Сергеев А.П. Патентное право - файл n1.doc

приобрести
Сергеев А.П. Патентное право
скачать (1067.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1068kb.15.09.2012 21:58скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Глава II. История развития патентного права в России


Становление и первоначальное развитие патентного права в России шло в целом тем же путем, который прошло патентное право в других европейских странах. Принятию в 1812 году первого патентного закона предшествовал достаточно длительный период выдачи привилегий отдельным лицам. Привилегии носили самый разнообразный характер, в частности, касались прав на беспошлинную торговлю, монопольное производство определенных товаров и т.п. и выдавались за личные заслуги без какой-либо законодательной регламентации порядка их выдачи. Постепенно в их орбиту стали включаться привилегии на заведение тех или иных производств и использование технических новинок. В 1723 году появились «Правила для выдачи привилегий на заведение фабрик», которые в некоторой степени упорядочили практику выдачи привилегий.

Первый Патентный закон России, который назывался «О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах», был принят 17 июня 1812 г. Этим законом устанавливалась выдача привилегий на собственные и ввозимые из-за границы изобретения на 3, 5 и 10 лет. Привилегии выдавались министром внутренних дел после рассмотрения вопроса в Государственном совете без проверки существа изобретения. Однако выданная привилегия могла быть оспорена в судебном порядке в случае отсутствия новизны изобретения. За выдачу привилегий взималась пошлина в размере соответственно 300, 500 и 1500 руб. Вводилась также публикация описания изобретения, которая первоначально производилась по инициативе самого изобретателя, а с 1814 г. стала обязательной.

В 1833 г. закон 1812 г. был существенно изменен и дополнен. Наиболее важное значение имели нововведения, связанные с переходом к системе предварительного исследования изобретений, возложением на обладателя привилегии обязанности использовать изобретение, а также запрещением переуступать привилегии акционерным компаниям. Четкого определения изобретения в законе не содержалось, хотя из анализа его норм можно было заключить, что изобретением признавалось новое и полезное решение задачи. Не выдавались привилегии на «незначительные открытия, изобретения и усовершенствования, показывающие единственно остроту или изобретательность ума», на изобретения, которые «могли обратиться во вред обществу или государственным доходам», на изобретения в области обороны и т.д. Выдача привилегий по-прежнему ставилась в зависимость от усмотрения Правительственных чиновников, которые могли отказать в привилегии, руководствуясь соображениями целесообразности.

Это положение было кардинально пересмотрено лишь в 1870 г., когда выдача привилегий стала производиться «упрощенным порядком» за подписью одного министра финансов. С этого времени привилегия окончательно утратила характер особой милости верховной власти и превратилась в документ, констатирующий наличие предусмотренных законом прав у всякого, кто создает отвечающее требованиям закона техническое новшество.

Быстрое развитие промышленного производства в России во второй половине XIX века и необходимость подключения страны к международной системе охраны промышленной собственности обусловили необходимость подготовки более современного и полного патентного закона. Им стал принятый 20 мая 1896 г. закон, называвшийся «Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования». Новый закон давал более четкое понятие охраняемого изобретения: оно должно было относиться к области промышленности и иметь существенную новизну. Не подлежали патентованию научные открытия и отвлеченные теории, а также химические, вкусовые и пищевые вещества, лекарства и способы их приготовления и т.п. Привилегии на изобретения выдавались министром торговли и промышленности на основе проверочной системы экспертизы заявок. Привилегия действовала не более 15 лет и могла свободно отчуждаться ее обладателем. Он также мог выдавать лицензии и передавать привилегию по наследству. Владелец привилегии был обязан реально осуществить свое изобретение в течение 5 лет под угрозой прекращения ее действия.

Наряду с изобретениями объектом патентной охраны в России с середины XIX века стали промышленные образцы. Впервые в развернутом виде связанные с ними отношения были урегулированы законом от 11 июля 1864 г., который назывался «Положение о праве собственности на фабричные рисунки и модели» и вошел в Устав о промышленности Свода Законов (т. XI, ч. 2). Закон предоставлял создателю рисунка или модели, предназначенным для воспроизведения в заводских, фабричных и ремесленных изделиях, возможность закрепить за собой на срок от 1 года до 10 лет исключительное право на их использование. Указанное право приобреталось на основе подачи прошения в Министерство торговли и промышленности, где исследовался вопрос о новизне и принадлежности промышленного образца. На всех изделиях, в которых использовался заявленный рисунок или модель, помещался особый знак, удостоверяющий принадлежность исключительного права владельцу. Право на промышленный образец могло передаваться третьим лицам с обязательным уведомлением об этом Министерства торговли и промышленности. В случае самовольного использования чужого зарегистрированного промышленного образца виновное лицо, независимо от возмещения причиненных им убытков, подвергалось наказанию в виде денежного взыскания.

Первым законодательным актом в области изобретательства советского периода стал Декрет от 30 июня 1919 г., которым было утверждено Положение об изобретениях1. В период с1917 по 1919 год формально сохранялось действие Патентного закона 1896 г., однако в эпоху военного коммунизма не могло быть и речи о применении изобретателем созданного им технического решения в собственном производстве2. Декретом от 30 июля 1919 г. отменялись «все законы и положения о привилегиях на изобретения, изданные до опубликования декрета» (п. 10). Патентная система охраны изобретений была ликвидирована. За государством признавалось право отчуждать в свою пользу любое изобретение, признанное полезным Комитетом по делам изобретений. Изобретения, объявленные достоянием РСФСР, за исключением секретных, относящихся к области обороны или особо важных для страны, поступали в общее пользование всех граждан и учреждений на условиях, в каждом отдельном случае особо оговоренных. Автору такого изобретения гарантировались признание и охрана его права авторства, а также право на вознаграждение, которые удостоверялись особым охранным документом — авторским свидетельством. Вознаграждение, размер которого определялся специальной оценочной комиссией Комитета, носило характер особых премиальных, не подлежащих налоговому обложению. Даже в юридической литературе 30-х годов отмечалось, что это вознаграждение было ничтожным и большинство авторов, не желая подвергать свои изобретения риску национализации, не принимало мер к применению своих изобретений в промышленности. Само понятие изобретения в Декрете от 30 июля 1919 г. не раскрывалось, однако анализ его норм показывает, что им могло быть признано любое полезное техническое новшество безотносительно к его новизне.

Необходимость восстановления разрушенного первой мировой и гражданской войнами хозяйства обусловила переход к новой экономической политике, возродившей в известных пределах рыночные отношения. В рассматриваемой области новая экономическая политика вернула Россию к способам охраны прав изобретателей, сходных с западноевропейскими. 12 сентября 1924 г. ЦИК СССР принял Положение о патентах на изобретения3, по которому патент вновь становился единственной формой охраны изобретательских прав4. Указанный закон устанавливал, что «патенты выдаются на новые изобретения, допускающие промышленное использование». Патентная охрана не предоставлялась лечебным, пищевым и вкусовым веществам, а также веществам, полученным химическим путем, хотя новые способы их изготовления могли быть запатентованы. Патент на изобретение выдавался на 15 лет, мог свободно отчуждаться и передаваться для использования третьим лицам по усмотрению патентообладателя. Однако государство оставляло за собой право, в случае невозможности достижения добровольного соглашения с патентообладателем, принудительно отчуждать патент в свою пользу или установить принудительную лицензию в пределах потребности государственных предприятий и учреждений с выплатой патентообладателю соответствующего вознаграждения. Патент мог передаваться по наследству, причем он не входил в наследственную массу. Это представляло собой важную льготу, поскольку действующее гражданское законодательство того периода ограничивало размер наследства суммой 10 тыс. руб. золотом.

Большое идеологическое значение имело решение о восстановлении действия досоветских патентов. Постановление о введении в действие Закона о патентах, с одной стороны, объявляло аннулированными все выданные до Октябрьской революции патенты (ст. 2), а с другой стороны, предусматривало возможность их восстановления (ст. 3—4). Для этого владельцам досоветских патентов предоставлялось право в течение одного года со дня издания Закона о патентах ходатайствовать перед Комитетом по делам изобретений о выдаче им соответствующего советского патента. Практическое значение данной нормы, однако, было невелико, так как новый патент выдавался на срок не 15 лет, а за вычетом времени, в течение которого патентообладатель пользовался старым патентом. В целом же, по оценке специалистов, Закон о патентах 1924 г. был приближен к передовым образцам иностранных патентных законов того периода.

Одновременно с Законом о патентах было принято постановление ЦИК и СНК СССР «О промышленных образцах (рисунках и моделях)» от 12 октября 1924 г.5 Согласно ст.1 указанного закона к охраняемым промышленным образцам относились: 1) новые по виду и форме художественно-промышленные рисунки, предназначенные для воспроизведения в соответствующих изделиях, и 2) новые по виду, форме, устройству или расположению частей модели, предназначенные для промышленности, кустарного производства, торговли, ремесла, домашнего обихода и вообще всякой работы. Таким образом, под моделью как видом промышленного образца понимался объект, весьма близкий к изобретению. Не случайно создателю нового технического решения предоставлялось право по своему усмотрению подавать заявку на изобретение или образец. Более того, получив отказ в выдаче патента на изобретение, заявитель, сохраняя за собой приоритет, мог просить о закреплении за ним права на соответствующий образец (ст. 29—30).

Права обладателя патента на промышленный образец, как в плане их приобретения, так и в плане их осуществления, были аналогичны правам владельца патента на изобретение. Они подтверждались выдачей заявителю специального удостоверения на промышленный образец и действовали в течение трех лет с возможностью последующего двукратного продления срока соответственно на три и четыре года. Нарушения исключительных прав на промышленный образец, как и нарушения прав обладателя патента на изобретение, влекли за собой возмещение убытков, а также уголовное наказание.

Свертывание новой экономической политики и переход к централизованной командной экономике предрешили судьбу обоих рассмотренных выше законов. Закон о патентах на изобретения уже в 1931 г. был заменен Положением об изобретениях и технических усовершенствованиях6. Во вступительной части этого нормативного акта говорилось, что «действовавшее до сих пор патентное законодательство, охраняющее интересы изобретателя путем предоставления ему исключительного права на его изобретение, уже не соответствует стремлениям передовых изобретателей — сознательных строителей социалистического общества». Закон 1931 г. возрождал введенные Декретом 1919 г. авторские свидетельства как основную форму охраны изобретательских прав. Правда, в отличие от Декрета 1919 г., права изобретателя носили более полный и конкретный характер, а патентная форма охраны полностью не отменялась. Более того, формально изобретателю, за некоторыми изъятиями, предоставлялась свобода выбора формы охраны его прав. Однако Положение 1931 г. и принятые в его развитие подзаконные акты не оставляли никаких сомнений в том, что государство поощряет и поддерживает прежде всего тех авторов, которые переуступали свое исключительное право на использование изобретения государству. Кроме того, получив патент, его владелец по сути был лишен практической возможности воспользоваться его преимуществами, так как частное предпринимательство было ликвидировано, а перспектива реализации патента или лицензии государственным предприятием или учреждением носила скорее абстрактный характер. Поэтому на деле авторское свидетельство, которое давало изобретателю хоть какие-то права и льготы, стало с 1931 г. практически единственной формой охраны прав изобретателя. Оно удостоверяло признание заявленного технического решения изобретением, подтверждало приоритет изобретателя и его авторство на изобретение, а также служило основанием для предоставления изобретателю прав и льгот, установленных действовавшим законодательством. Вознаграждение автору выплачивали не конкретные предприятия, использовавшие его изобретение, а отраслевые органы по изобретательству в зависимости от размера годовой экономии, даваемой изобретением. Процент вознаграждения к годовой экономии составлял 20% при годовой экономии от 1 до 5 тыс.руб. и снижался до, 2% при годовой экономии от 500 тыс. до 1 млн. руб. и более.

Закон о промышленных образцах 1924 г. был отменен в 1936 г.7 Какого-либо заменяющего его акта принято не было. Охрана промышленных рисунков стала осуществляться в рамках законодательства об авторском праве; новые же модели подпали в основной своей массе под понятие «техническое усовершенствование», которое было введено в российское законодательство для обозначения особого объекта правовой охраны в 1931 г;

В последующие годы законодательство об изобретениях существенно пересматривалось еще трижды — в 1941, в 1959 и в 1973 годах, когда принимались новые базовые акты по изобретательству и дополняющие их акты8, В целом все они имели единую принципиальную основу, предусматривая две возможные формы охраны прав изобретателей (авторское свидетельство и патент), проверочную систему экспертизы заявок9, разрешительный порядок патентования изобретений за границей, возможность принудительного выкупа патента государством и т.д. Изменения в основном касались уточнения критериев охраноспособности изобретений, круга прав, которые предоставлялись авторам изобретений, порядка проведения экспертизы заявок и т.п.

Охрана промышленных образцов как самостоятельных объектов интеллектуальной собственности была возобновлена лишь в 1965 году в связи с присоединением СССР к Парижской конвенции по охране промышленной собственности, 9 июня 1965 г. Совет Министров СССР принял постановление «О промышленных образцах»10, а Патентное ведомство утвердило Положение о промышленных образцах11. В качестве промышленных образцов охранялись новые пригодные к изготовлению промышленным способом художественные решения внешнего вида промышленного изделия, в которых достигается единство технических и эстетических качеств. Для признания художественного решения промышленным образцом по Положению 1965 г. было достаточно его местной новизны, т.е. новизны в масштабах СССР. Кроме того, не подлежали правовой охране решения внешнего вида большинства изделий легкой промышленности, в частности предметы галантереи, швейной промышленности и трикотажного производства, обуви, головных уборов и т.д. Положение предоставляло две формы охраны промышленных образцов — свидетельство и патент. Последний выдавался на пять лет и мог быть продлен еще на пять лет.

8 июля 1981 г. Совет Министров СССР утвердил новое Положение о промышленных образцах12, которое содержало более совершенные правила, приближенные к международным стандартам. В частности, от промышленного образца требовалась мировая новизна, стал охраняться внешний вид изделий легкой промышленности, срок действия патента на промышленный образец был увеличен до 10 лет и т.д.

Проблема реформы советского изобретательского права1, в частности вопрос о повышении уровня правового регулирования изобретательских отношений2, стала активно обсуждаться в юридической литературе и на страницах печати с начала 80-х годов. Большинство специалистов высказывалось за принятие специального закона об охране изобретений. В середине 80-х годов ожидалось, что такой закон будет в скором времени принят. Начавшаяся в стране перестройка внесла свои коррективы. В свете реформ стало очевидным, что подготовленный проект не отвечает современным требованиям, так как не идет дальше частных усовершенствований. В конце 80-х годов были подготовлены и вынесены на всеобщее обсуждение с годичным промежутком два новых проекта закона об изобретениях3, которые были значительно приближены к условиям рыночной экономики.

После почти двухгодичного обсуждения в Верховном Совете СССР новый Закон «Об изобретениях в СССР» был принят 31 мая 1991 г. и вступил в действие с 1 июля 1991 г.4 Почти одновременно был принят Закон СССР «О промышленных образцах» от 10 июля 1991 г.5, который должен был вступить в силу с 1 января 1992 г. В стадии разработки и рассмотрения находились Закон СССР «О патентном суде СССР», Положение о патентных поверенных, Устав Государственного фонда изобретений СССР и ряд других актов.

Распад Советского Союза как единого государства создал крайне неблагоприятную ситуацию в охране промышленной собственности на территориях независимых государств — субъектов

1 В советской юридической литературе и на практике не применялся термин «патентное право», что в принципе было оправданным, так как патентная форма почти не использовалась для охраны советских изобретений и промышленных образцов.

2 В течение 50 лет основным источником правового регулирования изобретательских отношений были подзаконные акты, утверждаемые Правительством и Патентным ведомством. Раздел «Право на изобретение, рационализаторское предложение и промышленный образец» Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и соответствующий раздел ГК РСФСР 1964 г. содержали лишь несколько самых общих норм, носивших отсылочный характер и малопригодных для практического применения.

3 Известия. 1988, 27 декабря; 1990, 7 апреля.

4 ВВС. 1991. № 25. Ст. 703.

5 ВВС. 1991. № 32. Ст. 908.

бывшего СССР. Ни одно из независимых государств, включая Россию, не имело законов об охране промышленной собственности и ведомств по ее охране. Союзный Закон «Об изобретениях в СССР» не мог эффективно действовать на территории России, поскольку 22 статьи данного закона должны были быть изъяты, изменены или дополнены как вступающие в противоречие с законами РФ «О налогах и налоговой политике», «О предприятиях и предпринимательской деятельности», «Об инвестициях и инвестиционной политике»1.

Таким образом, в области охраны промышленной собственности создалась кризисная ситуация, для выхода из которой полномочные представители независимых государств с осени 1991 г. начали работу по созданию межгосударственной патентной системы. В октябре 1991 г. ими был подписан совместный протокол о намерении заключить между собой Конвенцию об охране промышленной собственности. Учитывая, однако, что для подготовки такой Конвенции необходимо время, было принято решение заключить Временное соглашение об охране промышленной собственности. На встрече в Минске, которая проходила 25—27 декабря 1991 г., был подготовлен и подписан полный комплект документов Соглашения для одобрения его правительствами независимых государств2.

К сожалению, из-за возникших разногласий и деструктивной позиции, занятой отдельными независимыми государствами, данное Соглашение так и не получило одобрения правительств и не вступило в силу. Независимые государства пошли по пути создания своего национального патентного законодательства. В Российской Федерации Патентный закон был принят 23 сентября 1992 г. В отличие от Закона СССР«Об изобретениях в СССР» он регулирует отношения, связанные не только с изобретениями, но и промышленными образцами и полезными моделями. В развитие закона Правительством РФ и Патентным ведомством принят целый ряд подзаконных актов, которые наряду с некоторыми другими законодательными и подзаконными актами, судебной практикой и международными договорами образуют систему источников патентного права.

1 См.: Рассохин В.П., Белов В.В., Пекин Е.И., Цимбалов М.М. Первый шаг к единой патентной системе содружества // ВИ. 1992. № 1—2. С, 2.

2 Текст Временного соглашения опубликован в журнале «Вопросы изобретательства». 1992. № 1—2. С. 6—10-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


Глава II. История развития патентного права в России
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации