Актуальные вопросы уголовного процесса современной России - файл n1.rtf

приобрести
Актуальные вопросы уголовного процесса современной России
скачать (2111.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf2112kb.14.09.2012 07:22скачать

n1.rtf

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28

Дмитриева А.А. О необходимости обязательного участия адвоката - представителя потерпевшего в уголовном процессе
// :
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.


 

А.А. Дмитриева - канд. юрид. наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Южно-Уральского государственного университета г.Челябинск)

О НЕОБХОДИМОСТИ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО УЧАСТИЯ АДВОКАТА - ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПОТЕРПЕВШЕГО В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Для всех отраслей российского законодательства характерно наличие норм, непосредственно регулирующих отношения, связанные с охраной прав и законных интересов граждан. Данные нормы образуют систему юридических гарантий, защищающих человека от различных посягательств и обеспечивающих возмещение вреда, причиненного ими. Самым опасным нарушением прав и законных интересов личности, причиняющим наибольший вред, является преступление, поэтому граждане, от него пострадавшие, особенно нуждаются в помощи.

Потерпевшему в соответствии с действующим УПК предоставлены широкие процессуальные права, большую часть которых он вправе осуществлять лично или через своего представителя. Защита потерпевшим своих прав и законных интересов через представителя, с одной стороны, является одним из важных процессуальных прав, с другой - процессуальной гарантией, обеспечивающей участнику процесса реальное осуществление его прав. Необходимость иметь при производстве уголовного дела представителя вызвана тем, что во многих случаях потерпевший не может сам реализовать свои процессуальные права. Причины этого разнообразны. Например, в результате полученной травмы состояние его здоровья не позволяет быть участником процесса, или моральная травма настолько тяжела, что потерпевший не в состоянии активно участвовать в судопроизводстве и поэтому предпочитает иметь в нем своего представителя. Не менее существенно и то, что в роли потерпевшего чаще всего оказываются люди, мало осведомленные в вопросах законодательства. Конечно, лицо, производящее дознание, следователь и суд обязаны разъяснять потерпевшему его процессуальные права, однако полнее и эффективнее реализовать эти права может лицо, обладающее юридическими познаниями, поэтому потерпевшие нередко доверяют защиту своих прав и законных интересов в уголовном процессе адвокатам. Участие в деле адвоката в качестве представителя потерпевшего позволяет своевременно, надежно и результативно осуществлять правовую защиту прав и законных интересов потерпевшего.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено обязательное участие в уголовном деле адвоката-представителя. Единственным актом, регулировавшим этот вопрос, являлось Указание Генерального прокурора СССР от 16 июня 1960г., в котором говорилось о возможности предоставления прав несовершеннолетних потерпевших или лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, адвокату.1 Следственные и судебные органы часто обращаются в юридические консультации с просьбой о выделении адвоката для представительства несовершеннолетнего или недееспособного потерпевшего, родители или близкие родственники которого умерли, а законный представитель не назначен. Такая же ситуация возникает и тогда, когда обнаруживается, что позиция законного представителя потерпевшего противоречит интересам потерпевшего. Например, мать несовершеннолетнего потерпевшего вступается за обвиняемого - отца.2 Очевидно, что в таких случаях следователь или суд должны принять меры, чтобы законный представитель, уклоняющийся от выполнения своих обязанностей, был заменен другим представителем, в частности, адвокатом. Поэтому в законе следует предусмотреть случаи обязательного участия представителей потерпевших по делам о преступлениях, причинивших вред несовершеннолетним, слепым, немым, глухим и иным лицам, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свои права и защищать свои интересы, независимо от того, участвуют ли в деле их законные представители, так как эта категория потерпевших в силу своих физических или психических особенностей нуждается в повышенном уровне защищенности, который сможет в достаточной мере обеспечить лишь профессиональный юрист - адвокат.

Обязательное участие адвоката - представителя потерпевшего диктуется также и соображениями нравственно-психологического и нравственно-педагогического характера, в соответствии с которыми следует ограждать от знакомства с определенной частью материалов дела несовершеннолетнего. Например, с неизвестными ему материалами, порочащими его родителей.3 В этом случае знакомиться с соответствующими материалами, участвовать в их исследовании должен его представитель - адвокат. Необходимость предусмотреть случаи обязательного участия адвоката - представителя потерпевшего в уголовном процессе диктуется и требованиями соблюдения принципа состязательности; закрепление в уголовно-процессуальном законодательстве только случаев обязательного участия адвоката - защитника обвиняемого (ст. 51 УПК РФ) нарушают этот принцип.

Вышеизложенное подтверждает правоту тех ученых-процессуалистов, которые выступают за внесение в УПК РФ случаев обязательного участия представителя потерпевшего в уголовном процессе. Этого настоятельно требует и практика. По данным анкетирования, проведенного среди адвокатов, судей, прокуроров г. Челябинска, 87% опрошенных высказались за необходимость законодательного урегулирования случаев обязательного участия адвоката - представителя потерпевшего в уголовном процессе.

Литература и примечания

1. См.: Сборник приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. - М. 1966. С.56.

2. См., напр.: Ларин А. М. Представительство в уголовном процессе.// Сов. юстиция. 1981. №8. С.21.

3. См.: Ларин А. М. Защита прав потерпевшего в уголовном процессе. - М. 1993. С.115.









| | | | | | | |



Володина Л.М. Новые проблемы возбуждения уголовного дела
// :
Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003.


 

Л.М. Володина - д-р юрид. наук, профессор, зав. кафедрой уголовного процесса и криминалистики ИГиП Тюменского государственного университета (г.Тюмень)

НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

С принятием нового уголовно-процессуального закона видоизменились многие традиционные институты уголовно-процессуального права, в том числе претерпел некоторые изменения и институт возбуждения уголовного дела. Насколько позитивны эти изменения?

Российское уголовное судопроизводство как система последовательно сменяющихся стадий являет собой сложную картину процесса исследования обстоятельств совершенного преступления, итог которой вывод о виновности или невиновности лица. Начало уголовно-процессуальной деятельности в российском уголовном судопроизводстве связывается со стадией возбуждения уголовного дела. В соответствии со ст. 140 УПК РФ уголовное дело может быть возбуждено только тогда, когда имеются поводы и основания для возбуждения уголовного дела. Поводы к возбуждению уголовного дела перечислены в ч. 1 ст. 140 УПК РФ Уголовно-процессуальный закон, как и ранее, не дает определения повода, изменилась лишь регламентация самого перечня поводов к возбуждению уголовного дела. Часть вторая ст. 140 УПК

РФ, по сути, повторяя норму старого закона, предусматривает основания для возбуждения уголовного дела, которыми является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Закон не требует установления юридической квалификации деяния, как и в прошлом (ибо это и невозможно на данном временном отрезке производства), но правоприменитель, принимая решение, обязан дать предварительную квалификацию. Порядок принятия и оформления первичной информации о совершенном или готовящемся преступлении регламентирован в законе лишь в самом общем виде.

Статья 141 УПК РФ лишь некоторым образом уточняет правила оформления первичной информации, поступившей в органы, полномочные принимать решение о возбуждении дела.

Процессуальный порядок проведения предварительной проверки поступившей в органы информации в виде повода к возбуждению уголовного дела законом не регламентирован. В силу этого так и остается неясным, является ли она по своей природе доказыванием. Существует немалое количество точек зрения ученых по означенному вопросу: от полного отрицания доказывания на этой стадии до признания его с соответствующим обоснованием авторами своих позиций.1

Способы проведения предварительной проверки в стадии возбуждения уголовного дела многообразны, К их числу относятся истребование документов, отобрание объяснений, организация инвентаризаций, требование производства ревизий, проведение оперативно - розыскных мероприятий, осмотр места происшествия и др. Ныне законодатель, кроме того, предусмотрел возможность производства до возбуждения уголовного дела еще двух следственных действий: освидетельствования и производства судебной экспертизы.

Законодатель обошел молчанием порядок проверки, осуществляемой без производства следственных действий. Собственно, по логике вещей, исходя из ныне действующего законодательства, это вполне объяснимо: процедура возбуждения уголовного дела так и осталась как бы за рамками уголовно-процессуальной формы. С другой стороны, отдельные ее элементы все же регламентированы нормами уголовно-процессуального закона. Так, статьи 141 - 143 УПК РФ регламентируют в общих чертах порядок приема и регистрации заявлений и сообщений, явки с повинной, рапорта об обнаружении признаков преступления, ст. 144 УПК закрепляет порядок рассмотрения сообщения о преступлении, ст. 145 УПК устанавливает некоторые правила принятия итогового решения, завершающего данную стадию. В соответствии с частью четвертой ст. 146 УПК, законодатель допускает производство осмотра места происшествия, освидетельствования, назначение и производство судебных экспертиз. Двойственной позиции законодателя в регламентации процедуры возбуждения уголовного дела мы обязаны сложившемуся в теории и на практике противоречию: с какого момента начинается уголовный процесс, - с момента ли получения и фиксации первичной информации о совершенном преступлении либо с момента принятия решения о возбуждении уголовного дела. В теории уголовно-процессуального права существует мнение о том, что стадия возбуждения уголовного дела "происходит за рамками производства по конкретному уголовному делу".2

Проблема эта носит не только теоретический характер. В случае отказа в возбуждении уголовного дела естественно возникает вопрос: а имели ли место уголовно-процессуальные отношения. Ответ на вопрос найти невозможно, исходя из общего постулата о том, что уголовный процесс начинается с момента принятия решения о его начале. Проще обойти вопрос молчанием, если предварительная проверка не затронула интересов частных лиц.

Анализ практики дает основание утверждать, что новый УПК не решил тех проблем, которые стояли перед органами расследования, более того, породил новые проблемы. Разброс регламентации отдельных процессуальных действий на стадии возбуждения уголовного дела в различных главах УПК, привел к несогласованности его отдельных положений. Как отмечают практики, из содержания норм неясно, вправе ли дознаватель, получив сообщение о преступлении, по которому предварительное следствие обязательно, принять решение о возбуждении уголовного дела либо обязан провести проверочные мероприятия, после чего направить материалы проверки прокурору для определения подследственности. Трудно понять также, вправе ли следователь органа внутренних дел, выехав на место происшествия и установив признаки преступления, которое подследственно следователю прокуратуры, принять решение о возбуждении уголовного дела и производить неотложные следственные действия.

Из числа субъектов, наделенных правом отказа в возбуждении уголовного дела, ныне законом исключены органы дознания, в связи с этим на практике возник целый ряд вопросов.

Статья 146 УПК РФ установила возможность производства экспертизы до возбуждения уголовного дела. Практика идет по пути назначения экспертиз на стадии возбуждения уголовного дела, но проведение их осуществляется в рамках возбужденного уголовного дела. Это естественно, поскольку статус участников процесса на данной стадии не регламентирован (и не может быть регламентирован), что требует определенной подстраховки во избежание нарушения прав человека. Этим обстоятельством объясняется и невозможность производства освидетельствования до возбуждения уголовного дела. Норма, разрешающая производство этого следственного действия до принятия решения о начале производства по делу, непригодна, она не может быть реализована, поскольку при производстве этого следственного действия речь идет об обследовании живого лица.

По данным обобщения практики реализации нового уголовно-процессуального закона для определения наркотиков и ныне на стадии возбуждения уголовного дела проводятся исследования обнаруженного вещества, а не судебные экспертизы.

Одним из значимых изменений, происшедших на этой стадии уголовного процесса, является требование согласия на возбуждение уголовного дела прокурора. По результатам обобщения следственной практики Тюменской области за период с 1 июля по 1 декабря 2002 года абсолютное большинство постановлений о возбуждении уголовных дел согласованы прокурорами в обычном режиме рабочего времени и дежурств прокуроров и их заместителей в праздничные и выходные дни. При выезде в составе следственно-оперативных групп по сообщениям о совершении убийств и иных особо тяжких преступлений, в том числе и в ночное время, прокурорами дано согласие на возбуждение 159 уголовных дел.

Следователь ныне лишен процессуальной самостоятельности в решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Исходя из логики вещей, этим нововведением законодатель повысил ответственность прокурора за принятие решения о начале производства по уголовному делу, упрочив одновременно гарантии прав человека и гражданина в сфере уголовного судопроизводства.

Исходя из результатов обобщения практики, особых сложностей реализация положений ст. 146 УПК РФ о получении согласия прокурора не вызвала. Однако, несмотря на казалось бы в целом сложившуюся позитивную картину, некоторым образом настораживает проблема получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела в случаях выезда следователя (дознавателя) в удаленные населенные пункты области. Анализ практики дает крайне противоречивые результаты. С одной стороны, абсолютное большинство прокуроров районных и окружных прокуратур в своих докладных записках сообщают о том, что следователями (дознавателями) не используются в целях неотложного рассмотрения вопроса о необходимости возбуждения уголовного дела технические средства связи. Вместе с тем существует информация и иного рода. В отдельных районах Тюменской области в случаях, когда возникает необходимость такого согласования в удаленных населенных пунктах, осуществляется применение технических средств связи. В связи с этим возникает вопрос о том, каким образом оформляется в подобных ситуациях получение согласия на возбуждение уголовного дела.

Настораживает то обстоятельство, что согласие прокурора, полученное по телефону, воспринимается на практике как рядовое явление. Предлагается даже использовать такую форму значительно шире, установив порядок ее применения межведомственным нормативным актом. Но такое согласие - не более чем фикция, если исходить из смысла закона, что получение согласия должно быть направлено на проверку законности и обоснованности возбуждения уголовного дела. Складывается впечатление, что законодатель с самого начала внедрил норму, не отвечающую притязаниям. Проверка законности и обоснованности возбуждения уголовных дел всегда осуществлялась надзирающим прокурором и в прошлом, когда требование получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела не существовало.

На практике используются также информационные сообщения прокурору о возбуждении дела с последующей дачей согласия.

Прошедшие пять месяцев деятельности правоохранительных органов в режиме нового уголовно-процессуального законодательства показали, что насущной проблемой оказалось обеспечение исполнения требований закона о вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела лицами, перечисленными в ч.1 ст. 148 УПК РФ. Дело в том, что до получения решения коллегии Тюменской областной прокуратуры такие постановления выносились участковыми уполномоченными милиции и оперуполномоченными уголовного розыска. В результате по области состоялось 1216 постановлений участковых уполномоченных и 2244 постановления оперуполномоченных, которые можно, по сути, назвать незаконными. Проблема требует скорейшего разрешения, поскольку на этот счет до сих пор нет никаких соответствующих разъяснений, нет информации и о практике правоприменения в других регионах.

Подводя итог, следует заметить, что институт возбуждения уголовных дел и практика правоприменения не получили от нового уголовно-процессуального закона ожидаемых позитивных изменений. Более того, уголовно-процессуальный закон породил новые серьезные проблемы в правоприменительной деятельности.

Литература и примечания

1. См. об этом подробно: Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела / Учебное пособие. Иркутск, 1981.

2. Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел. М.: 1997. С. 6.









| | | | | | | |



1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28


Дмитриева А.А. О необходимости обязательного участия адвоката - представителя потерпевшего в уголовном процессе // : Межвузовский сборник научных трудов. - Уфа: РИО БашГУ, 2003
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации