Родригес А.М., Пономарев М.В. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 1. 1900-1945 - файл n1.docx

приобрести
Родригес А.М., Пономарев М.В. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 1. 1900-1945
скачать (1956.1 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx1957kb.12.09.2012 15:11скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.docx

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22
§ 1. Великобритания в начале XX в. «Ллойдджорджизм»
Окончание В 1901 г. со смертью королевы Виктории, цар-

«викторианской ствовавшёй с 1837 г., завершился самый значи-

эпохи». Пере- тельный период в истории Великобритании — стройка партий- блистательная «викторианская эпоха». Крупнейшая

ной системы колониальная держава, один из лидеров мировой политики, Великобритания вступила на рубеже XIX—XX вв. в период качественной трансформации социально-политической и экономической системы. Глубокие изменения коснулись и традиционной двухпартийной модели — символа стабильности и преемственности политического развития британского общества.

Вся середина XIX в. прошла в Великобритании под знаком преобладания либеральной партии. Свидетельством тому было не только почти беспрерывное пребывание правительственных кабинетов вигов у власти, но и торжество либеральной идеологии. Однако во второй половине XIX в. стал очевидным раскол внутри британского либерализма. Виги — сторонники классической версии либеральных ценностей, сплотившиеся вокруг фритредерской идеи, получили влиятельных противников в лице либералов, возглавляемых У. Гладстоном. Политическое кредо фракции Глад стона базировалось на идеях реформ в интересах среднего класса (налоговой и избирательной системы, систем образования, профдвижения). За дискуссией об этих реформах стояло противоречие двух принципиально разных версий либерализма: классической, основанной на принципе «laisser-faire» («позволяйте делать»), т.е. представлении о том, что индивидуальное социальное творчество освобожденного человека и естественный, нерегламентированный ход общественного развития являются основой эффективного решения любых проблем, и социальной, воспринимавшей свободу личности не в качестве самоцели, а как средство для обеспечения справедливого общественного устройства.

Причины социализации либеральной идеологии были многопла-новы. По мере углубления процесса модернизации и формирования основ индустриальной системы классический либерализм превратился из революционной духовной парадигмы в базовый социальный принцип реально существующего общества. Прежняя негативная, разрушающая трактовка свободы (как неограниченного освобождения личности) вступила в противоречие с новой социальной реальностью, требующей от либерализма конструктивных принципов и идей. Общество, развивавшееся под флагом все большей индивидуализации личности, оказалось перед угрозой разобщения, утраты социальной целостности. Жесткое противопоставление личности и общества, свободы и государственной воли, индивидуального поступка и общественного закона подрывало основы самой либеральной идеологии как универсальной и общенациональной. Победивший либерализм приобрел характер узкоклассовой идеологии, и эволюция британской партии вигов продемонстрировала эту закономерность наиболее ярко. «Манчестерский либерализм» продемонстрировал торжество индивидуалистической этики, перевоплощение идеала духовной свободы в принцип материальной независимости, превращение конкурентной борьбы в основу социальных отношений. Поиск же новой либеральной альтернативы был сопряжен со сращиванием либеральных ценностей с демократическими, стремление ем вернуть либерализму образ идеологии «равных возможностей».

Великобритания стала первой страной, где социальный либерализм заявил о себе как о вполне реальной политической практике уже в XIX в. Однако аго окончательной победе помешал раскол либеральной партии в 1886 г. Инициатором раскола была группа либерал-юнионистов под руководством Дж. Чемберлена, выступившая против распространения реформистской политики на вопросы устройства британского государства (в том числе предоставления самоуправления Ирландии, либерализации имперской политики). Сохранение унитарного устройства Великобритании рассматривалось юнионистами как неотъемлемый компонент всей программы расширения общественных функций государства, а укрепление имперской системы — как материальная основа проведения актив-* ной социальной политики. Такая позиция сблизила сторонников Чемберлена с консервативной партией, которая уже с середины XIX в. выступала под лозунгами «обновленного торизма» за умеренный реформистский курс в духе патернализма, «государственно-аристократического патронажа», за приоритет национальных, а не индивидуальных или классовых интересов, поступательное развитие общества на основе традиционных ценностей. Идейная близость юнионистов и новых тори привела к слиянию двух течений, что обеспечило политическую гегемонию объединенной консервативной партии на протяжении последующих лет. В 1895— 1902 гг. у власти находился консервативный кабинет Р. Солсбери, а в 1902—1905 гг. — Л. Бальфура. Этот период стал временем проведения политики прагматичного традиционализма, возврата к практике имперского протекционизма (защиты пошлинами торгового пространства колониальной империи), ужесточения позиции в ирландском вопросе.

Выборы 1906 г. прошли под знаком ожесточенной политической дискуссии либералов и консерваторов о целесообразности жесткого протекционистского курса. Политика «особых отношений» с колониями наносила ущерб наиболее современным, рентабельным отраслям британской индустрии, имевшим ограниченный доступ на мировые рынки из-за таможенных войн метрополии с другими европейскими странами. Либералы провели избирательную кампанию под лозунгами возвращения к фритредерской политике «свободной торговли» и одновременного возобновления реформистского курса. Убедительная победа либеральной партии — 401 мандат, т. е. более двух третей мест в Палате общин — привела на пост премьер-министра одного из лидеров умеренных либералов Г. Кэмпбелл-Байнер-мана. После его кончины в 1908 г. правительство возглавил Г. Аск-вит. Первые годы правления либералов не принесли значительного успеха. Фритредерская политика, активно поддержанная частью предпринимательских кругов, вызвала рост стоимости жизни, безработицы, социальной напряженности. В самой либеральной партии вновь активизировались сторонники энергичной социальной политики государства, среди которых особенно выделялись члены партии — выходцы из Шотландии, Уэльса, Ирландии. Лидером этой фракции стал молодой адвокат из Уэльса Дэвид Ллойд Джордж.

Ллойд Джордж не был серьезным теоретиком, но благодаря своему красноречию, страстной манере выступлении и легкому перу он быстро стал олицетворением нового поколения либералов. Ключевым компонентом их программы было отрицание социал-дарвинистских принципов и признание возрастающей роли государства в регулировании общественных отношений. При этом «новые» либералы отвергали противопоставление либерализма как чисто индивидуалистической идеологии и социализма как чисто коллективистской. Социальный либерализм они понимали как гармоничную доктрину, отражавшую единство двух этих начал в человеческой личности. Соответственно, и понятие «социальная справедливость» органично вошло в идейный арсенал «новых» либералов. Ллойд

Джордж подчеркивал, что если «старый» либерализм мобилизовы-вал народ на свою сторону во имя общественного прогресса, то «новый» либерализм ориентирован на конкретные социальные реформы в интересах аутсайдеров общества — арендаторов, рабочих, бедняков, престарелых. Такой курс, по мнению сторонников Ллойд Джорджа, отвечал общенародным интересам, поскольку формировал основы подлинно свободного общества, обеспечивающего независимость каждой личности. Признание же важности благосостояния каждого индивида и каждой социальной группы предполагало торжество идеи социального примирения, развитие диалога между трудом и капиталом.

Рост популярности Ллойд Джорджа заставил лидеров партии не только ввести его в состав кабинета, но и предоставить ему в 1909 г. влиятельный пост канцлера казначейства. Уже первый подготовленный ведомством Ллойд Джорджа бюджет вызвал острое столкновение партийных фракций либералов и консерваторов в парламенте. Особое недовольство оппозиции вызвал ввод статей о пенсиях по старости (с 70 лет), о материальной поддержке бирж труда. Прогнозируемый рост социальных расходов, а также увеличение в четыре раза финансирования военно-морских вооружений заставили правительство предложить в рамках нового бюджета реформу налоговой системы, предусматривающую значительное увеличение налогов с крупных доходов, на земельную собствен-ность,гнаследство, торговлю спиртными напитками. После длительного обсуждения в Палате общин и проведения двух внеочередных выборов законопроект был перенесен в Палату лордов, где лишь благодаря вмешательству короля Георга V он получил поддержку большинства. Помимо предусмотренных в нем мер в рамках политики ллойдджорджизма, в последующие годы был введен также Закон о компенсации при несчастных случаях на производстве, 8-часовой рабочий день для горняков, Закон о страховании рабочих на случай безработицы или болезни (за счет взносов самих рабочих, предпринимателей и государства). Большой резонанс в обществе вызвал Закон 1914 г. о гомруле — самоуправлении Ирландии под контролем английского вице-короля.

Политика ллойдджорджизма встретила одобрение широких слоев населения. В то же время либералам не удалось восстановить прежние тесные политические контакты с тред-юнионами. Более того, в начале XX в. произошла консолидация рабочего движения под знаменами социалистической идеологии. В 1900 г. в Лондоне был создан межпрофсоюзный комитет рабочего представительства для проведения в парламент рабочих депутатов. В острой борьбе с правительством профсоюзы отстояли право взимать средства со своих членов на политическую деятельность. В преддверии выборов 1906 г. Комитет был преобразован в лейбористскую партию, сформированную по принципу коллективного членства, — партия включила ряд тред-юнионов, Независимую рабочую партию; Социал-демократическую федерацию и другие группы. Лидером лейбористоЁ стал малоизвестный молодой политик Рамсей Макдональд. Влиятельные руководители тред-юнионов уступили ему пост председателя партии в надежде ослабить позиции центрального руководства. Однако в кратчайшие сроки Макдональду удалось консолидировать партию и превратить ее в одну из крупнейших социалистических партий Европы и реальную силу на британской политической арене. Уже на выборах 1906 г. лейбористы получили 29 мест в парламенте. Идеологическим кредо партии стал социал-реформизм, идеалы ненасильственной трансформации общества на принципах социальной ответственности и социальной взаимопомощи. «Мы должны создать строй социальной демократии..., примирить личные права с деятельностью общественного организма, личную свободу с социальной организацией, демократию с государственным самосознанием», — писал Макдональд в ктшге «Социалистическое движение».

Кризис двухпартийной системы Великобритании, связанный с появлением альтернативных политических движений и внутренней борьбой в традиционных партиях, привел к конституционному кризису 1910 г. На фоне жесткой дискуссии о бюджете были проведены внеочередные парламентские в*ыборы. Либералам удалось сохранить контроль над правительством, но они утратили абсолютное большинство в Палате общин. В свою очередь Палата лордов впервые за долгое время активно вмешалась в политическую борьбу, используя свои прерогативы в области законодательного процесса. Кризис был преодолен после принятия в 1911 г. «Акта о парламенте». В соответствии с этим законом Палата общин получила право преодолевать вето Палаты лордов при движении законопроектов. Одновременно срок полномочий нижней палаты парламента сокращался с 7 до 5 лет. Реформа привела к значительному усилению позиций правительства, опирающегося на парламентское большинство. Это имело большое значение в условиях нарастания противоречий в развитии британской экономики.
Экономическое На протяжении нескольких столетий Великобри-положение тания оставалась наиболее мощной промышлен-Великобритании ной державой, господствующей на мировых рын-в начале XX в. Ках, морских торговых коммуникациях, в сфере колониального соперничества. Ситуация стремительно изменилась в конце XIX в., когда лидерству Великобритании вызов бросили

страны «молодого капитализма», позднее завершившие промышленный переворот и создававшие индустриальную инфраструктуру на основе новейших технико-технологических разработок. В британской промышленности этому стандарту соответствовали лишь те отрасли, широкое развитие которых начиналось именно на рубеже XIX—XX вв. — энергетическая, химическая, сталелитейная, а также военное производство. Именно эту сферу охватил в первую очередь процесс монополизации. Крупные трестовые объединения, такие, как «Армстронг — Уитворс», «Дорман — Лонг», «Виккерс», складывались главным образом, в военно-промышленном секторе и в тяжелой индустрии. В остальных, так называемых «старых отраслях» процесс монополизации шел чрезвычайно медленными темпами. В горнодобывающей, металлургической, текстильной отраслях преобладали самостоятельные предприятия с небольшим уставным капиталом, обладавшие меньшими инвестиционными возможностями, не ориентированные на постоянною модернизацию технико-технологической базы производства. Монополистические объединения, возникающие в них, были немногочисленны и носили характер торговых ассоциаций. Наибольшее количество картелей в этот период возникло в бумажном, стеклянном, хлопчатобумажном производстве. Но образований&щнополий картельного типа не могло существенно форсировать концентрацию производства и его дальнейшую модернизацию. Небольшая концентрация производственных мощностей обусловила все более очевидное отставание Великобритании в развитии энергетической базы промышленности. В 1913 г. суммарная мощность электростанций здесь составляла 908 тыс. кВт, что было в 2,4 раза меньше по сравнению с Германией и в 9 раз меньше по сравнению с США. Недостаточная энерговооруженность британских предприятий в свою очередь тормозила стандартизацию производства, ввод новейших конвейерных линий.

Другой уязвимой областью британской экономики было сельское хозяйство. Британский аграрный сектор особенно пострадал после расширения в 70-х гг. XIX в. поставок на европейские рынки дешевого американского хлеба, а также в связи с началом экспорта австралийского мороженого мяса после революционных изобретений в области холодильного дела в 90-х гг. Хозяйства зерновой ориентации начали массово разорятся. За период 1871—1901 гг. посевные площади в Великобритании сократились с 8,2 до 5,9 млн акров. Фермеры переходили к интенсивному птицеводству, увеличивали производство технических культур. Однако для масштабной структурной перестройки требовалась поддержка мощного агропромышленного капитала. При ее отсутствии аграрный кризис растягивался на многие годы.

На фоне резкого ускорения мирового экономического развития на рубеже XIX—XX вв. Великобритания не сумела добиться адекватных темпов роста и переместилась по уровню промышленного производства на третье место. Если мировое производство выросло в 1870—1914 гг. в 5 раз, то в Великобритании — только в 2,2 раза. Удельный вес британского промышленного производства в мироном сократился с 32 до 20 %. В такой ситуации всю большую роль играло использование ресурсов огромной колониальной империи, включавшей к началу XX в. Канаду, острова Вест-Индии, колонии «Австралазии» (Австралию, Новую Зеландию, Новый Уэльс, Викторию) и прилегающие тихоокеанские острова, Индию, территории в Южной Африке. За период с 1900 по 1913 г. площадь колониальных владений Великобритании увеличилась с 27,8 до 29,7 млн кв. км, а численность населения — с 352,5 до 376,7 млн человек. От экономических связей с колониями все больше зависела динамика развития всей британской экономики. Уже с середины 80-х гг. XIX в. преодоление каждого циклического кризиса перепроизводства было непосредственно связано здесь с внешнеэкономическим влиянием: в 80-е гг. — с «южноафриканским бумом», открытием золотых и алмазных россыпей в Южной Африке, ростом инвестиций в Австралии, в 90-е гг. — с открытием китайских рынков и началом политики протекционистской защиты имперского экономического про* странства от третьих держав, в 1904—1907 гг. — с получением нефтяной концессии в Южном Иране.

Растущая зависимость британской экономики от ресурсов колониальной империи непосредственно отразилась и на специфике развития национальной финансовой системы. Общая тенденция централизации капитала была свойственна Великобритании не в меньшей степени, чем другим империалистическим государствам. Мобилизация денежных средств в рамках акционерных кампаний приобрела особенно большой масштаб в 1885—1905 гг., когда массово начали выпускаться мелкие акции номиналом до 1 фунта ст. За относительно короткий срок произошло слияние более чем 300 банков. К 1913 г. уже более 70 % вкладов было сосредоточено в 12 крупнейших банках страны. Однако вся эта финансовая мощь лишь в минимальной степени была направлена на промышленное инвестирование внутри страны. Капитал стал ключевым компонентом экспорта. К 1900 г. общая сумма британских инвестиций за границей достигла 2 млрд ф. ст., в 1913г. — уже 4 млрд ф. ст. По этому показателю Великобритания занимала прочное первое место в мире, опережая по объему вывезенного капитала Францию и Германию вместе взятые. Важно отметить, что британские зарубежные капиталовложения отличались высокой рентабельностью. Ежегодный доход от них составлял в 1905—1913 гг. от 100 до 180 млн ф. ст. При этом до 75 % капиталовложений направлялось в колонии, преимущественно в сферу железнодорожного и портового строительства, а также экспортные отрасли сельского хозяйства. Сохранение широких экономических связей с колониями создавало благоприятную конъюнктуру для развития британского судостроения, продукция которого за период 1870—1913 гг. утроилась. Достаточно быстро развивалась и вся транспортная сеть. Объем железнодорожных перевозок вырос за то же время в 7 раз, оборот судов увеличился в 16 раз. Росли доходы от фрахта, страхования морской торговли, использования портовых услуг. Все это позволяло сохранять активный платежный баланс и сравнительно легко преодолевать циклические кризисы. Однако торговый баланс Великобритании в эти годы значительно ухудшился. З^гюследнюю треть XIX в. темпы роста импорта в 2 раза превышали увеличение экспорта. Британские товары с высокой себестоимостью уступали место более дешевым и, зачастую, более качественным американским и германским. Результатом стало неуклонное сокращение доли Великобритании в мировой внешней торговле, составив в 1870 г. 22 %, в 1900 г. — 19 %, в 1913 г. —15 %. Сохранение и расширение колониальной империи, превращение ее в закрытое, защищенное экономическое пространство становилось жизненно важным для британской экономики.
Внешняя ^а Фоне усиления межпартийной борьбы в Великобрита-
политика нии в начале XX в. сфера внешней политики превратилась
Великобрита- в едва ли не единственное поле компромиссов и единства
нии в начале ведущих политических сил. Последним событием, вызвав-
в шим острую полемику в парламенте и на страницах печа-

ти, стала англо-бурская война 1899—1902 гг. Правда, ее противники, в том числе лидеры либеральной партии Г. Кэмпбелл-Баннер-ман, Д. Ллойд Джордж, выступали не столько против самой войны, сколько против превращения колониальной экспансии в преобладающее направление политики, против империализма как средства решения внутренних проблем британского общества. После успешного завершения войны с присоединением южноафриканских республик к колониальной империи и на фоне обострения международной обстановки вопрос о целесообразности участия страны в территориальном разделе мира сомнениям уже не подвергался. В то же время уроки англо-бурской войны заставили правящие силы Великобритании существенно пересмотреть правовые идеологические основы взаимоотношений с колониями. Политика «империализма», понимаемая еще совсем недавно в духе ультраколониалистских высказываний Дж. Чемберлена и С. Родса, стала рассматриваться в качестве создания все более тесного политико-экономического пространства, объединяющего метрополию и колонии на основе взаимовыгодных отношений. В рамках новой политики было расширено самоуправление некоторых крупнейших колоний. К созданным в конце XIX в.

доминионам добавились в 1907 г. Новая Зеландия, в 1910 г. — Южная Африка. С 1907 г. начали созываться имперские конференции для консультаций с доминионами по важнейшим политическим и военным вопросам. Лишь в Индии британское правительство не только не пошло на уступки национальному движению, но и значительно ужесточило охранительную политику.

Англо-бурская война оказала непосредственное влияние и на европейский курс Великобритании. Практически всеобщее осуждение этого конфликта наглядно продемонстрировало всю опасность международной изоляции в эпоху складывания военно-политических блоков и углубления межимпериалистических конфликтов. Кроме того, все более явный экспансионизм Германии заставил британских политиков усомниться в целесообразности повтора попыток дипломатического сближения с этой страной и отказа от поисков иных союзников. Первые шаги в этом направлении были предприняты уже в самом начале XX в. Уступки в вопросах о канадо-американской границе на Аляске и сооружении канала через Панамский перешеек позволили значительно улучшить отношения с США. Однако преобладание в американском руководстве изоляционистских настроений превращало США скорее в потенциального, нежели реального союзника. Более важную роль для укрепления позиций Великобритании на Дальнем Достоке сыграло сближение с Японией, завершившееся в 1902 г. заключением союзного договора. В соответствии с ним обе стороны признавали право друг друга на вмешательство во внутренние дела Китая и Кореи для защиты своих интересов и гарантировали свой нейтралитет в том случае, если это вмешательство вызовет войну союзника с третьей державой. При столкновении союзника с двумя и более странами договор подразумевал обязательную военную помощь.

Обострение отношений с Германией заставило британскую дипломатию пересмотреть политический курс в отношении России и Франции. Еще в 90-х гг. XIX в. Великобритания находилась в состоянии почти открытого противостояния с этими двумя странами, обусловленного столкновением интересов в Афганистане, Иране, Турции, Северной Африке. Необходимость поиска надежных союзников в Европе заставила официальный Лондон пойти на значительные уступки практически во всех этих вопросах. 8 апреля 1904 г. было заключено англо-французское соглашение о решении всех спорных проблем в области колониальных владений и сфер влияния (названное «сердечным согласием» — «Антант кордиаль»). Окончательно военно-политический блок Антанты сложился с подписанием в 1907 г. аналогичного русско-английского договора.

Образование Антанты свидетельствовало о том, что Великобритания окончательно признала Германию своим главным противником. Особенно беспокоило британских политиков наращивание Германией морских вооружений. В 1905 г. в Великобритании был заложен броненосец нового поколения, название которого — «Дредноут» — стало общим для всего класса подобных судов. Вскоре строительство таких же кораблей началось и в Германии. Появление дредноутов существенно изменило военно-морской паритет. Броненосцы старого типа значительно уступали им по всем технических характеристикам. Отныне морское превосходство все в большей степени зависело от способности ведущих держав наращивать гонку вооружений и использовать для нее всю мощь национальной индустрии. Это подталкивало обе стороны к открытому конфликту. В марте 1912 г. британский парламент принял закон о необходимо^ти закладки двух дредноутов против одного немецкого. В мае того же года началась переброска части военных судов из Гибралтара в Северное море. Атлантические коммуникации оставались под защитой французского флота. В тот же период Великобритания оказала дипломатическую поддержку своим союзникам в балканском вопросе. После срыва очередных англо-германских переговоров в начале 1914 г. стало очевидно, что Великобритания стоит на пороге войны.
Великобрита- Мало кто из английских политиков предполагал нйя в годы накануне войны, какую цену придется заплатить их первой мировой стране за участие в ней. «Наш флот должен был войны контролировать моря в интересах союзников, наше богатство должно было помочь финансировать их заказы за границей, наша же армия должна была играть в войне^второстепенную роль», — вспоминал о планах британского правительства Ллойд Джордж. Однако масштаб военных событий заставил напрячь силы всей нации. Более 10 % населения было мобилизовано. 750 тыс. англичан было убито на полях войны, более 1,7 млн ранено. Таких потерь Великобритания не знала никогда. Не менее тяжелым было и финансовое положение. По подсчетам русских союзников Великобритания тратила в начале войны ежедневно 17,5 млн руб., а в конце войны — ежедневно 78,5 млн руб. Внутренний долг вырос в 10 раз — до 6,6 млрд ф. ст., внешний составил 1,2 млрд ф. ст. (в том числе США — 850 млн ф. ст.). Впервые в своей истории Великобритания стала страной-должником. .Очень тяжелые последствия имела потеря в годы войны 70 % торгового флота. При этом судо,-строение в годы войны сократилось — с 1200 тыс. тонн в 1913 г. до 772 тыс. тонн в 1918 г. В целом промышленное производство упало на 20 %, ощущалась острая нехватка сырья. Прекращение жилищного строительства, рост налогов и дороговизна обострили социальную обстановку внутри страны. В период войны значительно ослабли связи с колониями. Образовался пассивный торговый баланс — при сокращении экспорта английских товаров в годы войны стабильно возрастал импорт. Если в 1914 г. в страну было ввезено товаров на 696 млн ф. ст., то в 1918 г. — уже на 1316 млн ф. ст. Зависимость от импорта еще больше обостряла проблему внешнего долга и финансового кризиса.

Тяготы войны потребовали консолидации всех политических сил и корректировки ими своих традиционных программных установок. Прежнее руководство либералов и сам премьер-министр Г. Асквит оказались неспособны на радикальные меры. Инициаторами полной перестройки государственно-политического механизма выступили Ллойд Джордж и лидер консерваторов А. Бонар Лоу. В жесткой и нелицеприятной борьбе Ллойд Джорджу удалось оттеснить Асквита, возглавив в 1916 г. и либеральную партию, и коалиционное правительство с участием всех крупнейших партий. «Военный кабинет», как называли правительство Ллойд Джорджа, развил невероятную активность, пытаясь внести перелом в ход войны. В 1916 г. была создана Федерация британской промышленности. В ее составе к концу войны было уже более 18 тыс. фирм с общим капиталом 4 млрд ф. ст. Федерация стала основным инструментом государственного планирования и регулирования промышленного производства. В первую очередь это коснулось новых отраслей — химической, авиационной, автомобильной, а также сталелитейной. Для поддержки отечественных производителей правительство ввело чрезвычайно высокие ввозные пошлины — 33,3 % от стоимости товара («пошлины Макенны»). Активно стимулировалось и аграрное производство. Закон 1917 г. зафиксировал минимальную заработную плату сельскохозяйственных рабочих и гарантировал высокие цены на продукцию. Эти меры позволили обеспечить распашку новых 3,75 млн акров земли, увеличить сбор зерновых на 32 %, картофеля — на 59 %. На последнем этапе войны началось развертывание программ по поддержке демобилизованных солдат, повысилась заработная плата в отраслях военного производства.

Значительный вклад в победу внесли британские колонии. В 1917 г. для координации действий метрополии и колоний был учрежден имперский военный кабинет, в состав которого вошли представители британского правительства и премьер-министры доминионов. Одновременно премьер-министрам доминионов было предоставлено право непосредственно контактировать с главой правительства метрополии, а не через министерство колоний, как это было ранее. Помимо имперского военного кабинета сложился и институт высоких комиссаров — постоянных представителей доминионов в Лондоне. Имперская военная конференция 1917 г. приняла важное политическое решение о том, что взаимоотношения метрополии и доминионов «должны быть основаны на полном признании доминионов как автономных наций Имперского союза государств». За каждым доминионом признавалось право на «равный голос во внешней политике империи». При этом существующая практика имперского контроля над внутренними делами и степень автономизации самоуправления доминионов сохранялись.

В результате беспрецедентной мобилизации всего своего экономического и политического потенциала Великобритания сумела значительно увеличить военное производство и активизировать свое участие в ходе военных действий в последний период войны. Война на море по сути оказалась выигранной уже в 1917 г., когда были сорваны немецкие планы блокирования британских островов в ходе «тотальной подводной войны». Силы австро-германского блока истощались. После тяжелейшей кампании 1918 г. война, стоившая Великобритании трети национального богатства, завершилась победой Антант^Е.
«Разбудить Первые послевоенные парламентские выборы в Англию!» Внут- декабре 1918 г. прошли на фоне раскола «нацио-ренняя политика нальной коалиции». Еще в июне 1918 г. конферен-

правительства ция лейбористской партии вынесла решение о пре-Ллойд Джорджа кращении «избирательного перемирия» с консер-

в 1919 1921 гг. ваторами и либералами и выходе из правящей коалиции. Накануне выборов лейбористы опубликовали новую программу п^ййшГпредусматривавшую проведение ряд^. достаточно радикальных мер в социально-экономической сфере, в том числе национализацию стратегически важных отраслей (железных дорог, торгового судоходства, угольной промышленности, военных предприятий, производства электроэнергии), установление общеобязательного минимума заработной платы, активизацию государственной политики в области занятости, сокращение длительности рабочего дня. Авторами программы были С. Вебб, представлявший умеренное крыло лейбористов, связаннснГс фабианским движением, и А. Гендерсон, один из наиболее авторитетных политиков социал-реформистской ориентации. Значительную роль в ее разработке сыграли и тред-юнионы, все более активно включавшиеся в политический процесс. Руководство лейбористов возлагало надежды на расширение электората партии за счет ввода в соответствии с новым уставом 1918 г. индивидуального членства (при сохранении и коллективного членства). Однако в составе партии оказалось немало сторонников продолжения сотрудничества с общенациональной коалицией. Все четверо представителей лейбористской партии в правительстве — Д. Пикер, Г. Уордль, Г. Варне. Г. Роберте — предпочли сохранить свои посты, выйдя из партии.

Раскол произошел и в руководстве либеральной партии. Фракция Г. Асквита выступила с требованием вернуться к более традиционной политике, избежать «растворения» партии в составе «национальной коалиции». Ллойд Джордж^ в свою очередь, ратовал за утшше™^коалиции, сохранение общенациональной идеожизже^ кои платформы. В центре его избирательной кампании был лозунг «Сделать Англию страной, достойной ее героев». На протяжении 1918г. правительство провело ряд мер, созвучных довоенному курсу «лойдджорджизма». Была осуществлена парламентская реформа, предоставившая избирательное право всем мужчинам старше 21 года, с соответствующим цензом оседлости или владения каким-либо коммерческим строением и частично женщинам — старшеЗО лет и владеющим недвижимостью с доходом в 5ф. ст. в год. Одновремен1 но в значительной степени были ликвидированы архаичные формы избирательной системы, связанные с традициями корпоративного представительства,— уравнены системы выборов в городах и графствах, сокращено число округов с двумя депутатскими местами. Большой общественный резонанс вызвала реформа образование с вводом обязательного обучения детей до 14 лет^и бесплатного начального образования. Поскольку ликвидировать детский труд не представлялось возможным, правительство возложило на местные органы власти обязанность по контролю над этой сферой. Еще до окончания войны правительство предприняло также ряд мер по материальной поддержке демобщщзованных солдат и рабочих, увольняемых при закрытии военного производства. Однако о полном возрождении идеологии ллойдджорджизма речь не шла. Обе фракции либеральной партии ратовали за демонтаж системы жесткого государственного регулирования, возникшей в годы войны, но по-разному оценивали перспективы сотрудничества с другими политическими силами.

Помимо сторонников Ллойд Джорджа из либеральной партии, правительство смогло опереться лишь на консолидированную поддержку консерваторов. В ходе выборов участники этой коалиции получили соответственно 136 и 348 депутатских мандатов из 707. Консерваторы сумели существенно расширить и консолидировать свой электорат, тогда как относительный успех либералов Ллойд Джорджа можно было отнести скорее к результатам активной пропагандистской кампании. Выборы 1918 г. получили название «выборы хаки» — столь настойчиво в их ходе звучала тема завершающейся воины. Существенные потери в ходе выборов понесли и лейбористы. При значительном росте их фракции в парламенте среди депутатов не оказалось многих лидеров партии — Рамсея Макдональдс Сиднея Вебба, Артура Гендерсона, Филиппа Сноудена и др. Итоги выборов наглядно показали, что все ведущие политические силы Великобритании вступали в сложный период внутренней перестройки, которая в самое ближайшее время должна была существенно изменить и общую конфигурацию британской двухпартийной модели.

Ллойд Джордж сохранил в новом кабинете пост премьер-министра, но ключевые посты в правительстве достались консерваторам. А. Бонар-Лоу стал лордом — хранителем печати, У. Черчилль —I военным министромГД. Керзон — министром иностранных дел. Лейтмотивом новой правительственной программы стал лозунг^ «Разбудить Англию!». Ллойд Джордж полагал, что единственный способ быстро вывести страну из состояния экономического шока заключается в стимулировании частной предпринимательской инициативы, пересмотреотринципов государственного регулирования. Однако подобный расчет не оправдался. Послевоенная структурная перестройка промышленности еще более у^эау.6йЩрпустошитель-йые последствия войны. Реанимация подорванной экономической системы на основе стихийных рыночных механизмов не могла бьпъ^ прочной и быстрой. Несмотря на некоторое оживление, прол$ышлен-ное производствтдмоставалось все эти годы на достаточно низком у ровне: в 1920 г. - 90 % от показателей 1913 г., в 1921 г. - 61,5 %, в 1923 г. — 82,9 %. Особенно серьезно пострадали угольная, судостроительная, текстильная, металлургическая отрасли. Несколько луч-шйм~было положение в сельском хозяйств, где правительство проводило политику поддержки фермеров. В 1920 г. был принят закон, гарантирующий твердые ценжна зерновые культуры. Однако свертывание сельскохозяйственного производства остановить не удалось. В 1920—1923 гг. посевные площади сократились с 9352 тыс. акров до 7171 тыс. акров.

Значительное падение оптовых цен в первые послевоенные годы из-за узости рынка сбыта, разрушение транспортной инфраструктуры, недостаток инвестиционной активности снижали рентабельность производства и ухудшали торговый баланс Великобритании. За время послевоенного кризиса объем экспорта снизился на 44,6 %, а импорта — на 39,8 %. На высоком уровне оставалась безработица. С особенно острыми проблемами правительство столкнулось в финансовой сфере. На погашение государственного долга ежегодно тратилось около 40 % бюджета. Уже в 1919 г. правительство было вынуждено объявить об отказе от золотого паритета фунта стерлингов. Эта мера вызвала краткосрочное оживление промышленного производства, однако привела и к стремительному росту инфляции. В 1920 г. в обращении находилось 353 млн ф. ст. по сравнению с 33 млн ф. ст. в 1914 г. В условиях финансового кризиса правительство было вынуждено пойти на сокращение социальных программ и значительное повышение налогов. Суммарный рост уровня налогообложения в Великобритании в первые послевоенные годы был одним из наиболее высоких в Европе. Если в 1914 г. сумма ежегодных налоговых поступлений составляла 163 млн ф. ст., то к 1923 г. она уже достигла 674 млн ф. ст. Все эти экономические проблемы вызывали крайнее обострение социально-политического положения в стране.

Период 1918—1921 гг. совпал с одним из наиболее мощных всплесков рабочего движения в Великобритании. Помимо естественной реакции на ухудшение условий жизни в период войны, активизация масс отражала общую динамику цивилизационного кризиса индустриального общества, подошедшего к качественному порогу в своем развитии. Ограниченность общественной модели, основанной на постулатах классического либерализма, безусловном преобладании радикальной прогрессистской психологии, технизации мышления и социальных связей, стала очевидной уже на рубеже XIX—XX вв. Первая мировая война толкнула в политику те слои населения, которые оказались наиболее уязвимы в условиях торжества индустриальной системы. Из окопов мировой войны возвращались люди, привыкшие к естественности насилия как формы социального поведения, желающие добиться радикального и быстрого решения своих проблем. В то же время в Великобритании — стране «старого капитализма» с эволюционным, естественным характером модернизационных процессов, не существовало сколько-нибудь значимых факторов широкой фашизации общества. Не столь велики по сравнению со странами континентальной Европы оказались и масштабы послевоенного социально-экономического кризиса. В результате массовое движение протеста носило вполне организованный характер и практически целиком опиралось на рабочие тред-юнионы. Его отличала очевидная деидеологизированность, замкнутость на конкредйле экономические требования. Характерно, что образовавшаяся в 1920 г. Британская коммунистическая партия так и не смогла стать достаточно влиятельной политичес^ дшйсилои. Руководство БКП первоначально даже пыталось добиться вступления на правах коллективного членства в лейбористскую партию. Однако эти попытки не увенчались успехом.

Бесспорным лидером рабочего движения тех лет стал так называемый «Тройственный союз» - альянс трех крупнейших тред-юнионов шахтеров, транспортников и железнодорожников. Профсоюзы требовалипроведения широкой национализации, повышения заработной платы, дальнейщщ) правового урегулированияусловий шщш. Частично требования, выдвигавшиеся в ходе забастовок, удовлетворялись предпринимателями. Но правительство жестко пресекало попытки крупнейших профсоюзов придать забастовочному движению общенациональный характер. В августе 1920 г. был введен закон о чрезвычайных полномочиях, предусматривавший право короля на ввод чрезвычайного положения не только после возникновения, но и при угрозе широкого антиправительственного выступ-ленщЁ При вводе чрезвычайного положения правительство получало право издавать указы, имеющие силу закона, и принимать любые меры, необходимые для пресечения противозаконных действий тех или иных лиц, включая судопроизводство по упрощенной схеме. Жесткими репрессивными мерами правительству удалось сбить на-: кал рабочего движения. Переломным моментом стала так называемая «черная пятница» — отказ лидеров «Тройственного союза» 15 апреля 1921 г. от проведения всеобщей забастовки под угрозой ввода чрезвычайного положения. В том же 1921 г. был создан Генеральный совет конгресса тред-юнионов, руководство которого заняло умерен-нуБ^псогхлал^реформистскую позицию.
Внешняя поли- Па фоне сложного внутреннего положения в стране и отка-тика Великобри- за правительства от последовательного продолжения поли-тании по окон- тики социального либерализма основной сферой реализа-чании первой ции принципов ллойдджорджизма стала внешняя полити-мировой войны, ка Великобритании. Стратегия правительства Ллойд Политическое Джорджа исходила из стремления способствовать перехо-поражение ду от насильственной, экспансионистской логики межго-ллойдджорд- сударственных отношений к стабильной международно-жизма правовой системе при ведущей роли великих держав как гарантов нового мирового порядка. Роль Великобритании виделась при этом как одна из важнейших. Подобная позиция закладывала основы особого британского подхода к определению основ пацифистской внешней политики, сочетаю-щей общие принципы ненасильственного, правового урегулирования международных отношений при соблюдении приоритета национальных интересов.

Первым и наиболее результативным шагом на пути реализации новой внешнеполитической программы стало участие британской делегации под р^ТКбТвбдствбм самого премьер-министра на Парижской мирной конференции. Ллойд Джорджу удалось блокировать наиболее радикальные предложения по германскому вопросу, выдвинутые Францией, в том числе территориальные притязания в отношении западных районов Германии и о взыскании в рамках репарационных выплат 800 млрд зол. марок. Впоследствии после нескольких раундов международных переговоров Лондонская конференция 1921 г. определила общую сумму выплат в 132 млрд зол. марок. Великобритания получила право на 22 % этой суммы.

Великобритания активно поддержала создание Лиги наций, а в рамках ее мандатной системы добилась значительного упрочения своих колониальных владений. В мае 1920 г. официально были оформлены мандаты Великобритании на Ирак, Палестину, Трансиорданию, Танганьику, часть Того и Камеруна, остров Науру в Тихом океане. Британские доминионы получили мандаты на Юго-Западную Африку, острова Самоа, часть Новой Гвинеи. Таким образом, из бывших германских колоний Великобритания получила под свой контроль территории площадью в 21 млн кв. км, с населением в 5,5 млн чел., а также территории из состава бывшей турецкой империи площадью в 500 тыс. кв. км. с населением 4 млн чел. При этом сам Ллойд Джордж рассматривал создание мандатной системы не в качестве продолжения империалистической политики, а как важную составную часть международного правового пространства, позволяющую регламентировать и дифференцировать политику великих держав в отношении стран, не способных к самостоятельному обеспечению собственного суверенитета.

Великобритания сыграла важную роль и при проведении Вашингтонской конференции в конце 1921 г., завершившей складывание новой систе-мы международных отношений. Однако результаты ее были встречены в самой Великобритании уже со значительно большим скептицизмом. Великобритании не удалось сохранить союзнический договор 1902 г. с Японией — его сменил «Договор четырех» о взаимных гарантиях островных владений

США, Великобритании, Яодзщ и Франции на Тихом океане. В результате этого соглашения, а также принятых Конференцией решений по китайскому вопросу Великобритания утратила прежние позиции в регионе, тогда как еще накануне первой мировой войны англичане контролировали до 45 % судоходства в китайских водах и 50 % внешней торговли Китая. В соответствии с «Договором пяти» было установлено фиксированное соотношение военно-морсйих вооружении США, Великобритании, Японии, Франции и Италии в пропорциях 5:5:3:1,75Т,75. Тем самым Великобритания отказалась от так называемого «стандарта двух держав» — традиционного правила, согласно которому британский военно-морской флот должен был всегда равняться по силе флотам двух наиболее мощных морских держав.

Большие трения с консервативной частью правительства вызвало стремление Ллойд Джорджа добиться мирного урегулирования отношений с Советской Россией. Еще на Парижской мирной конференции британский лидер выступал вместе с американским президентом Вильсоном за компромиссное решение «русского вопроса», разворачивание диалога со всеми политическими силами, претендующими на главенство в России. Однако к весне 1919 г. конференция склонилась к поддержке идеи интервенции. По мере завершения гражданской войны в России Ллойд Джордж вернулся к идее восстановления конструктивных отношений с укрепившим свои позиции большевистским правительством. Первым шагом стало подписание советско-английского торгового договора в 1921 г. Показательно, что ход переговоров по этому вопросу контролировал лично премьер-министр, тогда как министр иностранных дел представитель консервативной партии Д. Керзон предпочел дистанцироваться от этого процесса. Открытые формы противостояние внутри правительства приняло спустя год при подготовке Генуэзской конференции. Лидеры консерваторов Черчилль, Чемберлен, Керзон решительно выступили против признания Советской России де-юре и расширения экономических и политических отношений с нею. Ллойд Джорджу удалось на время перехватить инициативу, но попытка склонить советское правительство на Конференции к признанию довоенных долгов России не увенчалась успехом. Заключение Раппалвекого договора Советской России и Германии было воспринято в Великобритании как явный признак поражения стратегии Ллойд Джорджа.

Еще одним поводом для раскола правительственной коалиции стал колониальный вопрос. Ллойд Джордж настаивал на либерализации внешнеэкономических отношении и отказе от приоритета охранительной имперской политику. Однако лидеры консервативной партии видели в этом угрозу устоям британского влияния в мире и добились ужесточения правительственного курса в отношении национально-освободительного движения в колониях. Ответом стали два восстания в Египте, в результате которых Великобритании пришлось отказаться от протектората над этой страной, лишь сохранив контроль надХ5^ эцким каналом. Резко активизировалась оппозиционная деятельность Индийского национального конгресса. Доминионы Канада, Австралия и Южная Африка все более решительно требовали статуса автономных государств в составе Британской империи. Ссылаясь на свой вклад в победу над Германией, используя свое участие в Парижской конференции со статусом самостоятельных делегаций в составе общей имперской делегации (с подписанием мирных договоров от собственного имени), доминионы добились и права самостоятельного вступления в Лигу наций. Это стало основой для качественного пересмотра не только прерогатив метрополии и доминионов в сфере внешней политики, но и самой проблемы государственного суверенитета доминионов.

Особенно чувствительное поражение понесла британская дипломатия на Среднем Востоке. В 1919 г. в Афганистане к власти пришел новый правитель Аманулла-хан, объявивший о проведении независимого курса. После кратковременного военного конфликта британскому правительству пришлось пойти на признание полного суверенитета Афганистана в вопросах внешней й^внутренней политики^Й^ШУйтка сохранить влияние Великобритании в регионе Среднего Востока за счет заключения договора с^Ираном о фактичес-кощгротекторате над этой страной также не принеслдуспеха. В 1920—1921 гг. в Иране развернулось мощное национально-освободительное движение, под влиянием которого иранский меджлис отказался от ратификации договора с Великобританией. Наконец, очевидным провалом завершилась попытка пра-вйт^елъТтва Ллойд Джорджа вмешаться в развитие событий вокруг Турции, отказавшейся после кемалийской революции от выполнения условий Севрского мирного договора. При прямой поддержке британской дипломатии Гре-ция, чья армия еще с 1919 ''гЖаходаш^зватерритории Западной Фракии, была втянута в открытый военный конфликт с соседней страной. В 1922 г. гречес-кая армия была разгромлена турками, а попытка британского правительства заручиться поддержкой Югославии, Румынии и доминионов для возможного военного вмешательства не получила поддержки.

Окончательной причиной падения правительства Ллойд Джорджа стал ирландский вощюс. В Ирландии, равно как и в Шотландии, Уэльсе, на]рубеже XIX—XX вв. оппозиционное движение начало приобретать все более радикальные формы. Показательно, что при образовании Британской социалистической партии ключевую роль сыграли Шотландская социалистическая рабочая партия, ирландские социалисты, Южно-Уэльский коммунистический союз. Но наибольшую активность в этих регионах, и прежде всего в Ирландии, проявляло национальное движение. Еще в 1908 г. радикальная часть сторонников самоуправления Ирландии образовала движение шинн-фейнеров («шинн^ейн» — «мы сами»), поставившее цель полного освобождения страны. Британская ^шоеральная партия выступила за компромиссное решение вопроса путем предоставления Ирландии достаточно широкого самоуправления, но не включавшего какие-либо политические права. В 1914 ^^правительство ввело закон о гомруле — самоуправлении Ирландии под контролем английского вице-короля. Однако этомурешению воспротивилась значительная часть населения северных графств Ирландии — Ольстера, где проживало много англичан и шотландцев й в отличие от доминирующего в Ирландии католического вероисповедания был распространен протестантизм. Унионисты — сторонники союза («унии») с Англией добились нераспространения на Ольстер системы самоуправления. Это вызвало вооруженное восстание шиннфейнеров в 1916 г. Несмотря на его разгром, партия шиннфейнеров приняла участие в выборах 1918 г. в британский парламент и получила 73 из 103 «ирландских» мест. Из этих 73 человек 36 находилось в тюрьмах, некоторые были вынуждены скрываться от преследования властей за границей. В январе 1919 г. в Дублине собрались остававшиеся на свободе 27 депутатов, образо-вавшиххепаратный ирландский парламент («дайл эйреанн»). Ирландия была провозглашена «суверенной и независимой нацией». Президентом Ирландской республики был избран лидер шиннфейнеров Де-Валера. Была создана Ирландская республиканская армия, автономный государственный аппарат. Ответом британского правительства стал ввод в Ирландии в январе 1920 г. военного положения. Однако угроза полномасштабных военный действий заставила правительство Ллойд Джорджа пойти на заключение в июле 1921 г. перемирия с восставшими, а в декабре 1921 г. — и на подписание компромиссного соглашения об образовании независимого ирландского государства. Ольстер остался в составе Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии. На территории Ирландской республики сохранялись английские военно-морские базы. Великобритания контролировала и внешнюю политику Ирландии. Это решение остановило разрастание военного конфликта. Однако Ольстер превратился в постоянный очаг гражданского и конфессионального напряжения на территории Великобритании. Решение правительства вызвало недовольство в достаточно широких слоях британского общества. Не удалось впоследствии сохранить и военно-политический контроль над Ирландской республикой. Договор 1921 г. был отвергнут большинством партии шиннфейнеров. В Ирландии начался новый этап гражданской войны, в ходе которой сторонники Де-Валера потерпели поражение. Президентом республики стал лидер радикального крыла шиннфейнеров Гриффите. Все эти события значительно ослабили позиции правительства и вызвали раскол в правящей коалиции.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   22


§ 1. Великобритания в начале XX в. «Ллойдджорджизм»
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации