Сырых В.М. Теория государства и права - файл n1.doc

приобрести
Сырых В.М. Теория государства и права
скачать (1908.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1909kb.13.09.2012 14:14скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА

Глава 1 ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА

(См. схему 1 на стр. 572)

1. Понятие социальной власти

Одним из необходимых условий существования человеческого общества является выработка единой воли лиц, действующих совме­стно. Ни одно общественное, а тем более правовое отношение не обходится без согласования воли их участников. Не может возни­кать правоотношение, если один из его участников не обладает ра­зумной или свободной волей и не способен выразить ее в отношени­ях с другими лицами.

Согласование воли осуществляется различными способами. Это может быть совет, рекомендация, как следует поступать в том или ином случае, чтобы достичь положительного результата (рекоменда­ции врачей, советы родственников и знакомых, пояснения препода­вателей в процессе обучения);

предписание действовать определенным образом. Если совет, ре­комендацию можно не исполнять, то предписания являются обяза­тельными. Например, правила игры, правила дорожного движения. Гоголевские герои Ноздрев и Чичиков не смогли успешно завершить игру в шашки потому, что один из них постоянно нарушал ее прави­ла. Подобный результат ожидает всех, кто попытается нарушить ус­тановленные предписания;

приказ, команда действовать определенным образом. В этом слу­чае происходит подчинение воли одного человека другому, один че­ловек управляет другим, предписывает, как ему следует действовать в данной ситуации. Это управление и понимается как власть. Власть может быть безграничной, когда человек должен выполнять ее лю­бые команды, выраженные как устно, так и письменно или с помо­щью жестов, а подчас и даже взгляда.

Другим характерным признаком власти является обязательность исполнения отданного приказа, непременное подчинение данной ко­манде. Без соблюдения этого условия власть перестает быть властью

и превращается в пустое сотрясение воздуха пустым звуком. Подчинение приказу может быть добровольным, либо под угрозой приме­нения принуждения, либо с применением насилия. Применение при­нуждения является обязательным признаком власти, отличающим ее от рекомендаций и технических предписаний.

Право индивидуума или органа отдавать властные указания ос­новывается на каких-либо признаваемых обществом нормах. Руко­водитель преступного сообщества также обладает властью, руково­дит действиями своих сообщников. Однако его управление сообще­ством не является действительной властью, признаваемой обществом. Наоборот, все такие действия признаются общественно опасными, и все члены сообщества подлежат уголовной ответственности. Со­циальная власть должна признаваться таковой в силу моральных норм, обычаев или права и направлена на достижение социально полезного результата. Власть, осуществляемая с целью нарушения прав и свобод человека и гражданина, организаций и иных лиц, со­циально вредна и должна быть незамедлительно прекращена обще­ством. Еще буржуазные идеологи обосновали право общества, кол­лектива сместить лиц, использующих предоставленную им власть в своекорыстных целях и узурпирующих права других.

Таким образом, власть понимается как основанное на действую­щих социальных нормах и принуждении управление отдельными лицами, их коллективами и обществом в целом, осуществляемое для достижения социально полезных результатов.

Социальная власть существует на трех уровнях: семьи, отдельно­го коллектива и общества в целом. Власть семьи основывается на принципах добровольности лиц, из которых она состоит, и праве суп­ругов самостоятельно определять вопросы управления семьей. Суп­руги, не способные определиться в вопросах власти и подчинения, не образуют семьи и рано или поздно расторгают брак в установлен­ном законом порядке.

Социальная власть на уровне отдельных коллективов людей — об­щественных объединений или трудовых коллективов — характери­зуется тем, что эта власть имеет своим источником два вида соци­альных норм. Она признается действующими нормами права, а кон­кретные формы проявления власти определяются самими коллективами в уставах общественных объединений или норматив­но-правовых актах, принимаемых трудовыми коллективами или органами управления организаций, предприятий, учреждений. Все споры о власти и законности ее решений в организациях,

предприятиях, учреждениях решаются компетентными государ­ственными органами, а в общественных объединениях их членами непосредственно.

Социальная власть в современном обществе, разделенном на классы, иные социальные слои, осуществляется государством. Как орган управления делами общества государство принимает обще­обязательные нормативно-правовые акты, а также индивидуальные акты применения норм права, осуществляет государственное при­нуждение в отношении лиц, совершающих правонарушение. Госу­дарство выполняет особые, только ему присущие функции, имеет специфическое содержание и форму. Обстоятельное изучение на­званных компонентов государства и составляет основное содержа­ние теории государства.

2. Основные теории происхождения государства

В настоящее время имеется несколько теорий происхождения го­сударства, которые различным образом объясняют причины, усло­вия и процесс возникновения и развития данного явления. Отсут­ствие единства во взглядах ученых на историю становления государ­ства обусловливается рядом объективных и субъективных факторов. Во-первых, процесс становления государства приходится на началь­ные стадии истории человечества, на которых еще не было письмен­ности и люди не могли зафиксировать этот процесс сколько-нибудь полно и всесторонне в письменных источниках. Дошедшие до на­ших дней свидетельства об этом этапе истории государства являются отрывочными и не позволяют составить полной и объективной кар­тины о том, в силу каких причин возникло государство и как шел процесс его становления. Лишенные достоверных и полных знаний, ученые вынуждены рассматривать этот процесс умозрительно, выд­вигая те или иные гипотетические, предположительные суждения.

Во-вторых, на взгляды ученых по вопросу о происхождении госу­дарства сильное влияние оказывают уровень развития философии, социальных и правовых наук. В условиях недостаточной развитости этих наук в Древней Греции и Древнем Риме, в период раннего Сред­невековья, ученые давали весьма наивные объяснения причин воз­никновения государства, сводя все дело к божественной воле или власти отца большого семейства, переросшего со временем во власть монарха. По мере развития социальных и правовых наук, а также и философии, теоретические построения относительно истории ста-

новления государства становились более сложными и более аргумен­тированными.

В-третьих, на позиции авторов теории происхождения государ­ства сказываются их мировоззренческие, философские и идеоло­гические позиции. Теолог Фома Аквинский в силу своих мировоз­зренческих позиций не видел и не мог видеть влияния материаль­ных объективных причин на процесс становления государства, равно как и материалист Ф. Энгельс при любых условиях не спосо­бен разделять позиции сторонников божественного происхождения государства.

В современной теории государства и права наиболее распростра­ненными считаются теологическая, патриархальная, договорная и материалистическая теории происхождения государства, а также те­ория насилия.

Согласно теологической теории, получившей наибольшее разви­тие в XII—XIII вв., церковь от бога получила два меча, один из кото­рых оставила себе, а другой вручила государям как символ проявле­ния божественной власти на земле. Поэтому каждый государь явля­ется слугой церкви, только при этом условии он получает власть от «бога» и может управлять государством.

Патриархальная теория, сторонниками которой были Аристотель и Н.К. Михайловский, рассматривает государство наилучшей фор­мой правления, призванной обеспечить общее благо всем членам общества. При этом власть монарха предстает как продолжение вла­сти отца (патриарха) большой семьи, распавшейся на мелкие семьи. Соответственно и основная задача монарха видится в том, чтобы за­ботиться о своих подданных, создавать условия для достижения об­щего блага и обеспечивать послушание населения действующим в обществе законам.

Договорная теория происхождения государства получила широ­кое распространение у буржуазных идеологов, обосновавших право буржуазии на государственную власть и буржуазную революцию (Т. Гоббс, Д. Локк, Ж.Ж. Руссо и др.). Согласно этой теории государ­ство возникло в результате договора между людьми. Находясь на начальных стадиях истории человечества, люди не имели государ­ства. Не было и сильной власти, способной защитить человека от произвола других лиц, что приводило к постоянным столкновениям бедных и богатых, сильных и слабых. Для наведения порядка и со­здания условий, гарантирующих неприкосновенность частной соб­ственности, чести и достоинства каждого человека, люди заключили

между собой договор, по которому часть своих естественных прав они добровольно передают государству. Как орган управления делами общества, государство обязуется защищать слабых и бедных, охра­нять общество от нападений извне, а также обеспечивать соблюде­ние прав человека. Если государство свои права выполняет ненадле­жащим образом, — что, по мнению буржуазных идеологов, и имело место в условиях феодального общества и феодального государства,— то народ имеет право на смену такого государства, в том числе и пу­тем вооруженного восстания.

Теория насилия (Е. Дюринг, Л. Гумплович и др.) несколько иначе объясняет процесс становления государства. По глубокому убежде­нию ее сторонников, государство возникло в процессе завоевания одних племен (народов) другими племенами (народами). Борьба пле­мен за свою независимость и приводит к возникновению специаль­ного органа, как у слабых племен, так и сильных. Слабые племена видят в государстве одно из основных средств объединения сил, спо­собных противостоять посягательствам других, более сильных пле­мен. Государство необходимо и сильным племенам как орган управ­ления, насилия над побежденными племенами и обеспечения их подчинения законам и установлениям победителей.

Материалистическая теория происхождения государства (К. Маркс и Ф. Энгельс) истоки государства видела в развитии эко­номических материальных отношений общества, приведших к рас­слоению общества на бедных и богатых, рабов и рабовладельцев. Про­тиворечия между этими слоями общества оказались настолько стой­кими и несовместимыми, что общество в поисках органа, способного обеспечить в таком обществе порядок и умерить классовые столкно­вения, создает специальный орган принуждения, охраны порядка — государство. Этот орган, призванный обеспечивать и охранять поря­док в обществе, со временем превратился в орган политического гос­подства экономически господствующего класса. В условиях рабов­ладения государство охраняло и защищало интересы рабовладель­цев, в феодальном обществе — феодалов, а в буржуазном -буржуазии. Логика развития общества и государства неизбежно при­ведет к новому социальному строю — коммунизму, а орудием его построения будет выступать государство, выражающее политичес­кую волю и власть рабочего класса и всех трудящихся.

В современной учебной литературе нередко содержатся утверж­дения о том, что все теории происхождения государства имеют оди­наковое научное значение, что «каждая теория является определен-

ной ступенькой к познанию истины». По нашему мнению, подоб­ные выводы не соответствуют действительному положению дел, также как и большая часть оправдываемых ими теорий происхожде­ния государства.

Бездоказательной является теологическая теория происхождения государства. Библия и иные христианские источники ничего не го­ворят о факте передачи церкви пресловутых двух мечей. Если исхо­дить из тезиса о причастности церкви к получению мечей, то этот процесс мог произойти не ранее появления христианства, т.е. начала новой эры. В этот период человечество обладало письменностью и уж наверняка сохранило бы этот акт в письменных источниках. Од­нако никаких свидетельств такому факту нет. И по сей день не ясно, какому конкретно государю был передан этот меч, когда состоялся акт передачи меча и где в настоящее время этот меч хранится.

Несостоятельной является и патриархальная теория происхожде­ния государства. Ее основоположник Аристотель жил до новой эры и не располагал достоверными знаниями о том, как была организо­вана власть в семье в условиях первобытно-общинного строя, в не­драх которого и были созданы необходимые предпосылки для воз­никновения государства. Власть государя не могла быть прямым про­должением власти отца (патриарха) большой семьи по той простой причине, что такой власти у мужчин не было. Власть в семье принад­лежала женщине, по ее линии велся и отсчет родственников семьи. Власть отца в семье возникает в истории человечества значительно позже и влечет за собой революцию в формах собственности — об­щая собственность рода заменяется частной собственностью отдель­ной семьи. А появление последней и явилось непосредственной при­чиной возникновения государства.

Теория насилия основывается на известных исторических фактах завоевания одних племен другими. Однако в этой теории остаются нераскрытыми причины, в силу которых одни народы признают воз­можным и целесообразным покорение других народов с целью их грабежа, возложения обязанности отдавать часть произведенных материальных благ победителю. В условиях первобытно-общинного строя, когда человек мог производить ровно столько, сколько и по­треблял, акции покорения одних племен другими были бессмыслен­ны, поскольку никаких материальных благ у побежденных, кроме территории, отнять было нельзя из-за отсутствия таковых. Как аргу­ментированно показывает Ф. Энгельс, «частная собственность об­разуется всюду в результате изменившихся отношений производства

и обмена ... следовательно, по экономическим причинам. Насилие не играет при этом никакой роли. Ведь ясно, что институт частной собственности должен уже существовать, прежде чем грабитель мо­жет присвоить себе чужое добро, что, следовательно, насилие, хотя и может сменить владельца имущества, но не может создать частную собственность как таковую». Поэтому объективные истоки возник­новения государства нужно искать не в политических актах вроде за­воеваний одного народа другим, а в выявлении логики развития об­щества и возникновения причин, в силу которых стало возможным политические насилие во всех его многообразных проявлениях.

Процесс объяснения причин возникновения государства из ус­ловий внутреннего саморазвития общества наиболее полно раскры­вает материалистическая теория происхождения и заслуживает бо­лее обстоятельного изложения и изучения.

3. Публичная власть родового строя

Для того, чтобы понять, каким образом и в силу каких причин возникло государство, нужно выяснить три вопроса: 1) какой была публичная власть, предшествующая государству; 2) в силу каких об­стоятельств произошла смена этой власти государством; 3) что прин­ципиально отличает государство от публичной власти родового строя.

Наиболее исчерпывающие и убедительные ответы на эти вопро­сы даются в работе Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной соб­ственности и государства». Главные положения этой работы сводят­ся к следующему.

Согласно материалистическому пониманию истории человечес­кого общества формой общественного строя, не знавшего государ­ства, но породившего его, был родовой строй. Род представляет со­бой союз родственников по материнской линии. Он был присущ всем народам земного шара до их вступления в эпоху цивилизации и об­разования государства. Некоторые народы Азии и Америки и по на­стоящее время живут общинно-родовым строем.

Публичная власть родового строя имела демократическую осно­ву и характеризовалась следующими чертами.

1) Верховная власть принадлежала общему собранию всех взрослых членов рода. Мужчины и женщины обладали равным правом голоса. На собрании принимались решения, имеющие наиболее важные зна­чения, в том числе объявление войны другим родам, избрание вож­дя, а на период военных действий — и военачальника, разрешались

вопросы кровной мести (принимать выкуп за убитого сородича или же мстить за него).

Внутри рода не было какого-либо аппарата, органа, осуществляв­шего управление делами рода на профессиональной основе. Вожди и военачальники избирались общим собранием и им же смещались. Смещенные лица становились рядовыми членами рода, воинами, ча­стными лицами и не видели в этом никакого умаления их достоинств. Старейшины и военачальники в процессе управления делами рода не получали какого-либо материального вознаграждения.

3) Род выступал в качестве органа защиты всех своих членов. Тот, кто причинял зло отдельному человеку, воспринимался как причи­нивший зло всему роду. Соответственно, на защиту обиженного вставал весь род, все его члены. В войнах участвовали все здоровые взрослые мужчины, и проявление трусости считалось самым позор­ным поступком. На убийство соплеменника род отвечал кровной местью. Собрание рода, откуда происходил убийца, предпринима­ло попытки покончить дело миром, высказывая потерпевшему роду сожаление и предлагая значительные подарки. Если предложения и подарки отвергались, то потерпевший род назначал мстителей, которые должны были выследить и лишить жизни убийцу. Если это поручение было выполнено, то конфликт считался исчерпанным, и род убитого не мог объявлять кровную месть лицам, осуществив­шим возмездие.

Последовательный демократизм публичной власти родового строя был возможен и сохранялся длительное время благодаря экономи­ческому, имущественному равенству всех членов рода. Его экономи­ческий базис характеризовался неразвитыми производительными силами. Так называемое присваивающее производство в виде охоты, рыболовства, собирания плодов, а также примитивность орудий труда не позволяли отдельному человеку производить значительно боль­ше того, что он сам мог потребить. Рабочая сила человека на этой ступени не давала сколько-нибудь заметного излишка над расхода­ми по ее содержанию.

Разделение между членами рода было чисто естественного проис­хождения и существовало между полами. Мужчина занимался охотой, рыболовством, а женщина работала по дому, занималась приготов­лением пищи и одежды. Каждый из них хозяйничал в своей области: мужчина в поле, а женщина в доме. Неразвитые производительные силы родового строя были способны обеспечить его членов толь­ко самыми необходимыми материальными благами, да и то лишь

коллективными усилиями всех членов рода. Поэтому и результаты такой деятельности составляли общинную собственность на жили­ще и собранные продукты. Все члены рода были экономически рав­ны, и каждый из них имел материальных благ ровно столько, сколь­ко их имел каждый другой член рода.

Экономическое равенство всех членов рода делало невозможным их деление на привычные современному человеку социальные слои бедных и богатых. Не было рабов и рабовладельцев. Коль скоро труд раба был экономически невыгоден, то военнопленных либо убива­ли, либо усыновляли, принимали в члены рода.

Лишь лишенный экономических противоречий род мог существо­вать и управляться демократическим путем, без государства. Систе­ма экономических и социальных отношений родового строя в науч­ной литературе охватывается понятием «первобытного коммунизма».

4. Причины и форма возникновения государства

Смена публичной власти родового строя государством произош­ла не по желанию отдельных лиц, в результате договора или же наси­лия, а в результате серьезных изменений в экономической сфере об­щества. Эти изменения стали возможными благодаря развитию про­изводительных сил общества, позволивших ему производить материальных благ больше, чем их требовалось для простого воспро­изводства и сохранения жизни.

Начало развитию производительных сил было положено племе­нами Азии, занявшимися пастушеством. Охота, во многом завися­щая от случая и удачи, была заменена приручением животных и их разведением в прирученном состоянии. Пастушеские племена вы­делись из массы варваров. И это было первое крупное разделение труда. В этот же период часть племен начала заниматься земледе­лием и выращиванием злаков и овощей. Произошли и существен­ные изменения в занятиях ремеслом. Люди изобрели ткацкий ста­нок и научились плавить медь и олово, изготавливать бронзовые орудия труда и оружие. Для украшений стали использоваться се­ребро и золото.

Совершенствование производительных сил позволило племенам, занимавшимся пастушеством, осуществить многовековую мечту — обеспечить членов рода стабильной пищей и даже создать некото­рый ее избыток. Пастушеские племена имели в своем распоряжении молочных продуктов и мяса гораздо больше, нежели племена, зани-

мавшиеся по-прежнему охотой и сбором диких плодов. Одновремен­но с решением продовольственной проблемы пастушеские племена получили надежный источник сырья для производства одежды: шку­ры, шерсть, козий пух.

Занятие скотоводством и земледелием, освоение ткачества и выплавка металлов повлекли для общества далеко идущие послед­ствия. Этих последствий не предполагали и не могли предполагать ни авторы нововведений, ни племена, воспользовавшиеся этими нововведениями. В обществе создались предпосылки для экономи­ческого неравенства его членов, которые не замедлили проявить себя реально.

Во-первых, появилось рабство. Коль скоро человек смог произ­водить большее количество продуктов, чем нужно было для его со­хранения как рабочей силы, то стал выгоден насильственный при­нудительный труд. Стремление родов к наращиванию объемов про­изводства продуктов животноводства, земледелия, ремесла, увеличению столкнулось с одной существенной проблемой — отсут­ствием дополнительной рабочей силы. Возможности каждого члена рода в производстве материальных благ были не безграничны, а уве­личение численности рода представляло собой достаточно длитель­ный процесс. И в этих условиях был найден выход. Пленников стали обращать в рабов, т.е. людей, вынужденных по принуждению тру­диться на своего господина.

Во-вторых, рабство внесло раскол в общество. Появились два класса — господа и рабы, эксплуататоры и эксплуатируемые.

В-третьих, появилась частная собственность на стада и рабов. За­нятие пастушеством не требовало коллективных действий всего рода. Этим мог заниматься и один человек или несколько мужчин. Дошед­шие до нашего времени исторические источники не позволяют су­дить, каким образом шел этот процесс, но на пороге «достоверной» истории главы семейств имели стада в обособленной, частной, а не в общинной собственности рода.

В-четвертых, происходила подлинная революция в семье. В усло­виях матриархата воин и охотник довольствовался вторым местом в доме, подчиняясь женщинам. Пастух же стал главой семьи, поскольку ему принадлежали и стада, и ухаживающие за ними рабы. «С утвер­ждением фактического господства мужчины, — отмечает Ф. Эн­гельс, — в доме пали последние преграды к его единовластию. Это единовластие было подтверждено и увековечено ниспровержением материнского права, введением отцовского права, постепенным

переходом от парного брака к моногамии. А это создало трещину в древнем родовом строе: отдельная семья сделалась силой, которая угрожающе противостояла роду» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 162). Моногамия означала создание современной семьи в форме единобрачия.

Необходимость в такой форме брака была вызвана желанием мужа, главы семейства передавать по наследству имущество своим детям. При парном браке он этого делать не мог. Дети умершего муж­чины принадлежали не его роду, а роду матери. Имущество же отца переходило по наследству к его братьям и сестрам, к детям сестер и даже потомкам сестер его матери. Собственные дети могли наследо­вать лишь имущество братьев своей матери, что было не всегда рав­ноценной заменой.

Исправить несправедливость в наследственном праве можно было весьма простым путем — потомство мужчин должно оставаться внут­ри рода, к которому принадлежали мужчины, тогда как потомство женщин должно исключаться из него и переходить в род своего отца. Эту проблему удалось успешно решить моногамным браком, при ко­тором один мужчина состоит в устойчивом сожительстве с одной женщиной.

Моногамия была первой формой семьи, в основе которой лежали не естественные, а экономические условия — победа частной соб­ственности над первоначально сложившейся общей собственностью. «Господство мужа в семье и рождение детей, которые были бы от него и должны были наследовать его богатство, — такова исключитель­ная цель единобрачия, откровенно провозглашенная греками» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 68).

Противостояние семьи и рода выразилось в двух моментах: 1) расширился перечень имущества, признававшегося частной соб­ственностью семьи. В конце концов в частную собственность была передана и земля. Общинная собственность родового строя пере­стала существовать; 2) моногамная семья создала условия для рас­слоения общества на бедных и богатых. Ибо собственность главы семейства не переходила в другие семьи, а оставалась у его детей, что позволяло одним семьям богатеть, а другим — разоряться и бед­неть.

Увеличению богатства в обществе способствовало второе круп­ное разделение труда — отделение ремесла от земледелия. Специа­лизация производства привела к дальнейшему возрастанию мастер­ства земледельцев и ремесленников, а общество получило множе-

ство новых, ранее не известных продуктов и иных материальных благ. В этих условиях усиливается потребность в рабах, которые становят­ся основной производительной силой общества.

С разделением племен на скотоводческие, земледельческие и появлением ремесленников возникает товарное производство — из­готовление материальных благ не для личного потребления, а для обмена, продажи и приобретения предметов, которые производились другими. Обмен товарами, а затем и торговля становятся постоян­ным занятием особой группы людей — купцов. Это был новый со­циальный слой, который сам непосредственно ничего не произво­дил, а занимался только обменом товаров. С развитием торговли по­являются и металлические деньги.

Между племенами учащаются войны, которые ведутся ради гра­бежа, присвоения имущества других племен. Войны усиливают власть военачальников и воинов, способствуют сосредоточению в их руках значительного богатства. Устанавливается обычай избрания воена­чальников из одних и тех же семей, что со временем перерастает в наследственную власть родовой знати.

Родовой строй оказался бессильным устоять перед лицом новых экономических и социальных явлений, развившихся в его недрах. Он вырос из общества, не знавшего никаких социальных и классо­вых противоречий. Возникшее общество состояло из одних проти­воречий между рабами и рабовладельцами, бедными и богатыми. Общество с такими противоречиями могло существовать только в постоянной борьбе между классами, чреватой уничтожением самих классов и общества в целом. Чтобы избежать такой катастрофы, об­щество вынуждено было найти силу, которая бы подавляла откры­тые столкновения классов и разрешала эту борьбу лишь в экономи­ческой сфере, да и то в рамках, установленных законом. Этой силой и явилось государство.

Процесс возникновения государства у разных племен и народно­стей протекал в самых различных формах. В частности, современная теория государства выделяет государства, возникшие на основе «ази­атского способа производства» в виде восточных деспотий, рабовла­дельческие государства античного мира, феодальные государства, возникшие непосредственно из родового строя (государство древних германцев, Киевская Русь и др.) Процесс становления государства обстоятельно изучается в курсе всеобщей истории государства и пра­ва. Поэтому рассматривать подробно его в рамках настоящего учеб­ника представляется нецелесообразным.

Таким образом, государство является необходимым итогом раз­вития родового строя, его производительных сил, приведших к на­коплению богатства, переходу от общественной собственности к ча­стной и расслоению общества на бедных и богатых.

5. Понятие и признаки государства

Как следует из предшествующего изложения, процесс замены родового строя государством растянулся на длительный период в истории человечества, который для отдельных племен Америки и Азии не завершился и по настоящее время. Поэтому принципиаль­но важно знать, какие конкретно признаки отличают публичную власть в форме государства от публичной власти родового строя, что позволяет отличать переходные формы государства от самого госу­дарства.

Современная теория государства, отвечая на эти вопросы, назы­вает прежде всего признаки, сформулированные Ф. Энгельсом: 1) де­ление подданных государства по территориальному признаку; 2) на­личие публичной власти, не совпадающей непосредственно со всем населением; 3) налоги.

При родовом строе принадлежность человека к роду определя­лась его кровным родством либо актом усыновления, принятым об­щим собранием рода. Члены рода жили вместе, осуществляли совме­стную хозяйственную деятельность, защищали друг друга от нападе­ний со стороны других родов. Развитие хозяйственной деятельности, основанной на общественном разделении труда и обмене, привело к тому, что люди стали расселяться в местах, достаточно удаленных от места обитания рода, и не могли участвовать в его делах. Пришлые люди не могли в то же время принимать участия в делах другого рода по своему новому месту жительства.

В государственно-организованном обществе применяется деле­ние его членов не по родственному, а территориальному признаку. Че­ловеку предоставлялась возможность осуществлять свои права и обя­занности по месту жительства как члену определенного населенного пункта либо административно-территориальных единиц вроде кан­тона, уезда, округа и т.д. Новый порядок деления подданных утверж­дался в острой борьбе при активном сопротивлении населения и тем не менее со временем он безжалостно вытеснил все родовые связи. Государство представляло собой публичную власть, которая не со­впадала непосредственно со всем населением, организующим самое

себя как вооруженная сила. Государственный аппарат формировал­ся из той или иной части населения и включал в себя армию, поли­цию, а также вещественные придатки принуждения в виде тюрем и разного рода исправительных учреждений. Все это было чуждо ро­довому строю. Мужчины рода представляли самодействующую во­оруженную армию, которая защищала территорию от внешних на­падений или нападения с целью грабежа, завоевания дополнитель­ных территорий и рабов. Ни полицейских, ни тюрем родовой строй не знал. Все конфликты между членами рода решало общее собра­ние рода.

Государство как орган защиты интересов одного класса, части общества не могло представлять собой публичную власть, представ­ляющую интересы всего населения. Уже в рабовладельческом госу­дарстве публичная власть перестала представлять интересы всего населения. Армия стала формироваться только из свободных граж­дан, и одной из ее основных задач было сохранение эксплуатации и подавления сопротивления рабов. При этом в отдельных рабовла­дельческих государствах свободного населения было в несколько раз меньше, чем рабов. Государственное принуждение применялось и против свободных граждан, которые совершали действия, противо­речащие общеобязательным установлениям государства. С увеличе­нием населения страны увеличивался и государственный аппарат принуждения, совершенствовались методы его работы.

Публичная власть государства, равно как и аппарат управления, чиновники сами по себе не создают материальных благ, а, наоборот, потребляют их. На содержание государственного аппарата всегда требовались значительные расходы. Государство находит весьма дей­ственный источник покрытия своих расходов — вводит налоги с на­селения. Обществу было вменено в обязанность содержать аппарат государства, уплачивая определенную часть своих доходов в пользу государства. Порой аппетиты государства были настолько велики, что претендовали на большую часть доходов населения. И того, кто не мог своевременно платить налоги, ожидали самые суровые нака­зания, вплоть до обращения в рабство.

Без налогов не обходится ни одно современное государство, а их размер устанавливают таким образом, чтобы не страдали интересы государства, производителей материальных благ и населения, чтобы предприятия, организации были заинтересованы в результатах хо­зяйственной деятельности и расширении своего производства, не были задавлены непосильными налогами. Однако имеются и прямо

противоположные примеры. Так, Российская Федерация с помощью налогов и сборов, число которых приближается к тридцати, изымает у населения и организаций большую часть их прибыли и делает мало доходной легальную предпринимательскую деятельность.

Возникшее из потребности умерять столкновения классов, соци­альных групп, находящихся в антагонистических противоречиях, государство по общему правилу является государством самого могу­щественного, экономически господствующего класса. Благодаря го­сударству этот класс становится и политически господствующим классом, приобретает новые средства для подавления и эксплуата­ции угнетенных классов.

Справедливость этого вывода подтверждается всей историей го­сударства, начиная от самых древних времен. Рабовладельческое го­сударство было государством рабовладельцев, призванным осуще­ствлять самую суровую, бесчеловечную эксплуатацию рабов. С по­мощью феодального государства помещики, феодалы осуществляли подавление сопротивления крестьян, а буржуазное государство выс­тупало орудием, позволяющим владельцам средств производства эк­сплуатировать рабочих и иных трудящихся.

В то же время в виде исключения встречаются периоды, когда государственная власть получает известную самостоятельность по отношению к эксплуататорам и эксплуатируемым и выступает в функции посредника между ними. По мнению Ф. Энгельса, тако­вой была абсолютная монархия XVII и XVIII веков, которая держа­ла в равновесии противостояние дворянства и буржуазии друг про­тив друга.

Высшая форма государства — демократическая республика фор­мально не делает различий между гражданами в зависимости от иму­щественного положения отдельных социальных слоев. В ней все граждане обладают равными правами и свободами. Однако функции посредника, реализуемые государством, являются иллюзорными. Меняя способы, приемы своей деятельности, государство сохраняет неизменной свою классовую сущность.

Политическое господство богатых обеспечивается косвенно — подкупом государственных чиновников или предоставлением госу­дарству кредитов или займов. Экономически господствующий класс обеспечивает свою власть и непосредственно, при помощи избира­тельного права, проводя своих представителей в законодательные органы государства. Рабочий класс, не созревший для освобождения самого себя, в большинстве своем признает «существующий поли-

тический порядок единственно возможным и политически будет пле­стись в хвосте капиталистов, составлять его левое крыло. Но по мере того, как он созревает для своего освобождения, он конституируется в собственную партию, избирает собственных представителей, а не представителей капиталистов» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 173).

Подобная характеристика демократической республики, данная Ф. Энгельсом более ста лет назад, не утратила своей актуальности и по настоящее время, когда буржуазное государство объявило себя не только демократическим, но и правовым, и даже социальным, гото­вым оказывать материальную помощь и поддержку малообеспечен­ным и нуждающимся слоям населения. Но в какие бы одежды ни рядилось буржуазное государство, оно остается буржуазным по сво­ей сути и проводимой политике. Даже в самом «социальном» госу­дарстве часть национального дохода, выплачиваемая государством на социальные нужды общества, на поддержку малоимущих, намно­го уступает той части этого дохода, которую присваивает незначи­тельная группа наиболее богатых людей общества. Самые либераль­ные буржуазные государства сохраняют неизменным экономичес­кое господство богатых и основное противоречие буржуазного способа производства — противоречие между общественным харак­тером труда и частнокапиталистическим способом присвоения ре­зультатов труда.

В то же время формальное равенство бедного и богатого на деле оборачивается правами и свободами только для богатых. Немецкий ученый, специалист в области конституционного права К. Хессе пи­сал, что для безработного постановка вопроса о профессиональной работе является бесполезной. Гарантии права собственности имеют реальное значение лишь для собственников, неприкосновенность жилища — лишь для тех, кто им обладает (Хессе К. Основы консти­туционного права ФРГ. М., 1981. С. 112).

Выделенные Ф. Энгельсом признаки государства являются все­общими. Они присущи государству, которое существовало ранее, и ныне существующему. Взятые вместе, в совокупности, эти признаки позволяют видеть существующую публичную власть в форме госу­дарства. При отсутствии хотя бы одного признака можно говорить лишь о переходных формах к государству, но не о самом государстве. Это обстоятельство особенно важно учитывать в полемике о том, возможно ли возникновение государства в обществе, лишенном клас­совых противоречий и частной собственности.

В литературе по теории государства называется еще два призна­ка государства — наличие суверенитета и издание государством норм права.

Понятие государственного суверенитета не является всеобщим признаком государства, поскольку появилось лишь в эпоху средне­вековья, когда государственная власть приобрела независимость от власти церковной, освободилась от ее претензий на исключительное управление мирскими делами. В настоящее время суверенитет госу­дарства понимается как его верховенство, самостоятельность и не­зависимость от других органов, организаций и учреждений граждан­ского общества либо других государств.

Суверенитет государства внутри страны означает, что его власть распространяется на всех граждан, на все юридические лица, обще­ственные объединения, государственные органы и должностные лица. Любые их решения и действия, противоречащие законам госу­дарства, признаются правонарушениями и не порождают результа­тов, для достижения которых эти действия и решения были совер­шены. Суверенитет государства на международной арене означает его право самостоятельно вступать в отношения с другими государ­ствами и международными организациями. Для современных госу­дарств суверенитет является их неотъемлемым признаком. Страна, не обладающая суверенитетом, является колонией, частью другого суверенного государства.

Связь государства и права достаточно обстоятельно рассмотрена в курсе общей теории права и не нуждается в дополнительных пояс­нениях. Нормы права не только устанавливаются государством, но и охраняются им от нарушений. Другие органы, организации могут принимать нормы права лишь с санкции государства либо по его уполномочию.

Таким образом, государство представляет собой аппарат, машину для управления делами классового общества и по преимуществу в интере­сах экономически господствующего класса.

6. Материалистическое учение о происхождении государства и его развитие в работах современных российских правоведов

В последнее десятилетие российские правоведы и политологи предпринимают попытки уточнить и развить материалистическое учение о происхождении государства, изложенное в работе Ф. Эн­гельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». «Осовремениванию» подвергается ряд важных положений

этой теории.

В отдельных работах и учебной литературе утверждается, что: 1) причины зарождения государства коренятся не только в матери­альном производстве, но и в воспроизводстве самого человека. В ча­стности, запрещение инцеста (кровосмешения) и родовые органы, поддерживающие это запрещение, провозглашаются чуть ли не «древ­нейшими элементами нарождающейся государственности»; 2) вос­точный путь возникновения государства является основным, а Эн­гельс его не рассмотрел. Поэтому его выводы о происхождении госу­дарства, основанные на данных о возникновении европейских государств, не имеют всеобщего значения; 3) подвергается сомнению фактологическая база работы Ф. Энгельса. Якобы она не учитывает всех археологических и этнографических данных, а «написана на основе вышедшего фундаментального исследования Л. Моргана «Древнее общество», в котором прослеживается жизнь североаме­риканских индейских племен». В орбиту же современного научного осмысления включена история всех регионов земли.

Названные и некоторые другие поправки, внесенные в теорию происхождения государства, вызваны отнюдь не новейшими данны­ми археологии и этнографии, а скорее невнимательным прочтением их авторами работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

Не имеется никаких оснований для утверждения о том, что рабо­та Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и го­сударства» написана на основе только фундаментального труда Л. Моргана «Древнее общество» и что она грешит одностороннос­тью, не учитывает всего многообразия форм происхождения госу­дарства. Бесспорно, Ф. Энгельс использовал названный труд Л. Мор­гана. Одновременно с ним были использованы и все основополага­ющие труды по истории древнего общества ученых конца XIX века, в том числе Бахофена, Мак-Леннана, Ковалевского, Эспинаса, Агас-сиса, Кунова, Грота, Ниобурга, Моммзена, Гладстона, Гримма и др. Готовя свою работу к четвертому изданию, Ф. Энгельс вносит в нее значительные дополнения в связи с тем, что «со времени выхо­да в свет первого издания прошло семь лет, и за эти годы в изуче­нии первобытнообщинных форм семьи достигнуты большие успе­хи». Однако среди многих источников работа Л. Моргана «Древнее общество» имеет первостепенное значение для выводов, сформу­лированных Ф. Энгельсом, потому что Л. Морган «по-своему

открыл материалистическое понимание истории, открыл и восста­новил в главных чертах доисторическую основу нашей писаной ис­тории». Следовательно, неправильно трактовать и работу Л. Мор­гана «Древнее общество» как всего одно из исследований, посвя­щенных жизни североамериканских племен. Оценивать ее подобным образом значит не видеть в ней самого главного — ее те­оретических выводов и обобщений, сыгравших важную роль в вос­полнении наших представлений об этапах истории европейских народов, о которых современные исследователи не имели достаточ­но достоверных сведений. Именно этими выводами работа Л. Мор­гана была особенно ценна.

Ф. Энгельс, чьи работы являются образцом следования диалек­тическому методу, требующему полного и всестороннего познания, строит свои выводы на материалах, характеризующих исследуемые процессы в первобытном обществе племен Австралии, Азии, Аме­рики, Африки и Европы. Соответственно, и выводы работы «Проис­хождение семьи, частной собственности и государства» имеют все­общее значение и не грешат приписываемой им односторонностью. Беспочвенными являются и упреки Ф. Энгельса в том, что он не­дооценивал влияние процессов «воспроизводства самого человека» на зарождение государства и права, что «имеются основания пола­гать, родовые органы, поддерживающие запрещение инцеста и на­сильственное его пресечение внутри рода, развитие связей с други­ми родами в целях взаимообмена женщинами, были древнейшими элементами нарождающейся государственности».

У нас тоже имеются основания полагать, что в жизни современ­ного, преуспевающего профессора теории государства, слегка пре­сытившегося благами современной цивилизации, вопросы секса могут служить важной детерминантой его поведения. Но насколько правомерно это сознание современного человека приписывать пер­вобытному человеку, живущему в крайне неблагоприятных услови­ях, и полагать, что запрет инцеста сыграл заметную роль в становле­нии государства?

Сторонники подобных взглядов ограничиваются лишь общими рассуждениями о влиянии запрета инцеста на формирование госу­дарства и никак не раскрывают конкретных механизмов этого воз­действия. Более того, они проявляют и недостаточные знания по это­му вопросу.

Во-первых, принципиально неверно их утверждение о том, что запрет инцеста способствовал развитию связей между родами в целях взаимообмена женщинами. Во-первых, современный профес­сор не может себе представить ситуации, что в условиях матриар­хата не он обменивал бы женщин, а женщины обменивали его. Этот бесспорный факт, выявленный этнографами XIX в., Ф. Эн­гельс описывает, цитируя работу миссионера Райта: «Женщины брали мужей из других кланов (родов)». Любой мужчина, «сколь­ко бы ни было у него детей в доме или принадлежащего ему иму­щества, все равно каждую минуту мог ждать приказания связы­вать свой узел и убираться прочь... И ему не оставалось ничего другого, как вернуться в свой собственный дом» (Маркс К. и Эн­гельс Ф. Соч. Т. 21. С. 53).

Во-вторых, и это самое главное, запрет инцеста не изобретение ро­дового строя. Наоборот, родовой строй стал возможен благодаря ин­цесту. И на этот факт, обоснованный этнографами XIX в., опирается в своих выводах Ф. Энгельс. «С установлением запрета половых свя­зей между всеми братьями и сестрами, даже между самыми отдален­ными родственниками боковых линий с материнской стороны, ука­занная группа превратилась в род, то есть конституировалась как твер­до установленный круг кровных родственников по женской линии, которые не могут вступать между собой в брак» (Маркс К. и Эн­гельс Ф. Соч. Т. 21. С. 46-47).

Родовой строй не мог возникнуть ранее того, как запрет инцеста стал нормой жизни, безусловно соблюдаемый большей частью соро­дичей добровольно, без какого-либо принуждения. Следовательно, якобы создаваемые в целях утверждения инцеста органы принужде­ния должны были бы оставаться по преимуществу бездействующи­ми, а их влияние на процессы становления государства — ничтож­ным. Племена Азии, Африки, Америки, не сумевшие развить свои производительные силы и пройти этап расслоения общества на ан­тагонистически противоречивые классы, слои, не создали и государ­ства. Хотя, по версии сторонников неклассового происхождения го­сударства, у этих племен были созданы органы, поддерживающие запрет инцеста.

Таким образом, гипотеза о роли инцеста как одной из причин ста­новления государства не соответствует реальному историческому процессу, конкретным фактам. Действительная же связь семьи и го­сударства выражается в ином — на развитие государства как инсти­тута, возникшего в период цивилизации, непосредственное влияние оказали формы семьи, присущие этому периоду,— парный и моно­гамный браки. Эта связь обстоятельно раскрывается Ф. Энгельсом.

И пытаться ставить запрет инцеста в прямую связь с возникновени­ем государства, все равно, что обосновывать неудачи России в Пер­вой мировой войне военной политикой Петра I.

Нет ничего нового в «научной периодизации догосударственного общества», согласно которой история первобытного общества раз­деляется на два периода: общество периода присваивающей эконо­мики и общество периода производящей экономики. Ибо это же су­щественное изменение способа получения материальных благ лежит и в основе периодизации истории древнего общества, предложен­ной Л. Морганом и воспроизведенной в работе Ф. Энгельса. «Ди­кость,— пишет Ф. Энгельс,— период присвоения готовых продук­тов природы... Варварство — период введения скотоводства и земле­делия, период овладения методами увеличения производства продуктов природы с помощью человеческой деятельности. Циви­лизация — период овладения дальнейшей обработкой продуктов при­роды, период промышленности в собственном смысле этого слова и искусства» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 33.).

Таким образом, современными исследованиями не добыто конк­ретных фактов, противоречащих общим закономерностям возник­новения государства в ходе разложения родового общества на анта­гонистические слои в виде бедных и богатых и потребности обще­ства иметь силу, способную умирять столкновения этих социальных слоев, чтобы не дать им возможности уничтожить друг друга в не­прерывной борьбе. Как бы ни была своеобразна история возникно­вения восточного государства, она также не опровергает названных закономерностей.

В некоторых учебниках теории государства и права вопрос о за­кономерностях возникновения государства подменяется изложени­ем патриархальной, естественно-правовой, теологической и некото­рых других теорий происхождения государства. При этом делается вывод, что все такие взгляды имеют право на существование, посколь­ку отражают ту или иную сторону, связь объективно существующей реальности.

Подобный антинаучный вывод может показаться достаточно убе­дительным лицам, не знакомым с азами методологии научного по­знания. Однако философски подготовленный человек знает, что ис­тина как соответствие мысли объективной реальности может быть только одна и что теория имеет научное значение постольку, по­скольку содержит истину. Поэтому из совокупности теорий лишь одна может давать верное освещение исследуемого процесса. Все

остальные являются научными лишь в воображении самих авторов, которые в угоду сиюминутной конъюнктуре готовы идти на любые научные подтасовки, не желая говорить правду о марксистском ма­териалистическом способе изучения общества и его результатах. Между тем задачи научного обучения являются принципиально иными — помочь студентам выработать научный подход к изуче­нию государства и права и усвоить современные, прогрессивные положения о государстве и праве. И, следовательно, при раскры­тии теории происхождения государства важно показать, как шел этот процесс, а не то, что о нем думали авторы, не владеющие науч­ной методологией познания и сочиняющие фантастические теории при помощи умозрения.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации