Ефременко Н.Б. О тайне Паганини - файл Pag_book1.doc

приобрести
Ефременко Н.Б. О тайне Паганини
скачать (124.6 kb.)
Доступные файлы (1):
Pag_book1.doc356kb.13.11.2006 21:19скачать

Pag_book1.doc

1   2

Положение пальцев на смычке















Процесс звукоизвлечения происходит следующим образом. Смычок зацепляет струну и, оттягивая ее вследствие трения, выводит из положения равновесия. Оттягивание происходит до того момента, когда сила сопротивления оттягиванию превысит силы трения. Тогда струна срывается, проходит положение равновесия и по инерции движется до того момента, пока сила трения волоса смычка не оказывается сильнее ее движения по инерции. Струна начинает колебаться. При этом важна так называемая атака звука или начало звука. Она является первым условием возникновения насыщенного звука. Атака заключается в том, что в первый момент для возникновения звучания необходимо крат-
ковременное усиление нажатия смычка. Это нужно при ведении смычка и вверх, и вниз. А дальше, для поддержания колебания, нужно минимальное усилие, чтобы не глушить возникающие обертоны. Без них звук лишится красивого тембра. Этим условием и регулируется сила нажатия смычка на струну.

Атака очень важна для звука. На последующий за атакой звук влияет сила этого кратковременного нажатия, время нажатия, скорость ведения смычка во время нажатия и характер ускорения и замедления скорости. У разных скрипачей по-разному звучит один и тот же инструмент. Это происходит вследствие разной атаки (здесь говорится только о правой руке). Кроме самого характера атаки звук еще зависит от того момента, когда вы перейдете на минимальное нажатие смычком на струну, соответствующее лучшему звуку. Чем ближе к подставке, тем сильнее и кратковременнее должна быть атака и тем быстрее нужно отпускать струну, доводя ее до едва уловимого касания. Тогда не будет скрипа. Этот
прием дает яркий насыщенный тон. Тут надо обратить особое внимание на положение локтя. Его поднятие ведет к напряжению в плечевом и кистевом суставах. Это поднятие усиливает давление на кисть и, следовательно, мешает кисти полностью выйти из положения атаки на минимальное на-
жатие смычка на струны. Качество звука ухудшается: теряется плотность и яркость. Значение атаки можно показать на следующем примере. Если вы попробуете скопировать исполнение Давида Ойстраха, вы заметите, какой у него большой размах силы звука даже на одной ноте, несмотря на впечатление мягкого лирического характера тона.

На том же инструменте у Галины Бариновой вследствие другой атаки звук был сильный и плотный. Некоторое время она занималась у Жака Тибо.

Схема силы нажатия на струну во время ведения смычка




У рояля атакой звука является начало каждой ноты. Если вы прокрутите запись игры на рояле в обратном направлении, вы не поймете, что это звучит рояль. Атака звука исказится и сместится на конец ноты.

Вторым условием качества звука является место ведения смычка. Оно, как правило, определяется серединой между подставкой и грифом. Но нужно помнить, что для обогащения тембра необходимо вести смычок поближе к подставке, это обеспечивает большее количество обертонов, причем на 1/7 и 1/9 общей длины звучащей части струны из тембра исключаются наиболее сильные диссонансные обертоны. С их исключением из звука тембр становится менее ярким, но более мягким.

Третьей составной частью качества звукоизвлечения является скорость ведения смычка. Она должна соответствовать амплитуде (размаху) и частоте колебания участка струны, которой касается смычок во время звукоизвлечения.

Одна половина движений колеблющейся струны совпадает с движением смычка, а другая половина направлена против движения смычка. Смычок увеличивает размах колебания струны, совпадающий с его движением, и задерживает колебания, происходящие против его движения.

Для возникновения колебания нужно первоначальное нажатие на струну — атака. В дальнейшем для поддержания колебания необходимо минимальное давление, позволяющее колеблющейся струне легко двигаться против движения смычка. Количество участков, сопротивляющихся движению, при одинаковой частоте колебаний будет одинаковым в любой части струны. Но поскольку размах колебаний разный (он
возрастает с увеличением расстояния от подставки), то и расстояние прохождения смычка и этим минимальным давлением будет увеличено в соответствии с расстоянием смычка от подставки. Чем дальше касание струны от подставки, тем оно больше и тем быстрее должен двигаться смычок.

При увеличении скорости движения больше необходимой затрудняется вибрация струны в сторону, противоположную движению смычка, струна оттягивается в эту сторону, невольно усиливается нажатие на струну и уменьшается связанное с ним количество обертонов. Звук становится более пустым. При недостаточной скорости движения и недостаточном нажатии может уменьшиться сила звучания основного тона, звук приобретает свистящий оттенок.

Регулируется скорость движения смычка и его нажатие на струну качеством звучания. При этом необходимо запоминать мышечные ощущения, соответствующие наилучшему звучанию. Чем ближе к подставке, тем больше обертонов, тем меньше скорость ведения смычка. Но при этом повышается жесткость струны. Следовательно, атака должна быть более сильной и более короткой.

Рассмотрим другие факторы, влияющие на качество звука, зависящие от правой руки.

В первую очередь это натяжение волоса смычка. Необходимое для лучшего звучания натяжение волоса смычка зависит от причин объективных и субъективных. Объективные: качество смычка, струн и канифоли. Субъективные: способ звукоизвлечения скрипача и его представление о хорошем звуке.
Слишком сильно натянутый волос мешает колебанию струны и в первую очередь ослабляет звучание основного тона. Звук получается какой-то сухой, несколько свистящий. В прыгающих штрихах волос не успевает как следует зацепить струну. При плохо натянутом волосе ослабляется сила звука, обедня-
ется тембр из-за слабого звучания обертонов, затруднено исполнение длинных нот и прыгающих штрихов. Здесь отмечены крайние степени натяжения волоса, но главное — это качество смычка. Чем лучше смычок, тем он допускает более сильное натяжение при улучшении качества звучания.

Несколько слов о канифоли. Большее ее количество увеличивает сцепление со струной, а следовательно, размах колебаний и силу звука. Но излишнее количество уже мешает колебаниям струны и создает своеобразное шипение. В моменты смены движения смычка происходит кручение струны. Мы
это замечаем как какую-то шероховатость в звуке. Поэтому совершенно незаметно для звука сменить направление движения смычка невозможно. Но сделать это как можно незаметнее нужно. Это достигается минимальным нажимом смычка в момент смены движения. Итак, мы определили факторы вли-
яния на звук, зависящие от правой руки. Атака, место ведения смычка, его скорость и сила нажатия, при соответствующем натяжении волоса. Эти факторы и их различные сочетания создают звуковую палитру для выражения музыкального произведения.

При игре все это определяется нашим слухом и сознательным запоминанием внутреннего ощущения мышц, соответствующего тому или иному звучанию. В дальнейшем появится ощущение струны смычком.

Вот описание игры Паганини, приведенное в книге М. Мейчика «Паганини» на с. 23: «...рука его теснее прижата к туловищу... не является ли именно способ Паганини наиболее целесообразным для того, чтобы меньше давить на смычковый волос и добиться наиболее полного воздействия смычка на все струны. Правда, иногда, благодаря чрезмерному давлению, он допускает некоторую резкость звучания, но
подчас вслед за этим вызывает восхищение мягкостью или, скорее, каким-то лукавством звука...»

Приведенный отрывок подтверждает сказанное выше. Когда несколько теряется ощущение струны, звук становится более резким, но с уточнением ощущения появляется именно «какое-то лукавство звука».

А теперь рассмотрим штрихи.

а) Легато.

Легато — это основа звуков и всех штрихов, так как штрихи без звука — это только гимнастика, причем, если эта гимнастика проводится перенапряженной рукой, она может привести к профессиональной болезни. Основное упражнение в легато известно очень давно. Оно приводится во мно-
гих скрипичных школах. Это длительное звучание одной ноты. И чем звучание дольше, тем лучше. Внесем в это упражнение наши знания. Извлекая длинный, точнее, длиннейший звук, мы заметим, что невольно приближаем смычок к подставке. Для извлечения качественного звука
скорость ведения смычка должна соответствовать величине размаха той части струны, где он ее касается, и частоте колебания струны. А поскольку размах струны наибольший в центре струны, то чем дальше от подставки и чем больше частота колебания, тем быстрее нужно вести смычок, соответственно, чем ближе к подставке и меньше частота, тем меньше скорость ведения смычка.

Это условие регулирования скорости ведения смычка. Как замедление, так и ускорение вместо необходимой скорости мешает нормальному колебанию струны и, естественно, ухудшает звук. Как правило, наиболее хорошо исполняются медленные части произведений. Смычок в них движется медленнее, приближаясь к подставке, извлекая много обертонов. А вот в быстрых частях произведений смычок ведут быстрее, чем нужно, и для компенсации этого недостатка сильно удаляются от подставки, часто залезая на гриф и тем самым ухудшая качество звука, уменьшая в нем количество обертонов.

При исполнении легато необходимо помнить об атаке — начале звука. Для развития приема атаки проделайте следующее упражнение. Сперва над каждой струной, не касаясь ее, проведите смычок вниз и вверх. Затем, положив смычок на струну у колодочки, научитесь делать рывок вниз, преимущественно движениями кисти и пальцев. То же кончиком смычка при движении вверх. После этого добавьте дви-
жение смычка при минимальном нажиме на струну. Еще одно упражнение, дающее хороший звуковой результат. Оно придумано В. Б. Соболевым в процессе освоения предлагаемого метода. Смычок проводится попеременно по двум соседним открытым струнам. Например, соль—ре—соль—ре и т. д. Нужно как можно быстрее менять струны, проводя смычок вверх и вниз, начиная от середины расстояния меж-
ду подставкой и грифом, приближаясь к подставке. То же на струнах ре— ля и ля— ми. Переходы со струны на струну производятся в основном кистью при расслабленной руке.

Следующее упражнение. Положите смычок на две струны (соль—ре; ре—ля; ля—ми). Представьте, что на струнах лежит что-то, что нужно растереть. Двигайте смычок вниз и вверх почти на одном месте, периодически приближая к подставке. Движения в основном выполняют пальцы, сгибаясь и разги-
баясь. При большем движении подключается кисть, при еще большем и предплечье. Все движения выполняются совершенно расслабленной рукой. Вот это состояние мышечной системы необходимо запомнить и возвращаться к нему при игре правой рукой.

Непосредственное звукоизвлечение у подставки затруднено. Поэтому многие скрипачи начинают легато ближе к грифу, подводя затем смычок к подставке.

Такое звукоизвлечение было у Д. Ф. Ойстраха. Ведение смычка начиналось где-то посередине между грифом и подставкой. Затем вследствие небольшого отставания кисти от движения предплечья и ее ничтожного поворота смычок постепенно приближался к подставке.

Вверх сперва двигалось предплечье. Кисть, слегка отставая, делала легкий поворот. В результате смычок в этот момент резко передвигался в направлении грифа и затем опять постепенно приближался к подставке.

Наиболее плохое звучание, как правило, в пиано. Для исправления этого недостатка нужно сперва извлечь форте у подставки и затем здесь же уменьшить скорость ведения смычка и, следовательно, размах колебания струны; мы получим яркое насыщенное пиано.

Все движения нужно делать максимально расслабленной рукой, запоминая мышечные ощущения, соответствующие наилучшему звучанию.

б) Деташе. Мартэле.

В деташе главное — это атака звука, при ведении смычка как вниз, так и вверх. Оставление нажатия на все время ведения смычка делает звук сухим, в то время как насыщенность звучания является основной прелестью деташе. Вторая допускаемая здесь ошибка — чрезмерная скорость ведения смычка вследствие употребления большей, чем нужно, части смычка.

Атака достигается легким нажатием указательного пальца. При этом нужно хорошо чувствовать струну и впечатление уколов струны указательным пальцем. Следить за полным расслаблением кисти. Ведущим является предплечье. Оно начинает движение, а кисть, как кончик плети, следует за ним.

Мартэле отличается от деташе отрывистым характером звука с маленькими перерывами в звучании между нотами. Исполняется так же, как деташе, но более резко и отчетливо.

«Паганини часто применял своеобразный штрих, представляющий нечто среднее между деташе и мартэле, для чего он употреблял незначительную часть среднего отрезка смычка, опять-таки держа его на весу...» (М. Мейчик, с. 40).

в) Спиккато и летучее стаккато.

Спиккато и летучее стаккато — это воспроизводство звука отскакивающим смычком. Мысленно представим через середину расстояния между подставкой и концом грифа плоскость, перпендикулярную струнам. В этой плоскости происходит движение смычка. Легче изучать эти штрихи начиная со
струны «ре» вниз до конца смычка. Проведем смычок по струне «ре» вниз до конца смычка. Пальцы на смычке, как и положено в этом положении смычка, вытянуты и собраны вместе. Большой палец прижимает трость к среднему и безымянному с упором на безымянный. Теперь, непрерывно двигая смычок вверх, прыгайте им по струне. Смычок немного не доводите до колодочки. Движение прыганья осуществ-
ляется пальцами и ничтожными поворотами предплечья руки. В начале движения рука слегка напряжена в районе кистевого сустава. Дальше это напряжение снимается с одновременным расслаблением локтя. Если мы не будем расслаблять локоть, слегка его опуская, то за счет поворота всей руки будет передано давление на смычок и он перестанет прыгать. Теперь ведите смычок вниз, также прыгая с разной скоростью. Чем реже прыжки, тем выше подпрыгивает смычок, и наоборот. Освоив струну «ре», переходите на другие струны.

Следующая задача — найти на струне место наилучшего звучания. Если это одиночные ноты, то это будет спиккато. Если группа нот, то летучее стаккато. В летучем стаккато нужно много нот исполнять отскакивающим смычком, ведя его в то же самое время, как в легато. Поэтому нужно, чтобы отскакивания не затихали и были ровными и по времени, и по силе звучания. Для этого, после того как смычок брошен
на струну и начал прыгать, дальнейшие отскакивания усиливаются указательным пальцем. При равномерном ведении смычка указательный палец делает маленькое нажатие на трость, соответствующее каждой ноте. Мизинец, упираясь подушечкой в трость, регулирует величину отскакиваний. Остальные пальцы следуют за их движениями, максимально не мешая им. Летучее стаккато исполняется и вниз, и вверх.

Главное при этом — это ненапряжение руки, особенно пальцев. Пальцы должны сохранять свое положение, как будто смычок касается струны верхней частью. И конечно, при этом запоминайте внутреннее состояние своих мышц.

г) Рикошет. Тремоло отскакивающим и плотным смычком.

Объединены эти, казалось бы, разные виды техники одним общим для них состоянием руки. Они исполняются аналогичными движениями. Пальцы, округлены, как при нахождении смычка у колодочки. Кисть прогнута вниз. Локоть слегка свисает. Все это обеспечивает максимальную расслабленность руки. За этим необходимо тщательно следить. Если теперь мы бросим на струну смычок примерно
его серединой и проведем вниз, то он будет легко прыгать. Это называется рикошетом. При рикошете на одно падение смычка происходит несколько отскакиваний. На протяжении этих быстрых отскакиваний указательный палец несколько усиливает давление. Тогда прозвучавшие ноты будут более равномерны и по длительности, и по силе звучания, так как ослабление отскакивания компенсируется нажатием. Рикошет легче исполнять при движении вниз, но необходимо исполнять его и при движении вверх. Для этого нужно еще больше расслаблять руку.

Тремоло (быстрое исполнение одной ноты несколько раз) выполняется таким же состоянием руки. При отскакивающем тремоло смычок прыгает на одном месте; при плотном тремоло смычок более плотно прижимают к струне, не давая ему прыгать. Возможны еле уловимые отскакивания. Таким штрихом выполняются музыкальные произведения, называемые «вечными движениями».

д) Стаккато, или, точнее, плотное стаккато.

Считается, что стаккато — это врожденная способность. Одни скрипачи выполняют его расслабленной рукой, другие — зажатой. Так, например, Венявский, обладавший великолепным стаккато, исполнял его судорожно сжатой рукой. Когда-то исполненное мною стаккато было приписано врожденным способностям. В действительности такое исполнение стаккато было мною изобретено.

Стаккато получается при сложении двух движений. Одно движение — это мелкое дрожание кисти. Чем чаще это дрожание, тем более быстрое получается стаккато. Эта часть стаккато действительно врожденная. У одних это дрожание быстрее, у других медленнее, но при тренировках можно уве-
личить количество таких колебаний.

Если вы положите смычок на струну и будете им на одном месте двигать вперед и назад, сокращая размах движения и увеличивая частоту, то скоро заметите, как напряглась рука. Особенно напрягается плечевой сустав. Положите смычок, опустите руку, расслабьте ее. Начинайте трясти кистью. Сперва медленно, затем все быстрее и быстрее. Следите, чтобы не напрягался плечевой сустав. Выполните эти движения дрожания, слегка размахивая рукой вперед и назад.

Теперь возьмите смычок и выполните дрожание поочередно на каждой струне. Рука уже не будет напрягаться в такой степени. Конечно, без напряжения это движение не может быть выполнено, но следите за тем, чтобы оно было минимальным. Тогда мышцы-антагонисты не будут мешать друг другу.

Второе движение — это обычное движение легато. Если совместим оба движения, то получим следующее. Движение кисти, совпадающее с движением смычка по отношению к струне, ускорит движение смычка в два раза. Движение кисти в противоположном направлении при равных скоростях движения кисти и руки остановит смычок. Вот и получается прерывистое движение. Но чтобы такое стаккато получилось, необходимо выполнить два условия. Первое — скорости кисти в ее дрожании и ведения смычка должны быть одинаковыми. Второе — так как скорость смычка при извлечении звука удваивается, то смычок нужно сильнее прижимать к струне. Для начала положите смычок на струну, начните дрожание. Теперь, не прекращая дрожания, ведите смычок вниз, затем вверх. Необходимо найти нужную скорость легато. Немного тренировки, и у вас будет «приобретенное» стаккато вверх и вниз.

Движение дрожания можно выполнять в состоянии положения пальцев и кисти в конце смычка. Такое движение выполняется в основном пальцами. Кистевой сустав слегка прогнут вниз и немного напряжен. Напряжен и локтевой сустав. Это стаккато Венявского.

Снимем напряжение кисти, как бы повесив ее на кистевом суставе. Также снимем напряжение в локте, опустив его вниз (конечно, в разумных пределах). Переведем пальцы в положение, соответствующее их положению у колодочки. Теперь, если такое дрожание ввести в легато, мы получим стаккато,
напоминающее стаккато Паганини.

Возможны какие-то промежуточные состояния руки, но сочетание дрожания и легато должно быть обязательно.

4. Левая рука

Поднимите перед собой левую руку кверху до горизонтального положения. Она слегка напряжена за счет поворота ладони кверху. Согните ее в локте (как во время игры на скрипке). Вы почувствуете, как расслабились при этом мышцы всей руки. Расслабьте мышцы кисти. Кисть как бы повиснет над локтем. Проверьте напряжение в плече. Ощущение должно быть такое, что предплечье и кисть руки как
бы свободно свисают. Для более свободной игры в высоких позициях, исполнения децим и аккордов, связанных с растяжениями, отведите локоть левой руки в сторону правой руки. Предплечье с кистью повернется по часовой стрелке, если смотреть сверху. Правой рукой вкладывайте скрипку в левую руку, не теряя ощущения ее свисания, расслабленности и свободы в движениях. При этом имеет большое значе-
ние угол поворота скрипки по отношению к туловищу. Излишнее отнесение скрипки влево приведет к тому, что смычок ляжет на струны не перпендикулярно им и будет ползать вдоль струн.

Теперь разберем элементы техники левой руки.

а) Постановка пальцев.

При постановке пальцев нужно следить за тем, чтобы не было ощущения хватания шейки скрипки большим и поставленными пальцами. Это ощущение должно быть полностью ликвидировано (смотри пункт 4 метода В. И. Меремблюм). Пальцы нужно ставить на всю подушечку, чтобы было приятное ощущение грифа подушечкой. Ставить и снимать пальцы нужно четко и очень быстро, не заботясь о дожимании струны до грифа. Прижатие струны к грифу только вызовет дополнительное напряжение мышц, опускающих палец, которое будет мешать четкому поднятию пальца, а также приведет к быстрому утомлению пальцев. Особенно это вредно при акцентированном внимании на прижатие струны. А звук от этого не улучшится. Кроме того, это будет мешать трели и вибрации.

Скрипачам, усердствовавшим в прижатии струны, при переходе на игру с вибрацией приходится, по существу, переучивать постановку пальцев.

Главное в постановке пальцев — чувство легкости движений. Двигаться пальцы должны параллельно друг другу.

б) Освоение грифа.

Гриф нужно осваивать не механически играя гаммы и этюды, а сознательно, запоминая мысленно в сознании, где находится та или иная точка грифа, соответствующая нужной ноте.

Упражнение состоит в следующем: вы представляете мысленно точку грифа, соответствующую нужной ноте, и ставите туда палец. Затем проверяете звуком. Поправляете палец. Стараетесь запомнить эту точку. Убираете палец в исходное положение. Упражнение повторяется с постановкой в эту точ-
ку любого другого пальца. Легче начинать эти упражнения с октав. Например, открытая «соль» и на этой струне «соль» октавой выше. То же на других струнах. Далее «ля» первым пальцем на «соль» и «ля» октавой выше четвертым пальцем на той же струне. Причем первая нота берется звуком, а октавой
выше сперва представляется мысленно. Затем ставится палец и проверяется звуком. Вариаций упражнений может быть много. При этом кроме мысленного представления нужно стремиться запомнить и соответствующую работу мышц путем их ощущения.

в) Игра в позициях.

Нельзя закреплять статику игры в отдельных позициях. Положение руки должно определяться не той или иной позицией, а общей формой движения руки при смене позиций.

Для того чтобы не было задержек при движении руки в высокие позиции и обратно, проделайте следующее упражнение. Возьмите на струне «соль» первым пальцем «ля» малой октавы. Затем, легко скользя по струне первым пальцем, возьмите на этой струне четвертым пальцем «ля» первой октавы. Затем скользите четвертым пальцем обратно с переходом на «ля» малой октавы, берущееся первым пальцем. То же с «си» малой октавы на «си» первой октавы и далее с «до» и «ре». Аналогичные упражнения на струнах «ре», «ля» и «ми». Главная задача — плавный, без задержки переход левой руки с первой позиции в высокие и обратно. Для этого рука постепенно отводится вправо. Большой палец скользит по шейке до упора, огибает его и, если нужно, переходит и на верх обечайки. Тогда эти движения будут плавными и приятными. (В работе Ю. И. Янкелевича «Смены позиций в связи с задачами художественного исполнения на скрипке» подробно изложены все типы переходов.) Вам необходимо
только чувствовать работу мышц, расслаблять мышцы, и тогда мышцы-антагонисты не будут мешать работающим мышцам.

г) Интонация.

Об интонации много написано и сказано. Не сказано только главного — что такое чистая интонация.

Существует два основных строя: натуральный и равномерно-темперированный. В натуральном строе частоты звуков относятся друг к другу, как соотношения простых чисел. Например, октава 1:2, квинта 2:3, кварта 3:4 и т. д. В результате, например, доG и реI звучат по-разному. Также звучат по-разному одни и те же ноты в разных тональностях. Поэтому придуман равномерно-темперированный строй. В нем, пользуясь несовершенством, а точнее, зональностью нашего слуха, проведена темперация и повышенный и пониженный наполовину тоны звучат одинаково. Например, ляG и сиI.

Смычковые инструменты настраиваются по натуральному строю. В результате, к примеру, струна «соль» на скрипке имеет частоту 195,55 герца, в равномерно-темперированном строе се частота — 195,92 герца. Поэтому, чтобы не было биений, скрипач должен на струнах, настроенных в нату-
ральном строе, играть в равномерно-темперированном. Добавим теперь отклонения высоты звука при разрешении неустойчивых звуков, а также неопределенность вибрирующих звуков.

Теперь мы зададим вопрос: что же такое чистота интонации? Ответ может быть один: это наше восприятие слухом той или иной последовательности звуков. Чем острее, тренированнее слух, тем выше требовательность к интонированию соседних звуков в музыке. Наиболее легко соседние
звуки интонируются в гаммах и арпеджио. В начальной стадии обучения без гамм не обойтись. Но надо помнить, что, привыкнув к легкости интонирования в гаммах, переходят на автоматическую игру, забывая включать в игру сознание. При этом пальцы будут наращивать мускулатуру, а сознание
будет занято другими мыслями. С увеличением в гаммах количества диезов или бемолей интонирование становится все более трудным, появляется боязнь игры в этих тональностях. Для чувства уверенности игры в любой тональности сыграйте в этой тональности однооктавную гамму на двух
соседних струнах по четыре ноты на каждой. Начинать ее надо первым пальцем и играть в любой позиции. Также полезно исполнять гаммы на одной струне, используя разные переходы.

Учтем еще один момент изучения интонации на смычковых инструментах. Звук, одинаково обозначенный в нотах, должен по-разному звучать в музыкальных произведениях. Поскольку нужная высота при этом изменяется очень незначительно, необходимо изучать не только попадание пальца в
нужную точку, но и методы моментального исправления им интонации, такие, как изменение наклона пальца, применение вибрации. Для одних скрипачей небольшое изменение мензуры (игровой части струны) — это уже заметная трудность в игре. Для других, обладающих приемами приспособ-
ления пальцев к моментальному изменению частоты, переходы на разные инструменты не представляют трудностей. Такой моментальной приспособляемостью к мензуре обладает скрипач — скрипичный мастер Владимир Иванович Московский. Он с одинаковой легкостью играет на инструментах,
начиная от скрипки 1/8 и кончая альтом.

Паганини в своих занятиях с Камилло Сивори говорил, что, показав ему начатки гамм, скоро перешел к пьесам.

Учтем это и мы. Интонацию нужно развивать на музыкальных произведениях, используя гаммы как легкий вспомогательный материал.

д) Трель.

Трель наиболее легко выполняется средним пальцем. Поэтому с него и начнем. Поставьте на струну указательный палец. Тщательно проверьте, чтобы он не прижимал струну. Начните очень медленно трель. Запомните мышечные ощущения работающего пальца, стараясь максимально рассла-
бить мышцы не только работающего пальца, но и стоящего пальца, кисти и всей руки. Доведите трель до предела вашей быстроты, также следя за расслаблением мышц. А теперь поставьте указательный палец и, не играя, мысленно представьте себе трель. Сперва медленную, затем быстрее и быс-
трее, вплоть до представления трели как произносимого трррррр. Затем поочередно исполните трели звуком и мысленное представление трели. После этого соедините мысленное представление трели с исполнением звуком. Если при этом вы будете следить за максимальным расслаблением руки и запоминать ощущения, у вас довольно быстро появится великолепная трель. В дальнейшем таким же мето-
дом нужно работать над трелью другими пальцами, в том числе указательным и безымянным, указательным и мизинцем. Наиболее трудна трель мизинцем. Так же изучается и двойная трель. При этом особенно тщательно нужно следить, чтобы в двойной трели оба пальца едва касались стру-
ны и участвовали в движении, как в вибрации.

е) Децимы.

Для того чтобы взять дециму при минимальном напряжении, нельзя увеличивать расстояние путем вытягивания мизинца. Необходимо распрямлять указательный палец. А для этого нужно локоть левой руки сместить вправо и подтянуть к себе. При этом указательный палец почти ляжет наружной боковой поверхностью на гриф, мизинец выпрямится, большой палец, находясь в низу шейки, также почти выпрямится, направляясь в сторону завитка. Тогда свободно выполняются сочетания нот, связанные с растяжениями. Это относится к исполнению децим, фингерзацев, флажолетов и некоторых аккордов.

ж) Флажолеты.

Натуральные флажолеты требуют точной постановки пальцев в нужную точку. При исполнении искусственных флажолетов растяжения выполняются, как при исполнении децим. Указательным пальцем не нужно дожимать струну до грифа, тогда флажолет при необходимости легко исполнять с вибрацией. При этом указательный палец и, если нужно, средний будут скользить вперед и обратно, вместе с пальцами, касающимися струн. Детально о флажолетах см. книгу Я. Таргонского «Флажолеты смычковых инструментов» (М-: Музгиз, 1936).

з) Вибрация.

Вибрация является самым выразительным средством исполняемой музыки. Только с ее помощью можно выразительно передать эмоциональное содержание. С точки зрения акустики, поставленный вибрирующий палец является подвижной опорой, которая вносит дополнительную негармоничность обертонов в колебания струны и повышает частоты компонентов звучания. Поэтому, учитывая сказанное в разделе акустики, с помощью вибрации можно получить как оживленный, привлекательный звук, так и назойливый, зажатый, надоедливый или равнодушный. Все это определяется слухом и может быть изменено в желаемом направлении только при настоящем владении вибрацией.

Многие упрекали Паганини в злоупотреблении вибрациями. Однако из «украшения», применявшегося классической школой лишь эпизодически, вибрация у Паганини превращается в мощное эмоциональное средство художественной выразительности, становится одним из важнейших элементов исполнительского искусства скрипача. В игре Паганини часто применял эффект трепещущей вибрации. Щемящие звуки его легато на баске в соединении со своеобразной вибрацией властно проникают в душу. Широкое применение Паганини вибрации естественно вытекало из колористической трактовки скрипки, так как вибрация — это важнейший элемент звукового колорита.

К сожалению, технике вибрации не уделяется внимание. Почему-то считается, что это врожденная способность.

Вибрацию по методу исполнения делят на локтевую, кистевую и пальцевую, считая ее врожденной. А в действительности эти три типа зависят от того, какие мышцы наиболее расслаблены. Если же вся рука зажата, то вибрация судорожная, по звуку напоминающая козлиное блеяние. Отсюда первое основное требование: рука должна быть полностью расслаблена и освобождена от напряжений, включая и хватательное сжатие большим и поставленными на гриф пальцами. Для этого до начала вибрации нужно, взяв скрипку, мысленно как бы внутри руки пройтись от плечевого сустава до кончиков пальцев, освобождая зажатости. После этого, полностью поставив палец на подушечку, но не прижимая его к грифу, на-
чинаете вибрацию — раскачивание пальца. Постепенно, по мере развития умения расслабления руки, вначале появляется локтевая вибрация, в основном за счет движения предплечья в локтевом суставе, затем кистевая. У нее основное движение — движение кисти. Конечно, при этом участвует и пре-
дыдущее движение предплечья. И последним вы почувствуете вибрацию пальца, раскачивающегося на его подушечке. При этом нужно мысленно запоминать внутренние мышечные ощущения, связанные со звуковыми результатами.

Есть еще одна вибрация, нигде не описанная. Она выполняется следующим образом. Вибрирующий палец не раскачивается на подушечке, а скользит по струне, повышая и понижая тон. При этом палец, оставаясь расслабленным, почти распрямляется и как бы почти ложится на гриф. Такую вибра-
цию легче изучать в высоких позициях, постепенно переходя на более низкие. Эта вибрация может выражать наиболее напряженные эмоциональные чувства.

При изучении вибрации большое значение имеет угол между предплечьем и кистью, расстояние самой кисти от точки вибрирующего пальца, вынос локтя вправо, высота кисти над грифом, положение большого пальца. Вибрация по движению может быть медленной и быстрой, с большим размахом и едва заметным, с ускорением в сторону повышения или понижения, с задержками в крайних точках вибрации или, наоборот, с задержкой в середине.

Владея различными видами вибрации, сочетая их в различные комплексы, вы можете искать необходимое, нужное вам звуковое выражение: от веселого, радостного до плачущего, напряженного.

Необходимо тщательно запоминать мышечные ощущения, соответствующие найденным звуковым выражениям, которые ярко передают исполняемую музыку.

Наиболее полно исследование вибрации выполнено О. М. Огарковым. Результаты этого исследования изложены в очерке «Вибрато как средство музыкальной выразительности в игре на скрипке» (М.: Музгиз, 1956). Слово «вибрато» принято для обозначения понятия вибрации как колебания звука, вызываемого колебаниями пальца.

Приведем краткое изложение этой работы, соответствующее предлагаемой методике.

Для того чтобы выработать какой-либо навык, следует сначала поставить перед собой точную цель. В музыке это означает — сначала услышать, представить себе желаемое звучание, потом добиваться приближения к нему в своем исполнении.

Одним из важнейших факторов управления звуком является вибрато. Звуки всегда хорошо связываются друг с другом, когда между ними есть портаменто — глиссандо. Но оказывается, что, если два звука, между которыми есть портаменто, не вибрируют, портаменто звучит неприятно, напоминая мяуканье. Достаточно, чтобы хотя бы один звук был вибрирующим.

Восприятие тембра как общей окраски звучания определяется не только обертоновым составом звука, но также вибрато, атакой и другими факторами.

Во время вибрато колебательные движения рук скрипачей вызывают изменения всех трех характеристик звука — высоты, громкости и тембра. Основное изменение, конечно, вибрато высоты; небольшое изменение — вибрато громкости за счет изменения давления смычка; еще меньшее изменение —
вибрато тембра за счет изменения состава обертонов.

Сам процесс вибрато характеризуется тремя моментами: частотой, размахом и формой. Нормальная частота вибрато равна 6 — 7 периодам в секунду. Реже встречается частота от 5 до 6 и от 7 до 8 периодов в секунду. Лишь в исключительных случаях и на очень короткий период времени частота вибрато может оказаться более 8 периодов в секунду. Частота вибрато является наиболее важной для восприятия.

Движения мышц, вызывающих вибрато, имеют определенный размах, определяющий степень отклонения звука по высоте. Для измерения дробных частей полутона установлен интервал в один цент, равный одной сотой доли полутона.

Средний размах скрипичного вибрато высоты колеблется от 30 до 50 центов. Средний размах вокального вибрато высоты колеблется у разных певцов в пределах от 60 до 200 центов,
большей частью — 90 — 130 центов.

Третья характеристика вибрато — его форма (степень задержки пальцев, характер их движений).

Больше всего воздействует на восприятие частота вибрато. При нормальной частоте — 6 — 7 периодов в секунду — тембр кажется наиболее красивым и естественным. Достаточно тренированные слушатели могут ощущать отдельно и размах вибрато. Форма вибрато непосредственно не воспринимается.

На невибрирующем звуке слух улавливает детонацию 20 центов. Во время хорошего вибрато звук непрерывно изменяется по высоте в значительно больших пределах, тем не менее мы констатируем наличие точной интонации, выразительности и красоты звука.

Интонация и тембр вибрирующего звука составляют один нераздельный комплекс.

Вибрато нам нравится тогда, когда мы не слышим отдельных колебаний звука. При нормальной частоте вибрато большинство слушателей не осознают его присутствия.

Чем больше размах и чем меньше частота вибрации, тем отрицательнее воспринимается такой звук.

Характер вибрато должен соответствовать музыкальному образу, а не формальному обозначению нюанса. На выбор исполнителем определенного вибрато больше всего влияет степень эмоциональной насыщенности музыки. Выработать хорошее вибрато без слухового контроля невозможно. Вибрато должно быть так же конкретно и разнообразно, как нюанс или темп музыкального отрывка. Для достижения воз-
можного разнообразия вибрато следует сразу выбирать такое положение руки и такую координацию движений, которые не тормозили бы возможность этого разнообразия. Если вырабатывать только какой-то один тип вибрато, даже если бы он казался идеальным, он потом может послужить препятствием для достаточного разнообразия красок.

Начинать изучение вибрато можно только тогда, когда появится потребность в вибрато, и при отсутствии всех лишних напряжений в игровом аппарате учащегося. Правильная игра на скрипке требует столь минимальных доз напряжения, что можно говорить о «полной свободе».

Для полного освоения вибрато необходимо, чтобы в упражнениях были следующие элементы:

1. Вибрато во всех промежуточных элементах — локоть, кисть, пальцы.

2. Медленное и быстрое вибрато.

3. Ускоряющееся и замедляющееся вибрато.

4. Узкое и широкое по размаху вибрато.

5. Вибрато с постепенным увеличением и уменьшением размаха.

6. Все виды вибрато исполнять на всех нюансах и в процессе их изменения.

7. Все возможные комбинации использовать на всех пальцах.

8. Возможные комбинации попробовать на двойных нотах.

9. Все упражнения проводить в разных позициях.

10. Упражняться не только на одном пальце, но и во время перемены пальцев, добиваясь при этом непрерывности вибрато туда и обратно.

В работе над вибрато легко создается автоматизм, например при крещендо происходит ускорение вибрато и увеличение размаха и др.

Чтобы избежать автоматизма и чтобы вибрато послушно выполняло ваше настроение, полезны следующие упражнения:

1. На длинном звуке смычок делает крещендо, а вибрато, начинаясь с максимума, постепенно сокращается по размаху и замедляется.

2. Смычок делает диминуэндо, а вибрато, начинаясь с минимума, постепенно увеличивается в размахе и ускоряется.

3. Вибрато постепенно замедляется, а размах его увеличивается.

4. Вибрато постепенно ускоряется, а размах его уменьшается.

Во время исполнения всех упражнений следует строго следить за возможно меньшим напряжением мышц.

При получении красивого, выразительного звука, соответствующего вашему намерению для данного музыкального отрезка, запоминайте мышечные ощущения, чтобы в дальнейшем при необходимости этот звук воспроизвести.

Вибрации уделено много внимания, но она этого заслуживает.

5. Взаимодействие рук

Через какое-то время — через месяц, полгода, а может, и через другой срок, но обязательно наступит момент, когда вы ощутите мышечные чувства обеих рук одновременно. Левая рука при этом как бы подставляет скрипку под смычок, сливаясь в единое целое с правой. Это очень приятное ощу-
щение. Чувство свободы, какого-то полета, чувство полного владения техникой. Если вся техника усвоена сознанием путем запомнившихся мышечных ощущений, если все это уже выполняется условно автоматически, то теперь вы можете полностью работать над музыкальным содержанием. Вы сможете передавать в звуках свое эмоциональное содержание. А это значит дальнейшая работа над вибрацией в левой руке и одновременная работа над качеством звука, зависящим от смычка. Усиленная вибрация левой руки вызовет усиление нажима правой руки и даже вибрацию силы звука, производимую правой рукой. В вибрации силы звука, производимой правой рукой, необходимо немного поупражняться. Для этого, ведя смычок полностью расслабленной рукой, нужно слегка сжимать и разжимать пальцы правой
руки. Эти движения похожи на движения, когда мы пишем. Такая двойная вибрация левой и правой руки еще более разнообразит и усиливает эмоциональность исполняемой музыки. Несмотря на разную длину звучащей струны, для большего музыкального выражения необходимо также считаться с своеобразным зонированием проведения смычка:

1/7 — 1/9 часть звучащей струны (приблизительно средина между подставкой и грифом) — зона наиболее приятного звука; ближе к грифу звук становится более легким, опустошенным; чем ближе к подставке, тем полнее, насыщеннее звучание. При этом не забывайте о скорости ведения смычка и атаке звука.

Теперь перейдем к следующему этапу — этапу соединения мысленного представления с реальным движением и соответствующим звучанием.

Для примера мысленно представьте себе, что вы ставите на струне «ре» средний палец, чтобы сыграть ля в третьей позиции. Вот вы мысленно его упруго ставите, и он начинает вибрировать. Представьте себе, что вы с хорошей атакой начинаете звук правой рукой. А теперь одновременно с представлением начинайте играть. Представление и действие слились воедино. Получается очень выразительное звучание. Так же исполните и другие ноты. После усвоения этого приема — одновременного звучания с представленным мысленно выполнением этого звучания, когда он под контролем сознания перешел в автоматическое выполнение, — переходим к последнему, наивысшему этапу.

Возьмите знакомую мелодию и с максимальным выражением пропойте ее голосом, обращая внимание на нюансировку каждого звука. Обратите внимание на то, что каждая нота отличается от другой кроме высоты различной силой звучания. Какие-то ноты акцентируются, одни сильнее, другие слабее, где-то идет общее нарастание, где-то убывание силы звука. После того как пропели голосом, пропойте мыс-
ленно, несколько раз повторите голосом и мысленно.

Теперь, исполняя мелодию мысленно, играйте ее на скрипке. Старайтесь, чтобы мелодия звучала так, как вы поете ее голосом. Это как бы пение на скрипке. Но не допускайте часто делаемую здесь ошибку. Она заключается в том, что при невыразительной игре мы добавляем выразительность нашим воображением, чего, к сожалению, не делают наши слушатели. Для избежания этой ошибки время от
времени опять исполняйте мелодию голосом. При такой внутренней установке на исполнение голосом у вас появляется возможность не только выразительно исполнять музыкальные фразы, но и чувствовать и слышать исполнение каждой ноты в фразе. Вы на новом, более высоком этапе исполнения.

Несколько слов о технической работе над пассажем. Сперва нужно мысленно представить пассаж, затем, медленно играя и подправляя его, одновременно мысленно вносить в игру эти поправки. Процесс игры в медленном темпе должен служить целям подготовки быстрых движений, иначе, играя
в медленном темпе, мы рискуем выработать и закрепить движения, которые будут мешать игре в быстром темпе. Затем представить мысленно пассаж в быстром темпе и его исполнить. «Различие между состояниями играющего при медленной и быстрой игре возникает в связи с тем, что мед-
ленная игра дает возможности подправить движение. Быстрая игра требует совершенной точности движений, большего расчета. При быстрой игре особенно важно сохранит свободу движений, довести до предела быстроту реакций. В быстрых движениях нет времени подправлять движения или делать расчеты на ходу. Поэтому очень точно должны быть определены, рассчитаны сами формы движений. В них
необходимо устранить все лишнее, мешающее; их выполнение должно быть доведено до предельной легкости» (Е. Камилларов «О технике левой руки скрипача»).

Теперь основная задача — следить за этим новым качеством и не сползти на прежнее исполнение.

Невидимая ниточка протянется к кончикам пальцев левой руки, к пальцам и кисти правой руки. Она соединит обе руки в единое целое с вашей, если можно так выразиться, душой.

Ритмом называется соотношение длительностей звуков, следующих друг за другом. Длительности звуков, объединяясь, образуют ритмические группы, из которых и складывается музыка. Особенно ярко проявляется ритмический рисунок в музыке, написанной для различных ритмических
движений, — марше, танцах. Скорость выполнения ритмического рисунка может быть разной и называется темпом.

Одинаковая мелодия с одинаковым ритмом, исполненная в разных темпах, производит разные впечатления.

К сожалению, даже хорошие исполнители не всегда хорошо владеют ритмом, скрывая этот недостаток произвольно меняющимся темпом.

Паганини в своем исполнении для большей выразительности мелодии часто украшал ее нотами тридцать второй и шестьдесят четвертой длительности и тем не менее придерживался очень четкого ритма.

Скрипач Анатолий Евгеньевич Кнорре говорил, что в голове музыканта должен быть внутренний естественный метроном, который бы четко ему диктовал длительность каждой ноты. Между прочим, во время стажировки Кнорре в Берлине его преподаватель взял портрет Иоахима, подаренный ему Иоахимом с надписью: «Моему лучшему ученику», и подарил этот портрет Кнорре с такой же надписью: «Моему лучшему ученику».

Для выработки внутри себя естественного метронома полезно следующее упражнение. Берется какое-либо музыкальное произведение, и вместо проигрывания простукиваются начала написанных в нем нот. Сперва ритмически простое произведение, затем все более сложные, с включением трио-
лей, секстолей, квинтолей, дуолей и других ритмических трудностей, включая сложные и переменные ритмы. Далее необходимо простукивать произведения с включенным метроном. Метроном включать на разные длительности и скорости. Через некоторое время его четкое простукивание, сочетаясь с вашим, прочно закрепится в вашем сознании. Зрительные образы длительностей нот превратятся в услов-
ные рефлексы.

7. Особые случаи звукоизвлечения

Скрипка — это инструмент, позволяющий выполнять на нем довольно много звукоподражаний. Особенно много звукоподражаний было в игре народных скрипачей. Из этих звукоподражаний, например, составлена целая сценка «Утро в деревне». Начинается она пением птиц: синички, соловья, кукушки. Кукарекает петух, кудахчет курица. Играет пастушеский рожок (свирель). Скрипят открываемые во-
рота. Мычит корова, блеют овцы, лает собака, хрюкает свинья, мяукает кошка. Были звукоподражания и в игре Паганини. Сперва прямые звукоподражания, затем использованные в художественных произведениях, например, его знаменитый «Колокольчик». Как-то для «артистической мести» он исполнил на скрипке звук крика осла. Вот за это использование в своей игре элементов звукоподражания «мас-
титые» скрипачи — современники Паганини, включая Шпора, — создавали Паганини славу шарлатана.

В этой работе даются только пять случаев особого звукоизвлечения, применяемые в музыке. Как иллюстрация неиспользуемой возможности скрипки в части увеличения диапазона ее звукоизвлечения ниже звучания открытой «соль» дается объяснение способа звукоизвлечения.

а) Pizzicato левой руки.

Этим звукоизвлечением Паганини пользовался очень часто, включая кроме обычного pizzicato трель pizzicato, двойную трель, на фоне которой звучит мелодия pizzicato, сочетание pizzicato с pizzicato правой руки и резким спиккато, исполняемым смычком.

Для исполнения этого звукоизвлечения необходимо локоть левой руки вынести вправо, чтобы первые фаланги пальцев стали вертикально к грифу. Звук производится частью подушечки, примыкающей к ногтю. Хорошо защепляя струну, палец резко сжимается. Во время рывка струны пальцем кисть слегка разворачивается против часовой стрелки (если смотреть сверху). Более сильный разворот кисти происходит при исполнении подряд нескольких нот.

Основная ошибка исполнения — прижатие струны к грифу. Струну нужно не прижимать, а хорошо зацеплять ее концом подушечки.

б) Понтичелло.

Чтобы получить этот свистящий звук, напоминающий звук свирели, необходимо знать, что он получается при максимальном ослаблении основного тона и также при максимальном насыщении звука обертонами. Это возможно при следующих условиях воспроизведения звука. Смычок нужно вести быстро, почти не нажимая, как можно ближе к подставке.

Этот прием использован Паганини в пьесе на одной струне «Моисей».

в) Трель на «квинте» в высоких позициях.

Для выполнения этой трели большой палец переводится с шейки на край деки рядом с шейкой. В обычном исполнении эта трель звучит не ярко. Чтобы она звучала ярко и громко, указательный палец должен не прижимать струну до грифа, а скользить по ней взад и вперед, а средний в момент
наивысшего звука (в направлении к подставке) должен четко ударять по струне. Кисть совершает движение, подобное вибрации. Можно делать эту трель, также заменив средний палец безымянным или мизинцем. Эти пальцы также ставятся не прижимая струну. Таким способом можно имитировать пение соловья, звук колокольчика. Вероятно, Паганини изображал так звук колокольчика. Этот прием трели напоминает по характеру движения особый тип вибрации — скольжение вибрирующего пальца по струне.

г) Глиссандо с вибрацией, имитирующее хроматический звукоряд.

Например, в пьесе «Цыганские напевы» Сарасате можно исполнять просто движением пальца левой руки по струне, а смычком делать летучее стаккато.

д) Звуки ниже открытой струны «соль».

Кажется, это невозможно, но это только кажется. Вероятно, Паганини пользовался этим приемом. Во всяком случае, по свидетельству слушателей, он не только выступал с виолончельным смычком, но и скрипка звучала как виолончель. И второе свидетельство об этом звуке — это звук «старушечь-
его голоса».

Для извлечения звуков ниже звука открытой «соль» нужно нажимать на струну сильнее обычного и вести смычок очень медленно. Тогда смычок будет задерживать колебания струны и частота ее колебаний уменьшится. Легче это делать нижней третью смычка, ведя его вниз. Смычок ведется над концом
грифа. Вначале будет слышен скрип, а затем прорежется звук, несколько напоминающий виолончельный. Мною найдено два варианта высоты звука: 1 — «ми» малой октавы, на полтора тона ниже «соль»; 2 — «фа диез» большой октавы, на малую нону ниже «соль».

Это дает возможность расширить диапазон скрипки вниз. Чтобы от низкой ноты, извлеченной на открытой струне «соль», прийти к нормальному звучанию «соль», нужно естественно повышать ее тон, нажимая на струну пальцами. Извлечение этих звуков довольно сложное. Трудно найти необ-
ходимые нажим и скорость, а найдя их, удерживать звучание. Причем легче сыграть звукоряд от найденной наинизшей ноты до «соль», чем от «соль» вниз.

8. Возможность занятий без инструмента

Многие скрипачи, не зная этого метода, тем не менее им пользуются практически. Например, просматривая незнакомые ноты, они мысленно проигрывают их. Музыка звучит в их сознании. При этом они задерживаются на трудных пассажах, а следовательно, в сознании находят пути их исполне-
ния. Это тем более относится к знакомым произведениям. Преподаватели проставляют аппликатуру ученикам, как правило не беря инструмент в руки. Сюда же относится и элемент предслышания. Когда Венявский поступал в Парижскую консерваторию, ему был дан незнакомый концерт, который он
должен был выучить, не беря скрипку в руки. Венявский блестяще справился с этим заданием.

Вероятно, что и Паганини, открывший метод осознания мышечных ощущений, занимался или только держа скрипку и смычок в руках, не извлекая звука, или и вовсе без инструмента, заменяя упражнения мышц упражнением мышечных ощущений.

Из сказанного вытекает логичный вывод. Можно заниматься и без инструмента. Овладев методом, можно научиться без инструмента разучивать трудные пассажи и даже целые пьесы. При этом можно мысленно, включая мышечные ощущения, тренировать отдельные элементы техники.

IV. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Работа не является всеобъемлющей школой игры на скрипке. Она только излагает метод, благодаря которому дается возможность уточнить и ускорить овладение техникой игры. Она как бы расширяет возможности учеников при обычных занятиях, углубляя усвоение проходимого материала.

Этот метод включения сознания в мышечные ощущения включает в себя элементы биоэнергетики, напоминает аутотренинг — самовнушение. Он не дает сиюминутного результата. Он требует длительного применения. И даже когда кажется, что вы уже всё постигли, неожиданно открываются все новые дали. Он дает чувство уверенности, свободы и радости, уводит от топтания на месте. Полностью сни-
мает профессиональные заболевания, возникающие от чрезмерных занятий с перенапряженными мышцами. Дает понимание того, что не нужны упражнения, рассчитанные на «укрепление» мышц. Такие «укрепленные» мышцы-антагонисты еще больше будут мешать друг другу при совмест-
ной работе. Скорость выполнения пассажа зависит не от «укрепления» мышц, а от выключения из работы мешающих мышц-антагонистов. Это выключение возможно только при максимальном снятии напряжений. Также не нужны упражнения для образования мозолей на пальцах левой руки. При
нажиме на струну достаточно, чтобы она только коснулась грифа. Лишний нажим на струну лишает пальцы беглости. Знание акустически правильного звукоизвлечения поможет значительно быстрее найти нужный выразительный звук и запомнить его выполнение мышцами. А результаты занятий по этому методу будут зависеть от вашей одаренности. Самое меньшее, вы, как Жианделли, перестанете «драть струны», а наибольшее — виртуозная техника, когда ваше исполнение будет зависеть только от эмоционального восприятия музыки. Техника совершенно не будет мешать вашему исполнению.

Но даже на этом этапе вы можете как бы потерять насыщенный звук и незаметно вернуться к прежнему звучанию. Наиболее вероятна такая «потеря» звука — его насыщенности, выразительности и яркости — при игре в небольших помещениях с голыми стенами. Большая реверберация (остаточное звучание) создает иллюзию насыщенности звучания, и вы забываете создавать эту насыщенность своим зву-
коизвлечением, уменьшая атаку и сползая к грифу. Попадая после этого в зал, где нет такой реверберации, почувствовав ослабление насыщенности звучания, необходимо максимально приблизить смычок к подставке, усилить атаку, одновременно расслабив после нее нажатие смычка вплоть до
использования только его веса, и уменьшить скорость ведения смычка.

Изложенное полностью применимо к скрипке и альту. К виолончели и контрабасу необходима корректировка приемов исполнения на данных инструментах, связанная с их вертикальным положением. Для других музыкальных инструментов применимы физиология и развитие запоминания мы-
шечных ощущений при игре.
Автор благодарит:

скрипача Владимира Борисовича Соболева за экспериментальную проверку этого метода в игре на скрипке, виолончелиста Германа Александровича Шуклина за экспериментальную проверку применения метода с технической доработкой для игры на виолончели, альтиста Юрия Леоновича Гринштейна за экспериментальную проверку этого метода в игре на альте, дирижера Павла Борисовича Ландо за предоставленную возможность проверки результатов эксперимента на концертах,

начинающую скрипачку Викторию Владимировну Кокорину за освоение метода при начальном обучении, контрабасистку Нину Борисовну Бреслау за отзыв о данной работе.
ОТЗЫВЫ

«На протяжении нескольких столетий, по общему мнению, скрипка является царицей музыки. Но как добиться скрипачу-исполнителю богатого, выразительного звучания инструмента?

Предложенная Николаем Борисовичем Ефременко работа посвящена анализу тайн скрипичного мастерства. Широкая эрудиция в вопросах скрипичного искусства и тонкая интуиция в постижении секретов скрипичной игры позволили автору предложить новые ценные приемы, расширяющие акустические возможности смычковых инструментов для использования в артистической практике.

Достоинством работы является попытка представить единую психофизиологическую модель скрипача-исполнителя, в которой в максимальной степени воплощены способности выразить акустические возможности скрипки и артистические способности человека.

В высшей степени интересным представляется разработанный автором метод звукоизвлечения на скрипке, включающий в себя фазу активного побуждающего колебания, атакующего зацепления струны волосом смычка, осуществляемого эластичным, четким, коротким, координированным движением рук, и фазу последующего высвобождения струны для ее свободного резонирующего звучания, осу-
ществляемого последующим легким касанием струны смычком.

Сопоставляя слова Паганини о его тайне с моим значительным улучшением игры на скрипке, включая качество звука после занятий по методу, предложенному автором, я считаю, что данная работа является блестящей попыткой приоткрыть тайну Паганини».

В. Соболев
«Закончив свыше 40 лет тому назад детскую музыкальную школу по классу скрипки, я в дальнейшем не имел возможности совершенствоваться под руководством преподавателей.

С 1982 г. я переквалифицировался на альт, освоив этот инструмент самостоятельно. Несмотря на большое сходство альта со скрипкой, игра на новом инструменте потребовала некоторого изменения техники, в частности большего распрямления левой руки, увеличения растяжки пальцев, а
более тяжелый смычок усилил напряжение правой руки.

Я считал добавочное мышечное напряжение неизбежной особенностью альтовой техники и мирился с некоторым дискомфортом по сравнению с игрой на скрипке, пока однажды коллега по оркестру Н. Б. Ефременко не предложил мне почитать свою методику. Ознакомившись с ней, я понял, что открываются новые возможности для самостоятельного совершенствования техники, и начал тренироваться по предложенной схеме, в том числе упражняясь на расслабление мышц без инструмента и контролируя рас-
слабление мышц плеча, предплечья и кисти левой руки во время игры. Через пару месяцев я почувствовал ощутимое облегчение. Под наблюдением Николая Борисовича стал тренировать правую руку, изменив способ захвата смычка и в особенности технику его ведения, переместив его ведение примерно на 1 см от подставки. Несмотря на то что это потребовало усиления нажима к концу движения смычка
вниз, правая рука не уставала, а качество звука улучшилось. Таким образом, несмотря на, казалось бы, незначительные изменения в технике, результат не замедлил появиться. Я уверен, что любой исполнитель на смычковом инструменте, независимо от уровня мастерства и квалификации, найдет в этой методике полезные для себя отдельные приемы или их комплекс, что неизбежно улучшит качество зву-
коизвлечения, повысит исполнительские возможности и, что немаловажно, позволит этого добиться без дополнительных затрат сил и энергии».

Концертмейстер альтовой группы симфонического оркестра им. А. Бородина
Центрального дома ученых РАН, кандидат технических наук Ю. Л. Гринштейн



«Пару лет назад автор дал мне прочитать эту книгу. Она произвела на меня большое впечатление простором и размахом, который открывался с ее главной высоты — тайны Паганини. Автор собрал по крупицам огромное количество материала по этой редкой и захватывающей теме.

В основном эта работа является руководством для игры на скрипке. Однако ее основные направления — акустика звукоизвлечения и вовлечение активного мышления в психофизиологический процесс игры — применимы и для виолончели, хотя при этом требуется серьезная адаптация, особенно в постановке обеих рук.

Из этой книги я почерпнул очень многое: я по-другому стал смотреть на свободу игры. Я понял, что Паганини эту «тайну» (а тайну ли вообще?), может быть, и не открывал. Только трудом и внутренним озарением он достиг величайших высот исполнительства и, достигнув их, все равно шел все дальше и дальше.

В далеком детстве моим первым педагогом по виолончели была одна из учениц М. Л. Ростроповича — Г. Б. Сосновская. Я помню, как она всегда повторяла его слова: «Больше учитесь у скрипачей, больше».

Еще раз спасибо автору этой книги за доверие, которое он оказал мне. Я был первый виолончелист, который ее прочел. Она принесла мысли Паганини, его стремление к совершенству, любовь к инструменту, бесконечное умение трудиться и идти вперед».

Герман Шуклин


«Пять лет назад я занималась на скрипке в детской музыкальной школе. Несмотря на прекрасного преподавателя, отдававшего мне все свои знания, мне стало скучно заниматься, и я ушла из школы. Случайно я познакомилась с работой «О тайне Паганини». Я ее поняла.

Сейчас, несмотря на большую занятость — я студентка первого курса Московского университета, — вес свободное время уделяю скрипке. Она по-новому зазвучала в моих руках, и я быстро продвигаюсь вперед».

Ника Кокорина
«Закончив в 1962 г. Московскую консерваторию им. П. И. Чайковского по классу контрабаса, я никогда
вплотную не занималась методикой овладения игры на контрабасе, если не считать работу по переводу с немецкого языка школы игры на контрабасе ф. Зимандля. Эта работа издана в 1960 г. совместно с моим педагогом М. С. Фокиным.

Однако всегда чисто интуитивно, подсознательно я следовала тем выводам, к которым пришел автор этой работы, изучая методы игры на скрипке наших ведущих скрипачей-педагогов и гениального Никколо Паганини.

Учитывая высказывание Паганини, что его тайна заключается в умении мыслить, напрашивается вывод, что основная мысль этой работы, заключающаяся в подключении мыслительной деятельности сознания для ускорения выработки условных рефлексов, и является тайной Паганини. Проверка этого метода скрипачом, виолончелистом и альтистом дала высокие результаты.

Мне вспоминаются рассказы моей подруги Е. К. Сциларю. Ей посчастливилось взять несколько уроков у Мстислава Леопольдовича Ростроповича. Он рассказал, как он занимается на фортепиано. Самое главное — максимально интенсивно продумать само занятие. Тогда двух часов игры на фортепиано достаточно, чтобы добиться очень хороших результатов. Вероятно, таким же методом Мстислав Леопольдович занимался и на виолончели. А его великолепнейшая игра на этом инструменте косвенно подтверждает, что такой метод мог составлять тайну Паганини.

Особенно важен этот метод для музыкантов-оркестрантов, которые исполняют всё новые произведения. Приходится перед репетицией, без инструмента, быстро просматривать новый материал и мысленно осваивать пути исполнения трудных мест. Это доказывает возможность развития техники игры на инструменте, не беря его в руки, о чем и пишет автор этой работы. Вероятнее всего так, без инструмента, занимался и Никколо Паганини. К сожалению, он не успел написать школу своей игры».

Н. Б. Бреслау


1   2


Положение пальцев на смычке
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации