любое лицо имело возможность ознакомиться само либо о содержании которого могло быть ему законным образом сообщено. Всякого рода служебная, закрытая, секретная и т.п. информация во внимание не принимается. Это, пожалуй, главное изменение в понимании новизны, которое произошло с принятием нового Закона. Во-вторых, в уровень техники включаются любые сведения, раскрывающие сущность изобретения, независимо от того, в какой форме (устной, письменной, официальной, неофициальной и т.д.) они стали доступными публике. В-третьих, речь идет о сведениях, ставших общедоступными не только в России, но и в зарубежных странах. Иными словами, новизна изобретения должна носить абсолютный мировой характер. В-четвертых, при определении новизны могут использоваться только те сведения, которые стали общедоступными до даты приоритета изобретения. Сведения, раскрывающие сущность изобретения, которые появились после этой даты, во внимание не принимаются.

При определении уровня техники используются удовлетворяющие условию общедоступности сведения, представленные, в частности, в следующих источниках информации:

— опубликованные описания к охранным документам, опубликованные заявки на изобретения — с даты публикации;

1 См., напр.: Бакастов В.И., Дементьев В.Н. Понятие «неопределенный круг лиц»//ВИ. 1982. № 11. С. 17—20; Дементьев В-Н. Проблемы оценки новизны изобретений//ВИ- 1990. № 4. С. 30—31; и др.

— российские издания — с даты подписания в печать;

— иные издания — с даты выпуска в свет, а при отсутствии возможности ее установления — с последнего дня месяца или с 31 декабря указанного в издании года, если время выпуска в свет определено соответственно лишь месяцами и (или) годами;

— депонированные рукописи статей, обзоров, монографий и других материалов — с даты депонирования;

— отчеты о научно-исследовательских работах, пояснительные записки к опытно-конструкторским работам и другая конструкторская, технологическая и проектная документация, находящаяся в органах научно-технической информации, — с даты поступления в эти органы;

— нормативно-техническая документация (ГОСТ, ТУ и т.д.) — с даты регистрации ее в уполномоченных на то органах;

— материалы диссертаций и авторефераты диссертаций, изданные на правах рукописи, — с даты поступления в библиотеку;

— принятые на конкурс работы — с даты выкладки их для ознакомления, подтвержденной документами, относящимися к проведению конкурса;

— визуально воспринимаемые источники информации (плакаты, проспекты, чертежи, схемы, фотоснимки, модели, изделия и т.п.) — с даты, когда стало возможным их обозрение при наличии подтверждения официальными документами;

— экспонаты, помещенные на выставке, — с даты начала их показа, подтвержденной официальным документом;

— устные доклады, лекции, выступления — с даты, когда был сделан доклад, прочитана лекция, состоялось выступление, если они зафиксированы аппаратами звукозаписи или стенографически в порядке, установленном действовавшими на указанную дату правилами проведения соответствующих мероприятий;

— сообщения посредством радио, телевидения, кино и т.п. — с даты такого сообщения, если оно зафиксировано на соответствующем носителе информации в установленном порядке, действовавшем на указанную дату;

— сведения о техническом средстве, ставшие известными в результате его использования в производственном процессе, в изготовляемой или эксплуатируемой продукции, в том числе в опытном образце, переданном в эксплуатацию, либо иного введения в хозяйственный оборот, — с даты, указанной в официальном Документе, подтверждающем общедоступный характер таких ведений.

Как видим, при проведения патентной экспертизы заявке могут быть противопоставлены либо такие сведения об изобретении, которые почерпнуты из открыто опубликованных источников, •либо сведения об открытом применении изобретения. Из этого правила есть, однако, исключение, прямо указанное в Законе. При исследовании новизны изобретения в сведения об уровне техники входят также ранее поданные неопубликованные заявки на изобретения и полезные модели других авторов, а также запатентованные в РФ изобретения и полезные модели (с даты их приоритета). Совершенно очевидно, что эти заявки не могут относиться к общедоступным сведениям. Однако едва ли нужно доказывать необходимость их учета при исследовании новизны изобретения. Патентное право не допускает выдачи двух патентов на тождественные изобретения, патент выдается лишь лицу, обладающему приоритетом. Поэтому Закон подчеркивает, что сведения о ранее поданных заявках и запатентованных объектах учитываются, но исключительно при определении новизны изобретения. При оценке изобретательского уровня они во внимание не принимаются.

2) Приоритет изобретения и правила его определения.

Новизна изобретения устанавливается по отношению к уровню техники, который определяется на дату приоритета изобретения. По общему правилу приоритет изобретения устанавливается по дате поступления в Патентное ведомство заявки, содержащей заявление о выдаче патента, описание, формулу и чертежи, если в описании на них имеется ссылка (п-1 ст.19 Патентного закона). Как видим, для закрепления приоритета заявитель может подать в Патентное ведомство заявку, в которой отсутствует ряд требуемых по Закону документов. Это новое положение в российском патентном законодательстве, призванное упростить и ускорить процедуру закрепления приоритета.

Наряду с общим правилом определения приоритета Патентный закон содержит ряд специальных льготных правил, которые могут применяться при установлении приоритета в случаях, указанных в Законе. Прежде всего речь идет о так называемом конвенционном приоритете, которым могут воспользоваться заявители из стран—участниц Парижской конвенции по охране промышленной собственности. В соответствии с п.2 ст.19 Патентного закона приоритет может быть установлен по дате подачи первой заявки в стране—участнице Парижской конвенции, если заявка на изобретение поступила в Патентное ведомство РФ в течение 12 месяцев с указанной даты. Если по не зависящим от заявителя обстоятельствам (стихийное бедствие, военные действия, гражданские беспорядки и т.п.) заявка с испрашиванием конвенционного приоритета не могла быть подана в указанный срок, этот срок может быть продлен, но не более чем на два месяца. На заявителе лежит обязанность представить доказательства, подтверждающие невозможность подачи им заявки в установленный срок.

Заявитель, желающий воспользоваться правом конвенционного приоритета, обязан указать это при подаче заявки или в течение двух месяцев с даты поступления заявки в Патентное ведомство и приложить копию первой заявки, заверенной надлежащим образом принявшим ее учреждением, или представить ее не позднее трех месяцев с даты поступления заявки в Патентное ведомство. При исчислении 12-месячного срока день подачи первой заявки в срок не включается. Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. Если окончание срока приходится на такой месяц, в котором нет числа, соответствующего дате подачи первой заявки, то срок истекает в последний день этого месяца.

Если правила о конвенционном приоритете имелись в российском законодательстве и раньше, то льготный порядок определения приоритета по внутренним заявкам установлен впервые. При этом можно выделить следующие особые случаи установления приоритета. Во-первых, он может определять по дате поступления в Патентное ведомство более ранней заявки того же заявителя, раскрывающей это изобретение, если заявка, по которой испрашивается такой приоритет, поступила не позднее 12 месяцев с даты поступления более ранней заявки (п.4 ст.19 Патентного закона). В этом случае более ранняя заявка считается отозванной.

Причины, по которым заявитель, по сути дела, заменяет свою первоначальную заявку на новую, могут быть самыми различными. Так, основанием может служить необходимость уточнения или исправления тех или иных признаков технического решения, если при этом не изменяется его сущность; необходимость корректирования формулы изобретения, если предоставляемый для этого срок упущен; целесообразность устранения из описания излишней информации, составляющей технический секрет заявителя; и т.п. Важно лишь, чтобы более ранняя заявка на это изобретение полностью раскрывала его сущность, а последующая заявка была подана не позднее 12 месяцев с даты подачи первой заявки.

В таком же порядке может быть установлен приоритет на основании нескольких ранее поданных заявок. Если, например, по Мнению заявителя, эти заявки могут быть объединены в одну, ему предоставляется возможность подать новую заявку, приоритет второй будет определяться по дате подачи последней из ранее "сданных заявок, которые объединяются в одну. При этом, однако, необходимо, чтобы в каждой из объединяемых заявок было раскрыто изобретение, на которое испрашивается более Ранний приоритет. В Законе специально подчеркивается, что приоритет не может устанавливаться по дате поступления заявки, по которой уже испрашивался более ранний приоритет.

Во-вторых, приоритет может быть установлен по дате поступления дополнительных материалов, если они оформлены заявителем в качестве самостоятельной заявки (п. 3 ст. 19 Патентного закона). Как известно, в соответствии со ст. 20 Патентного закона заявитель имеет право в течение двух месяцев, а при условии уплаты пошлины — и за пределами этого срока, но не позднее вынесения решения по результатам экспертизы по существу, внести в ее материалы исправления и уточнения, в том числе дополнить ее новыми материалами без изменения сущности заявленного изобретения. Если эти дополнительные материалы изменяют сущность заявленного изобретения, т.е. содержат подлежащие включению в формулу изобретения признаки, отсутствовавшие в первоначальных материалах, то они во внимание не принимаются. Заявителю, однако, предоставляется возможность оформить такие дополнительные материалы в качестве самостоятельной заявки. При этом заявитель имеет право испросить приоритет изобретения по такой заявке по дате подачи им дополнительных материалов. Для этого самостоятельная заявка, во-первых, должна быть подана до истечения трехмесячного срока с даты получения заявителем уведомления Патентного ведомства о невозможности принятия во внимание дополнительных материалов в связи с признанием их изменяющими сущность заявленного решения, а, во-вторых, поданные ранее дополнительные материалы должны полностью раскрывать сущность изобретения, на которое оформлена самостоятельная заявка.

В-третьих, приоритет изобретения по выделенной заявке устанавливается по дате поступления в Патентное ведомство первоначальной заявки, если выделенная заявка поступила до принятия по первоначальной заявке решения об отказе в выдаче патента, возможности обжалования которого исчерпаны, а в случае выдачи по указанной заявке патента — до даты регистрации изобретения в государственном реестре (п. 5 ст. 19 Патентного закона).

Необходимость выделения одной заявки из другой возникает тогда, когда первоначальная заявка подана с нарушением требования единства изобретения (п. 1 ст. 16 Патентного закона). Заявитель может и по собственной инициативе выделить из первоначальных материалов заявки другую заявку, если, по его мнению, в них содержится несколько изобретений, которые могут быть запатентованы самостоятельно. Приоритет первоначальной заявки сохраняется, если выделенная заявка представлена без изменения сущности изобретения по сравнению с содержанием первоначальной заявки. В противном случае, а также при подаче әуделенной заявки после истечения указанных выше сроков, приоритет по выделенной заявке устанавливается по дате ее поступления в Патентное ведомство.

Таковы основные правила установления приоритета. Подчеркнем еще раз, что приоритет определяется датой поступления заявки в Патентное ведомство. Более точный момент (часы, мину™) поступления заявки не устанавливается. Однако если в процессе экспертизы установлено, что идентичные изобретения имеют одну и ту же дату приоритета, т.е. поступили в Патентное ведомство в один день, то патент может быть выдан по заявке, по которой доказана более ранняя дата ее отправки в Патентное ведомство, а при совпадении этих дат — по заявке, имеющей более ранний регистрационный номер Патентного ведомства. Заявителям предоставляется возможность по соглашению между собой изменить указанные правила либо, объединив свои заявки, получить патент на имя обоих заявителей.

3) Льгота по новизне.

Рассмотрение вопроса о новизне изобретения будет неполным, если не коснуться проблемы так называемой льготы по новизне. В соответствии с п. 1 ст. 5 Патентного закона РФ не признается обстоятельством, препятствующим признанию патентоспособности изобретения, такое раскрытие информации, относящейся к изобретению, автором, заявителем или любым лицом, получившим от них прямо или косвенно эту информацию, при котором сведения о сущности изобретения стали общедоступными, если заявка на изобретение подана в Патентное ведомство не позднее шести месяцев с даты раскрытия информации. Сравнение данной нормы с правилами ранее действовавшего законодательства показывает, что произошло существенное расширение льготы, предоставляемой заявителю в связи с предшествующим заявке раскрытием сущности изобретения. Напомним, что ранее эта льгота сводилась:

а) к шестимесячному сроку в случае показа изобретения в экспонатах, помещенных на официальных и официально признанных международных выставках, организованных на территории СССР;

б) к четырехмесячному сроку в случае открытого использования изобретения до даты подачи заявки на изобретение.

Отныне данная льгота предоставляется заявителю, во-первых, в течение шестимесячного срока; во-вторых, независимо от формы раскрытия информации о сущности изобретения (путем публикации, устного сообщения, открытого показа и т.п.); в-третьих, в случае раскрытия информации, относящейся к изобретению, как самим заявителем, так и любым другим лицом, получившим от него или от автора прямо или косвенно эту информацию, В случае, когда информация об изобретении раскрыта не самим заявителем, а третьим лицом, заявитель должен доказать, что либо он сам разрешил обнародовать эту информацию, либо опубликование произошло без его ведома, но информация получена от него либо от автора изобретения.

Подобное изменение правил о льготном периоде представляется весьма своевременным и оправданным. Переход к патентной форме охраны изобретений требует предоставления изобретателям реальной возможности проверки таких качеств изобретения, как его конкурентоспособность, возможность быстрого промышленного освоения, стоимость его внедрения, способность к коммерческой реализации и т. д. Чтобы сделать это в спокойной обстановке и без опасений утратить патентоспособность, заявителю должен быть предоставлен достаточный срок, в течение которого он мог бы проверить наличие у изобретения подобных качеств. Следует отметить, что закрепленные Патентным законом РФ правила о льготном сроке полностью согласуются с предложениями о гармонизации правил о новизне, содержащимися в проекте Договора о гармонизации патентных законов.

д. Изобретательский уровень


Вторым критерием патентоспобности изобретения является изобретательский уровень. Он заменил собой признак «существенные отличия», которым оперировало ранее действовавшее в СССР законодательство. Как представляется, указанные понятия, в сущности, выражают, хотя и в разных формах, одно и то же требование к изобретению, а именно служат показателем его качественного уровня, сложности решаемой им задачи. Не случайно именно по признаку наличия или отсутствия существенных отличий в техническом решении многие годы в советском праве проводилось основное разграничение между изобретениями и рационализаторскими предложениями. Заметим попутно, что эту роль при разграничении изобретений и полезных моделей выполняет ныне признак «изобретательский уровень».

Необходимость особого критерия, позволяющего признавать патентоспособными изобретениями лишь такие разработки, которые вносят вклад в научный и технический прогресс, почти никем из специалистов не ставится под сомнение. На первый взгляд, эту функцию может выполнять признак новизны, который обычно выражает творческое начали. Однако совершенно очевидно, что далеко не всякое решение, которое с полным основанием должно быть признано новым, может считаться и вносящим вклад в уровень техники. Например, обладая некими доступными знаниями в той или иной области техники, любой средний специалист легко может составить большое количество комбинаций известных средств, каждая из которых будет новой, но едва ли в большинстве случаев это будет означать выход за уже известное науке и технике. Поэтому в патентных законах подавляющего большинства стран присутствует, хотя и под разными названиями (изобретательский уровень, неочевидность, изобретательская деятельность, изобретательский шаг, существенные отличия), критерий, с помощью которого охраноспособное изобретение отграничивается от обычных инженерных разработок или объектов, к которым не предъявляются подобные требования.

Изменение названия данного признака в российском патентном праве обусловлено стремлением сблизить его с аналогичными критериями патентоспособности в патентных законах других европейских стран. Предложения такого рода давно высказывались специалистами1. Этому отчасти способствовало и крайне неудачное раскрытие признака «существенные отличия» в Положении об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г. Впрочем, содержащийся в литературе анализ данного признака2 избавляет от необходимости еще раз рассматривать его достоинства и недостатки. Подчеркнем лишь, что он никогда не был, да и не мог быть тем-объективным критерием, с помощью которого изобретения безошибочно отграничивались от простых инженерных разработок и результатов обычного проектирования. Данный признак в каждом случае выяснялся особо, исходя из конкретных обстоятельств дела, и во многом зависел от таких субъективных обстоятельств, как объект, техническая и

1 См., напр.: Бернсон А.С. Проблема новизны в изобретательском праве: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Л.,1967; ЗенкинН.М. Изобретения °на применение» в изобретательском праве: Автореф- дисс. канд. юрид. наук. М.,1973; Мозолин В.П- Об объектах правового регулирования в области научно-технического и художественно-технического творчества в СССР // ВИ. 1980. № 8; и др.

2 См., напр.: Дементьев В.Н., Сабода Л.В. Существенное отличие как критерий изобретения//ВИ. 1979. № 2- С. 43—48; Дементьев В.Н. О критерии изобретения «существенное отличие»// ВИ. 1987. № 1. С. 13—17;

ОстратЯ.Г. О творческом уровне изобретения//ВИ. 1987.№ 1.С. 17—20;

Самохвалов Г.В. От существенной новизны — к изобретательскому уровню//ви. 1990. № 9. С. 11—14; и др.

правовая эрудиция лиц, проводящих экспертизу, и иных факторов. В этом смысле введенный в Закон критерий изобретательского уровня не страдает ни большей неопределенностью, ни большей субъективностью, как это утверждается некоторыми авторами. Суть не в названии признака, выражающего качественный уровень изобретения, а в том конкретном содержании, которое в него будет вкладываться инструкциями и методическими документами по проведению экспертизы, а также ее практикой.

В соответствии с п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. Как видим, уровень техники служит исходной базой для определения не только новизны разработки, но и ее изобретательского уровня. Безусловно, это свидетельствует о близости этих критериев, однако отнюдь не означает их совпадения. Определение новизны изобретения производится путем сравнения совокупности его существенных признаков с признаками, известными из уровня техники объектов того же назначения. Иными словами, при анализе уровня техники во время проверки новизны заявленного изобретения выявляются аналоги изобретения.

Сравнение производится с каждым из аналогов в отдельности. При определении новизны изобретения не допускается приведение нескольких источников информации для доказательства известности совокупности признаков изобретения. Напротив, базой сравнения при определении изобретательского уровня служит не один конкретный аналог, а некий комплексный показатель в виде объема знаний, накопленных в той или иной области техники. При этом во внимание принимаются только общедоступные сведения. Поданные неотозванные заявки на изобретения и полезные модели, а также запатентованные в России изобретения и полезные модели, если сведения о них не опубликованы, в уровень техники при исследовании изобретательского уровня не включаются.

Изобретательский уровень, как и новизна, устанавливается на дату приоритета. Сведения, которые стали общедоступными после даты подачи заявки, в расчет не принимаются, хотя бы с их появлением предложенное решение задачи и стало очевидным. Предоставляемая заявителю шестимесячная льгота по новизне в равной мере применяется и при определении изобретательского уровня.

При анализе существа критерия «изобретательский уровень» первостепенное значение имеет трактовка понятий «специалист» и «очевидность», через которые он определяется. Определения понятия «специалист» ни Патентный закон, ни дополняющие его подзаконные акты не дают. Опираясь на опыт тех стран, в патентных законах которых используется эта условная фигура, можно сделать вывод, что под таким специалистом подразумевается лицо, обладающее доступными средними знаниями в той области, в которой он работает и к которой относится заявленное изобретение. Очевидно, что в современных условиях нельзя быть специалистом во всех областях знания, «специалистом вообще». Поэтому при проведении экспертизы изобретательский уровень должен проверяться по всем общедоступным источникам информации, однако в пределах той области знаний, к которой относится заявленное изобретение. Иное решение вопроса всякий раз ставило бы экспертизу перед трудно разрешимой задачей и значительно сократило бы число охраняемых изобретений. Именно к такому подходу в толковании понятия «специалист» склоняется большинство российских ученых и патентоведов-практиков1.

Чтобы быть патентоспособным, изобретение не должно явным для специалиста образом следовать из уровня техники, то есть быть для специалиста очевидным. Попытка раскрыть понятие очевидности была предпринята в п. 19.8.5 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение, принятых Госпатентом СССР 2 июля 1991г.2: «изобретение не следует явным для специалиста образом из известного уровня техники, если из последнего не выявляется влияние предписываемых этим изобретением преобразований, характеризуемых отличными от прототипа сущностными признаками, на достижение практического результата». Эта весьма тяжеловесная формулировка, однако, мало что практически дает, да к тому же лишь запутывает вопрос, так как вводит достаточно неопределенное понятие «выявленное влияние». Куда более понятной и простой представляется раскрытие понятия очевидности в Директиве по проведению экспертизы в Европейском патентном ведомстве. Очевидное — это значит не выходящее за пределы нормального прогресса в технологии, а само собой разумеющееся или же логически вытекающее из уровня техники, а также не предполагающее использование изобретательского таланта, который выходил бы за пределы предполагаемого уровня специалиста в

1 См., напр.: Дементьев В.Н. Требования к изобретению//Вопросы изобретательства. 1990. № 8. С. 18—19; Самохвалов Г.В. От существенной новизны — к изобретательскому уровню//ВИ. 1990. № 9. С. 14; и др.

2 ВИ. 1991, № 7, С. 14—36.

определенной области техники. Следовательно все, что прямо и логически вытекает из уровня техники, считается очевидным. Кроме того, очевидным является то, что не требует проявлений знаний и умения, превышающих способности в определенной области1. Таким же образом может трактоваться понятие очевидности в российском патентном праве.

Завершая рассмотрение критерия «изобретательский уровень», следует отметить, что в российском законодательстве, как и в законодательстве ряда других стран, использующих аналогичный критерий патентоспособности, целесообразно закрепить примерный перечень (свод) негативных и позитивных правил определения очевидности. Попытка такого рода была предпринята в союзных Правилах составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение от 2 июля 1991г. Так, изобретательскому уровню согласно п. 19.8.5 Правил не соответствуют предложения, предписывающие следующие преобразования:

— дополнение известного средства какой-либо известной частью (частями), присоединяемой к нему по известным правилам, для достижения технического результата, в отношении которого установлено влияние именно таких дополнений;

— исключение какой-либо части средства (элемента, действия) с одновременным исключением обусловленной ее наличием функции и достижением при этом обычного для такого исключения результата (упрощение, уменьшение массы, габаритов, материалоемкости и т.п.);

— увеличение количества однотипных элементов, действий для усиления технического результата, обусловленного наличием в средстве именно таких элементов, действий и т.д.

Напротив, требованию изобретательского уровня соответствуют, в частности:

— способ получения нового индивидуального соединения с установленной структурой, основанный на новой для данного класса или группы соединений реакции;

— композиция, состоящая, по крайней мере, из двух известных ингредиентов, обеспечивающая синергетический эффект, и т.д.

Изобретение не рассматривается как не соответствующее изобретательскому уровню из-за его кажущейся простоты и раскрытия в материалах заявки механизма достижения творческого результата, если такое раскрытие стало известно не из уровня техники, а только из материалов заявки.

1 См.: Еременко В.И. Критерии патентоспособности по европейскому патентному праву // ВИ. 1989. № 12. С. 13—14.

е. Промышленная применимость


Третьим критерием патентоспособности изобретения является промышленная применимость.

Согласно п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ изобретение является промышленно применимым, если оно может быть использовано в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении и других отраслях деятельности. В ранее действовавшем законодательстве признак под таким названием отсутствовал, однако подобное требование к изобретениям выводилось из понятия «техническое решение задачи». Основная роль требования промышленной применимости заключается в проверке возможности реализации заявленного решения в виде конкретного материального средства, а также в выяснении того, действительно ли с помощью данного изобретения достигается декларированный заявителем результат. При этом следует подчеркнуть, что в понятие промышленной применимости не включается требование положительного эффекта в том его смысле, какой в него вкладывался прежним советским изобретательским правом. Промышленная применимость означает лишь принципиальную возможность использования изобретения в одной из отраслей деятельности, однако отнюдь не свидетельствует о преимуществах и достоинствах заявляемого изобретения перед известными решениями. С позиции современного российского патентного законодательства полезность и нужность изобретения должны оцениваться не на стадии проведения экспертизы, а в практической деятельности и в условиях рыночной конъюнктуры. Не входит в понятие «промышленная применимость» и требование технической прогрессивности заявленного решения, которое российским законодательством к изобретениям не предъявляется.

Сам термин «промышленная применимость», как неоднократно указывалось специалистами, не вполне адекватно отражает вкладываемое в него содержание. В России, как и везде, ему дается самое широкое толкование, означающее, по сути дела, возможность практического использования изобретения в любой сфере человеческой деятельности. Следует особо подчеркнуть, что в соответствии с российским законодательством промышленно применимыми считаются методы профилактики, диагностики и лечения заболеваний людей и животных, которые по законодательству многих стран признаются непатентоспособными.

В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня критерий промышленной применимости прямо не связывается Законом с уровнем техники и датой приоритета. Между тем такая связь безусловно имеется, хотя подход к использованию известных сведений, охватываемых понятием «уровень техники», является иным. Если с точки зрения новизны и изобретательского уровня заявленное изобретение не должно повторять того, что содержится в уровне техники или следовать из него, то есть обязательно должен иметь место выход за пределы уровня техники, то при проверке промышленной применимости для оценки достаточности имеющихся в заявке сведений может быть привлечено только то, что уже вошло в уровень техники. Если оказывается, что имеющихся в заявке сведений с учетом известных знаний недостаточно и осуществление разработки становится возможным лишь при помощи сведений, не содержащихся в уровне техники и впервые представленных лишь в дополнительных материалах, то такие материалы подтверждают несоответствие изобретения в том виде, как оно было заявлено и описано, требованию промышленной применимости1.

В Законе не указано, на какой момент должна оцениваться промышленная применимость заявленного изобретения. Это представляется не упущением законодателя, а его сознательной позицией. В отличие от признаков новизны и изобретательского уровня, которые могут быть утрачены изобретением, признак «промышленная применимость», напротив, может у изобретения в данный момент отсутствовать, а впоследствии появиться. В этих условиях, несомненно, целесообразно четкое определение даты, на которую устанавливаются новизна и изобретательский уровень изобретения, и нецелесообразна жесткая регламентация момента определения промышленной применимости. В самом деле, если таким моментом признавать дату приоритета, то есть дату подачи заявки, отказное решение экспертизы выглядело бы нелепо, если бы на момент ее проведения заявленное предложение стало промышленно применимым. Если же за точку отсчета заранее принять момент проведения экспертизы, что может показаться логичным, то, во-первых, это было бы достаточно неопределенным решением и, во-вторых, в некоторой степени ориентировало бы изобретателей на такие разработки, которые на момент их создания и оформления заявки не способны к практическому осуществлению. Этим, на наш взгляд, и объясняется отсутствие в Законе и подзаконных актах указаний относительно момента определения промышленной применимости. Данный вопрос должен решаться, безусловно, не ранее чем во время проведения экспертизы, хотя в самом Законе указание на это могло бы выглядеть не вполне корректным.

' См.: Полищук Е.П., Сабода Л.В. Оценка соответствия заявленного изобретения критериям патентоспособности «промышленная примени' мость» и «изобретательский уровень» // ВИ. 1991. № 11—12. С- 31.

С моментом определения промышленной применимости прямо связан вопрос о патентоспособности так называемых перспективных изобретений, то есть изобретений, которые не могут быть использованы в настоящее время, но целесообразность и возможность их использования в будущем не вызывают сомнений. Напомним, что прежнее советское законодательство допускало признание подобных предложений изобретениями и выдачу на них охранных документов. Например, летательные аппараты с реактивным двигателем были зарегистрированы в СССР как охраноспособные изобретения в 20—30-х годах, а нашли практическое применение лишь с 1947 года; в 30-х годах, задолго до начала практических полетов в космос, был признан изобретением особый тип шлюзовых камер космического аппарата; способ электроискровой обработки металлов получил практическое применение более чем через 20 лет после его создания и т.д.

Патентный закон РФ ничего не говорит о возможности охраны подобных изобретений. По мнению ряда специалистов, их охрана не нужна, так как, во-первых, не представляется практически необходимой и, во-вторых, сводит на нет критерий промышленной применимости1. Представляется, что полностью исключать возможность охраны так называемых перспективных изобретений было бы неверно. Если заявителем доказана принципиальная возможность решения задачи и раскрыты конкретные средства ее решения, то созданная разработка может быть признана охраноспособным изобретением, хотя бы в настоящее время отсутствовали материальные предпосылки для его реализации на практике. Например, сейчас некоторые зарубежные изобретения, патентуемые в России, в силу технической и технологической отсталости нашей страны не могут быть реализованы промышленным способом, однако это вряд ли может служить поводом к отказу в их патентовании.

Оценка соответствия заявленного изобретения требованию промышленной применимости включает проверку выполнения следующей совокупности условий:

— средство, воплощающее заявленное изобретение при его осуществлении, предназначено для использования в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, других отраслях Деятельности;

— для заявленного изобретения в том виде, как оно охарактеризовано в независимом пункте принятой к рассмотрению фор-

См., напр.: Дементьев В.Н. Требования к осуществлению изобретения// ВИ. 1985. № 8. С. 32; Полищук Е.П. Методические подходы к 1'Рактовке критериев охраноспособности // ВИ. 1989. № 11. С. 30; и др.

мулы изобретения, подтверждена возможность его осуществления с помощью описанных в заявке или известных до даты приоритета средств и методов;

— средство, воплощающее заявленное изобретение при его осуществлении, способно обеспечить достижение усматриваемого заявителем технического результата.

Не является основанием для вывода о несоответствии заявленного изобретения требованию промышленной применимости несоблюдение какого-либо из этих условий для частных форм выполнения изобретения, охарактеризованных в зависимых пунктах формулы изобретения.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28


Глава IV. Объекты патентного права
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации