Фребель Ф. Детский сад. Том II - файл n1.docx

приобрести
Фребель Ф. Детский сад. Том II
скачать (1156.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx1157kb.15.09.2012 05:30скачать

n1.docx


Источник текста:

История зарубежной дошкольной педагогики: Хрестоматия: Учебное пособие для студентов педагогических институтов по специальности: «Дошкольная педагогика и психология»/ Сост. Н.Б. Мчелидзе и др. – 2-е изд., доп. – М: Просвещение, 1986. – 464 с с ил. (стр.207-244) (в сокращении по: Фребель Ф. Детский сад. Пер. с нем. Я. Соколова. Пед. соч. М., 1913, т. II, с. 17—19, 54—55, 59—62, 95—133, 161—185, 207—208, 213—214, 216—256, 264— 270. 286—302, 327, 338—365, 400— 415, 423—430, 470—472, 511—519).

ДЕТСКИЙ САД

Глава I

ФРИДРИХ ФРЕБЕЛЬ

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЕГО ПЕДАГОГИКИ, ЕГО СРЕДСТВА И ПРИЕМЫ ВОСПИТАНИЯ, А ТАКЖЕ ЕГО ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ И ЦЕЛИ И ИХ ОТНОШЕНИЯ К СТРЕМЛЕНИЯМ И ТРЕБОВАНИЯМ ВЕКА

В изложении самого Фребеля

Так как всякое истинное развитие и образование, а вместе с тем и воспитание имеет свою основу и источник в чувстве и в ощущении, а также и в предчувствии, следовательно, в сердце, то все это должно находить себе соответствующую пищу уже с раннего детства, уже при первом развитии тела, его членов, чувств и ума ребенка, а для этого необходимо, чтобы ребенок был вводим вместе с тем в область гармонии и созвучия, в область ритмического, мелодического и динамического (ритма и мелодии), а следовательно, в область музыкальных звуков (тонов) и пен и я, к которой дети сами, как мы знаем, имеют большую склонность, мало того, даже требуют этого.

Мы наблюдаем, как матери и вообще те, кто ухаживает за детьми, рано успокаивают ребенка, прибегая к ритмическим движениям (к так называемому пестованию, качанию, к равномерному постукиванию и т. п.), и как ребенок, действительно, чувствует себя при этом удовлетворенным. А это, по-видимому, находится в связи с биением пульса, следовательно, с деятельностью сердца и, как обыкновенно думают, связано с местом нахождения наших чувств. Так, мы рано видим, что здоровый и вполне удовлетворенный грудной ребенок, как только мать положит его в постельку, погружается в сон, как бы убаюкивая сам себя пением. Мы можем наблюдать, как матери и няньки, подмечая такие привычки детей и начиная ухаживать за ними сами, не только убаюкивают своих детей пением, но прибегают к нему как к успокоительному средству и в других случаях, когда понадобится. И несколько более поздние явления в жизни детей подтверждают, что ритм и пение тесно связаны с различными проявлениями жизни у детей.

Таким образом, ритмическое движение и гармоническое пение неизбежно принадлежат уже с раннего детства к средствам во всех отношениях удовлетворяющего, а следовательно, и здорового воспитания человека, и мы должны признать, что вышеизложенные строгие требования переживаемой нами воспитательной эпохи могут быть удовлетворены вполне лишь при условии применения в известной мере пения уже в раннем детстве: оно рано укрепляет в ребенке элемент благородного и делает ребенка еще более восприимчивым в этом отношении. Поэтому-то и первые игры, служащие для развития тела, отдельных его членов и чувств, маленькие игры, сопровождаемые так называемыми «материнскими и ласкательными песнями», которые в самом раннем детском периоде и для грудных детей являются как бы практическими образцами, по большей части сопровождаются пением. Благодаря этому в области столь важного первоначального укрепляющего и развивающего воспитания ребенка вводится слово, способствующее сравнительному мышлению, — этот наиболее существенный элемент в человеческом воспитании, в воспитании человека — ребенка, — сначала инстинктивно в виде материнской болтовни, а затем особенно решительно в виде музыкальных звуков песни...

Глава II ЖИЗНЬ РЕБЕНКА

...Внутренняя, духовная жизнь ребенка проявляется в явлениях трех родов — свободной деятельности, привычки и подражания, — образующих собою триединое замкнутое в себе целое. Эти три явления являются с раннего возраста тесно соединенными между собой в жизни ребенка и дают нам в высшей степени важные о ней сведения по отношению к причинам и следствиям и наиболее прочные указания для правильного ее толкования в ранних ее проявлениях. Поэтому ни одно из этих явлений не может быть исключено при надлежащем рассмотрении явлений детской жизни, удовлетворяющем условиям человеческой натуры; ибо все они имеют одинаково глубокие основания в человеческом существе по отношению к их источнику... Также в общности трех видов деятельности обнаруживаются цели, находящиеся в полном соответствии с существом ребенка как человека, а именно, цели: 1) сохранять себя в том состоянии, в котором ребенок себя чувствует и находится, как существо самостоятельное и в целом все-таки находящееся в состоянии покоя; 2) укреплять себя, свои члены, свои чувства, давать им упражнение, развивать их и сообщать им свободную деятельность, достигая таким образом в себе и притом своими собственными средствами все большей и большей самостоятельности и индивидуализации и определяя свою собственную физиономию; наконец, 3) приобретать сведения, убеждаться в своей самостоятельности и индивидуальности и в самостоятельном существовании того, что его окружает.

...Изучение окружающего, самостоятельное восприятие внешнего мира и игры, самостоятельное действие, исходящее из внутренних побуждений, проявление своей внутренней жизни являются, таким образом, первыми самостоятельными занятиями ребенка, если его телесные потребности удовлетворены и если он чувствует себя Здоровым и сильным.

Глава III

МЯЧ — ПЕРВАЯ ДЕТСКАЯ ИГРУШКА

Уже само слово «мяч» (Ball) на нашем ясном по своему составу и способу выражения языке полно значения и выразительности: оно обозначает, что «В-all» есть как бы изображение всего (Bild vom All), изображает собой все (Bild des All).

Но, кроме того, мяч имеет еще особенную прелесть, такую полную жизненного значения привлекательность для первого детства, равно как и для следующего за ним юношеского возраста, что без всякого сравнения и выбора является первой и самой важной игрушкой, в особенности для детского возраста. На какой бы несовершенной и темной ступени ни стояла у ребенка его способность различения предметов, согласно с законами его человеческой природы, в мяче он с ранних пор находит общее выражение всякого предмета, а равно и самого себя, как самодовлеющего, целого и замкнутого в себе единства. Это восприятие ребенком замкнутого в себе и к тому же законченного... целого, которое, будучи как бы образом его самого, является в то же время чем-то ему противопоставленным, чрезвычайно важно для ребенка как человека, предназначенного для самопознавания и будущего носителя самосознания.

...Далее, наблюдения над жизнью ребенка показывают, что он, подобно сказочным героям, может во всем видеть все и из каждого предмета все сделать. И к этому мяч вполне приспособлен, так как он, как замкнутое в себе целое, вообще носит в себе изображение всего и в то же время может служить особым изображением отдельных предметов, например изображением яблока и всего того, что является в шарообразной форме и что, в свою очередь, обнимает целый ряд других предметов.

...Каким же образом следует рассматривать и применять мяч прежде всего для первоначального общего укрепления ребенка, для первоначального упражнения его телесных сил, для развития деятельности его членов и чувств, а также для пробуждения и поддер-жания внимания и свободной самостоятельности ребенка?

...С каким удовольствием маленький ребенок все обнимает и забирает в свои руки, и если нет под рукой ничего другого, то хватает свой собственный большой палец, свою собственную другую руку, кулак.

...Поэтому давайте с ранних пор малютке мячик в его маленькую ручку, сначала хотя бы просто для того, чтобы он его обхватил, схватил, как бы для того, чтобы положить на него свои маленькие пальчики, как обручи, с целью уразуметь его круглую форму и научиться, таким образом, владеть им, держать его, удержать в своей руке.

Уже этим способом с ранних пор укрепляются у ребенка мускулы пальцев, кисти руки и всей руки, а также происходит надлежащее развитие и усовершенствование руки и пальцев, прежде всего в целях самостоятельного обращения с самим мячом, а потом и в целях правильного и надлежащего обращения с другими вещами...

Глава IV ПЕСНИ ПРИ ИГРЕ В МЯЧ

...Ребенок стремится благодаря естественному импульсу прежде всего ознакомиться с тем, что существует вокруг него, и с самостоятельностью окружающих его вещей; поэтому ему дается также мяч, прежде всего, как представитель всех окружающих ребенка предметов, который, таким образом, как бы знакомит ребенка с их сущностью.

...Мяч может также служить для ознакомления ребенка с царством красок при помощи своего цвета. При этом нужно заметить, что для достижения этой цели нужна серия, по крайней мере, из шести мячей; именно три главных из цветов: красного, желтого и голубого и три промежуточных цвета: зеленого, фиолетового и золотисто-желтого.



...Таким образом, легко выясняется, как мяч становится и является для ребенка всесторонним средством развития его личности и, сверх того, средством ознакомления с миром явлений и внешним миром и особенно с природой. Но мяч является также для ребенка образцом собственной силы, способности к работе и жизни, особенно образцом собственной подвижности. Таким образом, из мяча вытекают самые различные — подвижные и особенно совместные игры1...

Плавательные движения

Если рыбкой я плавать бы мог, я пустился бы в быстрый поток; ловко б я нырял до самого дна; не страшна была б глубина.

Летательные движения

Если б птичкой я была, я бы за морем жила, чтоб оттуда вам принесть про диковинки все весть — вить, вить, вить, вить, вить, вить, вить, вить. Птичка я.

Заключительные песни

Пора игре кончаться, игравшим отдохнуть! Лучами благодати сияет весь наш путь. Вы, давшие нам это, любовь вам сердце шлет! «Спасибо вам, спасибо вам», — весь хор детей поет, весь хор детей поет.

Глава VI

ШАР И КУБИК КАК ВТОРАЯ ИГРУШКА РЕБЕНКА2

Со второй половины первого года и в течение ее, когда ребенок начинает уже заметно заниматься сам с собой, шар и кубик... часто доставят ему больше удовольствия, чем мяч, но все-таки он не будет порывать связи и с мячом, как со своей любимой игрушкой.

Шар и кубик, по отношению к форме, — полны противоположности; насколько они одинаковы по своей сущности, настолько же противоположны друг другу по внешности. Следовательно, они являются телами противоположно-равными. Именно на шар можно смотреть как на телесное выражение чистого движения, тогда как кубик можно рассматривать как телесное выражение чистого покоя.

...Поэтому шар и кубик с их противоположным равенством как игра неразрывно связаны друг с другом. Шар и кубик относятся друг к другу как единство в едином к единству в разнообразии или же, можно так же сказать, как разнообразие в единстве к единству в разнообразии, или же, наконец, как характер к уму...

УКАЗАНИЯ ДЛЯ УПОТРЕБЛЕНИЯ ШАРА И КУБИКА КАК ВТОРОЙ ДЕТСКОЙ ИГРУШКИ

...Ребенок совершенно бессознательно желает и надеется через посредство одновременного с ознакомлением с предметом звука, как бы через посредство сопровождающего это ознакомление слова, получить сведения и объяснения, касающиеся каждого предмета его жизни и значения, в особенности же его отношения к нему, ребенку.

Поэтому мы сделали попытку при обзоре этой второй серии средств для детских игр и занятий с помощью движения и слова указать на жизненную и вещественную связь, на взаимодействие в жизни между ребенком и игрушкой — и тем более потому, что при употреблении этой игрушки способность слуха у ребенка в общем уже развита, а способность речи начинает развиваться, — но этими своими указаниями мы отнюдь не желаем доказать, что подобранные нами слова — самые лучшие, а тем более единственные, которые можно употреблять за переменою движения игрушки. Нет! Наоборот, мы верим и желаем, чтобы нашлись еще более подходящие для этой цели слова песен, еще более соединяющие ребенка и игру, еще более охватывающие жизнь ребенка и предмет игры.

...С шаром возможны почти все те же упражнения, игры и наблюдения, что и с мячом, но только многие из них, в силу большей тяжести и твердости шара; производятся с гораздо большей определенностью и ясностью.

...Кубик, как прямая противоположность шару, возмещает разнообразие его применений в игре, основанных на его чрезвычайной подвижности, своей формой, разнообразием своих частей, качеств, в особенности же способов его наблюдения.

...Так как кубик является как бы многосторонним осуществлением плоской поверхности, то для него требуется плоскость, на которой он мог бы стоять. Чтобы крепко и прочно стоять, для шара нужна только одна основная точка, тогда как для кубика требуется целая поверхность, служащая ему основанием, или, что одно и то же, несколько точек, лежащих на одной плоскости. Шар одним легчайшим прикосновением можно привести в движение, тогда как кубик стоит прочно, и чтобы его сдвинуть с места, его нужно поднять или столкнуть, или стянуть, или сбросить с занимаемого им места.

Чтобы с самого начала игры с кубиком сделать осязательной указанную противоположность между ним и шаром для ребенка... мать сильным движением ставит кубик перед ребенком и говорит кубику с оттенком побуждения, приказывая в голосе:

Стой, твердо стой!

Стой, кубик мой!..

...Мы считаем в высшей степени важным, чтобы это, содействующее пониманию, исключительно внутреннее согласие между ребенком и внешним миром с ранних пор подчеркивалось в тоне голоса и взгляде.

...Далее пусть мать возьмет один из пальцев или одну из ручек ребенка и попробует совсем тихим, слабым прикосновением к кубику подвинуть его, но так, чтобы кубик не тронулся с места. Тогда мать старается обратить на это внимание ребенка и говорит ему следующее:

...Да, он желает спокойно стоять, С места себя не дает он сдвигать!

Однако мать, наконец, превозмогает тяжесть кубика и с помощью ручки или пальца ребенка сдвигает его с места, напевая или приговаривая при этом ребенку следующие слова:

...Ты отдохнул... Ну, вот же, вот,

Спеши теперь опять вперед!

Здесь мы как раз сталкиваемся с одним положением, выставленным в этом сочинении скорее в виде требования, а именно: где и насколько это возможно, необходимо привлекать к участию в игре хотя бы и очень слабую собственную силу и незначительную деятельность самого ребенка, чтобы дать некоторое развитие его членам для предстоящего их применения, повысить его силы и дать им упражнение и чтобы он получал особенно много опытов и впечатлений непосредственно с помощью и во время своей собственной деятельности.

Какое богатство, какое разнообразие отдельных процессов развития можно возбудить в ребенке уже этими немногими опытами, произведенными разумной матерью или заботливым воспитателем!

...Эти игры, или, если угодно их так называть, забавы, могут быть умножены самыми разнообразными способами их видоизменения, в особенности же посредством соединения нескольких в одну. Не нужно только при этом в том или другом пункте идти вразрез с желаниями самого ребенка. Наоборот, всегда следует идти навстречу обстоятельствам, требованиям и нуждам, заявляемым самим ребенком, а также и его собственным проявлениям жизни и деятельности.

...Среди всевозможных установок кубика, которыми мать может воспользоваться в игре со своим ребенком, есть одна, состоящая в том, что мать пытается на глазах у ребенка поставить кубик на один из его углов (вершин). Но это ей удается еще менее, чем установка на ребро, и она поет ему следующие слова:

На одной ноге,

На одной ноге,

Кубик наш, тебе

Не стоять нигде!

Тогда она тихо накладывает кончик указательного пальца левой руки на обращенную кверху вершину кубика. Кубик получает устойчивость, и она продолжает петь:

Не упадет он никогда, Коль поддержать его слегка!

...Подобно тому как до сих пор шар и кубик были использованы для игры с ребенком поодиночке, точно так же их можно употреблять для той же цели во всевозможных сочетаниях между собой. Мы упоминали здесь только об одном самом важном из этих сочетаний, а именно о том, что кубик трудно и даже вовсе невозможно поставить на шар, тогда как шар, наоборот, легко поставить на кубик.

Это сочетание, как постоянное и прочно установленное, дает кое-что существенное: именно шар один по своему внешнему виду является как бы телесным выражением легко подвижного, тогда как кубик сам по себе является телесным выражением постоянного, неподвижного. А в упомянутом соединении они являются оба телесным выражением одушевленного, живого, и именно живого, способного к самостоятельной свободной деятельности, отдаленно напоминающего даже телесное выражение самого человека.

...Соединение шаровой и прямолинейной формы тем более является для ребенка выражением человеческого существа, что тело, имеющее форму бруска, отличаясь от кубического и прямолинейного, приближается к плоскогранному продолговатому телу и именно со скошенными книзу гранями.

...Таким образом, удовольствие, испытываемое ребенком при игре с куклой, имеет гораздо более глубокую внутреннюю причину и более связанное с существом человека духовое основание, чем обыкновенно предполагают, и ни в коем случае не основано только на внешнем сравнении и сходстве формы. Поэтому эту забаву с куклой необходимо осторожно поддерживать и разумно развивать в ребенке. На этой забаве в ребенке развивается много человеческих качеств, так как благодаря ей для него самого и его разумно-наблюдательных родителей и воспитателей становится доступно и понятно его собственное существо. Таким путем, на игре в куклы и через посредство этой игры обнаруживается духовная разница в определении и жизни между мальчиком и девочкой. Мальчика будет дольше занимать игра с шаром и кубиком, как с отдельными и противоположными друг другу предметами, тогда как девочка, напротив, рано заинтересуется внутренно объединяющей в себе противоположности шара и кубика куклой. Внутреннее значение этого факта заключается в том, что мальчик рано предвидит и чувствует свое назначение — властвовать над внешней природой и проникать в ее тайны, а девочка — свое — уход за природой и жизнью.

Глава VIII ШАР И КУБИК КАК СРЕДСТВО ДЛЯ ИЗОБРАЖЕНИЯ ДРУГИХ ПРЕДМЕТОВ

...Кубик может быть то столом, на котором ставится что-нибудь для ребенка, то скамеечкой, на которую мать ставит свои ноги, то стулом, на котором она сидит вместе с ребенком, то очагом, на котором нужно сварить что-нибудь для ребенка, то ящиком (шкатулкой), в котором спрятано что-нибудь, то комодом, который закрыт, то домом, который заперт, то колодцем, который покрыт, то, наконец, печкой, которая закрыта.

...Наконец, иногда он может изображать собой ребенка, который вертится, девочку, которая танцует, котенка, который хочет поймать свой собственный хвост.

Благодаря этому ребенок рано приучается наблюдать и познавать одну вещь со многих точек зрения и различные вещи в одном каком-либо отношении и, кроме того, в различных отдельных предметах замечать их общие признаки и изучать их в отвлеченной совокупности. И, таким образом, предмет, изученный ребенком со всевозможных сторон, связывающих его с жизнью, чувством и умом самого ребенка, становится действительно ему дорог.

Глава IX ПЕРВЫЙ ОБЗОР ИГР ИЛИ СРЕДСТВ ДЛЯ ВОСПИТАНИЯ СТРЕМЛЕНИЯ К ЗАНЯТИЯМ У ДЕТЕЙ

...Первое, чем мы старались с помощью внешнего воздействия развить общую деятельность ребенка и в чем мы стремились по внешности объединить ее, было: мяч и противоположное ему, как бы вытекающее из него в качестве прочно установленных его разновидностей: шар и кубик.

...Если бросить испытующий взгляд на формы детских построений и составлений, не обращая внимания на то, что они сейчас же будут разрушены и разрознены, то на большом числе их можно распознать, что:

1) это будут или жизненные формы, подражающие окружающей жизни, и таких будет большинство;

2) или чистые соединения, приводящие к какому-либо единому в себе образу, — и, следовательно, преимущественно формы красоты (эстетические);

3) или, наконец, соединения и изображения как результат сравнения по форме, величине, положению и т. д. — следовательно, преимущественно формы познания.

Глава X ТРЕТЬЯ ИГРА РЕБЕНКА

Предисловие

Внешнее занятие, игра ребенка и его внутренний мир

Хотя уже в самом начале в качестве основной истины было высказано в общих чертах положение, что при детских играх и занятиях суть дела отнюдь не заключается да и не должна заключаться только в предоставлении ребенку средств для забавы или, как мы сказали бы, для препровождения времени и, следовательно, только для внешней деятельности, но что ими скорее должны удовлетворяться потребности внутреннего существа ребенка; однако ввиду глубокой важности этого положения для всей жизни ребенка и человека вообще представляется далеко не лишним почаще его подчеркивать, внося как можно больше убедительности в его изложение и развивая его как можно более всесторонне.

Родители и воспитатели! Мы должны неуклонно сосредоточивать свое внимание на следующем. В занятиях и играх ребенка с самим собой, в особенности в первые годы его жизни, формируется в согласии с окружающим его миром и под его незаметным влиянием не только зародыш, но и сердцевина всей его будущей жизни по отношению ко всему тому, что мы должны признать уже данным в этом зародыше и сердцевине, а именно по отношению к индивидуальной окраске жизни, самостоятельности, будущей личности (и индивидуальности вообще). Поэтому уже первые занятия с самим собой способствуют не только упражнению и укреплению тела, его членов и органов внешних чувств, но даже прежде всего развитию чувств и образованию ума, а также пробуждению внутреннего смысла и настоящей рассудительности. Мы останавливаемся здесь на развитии сердца и души, на зародышевом состоянии предчувствования, чувств и развивающегося из них образа мыслей.

...Прежде всего, для самого начального пункта этого дела необходимо, чтобы ребенок из совокупности окружающих его внешних явлений воспринял как известный нераздельный жизненный факт, в особенности же, чтобы он превратил его внутри себя в живое ощущение, в известного рода чувство, а впоследствии воспринял бы так же и мышлением, не умея даже еще выразить его на словах, следующее рассуждение: «Родители и окружающие меня опытные взрослые не только взяли на себя труд удовлетворить мои внешние жизненные потребности в пище, одежде, жилище и даже в средствах для упражнения и занятия и игре, но позаботились также и о том, чтобы развить мои силы и способности, воспитать мою внутреннюю жизнь, удовлетворить запросам моего сердца и духа; и это попечение о моем внутреннем мире, о моем существе является, собственно, крайним основанием и целью всей их внешней заботливости обо мне, составляет для них собственно единственное стремление и крайнюю цель их деятельности».

...Без сомнения, мы объясняем слишком много явлений в наиболее; ранней жизни детей одним только стремлением их к физическому благополучию, тогда как истинная причина их — духовного свойства. Конечно, физический и духовный элементы в ребенке находятся еще в неразрывной связи, однако у относительно здорового, хотя бы и маленького ребенка не может быть вопроса, какой из двух; концов, или полюсов, в нем чаще господствует и какой из них производит в нем наиболее глубокое возбуждение, т. е. духовные; или только физические воздействия. Если, например, ребенок, которому не исполнилось еще и двух месяцев, тянется к одеялу, в которое его закутывают, проявляет уже возбуждение, связанное с чувством удовольствия, когда увидит его, а еще больше, когда увидит, что его няня направляется вместе с ним к одеялу, берет его и, наконец, укутывает его, то это объясняется не одним только тем соображением, что ребенку удобнее, когда его носят укутанным, так как он рвется на свободу и знает уже дверь, которая туда ведет; но он желает совершить образовательное путешествие в мир, в область свободной природы, дающей ему много нового; подобно тому как кругосветный плаватель едет на корабле не затем, чтобы только ехать, но чтобы расширить область своих общечеловеческих знаний, повысить степень развития своего и общечеловеческого духа. Поэтому и детей уже с самых ранних пор не следует проносить мимо окружающих их предметов без слов, безучастно, не обращая на них никакого внимания, а, наоборот, нужно показывать им эти предметы и притом по возможности с разных сторон и в различных отношениях. Точно так же замечателен факт, который вполне доступен для наблюдения каждому, что одна только любовь к внешней личности ребенка, как бы к внешнему его пониманию, исключительно физическое попечение о нем мало привязывает его к лицу, окружающему его такими заботами, и тем меньше, чем благородней ребенок по своей натуре, чем сильнее он чувствует себя в духовном отношении, даже более того, ребенок вовсе ускользает от того, кто сосредоточивает свое милостивое внимание исключительно на его внешней личности. Это явление заслуживает всестороннего изучения и дальнейшего исследования со стороны родителей и воспитателей...

КУБИК, РАЗДЕЛЕННЫЙ ЧЕРЕЗ ЦЕНТР НА ЧАСТИ ПО ВСЕМ СТОРОНАМ И ПАРАЛЛЕЛЬНО С НИМИ, КАК ТРЕТИЙ ДАР ДЕТСКОЙ ИГРЫ

Его сущность

...Главный кубик является в этой игре разделенным вышеупомянутым способом на восемь совершенно равных между собой кубиков. Таким образом, ребенок ясно различает здесь, как уже данный факт, без всяких слов (в числе предметов вещественного наблюдения) целое и часть, ибо каждый из частичных кубиков составляет часть главного кубика.

Кубики-части имеют такую же форму, как и главный кубик; следовательно, то, что дает нам по отношению к своей форме главный кубик, то же дадут нам и кубики-части в их совокупности, поскольку они являются частями большого целого. Это наблюдение необыкновенно важно как укрепляющее упражнение и разъясняющее повторение. Таким образом, оно способствует наглядному различению величины от формы.

...Далее, здесь дается ребенку в качестве объекта непосредственного наблюдения относительное положение и, что еще важнее, — расположение...; ибо он может наблюдать здесь верх и низ, перед и зад и т. п., и следовательно, положение смежное с чем-нибудь, положение сзади чего-нибудь, положение над чем-нибудь, положение под чем-нибудь и т. п.

...Благодаря такой игрушке ребенок получает собственно и ключ к уразумению внешнего мира, а также приобретает в ней стимул к проявлению своего собственного внутреннего мира.

...Благодаря большой всеобщности формы и вытекающей из нее легкости складывания и присоединения таких форм друг к другу кубик становится также отличным средством для пробуждения к деятельности внутреннего мира ребенка, ибо именно эти качества делают возможным для ребенка не только то, что невидимая мысль его получает определенную форму, но и то, что простая внутренняя мысль может получить внешнее, наглядное изображение в некотором количестве предметов внешнего мира.

...Надо взять ящик с кубиками и, прежде чем дать его ребенку для самостоятельного, свободного пользования, надо отодвинуть приблизительно на четверть его крышку, обернуть его и поставить немного приоткрытой крышкой на стол перед ребенком, а затем совсем вытащить из-под него крышку: тогда находящиеся в нем кубики сами опустятся на поверхность стола. Потом нужно осторожно поднять ящик вверх в совершенно вертикальном направлении; тогда все содержимое ящика предстанет перед ребенком, внимательно наблюдающим все происходящее, в виде замкнутого в себе, но в то же время легко делимого на части и снова восстанавливаемого кубика.

...Перед ребенком стоит расчлененный на части кубик, но имеющий вид цельного, единого кубика. То, что ребенок видит глазами, он желает ощущать, исследовать осязанием. Один из частичных кубиков трогается с места, и, наконец, он или какой-нибудь другой кубик под влиянием этой операции выпадает... Опыт показал, что здоровые, сильные и живые дети занимаются этим довольно долго и притом молча, размышляя совсем про себя, и постройки их, хотя и различаются своими направлениями у разных лиц, у каждого в отдельности происходят всегда в одном и том же раз избранном направлении.

Что же при этом должен делать преданный, заботливый воспитатель? Он должен предоставить ребенку играть молча и рассуждая только с самим собой до тех пор, пока это ему будет угодно. Если же ребенок взглядом или голосом пригласит его к участию в игре, то он должен обозначить словом то, что делает в данный момент ребенок. Например, если ребенок в это время ставит кубики друг на друга, надо сказать: «Вверх, вверх, вверх». Если он приставляет их друг к Другу, то надо сказать точно таким же образом: «Рядом, рядом, рядом». То же самое, — если он ставит их друг за другом, друг перед другом, расставляет их друг от друга, составляет их сверху вниз и т. п. Но можно также напевать эти слова.

...Вскоре ребенок станет находить удовольствие в чередовании разложения кубиков со складыванием их, постройки с разрушением ее. И это можно сопровождать словами и пением в такт слова.

...Долго будет ребенок заниматься простым складыванием и раскладыванием кубиков и сравнительно часто будет возвращаться к этому занятию частью в одиночку, частью совместно со своей воспитательницей. Однако вскоре уже им овладеет некоторое предчувствие, и он попытается сложить что-нибудь из кубиков, придать их расположению форму чего-нибудь (например, форму звезды). Предусмотрительный воспитатель должен подметить это смутное предчувствие в ребенке и посмотреть, нельзя ли увидеть чего-нибудь (сходства с чем-нибудь) в сложенных ребенком фигурах, например стола, скамьи, с т у л а и т. д. ... Однако это уже перестает удовлетворять ребенка. С изображаемым предметом он связывает, хотя бы и очень смутно, также и его толкование, определение цели (назначения) этого предмета, например, со стулом, со скамьей он связывает представление, что на них можно сидеть. Но он идет и еще дальше: подобно тому, как его не удовлетворяло простое приобретение предмета, так же его перестает удовлетворять и простое определение его назначения. Он требует, сверх этого, чтобы изображаемый предмет стоял в связи с ним самим или, по крайней мере, с его жизнью.

...«Это стул бабушки, на который она садится». Она берет ребенка, если он ведет себя тихо, к себе на колени и рассказывает ему что-нибудь. «Пойди сюда, бабушка, поди сюда! Вот стул. Ты можешь сесть на него. Поди сюда, расскажи что-нибудь малютке». Так говорит мать как бы устами ребенка и затем продолжает: «Бабушки здесь нет: она в кухне варит папе суп; или она в саду сажает цветочки»... «Поди сюда, бабушка, принеси супцу. Вот столик, и скамеечки уже стоят около него».

...В несколько более зрелом возрасте ребенку можно рассказывать даже целые маленькие рассказы, которые к тому же возможно всячески варьировать.

...Иногда ребенок с помощью всех восьми кубиков составляет такую форму, при которой ни один из них не бывает лишним и ни в одном не чувствуется недостатка; ...но обо всем изображении мы не можем сказать, чтобы это был какой-нибудь определенный предмет…

Перед нами является нечто, но мы не знаем, что им изображается. И мы называем это «нечто» образом (картиной). Тогда это «нечто» может принять для нас вид цветка, ...иной раз оно принимает для нас вид звезды... Мы не можем назвать эти формы иначе, как красивыми, или, лучше... (назвать их одним словом «Schonheitsformen») формами красоты, или... образными (картинными) формами... Для нашего внутреннего мира, Для нашего настроения и чувства они не просто «нечто», но нечто очень отрадное, не составляя в то же время ничего для внешнего употребления в жизни, никакого предмета, никакой вещи.

Но каким образом мы можем способствовать восприятию ребенком этого внутреннего единства, дающего о себе знать в форме и через посредство формы, этого единого начала, движущегося в этой форме подобно свету? Сказать: «Это красиво?» Да, конечно, это действительно красиво... Но как сделать это доступным для наблюдения малютки? — Вот именно посредством подчеркивания форм, посредством движения их. ...И ребенок скоро обнаружит всей совокупностью выражений жизни, что он находит этот танец (внешних) форм прекрасным, вскоре он обретает и самое слово «прекрасно!» ...Каким же образом побудить ребенка к изображению и изучению этих изменений внешности фигуры? А посредством самого этого дела: «Поди-ка сюда, малютка! Давай заставим кубики танцевать, то налево, то направо, но только, чтобы они не утомлялись, надо каждому из них дать немножко отдохнуть».

Ну, мой милый, при этих танцах мы должны также и подпевать:

Плоскость к плоскости — вот так!

С краем край здесь наверняк.

Край на плоскости друг с другом,

Все сомкнулось тесным кругом.

...Этих указаний будет достаточно для введения в жизнь ребенка изображения форм красоты.

Эти формы можно было бы назвать формами танца.

...Следовательно, тела могут иметь различную величину, тела могут иметь одинаковую величину. Но обе половины, хотя между собой они совершенно равны, по сравнению с целым кубом имеют отличную от него форму.

...Поэтому эти формы можно назвать формами истины, познания, формами обучения, но более всего подходило бы для ребенка назвать их формами усвоения.

Но могут ли формы познания, истины, обучения и усвоения для ребенка в возрасте 1—3 лет сделаться также формами игры и таким путем формами самостоятельной творческой деятельности?

О, конечно! Почему же нет?

Надо сложить вместе все восемь кубиков и сказать: «Вот целое!» А затем моментально разделить его пополам и сказать: «Два полукуба!» Затем эти соединения и разделения повторяются несколько раз друг за другом, и при этом напевают:

Где целое — есть там

И две половины.

А в следующий раз:

Одно — пополам

И две части вам.

...Какое разнообразие изменений вносится уже этими видоизменениями слов и тонов! Но с этим можно соединить также и перемену положения. Например, таким образом:

Где целое — есть там И две половины.

Кроме того, можно видоизменить варианты самой песни.

Глава XI ЧЕТВЕРТАЯ ТНГРА РЕБЕНКА

...В кубике, разделенном на 8 частей плоскостями, проведенными через середину во всех трех направлениях параллельно его сторонам, обнаруживается каждое из качеств целого или главного куба восемь раз... Таким образом... явственно выступают три различных вида внутренних направлений: плоскостное, линейное и угловое; но главным образом — три главных направления, три пересекающихся под прямым углом (перпендикулярных) плоскостных направления.

...Таким образом, появляется разделение основного кубика на восемь равных между собой продолговатых плиток. Это и есть следующий теперь по порядку четвертый дар средств для игры и занятий...

КУБИК, РАЗДЕЛЕННЫЙ НА ВОСЕМЬ БРУСКОВ ЧЕТВЕРТЫЙ ДАР ЯЩИКОВ ДЛЯ ИГР И ЗАНЯТИЙ

Его сущность

...И здесь также изображения различаются, в свою очередь, на жизненные, или вещественные, формы, на формы красоты, или образные, и на формы познания, или усвоения (обучения). Эти последние в сравнении с соответствующими формами предыдущей игры имеют ту особенность, что они проявляют более плоскостное и линейное протяжение; однако все формы, включая сюда и некоторые немногие квадратные поверхности, ограничиваются формой прямоугольного четырехугольника. Следовательно, здесь особенно поддаются изучению отношения по форме и величине. Кроме того, в этой игре появляются еще два новых явления: это — равновесие и распространяющееся движение...

Практика игры

...Потребность, случай, — короче, свободная игра, как таковая, и здесь прежде всего вступает в свои права, с тем только условием, чтобы всему, что возникает как бы из-под руки строителя, тотчас дано было имя, которое, как было у нас, напоминало бы ему, как и раньше, что-нибудь известное и близкое. Такими именами, во-первых, бывают: домик, комната, стол, стулья, скамья и т. д. Однако и сама постройка, поскольку она поддерживается в равновесии благодаря соблюдению центра тяжести, доставляет уже удовольствие ребенку, а затем уже она доставляет ему удовольствие, как изображение высокой башни или хотя бы только лестницы. Равным образом доставляет удовольствие и то, что она снова легко распадается на свои составные части... Не надо только никогда забывать разговаривать при этом с ребенком или, по крайней мере, ясно и определенно обозначать соответствующим словом результат его построения, чтобы в ребенке таким образом возбуждалось мышление и чтобы он, если бы даже ему случилось играть и в одиночку, никогда не играл без участия мысли или, иначе, чтобы ребенок никогда не играл без того, чтобы его душа определенно осязала и понимала то, что он изобразит вне себя.

...Мы высказали выше, что начало игры определяется потребностью, случаем, свободной игрой. Теперь мы хотим выдвинуть и принять дальнейшее, второе и притом непосредственно примыкающее к нему условие. Мать должна взять игральный ящичек, поставить его крышкой на стол, вытащить из-под него крышку и затем поднять вверх и самый ящик. Тогда перед ребенком на столе окажется кубик... Тогда мать посредством слова тотчас превращает кубик в кухонный очаг, вообще в очаг для варки и разведения огня, на котором готовится суп для проголодавшегося ребенка и варится пища для папы, когда он вернется с работы; огонь горит в середине очага на плите. Можно обойти кругом очага, чтобы получше раздуть огонь и старательнее заняться приготовлением кушаний...

ОТНОШЕНИЕ И СВЯЗЬ ИГР МЕЖДУ СОБОЙ

Уже при играх второго дара мы высказали положение, что выступление на сцену этих игр отнюдь не прекращает совместного с ними пользования играми первого дара, но что те и другие игры не только могут, но и должны идти параллельно друг с другом, чередуясь в зависимости от потребностей ребенка и способствуя выяснению и более всестороннему и жизненному применению друг друга. То же самое говорили мы и при изображении игр третьего дара, в особенности по отношению к непосредственно предшествовавшим им играм второго дара. Но еще более необходимо подчеркнуть это положение здесь, при играх четвертого дара по отношению к играм третьего дара, так как игры того и другого дара особенно взаимно выясняют и оживляют друг друга, освежая и укрепляя постоянно заново дух и жизнь ребенка. Поэтому, если есть налицо двое или более детей приблизительно одинакового возраста, т. е. в возрасте 2—4 лет, то они могут по прошествии некоторого времени меняться своими игральными ящиками. Но желательно при этом, чтобы каждый из них предварительно привел свой ящичек в полный порядок, запаковал его и в таком виде передал другому, а не просто уступил бы ему в беспорядке один материал для игры, т. е. 8 кубиков или 8 брусочков. Это существенно необходимо ввиду того, что детям нужно внушать постоянное уважение и даже любовь к их игрушкам, пробуждать и поддерживать в них чувство порядка...

Глава XII ПЯТАЯ ИГРА РЕБЕНКА. ИЛИ КУБИК, ДВАЖДЫ РАВНОМЕРНО РАЗДЕЛЕННЫЙ ПО ВСЕМ НАПРАВЛЕНИЯМ НА МАЛЕНЬКИЕ КУБИКИ, КОТОРЫЕ В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ ДЕЛЯТСЯ НАИСКОСЬ ПО ДИАГОНАЛИ ПОПОЛАМ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИГР ЭТОГО ДАРА ИЗ ПРЕДЫДУЩЕГО, ИЗ СУЩНОСТИ РЕБЕНКА И ОКРУЖАЮЩЕГО ЕГО ВНЕШНЕГО МИРА

...Последним средством для игры в ряду игр с кубиками был кубик, однажды разделенный по всем сторонам. Но естественный прогресс бывает от одного к двум. Следовательно, и следующим средством для игры будет кубик, разделенный дважды по каждой стороне, т. е. разделенный по всем направлениям на 3 равные части, а всего на 27 равных кубиков. Но так как таким образом достигается только увеличение числа кубиков, а не развивающее расширение игры, то необходимо еще новое... развитие. Это мы и находим в наклонном делении кубика.



Требуется наклонность по следующему соображению: вертикальное и горизонтальное направления подходят, правда, под общее понятие прямого направления, но в то же время они противоположны друг другу. Но противоположности по общим законам развития требуют чего-нибудь посредствующего между ними. Посредствующим между прямыми направлениями будет наклонное. Следовательно, наклонность и будет требуемое прямизной направление.

Наклонность дана и намечена в предыдущих играх, коренится и имеет зародыши в них... особенно в формах, взятых из жизни, и в формах красоты, где соединяется поверхность с ребром или ребро с поверхностью и таким образом в противоположность прямому направлению является наклонно.

Итак, требование следующего средства для игры состоит в том, чтобы наклонность, которая в предыдущей игре являлась только мимоходом, теперь была бы постоянной принадлежностью игры. Но как же наклонность может являться постоянной принадлежностью игры?

Это происходит следующим образом: кубик разделяется посредством двух своих параллельных между собой боковых диагоналей или в одной из своих боковых плоскостей на две равные части, из которых каждая является двухсторонней и односторонней прямолинейной призмой.

Это деление кубика требуется как с внешней, так и с внутренней стороны, со многих точек зрения. Спрашивается теперь, сколько раз должно быть произведено деление? Во-первых, оно должно быть не только односторонним, т. е. должно давать в результате не только половинки, но оно должно быть в кубике двухсторонним, т. е. давать в результате четверти кубиков. Далее спрашивается, на скольких кубиках должно быть выполнено каждое из этих делений? Так как основное число всей суммы есть три, то ответ лежит в самой сущности дела: 3 кубика делятся каждым из указанных способов; так что, следовательно, в третьей части кубика остаются целыми три частичных кубика; три частичных кубика являются разделенными пополам и три — разделенными на четыре части.

Поэтому пятый дар игр состоит из 21 целого или неразделенного кубика, из 3 разделенных пополам и из 3 разделенных на 4 части по своим косым или боковым поверхностям кубиков, которые все вместе опять образуют один целый главный кубик, равный 3X3X3= 27 частичным кубикам.

Это — о внутренней сущности, о законах образования, а также о внешних качествах и составе пятого дара игр.

ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ ЭТОЙ ИГРЫ

Она начинается всегда с ясного обозрения всего кубика как единого и со всех сторон равномерно замкнутого в себе целого, следовательно, с ясного представления плотно сложенного кубика. Это достигается очень легко тем, что при укладывании кубика в ящик кубики, разделенные на части, кладут в ящик прежде всего или на самый низ, и именно так, что кубики в делениях какого-нибудь одного рода кладут в один и тот же ряд. Поэтому, следовательно, дно ящика займет ряд неразделенных кубиков, ряд разделенный пополам и ряд разделенных на четыре части! Остальные 18 целых кубиков заполняют остальное пространство а ящике... Перед играющим ребенком явится целый кубик, расположенный в отличном порядке... Хорошо, если игрушка дается ребенку постоянно приведенной в порядок... Хорошо, если ребенок начинает игру с обзора целого, замкнутого в себе простого единства и уже как бы из него развивает свои духовные образы, свои смутные представления... Существенно важно, чтобы играющий ребенок постоянно ясно мог обозреть материал для игры, расположенный по содержанию, чтобы благодаря этому в нем непроизвольно создавался и план его употребления...

Трудно привести все возможные изменения, как они ни легко расчленяются в построении. Главные изменения могут происходить: во-первых, посредством разделения обеих половин и затем посредством соединения их в один прямоугольный треугольник...

ШЕСТОЙ ДАР

КУБИК, РАЗДЕЛЕННЫЙ НА 27 КИРПИЧИКОВ, ИЗ КОТОРЫХ

3 РАЗДЕЛЕНЫ ПОПОЛАМ ВДОЛЬ И 12 РАЗДЕЛЕНЫ ПОПОЛАМ ПОПЕРЕК

Теперь, так как мы уже дошли до известного пункта в изложении изобразительных игр на материале и посредством этого материала, мы обращаемся к совершенно особенному рассмотрению и изложению чисто подвижных игр.

Конечно, прежде следовало бы поместить изложение шестого дара, т. е. кубика, разделенного на 27 кирпичиков, из которых 3 разделены пополам вдоль, а 12 разделены пополам поперек. Но требуемое со всех сторон рассмотрение и изложение подвижных игр было бы тогда передвинуто слишком далеко. Поэтому мы займемся ими теперь исключительно3...

Глава XIV

Предисловие

Всесторонне развивающие средства образования ребенка имеют именно то уже признанное благодатное свойство, что они в своем последовательном применении, исходя от простого и постоянно переходя к более сложному и многообразному, как для детей, так не меньше и для сил духа и сердца, а равно и для телесной деятельности ухаживающего за детьми взрослого, доставляют приятно освежающее и укрепляющее отдохновение...

А.

Руководящая нить в средствах для занятий вообще, равно" как и краткое введение в специальную часть.

1. Средства развития, изложенные особенно в отделе о матери неких и ласкательных песнях и в других местах обусловленные глубоко сущностью и ходом развития ребенка, исходят непосредственно из физической деятельности и духовного влияния человека, как единого в себе целого, и действуют непосредствен но на человека и его дух. Так же точно средства для занятий изложенные до сих пор, именно в трактовавшихся до сих пор дарах игр, основанные, как то указано, глубоко на природе ребенка, равно как и на свойствах вещей, исходят, как уже здесь повторяется не один раз, из посредствующего, телесного, материального, как такового, в его простейших заместителях, как мяч, шар, кубик и каток, как нечто нераздельное, в то время как дети рассматри вают их в их различных и противоположных, а также и в посредствующих свойствах и отношениях, в покое и движении и сообразно с этим обращаются с ними. Образовательный элемент для чувств и членов здесь заключается в том посредствующем, которое существует между развитием и занятием, единым и неделимым духовным и телесным.

2. Прогресс в данном случае идет по господствующему закону противоположности от неделимого к делимому, и именно сна чала от однажды разделенного к многократно, но всесторонне разделенному, от кубической формы к образованию брусков и от прямого деления к косому. Это известные дары игр от третьего до шестого включительно.

3. От брусков средства для игры поднимаются к площадкам а именно сначала к прямоугольным или четырехугольным и затем к косым или к треугольным. Понимание их различных положений и отношений друг к другу обусловливает их различный вид, их применение и их различное действие на ребенка.

Они образуют своеобразный и внутренне сплоченный ряд допускающих многосторонние образования и потому совершенно особенно развивающе-воспитательных, равно как и приятно-поучительных игр со складыванием.

4. Через посредство образования брусков и площадок физическое деление спускается к палочкам, и именно сначала к палочкам длиною в удвоенный кубик или в простой брусок. Употребление этих палочек состоит:

а) в разнообразном складывании их между собою в известные уже формы жизни, красоты и познания, среди которых можно, если угодно, различать формы числа и формы счисления, равно как й формы письма и Чтения и т. д., и

б) в прочном соединении палочек в замкнутые фигуры или поверхности посредством соединяющего тела, горошины или пробки.

Для подвижного соединения отдельных палочек идут вместо них:

5. Лучинки, или драни, длиною в восьмерной кубик или в четырехкратный брусок и шириною самое большее в половину кубика. Занятие с ними и есть так называемое устройство границ, подобно тому как предшествующее занятие называется работами с горохом.

6. Соединение палочек, получаемое при устройстве границ, как неделимое, но подвижное целое, приводит к занятиям с расчлененной палочкой, при занятии с которою одна форма развивается из другой, причем более сложная форма становится более простой.

7. Устройство границ и применение расчлененной палочки при-водят к занятиям с неделимыми, сложенными в длину лоскутками бумаги, или к нанизыванию, исходящему в своем сложении и сплетении их из простых форм и условий или также в соединении простых цветных лоскутов бумаги в форму ткани; это приводит к плетению, а плетение образует переход к следующему.

8. Посредством всего вышеизложенного деление и расчленение целого приводит к целому в наблюдениях тел и поверхностей, но и то и другое бывает наглядно и таким образом направляет взгляд на внутренность тела.

9. От этого деления и обратного соединения разделенного материала дело идет дальше: к превращению этого материала в различные формы, но при неизменной массе или действительно постоянно равном себе целом.

...10. Следующее теперь в постоянном ряде развития занятие детей состоит естественным образом в соединении обоих предыдущих, т. е. в соединении отдельного и постоянного, или при постоянной массе тела это будет отрезыванием или изрезыванием на куски, а при постоянной поверхности (бумаги) — вырезыванием.

...Из всех намеченных здесь, постоянно находящихся в связи занятий и работ детей и юношества мы подчеркиваем только одно.

СКЛАДЫВАНИЕ ИЗ БУМАГИ

Это — развивающее, воспитывающее, интересное и поучительное занятие для детей от 5 до 7 лет и больше, при внимательном содействии со стороны взрослых руководителей.

...Оно исходит от определенной и данной формы.

Простейшая форма, если исходить из самого внутреннего ее основания и закона, есть квадрат, или форма, определяемая четырьмя равными сторонами и четырьмя равными углами — внутренними и внешними. Хотя треугольник или даже правильный треугольник, состоящий из трех равных сторон, трех равных углов — внутренних и внешних — по числу является более простой и первоначальной формой, однако, по существу... будет позднейшей, производной формой.




СКЛАДЫВАНИЕ ИЗ ПАЛОЧЕК

Глава XV СКЛАДЫВАНИЕ ИЗ ПАЛОЧЕК

...Как и всякое средство для игры, или игрушка, которая является в цикле игр и занятий, так же точно и палочки, игра в палочки и собственно складывание из палочек никоим образом не вводятся в игру произвольно или совершенно случайно, но они появляются в цикле игр и занятий, как и всякая другая игра, с внутренней необходимостью в своем, специально предназначенном для них месте, вполне оригинально, — что очень замечательно; благодаря этому они выступают на сцену в том именно возрасте и в ту пору развития ребенка, когда он достигнет силы и способности во всех отношениях не только играть с ними в обыкновенном смысле слова, но действительно осмысленно, а следовательно, и образовательно заниматься ими. Итак, игра в палочки вырастает с возрастающим совершенством после начала пятого года и в течение пятого года ребенка и даже при дальнейшем возрастании его.

Отсюда вытекает ясно, что следует с ребенком, если желательно , добиться от него здоровых и жизненных результатов этой деятельности, начинать складывание из палочек не раньше, чем он получит соответствующее предварительное образование из занятий предшествующими играми. Способности представления, воспоминания, абстракции и творческого изображения должны достигнуть в ребенке уже известной силы и степени образования: иначе получается и для этой ступени слишком незначительные и полузрелые плоды, и занятия ребенка этой игрой на такой слишком ранней ступени принесут ему скорее вред, чем пользу. Именно в ребенке скоро образуется убеждение, что, так как с его еще неразвитой, слабой силой ничего нельзя воспроизвести с помощью этого средства для игры, то из него и вообще ничего сделать нельзя, и он относится к этому средству для игры слишком равнодушно.

Глава XVI. СТРАСТЬ РЕБЕНКА РИСОВАТЬ

...Первым предметом, обнаруживающим стремление ребенка к деятельности, к занятиям и даже уже к действительным картинным изображениям, являются его собственные члены, часто даже все его тело: он складывает свои маленькие пальчики и ручки в различные положения и старается с помощью их, равно как и с помощью всего своего тела, изобразить различные предметы. Это и есть, так сказать, первоначальное развитие и снабжение членов и тела способностью к творческим изображениям посредством других предметов и на других предметах.

Другие предметы опять-таки бывают прежде всего телесными, массивными, такими, которые можно схватить рукою, прочными. Первоначально они подвергаются со стороны ребенка испытанию относительно своей самостоятельности, подвижности, податливости, соединимости, возможности легко сложить их и снова разделить на части. Поэтому шары, брусочки из дерева, камни, мяч бывают первыми игрушками детей.

...Однако уже со второго или определеннее с третьего года на место этих массивных и телесных, прочных предметов для игр в двух различных направлениях становятся другие: во-первых, это будет хотя еще более массивный, но тем не менее легче поддающийся дав¬лению материал — мягкая глина и сырой песок, даже вода со своею подвижностью, со своей текучестью, при которой ею легко управлять, и воздух со своею двигательною и вертящею силою; затем следуют менее массивные, телесные предметы: плитки, дощечки, гладкая бумага или палочки и нитки. Наконец, такими предметами будут: сухой песок, опилки, пыль, так называемое тусклое или матовое стекло; предметы, которые, стираясь, оставляют след — грифельная доска и грифель, бумага, карандаш красный или цветной карандаш, наконец, цветные жидкости, т. е..самые краски. Поэтому охота ребен¬ка к рисованию вообще и к рисованию красками, и то, и другое составляют существенно развивающее средство при воспитании и образовании человека и ребенка. Но не менее важно также пение. В самом деле, тон, легковоспроизводимый и легкоисчезающий, раздающийся тон, воспроизводимый собственной гортанью и своими органами, или производимый звучащими и звенящими предметами — стеклом, колоколом, металлом, должен служить для творческих изображений внутренних представлений, ощущений, чувств и даже мыслей.

И таким образом мы видим, как с подъемом, как бы с воодушевлением материала для игры, предметов для игры, игрушек, обнаруживается и прогресс в творческих изображениях ребенка.

...Что дает общая мать-природа своим детям для проявления их внутреннего мира, то же самое должна доставлять детям и сознательная любовь родителей, любовь и благоразумие взрослых — детям живущего на земле человеческого рода для свободного воспроизведения их существа. «Нарисуй мне мышку, домик, нарисуй мне красками птичку, цветок» — эти выражения бывают первыми просьбами ребенка, как только он может выразить словами свое желание, свое внутреннее стремление. А также и следующая просьба: «Расскажи мне историйку», или определеннее: «Расскажи мне историйку о птичках, которые любят свою мать». В самом деле, с помощью того и другого возрастает стремление к картинности, сила творчества в ребенке, и таким образом, как только он в состоянии овладеть пригодным, способным к представлению предметов, послушным материалом, он старается проявить свое стремление и силу в картинах, образах и творчестве, в занятиях самого разнообразного рода.

Хотя все то, что делает ребенок, даже его игра с предметами, которые Легко схватить рукой, с предметами материальными: с кубиками, брусочками, камешками и т. д., есть, так сказать, раскрашивание, рисование своего внутреннего мира, т. е. того, что живет в нем, и есть творчество из себя, однако раскрашивание и рисование и в более узком смысле, хотя бы это было, как раньше уже упомянуто, только рисованием на земле или на стекле, на которое надышали, привлекает прежде всего и постоянно все больше и больше ребенка, как средство изображения его внутреннего мира. А почему? Потому что оно дает действующему в ребенке стремлению и побуждению к видоизменению форм всестороннее удовлетворение, так как он мо¬жет изобразить с помощью его с таким же успехом звезду, которая светится там на небе, как и цветок, который цветет на его грядке, дерево, которое величественно растет в его лесу, и певчую птичку, которая на нем сидит или, распростерши крылья, поднимается в воздух... Благодаря тому, что сила рисования была познана не вполне и на ее укрепление и дальнейшее упражнение не обращалось общего внимания, как на неразрывное звено истинно человеческого образования, и оно не рассматривалось, как существенное воспитательное средство образования человечества, — человечество, и прежде всего дети и юношество, были до сих пор лишены одного из самых сильных средств обучения.

Именно рисование, как бы ни была мала при этом необходимая затрата сил, все-таки при своем применении и выполнении принимает во внимание всего человека, а вместе с тем и ребенка во всех отношениях его развития и образования. Уже правильное держание рисовального карандаша и руки для того, чтобы ими пользоваться свободно, требует правильного, соразмерного и свободного держания всей правой руки; а это необходимо, в свою очередь, требует соответствующего положения остальных членов и всего корпуса рисующего ребенка, если он желает изобразить то, что он в данную минуту творит при свободной деятельности тела и со свободным духом. В самом деле, свободное и ловкое держание корпуса необходимо предполагает, в кругу этой деятельности, свободный и ловкий ум, так как они оба взаимно обусловливают друг друга.

Итак, подобно тому, как истинное, свободное и красивое рисование требует всестороннего развития членов, а также и корпуса, так же точно требует оно и свободного, ловкого применения чувств и притом также и чувства слуха и чувства осязания не менее, чем чувства зрения. Но также эта всесторонне удовлетворительная предварительная подготовка корпуса, отдельных членов и чувств, а следовательно, и развитие их в целях рисования, требует гармонически развитой души, чувствующего и ощущающего сердца, равно как и мысленно сравнивающего, рассуждающего и познающего ума, сформированного суждения, правильного заключения и, наконец, более или менее ясного, постепенно образующегося, по крайней мере, во время изображающей деятельности понятия о том предмете, которому нужно придать ту или другую форму.

...Однако ребенок живо увлекается как природой, так и людьми, равно как и человеческой жизнью и местом ухода за ним, домом. «Нарисуй мне домик». Эту просьбу ребенка мы уже раньше подчеркивали, и он старается сам исполнить это желание. При этом предъявляются, однако, совершенно новые и существенно различные требования к ребенку: более тонкое понимание различных положений и направлений, в особенности прямых линий, и прежде всего вертикального и горизонтального направления как определяющего для остальных наклонных и косых линий; затем отношение отдельных элементов как членов целого к объединяющей и опять-таки обусловливающей средине: точке, линии и т. д., наконец, самое последнее, точное понимание относительной величины посредством точного сравнения с постоянной и определенной, измеряющей линией.

Три этих неотложных требования правильного и красивого рисования: положение, или направление, величина и отношение с их выполнением предполагают совершенно особенное развитие глаза, как органа соразмеряющего. От глаза и его правильного восприятия должно исходить поэтому и выполнение этих требований, равно как изображение и выполнение самой линии, зависящее также от развития руки, всех ее сочленений и связанной с ним выработки положения всего корпуса.

Но элементом, в последней стадии воспринимающим, сохраняющим и как бы отражающим в глазе внешний мир, является Сетчатая оболочка глаза. Имя и самый предмет показывают нам здесь замечательным образом путь, на котором взрослому человеку и ребенку следует развивать свой глаз и его чувствительность для усвоения и изображения сравнительно правильных положений, величин и объединяющих, т. е. относительных, центров. Это — как бы объективно поставленная вне ребенка сетчатая оболочка, данная ребенку поверхность сетки, на которую он смело может накладывать и тем доводить до своего сознания сначала линии как условие ограниченных форм плоскости, а именно прямые линии различного направления и длины, именно с помощью просто прогрессивного увеличения измеряющей, сравнительно очень маленькой линии; линии первой, простой длины. Позже отсюда выходит и более тонкое толкование, и сознательное, правильное изображение кривых линий, в особенности линий круга.

Это увеличение первоначальной, простой, измеряющей, сравнительно очень маленькой длины, прежде всего прямых линий, надо замыкать линиями упятеренной длины или величины первоначальной, служащей мерилом длины линии, для ребенка определяемой числом пальцев на каждой руке.

Для представления такой поверхности сетки, рассчитанной на развитие глаза рисующего ребенка, для понимания и изображения отношений между линиями по направлению, по длине и по величине служит лучше всего гладкая аспидная доска, на поверхности которой с помощью нацарапывания вертикальных и горизонтальных линий перевернутым острием острого ножа или острого гвоздя на расстоянии, постоянно равном 1 см, намечена видимая для глаз сеть.

Расстояние от одной из параллельных линий до следующей обозначает прямую линию простой длины, или величины, и так последовательно до пятой линии, или пятого расстояния, когда оно обозначает прямую линию упятеренной длины, или величины.

Как сознание ребенком или постепенное сознавание им своей рисующей, изображающей силы начинается с изображения и толкования прямой линии вообще, так понимание и изображение, рисование прямой линии начинается с вертикальной линии, и все отношения по величине и соотношению выводятся сначала с помощью вертикальной линии, прежде чем перейти к горизонтальной и к другим видам наклонных линий.
Итак, сначала многократное черчение

горизонтальной линии простой,

двойной и т. д.

и наконец пятерной


длины, или величины

постоянно в равных рядах, каждый раз находящихся друг от друга на расстоянии двух горизонтальных линий.

XVII ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ КАК ЦЕЛОЕ, ВЫВОДИМОЕ ИЗ ЖИЗНИ РЕБЕНКА, И НАКЛОННОСТИ ЕГО К ИГРЕ

«Малютка желал бы также путешествовать».

Каждое прочное и самостоятельное движение ребенка, движение или всего его тела, или одного из его членов, доставляет ребенку радость уже благодаря чувству силы, которое оно в нем возбуждает. Таким образом, доставляет радость ребенку уже простое хождение. Оно дает ребенку троякое чувство и сообщает ему сознание, что он может двигаться, что он может передвигаться с одного места на другое, и, наконец, что он, таким образом, может дойти до чего-нибудь, что он может, таким образом, добиться чего-нибудь.

...Следовательно, даже самый маленький ребенок ходит и расхаживает уже охотно в сознании своего малейшего обладания искусством ходить, т. е. он изменяет с удовольствием на разные лады все отношения, в которых он находится к предметам и предметы находятся к нему, чтобы достигнуть ясного самопознания и самопонимания, равно как и знания и понимания предметов, и, таким образом, наконец, достигнуть знания и понимания окружающего его и внешнего мира, и каждый маленький путь для него образовательное путешествие, и каждый предмет — Америка.

ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ С ПЕНИЕМ

Та особенная радость, которая после многолетнего опыта всякий раз снова светилась в детях при этих играх, и то блаженство, которое неоднократно представляла жизнь в кругу детей, возбуждали во мне очень часто вопрос: что же это такое, что производит такое действие в этих играх? Я смотрел, как дети двигаются, и приходил к заключению, что есть определенный закон, по которому они двигаются. С этими движениями связываются маленькие рифмы. Эти рифмы звучат в пении; движение, рифма и звук — все это связано воедино; телесная, духовная и моральная деятельность — все соединено в прекрасном целом. Также соединяется ребенок, в свою очередь, со своими товарищами по игре, а эти последние — со своим учителем. Да, со всех сторон здесь проглядывает единство жизни, гармония, полная жизни, также и в детях, как навстречу им.

…Первая игра, которую я намерен сообщить здесь, есть хороводная пляска. Именно я вывел взаимное отношение точки соприкосновения в жизни хоровода и центрального его пункта. Образуют круг, ставят затем в середину его ребенка поближе к остальным детям, т.е. удаляют его немного от центра. Все дети затем напевают этому ребенку, делая в то же время пригласительные жесты рукой:

Где же средина?

Ты покажи нам!

Будем ходить,

Круг свой водить!

Затем ребенок становится на средину и поет:

Вот где средина (при этом он указывает на то место, где он стоит)

Здесь вот — ваш круг (при этом он указывает кругом на круг, который образуют остальные дети).

Дружно кружитесь,

Пойте все вдруг!

Затем он останавливается и ударяет в ладоши, а остальные дети кружатся вокруг него и поют:

Кругом, кругом! В кругу — все мы,

В кругу — все мы, все мы — в кругу!

Движение кругом сначала может быть совершенно свободно, но в последствии должно выполняться под такт песенки. Когда песенка будет спета два раза, то круг останавливается, а центр двигается дальше.

Вторая игра есть также хороводная пляска, которая может быть прекрасно выполнена при приветливом и приятном блеске солнца. Целое носит спокойный, объединяющий характер.

XVIII

САДЫ ДЕТЕЙ В ДЕТСКИХ САДАХ

Высокая важность знакомства и искреннего единения человека и ребенка с природой в целях развития ребенка и воспитания человека сообразно с его предопределением к образованию народов и человеческого рода, с его признанием уже неоднократно и многосторонне подчеркивалось в этом труде; а это знакомство в свою очередь действительно составляет, с одной стороны, прочную основу продуктивного и благодатного воспитания и образования отдельного человека, а равно и всего человеческого рода. Ибо мы не можем понять природы в целой ее сущности определеннее и во всех ее отношениях удовлетворительнее и полнее, если мы не будем рассматривать ее как непосредственное проявление дел божиих, как первое проявление бога. Но мы еще не обнаружили этой важности на внешнем, на предметах, еще не развили ее в подробностях; а эта важность развивается и проявляется в превращении (эволюции), в развитии природы, в особенности в наблюдении этого превращения и развития в природе сравнительно с наблюдаемым превращением и развитием человека, а следовательно, прежде всего, сравнительно с собственным превращением и развитием.

Но если такое сравнительное наблюдение важно для взрослого человека самого по себе и вообще, то оно особенно важно для человека, понимаемого преимущественно в его превращении и развитии, т. е. для ребенка, для юношества. Следовательно, удовлетворительное и всестороннее воспитание и, стало быть, сущность детского сада настоятельно требуют, чтобы ребенку дана была возможность к этому.

Слово «детский сад» говорит нам даже, «как?» и «какими средствами?» должно достигнуть этого, если мы обратимся к нему за помощью: — в саду детей; нам нужен детский сад, вполне выработанная идея детского сада. Ясно выраженная мысль о нем требует, следовательно, необходимо сада и в нем с такою же необходимостью — садов для детей. Однако не только из вышеприведенных оснований, но и из оснований общественной и гражданской совместной жизни вытекает необходимость требования связывать с детскими садами и сад для детей. Человека, ребенка как члена человечества, и притом в очень раннем возрасте, не только нужно признать и рассматривать как отдельное лицо и нечто самостоятельное, а равно и как члена общей жизни большого масштаба, но он должен и сам себя признавать и заявлять о себе, как о таковом. Это взаимодействие между отдельным элементом и единением элементов, между членом и целым нигде так хорошо не выражается, нигде не бывает более полно жизни и более определенно, как в общем уходе за природой и растением, в общей обработке сада, в котором ясно выражается именно отношение общего к частному, т. е. оно проявляется, так сказать, в общественном домашнем саду, в котором, однако, каждый ребенок имеет свое местечко для собственного садика. Но здесь, в садах детей, в детском саду, где есть много детей и где они и их сады составляют как бы главную суть дела, устройство их должно быть изменено. Здесь садики и грядки детей должны быть окружены общим садом, подобно тому как частное, поддерживаемое общим, покоится в нем, а общее, поддерживая это частное, окружает его.

Этот сад детей, кроме общей цели, отношения частного к общему, члена к целому, должен изображать в то же время как бы отношение ребенка к семейству, гражданина к общине, должен быть по существу не только развивающим, воспитывающим и поучительным в деле понимания отношений, но и в понимании вещей, а здесь именно в понимании плодов и растений. Это достигается тем, что ребенок вызывается на сравнение; и это проявляется, в свою очередь, таким образом, что предметы, в данном случае плоды и растения, стоят рядом друг с другом для сравнения. Из всего этого для разделения земли и почвы или места для садов детей в детском саду можно бы вывести и установить следующие основания:

I. Все пространство сада для детей наиболее целесообразно будет выбрать в форме прямоугольника; не исключаются, однако, и другие простые формы, круги и овалы, Однако они, по-видимому, не так соответствуют общей цели, в особенности при многих детях,/ как прямоугольники.

II. Это общее пространство должно распадаться на две части! на часть для общего и на часть для частного, т. е. для детей, или, иначе выражаясь, на часть для целого и на часть для отдельных членов, т. е. опять-таки для детей.

III. Часть для общего будет обнимающею и как бы охраняющею, а часть для детей — обнимаемою, охраняемою.

IV. Детей нельзя, да и отнюдь не следует вводить посредством этого сада во всю совокупность мира растительного, но их нужно только познакомить с той частью его, которая ближайшим образом служит для человеческих потребностей, следовательно, с полевыми и садовыми растениями в узком смысле. И таким образом земля общего сада могла бы быть разделена на землю сада и полевую землю.

V. Земля сада разделяется в свою очередь, так сказать, на цвет¬ник и на огород.

VI. Поле разделяется на землю для масляничных растений, для злаков, для стручковых, для клубневых, для репных и для трав вообще и, наконец, на поле для кормовых трав.

VII. Смотря по тому, как мы распорядимся землею, можно дать детям больший или меньший клочок земли для их садика, можно даже каждому ребенку уделить особый отрезок садовой земли. Если детей много, а пространство земли ограничено, то можно ограни¬чить и пространство земли на каждого в отдельности, можно даже двум детям дать маленький клочок земли. Соединение детских садов по два также имеет свои хорошие стороны: оно учит уживчиво¬сти, и каждый ребенок становится тогда как бы богаче тем, что имеет его сосед на своей грядке или части грядки.

Где достаточно земли, т. е. грунта и пахотной земли, там можно каждому ребенку дать 1 м2 поля; где меньше земли, там двое детей могут поместиться вместе на продолговатом прямоугольнике в l 1/2 м2. Однако где число детей велико, а поля, подлежащего раздаче, мало, там и двое детей могут обойтись 1 м2 поля.

VIII. Дорожки, которые разделяют и снова соединяют целое, будут или главными дорожками, или второстепенными дорожками между отдельными грядками. Эти последние дорожки могут быть шириною в 25 см. Но хорошо, если можно сделать главные дорожки шириною, по крайней мере, в 1 м, чтобы на них могли разойтись 2 ребенка.

Это — относительно разделения и употребления земли вообще. В частности, нужно заметить еще следующее.

На отведенных в собственность детям грядках они могут сажать, что и как хотят, а также обходиться с растениями, как им угодно, чтобы они на опыте из неуместной рассадки узнали, что и с растениями следует обходиться только внимательно и правильно. Это показывается им на растениях общего сада, за которыми они должны ухаживать аккуратно, чтобы их можно было спокойно наблюдать во время их развития от семени до нового семени, на протяжении их зарождения, роста, цветения и поспевания.

При обсеменении, возделывании и засаждении общего поля показываются, следовательно, и различные семена растений детям для сравнения, сопоставляются между собой, отыскиваются об-щие, равно как и отличительные признаки их, чтобы ребенок был в состоянии назвать различные растения и отличить их семена друг от друга. Летом и осенью, по достижении зрелости, семена вновь собираются и сохраняются для употребления зимою и для нового посева весною, по возможности, в бумажных ящичках, которые заблаговременно приготовляются самими детьми.

...С растениями, которые высаживаются в сад уже взрослыми непосредственно из других мест, поступают подобным же образом, т. е. наблюдают их сравнительно.

Каждый владелец отдельного садика должен заботиться о том, чтобы содержать садик или грядку в чистоте и в постоянно хорошем состоянии. О содержании в чистоте и в хорошем состоянии общего сада должны заботиться все сообща или по нескольку, попеременно; в особенности рекомендуется заниматься этим по определенным дням, например по средам и субботам, после обеда.

Чтобы при взгляде на растения и при наблюдении за ними у детей было тотчас под руками и их название, хорошо, если бы это название было написано на дощечке и дети могли бы прочесть во время своих игр и занятий это название на палочке при каждом ряде растений. Кроме того, благодаря этому становится рельефнее для детей ясное обозрение и полное проникновение в целое.

Также бывают многосторонние следствия, если грядка каждого ребенка обозначена его именем по только что указанному способу. Каждый ребенок тотчас находит грядку своего приятеля; каждый ребенок, имя которого находится над его грядкой, сейчас же получает заслуженную молчаливую похвалу или заслуженное молчаливое порицание, смотря по тому, небрежно или заботливо он за ней ухаживал.

Далее, ребенок, слабый в различении букв и в чтении, упражняется и в том и в другом, стараясь создать имена из букв.

Но, наконец, и в довершение всего ребенок получает посредством всего этого, как уже выше упомянуто, в узком смысле, полный обзор и ясный взгляд на целое, благодаря чему особенно развивается память во всех отношениях: память на места, на вещи и имена, память на свойства, а также и память на время, благодаря различиям в ступенях развития растения и в уходе за ним.

Всем этим отнюдь не исчерпывается значение и действие сада для детей: подобно тому, как ребенок видит в нем картину истинной семейной жизни, настоящей гражданской жизни, где целое и общее охраняет интересы единичного и частного, а последнее, действуя в обратном направлении, способствует интересам первого, так же точно он находит в каждом предмете, в его появлении, росте и увядании, т. е. в его развитии из одного элемента и новом возвращении к изображению одного элемента картину, отражение самого себя, которое способствует лучшему пониманию и более справедливому толкованию своих собственных поступков.

...Где существует детский сад уже много лет, там можно на 3-й и 4-й год сеять вместо культурных растений семена натуральных растений: травы, целебные травы и т. д., чтобы тем больше повысить знание природы и растений у ребенка.

Но, чтобы соединить приобретение познаний с поднятием настроения ребенка, можно, ввиду того что сравнительное изучение семенных и несеменных растений было общим, сделать также общим и как бы праздничным занятием сеяние семян и посадку растений. Однако чтобы придать этому занятию еще больше впечатления и выразительности, детская садовница сопровождает такое возделывание садика объяснительной, пробуждающей песенкой:

Отпустите нас в наш садик

Семена цветов посеять, —

Там — теплом весь воздух дышит,

Все растет и зеленеет!

Равно как и впоследствии, когда семена дадут росток и растение вырастет, дети поют:

В садик просим отпустить —

Наши клумбы посетить!

Вряд ли нужно говорить еще что-нибудь о действии и обратном воздействии такого ухода за природой и растениями на дух и познание ребенка, равно как на характер и чувство и даже на всю действительную и созидательную жизнь ребенка: ибо, кто находится среди целого и вырастает в нем и из него, тот должен, конечно, и понимать это целое. Поэтому родители, которые владеют садом, не должны никогда забывать этого, должны предоставлять своему ребенку или своим детям достаточно времени для ухода и устройства их маленьких гряд. Таким образом, они дадут им при условии некоторого простого, вполне естественного руководства источник для внутреннего, нравственного возвышения и укрепления.

Уже осмысленный уход за маленьким садом на окне или в горшке составляет для ребенка чистый источник нравственного облагораживания. Так образовательно влияет природа, оказывая свое воздействие посредством самого простого растения на того, кто рано открывает свое сердце и ум для ее благотворных влияний.

1 Приводим перечень распределения по темам 100 песен для игры в мяч: «Вступительные песни», «Песенки для игр»: «Игра в мяч на воздухе»; «Применение игры в мяч к отдельным детям»; «Цветной мяч»; «Странствование цветных мячиков»; «Разговоры о красках и цветах»; «Мяч на горизонтальной поверхности»; «Мяч на вертикальной поверхности»; «Мяч на кривой поверхности»; «Мячи на тесьме»; «Движение маятника»; «Плавательные движения»; «Качательные движения»; «Летательные движения»; «Пилообразные движения»; «Кругообразные движения»; «Заключительные песни». — Прим. сост.

2 Во второй дар входит, кроме шара и куба, еще и каток или цилиндр (как результат вращения куба). Все три тела снабжены проволочными петельками для подвешивания; куб и цилиндр имеют отверстия для вращения на палочке. — Прим. сост.

3 Шестой дар Фребеля не был описан, хотя он собирался это с делать. Помещаемые здесь строки – единственные касающиеся этого дара, предлагаемые в изложении Н. Тумим-Альмединген. – Прим. сост.



Источник текста
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации