Дипломная работа - Россия и Китай как потенциальные центры многополярной системы международных отношений - файл n1.doc

Дипломная работа - Россия и Китай как потенциальные центры многополярной системы международных отношений
скачать (546.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc547kb.15.09.2012 18:19скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

  1   2   3   4   5


МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
Факультет журналистики, связей с общественностью и международных отношений

Кафедра связей с общественностью и международных отношений

Группа ___________


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
На тему: «Россия и Китай как потенциальные центры многополярной системы международных отношений»
Студент-дипломник ___________

(подпись)

Руководитель ______________

(подпись)

Рецензент ____________ (подпись)
Допустить к защите

Заведующий кафедрой __________.
_________________________________
«____»______________________2011г.

Москва, 2011

Содержание


Содержание 2

Введение 3

2.1. РФ: положение в системе международных отношений 20

2.1. Анализ вызовов РФ 26

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 45

Данная работа представляет собой самостоятельное исследование, в ходе которого рассматриваются тенденции развития международных отношений и возможность выступления России и Китая как потенциальных центров строящейся многополярной системы мира. 45

Список использованных источников 49

37.Неклесса, А.И. Люди воздуха, или кто строит мир? [Текст] / А.И. Неклесса: - М.:ЭТЦ, 2005. – 123с. - ISBN 5-93618-043-3. 52

38.Павлов, С.Н. Российская федерация в системе международных военно-политических отношений [Текст] / С.Н. Павлов // Ориентир. - 2005. - №12. – С.17-20 52

49.Хозин, Г. С. Глобализация международных отношений: объективная тенденция или стратегия США. [Текст] / Г. С. Хозин // США, Канада: экономика, политика, идеология. –2000. – №1. – С. 13-19. 53

50.Хозин, Г. С. Какими быть международным отношениям в XXI веке? [Текст] / Г. С. Хозин // Международная жизнь.- 2002. - №2. – С.12-15. 53

51.Цыганков, П.А. Теория международных отношений: Учебное пособие [Текст] / П.А. Цыганков: - М.: Гардарики, 2007. – 558с. – ISBN 978-5-8297-0325-7. 53

Введение



Актуальность избранной темы обусловлена тем, что после распада биполярной системы международных отношений идет процесс поиска новой системы. Этот процесс весьма сложный. Преобразования непосредственно влияют не только на внутреннюю и внешнюю политику государств, но и на конкретного человека, его мировоззрение, принципы взаимодействия с другими людьми и в целом на всю структуру его жизнедеятельности. Все существовавшие в прошлом системы международных отношений формировались в результате интенсивного соперничества, часто переходящим в открытые конфликты и войны. Природа международных отношений не является неизменной и не сводится к «естественному состоянию». Сложность и противоречивость такого развития, его далеко не явный характер порождают множество дискуссий, составляющих важную часть содержания теории международных отношений. Именно поэтому особую важность приобретает политика отдельных государств. Например, Российской Федерации и Китайской Народной Республики. Совершенно очевидно, что эти две страны играют и будут играть весьма важную роль в мировой политике и экономике.

Во многих теоретических исследованиях и аналитических докумен­тах авторитетных исследовательских центров различных стран обсуж­даются разные варианты конфигурации системы международных отношений ближайшего и отдаленного будущего. Но в них есть общее - система международных отношений в обо­зримом будущем не станет в чистом виде однополярной, а под влия­нием ряда факторов будет развиваться в многополюсную. В российской науке опубликован ряд работ, посвященных исследованию строящейся системы международных отношений в конце XX — начале XXI вв. Наибольшее внимание данной теме было уделено такими известными политологами как К. С. Гаджиев, А. Д. Богатуров, Э. Я. Баталов, Ю. П. Давыдов, Н. А. Косолапов, М. А. Хрусталев и др. В большинстве своем авторы сходятся во мнении, что Запад уже вплотную подошел к исчерпанию ресурсов своего цивилизационного развития и все уверенней на мировой арене о своих претензиях на активное участие заявляют развивающиеся страны такие как Россия, Китай, Индия, Бразилия.

Наиболее значимые работы зарубежных авторов по данной теме принадлежат видному американскому политику Киссинджеру Г, сотруднику Китайского института международных исследований МИД КНР Ван Хасину, египетскому исследователю А. Абдель-Малеку, американскому политологу З.Бжезинскому, американскому философу Ф. Фукуяме, американскому социологу и политологу С. Хантингтону и некоторым другим. Этих авторов, за исключением Ф. Фукуямы, объединяет принадлежность к направлению политического реализма, рассматривающего устройство МО с позиций распределения силы.

Целью данной дипломной работы является изучение места и роли Российской Федерации (в дальнейшем Россия) и Китайской Народной Республики (в дальнейшем Китай) в условиях формирования нового миропорядка.

Объект исследования: возможности формирования многополярной системы международных отношений и роль Росси и Китая на мировой арене.

Предметом исследования являются потенциал России и Китая в условиях формирования новой системы международных отношений.

Поставленная цель определяет исследовательские задачи.

  1. Раскрыть понятие многополярности международных отношений.

  2. Рассмотреть сущность перехода к многополярному мировому порядку.

  3. Рассмотреть Россию как потенциальный центр многополярной системы международных отношений.

  4. Рассмотреть Китай как потенциальный центр многополярной системы международных отношений.

  5. Сравнить потенциал России и Китая.

Основным методом, применяемым в процессе исследования, является сравнительный системный анализ. С точки зрения методологии работа носит междисциплинарный характер, поскольку она затрагивает политические международные отношения, но и сферу экономики, сочетая методы сравнительно анализа.

Структура данной дипломной работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

В главе первой нами была рассмотрена многополярность как новая геополитическая модель мира, а так же сделан анализ теорий строящейся системы международных отношений.

Во второй главе рассматривается положение Российской Федерации на мировой арене с точки зрения геополитики, экономики, демографической ситуации, ресурсного потенциала, участия в международных организациях, а также уделяется внимание вызовам, с которыми сталкивается страна на сегодняшний день.

Аналогично в третьей главе рассматривается Китайская Народная Республика.

Результатом работы является поиск приоритетных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и Китайской Народной Республики для укрепления своих позиций в строящейся системе международных отношений. Новизна работы определяется следующим. Анализ тенденций развития международных отношений начала XXI в. на предмет многополярности, а также анализ потенциала Китая и России как центров многополярной системы международных отношений. При подготовке данной дипломной работы были использованы документальные и статистические источники, периодические издания, электронные ресурсы, информационно-справочные издания, учебники, учебные пособия.

ГЛАВА I. СУЩНОСТЬ ПЕРЕХОДА К МНОГОПОЛЯРНОЙ СИСТЕМЕ
1.1. Многополярность как новая геополитическая модель международных отношений
Современный этап международных отношений характеризуется стремительностью перемен, новыми формами распределения власти. Основная структурная особенность создающейся системы международных отношений – многополярность, отличающаяся не только от биполярности периода холодной войны, но и от более ранних периодов многополярности.

Многополярная система международных отношений – это система мирового устройства, при которой несколько государств (более трех) обладают приблизительно равным экономическим и военным потенциалом [35, c.404].

«Для многополярности, – отмечает российский ученый А.Д. Богатуров, – характерна примерная сопоставимость совокупных возможностей одновременно нескольких государств мира, ни одно из которых не обладает явно выраженным превосходством над остальными. Приблизительно такая структура международных отношений была в Европе XIX века, когда европейские великие державы ревниво следили друг за другом, не позволяя ни одной из них усилиться до такой степени, чтобы коалиция всех остальных не обеспечивала им заведомого превосходства над пытающимся “уйти в отрыв” соперником» [6, c.53].

Многополярность несет в себе как дополнительные возможности сотрудничества, так и мало знакомые нагрузки и риски, поскольку существуют и дальше будут развиваться конфликты и кризисы нового поколения.

Важнейшим элементом международных отношений будут межцивилизационные противоречия. Каждая цивилизация располагает огромным человеческим и материальным потенциалом, стремится утвердить себя в качестве влиятельного центра мирового развития, и смягчение международных конфликтов будет возможно лишь в слу­чае готовности лидеров цивилизаций поддерживать диалог.

Окончательные контуры новой геополитической структуры еще не сложились. Набирает силу тенденция перехода к многополярности, в рамках которой несколько главных «центров силы» будут связаны отношениями партнерства и соперничества. По мере движения к мно­гополюсности зависимость мирового сообщества от Соединенных Штатов будет сокращаться.

Таким образом, происходит продвижение к многополярности, что означает снижение удельного веса США в мировой экономике и мировой политике, постепенное растворение однополюсного мира в иной структуре международных отношений. Можно утверждать, что на протяжении столетия трансформация глобальной структуры международных отношений совершила полный цикл. От многополярности, которая сложилась до конца XIX столетия, она прошла через двухполярность, которая сулила закончиться однополярностью и в начале XXI столетия вернулась к многополярности [9, c.23].

Строящаяся система международных отношений имеет три серьезных отличия от модели, существовавшей после холодной войны:

  1. Мультицивилизационный характер. Ранее многополярные системы строились на христианской цивилизации. Сегодня участниками многополярной системы международных отношений становятся КНР, Индия.

  2. Все основные центры имеют ядерное оружие, что раньше было только при биполярной системе международных отношении.

  3. Механизмы, делавшие международную систему управляемой (Совбез ООН, Всемирный банк, МВФ, ВТО и пр.), сегодня уже не столь эффективны.

Процесс становления многополярного мира будет продолжительным и богатым коллизиями. Долговременным станет конфликт двух тенденций — формирования многополярности и стрем­ления Соединенных Штатов сохранить однополюсную структуру международных отношений. В результате взаимодействие «центров силы» будет характеризоваться сочетанием партнерства и соперничества. При этом переход к многополярному миру ограничит возможности проведения какой-либо державой гегемонистской политики [19, c.29].

Однако то, что мир уходит от однополярности, совсем не означает, что он переходит к миру многополярному. Ведь такая модель подразумевает наличие определенной мировой системы, где полюсы действительно субъективны - имея хорошо осознанную идентичность и основанную на ней систему интересов, они декларируют понятные внешнеполитические цели и тем самым задают остальному миру определенную систему координат. Субъектность является проявлением идентичности, а вот она у потенциальных полюсов многополярного мира сейчас оказывается размыта/ Ни одно государство пока подлинно действенным субъектом международных отношений не является. Однако кризис однополярного мира дает новые шансы [41, c. 152].

Насущная задача государств, формирующих многополярную систему международных отношений – формирование единых правил для всех без исключения акторов.

Таким образом, становление новой системы международных отношений продолжает быть проблемой. Линейное их развитие в прошлом, основанное на принципах Вестфальской (идея баланса сил, основной принцип – принцип национального государственного суверенитета), Венской (элементами системы выступали не только государства, но и коалиции государств.), Версальско-Вашингтонской (закрепление лидерства США, Великобритании и Франции) и Ялтинско-Потсдамской (разделение мира на сферу влияния двух сверхгосударств США и СССР) систем, видимо, уходят в прошлое.

Современный мир сталкивается с качественно новым порядком вещей, в первую очередь с глобализацией экономической, информационной и культурной. Растет взаимосвязь народов и государств.

Сегодня в основных «центрах силы» – Европейском союзе, Индии, Китае, России, США, Японии и Латинской Америки – проживает чуть более половины всего населения Земли. На них приходится 75 % мирового валового внутреннего продукта (ВВП) и 80 % мировых расходов на оборону [12, c.56]. Но внешняя сторона может быть обманчива. Мир сегодня коренным образом отличается от мира эпохи классической многополярности: существует гораздо больше «центров силы», и многие из них не являются национальными государствами. Действительно, одной из главных особенностей современной системы международных отношений является утрата государствами-нациями монополии на силу, а в некоторых областях – их исключительного положения. Региональные и всемирные организации составляют конкуренцию государствам сверху, военизированные формирования – снизу, разнообразные неправительственные организации (НПО) и корпорации – со стороны. Власть сейчас рассредоточена – она находится в разных руках и местах [28, c.78].

Сегодняшнее видение многополярности приводит к нескольким важным выводам. Во-первых, хотя внутри большинства полюсов явно выделяются «центры притяжения», между самими полюсами нет четких конфронтационных разграничительных полос. Это не военно-политические коалиции недавнего прошлого, когда состав участников был жестко определен, и какие-либо отношения с противной стороной квалифицировались как измена. Сегодня, возможно, например, одновременное участие западноевропейских стран, как в ЗЕС, являющимся военным «отделом» ЕС, так и в НАТО, в которой привилегированное место занимают США – лидер соперничающей геополитической зоны НАФТА (Североамериканская зона свободной торговли). Еще парадоксальнее ситуация в ЮВА (юго-восточная Азия), где целые сектора национальных экономик (Малайзии, Индонезии) являются одновременно основными частями «Большой китайской экономики» [8, c.6].

Во-вторых, действенный характер отношений между мировыми участниками геополитических игр не оставляют надежд на то, что с прекращением холодной войны и уходом от прежней биполярной модели международных отношений была ликвидирована всякая основа для конфронтации. В мировой политике сохраняется немалый конфликтный потенциал, генерируемый непрекращающейся геополитической конкуренцией [43, c.14]. Вероятно, в обозримом будущем не существует риска вооруженных конфликтов высокого уровня (таких как глобальная ядерная или обычная войны с территориально экспансионистскими идеями). Зато с увеличением числа самостоятельных участников международных отношений, умножением индивидуальных интересов государств, удовлетворение которых возможно только в глобальном или региональном масштабе, существенно возрастает количество потенциальных коллизий меньшего размаха, но по большему кругу вопросов.

В-третьих, «многоярусность» геополитического мироустройства, необходимость регионального и комплексного подхода к оценке геополитической мощи той или иной стороны или группировки государств, способны привести к переоценке собственных сил и недооценке другой стороны при возникновении конфликтных ситуаций. Это чревато труднопрогнозируемыми поворотами международных отношений (в частности, неожиданными, на первый взгляд, кризисами и конфликтами, с быстрой эскалацией) или, наоборот, недооценке своих возможностей.

В-четвертых, наличие в системах отношений центров силы оснований для углубления и сотрудничества, и соперничества делает возможным сближение и даже блокирование до известных пределов двух и более геополюсов, если их интересы ущемляют один или несколько других центров силы (в частности, Россию с ее вероятной зоной влияния) [49, c.14].

В-пятых, образование сложной многополярной структуры международных отношений. Существование многих равноценных осей геополитического соперничества вместо прежних двух-трех, среди которых особое место занимало противостояние между континентальной Россией и морскими державами Запада. Ослабление России после распада СССР и прекращение ее односторонне-конфронтационных отношении с внешним миром; расширение спектра геополитических критериев, влияющих на мировую политику, на фоне относительного снижения веса чисто географических параметров – все ныне ставит вопрос справедливости геополитических моделей мироустройства [11, c.312].

Понимание сущности международных отношений как многоаспектного процесса взаимодействия полюсов силы различных уровней позволяет выбрать определенный вектор политики для государств, стремящихся к значимой роли на международной арене. Строящаяся система международных отношений способствует образованию единого геополитического пространства в масштабах всей планеты. Это сложный, многоплановый процесс, охватывающий все стороны общественного развития. Мировое сообщество просто обязано избрать для себя более рациональную модель международных отношений, отдать предпочтение более конструктивным и менее насильственным формам взаимодействия субъектов, найти в себе силы отказаться от внешнеполитических акций, выгодных лишь небольшому числу государств
1.2. Модели многополярной системы международных отношений
При разработке и развитии внешнеполитической концепции, планировании самой внешней политики любой страны, выработке подхода к отдельным проблемам международной жизни возникает потребность ответить на ряд общих вопросов, связанных с формированием новой системы отношений между государствами, другими субъектами. Как известно, в изучении системы международных отношений существовал и существует целый ряд подходов, которые разрабатывались в течение нескольких десятилетий роста и эволюции теории, развития полемики, попыток анализа и критики. Сегодня существует несколько общих теорий развития системы международных отношений.

Большая часть аналитиков и экспертов считают, что наиболее значимой тенденцией международных отношений в ХХI в. является стремление к многополярной системе.

Несмотря на то, что многие зарубежные, в том числе российские исследователи, политические деятели и дипломаты считают переход к многополярному миру маловероятным или отдаленной перспективой, в последнее время обсуждаются самые разные варианты так называемой "геометрической конфигурации системы международных отношений". Авторы, склоняющиеся к многополярному миру, отдают себе отчет в возможностях США. Вместе с тем ряд условий позволяют уже сегодня говорить о возможных вариантах. Видный американский дипломат Г. Киссинджер в своей книге "Дипломатия" считает, что система международных отношений будет включать 6 акторов — США, Европу, Китай, Японию, Россию и, вероятно, Индию. Европа будет представлять собой совокупность нескольких государств [17, c.63]. В этом шестиполюсном мире три участника (Россия, Китай, Индия) будут проводить независимую от США и их союзников политику, хотя США и останутся гегемоном.

Другой авторитетный американский политолог С. Хантингтон выдвигает иную структуру — 7 противоборствующих цивилизаций, в основе которой лежит культурно-религиозная самобытность. По его мнению, в настоящее время существуют следующие цивилизации: православно-славянская, иудейско-христианская, западная, исламская, южно-азиатская, конфуцианская, латиноамериканская [36, c.122]. Политика стала многополярной, вместе с тем международные отношения в ХХI в. будут не гармоничными. Причина этого в том, что различные религии и цивилизации по-разному воспринимают такие понятия, как добро и зло, война и мир, бог, счастье, трагедия, образ жизни и прочее. В этом — источник противоречий и реальные предпосылки для формирования новых центров силы и влияния на мировой арене. Самым опасным следствием такого многообразия в новой системе будет тенденция к изоляции "западной цивилизации". Но последняя намерена полагаться в основном на силовые методы [24, c.12].

Третьей возможной моделью международных отношений является так называемый "мир концентрических окружностей". Согласно точке зрения ряда американских и российских исследователей, международные отношения будут строиться вокруг "стержневых государств" во главе с США, представляющих собой "развитые демократические общества". Первую группу в этом мире составляют страны ЕС и Япония. Это обеспечивает проведение ими согласованной политики по основным вопросам мирового развития. На их долю приходится 75,5 % мировой торговли, 77 % производства мирового ВНП, 96 % мировых прямых инвестиций [69].

Следующую концентрическую окружность будут составлять переходные государства Восточной Европы, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. К "переходным государствам" примыкают так называемые мятежные государства-злодеи, о которых уже говорилось выше. Они отрицают ведущую роль стержневых государств и готовы при наличии средств и возможностей ущемить интересы США и их союзников. К этим странам могут примыкать и другие, включая и движения фундаменталистского толка типа Талибан.

Дальнюю периферию этой схемы составляют так называемые страны-неудачники, которые напоминают собой больше географические понятия, чем государства. Они являются источником миграции, проблем беженцев. Как результат — дестабилизация ситуации в других странах. Стоит отметить, что США и их союзники военной операции в Косово усилили проблему беженцев и отчасти сами дестабилизировали ситуацию в Европе. К странам-неудачникам причисляют Сомали, Руанду, Либерию, Демократическую Республику Конго, Таджикистан.

Следующей моделью является модель "США и страны западной цивилизации против остального мира". Авторы этой модели отмечают, что данный вариант "универсален". Он имеет историческую перспективу для всего мирового сообщества. Поскольку западный мир "универсален", он имеет право насильственно навязывать другим государствам, вне зависимости от их социально-экономических особенностей, исторических и культурных традиций, свою волю. Такой подход лежит в основе деления мирового сообщества по оси "мы" (западная цивилизация) — "они" (остальное человечество). При этом идеологи данного направления вынуждены признать вероятность такого развития международных отношений, когда "мы" могут оказаться во враждебном окружении [24, c.18]. Естественно, что данная модель вызывает большую критику внутри и за пределами западного мира. Опираясь на идейные взгляды И. Канта о том, что суверенитет государств не должен быть нарушен, они считают ошибочными планы формирования натоцентристской модели. Как отмечает министр иностранных дел России И. Иванов, "тем более, что попытки обеспечить собственную стабильность, отгородиться от своих соседей военно-политическими границами, не только иллюзорны, но и уводят в сторону от решения истинных проблем" [14, c.5]. Своеобразным средством противодействия тенденции к изоляции западной цивилизации в системt международных отношений после крушения биполярной системы может служить теория "демократического мира", которую активно разрабатывают некоторые американские ученые. Они развивают тезис о том, что государства в основном заинтересованы в абсолютной выгоде (главным образом, экономической) международного сотрудничества [24, c.11].

Проблемами формирования новой системы заняты не только исследователи в западном мире. Среди сторонников "многополярного" объяснения нового мирового порядка особо следует выделить китайских исследователей. В их подходе к этой проблеме больше политического несогласия с "гегемонизмом" и подчеркивания необходимости равноправия крупных держав, чем принятия логики "реалистов" о движущих силах поведения государств. В то же время, не отвергая основополагающих пяти принципов мирного сосуществования и классовой борьбы на международной арене, китайские исследователи довольно прагматично анализируют особенности нового этапа мировой политики и часто приходят к противоречащим "реализму" выводам. Например, в работе сотрудника Китайского института международных исследований МИД КНР Ван Хасина "Десять основных аспектов влияния глобализации на мировую политику и экономику" содержатся интересные положения, в частности, о том, что в новых условиях противоречия между державами не доходят до открытых конфликтов и снимаются за счет компромиссов [24, c. 16]. Анализируя будущее отношений в "треугольнике" Китай — США — Россия, сотрудница того же института Сунь Иминь приходит к заключению, что, при всех расхождениях между ними, "нет оснований предполагать, что какие-то две из этих стран объединятся против третьей" [24, c.16].

Ряд интересных моментов содержится и в работах исследователей арабского мира. Особо выделяются взгляды египетского исследователя А. Абдель-Малека. Автор стремится придать международным отношениям универсальные цивилизационные ценности, совпадающие с позицией ООН и других международных организаций [50, c.14]:

  1. Укрепление мира как глобальная задача и необходимое условие выживания человечества;

  2. содействие развитию, под которым понимается совершенствование человеческой личности и общества с целью обеспечения благоприятных условий для роста культур, наций и общественных систем;

  3. соблюдение принципа солидарности в пределах национальных границ.

Позиция А. Абдель-Малека открывает путь к компромиссам и укреплению международного сотрудничества, которое должно прийти на смену военным конфликтам и вооруженным интервенциям; углубление духовности в философии, общественном сознании и политике как важнейший фактор синтеза политических доктрин, социальных теорий, культурно-религиозных ценностей.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что современный мир сталкивается с качественно новым порядком вещей, в первую очередь с глобализацией экономической, информационной и просто человеческой жизни. Растет взаимозависимость народов и государств. Сегодня ни одно государство, каким бы сильным оно ни было, само по себе не в состоянии решить многие проблемы, ибо институты организации общественной жизни, в том числе внешней политики, действующие в рамках государственных границ, оказываются малоэффективными. Очень важно, что определение ориентиров становления миропорядка будущего вошло в число приоритетных задач взаимодействия государств на всех уровнях международных отношений.

ГЛАВА II. РФ КАК ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ ЦЕНТР МНОГОПОЛЯРНОЙ СИСТЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

  1   2   3   4   5


МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации