Школа и педагогика России первой половины XIX в - файл n1.docx

приобрести
Школа и педагогика России первой половины XIX в
скачать (35.4 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx36kb.09.09.2012 00:31скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.docx

Школа и педагогика России первой половины XIX в.




Общий взгляд



В первой половине XIX в. в развитии школы и педагогики России наступает важный этап. Формируются национальная секуляризированная система образования и педагогическая мысль, призванные отвечать новым экономическим и духовным запросам гражданского общества. Основным препятствием для развития школы и педагогической науки в таком направлении являлись крепостнические отношения, традиции сословного обучения и воспитания.

Эволюция школы и педагогической науки происходила в условиях нараставшего общественного кризиса. Сформированная система государственного образования отразила этот кризис, сохранив традиции сословного образования, стоявшие на пути движения общества.

В первой половине XIX в. школа продвинулось вперед скорее в качестве, чем в количестве. Благодаря университетскому образованию сформировалась интеллектуальная элита, внесшая заметный вклад в развитие европейской и мировой культуры. Но основная масса народа оставалась бесправной, находилась вне этой культуры, без сколько-нибудь систематического образования. Глубину сложившегося противоречия осознали декабристы, вышедшие на Сенатскую площадь в декабре 1825 г.

С 1830-х гг. происходит оформление новой социальной группы - разночинцев, которые становятся носителями идей переустройства общества, в том числе образования и воспитания. К 1860-м гг. было найдено и название для этой группы -интеллигенция.

В 1830-1850-х гг. в сфере образования и педагогической мысли определились две основные тенденции развития. Одна была проявлением официальной политики, пронизанной идеями авторитарности, национализма, клерикализма. Другая отразила демократические устремления общества.

Развитие школьного дела в первой четверти XIX в.



В годы царствования Александра I (1801-1825) школьная политика прошла два различных этапа. На первом этапе (до 1815 г.) правительство намеревалось провести реформы в духе Просвещения. Эти планы в известной степени были следствием либерализма молодого царя, в числе воспитателей которого был выходец из Швейцарии Ф.Ц. Лагарп - убежденный сторонник идей французских просветителей.

В 1802 г. было создано Министерство народного просвещения. Первым его министром стал П.В. Завадовский (1739-1812), возглавлявший при Екатерине II Комиссию по учреждению школ. На протяжении 1802-1804 гг. произошла реформа народного образования.

Реорганизация национальной системы образования началась с принятия Предварительных правил народного просвещения (1803) и Устава учебных заведений, подведомых университетам (1804). Устав 1804 г. исходил из созданной в конце XVIII в. школьной системы и предусматривал постепенное преобразование главных и малых народных училищ. Новая система предусматривала 4 ступени образования: университеты (высшая ступень), гимназии (средняя ступень), уездные училища (промежуточная ступень), приходские школы (низшая ступень). Между ступенями должна была существовать преемственность. Создавались 6 округов, в каждом из которых должен был быть университет и примыкавшие к нему средние учебные заведения.

Обучение в приходских училищах было рассчитано на 1 год, в уездных училищах - на 2 года. В программу последних вошли 15 учебных дисциплин: грамматика русского языка (в национальных школах - и грамматика родного языка), география, история, арифметика, геометрия, физика, естествознание, начала технологии и др.

Курс гимназического образования составлял 4 года, программа включала латынь и живые западные языки, географию, историю, статистику, логику, поэзию, русскую словесность, математику и естественно-исторческие дисциплины (минералогия, ботаника, зоология, коммерция, технология, рисование); не было в программе богословия и русского языка.

Первым объектом реформ оказалась высшая школа. К уже существовавшим университетам в Москве, Вильно и Дерпте прибавились новые: Харьковский, Казанский и Петербургский.

Преобразование прежних гимназий, главных народных училищ в гимназии нового типа, а малых народных училищ - в уездные растянулось почти на два десятилетия. Менее всего удалась реформа приходских школ. Их число росло медленно, прежде всего из-за нехватки средств.

В подготовке "Предварительных правил..." 1803 г. и Устава 1804 г. участвовали известные ученые и педагоги: академики Н. Я. Озерецковский, С.М. Румовский, Ф.И. Янкович де Мириево и др. От школьного ведомства руководство осуществлял заместитель министра, бывший воспитатель царя М.Н. Муравьев. Документами подтверждались передовое направление светского образования, преемственность в системе обучения, гуманистические задачи воспитания (о "приучении учащихся к трудолюбию, возбуждения у них охоты к учению, о воспитании честности и благонравия, исправлении дурных наклонностей" и пр.).

Отнюдь не все эти идеи получили воплощение на практике. Так, уже в 1808 г. в гимназиях был введен в качестве обязательного предмета закон божий, хотя изначально он в учебном плане отсутствовал.

Все более заметную роль в школьном деле приобретала частная инициатива. Возникли частные учебные заведения, которые успешно конкурировали с государственными: Ришельевский лицей в Одессе (в дальнейшем был преобразован в университет), Ярославский лицей, Лазаревский Институт восточных языков в Москве, подмосковный пансион В.В. Измайлова, школа А.А. Ширинского-Шихма-това для крестьянских детей в селе Архангельском Смоленской губернии и др.

Заметную роль в становлении частных начальных учебных заведений сыграли декабристы. Декабристы Ф.П. Глинка, Ф.Н. Толстой, С.П. Трубецкой и др. объединились в Вольное общество учреждения училищ по методу взаимного обучения (разработан английскими педагогами А. Беллом (1753-1832) и Дж. Ланкастером (1778-1838). На протяжении четырех лет (1818-1822) в Петербурге были открыты 4 таких училища. Тогда же в квартировавших в северной столице полках были учреждены солдатские школы обучения грамоте. Подобные школы создавали ссыльные участники декабрьского восстания 1825 г.

Многие дворяне предпочитали обучать своих детей в частных пансионах. Обычно пансионное воспитание осуществляли иностранцы. Во многих пансионах обучение было поставлено крайне неудовлетворительно.

Роль частного пансионного воспитания была несколько ослаблена благодаря учреждению лицеев - государственных закрытых учебных заведений для дворянства. Особую роль в их создании, в частности, в организации Царскосельского лицея, сыграл блестящий администратор М.М. Сперанский (1772-1839). Лицеисты получали образование, приравненное к университетскому. Первым директором Царскосельского лицея был назначен известный просветитель В.Ф. Малиновский (1765-1814). Из его стен вышли великий поэт А.С. Пушкин, крупный дипломат A.M. Горчаков, декабристы И.И. Пущин и В.К. Кюхельбекер.

В дворянской среде по-прежнему было популярным домашнее воспитание. Гувернерами нанимали по большей части французов-эмигрантов. Результаты такого воспитания становились все более неприемлемыми. Как замечал А.С. Пушкин, "в России домашнее воспитание есть самое недостаточное, самое безнравственное: ребенок окружен одними холопами, видит одни гнусные примеры, своевольничает или рабствует, не получает никаких понятий о справедливости, о взаимных отношениях людей, об истинной чести. Воспитание его ограничивается изучением двух или трех иностранных языков и начальным основанием всех наук, преподаваемых каким-нибудь нанятым учителем".

В последнее десятилетие царствования Александра I в общественной жизни усиливаются реакционные тенденции. Значительным влиянием при определении школьной политики в этот период пользовался князь Александр Николаевич Голицын (1773-1844). В декабре 1812 г. он сделался первым главой Русского Библейского общества, которое основало несколько начальных школ для бедняков по образцу школ Дж. Ланкастера (Англия).

В 1816 г. А.Н. Голицын возглавил министерство образования. При нем усилилась клерикализация школьного дела. В поддержку такой линии император издал манифест о создании Министерства народного просвещения и духовных дел, что по сути означало удар по светскому образованию. Университеты получили предписание готовить для средних школ преподавателей богословия.

Сподвижник министра М.Л. Магницкий (1778-1844) подготовил инструкции для университетов, где доказывалось, что истины, основанные на одном разуме, "суть лишь эгоизм и скрытая гордыня". Магницкий учинил ревизию Казанского университета и предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы насадить в нем дух обскурантизма. Например, профессору Солнцеву было запрещено преподавать в любых учебных заведениях России на том основании, что тот утверждал в лекциях, что законы природы могут быть выведены из разумных принципов. Подобный же разгром светского образования предпринял в Петербургском университете Д.П. Рунич.

При министре просвещения А.С. Шишкове 1824 по 1828) в школьной политике от теософических пристрастий Голицына возвратились к национальному православию. Соответственно обскурантизм приобрел иные формы. "Истинное просвещение, - писал Шишков, - состоит в страхе Божием, который есть начало премудрости... И хотя русский народ верен церкви, престолу и отечеству, но (необходимо)... войти в строгое наблюдение - не преподаются ли где в университетах, гимназиях, народных училищах и пансионах под видом наук какие-либо вредные учения". Шишков преследовал цель ограничить научное образование. Он заявлял: "...Науки полезны только тогда, когда, как соль, употребляются и преподаются в меру".

Школьная политика второй четверти ХIХв.



В годы царствования Николая I (1825-1855) система образования и школьная политика претерпели важные изменения. Новый царь вознамерился выработать "единообразную" школьную политику, которая была бы направлена на укрепление общественной стабильности, и искал министра, который бы предложил и осуществил такой курс.

В 1828 г. министром просвещения был назначен граф Ливен, при котором был принят новый Устав о начальных и средних школах (1828). В Уставе подтверждалась существовавшая четырехуровневая система образования и провозглашался принцип - "каждому сословию свой уровень образования". Соответственно этому принципу приходские училища предназначались для низших сословий, уездные училища - для детей купцов, ремесленников и прочих "городских обывателей", гимназии - для детей дворян и чиновничества.

Принятию устава предшествовала дискуссия. Ее участник граф Ламберт предлагал довести до абсолюта сословный принцип в системе образования. Ливен отверг такой подход, утверждая, в частности, что в России, в отличие от Западной Европы, еще не завершилось оформление всех сословий, особенно "среднего класса", и потому абсолютизация сословного принципа в образовании преждевременна. В итоге было принято компромиссное решение, исходившее из императорского рескрипта 1827 г.. В нем провозглашалось, что тип образования должен соответствовать социальному положению и будущему учеников. Вместе с тем не рекомендовалось препятствовать тем, кто стремился повысить свой общественный статус. Компромисс коснулся и университетов. В них позволялось учиться детям всех свободных сословий, включая получивших вольную крестьян; дети крепостных и дворовых людей в университеты не допускались: они могли обучаться в приходских и уездных училищах, а также в различных технических и промышленных школах.

Школьная жизнь проходила под строгим надзором начальства и полиции. За проступки полагались всяческие меры взыскания, в том числе розга, ссылка в солдаты, исключение из школы, а для преподавателей - увольнение со службы, арест.

Ливен, будучи человеком честным, благородным, усердным по службе, не сумел выполнить стратегические задачи охранительной школьной политики. В 1833 г. его заменил С.С. Уваров (1786-1855), пробывший на посту министра просвещения до 1849 г. Это был один из самых просвещенных людей тогдашней России. С 1818 г. и до конца жизни Уваров возглавлял Академию наук. Он участвовал в реорганизации Петербургского педагогического института в университет, а затем ликвидировал порядки, установленные в этом заведении Руничем. До прихода на пост министра Уваров был в оппозиции Магницкому.

Искренние намерения содействовать делу просвещения не помешали Уварову проводить по сути консервативную школьную политику. Еще будучи товарищем министра просвещения, Уваров после инспектирования Университета и гимназии в Москве оценил состояние студенческих умов как неудовлетворительное по причине влияния "европейских идей". В докладе по результатам инспекции в качестве идеологической платформы воспитания и образования были выдвинуты три принципа: "православие, самодержавие и народность". Доклад вызвал живейший интерес Николая I, и вскоре Уваров был назначен министром просвещения.

Формула Уварова носила консервативный, охранительный характер. Первые два принципа (православие и самодержавие) соответствовали идее государственности российской политики. Принцип "народности", по существу, был западноевропейской идеей о национальном возрождении, перекроенной под национализм русского самодержавного государства. Впервые правительство задалось вопросом, нельзя ли соединить всемирный школьно-педагогический опыт с традициями национальной жизни. Сам Уваров видел ценность этого опыта, но полагал преждевременным использовать его в России в полном объеме. Он говорил в этой связи: "...Россия еще юна... Надобно продлить ее юность и тем временем воспитать ее".

Правительство было уверено в своем нераздельном праве на руководство школьным делом. Ему была чужда идея свободы просвещения и образования. Подобную точку зрения вполне четко сформулировал Уваров: "Только правительство имеет все средства знать и высоту успехов всемирного образования, и настоящие нужды отечества." Такой подход объясняет появление при Уварове и его преемнике на посту министра просвещения П. Ширинском-Шихматове документов наподобие университетского устава (1835), который усиливал единоличную власть попечителей округов и урезал автономию университетов, а также постановления о лишении университетов права избрания ректора (1849). По поводу устава 1835г., Уваров утверждал в качестве оправдания, что намеревался преодолеть "страсть к иноземному образованию" и развить "национальное, независимое образование".

Столь же реакционной была инструкция Уварова, направленная на то, чтобы посредством увеличения платы за обучение затруднить малоимущим разночинцам поступление в университет. Большинство руководителей округов нашли совет министра вполне приемлемым. Лишь попечитель Казанского университета князь М.Н. Мусин-Пушкин и попечитель Московского Университета граф С.Г. Строганов сочли рекомендацию неприемлемой: первый - из опасения, что без разночинцев философский и медицинский факультеты лишатся студентов, второй - из либеральных убеждений. Последнюю точку, однако, поставил Николай I, который поддержал министра.

Консерватизм министерства Уварова не означал однако остановки в развитии школьного дела. В сфере образования были достигнуты определенные положительные результаты. Заметно выросла система образования. На протяжении 1832-1842 гг. число студентов в университетах (без учета Польши и Финляндии) выросло с 2,1 тыс. до 3,5 тыс. (в том числе получивших диплом об университетском образовании – с 477 до 742), количество учащихся различных учебных заведений - с 69,3 тыс. до 99,8 тыс. (не считая учеников церковных школ, военных училищ, а также женских школ, основанных императрицей Марией Федоровной). Тогда же количество гимназий увеличилось с 64 до 76, уездных училищ - с 393 до 445, приходских училищ - с 555 до 1067, частных школ (включая пансионы) с 358 до 531, преподавателей и чиновников в системе образования - с 4, 8 тыс. до 6,8 тыс.

Получили развитие предусмотренные Уставом 1828 г. особые закрытые учебные заведения для дворян: в 1842 г. в губернских городах насчитывалось 47 таких заведений. Воспитанники некоторых из них получали дворянское воспитание и одновременно обучались в гимназиях вместе с разночинцами.

Подчиненные министерству просвещения гимназии развивались как школы классического образования (естествознание, например, было введено лишь в 1849 г. - да и то не во всех гимназиях). В программах особое место занимали греческий и латинский языки. Так, в 1851 г. древнегреческий изучался в 45 из 74 гимназий. Подобную практику поощряли министр Уваров и многие политические деятели. Так, например, граф М. Воронцов писал в 1836 г. Уварову: "Классическое образование... формирует сопротивляемость к дурным принципам... и воспитывает консервативную фалангу... молодых людей, которые встанут во главе движения, противостоящего безверию и безнравственности".

Организацией современного среднего образования занимались другие министерства. Министерство финансов в 1839 г. учредило в гимназиях и уездных училищах нескольких городов (Тула, Курск, Керчь, Рига, Вильно) реальные классы, в которых получали образование учащиеся этих заведений и посторонние лица "промышленного состояния". Министерство юстиции организовало гимназические курсы юриспруденции в Вильно, Минске, Симбирске, Воронеже и Смоленске. Министерство государственной собственности - несколько повышенных школ для государственных крестьян.

В 1849-1852 гг. была проведена реорганизация, в результате которой были созданы 3 типа гимназий: 1) с двумя древними языками; 2) с обучением естествознанию и законоведению; 3) с обучением законоведению.

Возрастала роль частных учебных заведений. Они находились под контролем Министерства просвещения. Согласно правилам 1834 г. и решению 1845 г., преподаватели частных учебных заведений получили права, статус, субсидии на заработную плату и пенсии, одинаковые с преподавателями государственных школ.

Университеты превратились в важные центры науки, в том числе педагогической. В некоторых университетах появились кафедры педагогики. Например, в 1851 г. такая кафедра была открыта в Московском университете. В отличие от предшественников, Уваров избегал явных репрессий против профессуры естественнонаучных кафедр. При нем, например, оказались возможными ректорство и научная деятельность в Казанском университете выдающегося математика Н.И. Лобачевского (1792-1856).

Развитие университетов зависело от обеспеченности кадрами преподавателей. В первые десятилетия XIX в. большинство преподавательского корпуса составляли иностранцы. Уваров сохранил схему подготовки отечественных профессоров в университетах Западной Европы, которую начали осваивать при министерстве Ливена. Тогда в Московском, Казанском и Харьковском университетах отобрали по 7 студентов, которых отправили за границу, дав гарантии предоставить им в случае успешной учебы кафедры. В первой группе посланных были, в частности, Т.Н. Грановский и М.П. Погодин - в дальнейшем заметные фигуры в Московском университете.

Педагогическая мысль в первой половине XIX в.



В первой половине 1800-х гг. вопросы просвещения и воспитания приобрели заметное общественное звучание. Умы политиков и педагогов особенно занимала идея народности воспитания и образования, имевшая различное толкование.

В первой трети XIX в. оппозиционные политическому режиму декабристы, воспитанные на идеях Французской революции и Просвещения, предложили проекты широкого образования народа, поставив знак равенства между грамотностью и приобретением политических прав ("Конституция" С.П. Трубецкого).

В значительной части образованных кругов воспитание и обучение рассматривались как непременные условия умственного и нравственного формирования гражданского общества. В подобном духе трактовали судьбы школы и педагогики государственные деятели М.Н. Муравьев, В.Н. Каразин (1773-1842), М.М. Сперанский, И.И. Мартынов, педагоги Н.Ф. Кошанский (1784-1831), В.В. Измайлов (1773-1831), И.Ф. Богданович, А.А. Ширинский-Шихматов, писатели и ученые Н.М. Карамзин, В.В. Жуковский.

Так, М.Н. Муравьев (отец декабристов Никиты и Александра Муравьевых) - воспитатель будущего императора Александра I, попечитель Московского университета, товарищ министра просвещения полагал, что "воспитание приготовляет души будущих граждан к исполнению законов". Похоже думал видный законотворец М.М. Сперанский. Убежденный сторонник повсеместного образования, он исходил из того, что правление на правовой основе возможно лишь в просвещенной стране. Директор департамента Министерства просвещения И.И. Мартынов в журналах "Северный вестник" и "Лицей" публиковал материалы, направленные против мракобесия, и новейшие сведения о науке и просвещении. В.В. Измайлов в журнале "Патриот" (1804) помещал статьи в духе руссоистских идей. И.Ф. Богданович и А.А. Ширинский-Шихматов, особо занимавшиеся вопросом о женском образовании и воспитании, стояли на гуманных позициях в отношении к женщине.

В официальных кругах (их особенно заметно представлял С.С. Уваров) в 1830-1840-х гг. школьная политика разрабатывалась на основе идеи народности, под которой понимались изначальная непогрешимость русского народа, праведность его веры в божественную власть и его внутренняя сила, которая проявляется в защите государя и отечества в трудные времена. Теорию "официальной народности" поддерживали многие педагоги. Так, Миллер-Красовский в сочинении "Основные законы воспитания" выделял как главную "гражданскую обязанность" молодежи - умение "беспрекословно подчиняться и верно служить Богу и царю".

В середине 1800-х гг. в просвещенном русском обществе развернулась острая полемика между так называемыми западниками и славянофилами, которая коснулась образования и воспитания.

Западники представляли разнородное общественное явление, но их и многое объединяло. В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Т.Н. Грановский, К.Д. Кавелин, В.Ф. Одоевский, П.Ф. Редкий, Н.В. Станкевич и др. горячо приветствовали западноевропейскую образованность, возмущались сословно-крепост-ническими традициями воспитания и обучения, защищали права личности на самореализацию. Они рассматривали решение вопросов воспитания как неотложную необходимость.

Так, В.Ф. Одоевский (1803-1869) в "Опыте о педагогических способах при первоначальном образовании детей" (1845) подчеркивал первостепенную роль просвещения и науки в общественной жизни и жизни отдельного человека: "Наука примиряет человека с человеком, природу с человеком, природу с природой". Предназначение воспитания Одоевский видел прежде всего в достижении нравственной гармонии. Он ставил на первое место при достижении такой гармонии самодеятельность ребенка, разделяя в этом вопросе взгляды немецкого педагога Фрёбеля.

Радикальные педагогические идеи были высказаны А.И. Герценом, Н.П. Огаревым, В.Г. Белинским. Приняв участие в полемике о народности воспитания, они, в отличие от официальной позиции, выдвигали иную трактовку присущих народу лучших черт, делая упор на стремлении русского человека к социальным переменам и предлагая поощрять такое стремление путем воспитания.

Педагогические взгляды А.И.Герцена (1812-1870) и Н.П. Огарева (1813-1877) складывались под влиянием отечественной вольнолюбивой мысли (А.Н. Радищев, декабристы, А.С. Пушкин), европейского Просвещения, немецкой классической философии.

Герцен и Огарев с демократических позиций критиковали официозную школьную политику: школьный устав 1828 г., характерный для гимназий, училищ и семинарий уклон в направлении греко-латинского образования, риторики, богословия. Они выступали против пронизывавших школьное воспитание "рабского духа, рабской дисциплины, рабского молчания" (как писал Герцен), видели в школе основное средство гражданского воспитания (по определению Огарева, "вразумления") народа, настаивали на воспитании любознательности, привычки к труду.

Н.П. Огарев в Плане народной школы (1847) подчеркивал, что важнейшей целью педагогических преобразований в России должно стать развитие у народа чести, права и гражданства. В этом документе, который полностью поддержал Герцен, провозглашалась необходимость устранения сословных, религиозных и иных ограничений при получении образования, соединения обучения с общественно полезным трудом учащихся.

Герцен и Огарев выдвигали планы национального перевоспитания народа и отдельных сословий в духе общинности, который, по их суждениям, исторически присущ русскому человеку.

В.Г. Белинский (1811-1848) во множестве статей и других работ, в том числе педагогического характера, определил гуманистические и демократические подходы к воспитанию и образованию. Он был поборником просвещения, отвечающего национальным традициям: "Надобно, чтобы у нас было просвещение, созданное нашими трудами, взращенное на родной почве". Развивая идею народности воспитания, В.Г. Белинский писал: "Народность обыкновенно выпускается у нас из плана воспитания. Часто дети знают о древнегреческих авторах, об исторических деятелях европейской истории, но не знают о сокровищах своей народной поэзии, русской литературе, Петре I".

Белинский критиковал сословные традиции "первоначального воспитания" за то, что они шли вразрез с "подлинным, настоящим воспитанием". В противовес сословно-профессиональному обучению он выдвигал идеалы общечеловеческого воспитания. Белинский писал: "Под человечностью мы разумеем живое соединение в одном лице тех общих элементов духа, которые равно необходимы для всякого человека, какой бы он ни был нации, какого бы он ни был звания, состояния." Общечеловеческое воспитание, полагал Белинский, реализуется через "родные, национальные явления": "кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству". Обосновывая идею человечности воспитания, Белинский повторяет почти слово в слово высказывания Руссо: "Первоначальное воспитание должно видеть в дитяти не чиновника, не поэта, не ремесленника, но человека".

Белинский выступил против упрощенно-материалистического взгляда на социальный фактор в воспитании: " Нет, не белая доска душа младенца, а дерево в зерне, человек в возможности". Он уподоблял воспитателей садовникам, которые ухаживают не только за растением, но и почвой, на которой оно произрастает.

Славянофилы также не были едиными в своих взглядах. Вместе с тем их объединяли серьезные мировоззренческие и педагогические подходы. Они исходили из убеждения о самобытности исторического пути русского народа. Основой народного, национального воспитания славянофилы считали религиозность, нравственность и любовь к ближнему. Видными идеологами славянофильства в вопросах воспитания были философ и публицист И.В. Киреевский (1806-1865), поэт А.С. Хомяков (1804-1860), историк С.П. Шевырев (1806-1864).

Школа и педагогика России первой половины XIX в
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации