Орешкин В.А. Патентная охрана биологического (генетического и трансгенного) материала - файл n1.doc

приобрести
Орешкин В.А. Патентная охрана биологического (генетического и трансгенного) материала
скачать (1629.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1630kb.15.09.2012 17:42скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7
III.3. ТРАНСГЕННЫЕ ОРГАНИЗМЫ КАК ГЕНЕТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ (ГЕНОМНЫЕ СИСТЕМЫ)

Характеристика молекулярных генетических конструкций, таких как химерные гены и векторы, в частности, рекомбинантные плазмиды, в формуле изобретения признаками входящих в нее «конструктивных элементов», представленных структурно-функциональными единицами генома (промоторами и т. д.), как это предусматривается пунктами 3.3.5 и

3.2.4.3 Правил-2003, конечно, не может вызывать возражений, как и оценка патентоспособности таких конструкций по аналогии с методикой оценки патентоспособности устройств. Что касается впервые введенных в категорию патентоспособных изобретений «живых» объектов - клеток, растений и животных, то рассмотрение их как генетических конструкций требует некоторого осмысления.

Как отмечалось выше, характеристика трансгенных клеток, растений и животных как предмета изобретения изучалась в ходе проведенной в 2000 -2001 гг. в ФИПС научно-исследовательской работы, участие в которой автора настоящего исследования заключалось в выявлении признаков трансгенных растений, используемых в независимых пунктах формулы изобретения патентов, выданных ЕПВ и в США, а также в обосновании специфики характеристики модифицированных растений в формуле изобретения (см. также [41]).

В результате анализа 650 независимых пунктов формулы изобретения около 300 выданных патентов автором было установлено, что трансгенный растительный материал (растения, их части, органы, ткани, клетки) в подавляющем большинстве случаев в формуле изобретения (около 90% всех независимых пунктов - прямо или посредством ссылки на такой пункт) характеризуется указанием на модификацию его генома (генетического материала), например, в виде наличия в нем чужеродной ДНК или посредством трансформации его чужеродной ДНК. В связи с разветвленностью морфологического строения растения, разнообразием средств и способов вмешательства в биологическую систему конкретные признаки изобретения выражаются самым различным образом. Заявляются in vivo модифицированное растение, трансгенная клетка растения и растение, регенерированное из такой клетки, трансформированные части, органы и ткани растения (семя, корневая система, побег, плод, меристемы и др., органеллы растительной клетки (пластиды, митохондрии), трансгенный растительный материал как таковой. Модификация (трансформация) выражается признаками, раскрывающими какой именно материал вводится в геном растения (определенные функциональная нуклеотидная последовательность, химерный генный конструкт, микроорганизм), в какую часть генома (ядерный геном, конкретный локус хромосомы, митохондриальный, хлоропластный геном или плазмидный геном) и каким именно способом (определенное прямое введение либо опосредованное, например, тем или иным вектором).

Другой часто встречающейся в формуле изобретения (около трети независимых пунктов) на растительный материал группой признаков является указание на свойство (способность), проявляемое трансформированным материалом (нехарактерное для аналогичного естественного материала), т. е. результат трансформации. Обычно демонстрируемый результат относится к желаемому изменению процессов метаболизма в растении, в частности, к продуцированию того или иного вещества в растении, которое является полезным в определенном отношении, приобретению растением устойчивости к разного рода стрессовым факторам, например, к патогенам, либо к иным модификациям в функционировании растения (например, в процессах фотосинтеза).

Как правило, трансгенный растительный материал характеризуется в формуле изобретения либо одним из признаков двух указанных групп (чаще первой - «модификация генома»), либо сочетанием признаков обоих указанных групп («модификация генома + результат этой модификации»). Например (указаны номера пунктов формулы соответствующих патентов):

US № 5,955,652

«5. Трансгенное растение, включающее молекулу нуклеиновой кислоты, выбранную из группы, состоящей из SEQ ID № 1 или SEQ ID № 2»; EP № 0 354 687

«1. Трансгенное растение, которое экспрессирует повышенное количество фитохрома в темноте и на свету по сравнению с растением дикого типа»; ЕР № 0 218 571

«17. Растительная клетка, трансформированная вектором, который включает:

а) EPSPS-ген, кодирующий под контролем подходящего промотора EPSPS-
полипептид, включающий хлоропластный транзитный пептид, который при
экспрессии в растительной клетке обеспечивает доставку полипептида в
хлоропласт клетки, при этом полипептид придает растительной клетке
устойчивость к глифосату; и


б) по крайней мере, одну граничную область Т-ДНК».

ЕР № 0 255 378

«1. Семя, включающее кассету экспрессии, содержащую область инициации семя-специфичной транскрипции, представляющую интерес последовательность под транскрипционным управлением упомянутой области инициации и область терминации транскрипции, при этом кассета экспрессии введена в геном семени в иной сайт, нежели природный сайт указанной области инициации транскрипции». US № 5,925,805

«6. Трансгенное растение, с увеличенной активностью ацетил-СоА карбоксилазы в его пластидах по сравнению с активностью ацетил-СоА карбоксилазы в пластидах растений дикого типа, полученное способом, включающим следующие стадии:

а) введение в клетку растения ДНК-конструкта, включающего
нуклеотидную последовательность, кодирующую цитозольную
растительную ацетил-СоА карбоксилазу, оперативно связанную с
нуклеотидной последовательностью, кодирующей пластидный транзитный
пептид; и


б) выращивание указанной клетки в растение».

Примерно в каждом пятом независимом пункте формулы на растение в дополнение к признаку или признакам упомянутых двух групп указывается его таксономическая принадлежность: чаще родовая, реже на уровне вида, семейства или более высокого таксона. Например:

ЕР № 0 218 571 «26. Глифосат-устойчивое растение льна».

Нередко встречаются пункты формулы с отличительным признаком происхождения растительного материала (например, получения растения из семени, либо наоборот, или т. п.):

US № 5,637,785

«1. Генетически модифицированное растение, содержащее в своем геноме гетерологичную последовательность нуклеиновой кислоты, кодирующую LEAFY-протеин, которое характеризуется ускоренным развитием цветковой меристемы».

«8. Растительная клетка, происходящая из растения по п.1». «9.Растительная ткань, происходящая из растения по п.1».

Последние два пункта формулы по патенту US № 5,637,785 могут вызвать сомнения в том, что в них заявлены патентоспособные изобретения. Поскольку клетка и ткань происходят из трансформированного растения, они, конечно, имеют тот же самый трансформированный геном. Однако поскольку они не трансформированы непосредственно, то, в случае, если экспрессия LEAFY-протеина окажется специфичной для указанной меристемной ткани, а клетка или ткань этого растения будут относиться к таковым, из которых нельзя регенерировать целое растение, вряд ли можно говорить о наличии патентоспособного изобретения.

Прочие категории признаков в формуле изобретения встречаются реже. Иногда в группе изобретений заявляется также пищевой продукт, получаемый из трансгенного растения (например, масло с измененным соотношением жирных кислот, крахмал с измененным соотношением амилозы и амилопектина и др.).

Исполнителями упомянутой НИР в части, касающейся трансгенных клеток и животных, были выявлены, в целом, аналогичные основные группы признаков (в соответствующем преломлении, разумеется), характеризующих эти продукты в формулах изобретения выданных патентов [32]. Конкретные различия частично связаны со спецификой предмета изобретения (растение имеет более сложную организацию, чем клетка, а животное - чем растение), частично - с охватом предмета исследования (в части трансгенных клеток не учитывались формулы изобретений, относящихся к растениям и животным), частично - с терминологией, предпочтительной для разных исполнителей.

Автором была также предпринята попытка обосновать специфику характеристики модифицированных растений в формуле изобретения на основании сравнения биологической системы с технической системой. Хотя методологией патентной экспертизы достаточность совокупности признаков для характеристики заявляемого изобретения в его формуле определяется наличием технических признаков, обеспечивающих заданный результат, который сам по себе обычно не указывается в этой формуле, специфика биологического материала накладывает на использование этого принципа определенные особенности.

Для технических систем типа устройств принципы функционирования немногочисленны и хорошо известны, и их надлежащее функционирование (т. е. с достижением заданного технического результата) обеспечивается указанием в формуле изобретения конструктивных элементов системы (устройства) и их взаимосвязей. Функционирование биологических систем детерминируется большим разнообразием факторов и часто является специфичным - например, экспрессия какого-либо гена может иметь или не иметь место в зависимости от ткани или органа растения, от стадии его развития, от действия индуцирующих или ингибирующих агентов и других условий, причем эти факторы обычно накладываются друг на друга. Это значит, что функционирование генетически модифицированного растения может быть различным даже при весьма сходном вмешательстве в его геном (например, при введении в него последовательности одного и того же фрагмента ДНК, но в одном случае в смысловой, а в другом - в антисмысловой ориентации). То есть оно не всегда предсказуемо и необязательно приводит к достижению желаемого результата.

Следовательно, для реализации биологической системой своего назначения с получением ожидаемого технического результата отсутствие дополнительных указаний на взаимосвязи ее элементов, обеспечивающие ее надлежащее функционирование, может быть компенсировано лишь непосредственным указанием на сам результат функционирования -приобретение растением определенного свойства (способности). Поэтому предмет изобретения на трансгенное растение в достаточной мере определяется совокупностью признаков, включающей указание на наличие модификации его генома и указание результата произведенной модификации. Можно также сказать, что предмет такого изобретения выражается формулой «изменение генома (генотипа) > изменение фенотипа».

Анализ показывает, что предмет изобретения на трансгенную клетку или животное также соответствует приведенной формуле.

Предоставление патентной охраны генетически трансформированным клеткам как таковым позволяет выдавать патенты и на собственно микроорганизмы, т. е., на изобретения, охарактеризованные как прокариотическая или бактериальная клетка либо микроорганизм определенного рода или рода и вида, а также на эукариотические хозяйские клетки, а не только на их индивидуальные штаммы и культуры. Хотя микроорганизмы имеют менее сложную организацию по сравнению с растениями и животными, однако они все же являются организмами, т. е. представляют собой биологические системы. Следовательно, к их характеристике в формуле изобретения применим изложенный выше принцип «изменение генома > результат этого изменения».

Конечно, в зависимости от того, как определяется объем изобретения (исключительно по формуле изобретения или с учетом его описания), а также от конкретной ситуации (когда соответствующее изменение фенотипа однозначно определяется произведенным изменением в геноме организма или наоборот), формула изобретения может включать и один существенный признак, и оба указанных, и более. Например, когда предмет изобретения ограничен определенным кругом организмов, в формуле изобретения, как правило, указываются признаки, связанные с таксономической принадлежностью организма. Это характерно для изобретений, относящихся ко всем организмам, особенно к животным. Например: US № 5,859,307

«1. Гомозиготная по дефициту RAG-1 мышь, имеющая гомозиготную мутацию, произведенную в ее эндогенном RAG-1-гене гомологичной рекомбинацией в эмбриональных стволовых клетках, так что этот ген становится нефункционирующим или не экспрессирует функциональный RAG-1-протеин, при этом у мыши отсутствуют зрелые В- и Т-лимфоциты. 2. Гомозиготная по дефициту RAG-1 мышь по п. 1, у которой упомянутая мутация представлена вставкой, замещением, сдвигом рамки считывания или делецией».

US № 5,892,070

«1. Трансгенное млекопитающее, не человек, геном которого содержит конструкт трансгена, включающий последовательность ДНК, кодирующую а-1,2-фукозилтрансферазу человека, сцепленную со специфичным для молочной железы промотором, при этом экспрессия упомянутой последовательности ДНК приводит к продуцированию обнаруживаемых уровней 2'-фукозиллактозы в молоке данного млекопитающего. 2. Млекопитающее по п. 1, выбранное из группы, состоящей из мыши, кролика, свиньи, козы, овцы и коровы».

Включение тех или иных признаков в формулу изобретения изобилует нюансами и для каждого конкретного случая определяется отдельно. Например, если в формуле изобретения, относящегося к трансгенному организму, приведены признаки, из которых ясно, что оно относится к конкретной группе организмов (классу, роду и др.), но его таксономическая принадлежность прямо не обозначена, это не будет иметь практического значения для толкования объема изобретения. Отсутствие указания того, что заявленное модифицированное животное не является человеком, очевидно, не будет иметь значения в странах, законодательство которых исключает такие изобретения из числа патентоспособных.

Рассмотрение генетически трансформированных организмов -микроорганизмов, растений и животных - как генетических конструкций в соответствии с Правилами-2003 следует понимать так, что под генетической конструкцией подразумевается модифицированный геном соответствующих организмов, поскольку генно-инженерная модификация организма осуществляется посредством внесения изменений именно в его геном. Геном любого организма, как известно, представлен в каждой его клетке и образован совокупностью распределенного по ее компартментам генетического материала. Полный геном клетки организма включает ядерный геном (ДНК хромосом) и рассеянный геном цитоплазмы (плазмон). В микроорганизмах цитоплазматический геном представлен отдельными кольцевыми молекулами ДНК - плазмидами, в животных и растениях, кроме того, часть генетического материала сосредоточена в органеллах клетки -митохондриях (хондриом), а в растениях - еще и в пластидах (пластом). Экспрессия некоторых генов ядерного генома может модулировать функционирование митохондриального и пластидного (хлоропластного) генома.

Функционирование генома осложняется наличием его аллельных и иных вариантов, т. е. генотипом организма. Примерами изобретений, предмет которых охватывает генотипические свойства организмов, являются растения с цитоплазматической стерильностью, гаплоидные и апомиктичные растения, гомо- и гетерозиготные растения и животные, изобретения на SNP и гаплотипы и др. Генетическое конструирование здесь осуществляется на хромосомном уровне. Таким образом, геном функционирует как организованная система взаимодействия дискретного генетического материала. Это дополнительно подтверждает целесообразность указания в формуле изобретения результата трансформации генома для ограничения объема изобретения более определенным кругом продуктов.

Следовательно, используемое в Правилах-2003 понятие «генетическая конструкция» следует толковать широко, как охватывающее и простейшие химерные соединения нуклеотидных сегментов, и систему дискретных структур целого генома, т. е. как «систему генома». Толкование элементарных функционально значимых в биологическом отношении нуклеотидных сегментов как элементов генетических конструкций уже содержится в п. 3.2.4.3(7) Правил.

Как отмечалось выше, выделение категорий биотехнологических продуктов следует понимать как отсылку к методике оценки их патентоспособности, однако вряд ли выбор такой методики можно сводить к жесткой классификации продуктов по единственному основанию. Определенная гибкость методики оценки патентоспособности необходима.

Например, можно учитывать характер решаемой в заявке на продукт задачи. Широко известно, что многие фрагменты НК или протеиновые домены, различающиеся в значительной мере последовательностью нуклеотидов или, соответственно, аминокислотных остатков, способны выполнять одну и ту же функцию в клетке ввиду сходства в их конформационных свойствах, а другие фрагменты НК или протеиновые домены, различающиеся, например, всего лишь одним нуклеотидом или, соответственно, одним аминокислотным остатком, выполняют разные функции в клетке, поскольку они различаются конформационными свойствами.

В связи с отмеченным изобретения, относящиеся к функциональным нуклеиновым кислотам и полипептидам, с целью оценки их патентоспособности было бы естественным разделить на две соответствующие группы:

(а) изобретения, в которых заявляется новый структурно-
функциональный элемент генома, обобщающий конкретные
последовательности до единой функции, либо комбинации этого элемента с
известными элементами, а также генетические конструкции, в том смысле
как они понимаются Правилами-2003;


(б) изобретения, в которых заявляется изменение функции (свойства)
известного структурно-функционального элемента генома или генетической
конструкции в целом в зависимости от изменения его, например, первичной
структуры (частичного изменения составляющей его последовательности) в
результате ее модификации.


В ходе генно-инженерных исследований специально синтезируются фрагменты НК, обладающие определенными свойствами (олигонуклеотиды, например). Из природных источников также могут быть выделены фрагменты НК, обладающие определенными свойствами (например, так называемые мобильные элементы генома, разнообразные «граничные» последовательности и т. п.). Могут создаваться разнообразные «библиотеки ДНК». Могут обнаруживаться или конструироваться моно- или поликлональные антитела к различным антигенам. Могут обнаруживаться или создаваться протеины, взаимодействующие по типу «рецептор-лиганд». Такого рода фрагменты НК и протеины используются в качестве «инструментов» определенного назначения при проведении работ по генной инженерии. Эти продукты составляют еще одну изобретений: (в) «изобретения-инструменты».

Представляется, что при выборе методики оценки патентоспособности биотехнологического продукта следует исходить из того, что раскрыто в описании заявленного изобретения: например, если в описании изобретения раскрываются лишь химические свойства заявленного пептидного продукта, то и оценивать этот продукт по существу следует как изобретение в области химии, однако если описание соответствующего изобретения направлено на раскрытие функционального значения полипептида в доменной структуре протеина - его следует рассматривать как функциональный элемент или функциональную структуру, т. е. как конструкцию. Правда, полипептиды/протеины можно отнести к генетическим конструкциям лишь при весьма широком толковании данного термина, поскольку пептидные продукты хотя и содержат генетическую информацию, но собственно генетическим материалом не являются.

III.4. ОБ ОБЪЕМЕ ПРАВ ИЗ ПАТЕНТА НА БИОЛОГИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ

Предоставление охраны новым категориям биотехнологических продуктов, обеспечиваемое в соответствии с изменениями, внесенными в Патентный закон РФ, должно было бы сопровождаться разъяснением принципов ее осуществления в связи с возможным пересечением круга объектов, например, охватываемых формулой изобретения на трансгенные растения и животные, и круга сортов соответствующих растений и пород животных, правовая охрана которых осуществляется в соответствии с действующим Законом РФ «О селекционных достижениях», с одной стороны, а также с патентуемыми нуклеотидными продуктами, являющимся составной частью трансгенных организмов, с другой стороны. Так, разработчик трансгенного картофеля будет производить и продавать не абстрактный картофель, а генетически модифицированный картофель определенного реального сорта, права на который принадлежат конкретному селекционеру. Другой разработчик, возможно, будет производить млекопитающее, трансформированное запатентованной ДНК и продуцирующее полипептид, который эта ДНК кодирует. Следует ли расценивать случаи подобного рода как нарушение одним разработчиком (производителем) прав патентообладателя другого разработчика? Таких разъяснений или указаний, например, аналогичных предписаниям для стран

Евросоюза, содержащимся в Директиве 98/44/EC от 6 июля 1998 г., со стороны российского законодательства не последовало. В общем случае, издание такого рода предписаний, по-видимому, не входит в компетенцию патентного ведомства, хотя некоторые принципы осуществления патентной охраны, например, косвенная охрана продукта патентом на способ его получения, теперь устанавливаются патентным законодательством.

Вопросы, касающиеся пересечения прав обладателей патентов на трансгенные растения и прав селекционеров, статьей 12 Директивы предполагается регулировать институтом взаимного перекрестного лицензирования, что выглядит вполне разумным. Сказать что-либо определенное в отношении положений статей 8 и 9 Директивы, распространяющих права из патента на один биологический материал на другой биологический материал, включающий первый или произведенный от первого посредством размножения, пока трудно, и приведенные выше доводы Dr. Schertenleib [7], касающиеся неясности толкования указанных положений в отсутствие точного определения некоторых содержащихся в них понятий, действительно заставляют задуматься об объеме прав из патента на биологический материал. Действительно, почему охрана по патенту, выданному на ген, должна будет распространяться на все соответствующие реальные объекты, в которые этот ген введен и будет экспрессироваться (в которых, следовательно, соответствующая генетическая информация содержится и выполняет свою функцию -кодирует определенный полипептид) - трансгенные клетки, растения и животные?

Во-первых, это было бы просто нелогично: почему право на часть должно включать право на целое (например, соответственно, на элемент конструкции - на конструкцию в целом)? Именно поэтому патентная заявка на биологический материал включает независимые пункты формулы не только на сам функциональный сегмент НК, а и на векторы, трансгенные клетки и растения/животные, т. е. на материал, включающий этот сегмент

НК, который выполняет свою функцию. В противном случае не было бы необходимости патентовать плазмиды, трансгенные клетки, растения и животные - достаточно было бы заявить один независимый пункт формулы на ДНК и получить на такое изобретение патент.

Во-вторых, это вряд ли можно было бы оправдать с точки зрения технической сущности: создание на основе части целого (например, конструкции, где ее элемент имеет определяющую функцию) включает, по крайней мере, технические трудности, если не дополнительную изобретательскую деятельность. Введение в хозяйскую клетку чужеродного нуклеотидного сегмента для образования соответствующей мРНК часто требует поиска подходящих регуляторных нуклеотидных последовательностей, а экспрессия кодируемого полипептида (не говоря уже о формировании зрелого протеина) не всегда обеспечивается в клетке даже при успешном образовании в ней транскриптов данной мРНК (несмотря на «зрелость технологии»). Поэтому трансгенные клетки и регенерируемые из них организмы, несомненно, могут являться отдельными самостоятельными изобретениями.

Обычно в случае, когда запатентованный продукт непосредственно или с несущественными изменениями используется в составе другого продукта, на второй продукт возможно получить зависимый патент (или, по крайней мере, получить у патентовладельца лицензию на использование запатентованного). Поэтому буквальное толкование статьи 9 Директивы, очевидно, означало бы разрушение патентной системы, не говоря уже о том, что затормозило бы исследования по созданию трансгенных клеток и организмов.

Ситуация с соотношением геномной ДНК, транскрибируемой с нее мРНК и транслируемого с последней полипептида выглядит еще более непонятной.

По мнению автора исследования, положения статьи 9 Директивы следует интерпретировать только в совокупности с пунктом 1 ее статьи 8,

при этом под биологическим материалом, происходящим от запатентованного материала, следует понимать материал, полученный в результате любого вида размножения запатентованного материала как исходного с целью получения его копий, т. е. материал, имеющий идентичный генотип.

Правовое регулирование всех этих вопросов в будущем понадобится. Следует ли включать ли соответствующие положения непосредственно в Патентный закон РФ? Ведь нормы Закона касаются общих объектов исключительных прав - патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, но не отраслевой специфики предмета изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Правда, в Законе содержится норма о распространении действия патента на способ получения продукта на сам получаемый этим способом продукт, но это все же не касается изобретений в конкретной технической отрасли, а является общим для изобретений в любой отрасли. К тому же регулирование прав из патента на биологический материал может потребовать разработки нормативных актов, регламентирующих соответствующие процедурные и технические вопросы, или внесения дополнений в существующие. Поэтому, возможно, предпочтительнее было бы издание отдельного нормативного акта, регулирующего специфические вопросы осуществления охраны биотехнологических изобретений. Во всяком случае, при отсутствии соответствующей законодательной базы неясно, как смогут суды разрешать споры о нарушении биотехнологических патентов, связанные с пересечением прав на некоторые категории продуктов генетической инженерии. Очевидно, принципы права из патента на биологический материал требуют разносторонней проработки широким кругом специалистов с учетом российских реалий.

1   2   3   4   5   6   7


III.3. ТРАНСГЕННЫЕ ОРГАНИЗМЫ КАК ГЕНЕТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ (ГЕНОМНЫЕ СИСТЕМЫ)
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации