Келле В.Ж.( ред.) Проблемы философии культуры: Опыт историко-материалистического анализа - файл n1.doc

приобрести
Келле В.Ж.( ред.) Проблемы философии культуры: Опыт историко-материалистического анализа
скачать (408.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1655kb.17.06.2009 07:47скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Глава III ЧЕЛОВЕК — СУБЪЕКТ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА


Важнейшим исходным принципом диалектико-материалистического понимания культуры является признание ее непосредственной связи с предметно-преобразующей деятельностью человека. Этот принцип, несмотря на свою видимую абстрактность, весьма содержателен, поскольку задает направленность в раскрытии всей проблематики культуры. Предметно-преобразующая деятельность есть определяющая характеристика человека, способа его существования, специфика которого состоит в том, что человек не просто адаптируется к окружающему его миру, а преобразует этот мир в соответствии со своими потребностями, интересами и целями, т. е. создает, творит для себя свой, человеческий мир. Выяснение культурного содержания этой специфики человеческой жизнедеятельности предполагает рассмотрение человека в качестве целеполагающего субъекта. Речь при этом, разумеется, должна идти не об исследовании конкретных форм и способов взаимодействия человека с миром в разных сферах его жизнедеятельности, а о теоретическом анализе того, каким образом эти взаимодействия выступают в качестве самопроизводства человека, которое, как было отмечено в предшествующей главе, и составляет сущность культуры.

1. Целеполагание и культурная сущность предметно-преобразующей деятельности


Важнейшей характеристикой человеческой деятельности, отличающей его от животного, является целенаправленность, целесообразность, обусловленность целью. Известно, что К. Маркс, говоря о специфике труда как исключительном достоянии человека, в первую очередь обращает внимание на то, что взаимодействие человека с природой опосредствуется сознательной целью, т. е. на то, что человек выступает в этом взаимодействии в качестве сознательно и целенаправленно действующего субъекта. «В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально. Человек не только изменяет форму того, что дано природой; в том, что дано природой, он осу-
=== 082 ===

ществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю»1.

Наличие сознательной цели и направленность действий на реализацию этой цели для достижения определяемого ею результата свидетельствуют о том, что человек своей деятельностью преобразует объективный мир, создает (творит) предметы, отличные от тех, которые даны природой.

Однако для выяснения культурной сущности предметно-преобразующей деятельности этого недостаточно. Более того, если сознательное и целенаправленное преобразование человеком действительности рассматривать лишь с предметно-результативной точки зрения, т. е. сводить ее к воздействию человека на объективный мир, используя который он создает (производит) продукты, удовлетворяющие какие-либо его потребности, то теоретической необходимости в понятии «культура» не возникает — достаточно понятий «труд» и «производство». В самом деле, как было показано в предшествующей главе, представленный даже в своих простых и абстрактных моментах трудовой процесс есть преобразование вещества природы для целей человека.

Дело в том, что источник цели и процесс ее постановки оказываются за пределами такого рассмотрения, поэтому субъективные характеристики человека и его действий ограничиваются формой результата. Цель может быть задана индивиду внешними, чуждыми и даже враждебными ему факторами (откуда и проистекает принудительный характер труда в антагонистическом обществе). И тогда целенаправленные действия индивида, а следовательно, и он сам предстают лишь как средства достижения результата, полагаемого внешней целью.

Разумеется, индивид, непосредственно осуществляющий трудовой процесс, должен воспринять цель, опосредовать ею свои действия при выборе способов достижения результата. В этом смысле и в этих пределах он выступает как субъект, а цель приобретает значение закона, определяющего характер его действий и подчиняющего его волю. Однако участие данного индивида в постановке цели играет лишь ограниченно-функциональную роль, поскольку предметные определения результата задаются извне, предшествуют цели, которую ему предстоит реализовать. Следовательно, он выступает не в качестве субъекта це-
1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 189.
=== 083 ===

достной созидательной, творческой деятельности, преобразующего мир, а лишь как субъект системы целенаправных (направленных на внешнюю цель) и целесообразных (сообразуемых с этой целью) действий для достижения заранее заданного результата. Его личностные проявления в этом случае и ограничиваются формой результата — сводятся к исполнению функциональной роли. Но и, более того, отмеченная ограниченность действий по реализации цели формой результата делает невозможным выяснение источника цели, а следовательно, раскрытия ее как основания деятельности. Иными словами, сама цель оказывается замкнутой на свой собственный результат.

Для прояснения этой ситуация, порождающей формальное тождество цели и результата, обратимся вновь к рассматривавшемуся уже примеру излагаемой К. Марксом абстрактной схемы трудового процесса. Результатом этого процесса является потребительная стоимость, предметная определенность которой формируется в качестве цели потребления — как образ продукта, удовлетворяющего потребность. В потреблении продукта труда она, следовательно, получает и окончательную завершенность, законченность. Поэтому «процесс угасает в продукте» 2. Иначе говоря, внешне полагаемая процессу труда цель сама по себе не может служить источником развития, поскольку ориентирует этот процесс лишь на воспроизводство задаваемой ею предметной определенности продукта потребления, заведомо ограниченного возникшей уже потребностью, ее особенностью.

Конечно, удовлетворенная потребность создает, как подчеркивает К. Маркс, условия возобновления производства, так как «воспроизводит потребность» 3. Но в самом этом факте непосредственно не представлена необходимость развития.

Ни в процессе труда (системе целесообразных действий), ни в его результате, ориентированном лишь на цели потребления, не содержится источника возникновения новой цели, источника нового качества. То же можно сказать, и о цели труда, вытекающей из процесса обмена, который порождает возможность возобновления производства, полагаемую продуктом этого производства4. Претворение такой возможности в действительность означает возобнов-
2 Там же, с. 191.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с. 28 (курсив наш. — Авт.),

4 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 4G, ч. II, с. 113.
=== 084 ===

ление, воспроизводство уже реализованной цели, общественной потребности в том или ином продукте, т. е. опять-таки само по себе не предполагает появления нового качества. Воспроизведенная цель включает в себя и уже выработанные способы ее реализации, а следовательно, пх социальное нормирование — закрепление в передаваемых от индивида к индивиду, от поколения к поколению знаниях, навыках, умениях, орудиях, технологиях и т. д., т. е. в организации производства. Последняя хоть и выступает в качестве организации сознательно действующих индивидов, обусловливая их социальные связи, однако сама по себе не предполагает развитие этих связей, не представляет исторического процесса.

История может быть понята лишь как развитие самих реальных индивидов, которое как раз элиминируется в объективированных, уже выработанных способах преобразования вещества природы. Поэтому, будучи воспроизведенными, эти способы предстают тем самым в качестве обязательных, т. е. приобретают вопреки своей общественной природе значение естественно-природной необходимости. Они являются лишь функциональными формами достижения заданного результата — присвоения, использования природы человеком, сводящего смысл его предметно-преобразующей деятельности к удовлетворению наличных потребностей, и не дают поэтому ключа к пониманию культуры.

Более того, чтобы представить сложные механизмы присвоения человеком вещества природы не обособленно, а в их взаимосвязи, необходимо рассматривать указанные функциональные формы не просто как структурные элементы целесообразных и целенаправленных действий для достижения того или иного локального результата, а в составе целостной деятельности, в качестве всего лишь моментов последней.

Учитывая широкое распространение за последнее десятилетие деятельностиой проблематики в самых различных областях знания, следует подчеркнуть, что речь в данном случае идет не о конкретно-научном термине «деятельность» и тем более не об обыденном словоупотреблении, а о философском понятии. На философском уровне исследования деятельность по определению обладает атрибутом целостности и не может быть представлена системой целесообразных действий или разложена на отдельные действия, поведенческие акты и т. п. Целостность деятельности обеспечивается тем, что цель и результат представле-
=== 085 ===

вы в ней не как формальное, абстрактное тождество, а как диалектическое единство, реализуемое человеком-субъектом в процессе постановки и реализации цели — в процессе целеполагания.

Целеполагание и является определяющей характеристикой деятельности как методологического принципа марксистской философии при анализе социальных действий индивида. Суть этого принципа сформулирована в положении К. Маркса: «...история — не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека»5. При такой постановке вопроса жизнедеятельность индивида не сводится к выполнению тех или иных социальных ролей, детерминированных независимо от него существующей социальной системой. Этим, конечно, не отвергается социальная детерминированность деятельности индивида. Однако общество рассматривается в историческом развитии, субъектом которого выступает сам человек. Деятельность п есть такое социальное действие человека, которое осуществляется им как субъектом культурно-исторического процесса, специфической характеристикой которого является активное, сознательное, творческое воздействие на объективный мир6.

Это воздействие — творение человеческого мира человеком — и составляет сущность культуры. Причем как раз в этой культурной, деятельностной сущности социальная детерминированность индивида сказывается наиболее фундаментально, поскольку именно в ней во всей полноте выявляется его общественная природа, т. е. тот факт, что его «собственное бытие есть общественная деятельность»7. Социальная система и ее подсистемы, детерминирующие действия человека, сами, таким образом, являются результатом и функцией общественной деятельности людей, а реальный индивид, как уже отмечалось, выступает одновременно и продуктом и предпосылкой общественного развития, а следовательно, и субъектом и продуктом собствен-
5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 2, с. 102.

6 Эта проблема довольно широко освещена в советской литературе. См., например: Батищев Г. С. Деятельная сущность человека как философский принцип. — Проблемы человека в современной философии. М., 1969; Наумова Н. Ф. Проблема человека в социологии. — Вопросы философии, 1971, № 7; Методологические проблемы исследования деятельности. Труды ВНИИТЭ. Эргономика. М., 1976, № 10 (статьи П. Г. Крпстотурьяпа, Л. П. Огурцова, В. С. Швырева, Э. Г. Юдина).

7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42, с. 118.
=== 086 ===

ной (совместно с другими осуществляемой) общественной деятельности 8.

Иначе говоря, своей предметно-преобразующей деятельностью, индивид не только выполняет функции, определяемые социальной системой, но и творит собственные общественные отношения и самого себя. Это значит, что его предметно-преобразующая деятельность не может быть полностью выражена через ее предметные результаты и тем самым сведена к сумме или даже системе отдельных действий, хотя и осуществляется через них. Она невыводима из утилитарно-прагматической взаимосвязи человека с окружающим его объективным миром, ориентированной на пели потребления, потому что суть деятельности и соответственно культуры не в. потреблении, а в созидании. Следовательно, деятельностная связь человека с природой состоит не просто в подчинении ее своим целям, а в полагании своих целей природе, в целеполагании.

Целеполагание есть выход за пределы, определяемые естественной необходимостью, равно как и преодоление ограниченности уже известных, выявленных и в этом смысле устойчивых связей объекта. Оно предполагает, так сказать, втягивание объекта в новые взаимосвязи, опосредуемые самим человеком. Субъект полагает себя самого в эти взаимосвязи в качестве опосредующего звена, определяя тем самым их становящуюся целостность.

Здесь обнаруживается известное противоречие: с одной стороны, будучи продуктом общественного развития, человек может формулировать цель, лишь исходя из аккумулированного культурной традицией исторически накопленного опыта. Представляющие этот опыт знания о мире, получавшее значение всеобщих (универсальных) определений, выступают для индивида как бы безотносительными к человеку универсалиями, принадлежащими самим по себе природным объектам (исчерпывающими их). С другой стороны, реализация полагаемой в деятельности цели требует выхода за пределы этих уже выработанных всеобщих определений, установления связей, еще не охваченных этим опытом (не определенных). Поэтому в процессе целеполагания человек и сам оказывается в ситуации неопределенности, так как полагаемые им новые взаимосвязи объекта являются новыми и для него самого.

Полагание цели втягивание» объекта в новые взаимосвязи) не является произволом субъекта относительно
8 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, ч. III, с. 516.
=== 087 ===

объекта, который обладает собственной мерой. И сама цель, и действия субъекта по ее реализации должны быть соотнесены с объектом, соразмерны ему. Иначе говоря, предвидимый в цели результат предстает здесь в качестве проблемы, разрешение которой происходит как развитие самого человека, его формирование как субъекта, способною постигать собственную меру объекта и действовать в соответствии с этой мерой.

Такое развитие не может быть обеспечено наличным составом результатов общественного опыта. Оно с необходимостью означает расширение, углубление, развитие опыта, его переход из результативно-предметной формы в форму деятельности, его распредмечивание, которое и представляет собой механизм формирования способностей индивида использовать предшествующий опыт для выработки способов его развития. Выражающие этот опыт определения (понятия, формулы, законы и т. п.) становятся тем самым «открытыми» для включения в них новых взаимосвязей, так как «разводятся», разграничиваются с объектом. Такое «разведение» свидетельствует о том, что данные наличного опыта не охватывают всего объекта, т. е. о неисчерпанности последнего в предшествующем опыте. (В наиболее общей форме это и выражено в марксистско-ленинском учении об относительной и абсолютной истине, о неисчерпаемости материи.)

Для индивида, в деятельности которого эти всеобщие результаты предшествующего опыта распредмечиваются, объект становится предметом освоения (выявления его не известных ранее свойств, качеств и т. п.), а сам этот опыт — предпосылкой и материалом такого освоения. Это значит, что всеобщие определения (понятия, формулы, законы и т. п.), в которых полагается цель, выступают не в качестве надындивидуальной программы, заранее определяющей действия индивида для достижения результата, а как формирование обществом индивида — его собственной способности быть субъектом, развивать опыт человечества в процессе реализации цели. Таким образом, с одной стороны, в распредмечивании накопленный общественный опыт как бы «утрачивает» значение универсальности по отношению к объекту (объективному миру) ввиду обнаруживающейся неполноты содержащихся в этом опыте сведений. С другой стороны, в этом процессе как бы универсализируется — развивается в качестве субъекта индивид, так как формирование его способностей предстает как выработка способов использования предшествую-
=== 088 ===

щего опыта для освоения неизвестных ранее свойств, качеств, сторон и т. а. объективного мира, включения их в мир человеческий (в культуру).

Следовательно, целеполагание в деятельности есть процесс становления универсальности самого человека, который развитие своей собственной общественной сущности полагает в качестве универсальной цели преобразования природы. Цель поэтому формулируется им не в образе предмета, удовлетворяющего потребность, а в образе предвидимого результата созидательной деятельности. Такой результат еще на стадии образа обращен на формирование субъекта деятельности, предстает как проблема создания новых способностей индивида, развития его общественной, деятельностной сущности, т. е. в конечном счете развития самого общества. Иными словами, развитие новых способностей становится основанием дальнейшего постижения человеком объективного мира, т. е. обогащения мира человеческого. А это в свою очередь расширяет горизонты приложения человеческих сил. Поэтому результат деятельности не угасает в потреблении, а служит моментом дальнейшего развертывания содержания цели, т. е. оборачивается постановкой новой проблемы, а значит, опять-таки целеполаганием.

Будучи включенным в процесс деятельности, труд человека предстает в ином, чем просто производство потребительных или меновых стоимостей, качестве — как реализация деятелностных, творческих потенций человека, т. е. его общественной сущности, как реальное бытие культуры. Более того, в этом случае и потребление не ограничивается предметно-результативными формами продукта, его присвоением (или усвоением), а оказывается содержательным освоением воплощенных в этом продукте человеческих сущностных сил. Иными словами, оно выступает как обогащение, раскрытие индивидом собственных созидательных возможностей, формирование новых потребностей и способностей — способностей его собственной деятельной самореализации в качестве субъекта социально значимого творчества.

Рассмотренная под этим углом зрения предметно-преобразующая деятельность (труд) предстает как конкретно-историческая реализация общественной сущности человека, направленная на освоение им окружающего мира, как его самоосуществление в этом мире, как «положительная, творческая деятельность» 9 (самодеятельность).
9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. II, с. 113.
=== 089 ===

Это и есть характеристика содержательно-всеобщего труда. О том, что она непосредственно смыкается с собственными определениями культуры, подробно говорилось в предшествующей главе. Здесь же нам важно обратить внимание на то, что:

  1. субъект предметно-преобразующей деятельности выступает при этом как целеполагающий субъект;

  2. указанная характеристика всеобщего труда в полной мере исчерпывает понятие деятельности (деятельной сущности) человека;

  3. характеристика всеобщего труда, а соответственно и деятельности и культуры может быть понята лишь как социально значимое творчество («положительная творческая деятельность»), в котором самореализация индивида в предметной деятельности приобретает всеобщий, культурно-исторический смысл — выступает как творчество истории и одновременно как развитие (творение) самого человека в качестве субъекта творчества, субъекта культуры.

Заслуга открытия и теоретического обоснования культурного смысла труда как его сущности и вместе с тем как раскрытия и реализации всеобщей, универсальной сущности человека принадлежит К. Марксу. Критикуя А. Смита, который сводил труд к «отрицательным» определениям, поскольку имел в виду только труд «рабов капитала», К. Маркс подчеркивал, что с преодолением социальных антагонизмов цели труда теряют «видимость всего лишь внешней, природной необходимости и становятся целями, которые ставит перед собой сам индивид, следовательно, полагаются как самоосуществление, предметное воплощение субъекта, стало быть, как действительная свобода, деятельным проявлением которой как раз и является труд...» 10.

В качестве примера свободного труда К. Маркс приводит труд композитора, представляющий собой «дьявольски серьезное дело, интенсивнейшее напряжение», и подчеркивает, что труд приобретает такой характер лишь при создании «субъективных и объективных условий, необходимых для того, чтобы труд был привлекательным трудом, чтобы он был самоосуществлением индивида...» 11. Применительно к труду в материальном производстве это означает, «что 1) дан его общественный характер и 2) что этот


  1. Там же, с. 109—110.

  2. Там же, с. 110.


=== 090 ===

труд... представляет собой всеобщий труд...» 12. Поскольку таких условий не создано, постольку труд предстает реализацией целей, внешних индивиду, который поэтому выступает «как определенным образом выдрессированная сила природы» 13. Имея в виду вытекающий из этого обстоятельства отчужденный характер труда, К. Маркс и Ф. Энгельс писали, что «коммунистическая революция выступает против прежнего характера деятельности, устраняет труд...» 14. Речь при этом идет, разумеется, не о прекращении трудовой деятельности человека, а, наоборот, об обретении трудом адекватных его положительному определению (понятию) характеристик деятельности — универсальности и всеобщности. Это будет означать вместе с тем высвобождение человеческого труда из технологически организованной, циклически повторяющейся системы целесообразных действий для воспроизводства продуктов труда. Последнее является естественной предпосылкой и необходимым условием общественного бытия человека, реализации его универсальной деятельностной сущности. Однако лишь условием и предпосылкой, поэтому непосредственная включенность человека в такого рода труд исторически преходяща — в перспективе он должен встать рядом с процессом производства 15. Превращение труда в деятельное проявление человеческой свободы выводит его «по ту сторону» собственно материального производства 16.

Здесь важно подчеркнуть, что «собственно материальное производство» как сфера, в которой осуществляется «работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью» (царство естественной необходимости), не совпадает с производственной деятельностью человека в целом, поскольку последняя, как известно, предполагает и развитие человеческих сущностных сил. Поэтому вступление человека в «царство свободы» означает не освобождение человека от предметно-преобразующей деятельности, осуществляемой в процессе производства, а высвобождение его именно из сферы собственно материального производства, т. е. из сферы, где труд предстает лишь как вынужденный, как непосредственно осуществляемое целесообразное взаимодействие орудия труда и предмета труда, которое все в большей мере перекладывается на плечи машины. Такое


  1. Там же.

  2. См. там же.

14. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 8, с. 70.

15. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, Ч. II, С. 213.

16. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 387.
=== 091 ===

высвобождение означает, что труд каждого человека во все большей мере будет превращаться во всеобщий труд — в положительную творческую деятельность, выступающую как непосредственное воплощение культуры. Это и является необходимой основой того, что он станет первой потребностью человека.

Тот факт, что в перспективе труд во всем объеме обретет непосредственно культурное, творческое содержание, как раз и свидетельствует о том, что выяснение сущности культуры необходимо основывать на анализе деятельности, на раскрытии деятельностной сущности человека, в которой снимается абстрактная противоположность общества и индивида, поскольку развитие последнего и предстает в ней как развитие самого общества. Это не значит, что в докоммунистический период истории труд вообще лишен культурного содержания или что деятельностная сущность человека не реализуется в труде. Дело в том, что сама эта деятельностная, культурная сущность может быть раскрыта лишь на основе анализа ее развитых форм, которые только и дают возможность обнаружить ее проявление на предыдущих этапах, в «свернутых» формах и, следовательно, выяснить пути и закономерности ее «развертывания» — становления и развития17. Подчеркивая, что человеческий труд всегда несет в себе социальное содержание, которое необходимо иметь в виду при любых уровнях абстракции, К. Маркс использует понятие «деятельность» применительно ко всем (включая и эмпирически-конкретный, и абстрактный труд) ракурсам его рассмотрения, однако только в тех случаях, когда упоминает о его развитии, т. е. когда выходит за пределы, задаваемые самой абстракцией.

В таком подходе воплощается взаимосвязь логического и исторического. В исторической реальности развитие труда происходит в соответствии с законом отрицания отрицания: перехода от простого использования вещества природы, при котором собственно культурные, деятельностные характеристики труда еще не могут быть вычленены
17 «...Простые категории, — писал К. Маркс, — суть выражения таких отношений, в которых менее развитая конкретность могла найти себе реализацию еще до установления более многосторонней связи или более многостороннего отношения, мысленно выраженного в более конкретной категории, — в то время как более развитая конкретность сохраняет более простую категорию как подчиненное отношение» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I. С, 39).
=== 092 ===

в жизнедеятельности человека, к отчуждению труда (противопоставляющего его развивающееся культурное, деятельностное содержание непосредственному трудовому процессу) и далее — к труду как к деятельностному проявлению свободы. Логический анализ этого процесса осуществляется как восхождение от абстрактного к конкретному — от простых и абстрактных определений труда как эмпирической предметной деятельности к абстрактному труду, в котором снята эта эмпирически-конкретная определенность деятельности, и далее, к развернутому понятию труда как деятельности, в которой его содержание предстает в своем конкретно-всеобщем, культурном, деятельностном наполнении.

Логическое рассмотрение развития труда становится, однако, возможным лишь тогда, когда его историческое развитие достигает высокого уровня. Поэтому культура выступает в теоретическом сознании в качестве проблемы только в условиях капиталистического отчуждения, когда практически осуществляемый труд предстает как противоположность своему собственному человеческому, деятельностному содержанию. Однако если буржуазная философия искала и продолжает искать выход из этого противоречия за пределами труда, который, согласно ее представлениям, обременен биологической, «естественной» природой человека, то марксизм, напротив, настаивает на выявлении деятельностной, культурной природы самого труда, т. е. таких его характеристик, которые, получив полное развитие, делают возможным превращение труда в первую жизненную потребность.

В контексте анализа общественного производства эти характеристики выражаются понятием «всеобщий труд»; в контексте выяснения специфики человеческой жизнедеятельности — понятием «предметно-преобразующая творческая деятельность» (или — в строго понятийном смысле Просто «деятельность»); в контексте же исследования исторического процесса — понятием «культура». В любом случае, как видим, речь идет о субъектных характеристиках человека.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Глава III ЧЕЛОВЕК — СУБЪЕКТ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации