Владимирова И.А., Туманова Л.В. Защита семейных прав в Европейском Суде по правам человека - файл Zashita_semej_prav-0.doc

приобрести
Владимирова И.А., Туманова Л.В. Защита семейных прав в Европейском Суде по правам человека
скачать (1062.9 kb.)
Доступные файлы (1):
Zashita_semej_prav-0.doc966kb.25.11.2010 13:53скачать

Zashita_semej_prav-0.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

ЗАЩИТА СЕМЕЙНЫХ ПРАВ В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Л.В. ТУМАНОВА, И.А. ВЛАДИМИРОВА
Авторы:
Туманова Лидия Владимировна, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Владимирова Ирина Александровна, кандидат юридических наук, доцент.
ОТ АВТОРОВ
В последние годы мы довольно часто слышим фразы типа: "Мы будем обращаться за защитой в Европейский суд по правам человека" либо: "Я найду правду в Страсбурге". Но далеко не все в полной мере понимают, что же это за суд в г. Страсбурге и почему в нем ответчиком становится уже не тот, кто фактически нарушает чьи-то права, а само государство.

Как не удивляться, что решение российских судов нередко судебные приставы никак не могут исполнить, а решения Европейского суда по правам человека выполняются практически без промедления.

Следует признать, что наши привычные ассоциации со словом "суд" имеют немного общего с Европейским судом по правам человека. Структура, организация деятельности и сама компетенция мало схожи с обычной судебной системой. Объединяющим является только то, что Европейский суд по правам человека, как и любой другой, - орган защиты прав.

Но защищает Европейский суд по правам человека только те права, которые предоставлены любому лицу важнейшим международным правовым актом: Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Поэтому защитить семейные права в Европейском суде по правам человека можно только в тех пределах, в каких они урегулированы Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней.

Следует также сразу обратить внимание на то, что таких статей в Конвенции о защите прав человека и основных свобод немного и их формулировки отличаются лаконизмом. Но правовые нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод получают каждый раз новое развитие именно в решениях Европейского суда по правам человека.

Постепенно решения Европейского суда по правам человека, вынесенные в связи с нарушением ст. 8 Конвенции, которая называется "Право на уважение частной и семейной жизни", обеспечивали возможность защиты самых различных семейных прав.

Семейные права постоянно расширяют границы в соответствии с решениями Европейского суда. Практически все проблемы, которые возникают в практике российских судов по защите семейных прав, имеют развитие и в решениях Европейского суда по правам человека.

Конечно, в небольшой книге трудно подробно изложить все аспекты семейного права Европейского суда по правам человека, да в этом и нет необходимости. Сегодня уже достаточно много опубликовано материалов, посвященных деятельности Европейского суда по правам человека, выходит специальный Бюллетень Европейского суда по правам человека, в других юридических журналах и научных исследованиях приводится практика Европейского суда по правам человека.
САМОЕ ПРОСТОЕ О МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
В ч. 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации сказано: "Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты".

Международная защита прав человека в суде - относительно новое явление в международной жизни. Ее история уходит своими корнями в далекий 1950 г. - год принятия Советом Европы Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Европейской конвенции или Конвенции), которая впервые предусмотрела механизм защиты прав человека на международном уровне.

Международные договоры, как правило, предусматривают обязательства государств соблюдать те или иные нормы в отношениях друг с другом. Международные договоры, посвященные правам человека, содержат перечень прав и основных свобод человека, а также обязательства государства соблюдать перечисленные права или воздерживаться от действий, каким-либо образом нарушающих эти права в отношении как своих граждан, так и иных лиц, находящихся под юрисдикцией этого государства. Отсюда следует, что договоры в области прав человека не устанавливают обязательств в отношениях между государствами, а определяют единые стандарты соотношения полномочий государств, с одной стороны, а с другой стороны, - прав и свобод частных лиц.

Международная практика выработала несколько способов контроля за соблюдением международных стандартов в области прав человека.

Во-первых, механизм межгосударственного контроля и надзора, который состоит в том, что государства, подписавшие тот или иной документ в области прав человека, создают исполнительный комитет экспертов или иной орган, который периодически запрашивает доклады государств и дает государствам рекомендации. Данный механизм можно назвать политическим, и его использование совершенно невозможно для частного лица.

Во-вторых, механизм контроля за соблюдением прав человека, основанный на рассмотрении индивидуальных обращений частных лиц. В настоящее время процедуры индивидуального обращения частного лица к международно-правовому институту предусмотрены двумя международными документами - Европейской конвенцией и Международным пактом о гражданских и политических правах в совокупности с Факультативным протоколом к нему.

Европейская конвенция гарантирует в общей сложности около 30 прав, включая те, которые предусмотрены непосредственно в Конвенции, и те, которые закреплены в Протоколах к ней. Права классифицируются в зависимости от возможности государства вмешиваться в осуществление того или иного права и ограничивать возможность его осуществления.

Традиционно выделяются четыре группы прав:

- абсолютные права;

- права, осуществляемые в сфере правосудия;

- существенно-квалифицированные права;

- права с присущими ограничениями.

Международные нормы о правах человека носят характер минимальных стандартов, которые государства должны поддерживать на национальном уровне. Они ни в коем случае не ограничивают государства в обеспечении большего объема прав и свобод человека по сравнению с международными нормами. Так, Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает, что "никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека, признаваемых или существующих в каком-либо участвующем в настоящем Пакте государстве в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме" (ч. 2 ст. 5).

Иными словами, международная защита прав человека не может рассматриваться как ограничивающая или умаляющая права человека, гарантированные на национальном уровне на основе норм внутреннего права или международных норм.

Известно, что эффективность международно-правового регулирования во многом зависит от возможностей и способов включения норм международного права во внутренние правовые системы. Действительно, возможность непосредственного применения признанных в международном сообществе стандартов прав человека во внутренних судах может рассматриваться как одна из существенных гарантий соблюдения международных стандартов. Известно, что международные органы и суды по правам человека зачастую обладают ограниченной компетенцией. Далеко не все страны участвуют в соответствующих региональных системах защиты прав человека. В данных условиях предоставление индивидуумам права непосредственно ссылаться на нормы международного права защиты прав человека во внутренних судах может служить весьма эффективным средством обеспечения соответствующих международных стандартов.

Государства создают все более основательную правовую базу для применения норм международного права судами. В этом отношении продвинулась и Россия. Конституция РФ установила, что "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора" (ч. 4 ст. 15).

Следовательно, в правовую систему страны включены (инкорпорированы) два вида норм международного права. Поскольку о международных договорах речь шла выше, то несколько слов следует сказать лишь об общепризнанных принципах и нормах международного права. В международной практике под ними понимают обычные нормы, складывающиеся в практике государств и признаваемые ими в качестве юридически обязательных. Под практикой государств понимается их фактическое поведение, а также различного рода официальные акты, законы, дипломатические документы, заявления и выступления государственных деятелей, решения международных и национальных судов.

Включенные в правовую систему страны международные нормы не утрачивают своей связи с международно-правовой системой. Они должны пониматься в свете иных международных норм и толковаться по правилам международного права. В соответствии с последним определяется их действие во времени и пространстве, решаются коллизии между правилами различных договоров.

Применение нормы иной системы должно осуществляться с учетом ее места в этой системе, иначе норма может менять смысл. Следует также учитывать, что, в отличие от норм международного права, нормы иностранного права не являются частью правовой системы страны.

Статья 79 Конституции РФ предусматривает участие Российской Федерации в межгосударственных объединениях и передачу им части полномочий в соответствии с международными договорами, если такое действие не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации. Передача правомочий государственной власти органам международных организаций влечет за собой международно-правовое обязательство уважать осуществление подобных правомочий.

Совершенно новым в отечественном праве является положение Конституции, предусматривающее право каждого в соответствии с международными договорами России обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (ч. 3 ст. 46). Речь идет именно о межгосударственных органах, поскольку к межгосударственным неправительственным организациям можно обращаться и без каких-либо дозволений.

Основным международным органом, производящим защиту прав граждан, в настоящее время является Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд или Суд).

Конституция РФ предоставляет частному лицу право обратиться в Европейский суд с целью защиты его основных прав согласно ч. 3 ст. 46 Конституции, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.
ЗАЧЕМ БЫЛА ПРИНЯТА КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ

ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод была принята 4 ноября 1950 г. Настоящая дата стала точкой отсчета новой эпохи в обеспечении защиты прав человека.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод - главный источник, на котором базируется правоприменительная деятельность Суда. Она для Суда - "единый и единственный кодекс", причем одновременно и материально-правовой, и судоустройственный, и процессуальный.

Конвенция - сравнительно небольшой документ. В ныне действующей редакции 1998 г. ее основной текст составляют короткая преамбула и 59 статей, разбитых на три раздела.

Первый раздел "Права и свободы" (ст. 2 - 18) содержит главную часть каталога прав и свобод, гарантируемых Конвенцией. Второй раздел "Европейский суд по правам человека" (ст. 19 - 51) состоит из норм, определяющих порядок формирования Суда, его организацию и основные процедурные правила. Третий раздел "Различные положения" (ст. 52 - 59) содержит нормы, отражающие в большинстве своем международно-правовой статус Конвенции.

Текст Конвенции дополняют Протоколы, постепенно пополнившие каталог прав и свобод, охраняемых Конвенцией, а также вносившие в нее структурные и некоторые процессуальные новеллы. Как неоднократно подчеркивал Суд, Конвенция и Протоколы "составляют единое целое".

Официальные языки Совета Европы - английский и французский, соответственно и Конвенция принята на двух этих языках, причем, как особо оговорено в ее ст. 59, "оба текста имеют одинаковую силу". Уровень идентичности текстов достаточно высок, и двуязычие не порождает труднопреодолимых разночтений и различий. Тем не менее отдельные расхождения, несоответствия, юридико-технические погрешности были выявлены правоприменительной деятельностью Суда.

В каждом государстве-участнике есть перевод Европейской конвенции на язык страны. Он прилагается к закону (акту) о ратификации, носит тем самым официальный характер и, как правило, публикуется в официальном издании законодательных и иных нормативных актов.

По своему функциональному назначению нормы Конвенции делятся на две основные группы: организационно-процессуальные и материально-правовые.

Первые сконцентрированы в разделе II "Европейский суд по правам человека" и, как видно уже из названия, определяют порядок формирования Суда, его компетенцию, статус судей, внутреннюю структуру и т.п. К организационным нормам примыкают процессуальные, предмет которых - определение основных аспектов процедуры прохождения дела, процессуальных форм правоприменительной деятельности Палат Суда и др.

Материально-правовые нормы определяют содержание правоприменительной деятельности Суда. Они относятся к нормам первого раздела Конвенции "Права и свободы" и дополняющим его Протоколам. По существующей классификации правовые нормы в общей теории права можно отнести к правоохранительным, но не в смысле карательных норм уголовно-правового характера, а в значительно более широком плане - к нормам, которые гарантируют. И в смысле гарантии охраняют права человека, предусмотренные Конвенцией в тех случаях, когда это не удалось сделать в рамках национального правопорядка.

Структурная особенность материально-правовых норм Конвенции состоит в том, что они являются нормами-диспозициями и в них нет указания на санкцию. Но это не значит, что санкции нет. Конвенция предусматривает ее как общую для всех норм. Она содержится в ст. 41 "Справедливая компенсация". Признав, что имело место нарушение Конвенции, Суд вправе присудить потерпевшей стороне денежную компенсацию, которую ей обязано выплатить в трехмесячный срок государство-ответчик.

По своей юридической природе Конвенция является не актом национального законодателя, а многосторонним международно-правовым договором с его характерными чертами. Это коллективное обязательство государств-участников обеспечить каждому человеку, находящемуся под их юрисдикцией, защиту прав и свобод, определяемых в договоре (Конвенции), в сочетании с признанием наднационального контроля ("европейского контроля") за соблюдением прав человека властями государств-участников.

Судебная практика. Давний доктринальный спор о том, является ли судебная практика источником права в отношении судебной практики Европейского суда, решается однозначно позитивно: ее правотворческая роль не отрицается.

Благодаря ей последовательно детализировался и расширялся каталог прав, находивших защиту в Суде, сжатые определения наполнялись широким содержанием, формулировались нормы, которые лишь explicite не выражены в тексте Конвенции, а в действительности в скрытом виде содержатся в ней. Близко к правотворчеству и создание в ходе многолетней правоприменительной деятельности целого ряда правовых позиций (стандартов), принципиальных установок, которые сегодня отличимы от конвенционных норм главным образом по их происхождению.

При решении конкретного дела Суд, как правило, ссылается на предшествующие решения по данной или близкой категории дел, равно как и на решения по сопутствующим вопросам, возникшим в ходе рассмотрения данного дела. Принято ссылаться на ближайшие решения - "из числа последних". Вместе с тем особым авторитетом пользуются решения (многим из них уже немало лет), которые можно назвать "модельными": в них впервые или наиболее детальным образом выражены соответствующие правовые позиции и установки Суда.

Если окончательный вывод Суда по конкретному делу отличается от ранее сложившейся судебной практики, Суд всегда указывает причины и приводит аргументы, обосновывающие изменение его позиции. Суд дорожит стабильностью и преемственностью своей судебной практики.

Роль судебной практики в правоприменительной деятельности такова, что дает вполне достаточное основание говорить о прецедентном праве, но несколько в особом плане. Суд руководствуется сложившейся судебной практикой, опирается на нее, но он не обязан следовать прецеденту в строго обязательном порядке. Суд неоднократно высказывался в том смысле, что он "не связан своими предшествующими решениями".

Иные источники права. В сущности говоря, речь идет не об источниках права в строго формальном значении, а об определенных нормативных факторах, которыми Суд во многих ситуациях руководствуется при рассмотрении конкретных дел. Суд не может основывать на них свое решение по делу, но в то же время не может вынести решение, не соответствующее, а тем более противоречащее им. Кратко укажем соответствующие документы:

- Устав Совета Европы, и прежде всего его преамбула и ст. 3, где сформулированы ведущие принципы этой международной организации: свобода личности, политическая свобода и верховенство права;

- иные "общие принципы права, признаваемые цивилизованными странами" (п. 1 (c) ст. 38 Устава Международного суда ООН);

- Всеобщая декларация прав человека ООН 1948 г., на связь с которой Европейской конвенции прямо указывает ее преамбула, и соответственно важнейшие международные пакты о правах человека, принятые в рамках ООН в развитие Всеобщей декларации, и прежде всего Пакт о гражданских и политических правах;

- Венская конвенция о праве международных договоров должна быть отмечена особо, поскольку Суд признал обязательным для себя исходить из установленных ею правил при толковании норм своего Основного закона - Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод;

- правовые позиции. Под ними понимаются сложившиеся в правоприменительной практике установки, из которых исходят при рассмотрении конкретных дел; подтвержденные многократным применением толкования правовых понятий и норм; критерии, выработанные практикой для рассмотрения определенных категорий дел, и др. В отличие от прецедента, который предопределяет решение дела по существу, правовые позиции - это лишь правовой инструментарий, использование которого Судом отнюдь не предрешает исход дела. Правовые позиции не следует смешивать и с основополагающими, "высокими" принципами права и правоприменительной деятельности;

- процессуальные позиции. Речь идет не столько о процессуальных правилах, сколько о том, что условно можно назвать методологией рассмотрения определенных категорий дел, набором (системой) определенных вопросов-критериев, ответы на которые обязательны для обоснования решения по делу. Таким процедурным стандартам Суд следует неукоснительно. Необходимо особо оговорить, что решения, построенные по стандартной схеме, вовсе не обязательно стандартны по существу; ничто не мешает Суду выходить за рамки схемы в той мере, в какой требуют обстоятельства дела.

Международные нормы о правах человека можно представить в качестве некоего "фундамента". С практической точки зрения это означает, что в тех странах, где государственные органы уполномочены применять международные нормы о правах человека непосредственно, человек при обращении в национальные судебные или иные инстанции может напрямую ссылаться на нормы соответствующих международных договоров.

Однако международное сотрудничество в области прав человека не может сводиться лишь к установлению определенных стандартов в области материальных прав человека. Для того чтобы в полном объеме пользоваться правами, человеку необходимо иметь также и возможность защитить данные права, что является неотъемлемой гарантией осуществления прав. Ведь человек должен иметь возможность не только беспрепятственно пользоваться правами, что представляется немаловажным, но и способ восстановить свое право, а в некоторых случаях и получить справедливую компенсацию.

В связи с вышесказанным особое место в системе международно-правовой защиты прав человека занимает Европейская конвенция.

Хронологически Конвенция последовала непосредственно за Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. Каталог прав, гарантируемых Конвенцией, мало чем отличается по содержанию от Декларации. Не случайно при подготовке Конвенции звучали голоса: а нужна ли она вообще? Сможет ли она добавить что-либо существенное к уже сказанному? Однако в споре "универсалистов" с "регионалистами" победили последние.

Решающую роль к тому же сыграла идея "европейского единства", а если чуть точнее, то "европейского единения".

Вышедшая из Второй мировой войны с немалыми геополитическими, экономическими, социально-политическими потерями Западная Европа видела будущее в экономической и политической интеграции. Ради этого возникли экономические интеграционные образования (превратившиеся сегодня в Европейский союз). Был создан Совет Европы как форма общественно-политического объединения и принята Европейская конвенция.

Вместе с тем идея "единения Европы" тесно переплелась с традициями "европоцентризма" - притязаниями на особую роль Европы в создании современной цивилизации, ее основных ценностей, в том числе стандартов политической демократии и правовой государственности. Конвенция была призвана не просто развить Декларацию прав человека, но и подтвердить традиционно ведущую роль Европы в создании и развитии демократических правовых институтов.

По замыслу ее авторов, она не могла стать лишь слегка измененной копией Всеобщей декларации, а должна была внести нечто принципиально новое в складывавшуюся систему международно-правовой защиты прав человека. Ею стало создание наднациональной юрисдикции, призванной обеспечить конкретную практическую реализацию прав, предусмотренных Конвенцией, и тем самым не позволить ей стать всего лишь декларативным документом.

Из 66 статей Конвенции собственно каталогу прав посвящалось менее 20, а подавляющее большинство определяли организацию и порядок деятельности особого наднационального, достаточно сложного юрисдикционного механизма. Его основной задачей являлось применение норм Конвенции к конкретным ситуациям.

Принципиально новым и важным стал отказ Конвенции от традиционных представлений о компетенции постоянных международных судебных органов как ограниченной исключительно спорами между государствами. Она допустила прямое обращение граждан в созданную ею наднациональную юрисдикцию. Судебная защита прав граждан перестала быть исключительной прерогативой соответствующих государств. Именно в этой связи Совет Европы называл Конвенцию "беспрецедентным по своей значимости международным договором". Благодаря ей был сделан важный шаг на пути признания международной правосубъектности гражданина.

Европейская конвенция "в целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней" (ст. 19), предусматривает создание специального органа - Европейского суда по правам человека, действующего на постоянной основе. В соответствии со ст. 34 Конвенции "Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или Протоколах к ней".

Необходимо отметить, что право индивидуального обращения лица в международный орган за защитой нарушенных прав само по себе не является правом безусловным. Основным условием служит то, что подобное право возникает у человека только в том случае, если государство само оказалось не в состоянии защитить нарушенные права человека собственными средствами. Данное условие выражается в одном из главных принципов международного процессуального права - требовании об исчерпании внутренних средств правовой защиты. Он и является следствием субсидиарной природы защиты прав человека на международном уровне. Суть его состоит в том, что прежде чем обратиться в международные органы за защитой своих прав, человеку необходимо исчерпать все имеющиеся средства на национальном уровне. Анализируя данное правило, ученые отмечают, что в основе его лежит принцип уважения суверенитета и юрисдикции государства, которое обладает необходимой компетенцией для рассмотрения подобного вопроса в своих собственных судебных органах или каким-либо иным образом.

Данное правило не следует рассматривать как ограничивающее или препятствующее осуществлению защиты прав человека на международном уровне. Оно связано с тем, что, как отметил в одном из своих решений Европейский суд, "государству должны быть предоставлены все возможности, для того чтобы исправить любое нарушение своих международных обязательств путем использования внутренних правовых средств, до того как оно подвергнется рассмотрению и/или контролю на международном уровне".

Показательно то, что за всю историю существования европейского механизма защиты прав человека отмечалось всего два случая, когда государства отказывались исполнить решения Суда, причем оба случая привели к постановке в острой форме вопроса о членстве недобросовестных государств в Совете Европы.

Таким образом, механизм рассмотрения индивидуальных жалоб, созданный в рамках Совета Европы, дает более впечатляющие результаты по сравнению с деятельностью в этом отношении Комитета по правам человека ООН, хотя объем прав, защищаемых Европейской конвенцией, значительно уже по сравнению с Международным пактом о гражданских и политических правах (к такому выводу пришли эксперты Совета Европы в своем докладе Комитету министров Совета Европы в сентябре 1970 г.).

При рассмотрении каждого дела Суд руководствуется правовыми позициями, выраженными в его предыдущих решениях по аналогичным делам. Поскольку многие вопросы, рассматриваемые Судом, актуальны для большинства европейских государств, правительства учитывают решения Суда в своей законотворческой деятельности и изменяют национальное право в упреждающем порядке, чтобы избежать привлечения к международной судебной ответственности. Таким образом, Европейская конвенция через прецедентное право Европейского суда оказывает постоянное и эффективное влияние на национальное право. Более того, на сегодняшний день Конвенция зачастую рассматривается как "конституционный институт европейского правопорядка", в рамках которого права человека уникальным образом превращаются из категории чисто политической в категорию правовую. Такой феномен пока не имеет аналогов в международном праве.

Необходимо упомянуть и воздействие права Европейской конвенции на развитие сотрудничества в рамках других механизмов Совета Европы. Под ее влиянием принят целый ряд многосторонних соглашений и рекомендаций, способствующих признанию и соблюдению прав человека, которые не были зафиксированы в Конвенции.

Таким образом, Европейская конвенция считается одним из наиболее эффективных правозащитных договоров, существующих в мире на сегодняшний день, в особенности благодаря ее механизму надзора за исполнением решений Суда. Ролф Ризздал, бывший Председатель Европейского суда, охарактеризовал Конвенцию как "основной закон Европы".
ЧТО ТАКОЕ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Европейский суд по правам человека был создан 21 января 1959 г., спустя девять лет после принятия Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Самостоятельный наднациональный орган, созданный и действующий в рамках Совета Европы, он является еще и механизмом обеспечения действия Конвенции о защите прав человека и основных свобод для рассмотрения межгосударственных и индивидуальных жалоб, связанных с нарушением прав, предусмотренных Конвенцией. Суд действует уже 50 лет. И это уже целая история.

Становление Европейского суда заняло почти два десятилетия. Суд начал свою деятельность в 1959 г., т.е. только через девять лет после подписания Европейской конвенции (1950 г.) и через шесть лет после ее вступления в силу (1953 г.). Такое положение, во-первых, объясняется тем, что ратификация Конвенции государством-участником не означала автоматического признания юрисдикции Европейского суда - требовалось особое заявление государства. Необходимое для создания Суда число таких заявлений (8) было собрано только к 1958 г. Во-вторых, Европейский суд по своему тогдашнему статусу не мог сам получать жалобы от заявителей. Инстанцией, в которую надлежало обращаться, была ныне уже не существующая Европейская комиссия по правам человека, которая решала вопрос о приемлемости жалобы, проводила изучение фактических обстоятельств дела, обязательные примирительные процедуры и лишь затем передавала дело в Суд со своими выводами. До тех пор пока Комиссия, приступившая к работе в 1955 г., не накопила исходных материалов, создание Суда практически не начиналось.

Этим в немалой степени объясняется невысокая производительность Европейского суда в первый период его деятельности - от создания до середины 1970-х гг. Данный период можно назвать затянувшейся стадией становления. Тем не менее, несмотря на невысокую эффективность и "простои" в работе, его результаты никак нельзя сбрасывать со счетов. К ним относятся прежде всего установленные Регламентом и апробированные на практике основные процессуальные правила, порядок рассмотрения дел и соответственно структура, стиль аргументации в решениях Суда, что сохранило свое значение на долгие годы. Уже во втором решении "Беккер против Бельгии" 1962 г. Европейский суд четко определил, что он не осуществляет контроль за внутренним законодательством государства-участника <*>.

--------------------------------

<*> См.: Туманов В.А. Европейский суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М., 2001. С. 4 - 6.
С середины 1970-х до рубежа 1990-х гг. число рассмотренных дел подошло к 200 и соответственно увеличилось количество решений Суда, которые условно можно назвать модельными.

В этот период значительно расширилась амплитуда рассмотренных Европейским судом дел, последовали решения, конкретизирующие такие гарантии ст. 6 на справедливое судебное разбирательство, как "независимый и беспристрастный суд", "разумный срок судебного разбирательства", "презумпция невиновности" и др. В поле зрения Суда оказались нарушения права на свободу информации, свободу совести, уважение личной жизни, защита права собственности и многое другое.

Основное место в практике Европейского суда заняли индивидуальные жалобы. Явное преобладание индивидуальных жалоб повлекло за собой трансформацию процессуальных норм. Заявитель - частное лицо (или организация таких лиц) получил статус стороны в процессе, но не в личном качестве, а в лице своего представителя, которым мог быть адвокат из любой страны, входящей в состав Совета Европы. В дальнейшем созрел вопрос о полноправном участии индивидуального заявителя в судебном процессе, его праве самому обращаться в суд. Но окончательное решение данный вопрос получил несколько позднее.

Если первый период можно считать временем роста Суда, то второй, особенно 1980-е гг., - временем его зрелости, когда в общественном мнении, средствах массовой информации утвердился авторитет Европейского суда.

Одна из характерных особенностей третьего периода (1990 г. - конец 1998 г.) - резкое увеличение числа государств - участников Совета Европы, а также дел, поступивших в Суд и рассмотренных им <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 7 - 11.
В 1990-е гг. Совет Европы пополнился 17 новыми членами, и соответственно на момент реформы 1998 г. в его составе числилось 40 судей (в последующем состав Суда соответственно увеличился). В этом же году Суд вынес решения по 106 делам, а за предшествующие семь лет (1990 - 1997 гг.) - около 600 решений.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации