Глазкова М.Е. Компенсация за нарушение разумного срока в арбитражном процессе: цели внедрения и проблемы правоприменения - файл n1.doc

приобрести
Глазкова М.Е. Компенсация за нарушение разумного срока в арбитражном процессе: цели внедрения и проблемы правоприменения
скачать (98 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc98kb.15.09.2012 00:45скачать

n1.doc

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА НАРУШЕНИЕ РАЗУМНОГО СРОКА

В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ: ЦЕЛИ ВНЕДРЕНИЯ

И ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
М.Е. ГЛАЗКОВА
В статье аспирантки Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ М.Е. Глазковой проанализированы предпосылки внедрения в российское законодательство института компенсации за нарушение права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок. Существенное влияние на данный процесс оказала практика Европейского суда по правам человека, выявившая структурные недостатки национального механизма судебной защиты и исполнения принимаемых судебных актов. Автор рассматривает ключевые вопросы действия института компенсации на практике и выделяет потенциальные проблемы.
Ключевые слова: компенсация, разумный срок разбирательства, исполнение судебных актов, Европейский суд по правам человека.
Compensation for the violation of the right to a fair trial within a reasonable time in arbitration process: purposes of implementation and problems of enforcement

M.E. Glazkova
In article of the post graduate student of the Institute of Legislation and Comparative Law of the Russian Federation Government M.E. Glazkova (e-mail: glazk@rambler.ru) the prerequisites of introduction into the Russian legislation of institute of compensation for the violation of the right to a fair trial within a reasonable time are analyzed. The practice of the European Court on Human Rights has had a significant impact on this process, because it identified the structural weaknesses of the national mechanism for judicial defence and enforcement of judgments. The author considers key issues of action of institute of compensation in practice and allocates possible problems.
Key words: compensation, reasonable time of trial, enforcement of the final judgments, the European Court on Human Rights.
Одним из важнейших факторов, определяющих эффективность восстановления нарушенных прав национальными судами, является своевременность судебной защиты. То есть, если разрешение дела судом и исполнение окончательного судебного акта осуществляется в разумный срок, правосудие можно считать отвечающим одному из критериев справедливости, признанных европейским сообществом. Согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека (далее - Европейский суд), главной целью закрепления требования разумности срока фактической реализации права на суд выступает максимально возможное сокращение продолжительности состояния "правовой неопределенности". Такое состояние возникает у лица в момент нарушения его прав или законных интересов и существует вплоть до окончательного разрешения спора (дела) и восстановления прав (в случае вынесения судебного акта в его пользу) либо мотивированного отказа в удовлетворении его требований (если таковые являются необоснованными). Негативный характер данного состояния заключается в том, что оно способно наносить как материальный, так и моральный вред лицу, в отношении прав или интересов которого длительное время существует неразрешенный спор (дело). В этой связи государства-участники Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), в том числе Российская Федерация, приняли на себя обязательство обеспечить на своей территории возможность реализации права на суд в разумный срок, а в случае его нарушения - компенсировать причиненный вред.

Одним из наиболее существенных недостатков в деятельности российских судов, снижающим эффективность правосудия, является нарушение разумного срока судопроизводства. Кроме того, практика Европейского суда в отношении Российской Федерации выявила одну из ключевых проблем реализации права на справедливое судебное разбирательство - систематическое длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных актов, что приводит к низкой эффективности механизма судебной защиты прав в целом.

В толковании Европейского суда право на суд включает в себя не только возможность обращения за судебной защитой в уполномоченный государственный орган, но и право на исполнение судебного акта, вынесенного по результатам рассмотрения такого заявления и имеющего законную силу. Таким образом, превышение разумных сроков рассмотрения дел в судах, неисполнение принятых судебных актов в разумный срок рассматриваются Европейским судом как нарушение закрепленного статьей 6 Конвенции права на справедливое судебное разбирательство. Многократное повторение установленных нарушений повлекло принятие в отношении Российской Федерации первого "пилотного постановления".

Так, при вынесении Европейским судом постановления, которое указывает на структурные или общие недостатки в национальном законодательстве или правоприменительной практике, и большом количестве аналогичных жалоб, государство-ответчик должно обеспечить заявителям (потенциальным и уже существующим) эффективные средства правовой защиты, позволяющие им обратиться в компетентный орган государственной власти. Такое быстрое и эффективное средство правовой защиты должно позволить лицу, чье право нарушено, получить возмещение на внутригосударственном уровне. Это соответствует принципу субсидиарности международного механизма контроля за исполнением обязательств, принятых государствами при подписании Конвенции.

Первое пилотное Постановление, принятое Европейским судом в отношении Российской Федерации по делу Бурдова <1>, красноречиво свидетельствует об отсутствии на национальном уровне эффективного средства правовой защиты в части исполнения принимаемых судебных актов. Нарушения, установленные в данном Постановлении, имели место несколько лет спустя после вынесения Европейским судом первого Постановления (от 7 мая 2002 г. <2>) в пользу того же заявителя по тем же основаниям, вопреки обязательству России принять меры общего характера для разрешения выявленной системной проблемы.

--------------------------------

<1> См.: Постановление ЕСПЧ от 15 января 2009 г. по делу "Бурдов против Российской Федерации N 2" // Российская хроника Европейского суда. Приложение к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Специальный выпуск. 2009. N 4. С. 79 - 106.

<2> См.: Постановление ЕСПЧ от 7 мая 2002 г. по делу "Бурдов против Российской Федерации" // Российская газета. 2002. 4 июля.
Проблемы, лежащие в основе неисполнения решений национальных судов в России, и принятые национальными властями меры были подробно рассмотрены в документах Комитета министров Совета Европы CM/Inf/DH(2006)45 от 1 декабря 2006 г. и CM/Inf/DH(2006)19rev3 от 4 июня 2007 г. Среди основных направлений совершенствования регулирования были предложены: улучшение бюджетных процедур и практического исполнения решений, подлежащих исполнению за счет средств бюджета; обеспечение эффективной компенсации за задержки (индексация, штрафные проценты, реальные убытки, пеня за задержку); повышение эффективности внутренних средств правовой защиты для надлежащего исполнения судебных актов; улучшение законодательной базы, регулирующей принудительное исполнение судебных актов; обеспечение эффективной ответственности государственных служащих за неисполнение судебных актов.

На необходимость создания компенсационных механизмов защиты права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок было указано также в Определении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2008 г. N 734-О-П "По жалобе гражданки В. на нарушение ее конституционных прав статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации" <3>.

--------------------------------

<3> СЗ РФ. 2009. N 5. Ст. 678.
Таким образом, принятие Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - Закон N 68-ФЗ) было обусловлено необходимостью выполнения обязательства создать эффективное средство правовой защиты в связи с выявленными в деятельности государственных органов системными нарушениями права на справедливое судебное разбирательство. Такое средство правовой защиты должно соответствовать европейским стандартам отправления правосудия, вытекающим из Конвенции в свете толкования ее норм Европейским судом.

В целях устранения вышеуказанных нарушений в рамках принятия мер общего характера в арбитражное процессуальное законодательство был внесен ряд изменений <4>. В частности, предусмотрено требование об осуществлении судопроизводства и исполнении принятых судебных актов в разумные сроки (ст. 2, ч. 1 ст. 4, ч. 1 ст. 6.1, ч. 3 ст. 14, ч. 2 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ) и определена процедура рассмотрения и разрешения вопроса о нарушении данного требования (ч. 3 ст. 34, ст. 274, ч. 2 ст. 292, ч. 6.1 ст. 299, ст. 303, ч. 2 ст. 304, ч. 3 ст. 319, гл. 27.1 АПК РФ).

--------------------------------

<4> См. статью 4 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 69-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" // СЗ РФ. 2010. N 18. Ст. 2145.
При этом, несмотря на корректировку арбитражного процессуального законодательства в свете принципа разумности срока "судебного разбирательства", по некоторым аспектам данного европейского стандарта правовые позиции Европейского суда и российское законодательство не совпадают. В частности, в соответствии с частью 3 ст. 6.1 АПК РФ разумный срок судебного разбирательства включает в себя период со дня поступления заявления в арбитражный суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного акта по делу. Таким образом, национальное законодательство при решении вопроса о содержании требования разумности срока ограничило продолжительность "разбирательства дела" исключительно судебными стадиями: принятия заявления к производству, подготовки дела, судебного разбирательства, обжалования принятых по делу судебных актов. В свою очередь, Европейский суд распространяет действие упомянутого стандарта в совокупности на досудебные процедуры, рассмотрение дела во всех инстанциях и исполнение решения <5>. Компромиссом между указанными подходами явилось отдельное закрепление в российском процессуальном законодательстве требования разумности срока исполнения судебного акта. Таким образом, на внутригосударственном уровне данный европейский стандарт как бы разделен на два элемента: разумность срока судопроизводства и разумность срока исполнения судебного акта.

--------------------------------

<5> См., например, пункт 98 решения ЕСПЧ от 28 июня 1978 г. по делу "Кениг против ФРГ" // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. М., 2000. С. 153, 154; пункты 32 и 35 Постановления ЕСПЧ от 21 апреля 1998 г. по делу "Estima Jorge против Португалии" // www.echr.coe.int; пункты 40 и 41 решения ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби против Греции" // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. С. 431.
В соответствии с практикой толкования Европейским судом данного принципа государство отвечает за необоснованную (вышедшую за пределы разумности) длительность разбирательства спора о правах, подлежащих судебной защите, если она была вызвана действиями государственных органов. На национальном уровне действие данного европейского стандарта распространяется на досудебное производство только по уголовному делу (ч. 2 ст. 123 Уголовно-процессуального кодекса РФ, ч. 1 ст. 244.1 Гражданского процессуального кодекса РФ в ред. от 30 апреля 2010 г.). Вместе с тем российское законодательство предусматривает необходимость соблюдения обязательной досудебной процедуры рассмотрения спора (при участии государственного органа) в сфере осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Так, к правоотношениям, возникшим с 1 января 2009 г., применяется обязательный досудебный порядок обжалования в вышестоящий налоговый орган решений о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или об отказе в привлечении к такой ответственности (п. 5 ст. 101.2 Налогового кодекса РФ). В данной ситуации досудебное рассмотрение спора происходит при непосредственном участии органа государственной власти и напрямую зависит от него. Таким образом, нарушение вышестоящим налоговым органом установленного законом срока на принятие решения по жалобе заявителя откладывает возможность обращения заинтересованного лица в арбитражный суд, т.е. в свете Конвенции и европейского стандарта разумности срока нарушает право на справедливое судебное разбирательство в разумный срок. В связи с этим представляется целесообразным и соответствующим европейским стандартам отправления правосудия распространение гарантий соблюдения разумного срока в арбитражном процессе не только на стадии судебного разбирательства и исполнения принятых судебных актов, но и на обязательные в силу закона досудебные процедуры урегулирования спора в государственных (в частности, административных) органах.

Существенным недостатком реализации принципа "разумности срока" в сфере правосудия является ограничение Законом N 68-ФЗ возможности получения компенсации за длительное неисполнение судебного акта в зависимости от источника средств такого исполнения. В частности, соответствующая компенсация может быть присуждена за длительное неисполнение не любых судебных актов, а только тех, которые предусматривают обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации (ч. 1 ст. 1 Закона N 68-ФЗ). Однако на практике нарушение права на исполнение в разумный срок судебного акта, не предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, зачастую является следствием неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей судебным приставом-исполнителем. При этом задача по осуществлению своевременного принудительного исполнения судебных актов возложена именно на государство в лице Федеральной службы судебных приставов и ее территориальных органов <6>.

--------------------------------

<6> См. статьи 2, 4, 5 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" // СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849; абзац третий ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3590.
Как разъяснил Конституционный Суд РФ в Определении от 3 июля 2008 г. N 734-О-П, право на судебную защиту (как и его конституирующий элемент - право на исполнение судебных решений) носит публично-правовой характер, поскольку может быть реализовано лишь с помощью государства, создающего для этого необходимые институциональные и процессуальные условия. Соответственно, по смыслу статьи 46 Конституции РФ и статьи 6 Конвенции нарушение данного права, исходя из его природы, возможно лишь со стороны государства как субъекта, призванного гарантировать и обеспечивать его реализацию посредством установления конкретных процедур, включая установление системы мер, позволяющих в своей совокупности организовать и обеспечить эффективное и своевременное исполнение судебных решений. В то же время в сфере исполнения судебных решений, вынесенных в отношении частных субъектов, ответственность государства ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения судебного решения и не может подразумевать обязательность положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника, а не от самой по себе системы исполнения судебных решений.

Таким образом, пределы ответственности государства за неисполнение принятого по делу судебного акта зависят от того, на кого направлены установленные судом меры. Если "обязанным лицом" является государство в лице своих органов, прецедентная практика Европейского суда исходит из того, что судебный акт должен быть исполнен в разумный срок независимо от проблем финансирования, сложностей межбюджетных отношений между государственными органами, а также предусмотренной национальным законодательством процедуры исполнительного производства и трудностей в деятельности соответствующих государственных служб по исполнению <7>. В данном случае государство обязано организовать работу системы таким образом, чтобы обеспечить координацию между различными органами государственной власти, ответственными за исполнение судебных решений, и гарантировать реальное исполнение в разумный срок.

--------------------------------

<7> См. Постановление ЕСПЧ от 14 июня 2005 г. по делу "Русатоммет против Российской Федерации" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 3. С. 43 - 48; Постановления ЕСПЧ от 24 февраля 2005 г. по делу "Плотниковы против Российской Федерации", от 18 ноября 2004 г. по делу "Вассерман против Российской Федерации", от 24 февраля 2005 г. по делу "Кольцов против Российской Федерации", от 29 сентября 2005 г. по делу "Рейнбах против Российской Федерации" и др. // СПС "КонсультантПлюс".
Если же судебным актом предусмотрено совершение действий (в том числе выплата денежных средств) "частным лицом" - организацией, индивидуальным предпринимателем, физическим лицом, по долгам которого государство не несет ответственности, обязательство последнего по соблюдению европейского стандарта разумности срока ограничивается обеспечением эффективного действия механизма принудительного исполнения судебных актов, к помощи которого прибегает лицо, чьи права нарушены <8>.

--------------------------------

<8> См. Окончательное решение Европейского суда по правам человека от 18 июня 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы "Шестаков (Shestakov) против России" // Журнал российского права. 2002. N 11. С. 127 - 135.
Таким образом, Европейский суд хотя и ограничивает ответственность государства за несвоевременное исполнение (неисполнение) принятого национальным судом судебного акта, но все же распространяет данную ответственность на случаи некачественного функционирования внутригосударственного механизма принудительного исполнения. В этой части Закон N 68-ФЗ не решил существующую проблему.

В части определения подведомственности дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство и исполнение судебного акта в разумный срок Закон N 68-ФЗ предусматривает, что соответствующие заявления подаются в суд общей юрисдикции либо в арбитражный суд в зависимости от того, в суде какой ветви судебной системы было нарушено данное право или судебный акт какого суда не исполнен либо был исполнен с нарушением разумного срока. В системе арбитражных судов Российской Федерации в качестве суда первой инстанции указанные заявления подлежат рассмотрению федеральными арбитражными судами округов. Кроме того, требование о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок может быть изложено в заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора и подлежит рассмотрению по существу Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ. Если при отсутствии оснований для пересмотра судебных актов в порядке надзора имеются основания для проверки требования о присуждении компенсации, не рассматривавшегося ранее судом кассационной инстанции, ВАС РФ может направить дело в федеральный арбитражный суд округа.

Закон N 68-ФЗ предоставляет возможность обращения за компенсацией как после завершения судопроизводства или исполнительного производства по делу, так и в период длящегося судебного разбирательства или исполнения. В первом случае требование о компенсации может быть заявлено в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по делу, по которому было допущено нарушение разумного срока разбирательства, либо со дня окончания производства по исполнению судебного акта (в отношении нарушения права на исполнение в разумный срок). Во втором - заявление о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок может быть подано при соблюдении одновременно двух условий: продолжительность рассмотрения дела превысила три года и заявитель ранее обращался в суд с заявлением об ускорении разбирательства. Заявление о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок может быть подано в арбитражный суд не ранее чем через шесть месяцев со дня истечения срока, установленного федеральным законом для исполнения судебного акта.

В последнем случае возможность получения компенсации за нарушение разумного срока разбирательства дела ставится в прямую зависимость от соблюдения заинтересованным лицом процедуры ускорения судопроизводства "административным путем" - посредством обращения к руководителю суда. При этом аналогичного обращения по вопросу о нарушении разумного срока исполнения судебного акта не требуется. Представляется, что сама по себе возможность "ускорения" судебного разбирательства председателем соответствующего арбитражного суда ставит вопрос о пределах независимости и беспристрастности судьи при рассмотрении дела. В соответствии с частью 6 ст. 6.1 АПК РФ заинтересованные лица вправе обратиться к председателю арбитражного суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела, если после принятия искового заявления (заявления) к производству арбитражного суда дело длительное время не рассматривается и судебный процесс затягивается. В свою очередь, председатель арбитражного суда по результатам рассмотрения данного заявления может установить срок проведения судебного заседания по делу и (или) указать действия, которые следует совершить для ускорения рассмотрения дела (ч. 7 ст. 6.1 АПК РФ).

Принцип беспристрастности трактуется международным сообществом как обязанность судебных органов решать переданные им дела на основе фактов и в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам <9>. Таким образом, вмешательство председателя арбитражного суда в разбирательство дела даже с "благой" целью ускорения судопроизводства путем указания действий, которые необходимо совершить, не может рассматриваться как допустимое ограничение принципов независимости и беспристрастности суда в свете Конвенции. Кроме того, при разрешении вопроса относительно обоснованности требования о присуждении компенсации суд в любом случае будет оценивать не только действия государственных органов, но и поведение заявителя. Следовательно, возможность получения компенсации в результате намеренного затягивания процесса самим заинтересованным лицом будет исключена. Таким образом, требование закона об обращении к председателю арбитражного суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела как обязательном условии для истребования впоследствии компенсации представляется излишним.

--------------------------------

<9> См.: Основные принципы независимости судебных органов (приняты в г. Милане 26 августа - 6 сентября 1985 г.) // Международное публичное право: Сб. документов. Т. 2. М.: БЕК, 1996. С. 124 - 126.
Арбитражным процессуальным кодексом РФ закреплена процедура принятия к производству заявления о присуждении компенсации за нарушение права на суд в разумный срок. Соответствующее заявление подается через арбитражный суд, принявший решение, с учетом требований к содержанию, установленных статьей 222.3 АПК РФ. К заявлению о присуждении компенсации применимы процедуры оставления без движения и возвращения (ст. 222.5 и ст. 222.6 АПК РФ). При этом одно из оснований возвращения такого заявления имеет оценочный характер. Так, в соответствии с пунктом 5 ч. 1 ст. 222.6 АПК РФ арбитражный суд возвращает заявление о присуждении компенсации, если установит, что срок судопроизводства по делу или срок исполнения судебного акта с очевидностью свидетельствует об отсутствии нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. С большой долей вероятности можно утверждать, что данная норма вызовет трудности в правоприменительной практике, учитывая, что установление факта нарушения разумного срока судопроизводства или исполнения судебного акта основано на оценочных критериях.

В практике Европейского суда пока не выработаны четкие пределы разумности срока судебного разбирательства. При решении вопроса о нарушении права на суд в разумный срок используются такие критерии, как сложность дела, поведение заявителя и действия компетентных властей (в контексте их возможного влияния на затягивание судебного разбирательства или процесса исполнения судебного акта) <10>, важность рассматриваемого вопроса для заявителя <11>. При оценке степени сложности дела учитываются характер подлежащих установлению фактов, количество свидетелей, необходимость объединения дел, вступление в процесс новых лиц и другие аспекты. При определении разумности срока судопроизводства может учитываться также период рассмотрения запроса в национальном конституционном суде, если от решения последнего зависел "исход дела". В отношении оценки поведения заявителя Европейский суд придерживается позиции, что отсутствие действий, которые могли бы ускорить разбирательство, а также использование лицом всех средств правовой защиты, предоставляемых национальным законодательством, еще не свидетельствует о намеренном затягивании процесса <12>. Причинами нарушения разумного срока по вине государства, типичных для споров о гражданских правах и обязанностях, были названы перенос слушаний в ожидании результата рассмотрения другого дела, задержка в представлении доказательств государственными органами, нарушение установленных сроков судебной канцелярией или административными органами и др. <13>. При этом в качестве нарушения права на суд в разумный срок национальными судами Европейский суд рассматривает только случаи явной волокиты, длительного бездействия, способные скомпрометировать эффективность правосудия. Сама по себе продолжительность судебного разбирательства не свидетельствует о нарушении статьи 6 Конвенции.

--------------------------------

<10> См., например, Постановления ЕСПЧ от 5 октября 2006 г. по делу "Волович против России", от 13 января 2005 г. по делу "Раш против России", от 29 января 2004 г. по делу "Кормачева против России", от 15 июля 2002 г. по делу "Калашников против России" // www.echr.coe.int.

<11> См., например, Постановление ЕСПЧ от 9 декабря 2004 г. по делу "Евгений Степанович Бирюков против России" // www.echr.coe.int.

<12> См., например, Постановления ЕСПЧ от 15 июля 1982 г. по делу "Экле против ФРГ" (п. 82), от 15 ноября 1996 г. по делу "Четерони против Италии" // www.echr.coe.int.

<13> См., например, Постановления ЕСПЧ от 13 июля 1983 г. по делу "Циммерман и Штайнер против Швейцарии" (п. 29), от 10 июля 1984 г. по делу "Гинчо против Португалии", от 6 мая 1981 г. по делу "Бухольц против ФРГ" // www.echr.coe.int.
Критерии оценки арбитражным судом разумности срока судопроизводства или исполнения судебного акта, получившие закрепление в нормах АПК РФ (ч. 3 ст. 6.1, ч. 2 ст. 222.8, ч. 7.1 ст. 303), во многом основаны на многолетней практике Европейского суда. Среди них: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников арбитражного процесса, достаточность и эффективность действий суда (судьи), осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, достаточность и эффективность действий органов, организаций и лиц, на которые возложены обязанности по исполнению судебного акта, а также общая продолжительность судопроизводства по делу и неисполнение судебного акта.

В соответствии с частью 2 ст. 1 Закона N 68-ФЗ само по себе превышение установленного срока рассмотрения дела или исполнения судебного акта автоматически не переводит его в разряд неразумного. Вместе с тем большинство сроков в российском арбитражном процессе относятся к категории "установленных законом". Кроме того, в силу последних изменений законодательства сроки рассмотрения дел арбитражными судами были существенно увеличены, а также предусмотрена возможность их продления председателем суда. В этой связи разумный с точки зрения национального закона срок судопроизводства по делам, подведомственным арбитражным судам, фактически увеличился.

При рассмотрении заявления о присуждении компенсации арбитражный суд будет устанавливать факт нарушения права на судопроизводство и (или) исполнение судебного акта в разумный срок, исходя из доводов заявителя, содержания принятых по делу судебных актов, а также материалов дела. Учитывая оценочный характер критериев разумности срока, подлежащих применению при разрешении вопроса о компенсации, арбитражным судам следует еще на этапе рассмотрения дела уделять внимание как фиксации в материалах дела фактов затягивания процесса его участниками вследствие злоупотребления процессуальными правами или неисполнения процессуальных обязанностей, так и мотивированности принимаемых судебных актов, при необходимости применять предусмотренные законом меры ответственности (наложение судебных штрафов, возложение судебных расходов по делу). Данные сведения впоследствии позволят арбитражному суду, рассматривающему вопрос о нарушении права на судопроизводство в разумный срок, объективно оценить поведение участников процесса и эффективность действий судьи, а в итоге - степень влияния этих факторов на длительность разбирательства дела.

Еще один вопрос, который не может быть четко урегулирован законодательством и решение которого связано с оценочной деятельностью суда, - определение размера компенсации, подлежащей выплате лицу, чье право на суд в разумный срок было нарушено. В данном случае арбитражный суд будет исходить из требований заявителя, обстоятельств дела (его сложности, количества участников и др.), продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также должен учитывать принципы разумности, справедливости и практику Европейского суда (ч. 2 ст. 2 Закона N 68-ФЗ). Представляется, что размер компенсации с учетом всех вышеперечисленных факторов должен быть сопоставим с суммами, присужденными Европейским судом по аналогичным делам, в частности, рассмотренным в отношении Российской Федерации.

По результатам рассмотрения заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок арбитражный суд принимает решение, вступающее в законную силу немедленно и подлежащее исполнению в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации. Кроме того, в данном решении может содержаться указание на действия, которые должны осуществить орган, организация или должностное лицо, на которые возложены обязанности по исполнению судебного акта.

Вместе с тем вызывает сомнение соблюдение таких европейских стандартов отправления правосудия, как независимость и беспристрастность судей, при возложении Законом N 68-ФЗ на федеральные арбитражные суды округов одновременно полномочий по рассмотрению заявлений о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство или исполнение судебного акта в разумные сроки и по проверке в порядке кассационного производства обоснованности жалоб на судебные акты, принятые по результатам рассмотрения вышеуказанных заявлений (ч. 2 ст. 274 АПК РФ). Несмотря на то что данная норма предусматривает разбирательство по соответствующим кассационным жалобам в ином составе судей, возникает вопрос о соблюдении в данном случае внешних признаков независимости, рассматриваемых Европейским судом в качестве обязательного элемента права на справедливое судебное разбирательство. Согласно европейской практике объективная беспристрастность суда предполагает гарантированное отсутствие каких-либо поддающихся проверке фактов, которые независимо от действий судей могли бы объективно обосновать сомнение стороны по делу в беспристрастности суда, рассматривающего дело. Представляется, что перспектива разбирательства кассационным судом жалобы на судебный акт, вынесенный тем же судом (пусть и в ином составе) при рассмотрении заявления о присуждении компенсации, может объективно вызвать у заявителя сомнение в беспристрастном и независимом подходе к оценке его доводов и возражений. Кроме того, данное правило может создать трудности морального характера для работы судей федеральных арбитражных судов округов. Представляется целесообразным закрепление за ВАС РФ полномочий по проверке законности судебных актов, вынесенных по заявлениям о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Право на судопроизводство и исполнение судебного акта в разумный срок имеет публично-правовую природу. В связи с этим предусмотренный Законом N 68-ФЗ механизм взыскания компенсации за его нарушение отличается от гражданско-правового способа защиты прав, нарушенных незаконными действиями суда (судьи) и иных государственных органов и органов местного самоуправления (возмещение убытков). Присуждение компенсации при установлении факта нарушения разумного срока осуществляется вне зависимости от вины суда или органа, на который возложена обязанность по исполнению судебного акта. При этом получение заинтересованным лицом компенсации не исключает возможности взыскания убытков, причиненных незаконными действиями суда (судьи) или органов (должностных лиц), на которых лежит обязанность по исполнению судебных актов, в соответствии со статьями 1069 и 1070 Гражданского кодекса РФ. Вместе с тем присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заявителя права на компенсацию морального вреда (ч. 4 ст. 1 Закона N 68-ФЗ).

В отношении сферы действия этого Закона следует отметить: если судопроизводство по делу или исполнительное производство на момент вступления закона в силу (т.е. 4 мая 2010 г.) завершено, право на компенсацию возникает у лица только в двух случаях:

- если не истек срок на подачу заявления о присуждении компенсации (т.е. шесть месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по данному делу, либо со дня окончания производства по исполнению судебного акта);

- если лицо до вступления Закона в силу обратилось в Европейский суд с жалобой на предполагаемое нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, и в отношении этой жалобы еще не вынесено решение по вопросу ее приемлемости или по существу дела. В этом случае срок обращения в национальный суд с заявлением о присуждении компенсации ограничен шестью месяцами со дня вступления Закона в силу (т.е. до 4 ноября 2010 г.).

Таким образом, лица, чье право на судопроизводство в разумный срок или право на исполнение судебного акта в разумный срок было нарушено, но в силу давности принятия последнего судебного акта или окончания исполнительного производства истекли установленные законом сроки на подачу соответствующего заявления, и при этом право на обращение в Европейский суд не было использовано ими до 4 мая 2010 г., лишаются возможности получить компенсацию за нарушение их права на суд в разумный срок. Уже имеет место практика возвращения заявления о присуждении компенсации по данному основанию <14>. Представляется, что такое ограничение сферы действия Закона N 68-ФЗ не отвечает позиции Европейского суда в отношении субсидиарного характера международного механизма восстановления нарушенного права на справедливое судебное разбирательство. Лицо, чье право на суд в разумный срок было нарушено, должно иметь возможность получить компенсацию на внутригосударственном уровне независимо от реализации им права на обращение в международный суд. При этом несвоевременность принятия национального закона, повлекшая истечение установленных им сроков на подачу соответствующего заявления, не устраняет сам факт нарушения признанного государством права на справедливое судебное разбирательство (в свете его толкования Европейским судом). Таким образом, право на получение компенсации за нарушение разумного срока судопроизводства или исполнения судебного акта не должно быть обусловлено вышеуказанными факторами. Иное противоречит самой сути компенсации как меры, направленной на устранение выявленных системных нарушений права, на справедливое судебное разбирательство.

--------------------------------

<14> См., например, Определение ФАС Центрального округа от 20 июля 2010 г. по делу N А68-3489/07-278/ГП-9-05 // СПС "КонсультантПлюс".
Таким образом, действующее арбитражное процессуальное законодательство Российской Федерации закрепляет принцип разумности срока судопроизводства и исполнения судебных актов, предусматривает отдельные меры, направленные на его соблюдение, а также гарантии компенсации его нарушения в отдельных случаях. Вместе с тем действие Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" фактически направлено не на ускорение судопроизводства и исполнения принимаемых судебных актов, а на уменьшение потока жалоб в Европейский суд по поводу нарушения права на справедливое судебное разбирательство.
Библиография
Основные принципы независимости судебных органов (приняты в г. Милане 26 августа - 6 сентября 1985 г.) // Международное публичное право: Сб. документов. Т. 2. М.: БЕК, 1996.

Постановление Европейского суда по правам человека от 19 марта 1997 г. по делу "Хорнсби против Греции" // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000.

Окончательное решение Европейского суда по правам человека от 18 июня 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы "Шестаков против России" // Журнал российского права. 2002. N 11.

Постановление Европейского суда по правам человека от 14 июня 2005 г. по делу "Русатоммет против Российской Федерации" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N 3.

Постановление Европейского суда по правам человека от 15 января 2009 г. по делу "Бурдов против Российской Федерации N 2" // Российская хроника Европейского суда. Приложение к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Специальный выпуск. 2009. N 4.

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА НАРУШЕНИЕ РАЗУМНОГО СРОКА
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации