Актуальные вопросы уголовного процесса современной России - файл n1.rtf

приобрести
Актуальные вопросы уголовного процесса современной России
скачать (2111.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf2112kb.14.09.2012 07:22скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.rtf

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28

Мунасыпова Э.Ф. Эвтаназия: нарушение или защита прав человека?
// :
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.


 

Э.Ф. Мунасыпова - студентка Института права БашГУ (г.Уфа)

ЭВТАНАЗИЯ: НАРУШЕНИЕ ИЛИ ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА?

"…Страшнее ошибки в каком-то конкретном случае может быть только мнение, правильное сегодня, но ошибочное завтра. Эта та ошибка, которую нельзя обнаружить в настоящем…"

Юрий Сергеев?

В наше время, когда наука достигла незыблемых высот в разных областях и человеческая мысль проникла в самые отдаленные уголки общественного сознания, до сих пор остается открытым вопрос, имеющий чрезвычайно важное значение не только в теоретическом, но и в практическом аспекте. Эвтаназия: что это? грубое нарушение прав человека или необходимая их защита? И этот вопрос остро встает не только перед медиками и юристами, ответ на него ищет все человечество.

Термин "эвтаназия" - термин, впервые введенный английским философом Фрэнсисом Бэконом (1561 - 1626), происходит от греческих слов еu - "хорошо" и thanatos - "смерть", означая буквально "добрая", "хорошая" смерть. В современном понимании, данный термин трактуется как сознательное действие или отказ от действий, приводящие к скорой и безболезненной смерти безнадежно больного человека, с целью прекращения некупируемой боли и страданий. Проблема эвтаназии начинает свое летоисчисление с глубокой древности. И уже тогда она вызывала многочисленные споры. Так, в 9-6 веках до нашей эры в Спарте беспощадно убивали младенцев, родившихся слабыми, больными. Некоторые первобытные племена имели обычай умерщвлять немощных стариков, ставших обузой для семейства. Отношение к умышленному ускорению смерти неизлечимого больного, даже с целью прекращения его страданий никогда не было однозначным.

В начале ХХ века юрист Биндинг и психиатр Гохе предложили называть эвтаназией уничтожение так называемых "неполноценных" жизней. Такая чудовищная интерпретация понятия "эвтаназия" получила позже широкое распространение в фашистской Германии и в захваченных ею странах. Умерщвляли новорожденных, душевнобольных, больных туберкулезом или злокачественными новообразованиями, инвалидов, стариков и др. Была создана специальная индустрия умерщвления в виде газовых камер, душегубок, крематориев и т.д.

В 60-е годы ХХ века проблема эвтаназии вновь была поднята перед обществом, но уже в совершенно ином аспекте. В наши дни возникает другой вопрос: если эвтаназия - это яркое проявление реализации прав человека, гуманного отношения к личности, почему она не только не применяется на практике в нашей стране, а даже более того, строго запрещается законодательством. Проблема заключается в том, что здесь мнения ученых разделились на две совершенно противоположных точки зрения - "за" и "против".

Противники эвтаназии, считая ее аморальной, приводят следующие аргументы:

1. Эвтаназия прямо запрещается Клятвой Гиппократа: "Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла".

2. Сторонниками практики эвтаназии были нацистские медики. Это одно из явлений, характеризующих зверства фашизма, вопиющие преступления нацистских изуверов перед человечеством.

В виду этих фактов эвтаназия безнравственна и недопустима. В гиппократовой заповеди о святости человеческой жизни заложена величайшая нравственная мудрость, которая по своей высочайшей социальной целесообразности опережающе отражает, направляет противоречивую врачебную практику.

3. Кроме того, врачебная практика неизбежно чревата диагностическими ошибками, обусловленными некомпетентностью врачей и ограниченностью медико-клинической науки.

4. Эвтаназия, как форма медицинской практики, оказывает деморализующее действие на больных, а также не исключает возможность наступления общественно-опасных последствий вследствие злоупотребления ею.

Замминистра здравоохранения А. Вялков заявил в своем интервью новостям "КМ": "Мы не знаем всех возможностей человеческого организма. А раз не знаем, не нам и решать, когда ему время умирать"?. Вице-президент российской Академии медицинских наук А. Мартынов пояснил, что эвтаназия считается преступлением, сравнимым с убийством, и напомнил о многочисленных судебных процессах, связанных со случаями, когда врачи помогали больным уйти их жизни.

Несомненно, все приведенные аргументы являются достаточно вескими, однако они крайне уязвимы как в медицинском, так и в морально-этическом отношении. Поэтому необходимо рассмотреть и другую точку зрения по данному вопросу.

Вот мнение одного из сторонников активной эвтаназии, профессора права Сингапурского университета М. Чанга: "Сегодня мы должны переменить свой взгляд на смерть, невротическое отношение к смерти должно быть заменено более реалистическим взглядом на смерть как биологическую функцию. Необходимо ввести эвтаназию по отношению к случаям неизлечимых заболеваний, угрожающих человеку страданиями. При этом ударение следует делать на определении "добровольная". Добровольная эвтаназия есть право взрослого сознательного человека на то, чтобы жизнь его была безболезненно прервана врачом согласно его собственному желанию и при непременном соблюдении условий, оговоренных соответствующим законодательством. Поддержание жизни человека против его воли, когда сам смысл жизни для него потерян и он вынужден влачить жалкое существование в состоянии медленной агонии - это бессмысленная жестокость"?.

В журнале "Советское государство и право" доктор юридических наук Н.С. Малеин цитирует мнение А.Ф. Кони, согласно которому активная эвтаназия "допустима с нравственной и юридической позиций, если она проводится в исключительных случаях при наличии: 1) сознательной и устойчивой просьбы больного; 2) невозможности облегчить страдания больного; 3) точной доказанности невозможности спасти жизнь, установленной коллегией врачей при обязательном единогласии; 4) предварительного уведомления органов прокуратуры".

Действительно, эвтаназию в наше время важно рассматривать как осознанную необходимость, подчеркивая добровольность и гуманность данного подхода. Необходимо осознавать, что существуют такие больные, избавить от физической боли которых не представляется возможным даже при использовании самых современных анальгетиков и фармакологических препаратов. И, когда такой человек неизлечимо болен, и просит лишь о скорейшем избавлении от мучений, то гуманно ли будет заставлять его переносить нестерпимую боль и испытывать невыносимые страдания, если исход известен? По-моему, ответ однозначен: эвтаназия в данном случае будет наивысшим проявлением гуманизма к больному и фактической реализацией его права на свободное распоряжение собственной жизнью.

В отношении диагностических ошибок, необходимо отметить, что, конечно же, этот факт встречается в медицинской практике, но в данном случае они должны быть полностью исключены. С этой целью, а также дабы избежать всевозможных злоупотреблений, вопрос об эвтаназии должен рассматриваться строго в консилиумном порядке, в присутствии группы специалистов, с использованием наиболее современных методов диагностики. И только исходя из заключения врачей, когда клинически установлена неизбежность летального исхода, может быть принято решение об эвтаназии. Именно такой комплексный подход во многом поможет избежать возможных медицинских ошибок.

Что же касается деморализующего воздействия, то здесь важно пояснить, что если эвтаназия будет обоснованной, законодательно закрепленной, и, кроме того, подробно изложенной в печати процедурой, суть которой станет ясна каждому человеку, то, очевидно, подобного влияния на больных не будет оказано.

Важно, однако, заметить, что эвтаназия как массовая медицинская практика должна быть абсолютно исключена, т.к. именно в этом случае возможно возникновение всех негативных последствий, о которых говорят противники. Но как чрезвычайно редкая уникальная процедура, производимая под общественным контролем, она должна существовать в нашем обществе в качестве неотъемлемого права человека при жизни быть избавленным от страданий.

Литература и примечания

1. Эвтаназия: проблема с неизвестными решениями // Медицинская газета, 14 августа 1998 г. №65.

2. В России эвтаназии не будет // КМ - Новости (интернет-журнал), 30 ноября 2000 г.

3. Эвтаназия // Ридерз Дайджест, ноябрь 1997 г.

4. Н. С. Малеин // Советское государство и право, 1981, №8.









| | | | | | | |



Еникеев И.И. Понятие и критерии эффективности частного обвинения
// :
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.


 

И.И. Еникеев - ст. преподаватель кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ (г.Уфа)

ПОНЯТИЕ И КРИТЕРИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ

В уголовно-процессуальной литературе довольно обстоятельно исследована проблема частного обвинения, рассмотрена деятельность потерпевшего как участника уголовного процесса. Однако вопросам эффективности частного обвинения, определения коэффициента полезности участия частного обвинителя в этой деятельности, значимости данного института для повышения качества уголовного судопроизводства, установления истины по делам названной категории до самого последнего времени не было уделено достаточного внимания.

Между тем в исследовании эффективности частного обвинения в уголовном судопроизводстве есть острая необходимость.1 Тем более, обвинение и обвинительная деятельность способствуют противодействию преступности как социальному злу, наказанию виновных путем лишения или ограничения их прав и свобод, восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

При проведении исследования данного вопроса первоочередное значение имеет определение понятия и критериев эффективности частного обвинения.

В юридической литературе существуют различные суждения о понятии эффективности как правовой нормы, так и деятельности по ее применению. Но более устоявшееся и широко применяемое в настоящее время в юридической теории и практики понятие - это понимание эффективности правоприменительной деятельности (в том числе и деятельности по исполнению и использованию правовых предписаний) как деятельности, обеспечивающей достижение результата, запланированного в качестве цели.2

Если исходить из названной концепции, то эффективным будет такое частное обвинение, которое обеспечивает достижение ее цели.

Обвинение, в том числе и частное, имеет своей целью "реализацию уголовной ответственности",3 и поэтому любой акт об этом (обвинительное заключение, обвинительный акт, заявление потерпевшего или его законного представителя) есть обоснование уголовной ответственности лица, совершившего преступление.

А чтобы определить, достигнута ли цель и насколько полно, нужно сопоставить с ним полученный результат. Результатом здесь выступает "осуждение виновного лица, исполнение наказания и имущественных взысканий, а также судимость".4 Отношение между этим результатом и целью фиксирует эффективность частного обвинения. И в зависимости от разрыва между ними определяется ее степень (низкая, средняя, высокая) и только при условии соответствия деятельности частного обвинения требованиям закона.

При определении эффективности частного обвинения, наряду с результатом, должен применятся и другой критерий, который бы позволял оценивать деятельность частного обвинителя с учетом правильного выбора им позиции в обоснование уголовной ответственности подсудимого, способов и средств его отстаивания в суде.

Таким критерием является оптимальность5 частного обвинения, под которой понимается наилучший, соответствующий цели частного обвинения и назначению уголовного судопроизводства, порядок его поддержания.

Данный критерий призван помочь обосновать решение практических задач различного рода и в конечном итоге способствовать эффективности частного обвинения. Одной из практических задач является - необходимость выбора частным обвинителем наилучшего варианта действий, обеспечивающих достижение заданного результата при минимальных затратах, то есть "процессуальной экономии".6 К задачам этой сферы относятся действия частного обвинителя, направленные на поддержание частного обвинения только в рамках своих личных убеждений относительно доказанности обвинения, правильности квалификации преступления, предложения о мере наказания, которую следовало бы, по его мнению, определить виновному лицу.

Это обстоятельство обусловливает правомерность использования критерия оптимальности при оценке эффективности частного обвинения.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что между деятельностью по поддержанию частного обвинения, его результатом и эффективностью этого обвинения имеются определенные взаимосвязи, сущность которых проявляется в следующих зависимостях: во-первых, оптимальное поддержание частного обвинения в силу причинно-следственной связи должно закономерно привести к получению положительного результата - осуждению виновного лица и исполнению наказания, имущественного взыскания, а также судимости. В силу этого является правомерной постановка вопроса о его эффективности. Во-вторых, эффективность частного обвинения немыслима без достижения положительного результата, однако последний не может быть случайным, а должен быть закономерным результатом целенаправленной и оптимально организованной деятельности по его поддержанию частным обвинителем. В- третьих, по отношению к эффективности частного обвинения его оптимальное поддержание и полученный результат являются понятиями одного уровня - обязательными предпосылками эффективности, что дает возможность считать их в качестве критериев.

Таким образом, эффективность частного обвинения определяется как оптимальностью его поддержания в суде, так и получением положительного результата - осуждение виновного лица, исполнение наказания и имущественных взысканий, а также судимость, и не может быть достигнута при отсутствии одного из вышеуказанных критериев.

Литература и примечания

1. Зинатуллин З.З. О методах изучения эффективности уголовно-процессуальной категории // Вопросы эффективности советского уголовного процесса. Казань, 1976. С.48.

2. Советский уголовно-процессуальный закон и проблема его эффективности. М.: Наука, 1979. С.210-218; Курс советского уголовного процесса. М. 1989. С.259-270; Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. (Отв. ред. проф. М.Н. Марченко). Том 3. М. 2002. С.110-138 и др.

3. Давыдов П.М.. Обвинение в советском уголовном процессе. Свердловск. 1974. С.29; Парадеев В.М.. О понятии обвинения. // Уголовно-процессуальные формы борьбы с правонарушениями. Свердловск. 1983. С.44.

4. Ткаческий Ю.. Уголовная ответственность // Уголовное право. 1999, №3. С.38-41.

5. Оптимальный (от латинского optimus) - наилучший, наиболее соответствующий определенным условиям и задачам. См.: Большой энциклопедический словарь, М. 2001. С.548.

6. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовном процессуальном праве. Л.: ЛГУ, 1976. С.66-67.



1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28


Мунасыпова Э.Ф. Эвтаназия: нарушение или защита прав человека? // : Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации