Контрольная работа - Вопрос и ответ в логике - файл n1.docx

Контрольная работа - Вопрос и ответ в логике
скачать (51.9 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx52kb.14.09.2012 12:33скачать

n1.docx

Содержание

1. Проблема формально-логической интерпретации вопроса. Два подхода к построению формальной теории вопроса: лингвистический и кибернетический…………………………………………………………………2

2. Вопрос как форма выражения недостаточности информации; структура вопроса. Содержательная классификация вопроса: корректный и некорректный вопросы, провокационный вопрос. Вопросы исследовательские, уточняющие, восполняющие. Риторический вопрос…….8

3. Формальная классификация вопроса. Ли-вопросы как вопросы, задающие альтернативы. Какой-вопросы как вопросы, задающие матрицу для выбора альтернативы. Какой-вопросы как вопросы, задающие матрицу для выбора альтернатив. Вопросы дескрипции. Вопросно-ответные ситуации………..13

4. Ответ и его виды…………………………………………………………….19

5. Объединенная типология вопросов и ответов…………………………….24

Список литературы …………………………………………………………….25

1. Проблема формально-логической интерпретации вопроса. Два подхода к построению формальной теории вопроса: лингвистический и кибернетический.

Для логиков, придерживающихся общефилософской интерпретации вопроса не стояла, во всяком случае в качестве первоочередной, задача формализации вопросно-ответных отношений, хотя в связи с логическим представлением структуры вопроса отдельные элементы такой формализации они все же выделяли. Иначе обстояло дело у логиков, разрабатывавших различные диалоговые системы. Последнее стимулировало развитие эротетичеекой логики как формально-логической. Особенностью этого подхода является то, что представление вопросно-ответных отношений, и по существу любой диалоговой системы в некотором формализованном выражении, стало самостоятельной задачей ив некоторых случаях самоцелью, закрывающей другие аспекты и направления изучения этой проблемы.

К логике вопросов и ответов непосредственно обратились в тридцатых годах нашего века. Большая заслуга в этом принадлежит польскому логику К. Айдукевичу. Он один из первых применил аппарат формальной логики для анализа вопроса. Можно с большой уверенностью сказать, что и на сегодня он остается авторитетом в этой области, во всяком случае на него опираются почти все современные логики, и многие его идеи нашли отражение в современных интерпретациях логики вопросов и ответов.

В развитии эротетической логики работали Е. Сперэнциа (1936 г.), М. и А. Прайоры (1955 г.), Г. Леонардо (1957 г.), К. Хемблин (1958 г.). В настоящее время много работают в этом направлении Я. Хинтика, Г. Харре и др. В отечественной литературе некоторым проблемам эротетичеекой логики были посвящены работы Е. К. Войшвилло, Ю. А. Петрова, В. Ф. Беркова, Ф. С. Лемантова и др.

Одна из первых крупных публикаций по эротетичеекой логике принадлежит польскому логику Т. Кубинскому (1960 г.). Авторы другой большой работы, переизданной у нас в 1981 г. англичане Н. Белнап и Т. Стил (1968 г.), и хотя эта работа написана довольно сложным языком со своей специальной терминологией и понятийным аппаратом, она тем не менее представляет большой интерес для занимающихся эротетической логикой.

Под субъектом авторы понимают множество (возможных) альтернатив, а под предпосылкой - количество истинных альтернатив вопроса. Требования определяют полноту и различимость альтернатив. Под значением вопроса они понимают "...совокупность ответов, допускаемых вопросом. Другими словами, для вопросно-ответной системы и ее пользователя придти к соглашению относительно значения некоторого вопроса означает придти к соглашению о том, что считать ответом на него, независимо от того, каким образом получен ответ вообще". Это положение оказывается важным не только для построения удобной формальной системы записи, как определили авторы цель своей работы, а прежде всего с точки зрения понятийного (в формализованном языке) определения вопроса и его логической структуры. Если посмотреть на понятие значения вопроса несколько шире, чем это делают авторы, то субъект вопроса определяется ассерторической частью вопроса, что имеет большое методологическое значение в определении его структуры. Авторы не анализируют эту проблему: но сама по себе ее постановка оказывается настолько важной, что определяет выход научного интереса авторов за рамки формальной системы записи и поиск некоторых общих предпосылок ("предпосылок" - не в том понимании, которого придерживаются авторы) решения гносеологических аспектов вопроса и вопросно-ответных отношений.

Таким образом, задача эротетической логики (а по мнению Н. Белнапа и Т. Стила, этот термин ввели в логику вопросов А. и М. Прайоры в 1955 г.; сам термин эротетика происходит от греческого - вопрос) состоит в развитии семантики и грамматики вопроса (под последним понимаются способы правильной формальной имитации вопроса), да и сама эротетическая логика ни в коем случае не является логикой дедуктивной системы. "Абсолютно неверно думать, что эротетическая логика является логикой в смысле дедуктивной системы, поскольку такое представление о ней привело бы к бессмысленному изобретательству схемы вывода, в котором вопросы или интеррогативы могли бы выступать в качестве посылок и заключений. Иными словами, эротетическая логика похожа на другие логики не своей дедукцией, а скорее иными важными составными частями - грамматикой (синтаксисом) и семантикой". Именно поэтому сходство между языком утверждений и языком вопроса заключается в том, что они являются формальными и не более.

В данном вопросе не стояла задача сравнительно полного и представительного описания эротетической логики. Представляется, что эта задача может быть решена в специальной работе. Здесь необходимо выделить лишь три момента. Первое - понятие "эротетическая логика" и данное направление науки во многом обязано тем наработкам, которые были и есть в формальной логике. Само понятие вопросно-ответные отношения по существу было выработано и обосновано в логико-формализованном анализе диалоговых систем. В свою очередь эти наработки были обусловлены потребностями развития диалоговых систем с возможными последующими практическими приложениями.

Второе - многие положения, выводы эротетической логики нашли свое отражение в общей логике вопросов и ответов, включая и философский аспект. И третье,- хотим мы этого или нет (в том числе и представители формально-логической теории вопроса), но единственный путь успешного развития эротетической логики (возьмем этот термин на вооружение и для общей теории вопроса и вопросно-ответных отношений) состоит в решении ряда методологических вопросов. Как бы далеко не ушла практика, она не может уйти настолько далеко вперед, чтобы обойтись без теории. Мы уже об этом говорили, но хотелось бы добавить, что практика ушла от теории далеко ровно настолько, чтобы понять, что без нее нельзя обойтись, нельзя дальше развиваться. Впрочем, здесь нет какого-либо противопоставления теории практике и наоборот. И лишь с решением ряда общих теоретико-методологических проблем вопроса и вопросно-ответных отношений можно освоить и все частные аспекты проблемы, в том числе и логическую природу вопроса, и его логическую структуру.

Между тем в рамках формально-логического подхода такое решение не осуществляется; более того, такая проблема даже не ставится, хотя имплицитно ряд ученых выходит на нее. По всей видимости это связано с тем, что эротетическая логика является пока слабо развитым направлением в логике. В настоящее время продолжаются поиски основных принципов подхода к решению проблем на эмпирическом уровне.

Логика вопросов – формальные средства описания отношения «вопрос – ответ». Формальные средства имитации вопросов называют интеррогативами. Примерами интеррогативов являются ли-вопросы («верно ли высказывание A?»), какой-вопросы («каковы все те x, которые удовлетворяют условию Р(х)?»), сколько-вопросы («сколько x таких, что Q(x))?») и почему-вопросы («почему химическое соединение х обладает наркотическим действием?»).

Существует два подхода к построению логической теории вопросов, которые можно назвать лингвистическими и кибернетическими. Согласно первому подходу, материалом для построения формальных имитаций вопросов служат реально существующие вопросы естественного языка. В рамках этого подхода строится перевод вопроса некоторого типа в соответствующий ему интеррогатив. Такой перевод существует, если для этого вопроса может быть точно описан ответ, т.е. если определимо отношение «вопрос – ответ».

Согласно второму подходу, исходным материалом для формализации вопроса является формальный язык, используемый в информационных системах, ориентированный на решение некоторой совокупности информационно-поисковых задач. Каждой такой задаче соответствует предписание, в котором содержится императив – требование ее решения (напр.: «найти все химические соединения, обладающие наркотическим действием», «найти все статьи по заданной теме», «найти все, что известно о данном понятии» и т.д.). Формализация вопросов в информационном языке осуществляется на базе проблемно-ориентированной семантики. Это означает, что каждому типу вопросов соответствует специальное вопросно-ответное отношение. Вопрос (в рамках такого подхода) понимается как запрос или требование информации определенного типа (такое понимание вопроса близко к тому, что предложил Я.Хинтикка). В интеллектуальных системах, содержащих подсистему объяснения, реализуется отношение «вопрос – ответ» для вопросов типа «почему?». В частности, процедура поиска ответа на вопрос «почему?» может содержать средства порождения гипотез о причинах рассматриваемых явлений, которые извлекаются из баз данных посредством индукции, а принимаются эти гипотезы посредством абдукции. Это означает, что вопросно-ответное отношение определяется с помощью синтеза познавательных процедур.

В теории вопросов Н.Белнапа и Т.Стила, относящейся к теориям вопросов лингвистического типа, строится семантика и грамматика вопросов. Под грамматикой вопросов они понимают способы правильного построения интеррогативов. Центральным понятием их теории является понятие прямого ответа, которое характеризуется тремя аспектами – выбором, требованием полноты и требованием различения. Выбор состоит из тех альтернатив, которые извлекаются из множества всех предоставляемых вопросом альтернатив и указываются в ответе. Требование полноты ответа заключается в установлении степени полноты его выбора, измеряемой по отношению ко всему множеству истинных альтернатив. Требование различения – это требование, согласно которому различные именные альтернативы должны обозначать различные реальные альтернативы. В этой теории субъектом вопроса называется множество всех возможных альтернатив. Каждый элементарный вопрос полностью характеризуется описанием субъекта вопроса и предпосылки вопроса, которая определяется требованиями выбора, степени полноты и различения. Согласно Н.Белнапу и Т.Стилу, вопрос через свой субъект задает область альтернатив, а затем «предпосылает» имеющемуся списку альтернатив инструкцию, в соответствии с которой из списка альтернатив предлагается построить конкретный тип прямого ответа.

Прямой ответ есть конъюнкция, построенная из высказываний S, C и D, определяющих выбор, требование полноты и требование различения соответственно. Возможны следующие виды прямых ответов: S&C&D, S&C, S&D, S.

Требование различения связано с особенностями естественных языков, а требование полноты соответствует коэффициенту полноты информационного поиска. Н.Белнапу и Т. Стилу фактически удалось имитировать лишь два типа вопросов – ли-вопросы и какой-вопросы.

Развитие логики вопросов может быть полезно для построения языков запросов к базам данных и для логической систематизации социологических опросов.

2. Вопрос как форма выражения недостаточности информации; структура вопроса. Содержательная классификация вопроса: корректный и некорректный вопросы, провокационный вопрос. Вопросы исследовательские, уточняющие, восполняющие. Риторический вопрос.

Необходимым звеном познавательного процесса является вопросно-ответная форма развития знаний. Постановка вопросов и поиск информации всегда выступает направляющим началом в развитии познания. В результате закрепляются и развиваются знания об окружающем мире, а также осуществляется целенаправленная их передача от одного человека к другому.
   Важная роль принадлежит вопросно-ответному комплексу в правовой сфере, особенно в судопроизводстве. Поиск ответов на вопросы, интересующие следствие и суд, составляет основное содержание допросов, следственных экспериментов, освидетельствований, очных ставок и других следственных действий.

  Вопрос –  это логическая форма, включающая исходную информацию с одновременным указанием на ее недостаточность с целью получения новой информации в виде ответа. Например, чтобы оценить следственную ситуацию, следователю необходимо ответить на вопросы: а) какие обстоятельства, в какой мере установлены по делу и насколько ясна сущность расследуемого события? б) какие сведения об источниках других доказательств имеются в его распоряжении? в) насколько очевидны пути и способы дальнейшего расследования?

В естественном языке вопрос выступает чаще всего в виде вопросительного предложения, хотя не всякое вопросительное предложение является вопросом. Так, не являются вопросами риторические вопросительные предложения. Обладая некоторыми признаками вопросов, они не содержат при этом побуждения к ответу и по своей сути являются суждениями. Например, в риторическом вопросительном предложении «Какой он юрист?» содержится утверждение, что он не юрист или плохой юрист, а вовсе не вопрос. Кроме риторических, есть и другие вопросительные предложения, которые, также, не требуя ответа, вместе с тем не содержат и открытого сообщения. Они могут выражать, например, просьбу или предложение  –   «Не хотите ли чаю?», резкое побуждение   –     «Может быть, уступите место пожилому человеку?», требовательное запрещение  –   «Что за шум?», увещевание как разновидность призыва  –   «Ребята, не Москва ль за нами?» и пр. В то же время, вопрос может выражаться не только вопросительным предложением, но и повествовательным   –   «Расскажите, каким орудием были причинены телесные повреждения потерпевшему» или «Поясните, в каких документах вы фиксировали отпуск со склада материальных ценностей». Вопрос может выражаться и словосочетанием. Такая форма широко применяется в учебном процессе при формулировке вопросов, выносимых на занятия, зачеты и экзамены (например, «Основные этапы развития логики как науки» или «Правила деления понятия и возможные ошибки при их нарушении»). В социологических исследованиях, кроме этого, используются незаконченные повествовательные предложения, таблицы  незаполненными местами, множества вариантов ответов и т.д.

Термин «вопрос» в содержательном плане связан с терминами «проблема» и «проблемная ситуация». Проблема (от греч. problema   –    преграда, трудность, задача) –   вопрос или целостный комплекс вопросов, возникший в ходе познания. Не каждая проблема, однако, сразу же приобретает вид явного вопроса, так же как не всякое исследование начинается с выдвижения проблемы и кончается ее решением. Термин «проблема» означает такой вопрос, для ответа на который недостаточно имеющейся к данному моменту информации (знания). Вот почему проблему можно определить и как знание о незнании, осознанное незнание. Вопрос в этом случае выступает формой выражения проблемы, его задают в тех случаях, когда имеет место познавательная неопределенность. От проблемы принято отличать псевдопроблемы   –   вопросы, обладающие лишь кажущейся значимостью и не допускающие сколь-нибудь обоснованного ответа. Между проблемой и псевдопроблемами нет, однако, четкой границы. Проблемная ситуация –  это всякая ситуация, теоретическая или практическая, в которой нет соответствующего обстоятельствам решения, и которая заставляет поэтому остановиться и задуматься.

Логическая структура вопроса. Вопрос как форма мысли имеет свою логическую структуру. Ее элементами являются: 1) искомое знание; 2) исходное знание (базис или предпосылка вопроса); 3) требование перехода от незнания (непонимания) к знанию (пониманию), от исходного к искомому знанию. Например, следователь, задавая вопрос «Кто звонил подозреваемому после 19 часов и на какое время была назначена встреча подозреваемого и потерпевшего?», ставит задачу установить неизвестное ему имя звонившего человека и время встречи подозреваемого и потерпевшего.

Кроме того, выдвигая вопрос, исходят, как правило, из допущения, что не всякий ответ на вопрос является истинным. Убеждение в существовании хотя бы одного ложного ответа на поставленный вопрос называется негативной предпосылкой этого вопроса. Она выражается дизъюнкцией отрицательных ответов на вопрос или суждением о существовании предмета, которому не принадлежат свойства, зафиксированные основой вопроса.
   Позитивную и негативную предпосылки вопроса следует отличать от «позитивной» («Вы позвоните мне сегодня вечером?») и «негативной» («Вы не позвоните мне сегодня вечером?») постановки вопросов.

По способу запроса неизвестного знания различают уточняющие и восполняющие вопросы. Уточняющие вопросы (или «ли»-вопросы) направлены на выявление истинности выраженных в них суждений. Во всех этих вопросах присутствует частица «ли», включенная в словосочетания «верно ли», «действительно ли», «надо ли» и т.д. Например, «Верно ли, что Семенов успешно защитил дипломную работу?», «Действительно ли в Москве больше жителей, чем в Париже?», «Верно ли, что если он сдаст все экзамены на «отлично», то получит повышенную стипендию?» и др. Восполняющие вопросы (или «к»-вопросы) предназначены для выявления новых свойств у исследуемого объекта, для получения новой информации. Грамматический признак - вопросительное слово типа «Кто?», «Что?», «Почему?», «Когда?», «Где?» и т.п. Например, «Как заключить договор на оказание брокерских услуг?», «Когда было совершено это дорожно-транспортное происшествие?», «Что означает слово «спонсор»?» и др. Следует отметить, что вопросительные местоимения и наречия не всегда верно передают исходный смысл вопроса, точно и однозначно устанавливая границы неизвестной его области. А это, как правило, отрицательно сказывается на понимании вопроса. Возьмем такой пример: «Какие города расположены на Волге?». Такая постановка может предполагать совершенно различные области неизвестного: крупные города; красивые города; города центрального и областного подчинения; просто города  –  Нижний Новгород, Казань, Ульяновск, Самара и т. д. Поэтому тот, кто ставит восполняющий вопрос, всегда должен быть готов  –   в соответствии с требованиями адресата  –   к его коррекции.

По правильности постановки вопросы делятся на корректные и некорректные. Корректный (от лат. correctus  –   вежливый, тактичный, учтивый) вопрос  –   это вопрос, предпосылкой которого является истинное и непротиворечивое знание. Некорректный вопрос основан на предпосылке ложного или противоречащего суждений, или суждения, смысл которого не определен. Различают два вида логически некорректных вопросов: тривиально некорректные и нетривиально некорректные (от лат. trivialis  –   избитый, пошлый, лишенный свежести и оригинальности). Вопрос является тривиально некорректным, или бессмысленным, если он выражается предложением, содержащим неясные (неопределенные) слова или словосочетания. Примером может служить следующий вопрос: «Приводят ли критическое метафизирование абстракциями и дискредитация тенденции церебрального субъективизма к игнорированию системы парадоксальных иллюзий?».

В процессе общения могут возникать ситуации, когда задаются вопросы, вообще-то являющиеся корректными, но воспринимаемые в качестве тривиально некорректных из-за того, что в их формулировках содержатся выражения, неизвестные данным лицам или данной аудитории или неправильно понимаемые. В таких случаях нужно или пояснить неизвестные или неправильно понимаемые выражения, или заменить известными.

Вопрос называется нетривиально некорректным, если его предпосылкой является ложное утверждение. На такой вопрос нельзя дать истинного ответа. Например, рассказывают, что английский король Карл II (17 век) задал в Королевском обществе такой вопрос: «Почему мертвая рыба не увеличивает, а живая увеличивает вес сосуда с водой?». Это был провокационный вопрос. Он сознательно основывался на ложной предпосылке и предполагал согласие с тем, что мертвая рыба не увеличивает, а живая увеличивает вес сосуда с водой.

Риторический вопрос — риторическая фигура, представляющая собой вопрос, ответ на который заранее известен, или вопрос, на который даёт ответ сам спросивший. В любом случае вопросительное высказывание подразумевает вполне определённый, всем известный ответ, так что риторический вопрос, фактически, представляет собой утверждение, высказанное в вопросительной форме.

3. Формальная классификация вопроса. Ли-вопросы как вопросы, задающие альтернативы. Какой-вопросы как вопросы, задающие матрицу для выбора альтернативы. Какой-вопросы как вопросы, задающие матрицу для выбора альтернатив. Вопросы дескрипции. Вопросно-ответные ситуации.

Безусловно формально-логический и содержательный анализ предполагал и классификацию вопросов, используя то или иное основание. При всем многообразии и возможностей для классификации, тем не менее были выделены несколько, которые, во-первых, были так или иначе связаны с проблемой логического анализа и это вполне естественно, ибо это сразу же выводило на частные и общие элементы в логической структуре вопроса, и во-вторых, позволяло относительно строго подходить к определению содержания вопроса как научной и логической категории.

В логической теории выделяются два типа вопроса, при этом основываются на содержательном значении вопроса, принятом в естественном языке.

Согласно, имеющейся типологии в логической теории к первому типу относится вопрос, который характеризуется тем, что он выражает вопрос ко всему предложению. Например, "Действительно ли Колумб открыл Америку?" Здесь выделяется вопросительная частичка "ли", знак вопроса и предложение "Колумб открыл Америку", которое ставится под вопрос. Все остальные вопросы, которые начинаются с таких, например, вопросительных слов, как "кто", "что", "где", "когда", "почему" и пр. относятся ко второму типу. Этот тип вопросительных предложений характеризуется тем, что вопросительные слова в них относятся только к отдельным членам предложения. Например, "Кто открыл Америку?". Здесь имеется вопросительное слово, знак вопроса и только лишь фрагмент предложения "... открыл Америку".

Содержательное значение такой типологии определяется сущностью задач, решаемых этими вопросами. Так вопрос первого типа решает задачи на доказательство, второй тип - задачи на нахождение. "Конечной целью задачи на нахождение является нахождение (построение, проведение, отождествление...) некоторого объекта, т. е. неизвестного данной задачи. Конечной целью задачи на доказательство является установление правильности или ложности некоторого утверждения, подтверждение его или опровержение".

Данная типология безусловно имеет определенный смысл, несмотря на всю сложность указания, выделения типа задач в том или ином конкретном случае. Но в теоретическом плане и особенно в рамках формальной логики такое деление позволяет довольно успешно анализировать структуру вопроса, хотя в таком делении на типы имеется на наш взгляд и некоторая умозрительность. Во всяком случае задачи на доказательство типа: "Кто открыл Америку"? и задачи на на-хождение типа: "Действительно ли Колумб открыл Америку?" в действительном языке имеются, и их можно рассматривать как определенные формы познания.

Семантика вопросов. В отличие от суждения вопрос не содержит ни утверждения, ни отрицания, поэтому выраженную в нем информацию не оценивают в терминах истинности и ложности, т.е. о вопросе не говорят как об истинном или ложном.

Вместе с тем вопрос явно или неявно включает либо опирается на определенное исходное, базисное знание, выступающее его предпосылкой. Качество базисного знания существенно влияет на логический статус вопроса, определяя правильность или неправильность его постановки.

Правильно поставленным, или корректным, считается вопрос, предпосылка которого представляет собою истинное непротиворечивое знание.

Неправильно поставленным, или некорректным, считается вопрос с ложным или противоречивым базисом. Примером неправильно поставленного может быть следующий вопрос: «Какой вид энергии используется на НЛО (неопознанных летающих объектах)?». Предпосылка этого вопроса включает отнюдь не бесспорную идею о существовании НЛО. О таком вопросе говорят как о неправильно, или некорректно, поставленном. Прежде чем выяснять вид используемой энергии, следует установить факт существования самих НЛО.

Если неправильно поставленный вопрос умышленно используется с целью запутать отвечающего, то такой вопрос квалифицируется как улавливающий, или «провокационный». Пример такой уловки — древнегреческий софистический' вопрос: «Продолжаешь ли ты бить своего отца?» Любой ответ на него — и «да», и «нет» — приводит к признанию, что ты бил своего отца.

По познавательной функции вопросы подразделяются на два основных вида: уточняющие, или ли -вопросы, и 2) восполняющие, или что-вопросы.

Уточняющим называется вопрос, направленный на выявление истинности выраженного в нем суждения. Например: «Верно ли, что Колумб открыл Америку?»; «Является ли Швейцария членом НАТО?».

Грамматический признак уточняющих вопросов — наличие в предложении частицы ли: «Верно ли, что...»; «Является ли...»; «Действительно ли, что...» — и другие синонимичные выражения. Отсюда название уточняющего вопроса — «ли-вопрос».

Схема ли-вопроса в символической записи — ?(р), где ? — оператор вопроса, р — суждение, истинность которого выясняется.

Явно выраженная в ли-вопросе предпосылка — это знание о предмете (Колумбе; Швейцарии и т.п.) и знание о возможном признаке этого предмета (открыть Америку; быть членом НАТО; и т.п.).

Софизм — логическая уловка; софист — человек, прибегающий к логической уловке.

Неизвестным в ли-вопросе является принадлежность предмету указанного признака.

Область поиска ответа в ли-вопросе ограничена выбором одной из альтернатив: р v 1 р. Отсюда другое название этого вопроса — закрытый, или альтернативный вопрос.

Восполняющим называется вопрос, направленный на выяснение новых свойству исследуемых явлений. Например: «Где состоялся международный суд над преступниками Второй мировой войны?»; «Кто открыл Америку?»; «Каким законом предусмотрено данное преступление?».

Грамматический признак восполняющих вопросов — наличие в предложении вопросительных слов: кто? что? когда? как? — и других, с помощью которых стремятся получить дополнительную информацию о том, что представляет собой исследуемый объект. Отсюда и название восполняющего вопроса — «что-вопрос».

Схема что-вопроса в символической записи: ? Q ( p ), где ? — оператор вопроса, Q — переменная для вопросительного слова, р — исходная, нуждающаяся в дополнении информация.

В приведенных выше примерах нуждающееся в дополнении знание выражено в следующих суждениях: «Где-то состоялся международный суд над преступниками Второй мировой войны»; «Кто-то открыл Америку», «Совершено определенное (данное) преступление».

Область поиска ответов на что-вопрос представляет собою множество высказываний, определяемых вопросительным словом (кто? что? когда? какой? и т.д.). Найденный ответ дополняет неопределенное базисное знание новой информацией о свойствах: месте, времени, причинах и т.д. исследуемых явлений. Поскольку ответ на что-вопрос — это выбор истинного суждения из множества возможных, то его называют открытым вопросом.

По своему составу ли-вопросы и что-вопросы могут быть простыми или сложными.

Простым называют вопрос, не включающий в качестве составных частей других вопросов.

В простом ли-вопросе под оператором вопроса стоит одно суждение — ?(р). В простом что-вопросе содержится лишь одно вопросительное слово Q, относящееся к одному нуждающемуся в дополнении суждению — ? Q ( p ). Все приведенные выше примеры ли-во-просов и что-вопросов являются простыми.

Сложным называют вопрос, включающий в качестве составных частей другие вопросы, объединяемые логическими связками. В зависимости от типа связки сложные вопросы могут быть а) соединительными (конъюнктивными); б) разделительными (дизъюнктивными); в) смешанными (соединительно-разделительными).

Соединительный вопрос — это два и более простых вопроса, связанные союзом и.

Схема соединительного ли-вопроса имеет следующий вид: (р л q ), т.е. «верно ли р и верно ли q ?». Пример такого вопроса:«Верно ли, что к обвиняемому одновременно могут быть применены в качестве санкции ссылка и высылка?»

Схема соединительного что-вопроса может иметь различные варианты. В одном случае конъюнктивно объединяются различные вопросительные слова: ?( Qi л Qz )( p ), т.е. «где и когда имело места р». Пример такого вопроса — «Где и когда был подписан акт о капитуляции Японии в конце Второй мировой войны?» Второй вариант — одно и то же вопросительное слово относится к различным суждениям: ? Q ( p л q), т.е. «где имело место р и q?». Пример такого вопроса: «Где были подписаны акты о капитуляции Японии и Германии в конце Второй мировой войны?». Третий вариант сложного конъюнктивного что-вопроса — объединение первых двух: ( Qi л Q 2) (р л q), т.е. «где и когда имело место р и q?».

Разделительный вопрос — это два и более простых вопроса, связанных союзом или.

Схема разделительного ли-вопроса имеет следующий вид: (Р v Ч)» 1\е - «верно р или верно q». Например: «Верно ли, что в данном случае имело место убийство или это было самоубийство?»

Схема разделительного что-вопроса, как и в случае соединительного, также имеет три разновидности. Первый вариант: ( Qi vQ 2)( p ), т.е. «где или когда имело место р?». Пример такого вопроса: «Где или когда была Куликовская битва?» Второй вариант: Q ( p v q ), т.е. «Q относится кр или q?» Например: «Петр I разбил под Полтавой шведов или поляков?» Третий вариант вопроса: ( Qi v Qz )( p v q ), т.е. « Qi или ^относится кр или q?».

Смешанный вопрос — это объединение соединительных и разделительных вопросов:

- (( pAq ) v (тд п)), т.е. «верно лири q или т ип?». Это дизъюнк-тивный вопрос, включающий два конъюнктивных сочетания.

- ( Qi ( p v q ) A Q 2( m v n )), например: «Где могут быть обнаружены? или q и когда появятся т или п?»

Приведем пример смешанного вопроса, предусмотренного УПК РФ: «Содержит ли это деяние состав преступления и каким именно уголовным законом оно предусмотрено?»

Этот сложный вопрос состоит из двух простых. Первый из них — ли-вопрос: «Содержит ли это деяние состав преступления?»; его схема — ?(р). Второй — что-вопрос: «Каким именно уголовным законом это деяние предусмотрено?»; его схема — ? Q ( p ). Вопросы эти связаны последовательной конъюнктивной связью: лишь получив утвердительный ответ на первый вопрос, можно ставить второй вопрос. Схема смешанного вопроса имеет следующий вид: л? Q ( p ), т.е. «Содержит ли деяние состав преступления и каким именно уголовным законом оно предусмотрено?»

4. Ответ и его виды.

Познавательная функция вопроса реализуется в форме вновь полученного сужения - ответа на поставленный вопрос. При этом по содержанию и структуре ответ должен строиться в соответствии с поставленным вопросом. Лишь в этом случае он расценивается как релевантный, т.е. как ответ по существу поставленного вопроса, выполняющий свое основное назначение - уточнить неопределенную либо доставить новую информацию.

Если в качестве ответа приводят хотя и истинные, но содержательно не связанные с вопросом суждения, то их расценивают как ответы не по существу вопроса и обычно исключают из рассмотрения. Появление таких ответов в дискуссии или в процессе допроса - либо результат заблуждения, когда отвечающий не уловил смысла вопроса, но все же пытается как-то отвечать на него, либо сознательное стремление уйти от невыгодного ответа.

Среди ответов различают: истинные и ложные; прямые и косвенные; краткие и развернутые; полные и неполные; точные (определенные) и неточные (неопределенные).

Истинные и ложные ответы. По семантическому статусу, т.е. по отношению к действительности, ответы могут быть истинными либо ложными. Ответ расценивается как истинный, если выраженное в нем суждение правильно, или адекватно отражает действительность. Ответ расценивается как ложный, если выраженное в нем суждение неверно, или неадекватно отражает положение дел в действительности.

Ответы прямые и косвенные. Это два вида ответов, различающихся областью их поиска.

Прямым называется ответ, взятый непосредственно из области поиска ответов, при конструировании которого не прибегают к дополнительным сведениям и рассуждениям. Например, прямым ответом на что-вопрос «В каком году закончилась русско-японская война?» будет суждение: «Русско-японская война закончилась в 1904 году». Прямым ответом на ли-вопрос «Является ли кит рыбой?» будет суждение: «Нет, кит не является рыбой».

Косвенным называется ответ, который получают из более широкой области, нежели область поиска ответа, и из которого лишь выводным путем можно получить нужную информацию. Так, для вопроса «В каком году закончилась русско-японская война?» косвенным будет следующий ответ: «Русско-японская война закончилась за один год до Первой русской революции». На вопрос «Является ли кит рыбой?» косвенным будет ответ: «Кит относится к млекопитающим животным».

При конструировании косвенного ответа на первый вопрос отвечающий располагал не только информацией о времени окончания русско-японской войны, но и о времени совершения Первой русской революции (1905 г.), а также информацией о том, что она произошла через год после окончания русско-японской войны. Во втором случае отвечающий располагал дополнительной информацией о том, что кит это млекопитающее животное и что млекопитающие и рыбы образуют два непересекающихся класса.

Краткие и развернутые ответы. По грамматической форме ответы могут быть краткими и развернутыми.

Краткие — это односложные утвердительные или отрицательные ответы: «да» или «нет».

Развернутые — это ответы, в каждом из которых повторяются все элементы вопроса. Например, на вопрос «Был ли Дж. Кеннеди католиком?» могут быть получены утвердительные ответы: краткий — «Да»; развернутый — «Да, Дж. Кеннеди был католиком». Отрицательные ответы будут такими: краткий — «Нет»; развернутый — «Нет, Дж. Кеннеди не был католиком».

Краткие ответы, как правило, дают на простые вопросы; при сложных вопросах целесообразно пользоваться развернутыми ответами, поскольку односложные ответы в этом случае нередко оказываются двусмысленными.

Полные и неполные ответы. По объему представленной в ответе информации ответы могут быть полными или неполными. Проблема полноты чаще всего возникает при ответах на сложные вопросы.

Полный ответ включает информацию по всем элементам или составным частям вопроса. Например, на сложный ли-вопрос «Верно ли, что Иванов, Петров и Сидоров являются соучастниками преступления?» полным будет следующий ответ: «Иванов и Сидоров — соучастники преступления, а Петров — исполнитель». На сложный что-вопрос «Кем, когда и в связи с чем было написано стихотворение «На смерть поэта»?» полным будет следующий ответ: «Стихотворение «На смерть поэта» написано М.Ю. Лермонтовым в 1837 году в связи с трагической гибелью А.С. Пушкина».

Неполный ответ включает информацию относительно отдельных элементов или составных частей вопроса. Так, на приведенный выше вопрос «Верно ли, что Иванов, Петров и Сидоров являются соучастниками преступления?» — неполным будет ответ: «Нет, неверно, Петров является исполнителем».

На вопрос «Кем, когда и в связи с чем было написано стихотворение «На смерть поэта»?» неполным будет ответ: «Стихотворение «На смерть поэта» написано М.Ю. Лермонтовым в связи с трагической гибелью А.С. Пушкина».

Неполный ответ на первый вопрос не содержит информации г форме участия Иванова и Сидорова в совершении преступления, второй ответ не указывает время написания стихотворения.

Точные (определенные) и неточные (неопределенные) ответы! Логическая зависимость между вопросом и ответом означает, что качество ответа во многом определяется качеством вопроса. Не случайно в полемике и в процессе допроса действует правило: каков вопрос, таков и ответ. Это значит, что на расплывчатый и двусмысленный вопрос трудно получить ясный ответ; если хочешь получить точный и определенный ответ, то сформулируй точный и определенный вопрос.

Под точностью и определенностью имеется в виду логическая, т.е. понятийно-структурная характеристика вопроса. Она выражается в точности употребляемых понятий и вопросительных слов, а также в разумном использовании сложных вопросов.

Неточность вопросов выражается в двусмысленном употреблении понятий и вопросительных слов.

Двусмысленные понятия нередко используются в улавливающих, или «провокационных» вопросах, в которых содержится скрытая информация. К таким вопросам прибегали древнегреческие софисты. Один из них — софизм «рогатый», когда предлагают ответить на вопрос: «Продолжаешь ли ты носить рога?» Скрытое в этом вопросе утверждение приводит к тому, что независимо от характера ответа — «да» или «нет» — отвечающий в обоих случаях неявно признает, что у него есть или были раньше рога.

Неопределенность в ответах может быть результатом неясности используемых при постановке вопроса понятий. Примером может служить известный софизм «куча». Софист задает вопрос: «Если из кучи песка удалить одну из песчинок, останется ли куча?» На вопрос отвечают: «Да». Софист продолжает: «А если удалить еще одну песчинку, останется ли куча?» Снова ответ: «Да». Отвечающий будет, по-видимому, говорить «да» до тех пор, пока от кучи ничего не останется.

Эта уловка строится на неопределенности понятия «куча». Софист предлагает удалять из кучи по одной песчинке, но понятие «куча» не определяется через их количество, а через такие качественные характеристики, как форма и относительная величина объекта.

Точность ответа на что-вопрос зависит от степени определенности вопросительных слов: кто? что? когда? как? и т.п., которые сами 8 по себе, без учета ситуации и контекста, не отличаются достаточной определенностью.

В вопросе «Кто открыл Америку?» под словом кто имеется в ; виду личность, но не ясно, по какому признаку она должны быть ; выделена: по национальной принадлежности, по профессии, по возрасту, по имени и т.д. Требуются уточнения и для слов: когда — эпоха, век, год, месяц, число; где — континент, страна, область, город, географические координаты и т.д.

Особые трудности возникают при ответах на сложные вопросы. Например, на конъюнктивный вопрос «Был ли Аристотель греком и автором «Одиссеи»?» краткий отрицательный ответ «Нет» будет неопределенным. Он подразумевает по меньшей мере три возможных ответа: «Аристотель был греком, но не был автором «Одиссеи»; «Аристотель не был греком, но был автором «Одиссеи»; «Аристотель не был греком и не был автором «Одиссеи». Неопределенность в ответе возникает в случае краткого утверждения на дизъюнктивный вопрос. Например, если на вопрос «Курение вредно или аморально?» отвечают «Да», не ясно, что имеют в виду: «Курение вредно и аморально»; «Курение вредно, но не аморально»; «Курение не вредно, но аморально».

Неопределенность кратких ответов снимается в первом случае развернутым отрицательным, а во втором — развернутым утвердительным ответом.

Знание логического механизма постановки вопросов и конструирования ответов на них служит рациональной основой успешного проведения допросов, освидетельствований, опознания и других судебно-следственных действий, продуктивных в социологии и эффективных полемических выступлений в политике.

5. Объединенная типология вопросов и ответов

Полезным может выступить прием «атаки вопросами». Он состоит в том, что очередное высказывание полемист заканчивает вопросом оппоненту, заставляя его все время отвечать на вопросы. Целью в этом случае становится сделать положение оппонента затруднительным, заставить его защищаться, оправдываться. Это создает наиболее благоприятную почву для выступающего в споре.

Нередко полемисты прибегают к уловкам, связанным с недобросовестным использованием вопросов, и ответов. К ним относится, например, «ошибка многих вопросов». Оппоненту сразу задают несколько различных вопросов под видом одного и требуют немедленного ответа «да» или «нет». Но дело в том, что заключенные в заданном вопросе подвопросы бывают прямо противоположны друг другу. Отвечающий, может не заметить этого, и дать ответ только на один из вопросов. Полемист пользуется этим, произвольно применяет ответ к другому вопросу и запутывает оппонента. Этой уловкой пользовались еще в античном мире.

Порой полемисты по разным причинам стараются уклониться от поставленных вопросов. Иногда они просто пропускают вопрос, как говорится, мимо ушей, как бы не замечают его.

Наиболее распространенным в споре считается «ответ вопросом на вопрос». Полемист, испытывая затруднения в поисках ответа либо не желая отвечать на поставленный вопрос, может поставить встречный вопрос. Если противник начинает отвечать, значит, он попался на эту уловку.

Прибегают полемисты и к такой своеобразной уловке, как «ответ в кредит». Испытывая трудности в обсуждении проблемы, они переносят ответ на «потом», ссылаясь на сложность вопроса.

Список литературы

  1. А.Айер. Язык, истина и логика. Аналитическая философия. Избранные тексты. - М., 1993.

  2. А.Ивин. Логика. Учебное пособие. Второе издание, - М., Знание, 1998.

  3. А.Ивин. Элементарная логика. - М., Знание, 1994.

  4. К.Свасьян. Философское мировоззрение Гете. - Ереван, Изд-во АН АрмССР, 1984.

  5. П.Сопер. Основы искусства речи. - М., Знание, 1995.





Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации