Контрольная работа - Судебная медицина и психиатрия - файл n1.doc

Контрольная работа - Судебная медицина и психиатрия
скачать (126 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc126kb.12.09.2012 15:32скачать

n1.doc

1. Осмотр трупа на месте происшествия. Основные задачи эксперта.
Осмотр места происшествия является важным не­отложным следственным действием, которое производится для обнаружения следов преступления, вещественных доказа­тельств, выяснения событий происшествия и т. д.

Одним из основные требований, предъявляемых к осмотру места происшествия, является организация его проведения в максимально короткие сроки, что в значительной степени обеспечивает наибольшую сохранность следов и получение воз­можно более полной информации,

Значимость осмотра места происшествия особенно возрас­тает при расследовании преступлений в условиях неочевидно­сти. Естественно, что в каждом конкретном случае осмотр мес­та происшествия имеет свои особенности, связанные с самим происшествием и спецификой оставленных следов.

При принятии решения об осмотре места происшествия следователь выясняет основные моменты обстоятельства про­изошедшего, так как от этого будет зависеть состав следствен­но-оперативной группы. Основания для производства осмотра места происшествия и порядок его производства предусмотре­ны ст. 176 и 177 УПК РФ.

Если на месте происшествия находится труп, то осмотр производится с участием судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия – иного врача по усмотрению следователя (ст. 178 УПК РФ). Принципиальным моментом явля­ется то обстоятельство, что судебно-медицинский эксперт в этом случае не является экспертом в процессуальном смысле этого слова. Как и любой иной врач, он выполняет в назван­ном следственном действии функции специалиста, что отражено в ст. 58, 164 и 168 УПК РФ. Действия врача как специалиста при осмотре трупа регламентируются Правилами работы врача-специалиста в области судебной медицины при наружном ос­мотре трупа на месте его обнаружения (происшествия).

Осмотр места происшествия при наличии мертвого тела че­ловека всегда должен начинаться с решения вопроса: труп ли это? В бытовой обстановке первоначальный диагноз о наступ­лении смерти выставляется не специалистом, а окружающими случайными лицами. В судебно-медицинской практике извест­но много случаев, когда такой диагноз оказывался ошибочным. В соответствии со ст. 46 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан смерть человека должна быть в обязательном порядке констатирована медицинским работником – врачом или фельдшером.

При наличии признаков жизни у пострадавшего необходимо принять неотложные меры к его спасению. Врач должен ока­зать потерпевшему реанимационную или иную необходи­мую помощь (наложение шин, остановка кровотечения и т.п.). Следователь обязан принять меры к быстрейшей транспорти­ровке пострадавшего в медицинское учреждение для оказания ему квалифицированной врачебной помощи в условиях стацио­нара.

Реанимационные мероприятия выполняются вплоть до прибытия "неотложной медицинской помощи" или до появле­ния достоверных признаков смерти. В тех случаях когда про­водившиеся реанимационные мероприятия успеха не имели, в протоколе осмотра необходимо указать, какие именно меры были предприняты для оживления, время их начала и оконча­ния.

Осмотр места происшествия может быть осуществлен (или продолжен) в том числе и в тех случаях, когда уже эвакуировано мертвое тело или пострадавший. Если предполагается, что труп ранее находился в ином месте, тот же врач-специалист может быть привлечен к участию в осмотре и этого места.

Первоначальный осмотр места происшествия может проис­ходить в неблагоприятных условиях (недостаточное освещение, сильный дождь и т.п.). Такой осмотр может быть повторен в дальнейшем. Необходимость в дополнительном осмотре может возникнуть и тогда, когда в ходе расследования будут получены новые данные о событиях на месте происшествия и возможно­стях обнаружения дополнительных вещественных доказательств или следов.

В этих случаях судебно-медицинского эксперта или: иного врача в качестве специалиста могут пригласить для повторного осмотра места обнаружения трупа (происшествия) в ходе как предварительного, так и судебного следствия.

Порядок осмотра трупа на месте происшествия. Место обнаружения трупа не всегда совпадает с местом события и причи­нения повреждений. Потерпевший, получив повреждения (по­рой смертельные), может сохранять способность к самостоя­тельным действиям и передвижению на какое-то расстояние от места события. В других случаях тело может быть перемещено с целью сокрытия трупа или его частей.

Путем опроса лиц, обнаруживших труп или охранявших ме­сто происшествия до приезда следователя, следует выяснить, не перемещал ли кто-нибудь труп, не изменяли ли его позу и (или) положение одежды. Заявления о таких изменениях долж­ны быть отражены в протоколе. Действия, направленные на "восстановление прежнего положения", недопустимы.

Труп, как и место происшествия, фотографируют (обзорная, узловая, детальная съемка) или запечатлевают видеосъемкой и обязательно составляют план-схему с указанием размеров от­дельных предметов и расстояний до них от трупа (в сантиметрах). Вначале проводят осмотр, не связанный с нарушением: обстановки, положения и позы трупа.

Форму участия врача в качестве специалиста в осмотре тру­па на месте происшествия избирает следователь. В частности, внесение в протокол сведений о результатах осмотра трупа мо­жет быть произведено им самостоятельно или под диктовку специалиста.

Необходимо описать предметы и следы в непосредственной близости от трупа, отметить состояние поверхности, на кото­рой находится труп (ложе трупа), предметы и следы, обнару­женные на нем (окурки, гильзы, следы ног и т.п.).

Далее приступают к осмотру и описанию одежды, имею­щейся на трупе. Одежда первой принимает на себя воздействие травмирующих и следообразующих факторов, которые на ней в некоторых случаях отображаются даже более полно, чем на те­ле. Вместе с тем нередки случаи, когда вследствие известной эластичности одежда при воздействии тупого твердого предме­та может оказаться неповрежденной, а под ней возникают до­вольно серьезные повреждения.

Поскольку в процессе осмотра, а тем более при транспортировке тела в морг первоначальное положение и состояние оде­жды меняется, первоочередной задачей является изучение и до­кументирование всего того, что может оказаться невосполнимо утраченным после изменения первоначальной обстановки, пе­ремещения предметов и трупа в процессе осмотра, в том числе первоначального положения и состояния одежды на трупе. В пол­ной мере это относится к следам на ней, особенно осыпающимся и влажным, а также свободно лежащим предметам на одежде или между ее слоями.

При описании одежды на месте происшествия следует обра­тить внимание на:

Вследствие технических трудностей при осмотре одежду с трупа не снимают полностью, только расстегивают, смещают и приподнимают, осматривая по возможности всю поверхность тела, о чем делают соответствующую запись в протоколе.

Вначале целесообразно зафиксировать состояние одежды в целом (например, что она мокрая, обильно окровавленная и т.п.), затем – что и в какой последовательности надето. Если какие-либо из предметов одежды смещены, измяты, надеты на­изнанку (свидетельство нервозности, торопливости или рассе­янности при одевании), это должно быть обязательно отражено в протоколе.

Верх, низ, правое, левое, переднее и заднее направления на исследуемой одежде, независимо от ее фактического положе­ния всегда обозначают единообразно, подразумевая ее на теле человека, стоящего во весь рост с опущенными руками: и при­менительно к сторонам тела этого человека.

Очередность описания отдельных предметов одежды на трупе обычно определяется правилом – сверху вниз и послойно. Описание каждого предмета одежды начинают с его наимено­вания (по возможности, согласно ГОСТу). Указывают цвет (без излишней детализации оттенков, чтобы при исследовании в морге в условиях другого освещения не возникло противоречий в описании) и структуру ткани, состояние и положение каждо­го предмета на теле.

Описывают повреждения (разрывы, разрезы, оторванные части) и загрязнения (от крови, грязи и т.п.), имеющиеся на одежде, а также их размеры. Уже при первоначальном осмотре врач-специалист должен стремиться разобраться в свойствах травмирующего предмета для устного высказывания своего мнения следователю по этому вопросу.

При осмотре одежды необходимо обратить внимание на положение каждого из предметов одежды, как находящихся на трупе, так и оказавшихся в зоне места происшествия. В случаях обнаружения между слоями одежды или в ее складках: посто­ронних предметов (например, пули, дробинок, пыжей при огнестрельной травме) их следует перечислить и описать.

После отображения видимых частей одежды приступают к более детальному ее рассмотрению, при необходимости некото­рые из предметов одежды расстегивают и смещают.

Если обувь на ногах отсутствует, тщательно фиксируют со­стояние нижних поверхностей носков, чулок, гольфов и т.д. для исключения или подтверждения предшествующего хожде­ния без обуви.

При осмотре карманов необходимо убедиться, не вывернуты ли они, нет ли на внутренней их поверхности следов крови или: других загрязнений, проверить и описать их содержимое. Все обнаруженное в карманах должно быть подробнейшим образом отражено в протоколе осмотра. Не следует полностью вывора­чивать карманы и тем более оставлять их вывернутыми, чтобы не утратить незамеченных мелких объектов, могущих приобре­сти в последствии важное криминалистическое значение.

Явное несоответствие одежды по росту и размеру, резкая разница в качестве нижнего белья и верхней одежды могут быть случайными и свидетельствовать о принадлежности бе­лья другому человеку.

Одежда может быть поврежденной, с расстегнутыми и ото­рванными пуговицами, крючками и пряжками. Некоторые из предметов одежды могут быть смещенными (спущенными или приподнятыми). Все это может указывать на определенные действия и события до или после наступления смерти. В связи с этим локализация и размеры повреждений и следов на одежде должны быть зафиксированы в протоколе осмотра.

При дорожно-транспортных происшествиях на одежде могут быть обнаружены следы протектора автомобиля (пылевые, гря­зевые, снеговые), различные другие загрязнения и наложения: приставший песок, грязь, элементы лакокрасочного покрытия, капли масла, осколки стекла и т.п., а на подошвах обуви, пуго­вицах и одежде – следы трения и скольжения, т.е. признаки, способствующие установлению или уточнению событий происшествия. Следы на одежде (крови, транспортных средств и т.п.) целесообразно описывать комплексно, а не попредметно, с соблюдением преемственности изложения.

При оценке следов, подозрительных на кровь, либо следов других жидкостей, следует сориентироваться в отношении ус­ловий их возникновения: пропитывание, затеки, потеки, кап­ли, брызги, мазки, отпечатки и т.д. В случаях обнаружения по­теков до перемещения трупа необходимо описать их направле­ние. При обнаружении на одежде участков пропитывания кровью нужно обязательно отразить в протоколе, контактирует ли такой участок с кровоточащими повреждениями на теле или с лужей крови на подлежащей поверхности, так как отсутствие таких контактов может являться признаком перемещения тела.

Иногда загрязнения одежды неизвестного человека (краска, горюче-смазочные материалы и т.п.) дают возможность пред­положить характер работы или место предшествовавшего пре­бывания данного лица.

Наружный осмотр тела трупа на месте его обнаружения про­водится по тем же правилам, что и при судебно-медицинском исследовании его в морге; биологическая характеристика умер­шего, посмертные изменения, повреждения и другие особенно­сти.

Описание трупа в протоколе должно отражать данные, необ­ходимые для ответов на вопросы о давности наступления смер­ти, наличии и механизмах образования повреждений, предпо­лагаемой причине смерти.

На основании данных, наружного осмотра трупа на месте происшествия врач-специалист в устной форме может ответить следователю на следующие вопросы.

  1. Какова давность наступления смерти и возможная (наиболее вероятная) ее причина?

  2. Имеются ли на трупе наружные повреждения, каким предположительно предметом они нанесены?

  3. Прижизненно или посмертно причинены эти поврежде­ния?

  4. Возможно ли причинение повреждений пострадавшим са­мому себе?

  5. Способен ли был пострадавший после причинения ему повреждений совершать активные целенаправленные действия?

  6. Есть ли признаки изменения положения трупа?

При необходимости врачом-специалистом могут быть даны ответы и на другие вопросы, не выходящие за пределы его ком­петенции и не требующие дополнительных исследований.

Естественно, что суждения врача-специалиста, основанные только на данных наружного осмотра трупа, являются предварительным; ориентирующим мнением и не должны рассматриваться как экспертное заключение, которое может быть сформулировано только после всестороннего исследования трупа в морге.

Определение давности наступления смерти по отношению ко времени начала осмотра трупа имеет исключительное оперативно-розыскное значение. В ряде случаев эти сведения могут оказать решающее влияние на организацию первоначальных следственных действий в целом.

Основу экспертного суждения о давности наступления смер­ти в процессе осмотра трупа на месте его обнаружения состав­ляет анализ выраженности и динамики посмертных изменений (охлаждения трупа, трупных пятен, мышечного окоченения), а также учет скорости и выраженности суправитальных реакций

В качестве суправитальных реакций на практике наиболее часто используют способность мышц на протяжении 12 ч после наступления смерти отвечать сокращением на механическое или электрическое раздражение и зрачков (в течение суток с момента смерти) – на химическое раздражение.

Наиболее информативными являются ранние посмертные изменения. Их совокупный анализ позволяет высказать суждение о давности наступления смерти с точностью до нескольких часов, а в некоторых случаях даже десятков минут. Ошибка в опреде­лении давности наступления смерти на основании поздних по­смертных изменений может составить несколько дней и больше.

Установление характера повреждений. Все обнаруженные при осмотре трупа повреждения должны быть описаны макси­мально полно. Следует иметь в виду, что в дальнейшем вместе с изменениями трупа внешний вид отдельных повреждений мо­жет значительно трансформироваться. Так, при высыхании краев ран изменяются их форма и размеры. В теплое время го­да в связи с развитием гнилостных процессов вид многих по­вреждений (в частности, ран) может значительно искажаться, особенно под воздействием личинок мух. При наличии на трупе повреждений необходимо установить и описать:

Если повреждения не обнаружены, это также должно быть отмечено в протоколе осмотра трупа.

Учитывая возможность последующего изучения поврежде­ний с помощью специальных методов, в раны нельзя вводить зонды, различные случайные предметы (спички, карандаши и т.п.), не говоря уже об обнаруженном предполагаемом ору­дии травмы. Если из раны выступает орудие травмы (или ка­кая-то его часть), его ни в коем случае нельзя извлекать (долж­но быть оставлено на своем месте), в противном случае это мо­жет отрицательно сказаться на дальнейших исследованиях.

Не рекомендуется касаться руками выявленных на трупе повреждений. Сближение краев раны, необходимое для восста­новления ее формы и измерения, производят легким сведением прилежащих неповрежденных зон.

Необходимо позаботиться о том, чтобы в процессе транс­портировки трупа в морг на нем не возникало дополнительных повреждений, для чего труп помещают в стандартный полиэти­леновый пакет, заворачивают в простыню и т.п.

Установление врачом-специалистом характера повреждений и орудия травмы при осмотре трупа на месте его обнаружения дает возможность следователю составить версию о происшед­шем событии и провести соответствующие следственно-оперативные мероприятия по отысканию предмета, которым были нанесены повреждения.

Установление прижизненности и давности повреждений на месте происшествия вызывает определенные трудности, так как осуществляется лишь на основе визуальной оценки изменений поврежденных тканей. На прижизненное образование повреждения могут указывать:

Окончательное решение вопроса о прижизненном (посмертном) возникновении повреждения и сроке его образования (по отношению ко времени наступления смерти) может быть сдела­но только с учетом данных судебно-медицинского исследования трупа в морге и результатов лабораторных методов исследования.

В некоторых случаях врач-специалист уже на месте проис­шествия может высказать ориентировочное суждение о возмож­ности нанесения повреждений пострадавшим самому себе, исхо­дя из их морфологических особенностей и локализации. При этом следует помнить, что всякое повреждение, причиненное собственноручно, может быть причинено и посторонней рукой.

С учетом этого обстоятельства квалифицированное мнение о возможности и вероятности самоповреждения может быть высказано только после проведения вскрытия трупа и медико-криминалистических сопоставлений свойств повреждений.

Определение рода насильственной смерти (убийство, несча­стный случай, самоубийство) не является функцией врача-спе­циалиста, так как это выходит за пределы его компетенции.

Суждение о способности пострадавшего к активным целенаправленным действиям при наличии у него повреждений может быть высказано врачом-специалистом на основании комплекс­ной оценки локализации, характера и объема повреждений, ко­личества и быстроты потери крови. Например, полностью ис­ключается возможность передвижения человека при наличии у него механической травмы спинного мозга в шейном или верхнегрудном отделах. В то же время в случаях повреждения внут­ренних органов и возникающей при этом кровопотере или при медленно нарастающем травматическом кровоизлиянии в по­лость черепа потерпевший до потери сознания может совершать целенаправленные действия в значительном объеме, например, самостоятельно передвигаться даже на значительное расстояние.

Решение данного вопроса в условиях осмотра трупа на месте происшествия имеет лишь характер предположения. Оконча­тельная оценка так называемых смертельных повреждений воз­можна только после вскрытия трупа.

Установление изменения первоначальных позы и положения трупа. Место обнаружения трупа не всегда является одновре­менно и местом происшествия. В равной степени к началу ос­мотра трупа могут быть изменены его поза и положение.

Обычно это имеет место при оказании потерпевшему реанимационной помощи (искусственное дыхание, непрямой массаж сердца и т.п.), при констатации смерти, при освобождении те­ла от очевидных повреждающих агентов (провода тока высоко­го напряжения, петли и т.п.), а также в случаях сокрытия сле­дов преступления, когда труп переносят в другое место или ко­гда потерпевший оказывается способным к передвижению и умирает на расстоянии от места события.

Положение трупа определяют по отношению к окружаю­щим его предметам. Под позой понимают взаимное расположе­ние частей тела трупа по отношению друг к другу. В некоторых случаях она бывает характерной для смерти определенного вида (например, повешение, переохлаждение) или обстоятельств, предшествующих наступлению смерти (изнасилование с после­дующим убийством).

Обнаружение следов волочения, своеобразие следов крови (пятна, брызги, потеки, мазки и др.) на трупе и окружающих предметах, несоответствие загрязнений и состояния одежды позе трупа и многое другое может свидетельствовать об измене­ниях первоначального положения трупа.

Существенное значение имеют также оценка и анализ ранних трупных изменений: трупных пятен и мышечного окочене­ния (их соответствие положению и позе трупа и т.д.). Прежде всего это касается случаев освобождения из петли тела челове­ка, покончившего жизнь самоубийством через повешение, при перемещении тела пострадавшего при автомобильной травме и т.п.

Основные вопросы, разрешаемые производством судебно-медицинской экспертизы трупа. В процессе осмотра трупа на месте его обнаружения следователь выдвигает конкретные версии происшествия и способы их проверки. Одним из них является назначение судебно-медицинской экспертизы трупа (ст. 196 УПК РФ).

Во всех случаях при последующем производстве судебно-ме­дицинской экспертизы трупа подлежат разрешению следующие вопросы.

  1. Какова причина смерти?

  2. Какова давность наступления смерти?

  3. Какие повреждения имеются на трупе?

  4. Принимал ли потерпевший незадолго до смерти алкоголь?

Если при наружном осмотре трупа обнаружены поврежде­ния, то на разрешение экспертизы могут быть поставлены так­же и такие вопросы.

  1. Каков характер, количество, локализация и механизм образования повреждений, причинно-следственная связь между смертью и каждым из обнаруженных повреждений?

  2. Какова последовательность нанесения повреждений (при наличии множественных повреждений)?

  3. Все ли имеющиеся повреждения являются прижизнен­ными?

  4. В какой наиболее вероятной позе находился потерпевший в момент причинения повреждений?

  5. Какова групповая принадлежность крови потерпевшего?

  6. Способен ли был потерпевший после причинения ему повреждений совершать какие-либо самостоятельные действия (передвигаться, кричать и т.д.)?

  7. Соответствуют ли повреждения на одежде повреждениям на трупе?

  8. Возможно ли нанесение имеющихся повреждений потер­певшим самому себе?

  9. Принимал ли потерпевший незадолго до смерти пищу и если да, то какую?

В зависимости от обстоятельств конкретного происшествия при консультации врача-специалиста на разрешение эксперти­зы могут быть вынесены и другие вопросы, решение которых представляется важным по делу. Основное требование к ним: они не должны выходить за рамки специальных знаний судеб­но-медицинского эксперта (пределов его компетенции).

Полные обоснованные ответы на поставленные следовате­лем вопросы могут быть получены только после производства исследования трупа, включающего использование необходимо­го в каждом конкретном случае комплекса лабораторных и до­полнительных методов исследования.

2. Особенности психических расстройств у несовершеннолетних. Судебно-психиатрическая оценка этих расстройств.
Нарушения психического развития детей и подростков многообразны в проявлениях и зависят не только от действия раз­личных патогенных (эндогенных и экзогенных) факторов, но и от возрастного периода ребенка и подростка. Эти нарушения могут затрагивать все психические параметры ребенка и подростка.

Довольно частыми расстройствами у детей являются нарушения речевой функции, ее задержка или искажение, в результате чего снижается возможность установления контакта с близкими и окружающими. Эти нарушения проявляются в характере артикуляции и эксперессивности речи. Они часто не связаны с интеллектуальной недостаточностью. Отмечаются также нарушения в овладении школьными знаниями: письма, чтения, математики. Эти нарушения могут относиться к отдельным дисциплинам или к их комплексу. Приведенные выше расстройства нельзя объяснить состоянием интеллектуального отставания или неадекватностью обучения детей.

Особо выделяется в расстройстве психического развития детей и подростков формирование синдрома аутизма. Эти варианты аутистического синдрома получили названия по именам авторов, опи­савших их.

Детский аутизм Канера. Возникает с самого раннего возрас­та, отличается дисгармоничным развитием эмоциональной, по­знавательной и моторной функций, стереотипной формой иг­ровых действий, отсутствием адекватных эмоциональных реак­ций на окружающее и близких.

Синдром аутизма Аспергера. Здесь также наблюдается отчужденность от окружающего мира. Мотивацией поведения, осно­вой интересов служат внутренние побуждения. У таких пациен­тов более развита речь и интеллект по сравнению с больными с синдромом Канера. Проблемы возникают при поступлении в школу в связи с трудностями адаптации.

Синдром аутизма Ретта. Заболевание возникает у детей при нормальной беременности и родах матери, а также раннем нормальном развитии до 1,5 лет. В последующем происходит регресс. В динамике регресса синдрома выделяются стадии: первая – аутистическая. В дальнейшем нарастает психическая деградация вплоть до слабоумия, соматических и неврологиче­ских расстройств.

Основной синдром – аутистический – может сочетаться с другими психопатологическими расстройствами: аффективными, двигательными и т.д.

В группе расстройств психического развития часто встречаются такие варианты нарушений, как инфантилизм и гиперкинетический синдром.

Инфантилизм характеризуется наличием в психике личности особенностей, присущих детскому возрасту: доверчивости, повышенной внушаемости, эмоционально-волевой недостаточ­ности, наивности и поверхностности в суждениях и умозаклю­чениях. Интересы поверхностны и неустойчивы. Мотивация к любой деятельности, требующей напряженных усилий, нестой­кая.

Выделяется гармоничный и дисгармоничный инфантилизм. При гармоничном инфантилизме наблюдается сочетание психи­ческого инфантилизма с особенностями соматической консти­туции. Личность выглядит моложе своих лет – инфантильный тип телосложения.

Дисгармоничный инфантилизм. Здесь помимо общих призна­ков инфантилизма имеется гипертрофия ряда психологических качеств личности: эмоциональная повышенная возбудимость, конфликтность, эгоизм и другие психопатические черты.
Поведенческие и эмоциональные расстройства, проявляющиеся обычно в детском и подростковом возрасте (неспецифированные расстройства).

Гиперкинетический синдром. Синдром характеризуется ранним началом. Ребенок не может сколько-нибудь длительно сосредоточить свое внимание на каком-либо занятии, предмете, крайне отвлекаем, беспокоен. Испытывает напряжение, дис­комфорт, если вынужден ограничить свою двигательную актив­ность. Его действия, поступки часто маломотивированы, про­изводят впечатление импульсивных и неадекватных ситуации, в которой он находится. Со временем, в подростковый период, его поведение становится более спокойным, а внимание – более организованным. В ряде случаев в редуцированном виде черты этого синдрома сохраняются долгое время. Причины синдрома полиэтиологичны, обусловлены как физиологически­ми, так и психологическими факторами.

Расстройства поведения. Проявляются преимущественно диссоциальной направленностью: девиантностью и агрессивно­стью. Расстройство устойчиво и не способствует заострению отдельных характерологических черт у подростков в связи с пу­бертатными кризами (с претензиями на независимость, само­стоятельность). В поведении подростков наблюдаются жесто­кость к животным, людям, игнорирование общественных норм поведения, кражи, бегство из дома и т.д.

Отмечаются также парциальные проявления диссоциального и социального поведения: диссоциальное поведение ребен­ка, подростка в рамках своей семьи и социальное поведение в среде своих сотоварищей. При специальном рассмотрении эмоциональных расстройств учитывается возрастной фактор. Исследования показали, что большинство детей с эмоциональными расстройствами в дальней­шем становятся нормальными взрослыми людьми. И наоборот, у многих взрослых с невротическими расстройствами не на­блюдалось значимых психопатологических предвестников. До­пускается положение, что многие эмоциональные расстройства у детей, по-видимому, являются в большей степени заостренными проявлениями нормального развития, чем патологиче­ского.

Другие поведенческие и эмоциональные расстройства в дет­ском и подростковом возрасте: тики (непроизвольные мышеч­ные подергивания), энурез неорганической природы (недержа­ние мочи), энкопрез (недержание кала), заикание и др.

Особо следует обращать внимание на неожиданные измене­ния в поведении подростка, для которых отсутствуют видимые причины. В таком случае необходимо иметь в виду, что одной из таких причин может быть употребление подростком психоактивных средств: бытовой химии (различные растворители), психотропных препаратов, наркотиков. После вдыхания паров различных химических растворителей у подростков часто на лице выступают аллергические высыпания, при внутривенном введении наркотических препаратов – следы от уколов на ру­ках, со стороны психического состояния наблюдается повыше­ние настроения, эйфории, говорливость без видимых причин, иллюзорные восприятия, галлюцинаторные переживания. Воз­можны также острые психотические расстройства, в том числе и различные по степени выраженности нарушения сознания.

Необъяснимые на первый взгляд нарушения поведения у подростков могут быть результатом начала эндогенного психи­ческого расстройства, в частности шизофрении. Подросток становится замкнутым, утрачивает контакты со сверстниками, теряет интерес к занятиям в школе. Часто появляется безраз­личие к близким, а нередко и враждебность, агрессия. Вместе с тем может наблюдаться появление новых необычных интере­сов, увлечений, занятий философией, астрономией. Этим увле­чениям уделяется все свободное время, однако подросток бы­вает не в состоянии изложить, в чем состоит суть его познаний в этих областях. В психиатрии такая особенность увлечения подростка квалифицируется как философская интоксикация. Также в подростковом возрасте отмечаются нарушения поведе­ния, определяющиеся расторможенностью низших влечений (склонность к сексуальным эксцессам, алкоголизации, воров­ству). Эти особенности поведения сочетаются с эмоциональным огрублением. Такие психопатологические проявления квалифицируются как гибоидный синдром. Последний встречается при шизофрении и патологических расстройствах личности (психопатиях), вследствие чего лечение и профилактика данных расстройств должны проводиться с учетом этого обстоятельства.
Судебно-психиатрическая экспертиза
Судебно-психиатрическая экспертиза несовершеннолетних представляет значительные трудности. Согласно законодатель­ному положению в России совершеннолетними считаются ли­ца, достигшие 18-летнего возраста, в то же время уголовную от­ветственность несут лица 16-летнего возраста (ч. 1 ст. 20 УК РФ), а за наиболее тяжкие уголовные деяния – в 14-летнем возрасте. Последние две группы несовершеннолетних в силу социально-психологической незрелости не всегда могут осозна­вать меру своей ответственности перед законом и руководить своими действиями в деликтных ситуациях. Также для данной возрастной группы свойственны пубертатные кризы, психолого-характерологические особенности с различной степенью вы­раженности и отклонениями.

В УК РФ включено положение, предусматривающее осо­бенности медицинского критерия для судебно-психиатрической оценки несовершеннолетних (ч. 3 ст. 20 УК РФ), которое гласит: "Если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом раз­витии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно-опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опас­ность своих действий (бездействия), либо руководить ими, то он не подлежит уголовной ответственности". В этой фор­мулировке подчеркивается альтернативность разграничения между понятиями "отставание в психическом развитии" и "психическое расстройство" в отношении несовершеннолет­них; тем более, когда речь идет о такой степени отставания в психическом развитии, при которой несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности. Поэтому вряд ли правомерно противопоставлять данные два понятия, так как термин "отставание в развитии" характеризует патогенез, условия формирования психологической несостоятельности личности, в то время как психические расстройства – это психопатологиче­ские особенности проявления данного дефекта. В связи с этим п. 3 ст. 20 УК РФ нуждается в дополнениях и уточнении. Это обстоятельство делает необходимым для проведения судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних, в связи с совершением ими уголовно наказуемых деяний, включение в экспертную комиссию психиатров, имеющих специализацию в области детской и подростковой психиатрии, психологов, а также других специалистов, каждый из которых решает собственные задачи экспертной оценки.

Практическая ситуация

11 апреля 2009 г. следователь возбудил и принял к своему производству уголовное дело об убийстве Буровым своей соседки с последующим расчленением трупа при помощи топора. При допросе Буров признал, что наносил потерпевшей удары топором по голове и телу, однако пояснил, что "рубил ведьму". Допрошенные по делу свидетели Чураков и Селезнева пояснили, что ранее Буров неоднократно заявлял, что его соседка – "черный человек", колдунья. На учете в психоневрологическом диспансере Буров не стоял.

Задание: вынесите постановление о назначении психиатрической судебной экспертизы.
Согласно ст. 196 УПК РФ назначение судебной экспертизы является обязательным среди прочего для установления психического состояния подозреваемого (обвиняемого), когда возникает сомнение в его вменяемости.

В данной ситуации поводом для назначения судебно-психиатрической экспертизы являются особенности поведения Бурова во время следствия и правонарушения. Так, необычные высказывания могут быть следствием психических расстройств.

Поэтому следователь должен подробно расспросить родных о детстве, развитии, школьной успеваемости, интересах, увлечениях и других проявлениях, которые отражали бы особенности личности обвиняемого. Эти сведения необходимо подкрепить объективными материалами. Определенное значение имеют сведения о семейных взаимоотношениях, состоянии в браке. Необходимо выяснить у родственников и свидетелей данные об употреблении алкоголя и наркотиков.

Характер преступления, его кажущаяся безмотивность, противоречие между совершенным действием и личностью обвиняемого, последовательность его поступков, необычная жестокость, следователю необходимо во время допросов свидетелей Чуракова и Селезневой попытаться получить четкие сведения об особенностях поведения Бурова, последовательность его поступков, его внешнем виде, высказываниях во время совершения общественно опасных действий.

В соответствии с п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве": "По каждому делу об умышленном причинении смерти другому человеку надлежит устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и при наличии к тому оснований реагировать на них в предусмотренном процессуальным законом порядке". В отношении обвиняемого и подозреваемого такая экспертиза проводится в обязательном порядке, если возникают сомнения в его вменяемости (ч. 4 ст. 196 УПК). При вынесении постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы таким лицам следователь должен указать, что обвиняемый направляется на экспертизу "в связи с тяжестью содеянного". Подобная формулировка может указать экспертам-психиатрам, что следствие не располагает данными о болезненных расстройствах психики, но, учитывая особую тяжесть содеянного, могут быть заподозрены скрытые проявления психических нарушений. Среди таких подозрений одно из важных мест занимает особая жестокость преступления. В данном случаях она связана с бредовыми идеями.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о назначении комиссионной психиатрической судебной экспертизы


__________________________




"____"__________________г.

(место составления)








Следователь (дознаватель)______________________________________________

(наименование органа предварительного следствия или дознания,

___________________________________________________________________________,

классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя (дознавателя)

рассмотрев материалы уголовного дела № ___________, возбужденного по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ,
У С Т А Н О В И Л:

Гр-н Буров убил свою соседку, нанося потерпевшей удары топором по голове и телу, в последующем труп при помощи топора расчленил. При допросе гр-н Буров пояснил, что "рубил ведьму". Допрошенные по делу свидетели Чураков и Селезнева пояснили, что ранее Буров неоднократно заявлял, что его соседка – "черный человек", колдунья. На учете в психоневрологическом диспансере Буров не стоял. В связи с тяжестью совершенного преступления возникла необходимость получения заключения специалиста.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 195, 196, 199 и 200 УПК РФ,
П О С Т А Н О В И Л:

1. Назначить комиссионную медицинскую судебную экспертизу, производство

которой поручить экспертам __________________________________________________

(фамилии, имена, отчества экспертов либо наименование

___________________________________________________________________________,

экспертного учреждения)

2. Поставить перед экспертами вопросы:


3. Предоставить в распоряжение экспертов:

4. Поручить___________________________________________________________

(кому именно)

разъяснить экспертам права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, предупредить их об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.


Следователь (дознаватель)




_________________________







(подпись)

Права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, мне разъяснены "____"___________________г. Одновременно я предупрежден__ об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения.

Эксперты:




___________________________







(подпись)






___________________________







(подпись)







___________________________







(подпись)


Список использованной литературы


  1. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (утв. ВС РФ 22.07.1993 № 5487-1)

  2. Уголовный кодекс РФ

  3. Постановление Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 г. № 1 "О судебной практике по делам об убийстве"

  4. Жариков Н.М. Судебная психиатрия: Учебник. – М.: Норма, 2008

  5. Колоколов Г.Р. Судебная психиатрия: Курс лекций. – М.: Экзамен, 2007

  6. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (постатейный) / Отв. ред. И. Л. Петрухин. – М.: ТК Велби, Проспект, 2006

  7. Судебная медицина: Учебник / Под общ. ред. В. Н. Крюкова. – М.: Норма, 2005


1. Осмотр трупа на месте происшествия. Основные задачи эксперта
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации