Губин Е.П., Лахно П.Г. (ред) Предпринимательское право Российской Федерации - файл n1.rtf

приобрести
Губин Е.П., Лахно П.Г. (ред) Предпринимательское право Российской Федерации
скачать (8976.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf8977kb.13.09.2012 15:56скачать

n1.rtf

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   124

§ 3. Особенности применения источников предпринимательского права



Правовые нормы, регулирующие предпринимательские отношения, реализуются в процессе правоприменительной деятельности. Правоприменение - это разрешение определенной конфликтной правовой ситуации в результате анализа и применения источников предпринимательского права к конкретным обстоятельствам, возникающим в процессе предпринимательской деятельности, и в результате - вынесение решения по конкретному делу. Обычно под применением права понимается властная деятельность компетентных органов, имеющая своей целью обеспечить адресатам правовых норм реализацию принадлежащих им прав и обязанностей, а также гарантировать контроль за данным процессом*(120).

Применение источников предпринимательского права предполагает прежде всего выяснение допустимости применения определенной правовой нормы. Для этого необходимо удостовериться, соответствует ли данная норма Конституции России и федеральным законам. Если правовая норма вступает в противоречие с конституционными нормами, она не может применяться. Согласно положениям гл.XIII Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"*(121) при рассмотрении дела в любой инстанции суд, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ закона, примененного или подлежащего применению в данном деле, обращается в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности данного закона.

Если Конституционный Суд установит при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, он принимает решение в соответствии с законом (ч.2 ст.120 Конституции РФ).

Применение законодательства о предпринимательстве имеет определенные особенности, обусловленные той особой ролью в регулировании товарно-денежных отношений с участием предпринимателей, которая отводится Гражданскому кодексу.

В соответствии с п.2 ст.3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Кодексу. Эта норма направлена на обеспечение единства и согласованности гражданского законодательства.

Особое значение при применении источников предпринимательского права имеет предусмотренный Конституцией РФ конституционно-правовой режим стабильности условий хозяйствования, выводимый из ч.1 ст.8, ч.1 ст.34 и ст.57 Конституции РФ. Первое упоминание об этом режиме содержалось в определении Конституционного Суда РФ от 1 июля 1999 г. N 111-0 по жалобе гр-на Варганова*(122).

Данный конституционно-правовой режим предполагает, что законодатель не вправе подрывать юридическую безопасность (определенность) и предсказуемость условий хозяйствования.

Юридическая безопасность - это широкая концепция, стержнем которой является предсказуемость, означающая отсутствие обратной силы вновь принимаемых законов, защиту закрепленных прав и реализацию законных ожиданий*(123).

В п.2 ст.23 ГК РФ предусмотрено, что деятельность крестьянского (фермерского) хозяйства осуществляется без образования юридического лица. После вступления в силу части первой ГК с 1 января 1995 г. на практике возник вопрос о правовом статусе крестьянских хозяйств, созданных в соответствии с Законом РСФСР от 22 ноября 1990 г. N 348-I "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"*(124), которые признавались юридическими лицами. По мнению одних авторов, после вступления в силу части первой ГК все ранее созданные крестьянские хозяйства - юридические лица автоматически утратили этот статус и должны рассматриваться как предпринимательская деятельность без образования юридического лица*(125). Однако с учетом принципа юридической безопасности автоматически права юридического лица не утрачиваются, и пока изменения правового статуса крестьянского хозяйства не зарегистрированы в установленном порядке, оно должно продолжать оставаться юридическим лицом*(126).

Не случайно в целях пресечения незаконной практики обязывания крестьянских хозяйств, созданных как юридические лица, к изменению их правового статуса Министерство юстиции РФ подготовило разъяснение от 30 апреля 1999 г., в котором сказано, что предельные сроки для приведения правового статуса крестьянских (фермерских) хозяйств, созданных до введения в действие гл.4 ГК, в соответствие с положениями ГК никакими федеральными законами не установлены*(127).

Определенной спецификой обладают правила применения правовых норм, содержащихся в нормативных постановлениях Правительства РФ и ведомственных нормативных актах.

Постановления Правительства РФ, содержащие правовые нормы, которые регулируют предпринимательские отношения, могут быть изданы только на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ (ч.1 ст.115 Конституции России). Как отмечается в постановлении Конституционного Суда РФ от 22 ноября 2001 г. по делу о проверке конституционности п.2 статьи 16 Закона Российской Федерации "О сертификации продукции и услуг"*(128), поскольку Правительство РФ осуществляет меры по обеспечению прав и свобод граждан (п."е" ч.1 ст.114 Конституции РФ) и действует на основании и во исполнение федеральных законов (ч.1 ст.115 Конституции РФ, ст.2 и 3 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации"*(129)), ни оно само, ни другие органы исполнительной власти не вправе устанавливать не предусмотренные федеральным законом обязанности и обременения, ограничивающие конституционные права и свободы граждан.

В силу п.7 ст.3 ГК РФ органы исполнительной власти могут издавать акты, регулирующие в числе прочих предпринимательские отношения, в случаях и пределах, предусмотренных Кодексом, другими законами и иными правовыми актами.

При этом ведомственные нормативные акты подлежат государственной регистрации в соответствии с установленным порядком*(130). Верховный Суд РФ признает незаконным и не подлежащим применению со дня издания ведомственный нормативный акт, не зарегистрированный в установленном порядке в Министерстве юстиции РФ. Как указал Верховный Суд РФ, государственной регистрации подлежат нормативные акты министерств и ведомств РФ, затрагивающие права и законные интересы граждан или имеющие межведомственный характер, независимо от срока действия (постоянные или временные) и содержащихся в них сведений*(131).

§ 4. Применение норм иностранного права



Основой для применения международных актов являются положения ч.4 ст.15 Конституции РФ и ст.7 ГК РФ.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, применению подлежат правила международного договора.

Положения международных договоров применяются к отношениям, возникающим между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта.

Международными договорами признаются соглашения, заключаемые Российской Федерацией с иностранным государством либо с международной организацией в письменной форме и регулируемые международным правом, независимо от того, содержатся ли такие соглашения в одном или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от их конкретного наименования (ст.2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. "О международных договорах Российской Федерации"*(132)).

Особо важное значение имеют те многосторонние договоры (конвенции), которые имеют непосредственное отношение к регулированию предпринимательских отношений. Можно выделить Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция). Ее значение состоит прежде всего в том, что она представляет собой международную унификацию материально-правовых норм, регулирующих самый распространенный вид договора - куплю-продажу.

23 февраля 1996 г. Российская Федерация подписала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и протоколы к ней, включая и Протокол N 1. 30 марта 1998 г. был принят Федеральный закон о ратификации этой Конвенции*(133). Статья 1 Протокола N 1 предусматривает, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. В отличие от большинства других положений Конвенции указанная статья защищает не только физических, но и юридических лиц, в том числе общества и товарищества. Поэтому данное положение, а также решение Европейского Суда по правам человека являются важными источниками предпринимательского права. Европейский Суд исходит из того, что используемый в ст.1 Протокола N 1 термин "имущество" относится ко всем "закрепленным правам", которые может доказать заявитель*(134).

В 1982 г. Европейский Суд вынес решение по делу "Спорронг и Лонгрот против Швеции", в котором выделил в ст.1 Протокола N 1, посвященной экономическим правам, три основные нормы. Первая устанавливает правило беспрепятственного пользования имуществом. Вторая определяет порядок возможного отчуждения собственности в публичных интересах. Третья признает за государствами право регулировать использование имущества в соответствии с публичными интересами и принимать в этих целях законы, которые оно считает нужными*(135).

Диапазон прав, гарантированных ст.1 Протокола N 1, с учетом развития экономических отношений постоянно расширяется.

Фактически Европейский Суд перешел от понятия собственности, охраняемой по ст.1 Протокола N 1, к гораздо более широкому понятию, включающему всю совокупность интересов экономического характера.

Судебная практика РФ развивается в русле судебных прецедентов Европейского Суда. Прецеденты, основанные на применении норм ст.1 Протокола N 1, используются Конституционным Судом России при проверке конституционности правовых норм, регулирующих разнообразные имущественные права*(136). Таким образом, сложившиеся в Европе интегрированные правовые представления, являющиеся по существу европейским конституционным правом, через решения Конституционного Суда РФ становятся частью российской правовой системы.

Рассматривая дело о проверке конституционности ст.104 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г., Конституционный Суд признал, что не только вещные, но и обязательственные по своей природе права кредитора в процедуре банкротства находятся под защитой ст.35 Конституции России, которая, как и ст.1 Протокола N 1, устанавливает, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда*(137).

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   124


§ 3. Особенности применения источников предпринимательского права
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации