Грицаенко П.П., Вишневский Г.А. Судебно-медицинская экспертиза: Учебное пособие - файл gric_vishn.doc

приобрести
Грицаенко П.П., Вишневский Г.А. Судебно-медицинская экспертиза: Учебное пособие
скачать (405.6 kb.)
Доступные файлы (1):
gric_vishn.doc1012kb.10.03.2010 15:12скачать

gric_vishn.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8

Рекомендовано учебно-методическим советом

Уральской государственной юридической академии

Рецензенты:

А. А. Беляков – доктор юридических наук, профессор УрГЮА,

В. Н. Миронов – генерал-майор юстиции, заместитель начальника ГУВД Свердловской области, начальник Главного следственного управления при ГУВД Свердловской области,

М. В. Казымов – старший советник юстиции, руководитель отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Свердловской области

Грицаенко П. П., Вишневский Г. А.

Судебно-медицинская экспертиза: Учебное пособие. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2008. – 164 с.

ISBN 978-5-7845-0251-3
Рассматриваются наиболее часто встречающиеся на практике вопросы судебно-медицинской экспертизы, даются рекомендации следователям при назначении судебно-медицинских экспертиз, раскрывается порядок выявления, изъятия и направления на судебно-медицинскую экспертизу вещественных доказательств и др.

Студентам юридических вузов и факультетов, работникам право-охранительных органов
Все замечания и конструктивные предложения по совершенствованию содержания книги будут приняты авторами с благодарностью
© П. П. Грицаенко, Г. А. Вишневский, 2008

ISBN 978-5-7845-0251-3 © ГОУ ВПО «Уральская государственная юридическая академия», 2008
Заключение и показания эксперта (специалиста) как источники доказательств по уголовному делу (ст. 74 УПК РФ) – это выводы, сделанные по вопросам, поставленным перед ним лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судом.

Специальные познания не относятся к числу общедоступных и массово-распространенных знаний, ими обладают только специалисты. Их сфера обширна: от ядерной физики до кустарного изготовления обуви. Образно говоря, экспертиза – это канал, через который достижения науки, техники, искусства и ремесла внедряются в следственную и судебную практику, обслуживая ее потребности в целях установления истины.

По уголовному делу не может быть назначена только одна экспертиза – юридическая. Лица, производящие дознание (следователь, прокурор и судьи), являются специалистами в этой области права, и перепоручать решение особых юридических вопросов другим они не могут. Как и доказательства, полученные из любого источника, фактические данные, установленные по результатам экспертного исследования (экспертизы) и сформулированные в заключении эксперта (специалиста), сначала подлежат проверке и оценке следователем, а затем – судом на общих основаниях. Ни закон, ни теория доказательств не признают за экспертом, даже самым авторитетным, роли «научного судьи», заключению которого тот, в чьем производстве находится уголовное дело, должен следовать слепо. Экспертное заключение подлежит всесторонней оценке.

Во-первых, следователь и суд обязаны проверить, соблюден ли при назначении и производстве экспертизы установленный законом процессуальный порядок, призванный обеспечить полноту, объективность и достоверность полученных результатов.

Во-вторых, должностные лица, в чьем производстве находится уголовное дело, обязаны проверить компетентность эксперта (специалиста). От ее уровня напрямую зависит достоверность заключения.

В-третьих, следователь и суд проверяют полноту предъявленных на экспертизу материалов (вещественных доказательств, документов, образцов для сравнительного исследования и данных уголовного дела).

Свое несогласие с экспертом следователь должен мотивировать в письменном виде в постановлении (определении) о назначении повторной экспертизы.

В последнее время были также приняты новые законодательные и правовые акты, в том числе и о порядке определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (см. приложения).
I. ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ (ЭКСПЕРТИЗЫ) и его реГламентация

Основаниями для производства судебно-медицинского исследования (экспертизы) трупа, живого лица, вещественных доказательств биологического происхождения служат направление (постановление) дознавателя, следователя, прокурора либо определение (постановление) суда. Перечисленные юридические документы должны быть оформлены на бланках, содержащих реквизиты правоохранительных или судебных органов. Документ оформляется на каждый объект – труп либо живое лицо – отдельно (даже в случаях, если на месте происшествия обнаружено несколько трупов), разборчивым почерком, с указанием фамилии лица, назначившего исследование (экспертизу), его должности и контактного телефона.

Представляется абсолютно некорректным в направлениях (постановлениях) писать: «Обнаружен труп В. со следами насильственной смерти». Дело в том, что на трупе не может быть «следов насильственной смерти», их не существует в природе. Социально-правовая классификация категории и рода смерти подразумевает под насильственной смертью смерть, наступившую в результате убийства, самоубийства либо несчастного случая (в быту либо на производстве). При осмотре трупа на месте происшествия обнаруживаемые на нем повреждения никогда не свидетельствуют о том, что произошло в данном случае – убийство, самоубийство либо несчастный случай. Поэтому в постановлениях (направлениях) необходимо отмечать: «Обнаружен труп В. с повреждениями в области головы (туловища)». Судебно-медицинский эксперт разберется, какие повреждения имеются на трупе, определит их локализацию, количество, механизм и давность возникновения, решит ряд других вопросов, входящих в его компетенцию. Работники же правоохранительных органов в ходе следствия выяснят, что произошло: убийство, самоубийство, несчастный случай.
Судебно-медицинская экспертная деятельность в РФ регулируется приказом Министерства здравоохранения РФ от 24 апреля 2003 г. № 161 «Об утверждении инструкций по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы». В приказ включены следующие инструкции:

«Особенности осмотра трупа при различных повреждениях и видах смерти» (полный текст этого раздела приказа приводится ниже);

«Экспертное исследование трупа»;

«Экспертные исследования лиц женского пола при преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и по гражданским делам»;

«Экспертные исследования лиц мужского пола при преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и по гражданским делам»;

«Судебно-гистологические экспертные исследования»;

«Судебно-биологические экспертные исследования»;

«Молекулярно-генетические экспертные исследования»;

«Медико-криминалистические экспертные исследования»;

«Спектральные экспертные исследования»;

«Судебно-химические экспертные исследования»;

«Биохимические экспертные исследования»;

«Сложные комиссионные экспертные исследования по материалам уголовных и гражданских дел».

Особенности осмотра трупа при различных повреждениях и видах смерти

(Извлечение из приказа Минздрава РФ от 24 апреля 2003 г.

№ 161)

При осмотре трупа с повреждениями различного происхождения врач – судебно-медицинский эксперт – обращает внимание:

1. При повреждениях тупыми предметами – на состояние одежды, ее загрязнения и повреждения; повреждения на теле трупа (локализацию, форму, размеры, особенности краев, другие особенности); наличие следов, похожих на кровь, волос, текстильных волокон на одежде и теле трупа, предметах окружающей обстановки, предполагаемом орудии травмы.

2. При падении с высоты (значительной и высоты роста) – на положение трупа по отношению к объекту (крыше, балкону и т. п.), с которого произошло падение человека; на расстояние от теменной области головы, центра тяжести тела, стоп до перпендикуляра падения с плоскостью соударения; позу трупа; на загрязнения, потертости ткани и декоративных деталей одежды; повреждения одежды, протяженные разрывы швов предметов одежды; повреждения обуви (подошвы, каблуков, верха); на деформации отдельных частей тела (головы, области голеностопных суставов, стоп); односторонность повреждений (при прямом свободном падении); на наличие повреждений ногтей, ладонных поверхностей пальцев рук, кистей; на особенности ложа трупа; отсутствие (или наличие) повреждений, нехарактерных для падения с высоты (резаных, рубленых, колото-резаных, огнестрельных ран и др.). Осмотру также подлежат предметы на траектории падения и место, откуда могло произойти падение.

3. При автомобильной травме – на положение трупа по отношению к частям дороги, окружающим предметам, автомобилю или его следам, расстояние между ними; на позу трупа; состояние одежды и обуви (механические повреждения, их локализация; наличие осколков стекла, частиц металла, краски, покрытия дороги; загрязнение грунтом, горюче-смазочными материалами, другими загрязнениями в виде рисунка протектора шин; следы скольжения на подошвах обуви); на состояние предметов, находящихся в карманах; наличие деформации отдельных частей тела, повреждений на трупе, их локализацию, высоту расположения, внедрившихся инородных частиц (краски, стекла, металла и др.), следов волочения; на участке дороги – наличие вещества биологического происхождения, отдельных предметов одежды или обуви, их фрагментов, носильных вещей, портфеля, сумки, зонта и др., их расположение по отношению к предметам окружающей обстановки и трупу; на наличие на автомобиле следов крови, частиц органов и тканей, волос, лоскутов и нитей тканей одежды, их отпечатков; стертость пылегрязевого слоя, повреждений кузова, их высоту от дорожного покрытия.

4. При железнодорожной травме – на положение трупа, его отчлененных частей по отношению к рельсовым нитям: на рельсе, между рельсами, на междупутье, на бровке, под откосом, по отношению к путевым сооружениям, железнодорожному транспорту (под каким вагоном, колесной парой); расстояния между ними; позу трупа; на состояние одежды и обуви (наличие повреждений, характерных загрязнений смазочными веществами, антисептиками, внедрившихся частиц балластного слоя пути, складчатых заглаживаний, полос давления); на характер и локализацию повреждений на трупе, загрязнение их краев и дна смазочными веществами, частицами балласта; цвет полос давления и осаднения; признаки кровотечения на одежде, теле, местности; на следы волочения на одежде, теле и на участке железнодорожного пути; наличие на железнодорожном транспорте следов биологического происхождения (крови, волос и др.) и высоту их расположения.

5. При авиационной травме – на взаимное положение трупов или их частей по отношению друг к другу, летательному судну или его обломкам, расстояния между ними; на состояние одежды, посторонние запахи от нее и частей трупов; принадлежность частей каждому трупу (к трупам и частям трупов прикрепляют бирки с порядковыми номерами и, если известно, фамилией погибшего). Также обращают внимание на характер и особенности повреждений на трупах членов экипажа, на наличие первичных повреждений кистей и стоп, перчаток и обуви, признаков прижизненного воздействия пламени; на виды повреждающих воздействий на трупах или их частях (тупая травма, факторы взрыва, действия пламени, огнестрельные повреждения и др.).

6. При повреждениях острыми предметами – на состояние одежды, ее загрязнения и повреждения; повреждения на трупе (локализация, форма, размеры, особенности краев и концов, другие особенности); на соответствие повреждений на одежде и теле, при каком их взаиморасположении; при однородных повреждениях – их количество, взаимное расположение; на наличие следов крови на одежде и теле, направление потеков; возможное (предполагаемое) орудие травмы, на наличие на нем следов крови, текстильных волокон; соответствие количества излившейся крови характеру обнаруженных повреждений.

7. При огнестрельных повреждениях – на положение и позу трупа, положение огнестрельного оружия, стреляных пуль, гильз, пыжей и других деталей боеприпасов по отношению к неподвижным ориентирам и к трупу (совместно со специалистом-криминалистом); на расстояния между ними; повреждения одежды; характер, локализацию, форму, размеры, цвет посторонних наложений вокруг повреждений на одежде, в том числе и на изнаночной стороне (следы близкого выстрела); на наличие пуль, дроби, пыжей, других деталей боеприпасов в одежде, между ее слоями, в складках (при их обнаружении помочь следователю изъять для проведения специального исследования); на наличие отпечатка дульного конца оружия; наличие обуви на обеих стопах. При описании ран следует указать их локализацию и высоту от уровня подошв, форму, наличие дефекта («минус ткани»), размеры, особенности краев, наличие поясков осаднения, загрязнения, отпечатка дульного конца оружия, следов близкого выстрела; на наличие на кистях рук копоти, зерен пороха, следов от брызг крови. При необходимости смывы (опечатки) с кистей и других частей тела для определения компонентов выстрела изымают на месте. Необходимо указать, соответствуют ли друг другу повреждения на одежде и теле, при каком их взаиморасположении.

8. При взрывной травме – на положение трупа (трупов) не только по отношению к неподвижным ориентирам, но и к взрывной воронке (эпицентру взрыва); в случае разрушения тела – положение каждой оторванной части одежды и тела по отношению к окружающим предметам и взрывной воронке с указанием расстояний от нее. Обращают внимание на состояние одежды и обуви, их повреждения и загрязнения (копоть). Повреждения на трупе описывают и отмечают их локализацию, форму, размеры, наличие дефектов ткани, отрывов отдельных частей тела, наличие следов термического воздействия (указать место наибольших разрушений). Обращают внимание на соответствие повреждений одежды и тела, на наличие и направление полосовидных радиально расходящихся ссадин и касательных ран.

9. При смерти от механической асфиксии – на цвет и одутловатость лица, кровоизлияния в коже, слизистых оболочках глаз, преддверия рта; на ширину зрачков, положение языка; следы кала, мочи, спермы на теле и одежде; крови из наружных слуховых проходов и носа; при наличии кляпа в ротовой полости описывают выступающую его часть (материал, размеры, плотность фиксации), повреждения на слизистой оболочке губ. Запрещается извлекать кляп, следует зафиксировать выступающую его часть липкой лентой (скотчем) к коже, описав это в протоколе.

9.1. При удавлении петлей (при наличии петли на шее) – на строение (количество оборотов, рядов, вид соединения концов: пряжка, узел, перекрест и др.), материал (мягкий или твердый, гибкий, цвет, ширина, форма поперечного сечения, рельеф), локализацию петли и места соединения концов на шее, плотность прилегания к шее, расположение оборотов, рядов относительно друг друга, положение концов и их длину, положение рук относительно концов; наличие под петлей частей одежды, украшений, волос; между оборотами – ущемленных кожных валиков (ширина, высота, цвет, кровоизлияния, серозно-геморрагические пузырьки); по ходу петли – вертикальных поперечных складок кожи; при фиксации концов к конечностям – степень натяжения концов; при наличии на концах сопряженных предметов – их описание.

Затянутые и хорошо фиксированные на шее петли не смещают и не снимают, осматривают и описывают только странгуляционные борозды, расположенные вне петли.

При свободно находящейся на шее петле или ее отсутствии могут быть произведены фотосъемка с масштабной линейкой четырех областей шеи и детальное описание странгуляционной борозды (борозд): локализацию относительно верхнего края пластинок щитовидного хряща, углов нижней челюсти, нижних краев сосцевидных отростков, границы роста волос и затылочного бугра, количество борозд, направление (горизонтальное, косовосходящее, нисходящее), замкнутость, при незамкнутой борозде – ее длину, места окончания ветвей, при замкнутой – соединение в виде угла, дуги, направление вершины угла и выпуклости дуги, особенности повреждений кожи в месте соединения (форма, размеры); форму и выраженность краев, дно (форма, ширина, глубина, цвет, плотность, рельеф, промежуточные валики, направление смещения отслоенного эпидермиса), кровоизлияния и серозно-геморрагические пузырьки в элементах борозды, при наличии нескольких борозд – их взаимное расположение.

При отсутствии петли на шее врач-специалист оказывает помощь следователю в поиске и изъятии с места происшествия гибких предметов, руководствуясь групповыми признаками странгуляционной борозды. Наложения с кожи шеи, по ходу странгуляционной борозды, снимают липкой прозрачной лентой, при подозрении на возможность затягивания петли самим потерпевшим – наложения с ладонных поверхностей кистей. Петлю снимают с шеи и направляют с трупом только в случаях ее слабой фиксации во избежание утраты при транспортировке. Способ снятия петли выбирают исходя из строения ее путем смещения узла и снятия через голову с последующей фиксацией его нитками в исходном месте или путем перерезания кольца, отступя от узла, с сшиванием концов.

9.2. При повешении – на положение тела, позу трупа, взаиморас-положение областей тела и окружающих предметов; на наличие и расположение предметов и выступов, которые могли быть использованы в качестве опоры, подставки для ног, их высоту, следы на них. Обязательными являются измерения расстояний: от места прикрепления петли к опоре до пола (грунта), до узла на шее, при полном висении – от подошвенной поверхности обуви или стоп до пола. Осмотр и описание петли и странгуляционной борозды (п. 9.1 настоящей инструкции) проводят после снятия трупа путем пересечения конца петли выше узла или другого соединения, удерживая труп во избежание его падения. Если первоначальное положение тела было изменено до приезда оперативной группы, то измеряют также длину обрезанных концов от узла петли и от места крепления к опоре.

10. При утоплении или при обнаружении трупа в воде – на глубину погружения, области тела, находящиеся в воде и над водой; предметы, удерживающие труп на поверхности или в глубине водоема; способ извлечения трупа из воды; на соответствие одежды времени года, на наличие на одежде и теле наложений (ила, песка, мазута, водорослей и др.); на выраженность признаков мацерации, отсутствие или отслоение надкожицы, ногтей; степень устойчивости волос на голове или их отсутствие; наличие и цвет пены у отверстий рта и носа, выделение ее при надавливании на грудную клетку; на наличие и локализацию механических повреждений. При наличии привязанных к трупу предметов отмечают их примерную массу, способ фиксации, расположение крупнооборотных петель и узлов на теле; с учетом времени пребывания трупа в воде, особенностей среды утопления и обстоятельств дела врач-специалист может рекомендовать следователю взять пробы воды из поверхностных и придонных слоев водоема (по 1 литру) для последующего альгологического исследования (на диатомовый анализ).

11. При действии высокой температуры:

11.1. В очаге пожара – на положение трупа по отношению к окружающим предметам. Если труп придавлен, отмечают, каким предметом, какая часть тела; позу (поза боксера); на состояние одежды (отсутствует, частично сохранена соответственно каким частям тела, опаление, обгорание, закопчение); на наличие характерного запаха (керосина, бензина и др.); на локализацию, распространенность, степень ожогов; обгорание волос; признаки прижизненности пребывания в очаге пожара (копоть в носовых ходах, в полости рта, отсутствие ее в складках и морщинах лица, красновато-розовый цвет слизистых оболочек и трупных пятен на сохранившихся участках кожи); на наличие повреждений, не связанных с воздействием пламени (колото-резаных, огнестрельных ран, странгуляционной борозды на шее и др.).

11.2. При подозрении на криминальное сожжение трупа – на состояние отопительного очага (температура, размеры топки, поддувала и др.); на наличие жирной копоти на стенках очага; количество золы, ее расположение в очаге, характер и вид (мелкая, с кусками угля, фрагментами костей, другими примесями).

Необходимо изъять из разных мест топки и поддувала не менее четырех проб золы (примерно по 50 г), отдельные предметы (кусочки костей, металлические детали и др.) в отдельные пакеты, а по окончании осмотра – остальной золы.

11.3. При обваривании горячими жидкостями или паром – на положение трупа по отношению к источнику горячей воды (пара), состояние одежды (влажность); на локализацию, распространенность и глубину ожогов; отсутствие закопчения, обгорания волос.

12. При действии низкой температуры – на положение и позу трупа; состояние ложа трупа (наличие подтаявшего снега, ледяной корочки); на одежду (соответствие времени года и окружающей обстановке, ее влажность), предметы одежды, снятые с тела, их положение на местности; на цвет кожи и трупных пятен, наличие «гусиной кожи», на каких частях тела; наличие инея и скоплений льда в углах глаз, у отверстий рта и носа; признаки отморожения, на каких участках тела; на наличие механических повреждений. Осмотр замерзшего трупа и последующую его транспортировку в морг проводят с осторожностью для предупреждения повреждений хрупких замерзших частей тела (ушных раковин, носа, пальцев и др.).

13. При поражении электричеством:

13.1. Атмосферным (молнией) – на наличие повреждений на одежде (разрывы, обгорание, оплавление металлических частей одежды и предметов в карманах); на повреждения тела («фигуры молнии», ожоги, опаление волос, другие повреждения). «Фигуры молнии» рекомендуется сфотографировать, поскольку они могут довольно быстро исчезнуть.

13.2. Техническим электричеством – осмотр начинают только после обесточивания электросети и оборудования. Обращают внимание на положение тела по отношению к источнику (проводнику) тока. В случае если пострадавшему оказывали медицинскую помощь и тело перемещали, то фиксируются характер этой помощи и место первоначального обнаружения. Отмечают наличие на проводнике тока кусочков кожи, крови, волос, частиц одежды, текстильных волокон; состояние одежды и обуви (влажность), признаки действия тока на коже (электрометки, ожоги, механические повреждения).

14. При отравлениях – на наличие специфических запахов в помещении, от трупа (при надавливании на грудь и живот) и его одежды; на наличие рвотных масс, следов мочеиспускания и дефекации; на следы действия едких ядов на коже (особенно вокруг рта) и одежде; на цвет кожи, необычный цвет трупных пятен; диаметр зрачков; следы инъекций; на состояние промежности (следы введения яда при помощи клизм в прямую кишку или влагалище). Врач-специалист может рекомендовать изъять предметы (бутылки, стаканы, шприцы, упаковки лекарств и др.) с остатками жидкости, порошкообразных и иных веществ для последующего их судебно-химического исследования.

15. При незаконном производстве аборта – предметы и медикаменты, которые могли использоваться для производства аборта (инструменты, спринцовки, бужи, шприцы, резиновые груши, химические вещества и др.) необходимо изъять для проведения судебно-химических исследований. Отмечают положение одежды на трупе и ее состояние (сухая, влажная, следы крови, запах от одежды), отсутствие трусов, трико; позу трупа (раздвинутые ноги, обнаженные наружные половые органы); состояние наружных половых органов и промежности (следы бритья волос на лобке, предметы, введенные во влагалище, характер выделений из половой щели, повреждения); имеющиеся признаки беременности (увеличение размеров живота, пигментация белой линии живота и сосков, состояние молочных желез). Осматривают места, где могут находиться плацента, плод или его части (мусороприемник, ведра, бачки, печи и др.).

16. При осмотре трупа плода и новорожденного – на наличие упаковки, ее характер и особенности (узлы не развязывать), ее загрязнения кровью, меконием (меконий – первородный кал); пол младенца, длину тела, размеры головки, окружность груди, плеча, бедра, ширину плечиков; наружные признаки новорожденности; признаки ухода (перевязка пуповины, чистота тела); особенности пуповины и плаценты, наличие повреждений их; правильность развития наружных половых органов; выделение мекония из заднепроходного отверстия; повреждения на трупе (ссадины, раны, странгуляционная борозда и др.), посторонние предметы в полости рта и носоглотки (кляп).

17. При осмотре трупа неизвестного человека детально исследуют и описывают одежду и обувь (фасон, размеры, фабричные метки, метки прачечной, штампы, следы ремонта и др.), содержимое карманов и других скрытых мест; исходящий от одежды запах; загрязнения и повреждения одежды; определяют антропологический тип, пол, примерный возраст, рост, телосложение; волосяной покров на голове (цвет, длина волос, прическа, стрижка, участки облысения), на других частях тела; состояние ногтей пальцев рук и ног; особые приметы (дефекты телосложения, рубцы, татуировки, пигментации и др.); признаки возможной профессиональной принадлежности; повреждения на трупе.

18. При обнаружении частей расчлененного трупа описывают места обнаружения каждой части тела, их количество, расстояния между ними, указывают отсутствующие; отмечают наличие, вид и характер упаковки частей тела: коробку, упаковочную ткань (бумага, мешковина, предметы постельного белья, полиэтиленовый пакет и др.), веревки, узлы (их не развязывают); наличие и особенности одежды, обуви на частях тела (цвет, размер, характер отделки, метки, запах, повреждения и др.). На каждой из обнаруженных частей тела отмечают: их наименование и размеры, оволосение, степень развития мышц, особые приметы (родимые пятна, рубцы, татуировки и др.), на наличие и степень выраженности трупных изменений; особенности загрязнений (земля, песок, глина, известь, цемент и др.); дают краткую характеристику имеющихся повреждений и линий расчленения (особенности краев кожи и костей, наличие на поверхности разделения хрящей и костей трасс от действия различных орудий и предметов при расчленении тела).

19. При обнаружении скелетированного трупа – на положение костей на местности, их взаимное расположение, соответствует ли оно нормальному расположению в скелете, соединены между собой или нет, расстояние между отдельными костями и костными конгломератами; отмечают цвет каждой кости, плотность, посторонние образования, дефекты костного вещества, аномалии развития, наличие или отсутствие суставных хрящей и связок, повреждения (переломы, костные мозоли в области старых переломов, признаки заболеваний костей), состояние эмали зубов.

При наличии одежды и обуви – на их состояние, загрязнения, повреждения; локализация сохранившихся кожных покровов, их состояние, наличие и цвет волос, индивидуальных особенностей (татуировки, рубцы). Отмечают наличие растений в области ложа трупа, насекомых (жуки, муравьи, мухи, их личинки и куколки).

При обнаружении скелетированных останков в грунте дополнительно отмечают глубину и способ захоронения (в гробу, без гроба, в одежде, без одежды, одиночное, массовое), тип почвы, ее влажность, наличие или отсутствие в могиле грунтовых вод, нор животных, прорастание корней деревьев и кустарников. Извлечение костных останков производят вручную осторожно и только после освобождения от почвы всех костей скелета.

20. При ненасильственной смерти взрослых – на положение и позу трупа, наличие в ладони или рядом с трупом упаковок с лекарственными средствами; состояние одежды, наличие в карманах рецептов, упаковок лекарств; на цвет кожных покровов (желтушность и др.); диаметр зрачков (анизокория); на наличие рвотных масс в полости рта, на одежде, варикозного расширения вен, трофических язв нижних конечностей, отечности лица, голеней, стоп. При обнаружении повреждений головы, кистей следует оценить возможность их образования при падении и одновременном ударе о предметы окружающей обстановки. В случае смерти на дому необходимо выяснить у родственников или соседей умершего об имевшихся у него заболеваниях.

21. При ненасильственной смерти грудных детей – на позу трупа в постели, наличие слизистых выделений из носа, рвотных масс, кала, мочи на постельном белье, пеленках; тщательно осматривают носовые ходы, полость рта, зев, кожу шеи, область пупка; оценивают состояние региональных лимфатических узлов, наличие опрелостей. Необходимо выяснить у родственников клинические симптомы, предшествовавшие наступлению смерти (повышение температуры, выделения из носа, одышка, отказ от пищи, рвота, понос и др.).

22. При подозрении на смерть от особо опасных инфекций – врач-специалист обязан немедленно сообщить об этом руководителю органа управления здравоохранением и государственного центра санитарно-эпидемиологического надзора.

II. Пределы компетенции судебно-медицинского эксперта

Прежде чем в рамках возбужденного уголовного (гражданского) дела вынести постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы, необходимо четко установить пределы компетенции и возможности судебно-медицинского эксперта.

Компетенция – это:

1) круг полномочий какого-либо органа или должностного лица;

2) психосоциальное качество, означающее силу и уверенность, исходящее из чувства собственной успешности и полезности, которое дает человеку осознание своей способности эффективно взаимодействовать с окружающими его людьми.

Согласно ст. 57 УПК РФ вопросы, поставленные перед экспертом, и выводы заключения не должны выходить за пределы его специальных знаний. Если такие вопросы встречаются, он отмечает в своих выводах: «Разрешение этих вопросов не входит в компетенцию эксперта, так как они не требуют медицинских знаний».

Заключение считается выходящим за пределы экспертной компетенции в двух случаях:

1) если врач, отвечая на вопрос, вторгается в сферу немедицинских наук: физики, химии, психологии, юриспруденции, логики, литературы и пр.;

2) если для решения поставленного вопроса не требуется специальных знаний, достаточно лишь субъективных суждений, основанных на жизненном опыте и здравом смысле.

Таким образом, пределы компетенции врача (судебно-медицин-ского эксперта) ограничены рамками медицинских знаний: он может отвечать только на вопросы медицинского и биологического характера. Эксперт (какими бы знаниями и опытом практической работы он ни обладал) не может и не должен решать вопросы об установлении:

1) правового характера – противоправности, вины, умысла. Так, ответы на вопросы «Кто виноват в смерти гр. С. – врач Н. или хирург Г.?» и «Мог ли врач П. вносить неправильные записи в историю болезни?» дает только суд. Ведь здесь определение степени вины и ответственности, как и должностного подлога (а внесение неверных сведений в документ, коим является история болезни – уже самостоятельный состав преступления), входит в компетенцию суда.

Умысел (борьба и самооборона, возможность нанесения повреждений собственной рукой) – категория юридическая, решается она с позиции законодателя. Критериев установления борьбы и самообороны по морфологическим признакам в судебной медицине не существует. Косвенно о возможной самообороне могут свидетельствовать лишь локализация повреждений и их количество, например множественные резаные раны на ладонной поверхности кистей или наружной поверхности предплечий (они возможны при попытке захвата лезвия колюще-режущего орудия или отбития удара им). Однако в любом случае требуется проведение следственного эксперимента, при котором необходимо учесть данные судебно-медицинской экспертизы. Представляется, что следственные версии (в том числе и о возможности нанесения саморанения) должны подтверждаться или опровергаться посредством проведения следственного, а не экспертного эксперимента. Считаем это принципиально важным, так как экспертный эксперимент осуществляется непосредственно в рамках судебно-медицинской экспертизы, ход которой и результаты вносятся в исследовательскую часть заключения эксперта. С их учетом и проводится следственный эксперимент (ст. 181 УПК).

В последние годы некоторые авторы (И. А. Гедыгушев, В. Б. Шигеев, В. Л. Попов, Л. Е. Кузнецов), решая вопрос о причинении повреждений самим пострадавшим, ограничивают его доказательством возможности факта саморанения и не исключают вероятности нанесения данных повреждений другим человеком. К примеру, при огнестрельных повреждениях для допущения возможности самоповреждения необходимо наличие совокупности таких объективных факторов, как доступная для самоповреждения часть тела человека, соотношение ствола оружия и входной раны, близкая дистанция выстрела, а также отсутствие врожденных или приобретенных физических недостатков, последствий травм или заболеваний, существенно ограничивающих подвижность суставов конечностей и позвоночника. При этом следует иметь в виду конкретный образец оружия (длинно- или короткоствольное), возможность использования ног (прежде всего, пальцев стоп) для нажатия на спусковой крючок, различных приспособлений (допустим, прочное горизонтальное крепление оружия в развилке дерева и произведение выстрела пострадавшим с расстояния в несколько метров путем натягивания шнура, соединенного со спусковым крючком через примитивный блок). Может быть нанесено и необычное самоповреждение: саморанение в упор в затылок при запрокинутой назад голове сидящим у стены человеком, выстрелившим из вертикально прижатого спиной к стене карабина;

2) категории смерти (насильственной или ненасильственной): имело ли в рассматриваемом случае место убийство, самоубийство или несчастный случай; возникло ли повреждение в результате мучений либо истязаний? Насильственная смерть – это смерть, наступившая в результате убийства, самоубийства или несчастного случая (в быту, на производстве и т. п.). Все перечисленные виды не имеют медицинского содержания, поэтому ответы на вопросы о насильственном или ненасильственном характере наступления смерти не входят в компетенцию судебно-медицинского эксперта. В медицине вообще и в судебной медицине в частности нет медицинских критериев определения рассматриваемых категорий. Истязания, мучения – понятия юридические, а не медицинские;

3) соответствия показаний обвиняемого выводам экспертизы. Выводы, изложенные экспертом в заключении, есть результат научно-практического исследования, они не могут корректироваться или в какой-то мере зависеть от показаний участников уголовного процесса, которые нередко меняются на разных стадиях досудебного либо судебного расследования. Судебно-медицинская экспертиза помогает следователю установить причину смерти, механизм образования повреждений, степень причинения тяжести вреда здоровью, решить иные вопросы, требующие специальных (медицинских) познаний, но она не подтверждает достоверности показаний. Последнее, учитывая заключение судебно-медицинской экспертизы, решает следователь;

4) характера преступления (с какой силой – малой, большой, значительной или незначительной – нанесен удар). Каких-либо объективных медицинских критериев для установления силы удара не существует. Сила – физическая величина, для своего определения не требующая медицинских познаний. В понятие же «малая (большая и т. п.) сила» вложен бытовой смысл, научного обоснования оно не имеет;

5) правильности выводов первичной экспертизы (при назначении повторной судебно-медицинской экспертизы). Ставя перед экспертом указанный выше вопрос, следователь тем самым возлагает на него несвойственные ему функции правовой оценки доказательства, ибо он таким правом не обладает. Оценка выводов эксперта – прерогатива суда и следствия. Речь должна идти о конкретных фактах, о том, подтверждаются они или не подтверждаются судебно-медицинскими данными;

6) наличия у подозреваемого или потерпевшего психического заболевания, вменяемости и т. д. Ответ на данный вопрос входит в компетенцию уже не судебно-медицинской, а судебно-психиатрической экспертизы.

Если же эксперт берется решать вышеперечисленные вопросы, то это свидетельствует лишь о его некомпетентности.

Результаты судебно-медицинских экспертиз должны быть основаны на строго объективных и научных данных, принципе «Так было», а не «Так бывает», ибо нередко повреждения, выявленные после удара, не являются его последствиями.
III. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВРАЧА КАК СПЕЦИАЛИСТА В ОБЛАСТИ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

В процессуальном плане врач при осмотре трупа на месте происшествия выступает в качестве специалиста, а не эксперта. Специалист – «помощник» следователя при осмотре трупа и проведении других следственных действий.

  1   2   3   4   5   6   7   8


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации