Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине - файл n1.txt

приобрести
Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине
скачать (1026 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.txt1026kb.09.09.2012 00:10скачать

n1.txt


РОБЕРТ КОНЕЧНЫЙ,
МИЛАН БОУХАЛ

Психология
в медицине

АВИЦЕНУМ,

МЕДИЦИНСКОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО,

ПРАГА 1983

Роберт Конечный
Translation Галина Шевченко

СОДЕРЖАНИЕ

Краткое предисловие   ...................'......................   9

Предисловие к русскому изданию .................................. 11

Предисловие к второму русскому изданию ............................ 13

I. ЧАСТЬ   .............................................. 15

ВВЕДЕНИЕ В ОБЩУЮ ПСИХОЛОГИЮ  ............................ 15

ПСИХИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ, ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИИ   .......... 17

I. Глобальный взгляд на психическую жизнь  ....................... 17

1.   Иллюстрация проблематики ............................... 17

2.   Развитие нервной системы как условие развития психики  ............. 23

3.    Материальный субстрат психики ............................ 26

4.   Наследственность и среда   ................................ 29

П. Предмет психологии  .................................... 33

III. Система психологии, ее рабочие области   ........................ 35

IV. Методы психологии   ..................................... 38

V. Психофизиологические методы .............................. 45

VI. Обзор психодиагностических методов .......................... 48

ВВЕДЕНИЕ В ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ ............ 51

I. Личность, психические процессы и состояния ...................... 51

II. Гностические процессы ................................... 52

1.   Восприятие   ......................................... 52

2.   Воображение   ........................................ 64

Представления  ....................................... 64

Ассоциация представлений ................................ 66

3.   Воображение (фантазия)   ................................. 69

4.   Память ............................................ 70

5.   Учение и теория учения .................................. 72

Забывание  .......................................... 76

Память и учение   ...................................... 78

Знания и умения   ...................................... 80

Некоторые особенности процессов запоминания ................... 80

6.   Мышление и речь ...................................... 81

Анализ и синтез ....................................... 82

Абстракция и детерминация (конкретизация)..................... 82

Индукция и дедукция   ................................... 83

Понятие и научное познание ............................... 83

Генез мыслительных процессов ............................. 85

Речь ..................".............................. 86

7.   Уровень умственного развития

(интеллигентность, интеллект)   ............................. 86

Тесты интеллекта...................................... 87

Дефектный ментальный уровень   ............................ 91

8.   Внимание   .......................................... 93

III. Мотивация и волевые процессы (воля) .......................... 96

1.    Влечения (рост потребностей) .............................. 98

2.   Эволюционный ряд поведения .............................   102

3.   Интересы и ценности (идеалы).............................   104

4.    Волевой акт ........................................   109

5.    Волевой поступок (волевая деятельность) ......................   ПО

6.   Кривая работы  ......................................   111

7.   Деятельность и движения ................................   112

8.   Интенсивность волевого усилия ............................   113

9.   Панические действия (реакции)   ............................   114

IV. Эмотивность........................................   115

V. Сознание и фазовые состояния  .............................   122

Сновидения и грезы ......................................   124

Синхронный и парадоксальный сон ............................   127

Гипноз. .............................................   127

VI. Личность ..........................................   131

1.   Понятие личности  ....................................   131

2.    Некоторые теории личности ..............................   134

3.   Типологические теории личности ...........................   136

4.   Факторная модель личности ..............................   140

5.   Психоаналитическая модель личности (динамическая) ..............   142

6.   Современная проблематика психологии личности .................   142

7.   Личность, темперамент, характер ...........................   143

8.   Личный темп   .......................................   144

VII. Обзор этапов развития жизни человека  ........................   153

VIII. Краткий обзор главных периодов развития человека   ................   154

I.. Нормальность и абнормальность личности  ......................   163

ПСИХОЛОГИЯ И ЕЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ   ..................	167

I. Чешская и словацкая психология ............................	172

П. Некоторые направления в современной мировой психологии ............	174

1.   Глубинная психология   .................................	175

2.   Гештальтпсихология и целостная психология  ...................	180

3.   Духовно-научная психология и персонализм ....................	181

4.   Психология поведения - бихевиоризм ........................	182

5.   Современная советская психология ..........................	183

6.   Кибернетика в медицине и в психологии . ......................	188

III. Несколько слов о значении экспериментальной психологии   ............	191

П. ЧАСТЬ
ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИИ В МЕДИЦИНЕ   ........................   193

Введение ................................................   195

I. Психология больного   ..................................   200

1. Аутопластическая картина болезни ..........................  200

2. Амбивалентные элементы при переживании болезни ...............  202

3. Культ болезни .......................................  203

4. Обусловленность аутопластической картины болезни. ..............  203

5. Отношение больного к болезни  ............................  210

6. Психосоматические отношения ............................  214

7. Боль .............................................  224

8. Страх и тревога ......................................  228

9. Чувство собственной неполноценности   .......................  233

10. Переживание болезни во времени ...........................  234

11. Неизлечимые болезни ..................................  237

12. Умирание и смерть ....................................  239

II. Психология медицинского работника   .........................   245

1. Иллюзии и дезиллюзии .................................  245

2. Личность медицинского работника ..........................  247

3. Создание положительных взаимоотношений между врачом и больным ....  249

4. Взаимоотношения медицинской сестры и больного ................  252

5. Профессиональная психическая деформация ....................  253

6. Врачебные ошибки ....................................  257

7.. Обязанность сохранять молчание ...........................  258

8. Подарки и взятки .....................................  260

9. Утомление .........................................  263

10. Ятропатогения  ......................................  264

III. Больной и медицинская среда ..............................   278

1.    Медицинская среда как лечебный фактор. Лечебно-охранительный режим . .  278

2.   Отношения между больными   .................:...........  298

3.   Госпитализм   .......................................  301

4.    Психология родственников и посетителей больных ................  304

5.   Психология лечения и лекарств ............................  308

6.   Употребление алкогольных напитков больными . .................  314

IV. Специальные проблемы медицинской психологии ..................   315

1.   Психология профилактики и гигиены   ........................  315

2.   Психология санитарного просвещения .. ......................  319

3.   Психология врачебно-трудовой экспертизы . ....................  321

4.   Специальная врачебная психология отдельных дисциплин   ...........  322

V. Психическая гигиена ...................................   351

1.   Об истории психической гигиены ...........................  351

2.   Экономико-общественные условия ..........................  356

3.   Практическое применение психической гигиены ..................  363

4.   Методы и организация психической гигиены ....................  368

VI. Психотерапия  .......................................   369

1.   Сущность психотерапии   ................................  369

2.    Некоторые взгляды на современную психотерапию ................  372

3.   Современные психотерапевтические концепции ..................  375

4    Методы психотерапии ..................................  379

5.   Несколько замечаний по поводу детской психотерапии ..............  387

6.   Психотерапия в кабинете участкового врача   .................... 390

Литература на русском языке  ....................................  394

Литература на иностранных языках   ...............................  395

Предметный указатель   .......................................  401

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Тот факт, что «Психология в медицине» как первая из книг подобного рода была выбрана
для перевода на русский язык, оба автора считают для себя большой честью и проявлени-
ем доверия, которое их ко многому обязывает.

Они хотели бы, чтобы их книга служила советским читателям так же, как она служит
чешским читателям, и они были бы весьма довольны, если бы она положила начало друже-
скому сотрудничеству в области, которая имеет большое значение не только для врачей
и психологов, но в первую очередь для больных.

В январе 1973 года.	Роберт Конечный

Милан Боухал

11

I. ЧАСТЬ

ВВЕДЕНИЕ В ОБЩУЮ
ПСИХОЛОГИЮ

ПСИХИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ, ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ
ПСИХОЛОГИИ

I. ГЛОБАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД НА ПСИХИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ

1. Иллюстрация проблематики

Все формы психической деятельности и поведения животных обусловле-
ны подсознательными биологическими потребностями (мотивация их
является биологической) и развиваются в процессе адаптации к среде.
Те, кто изучает развитие психической жизни человека, должны были бы
изучать развитие психической деятельности, поведения и его проявле-
ний с помощью сравнительного метода: сравнивать поведение самых
низших организмов, поведение высших организмов, развитие детского
поведения и поведения взрослого человека. Что касается развития пове-
дения человека и человеческой психики, то их необходимо изучать в об-
щественном контексте и в связи с историческим развитием человеческо-
го общества. Человек не развивается изолированно, он является суще-
ством общественным.

При сравнении поведения низших организмов с поведением челове-
ка можно обнаружить некоторые значительные черты сходства и некото-
рые, еще более значительные, различия.

Различия между человеком и животным являются принципиально
существенными. Животное «познает и оценивает» только при помощи
тех средств, которые предоставляет ему его собственный организм.
В отличие от него человек в своем историческом развитии усовершен-
ствовал свои органы чувств с помощью микроскопа, удлинил их бино-
клем. Наиболее близко стоящее к человеку животное - человекообразная
обезьяна - способна использовать для своих нужд лишь то, что она най-
дет в окружающей среде. Человек создал машины и космическую ракету.

Наиболее высокоорганизованные животные способны использовать
предметы в качестве орудий труда. Но они не способны производить эти
орудия. Бобры, пчелы и муравьи строят свои сооружения одним и тем
же способом без изменения уже в течение тысячелетий. Речь идет о за-
стывшей цепи инстинктивных реакций. Роберт Кювье, например, воспи-
тал несколько молодых бобров в полной изоляции так, что они никогда
не видели ни реки, ни взрослых бобров при работе. И все же как только
он дал бобрам в клетку строительный материал, они построили плоти-
ну.

Оса-сфекс парализует и консервирует своим ядом сверчка, ужалив

17

его, поворачивает в норке и затем втягивает сверчка за усики внутрь
и откладывает в его тело яички. Фабр произвел интересный опыт: он от-
резал пойманному осой сверчку усики раньше, чем оса успела повер-
нуться. Оса, напрасно поискав усики сверчка, оставила его и полетела
вновь на охоту. Так повторялось много раз, несмотря на то, что перед
входом в нору лежал целый ряд сверчков, на которых оса не обращала
внимания.

Рис. 1 Бобры строят плотину (по Г. 3. Рогинскому).

У наиболее высокоорганизованных животных - человекообразных
обезьян (исследователи приводят 396 признаков, по которым мозг обе-
зьян приближается к человеческому мозгу) уже наблюдается значитель-
ная способность к учению и довольно совершенная адаптация и к очень
сложным ситуациям. Это бесспорно доказали известные опыты Келера
(изучение интеллекта у антропоидных обезьян) с тенерифскими шимпан-
зе, а также и опыты Н. В. Ладыгиной-Коте, И. П. Павлова, Орбели, Н. А.
Тихо и Г. 3. Рогинского в Сухуми, и, наконец, опыты Иеркса и Вольфа
в университете г. Йеле.

Шимпанзе Рафаэль, например (в опытах Павлова и Орбели) мог не
только поставить пирамиду из ящиков и палкой сбить банан, подвешен-
ный к потолку, как это делали шимпанзе в опытах Келера, но мог вы-
полнять и довольно сложные задания:

1. Он видит через отверстие в ящике лежащий в нем апельсин, хочет
его достать, но обжигается на огне спиртовки, горящей перед ящиком.

2. Рафаэль идет к сосуду с водой, подтягивает к себе спиртовку и га-
сит огонь.

18

3. На следующем этапе опыта: он набирает воду в рот и гасит огонь.

4. Набирает воду в кружку и гасит огоонь.

5. Если у него не было воды и не было возможности ее достать, то
он помочился в сосуд и погасил огонь.

Рис. 2 Обезьяна использует палку в качестве орудия (из экспериментов Келера).

В других экспериментах (Вацуро) Рафаэль очень сложно по тонкой
бамбуковой перекладине добирался до помоста, где стоял сосуд с водой,
хотя имел возможность получить воду гораздо проще, набирая ее с того
места, где он стоял.

В экспериментах Вольфа, а также в экспериментах Рогинского и Ти-
хо шимпанзе «решали» и весьма сложную ситуацию обмена «денег»
и создавали нечто вроде «банка». Они научились монеты определенного
цвета и величины использовать в качестве «средства платежа» для того,
чтобы получить желаемый предмет из автомата (апельсин, виноград,
питье). Они оказались даже способными обменять дбе пятикопеечных
монеты за одну десятикопеечную для того, чтобы получить желаемое.

19

Рис. 3 Рафаэль тушш огонь, чтобы добраться до пищи (по Г. 3. Ропшскому).

Однако, несмотря на то, что человекообразные обезьяны достигаю i
таких удивительных результатов, они весьма существенно отличаются
от человека как по своему развитию, так и по своим возможностям раз-
вития.

Супруги Келлог в течение года воспитывали обезьянку Туа (от
7,5 мес.) вместе со своим сыном Дональдом, который был на 3 месяца
старше. Оба получали совершенно справедливо одинаковое «воспита-
ние» и одинаковые стимулы. Стандартизованные нормы развития Ге-
зелла вначале показали одинаковый прогресс развития, даже кое в чем
Туа превзошла Дональда, например, в том, что научилась поворачивать
выключатель, понимала приказания, такие, как: «Погуди в дудочку; об-
ними Дональда» и т. п. В 16,5 месяцев она реагировала на 59 предложе-
ний, Дональд на 68 (но он был старше на 3 месяца!), и достигла макси-
мума своего развития.

Развитие Дональда, хотя и было вначале замедленным, но с разви-
тием речи достигло качественно более высокого уровня и затем быстро
прогрессировало. Речь сохраняет опыт исторического развития челове-
чества, связывает старые поколения с новыми, создает новые слова для
нового опыта и действительности и в первую очередь связывает челове-
ка с человеком благодаря своим информационным свойствам.

20

При изучении психической жизни низших организмов мы изучаем
связь стимул - реакция (поведение). В человеческой психологии изу-
чение этой связи оказывается недостаточным. В отношение стимул - ре-
акция вклинивается важное промежуточное звено: человеческое са-
мосознание психических процессов и сознательное познава-
ние и оценка внешнего мира. Лучше всего мы можем представить
себе всю сложность проблематики сознания, рассматривая понятия
«познание» и «субъект».

Но и эту проблему мы должны рассматривать в развитии. Напри-
мер, капля смеси масла с содой в дестиллированной воде немедленно
приходит в движение, выпускает псевдоподии, наподобие амебы, ползет
и «пожирает» капельки ртути и вновь выделяет их; капля гвоздичного
масла в смеси глицерина с алкоголем к одним химическим веществам
притягивается, от других химических веществ отталкивается, выпускает
отростки в сторону тепла или по направлению к капле алкоголя и т. п.

Естественно, между этими «реакциями» и живой материей имеется
существенное различие: рост, движение, размножение.

Когда в плохой почве дерево распространяет свои корни в глубину
и в ширину в зависимости от питательности почвы, когда ползучее рас-
тение «чувствует» опору на расстоянии в полметра и растет по напра-
влению к ней, когда блуждающий спорангий, жгутиковое, бактерия, но
также и инфузория-туфелька бывают внезапно освещены, помещены
в кислую или горячую воду и при этом резко устремляются вперед
(Улегла), когда водитель автомобиля вначале повернет руль и затормо-
зит, а затем дополнительно осознает мысленно свою реакцию, - во всех
этих случаях речь идет о ряде различно дифференцированных форм «по-
знания» и «деятельности», о реакции на раздражители.

Если понятие «познание» и «оценка» рассматривать в более широ-
ком смысле, сравнивая их в процессе развития, то можно различать: по-
знание иррациональное, вне разума, бессознательное, неспособное к соз-
нанию (у низших организмов) и подсознательное, но способное к осозна-
нию, и наконец, познание сознательное - с помощью мышления.

Мы могли бы также говорить о .познании «биологическом»,
практическом, которое реагирует ориентировочным рефлексом на ситу-
ацию медленной реакцией: подсознательной деятельностью, но при
этом (опять-таки подсознательно) оценивает эту ситуацию. Этот тип по-
знания более старый по своему развитию (биологическое, «практиче-
ское») в то время как познание сознательное (мыслительное, «теорети-
ческое») по своему развитию, бесспорно, является более молодым. Этот
факт хорошо понятен на реакциях шофера: его, как мы говорим, «ин-
стинктивная» реакция в сущности является оценкой ситуации, оценива-
ющим познанием, сопровождающимся немедленной деятельностью.
И только потом, дополнительно он осознает и анализирует ее. Орга-
низм «оценивает» в связи с требованиями самосохранения
и развития раздражители среды гораздо раньше, чем познает
их, адаптируется к ним, урегулирует, научится.

Сложному процессу мышления, который во многих случаях мог

21

быть медлительным, предшествует, например, защитный рефлекс в ка-
честве достаточной реакции на среду. Но он имеет различную степень
сложности и зависимости от степени развития организма. Там, где име-
ется возбудимость, имеется и чувствительность, как зачаток сознания.
Чем выше в шкале развития организмов стоит данный конкретный орга-
низм, тем больше актуализируется и потенциальное сознание, тем боль-
ше превращается биологическое познание, «оценивающее» только ре-
флекторно, в неоценивающее, сознательное познание.

От рефлексов к инстинктам и влечениям, к способности обучения
репродукции и аперцепции, а оттуда - к тем сложным психическим со-
стояниям, которые мы называем памятью, вниманием, эмоцией, мыш-
лением, мотивировкой и т. д. дифференцируются только первоначаль-
ные, примитивные реакции самосохранения и развития. От биологиче-
ских потребностей в процессе деятельности путь развития ведет к по-
требностям, интересам и ценностям культурно общественным.

И еще на другом понятии мы можем иллюстративно представить
себе всю сложность сознания - на понятии «субъект».

Можно отличить субъект эмпирический, реальный (изменчи-
вый, актуальный) от субъекта потенциального, предельного (что
означает пределы наших способностей). В каждом моменте нашего раз-
вития ситуация является такой, что наши унаследованные диспо-
зиции (субъект предельный, возможный, потенциальный) раз-
виваются или угнетаются в определенных условиях общественного раз-
вития под влиянием экономических, культурных, воспитательных фак-
торов. Так например, ребенок, не имевший возможности учиться, несмо-
тря на отличные врожденные задатки, не мог их развить, хотя пределы
его возможностей были далеко не использованы.

Субъект предельный, возможный, потенциальный является относи-
тельным пределом наших возможностей. Олигофрен имеет совершенно
другие, более ограниченные возможности, чем нормальный человек.
Однако и среди отдельных наших способностей имеются различия в воз-
можностях, как это наглядно представлено на рис. 4. На графическом из-
ображении видно, что поле между возможностями отдельных задатков
и достигнутой действительностью является символическим выражением
различий между субъектом реальным и потенциальным, между тем, чего
мы достигли в данном моменте нашего развития и нашими возможно-
стями, которые мы можем реализовать при благоприятных условиях.

Необходимо также одновременно видеть диалектическую связь ме-
жду сознанием индивидуальным и сознанием общественным. Мы пере-
нимаем опыт прошедших веков и поколений, которые оказывают вли-
яние на индивидуальный опыт. И, наоборот, индивидуальный опыт
и деятельность может корригировать и двигать вперед опыт поколений.

Следовательно, творческое познание и творческий труд вместе с ре-
чью, которая является конденсатором прошлого индивидуального опы-
та и опыта поколений, очень существенно отличает человека от живот-
ного вместе со всей историей человечества. Животные истории не име-
ют.

22

МЫШЛЕНИЕ ПОНЯТИЯМИ

МУЗЫКАЛЬНЫЙ
ТАЛАНТ

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ

ТАЛАНТ

ИНДУКТИВНОЕ
СУЖДЕНИЕ

ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ
СПОСОБНОСТИ

ЛОВКОСТЬ	ПЕРЦЕПТИВНЫЕ
(МАНУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ)                                                     СПОСОБНОСТИ

ПАМЯТЬ

......... ВРОЖДЕННЫЕ ЗАДАТКИ (ВОЗМОЖНОСТИ)

______ РАЗВИТЫЕ СПОСОБНОСТИ

Рис. 4. Границы наших задатков (схема по Лангмейеру).

2. Развитие нервной системы как условие развития психики.

Развитие психической жизни обусловлено развитием нервной си-
стемы :

1. Организмы, не имеющие нервной системы (амебы, инфу-
зории) настолько малы, что не нуждаются в нервной системе. Для них
достаточно возбудимости, движения, обмена веществ, размножения.

Внешнее раздражение вызывает выраженную реакцию на среду.
И эти низшие организмы уже имеют определенный способ поведения.
Например, инфузории собираются группами или перемещаются в зави-
симости от температуры среды - они перемещаются с мест, имеющих
слишком низкую (12 ° С) или слишком высокую (30 °С) для них темпера-
туру на места с оптимальной температурой (24-28 °С). Они реагируют
в виде тропизмов (гелиотропизмы, геотропизмы, термотропизмы и т. д.)
и таксиса (т. е. устремляются к источнику или от источника раздраже-
ния).

2. Организмы с диффузной нервной системой (актинии, гид-
ры) обладают'нервной сетью без нервных центров. Поэтому раздраже-
ние распространяется, диффундирует во всех направлениях в зависимо-
сти от силы раздражения. Тело гидры, например, представляет собой
полую трубку, образованную двумя рядами клеток. Одни из них имеют
на концах нежные волокна - чувствительные, сенсорные клетки, другие

23

вытягиваются в длинное мышечное волокно. Нервное возбуждение явля-
ется сигналом, при помощи которого чувствительная клетка передает
мышечным клеткам «приказ» к сокращению. Иногда сокращаются
только щупальцы, в других случаях - весь организм в зависимости от
силы раздражителя, а следовательно, и от раздражения (до какого места
раздражение доходит). Как показывают опыты Леба, уже актинии обла-
дают способностью к избирательным реакциям («оценивающим» им-
пульсы, исходящие из внешней среды): втягивают кусочки бумаги, под-
сунутые им экспериментатором.

3. Узловая, ганглионарная нервная система. Каждый членик
(сегмент) дождевого червя имеет свой нервный узел. Поэтому он может
реагировать совершенно самостоятельно, но и как целое (части целого),
поскольку все узлы «связаны» с центральным головным узлом, который
обрабатывает большинство импульсов.

Высшие черви реагируют на световые, тепловые, контактные, боле-
вые раздражители. Ганглионарная нервная система обеспечивает им не
только адаптационное поведение, но и модификационное - примитив-
ные формы обучения, а тем самым и более дифференцирован-
ную реакцию на среду.

Иеркс произвел с дождевыми червями эксперимент в лабиринте,
имеющем форму буквы «Т», в правом плече которого находилась сетка,
насыщенная электрическим током. После 80-100 попыток дождевые
черви ползли уже только в левое плечо лабиринта. Эта биологическая
подходящая реакция была наученной, вновь освоенной и она предпола-
гает безсознательные низшие формы ощущения, памяти, «оценки», если
бы мы позволили себе эту реакцию иллюстрировать понятиями, приня-
тыми в человеческой психологии.

Более сложной и более развитой является сегментарная нервная си-
стема у насекомых, особенно, если дело касается дифференциации орга-
нов чувств. Известно, что жуки-могильщики слетаются издалека
и в большом количестве к падали; светляки способны по запаху найти
под корой дерева личинку совершенно определенного насекомого и от-
ложить в нее яички.

Карл фон Фриш доказал, что пчелы различают цвета. Он помещал
между прямоугольниками, окрашенными в серый цвет различных оттен-
ков, всегда один цветной прямоугольник с пищей. Пчелы, вначале садив-
шиеся на все прямоугольники, через некоторое время стали садиться
только на цветной прямоугольник. При контрольном опыте с прямо-
угольниками без пищи (серые и цветные рядом уложенные) на цветной
прямоугольник за 4 минуты прилетело 280 пчел, в то время как на все се-
рые прямоугольники сели только 3 пчелы. Этой же методикой он вы-
явил у пчел способность дифференцировать формы.

4.Трубчатая нервная система с центральным и периферическим
отделом. Начиная от млекопитающих, кора больших полушарий явля-
ется органом психической жизни. Поверхность коры увеличивается при
помощи увеличения количества и глубины извилин, возникают специ-
ализированные центры, возрастает значение лобных долей.

24

Функции отдельных частей головного мозга, который развился, как
известно, из нервной трубки, были тщательно изучены, и знание их явля-
ется, например, важной основой неврологической диагностики.

Продолговатый мозг регулирует важнейшие жизненные процес-
сы: дыхание, пищеварение, кровообращение.

Мозжечок координирует движения и тонус мускулатуры, средний
мозг - движения, вызванные раздражением зрения и слуха; промежуточ-
ный мозг - ряд сложных движений, вызванных эмоциальными впечатле-
ниями, обеспечивает эмоциональное восприятие, передний мозг являет-
ся центром личного опыта и активного поведения.



КОРА

"""""Г*""*

ПОДКОРКА

Рис. 5 Схема условного рефлекса (по Асратяну).

Различия в уровне развития отдельных областей головного мозга
и органов чувств можно объяснить их историей развития в различной
жизненной среде. Параллельно с морфологическим и функциональным
совершенствованием и ростом центральной нервной системы филогене-
тически развивается и психическая деятельность именно таким образом,
как мы только что упомянули.

Все жизненные процессы организма являются регуля-
ционными и их задачей является адаптация организма к жиз-
ненной среде. Организм животного и человека является само-
регулирующей и самосовершенствующей системой (Павлов)
с тенденцией к самосохранению (вместе с сохранением рода)
и к саморазвитию.

Если же появляется какой-либо слишком необычный или необыкно-
венный раздражитель и регуляторные и адаптационные механизмы ока-
зываются несостоятельными, то следствием этого будут хаотические,

25

неадекватные реакции организма, результатом которых явится повре-
ждение организма и даже его смерть. В одних случаях один тип регуля-
ции может быть замещен другим типом (репарационная и компенсатор-
ная регуляция), но в других случаях такое замещение оказывается невоз-
можным (например, центральная регуляция дыхания).

Общей реактивной основой всех организмов, обладающих нервной
системой, является реакция в форме рефлекторной дуги (что представля-
ет собой проведение нервного сигнала с рецептора по нервному пути на
эффектор).

И животное и человек если обожгутся - «отшатнутся». Функциони-
рует защитный рефлекс. Чем совершеннее нервная система, тем больше
возможности и способности к обучению, к адаптации на новые раздра-
жители, и ситуация становится более утонченной и более сложной. У че-
ловека очень высока степень приспособляемости и изменчивости поведе-
ния, которые обусловлены, с одной стороны, созидательной деятельно-
стью мозга, а с другой стороны, общественной историей человека, сох-
раняющей, как нам уже известно, опыт с помощью речи.

Л. Эддингер в течение 4 лет наблюдал за ребенком, у которого была
по необходимости устранена кора головного мозга. Ребенок был слепым
и глухим и его поведение (он кричал и двигал руками) было только ре-
флекторным.

Известны эксперименты Бергера, который одной половине щенят
из одного помета зашивал глаза, а другой половине - не зашивал. Через
несколько месяцев он микроскопически иследовал головной мозг всех
этих щенят. Оказалось, что нервные клетки в зрительном центре коры
полушарий головного мозга были не развиты. Такое же недоразвитие
клеток отчетливо наблюдается и в случае умственной отсталости, на-
пример, у идиота, неспособного к ориентации и лишь отчасти способно-
го передвигаться, не умевшего говорить, головной мозг весил 430 грам-
мов и был лишен борозд и извилин.

И наоборот, нельзя о способностях или о гениальности человека су-
дить на основании веса мозга или по развитию борозд и извилин. Мозг
Тургенева весил 2012 г., мозг Павлова 1654 г. а мозг Анатоля Франса
только 1017 г., т. е. значительно меньше среднего веса. Сложность ми-
кроскопического строения, кровоснабжение, влияние химической струк-
туры и в первую очередь также условия жизни, которые развиваются
или подавляют способности и дарования человека, являются дальней-
шими существенными факторами.

3. Материальный субстрат психики

составляет центральная нервная система, головной и спинной
мозг, но несомненное влияние на психическую жизнь и ее формирова-
ние оказывают эндокринные железы с гуморальной и химиче-
ской регуляцией и вегетативная нервная система.

Однако эндокринная система не находится в антагонистическом от-

26

ношении с нервной системой, наоборот, она настолько тесно связана
с ней, что иногда говорят о нейрогландулярной системе. Гуморальная
регуляция является наиболее старой регуляцией, и ее наивысшим цен-
тром является гипоталамогипофизарная система.

Нет необходимости доказывать всем известные данные о влиянии
эндокринной системы на психическую жизнь; повышенная секреция щи-
товидной железы например, повышает чувствительность всей нервной
системы, периферических и центральных раздражителей а вследствие
этого ускоряет и течение психических процессов, возникает лабильность
настроения и т. п. Противоположная картина наблюдается при понижен-
ной функции щитовидной железы.

Бурные изменения в пубертатном периоде обусловлены именно по-
ловыми гормонами. Также нет необходимости повторять всем извест-
ные факты об управляющей и регулирующей функции головного мозга
для психической жизни, хотя мы оставили старые механистические пре-
дставления о постоянных неизменных местах локализации тех или дру-
гих психических процессов или свойств в мозгу.

Однако из неврологии достаточно хорошо известно, что при повре-
ждении лобной доли, например, больной утрачивает способность к гене-
рализации, его внимание концентрируется на деталях, он становится
безинициативным, без спонтанности, апатичным, иногда и депрессив-
ным при повышенной раздражительности, с нарушенным восприятием
и недостаточной способностью к сосредоточенности, с расстройством
в области практического интеллекта, с неадекватными оценками и т. п.
Мы знаем, что при поражении париетальной доли часто выявляются
алексия, апраксия, аграфия, расстройства чувствительности и т. д.

В последнее время - припоминаем это только с целью освежения
давно известных фактов - стали различать специфические и неспе-
цифические системы (связь мозговых полей с периферией). Приме-
ром специфических систем может служить пирамидная система, прово-
дящая двигательные импульсы специфически только центрифугально
к скелетной мускулатуре. Другим примером может служить лимбиче-
ская система, которая предположительно обеспечивает эмоциональ-
ные процессы и т. п.

В последнее время много внимания уделяется также ретикуляр-
ной системе, анатомическим субстратом которой является ретику-
лярная, т. е. сетевидная, формация, система нервных клеток, рас-
положенных группами в спинном и продолговатом мозге, в варолиевом
мосту и мезэнцефалоне, и заканчивающаяся неопределенно в гипотала-
мусе.

При психической нагрузке, особенно при эмоциональной реакции
страха и ярости, происходит функциональная мобилизация лимбической
системы и подкорковых структур, в первую очередь гипоталамуса и ре-
тикулярной формации. Между этими структурами, гипофизом и надпо-
чечниками имеется тесная функциональная связь. В. Вондрачек наглядно
обобщает эти отношения следующим образом: «Симпатическая иннер-
вация вызывает выделение из организма катехоламинов, главными

27

представителями которых являются адреналин и норадреналин. Катехо-
ламины регулируют сердечную деятельность и сосудистый тонус и из
повышенного распада жиров и гликогена обеспечивают приток глюкозы
и жирных кислот, необходимых для миокарда и поперечно-полосатой
мускулатуры. В том случае, если эта мобилизация окажется недостаточ-
ной, произойдет дальнейшее поступление Сахаров из освободившихся
аминокислот. Освобождение происходит вследствие выплавления ги-
дрокортизона в ответ на гуморальное воздействие адренокортикотроп-
ного гормона гипофиза. При нагрузке в действие включается также ади-
уретин, соматотрофин, альдостерон и андрогены надпочечника. Веду-
щая роль при этом принадлежит гидрокортизону и кортикостероидам.
Каждое диагностическое или лечебное мероприятие, особенно проводи-
мое в первый раз, является для больного нагрузкой, ведущей к повышен-
ному выделению кортикостероидов в моче. При повторных меропри-
ятиях это количество снижается, происходит адаптация. Повышенное
выделение кортикостероидов наблюдается и при других видах психиче-
ской нагрузки, ставящих под угрозу какую-нибудь жизненную ценность,
например, при экзаменах, соревнованиях и т. п.» (цитировано с неболь-
шими изменениями и дополнениями).

Ретикулярная формация имеет большое значение для состояния соз-
нания. Влияние ретикулярной формации на электрическую активность
головного мозга, изученное на экспериментальных животных (кошках)
привело к возникновению понятия так называемой активационной рети-
кулярной системы. Перерезка афферентных путей при сохранении рети-
кулярной формации мозгового ствола не вызывала у животных состо-
яния сна. Наоборот, изолированное разрушение ретикулярной форма-
ции при сохранении афферентных путей вело к изменениям на ЭЭГ, ха-
рактерным для сна. Непосредственное раздражение ретикулярной фор-
мации в состоянии сна или наркоза вело к пробуждению. Тонус самой
активизационной системы зависит от импульсов, приходящих по колла-
теральным афферентным и эфферентным путям в. продолговатом
и в среднем мозге. Особое значение здесь имеет импульсация от трой-
ничного нерва, как это указывает давно известный факт, что раздраже-
ние аммиаком при потере сознания способствует приведению постра-
давшего в сознание.

Несмотря на то, что некоторые отделы ретикулярной формации об-
ладают автоматической активностью, для поддержания тонуса ретику-
лярной формации как целого, эта активность является недостаточной.
Большое значение имеют импульсы из других отделов нервной системы,
например, из мозжечка, а также из коры головного мозга. Последние мо-
гут быть как возбуждающими, так и тормозящими.

Данные об активационной функции ретикулярной формации и о ее
функциональном включении в деятельность коры головного мозга нахо-
дятся в согласии с концепциями И. П. Павлова с его представлениями
о тонизирующем влиянии подкорки на активность условнорефлектор-
ной деятельности. Таким образом, ретикулярная формация занимает
важное место в сложных функциональных кругах в системе: внешняя

28

среда - кора головного мозга - ретикулярная формация - внутренняя
среда, в которой может происходить взаимное возбуждение и торможе-
ние в обоих направлениях. Образно взаимоотношения подкорковых об-
ластей и коры головного мозга можно сравнить с взаимоотношениями
функции водителя (внешняя среда). Более актуальным является значение
подкорки, особенно в патологических условиях (афферентные импульсы
из внутренней среды), поскольку ретикулярная формация особенно
чувствительна к гуморальным влияниям (адреналина и др.) и к некото-
рым лекарственным препаратам (барбитураты, анальгетические средст-
ва, эфедрин и др.). Многие вопросы, касающиеся ретикулярной форма-
ции, до сих пор остаются открытыми.

Необходимо также упомянуть о влиянии вегетативной нервной
системы (холинергическая и адренергическая системы), состоящей из
центров, находящихся в коре головного мозга, особенно в диэнцефало-
не, продолговатом мозге и предфронтальной доле. Известно, что эта си-
стема не является полностью автономной, как думали раньше.

Разделение на ваготонический тип (тип добросовестного, озабо-
ченного психастеника, страдающего потливостью в подмышках и на ла-
донях, зябкого, с низким артериальным давлением и брадикардией) и
симпатикотонический тип (психически скорее легкомысленные, эй-
форические, экстравертированные, со склоном к гипертонии и тахикар-
дии, пикнические лица) в основном отражает и типы психические, обу-
словленные вегетативной нервной системой (см. главу о типах).

Однако, эти адаптационные и регуляционные системы нельзя рас-
сматривать в развитии как нечто изолированное. Следует помнить
и о том, что речь идет прежде всего о единстве структуры и функции.
Функция, несомненно, зависит от структуры, но с увеличивающейся
пластичностью возрастает и относительная независимость функции от
структуры, а тем самым и возможность изменения деятельности без из-
менения структуры. С другой стороны структура тоже зависит от функ-
ции, в первую очередь у генетически более молодых органов (таким ор-
ганом именно является головной мозг).

4. Наследственность и среда

Раньше психология и антропология имели тенденцию переоценивать на-
следственность и недооценивать влияние жизненной среды и воспитания
и обратного воздействия личности на эти факторы.

В качестве иллюстрации мы хотим привести известное исследова-
ние Годдара, опубликованное в 1912 году. Годдар был директором шко-
лы для слабоумных и он обратил внимание на то, что ряд слабоумных
детей в его школе носят ту же фамилию, что и члены уважаемой семьи,
из которой происходили высокоталантливые люди. Он изучал обе ро-
дословные и опубликовал исследования о роде Мартина Калликака (фа-
милия греческого лооисхождения и означает - хороший - плохой). Он
проследил две ветви общим предком которых был Мартин, солдат вре-

29

мен гражданской войны. Мартин вступил в связь с слабоумной девуш-
кой (когда он находился на службе) и она родила ему внебрачного сына.
История его потомков была следующая: из 480 потомков только 46 бы-
ли нормальными, а 143 были слабоумными, среди них были 24 алкого-
лика, 3 эпилептика, 3 бандита, 35 сексуально извращенных или прости-
туток, 8 владельцев публичных домов и т. д.

Этот Мартин после окончания гражданской войны женился на де-
вушке с нормальным интеллектом из порядочной семьи.

Из 496 потомков этой ветви - за исключением трех - все были пси-
хически здоровыми и весьма способными и порядочными людьми. Год-
дар даже утверждает, что по имени некоторых из них были названы го-
рода.

Если не принимать во внимание тот факт, что отцовство Мартина
может быть спорным - налицо переоценка наследственности и недо-
оценка среды и воспитания. С одной стороны атмосфера бедности,
с другой стороны атмосфера благополучия, заботливого воспитания
и культурной стимуляции.

Влияние среды, как решающего фактора, можно было бы также
односторонне продемонстрировать хотя и на редких но убедительных
случаях «волчьих детей», детей джунглей, судьбы которых были описа-
ны и которые прежили то, что беллетристически так суггестивно изоб-
разил в своей «Книге джунглей» Рудиард Киплинг, описав судьбу Мауг-
ли.

В 1940 году А. Гезелл и в 1942 году Р. М. Цингг проанализировали
сообщение индийского миссионера Дж. А. Синга, который при своем по-
сещении деревни Годамури Миднапура сумел освободить из волчьего
логова двух волчат и двух девочек. Волчица была убита, а оба старшие
волки убежали. Младшей из девочек Амале было примерно полтора -
два года, старшей девочке Камале - приблизительно 8-9 лет.

Миссионер Синг принял обеих девочек в свой сиротский дом в Мид-
напуре и подробно записывал данные, касающиеся их перевоспитания.
Дети вели себя как зверята, передвигались на четвереньках, вылизывали
пищу из миски, ворчали как волки, защищали свою пищу, оскаливали
зубы. Камала покусала ребенка, попытавшегося приблизиться к ней;
и еще через два года после того, как она была принята в человеческое об-
щество, ухватила цыпленка челюстями и унесла его, передвигаясь на че-
тырех конечностях.

Младшая Амала умерла через год, Камала умерла спустя 9 лет от
уремии - ей было тогда уже 17 лет. Очень трудно она расставалась с зве-
риными способами поведения и за весь период перевоспитания она вы-
учила всего 100 слов и лишь после 8 лет была способна разговаривать
с помощью коротких предложений. Первое слово она произнесла через
2 года после начала воспитания, через 2 следующих года она знала при-
мерно 6 слов. Выпрямиться она смогла через 3 года, а первые самосто-
ятельные шаги могла сделать лишь через 6 лет.

Гезелл, оценивавший развитие обеих девочек полагает, что только
на 35-м году жизни она достигла бы в пределах своего развития уровня

30

12-летнего ребенка, а Амала этого уровня могла бы достигнуть в 17 лет.
(Другие примеры «волчьих детей» мы приводить не будем).

О решающем влиянии среды говорят и некоторые необратимые
случаи психической депривации (139), которую Матейчек и Лангмайер
характеризуют как «психическое состояние, развивающееся в результате
таких жизненных ситуаций, когда субъекту не была предоставлена воз-
можность удовлетворить некоторые основные (жизненные) психические
потребности в необходимой степени и в течение достаточно длительно-
го времени.

Под основными психическими потребностями автор подразумевает:

1. потребность в определенном количестве, изменчивости и видах
(модальности) раздражителей;

2. потребность в основных условиях для эффективного обучения;

3. потребность в элементарных общественных взаимоотношениях
(в основном с личностью матери), позволяющей эффективную основную
интеграцию личности;

4. потребность в общественном признании, обеспечивающем осво-
ение различных общественных ролей и целей.

Неудовлетворение этих потребностей приводит к серьезным рас-
стройствам психического развития (отставание в развитии речи, отста-
вание в развитии социальных и гигиенических навыков, тонкой мотори-
ки, расстройство поведения, правонарушения, невротические рас-
стройства, психопатизация и т. п.).

Сенсорная депривация развивается в том случае, если субъект ли-
шен (депривован) внешних чувственных стимулов. Однако, полная де-
привация невозможна, хотя имеются ситуации, приближащиеся к ней
в значительной степени. Приводятся в качестве примера условия, в кото-
рых находились подследственные и заключенные в одиночных тюрем-
ных камерах, например, Пенсильванская тюремная система в США в 19
веке, когда связанных заключенных оставляли в полной неподвижности
в темноте. Некоторые из них переживали психотические состояния ши-
зофренического характера. Несомненно, здесь имели место реактивные
состояния, которые исчезали после улучшения условий. К той же катего-
рии относятся и переживания потерпевших кораблекрушение и находя-
щихся на маленьких пустынных островах; шоферов в длительных рей-
сах на ровных участках дорог, особенно ночью; условия труда лиц, ра-
ботающих в изолированных помещениях и камерах с регистрирующими
аппаратами, когда ситуация в течение ряда часов изменяется очень ма-
ло. В 1953 году Гебб в Монтреале произвел эксперимент, в ходе которо-
го он изолировал несколько человек в звуконепроницаемых камерах
в респираторе так, чтобы чувственные стимулы были сведены до мини-
мума, но так, чтобы исследуемые не страдали от недостатка пищи, при-
чем они были обеспечены всеми санитарно-гигиеническими потребно-
стями. Большинство исследуемых лиц не выдержало пребывания в та-
ких условиях больше 72 часов, хотя за продолжение эксперимента им
было предложено денежное вознаграждение. У некоторых из них вре-
менно наблюдались галлюцинации и бред. В ЧССР над проблемой сен-

31

сорной депривации экспериментально работают Гросс и Шваб. Резуль-
таты работ по этой тематике имеют большое значение для космонавти-
ки, подводного дела, авиации и психологии работы на транспорте. Ока-
залось, что нервная система человека относительно лучше переносит пе-
регрузку внешними импульсами, когда она чаще реагирует невротиче-
ски, чем недостаток внешних импульсов, когда относительно чаще люди
реагируют психотически. Сенсорная депривация является определенной
формой психической депривации.

Проблемы взаимоотношении наследственности и среды решались
также путем изучения однояйцевых близнецов, воспитанных изолиро-
ванно друг от друга (Ньюмен, Фримен, Голцингер). Там, где внешняя
среда была резко отличной, там отмечались и более значительные пси-
хические различия, так что исследователи пришли к заключению, что
различия в экономических и воспитательных условиях проявились не
только в личности, но ив степени интеллекта, массе и росте. То же са-
мое доказали эксперименты Лурия, Левита, Колбановского: различия
в воспитании и обучении приводили не только к различным результа-
там, но также и к различным свойствам характера, к различному форми-
рованию личности,

Можно сказать, что наследственность поставляет среде материал
(особенно воспитанию), но сама по себе не является ни фатальной осно-
вой, ни решающим фактором создания личности. И, следовательно,
являются неправильными как теория Ломброзо, утверждающая, что че-
ловек уже родится преступником, так и убеждение Ватсона, провозгла-
сившего, что он сможет создать преступника с помощью соответству-
ющих условий внешней среды. Штерн пытался при помощи теории кон-
вергенции преодолеть эту односторонность - наследственность и внеш-
няя среда взаимно влияют друг на друга; Рорахер высказал депендент-
ную гипотезу, по которой поведение формируется наследственностью
и результатами взаимного воздействия наследственности и внешней сре-
ды.

Кажется, что рациональным путем к проникновению в эту пробле-
матику может явиться совместная работа генетиков с психолога-
ми и особенно систематическое наблюдение над монозигот-
ными и дизиготными близнецами. Предполагают, что различия
между монозиготными парами следует рассматривать как различия,
обусловленные влиянием внешней среды. В противоположность этому,
различия между дизиготами вытекают как из наследственных факторов,
так и из влияния внешней среды.

Со времен Гальтона (1875) изучение близнецов проводили Торн-
дайк, Гезелл и в особенности Ньюмен (генетик), Фримен (психолог)
и Голцингер (статистик), Значительные результаты были получены в ра-
ботах Готтшальдта.

Научно-исследовательский педиатрический институт в г. Брно уже
в течение нескольких лет проводит исследование близнецов. Генетик
и педиатр профессор Зденек Брунецкий (1974) лапидарно выразил сжато

32

эту проблему следующим образом: «В генетике или в психологии ино-
гда сохраняется миф наследственной предопределенности или миф tabu-
la rasa. Но если мы не хотим вернуться к психофизическому параллелиз-
му, то и в области психических явлений мы должны признавать те био-
логические закономерности, которые распространяются на всю приро-
ду. Мы знаем, что не существует признака, который мог бы возникнуть
без наследственного предрасположения, но также знаем, что никакой ген
не может проявиться без влияния внешней среды. Генотип означает про-
грамму, среда делает возможной ее реализацию. Среду для психических
проявлений представляют собой влияния человеческого общества,
а в развитии человеческого поведения между биологической и социаль-
ной наследственностью происходят очень сложные интеракции».

Из наших психологов И. Шванцара на основании изучения близне-
цов высказал интересные гипотезы:

1. Лица, психические свойства которых находятся на обеих сторонах
кривой распределения, в этом направлении детерминированы в большей
степени наследственными факторами, чем экзогенными влияниями:
свойства, находящиеся в среднем поясе являются относительно более
пластичными по отношению к воздействию внешней среды и воспита-
нию.

2. Элементарные психические процессы, вероятно, более сильно де-
терминируются наследственными факторами по сравнению с функци-
ями интеллекта и социальным поведением. Создается впечатление, что
с возрастом поведение детерминируется в возрастающей степени детер-
минантами общественного характера.

И. Шванцара обобщает роль наследственности и внешней среды
следующим образом:

1. задатки психических свойств являются наследственными;

2. значение наследственности неодинаково для всех компонентов
личности;

3. внешняя среда оказывает влияние на то, какие врожденные
свойства будут развиваться и насколько широко разовьются;

4. очень сильные задатки проявляются в любой среде (гениальность
и дифицильность).

В семье И. С.'Баха в пяти поколениях родилось 18 известных компо-
зиторов. Само собой разумеется, что они не стали бы композиторами,
по крайней мере не все из них, если бы они не происходили из такой се-
мьи, в которой музыка была такой же неотъемлемой частью жизни, как
пища и одежда.

П. ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИИ

От философского понимания психологии, как науки о душе, современ-
ная психология пришла к изучению закономерностей психической жиз-
ни, зависящей в первую очередь от деятельности мозга. Исторический

33

и диалектический материализм убежден в том, что психическая жизнь
(душа, психика) является исключительно свойством высокоорганизован-
ной материи мозга. По теории отражения Ленина это специфическое
свойство мозга заключается в том, что материальный мир существует
вне нас и независимо от нас (но мы, конечно, ялвяемся его составными
частями). Наш мозг затем через посредство органов чувств отражает
предметы действительности более или менее адекватно. Это субъектив-
ное отражение объективной реальности в мозгу человека мы называем
психикой, сознанием. Человеческая форма психики, сознания имеет свой
индивидуальный и общественный компонент. Также, как развивался
мозг, развивалась и психическая деятельность. Наивысшая ее форма -
человеческое сознание - формировалось и развивалось в процессах об-
щественной организованной деятельности (труд, воспитание). Следова-
тельно, оно является не только индивидуальным, но и общественным,
историческим продуктом.

Однако, мы не должны подменять индивидуальное сознание об-
щественным. Мы не рассматриваем психическое явление как нечто от-
торгнутое от объективной реальности. Несмотря на то, что субъект пе-
реживает психические явления как свое собственное непосредственное
впечатление, познание его происходит только в связи с объективным ми-
ром. Поэтому также неправильно отождествлять психологию с физиоло-
гией высшей нервной деятельности. Хотя психология является естест-
веннобиологической наукой, но одновременно и наукой общественной
и исторической. Поскольку определение психологии, как науки о законо-
мерностях психической жизни, могло бы создать впечатление о ее толь-
ко лишь интроспективном характере, мы определяем психологию,
как науку, изучающую закономерности психической жизни
организмов, их поведение, проявления и творения (индивиду-
альные и общественные).

Мы говорим о психической жизни, так как психическая жизнь явля-
ется более широкой категорией, чем ее наивысшая человеческая форма -
сознание (существует и психология живых организмов, кроме человека;
психологические исследования нужно начать везде, где есть жизнь).

Мы говорим о поведении, так как не можем довольствоваться толь-
ко интроспективным наблюдением переживающих субъектов.

Мы говорим об изучении проявлений, поскольку мимика, жестику-
ляция, например, свидетельствуют о психической жизни, и нужно лишь
правильно их интерпретировать.

Мы говорим, наконец, о творениях и об их изучении: гнездо, плоти-
на, построенная бобрами, архитектура, произведение искусства, консти-
туция опреденной общественной формации и т. п., являются важными
сведениями о психической жизни своих создателей.

По детским рисункам, будучи они достаточно осведомленными, мы
можем установить не только степень умственного развития ребенка, но
весьма часто и важные сведения о травматизации его, о его личности
и переживаниях. Народная песня отражает душевное состояние не толь-
ко того, кто ее создал, но и тех, кто ее исполняет.

34

Ш. Система психологии, ее рабочие области

Очень трудно включить всю область психологических наук в комплекс-
ную научную систему, которая могла бы быть однозначно принята, так
как разделение всей области психологических исследований обусловли-
вается различными точками зрения.

Для большей наглядности приведем хотя бы два эксперимента со-
ветского автора К. К. Платонова (1972 г.) и словацкого автора И. Кошчо
(1975 г.).

Платонов в своей попытке создания системы психологии различает:

А. Теоретическую психологию

(история психологии, философия психологии, методология психоло-
гии);

Б. Ответвления психологии:

психология развития (зоопсихология, психологическая генетика, психо-
логия ребенка, психология преклонного возраста, психология нормаль-
ного развития, психология олигофрении и т. д.); педагогическая психо-
логия (психология обучения, воспитания и т. д.);

медицинская психология (патопсихология, нейропсихология, фармако-
психология, клиническая психология, психопедия и т. д.); психология
труда (инженерная психология, психологическая трудовая экспертиза
и т. д.); '

психология спорта (авиационная психология, космическая психология,
военная психология и т. д.);

юридическая психология (психология права, психология преступности,
судебная психология, исправительно-трудовая психология и т. д.);
психология социальная, общественная (палеопсихология, психология
истории, психология религии, психология искусства и т. д.).

Гораздо более сложной представляется попытка Кошчо создать си-
стему психологических наук, которую мы приводим в конце данной гла-
вы для того, чтобы иллюстрировать не только огромный диапазон пси-
хологических дисциплин, но чтобы одновременно иллюстрировать
и тот факт, что даже настолько богато расчлененная попытка создания
системы психологических наук является недостаточной, чтобы охватить
все области психологии. Это вытекает из нашего определения психоло-
гии, которое вынуждено было охватить не только изучение закономер-
ностей психической жизни, но также и поведение, реакции и творчество.
Но в таком случае, если принимать во внимание течение развития пси-
хической жизни, речь идет о психологии развития. Если принимать во
внимание закономерности психической жизни живых организмов (пове-
дение), исключая человека, то речь идет о зоопсихологии (психологии
животных).

Если изучаем психическую жизнь индивида - то создаем индиви-
дуальную психологию. Если изучают человека с молодых лет до
старости по отдельным этапам, то психология разделится на педопсихо-
логию (психологию ребенка), психологию юношества, психоло-
гию взрослых, психологию старости (всегда в этих случаях речь

35

идет об общей психологии того или иного периода).

Если сравнивать психологию нижестоящих организмов, например,
антропоидных обезьян, с психологией человека, возникает сравни-
тельная психология. Если изучать различия в психической жизни
(например, между мальчиками и девочками), то речь идет о дифферен-
циальной психологии.

Если изучаем закономерности общественных психических явлений,
то речь идет о социальной психологии.

Психология личности занимается проблематикой личности (на-
пример, вопросами структуры, динамики и развития, темперамента
и характера, типа и т. п.).

Существует психология отдельных областей общественной практи-
ки: психология труда (экономическая), психология здравоохранения,
психология педагогическая, судебная, военная, психология физического
воспитания, психология транспорта (водительские права - профилакти-
ка травм!) и т. д.

Существует очень детальная психология отдельных видов работы,
профессий: психология рабочего, крестьянина, телефониста, учителя,
артиста и т. д.

Психология походки, мимики, жестикуляции и т. п.

Психология деятельности и творчества: психология стрельбы, пси-
хология письма, рисования, художественного стиля, ораторского вы-
ступления и т. д.

Возник ряд психологических типологий.

Психические процессы при соматических или психических дефектах
и заболеваниях стали предметом дефектологической психологии
(психология заики, олигофрена, слепого, инвалида с физическими дефек-
тами и т. под.), или патопсихология.

Область психических отклонений в отличие от нормальной психиче-
ской жизни изучает психопатология.

Разумеется, что с новыми областями социальной деятельности
и с новыми явлениями будут возникать все новые и новые ответвления
психологии - в настоящее время уже возникла, например, обширная об-
ласть космической психологии и психологии космонавта с рядом
отдельных проблем.

Например, психическая способность и психическое состояние Попо-
вича и Николаева (1978) оценивались при помощи психологических те-
стов в течение полета. Хотя они и не были приведены конкретно, в ана-
лизе говорится, что оба космонавта совершали незначительные ошибки,
которых на Земле не производили. Психически можно установить легкое
эмоциональное возбуждение я небольшое утомление, в то время как сон
не был нарушен и на ЭЭГ не отмечалось существенных изменений.

Другая ситуация наблюдалась у космонавтов Романенко и Гречко
после их рекордного 96-дневного орбитального полета и после призе-
мления. Несмотря на то, что программа полета предусматривала «боль-
шие дозы физических упражнений и нагрузочные тесты организма на

36

I

движущейся дорожке и велоэргометре, так же как использование специ-
ального нагрузочного костюма пингвин и вакуумной одежды чибис, ко-
торый мог координировать кровообращение и способствовать тому,
чтобы кровь в организме распределялась так же, как на Земле, все же
влияние длительного состояния невесомости способствовало тому, что
после их возвращения, как сказал их врач Роберт Дьяков, оба космонав-
та «все еще находятся там , в «Салюте», и не только физически, но
и психически. Организм, привыкший к состоянию невесомости, теперь
протестует, каждый шаг дается с большим трудом. Даже повернуть руч-
ку радиоприемника представляет собой напряжение» (20. 3. 1978).

В состоянии невесомости появляются и другие затруднения. Челове-
ческое сердце привыкло преодолевать гравитацию, но в состоянии неве-
сомости в этом нет необходимости, и таким образом наступает перепол-
нение кровью головы и грудной клетки. Космонавт при этом испытыва-
ет чувство «переполненной головы». Объективно можно наблюдать уме-
ренный отек лица; нижние конечности, наоборот, как будто худеют, на
них можно видеть каждую кость, каждую мышцу.

Состояние невесомости вызывает также повышенную чувствитель-
ность органов чувств. Сообщения первых космонавтов о том, что они
могли невооруженным глазом видеть некоторые детали на поверхности
Земли, казались неправдоподобными но в настоящее время точно уста-
новлено, что это действительно так, что пребывание в космосе обостря-
ет зрение и слух и восприятие вообще, и эта повышенная чувствитель-
ность длится еще в течение некоторого времени после возвращения на
Землю. Космонавт чувствует все органы в своем теле, постель его давит
и т. д. (25. 3. 1978).

Все области психологии имеют большое практическое значение. Ед-
ва ли в настоящее время можно строго различать основные психологи-
ческие исследования и прикладные в старом смысле слова. Также и все
области прикладной психологии должны опираться на научно-исследо-
вательскую работу. Ситуация такова, что для практики имеют значение
как чисто теоретические области, так и теоретические исследования при-
кладной психологии.

Если, например, психология исследует, что происходит с психиче-
ской жизнью человека при сенсорной и социальной депривации (когда
он бывает лишен всех чувственных раздражителей и социальных контак-
тов), то такие исследования имеют основное значение для общей теории
психологии, но одновременно, например, и для космонавтики - для пси-
хологии человека, находящегося в полной изоляции в пространстве. Они
имеют значение также для медицинской профилактики, указывая на фак-
торы, которые могут вести к расстройству психической деятельности.
Аналогичная картина наблюдается и в других областях психологии.

Но так же, как и в медицине, так и в психологии нельзя овладеть
всеми областями. Современные психологи совместно исследуют основ-
ные дисциплины и общую психологию и методологию, а также и свою
дисциплину, (например, медицинскую психологию), а затем специализи-
руются.

37

IV. МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИИ

Каждая наука сначала собирает факты по своей дисциплине, затем
приводит их в порядок, группирует и сортирует их и, наконец,
соответствующим образом излагает. Методы психологии для на-
глядности можно разделить следующим образом:

1. Метод прямого наблюдения

а) собственной психической жизни (интроспекция),

б) прямое наблюдение психической жизни других лиц, отражающей-
ся в поведении, проявлениях и творчестве (экстраспекция);

2. Методы управляемого наблюдения

.а) естественный эксперимент - целенаправленное эксперимен-
тальное наблюдение в естественных условиях,

б) лабораторный эксперимент - в лаборатории с использова-
нием аппаратуры.

Кроме этих основных методических форм, мы естественно применя-
ем целый ряд других методов, которые по своему характеру стоят ближе
то к прямому наблюдению, то к эксперименту.

Управляемый разговор, эксплорация

Он предназначен для получения необходимых анамнестических данных.
Вопросы необходимо задавать так, тобы они направлялись к сути ожи-
даемого результата, но управлять разговором следует незаметно. Чело-
век, с которым проводится беседа, не должен заметить, что разговор ка-
ким-то образом «направляется», у него должно создаться впечатление,
совершенно непринужденной беседы. Аналогичным образом следует по-
ступать и в том случае, когда мы уже имеем заранее приготовленную,
совершенно определенную анамнестическую схему; например, один
из анамнестических вопросов будет касаться агрессивных склонностей
ребенка, причем формы агрессивного и неагрессивного поведения уже
наперед включены в анамнестическую анкету: «Что делает ваша девоч-
ка, когда сердится на вас? (Ругается, упрекает, пытается вас ударить,
упрямится, уйдет в угол и будет там тихо сидеть, плачет, катается по зе-
мле, от возбуждения перестает дышать, делает вид, что ей все равно и т.
д. и т. д.?).

«А что делаете вы, когда ребенок сердится на вас?» (Исполняете ка-
ждое его требование, чтобы он оставил вас в. покое, отвлекаете внимание
ребенка, уходите от ребенка; упрекаете его; чувствительно наказываете
его, ругаете его; выбираете другие меры наказания: ставите на колени,
привязываете и т. п.?). Следовательно, анамнез, являясь целью управля-
емого развовора, должен быть экономически целенаправленным и пол-
ным и должен предоставить нам достаточное количество сведений для
решения требуемой проблемы (диагностической, терапевтической или
научно-исследовательской).

Если же мы ставим себе целью собирание полного личного анамне-
за, то необходимо обратить внимание на порядок задаваемых вопросов.

38

Разумеется, никогда не следует начинать с вопросов, касающихся на-
следственности, суицидных попыток, родственников - правонарушите-
лей, количества слабоумных'в семье и т. п. Если бы мы прежде всего за-
давали обследуемому лицу вопросы, касающиеся отягощенной на-
следственности, то тем самым могли бы внушить ему мысль о том, что
у него подозревают какое-то серьезное психическое расстройство.

У маленьких детей, как правило, следует прибегать к вспомогатель-
ному звену, которым обычно бывает Петрушка или кукла (всегда назы-
ваемая по имени), задающие маленьким детям вопросы вместо врача
или психолога. Иногда приходится попросить ребенка, чтобы он в сле-
дующий раз принес свою куклу и разговор затем ведут между собой ку-
кла психолога и кукла исследуемого ребенка. Результаты превосходят
все .ожидания, так как ребенок обычно расскажет кукле то, что он сам ни-
когда не'рассказал бы ни врачу, ни психологу.

Бел и'мы пользуемся анкетой с вопросами, то мы можем рассчи-
тывать'на.самостоятельную работу у взрослых, но не у детей. Взрослый,
например^ всё положительные ответы на вопросы заносит на одну сто-
рону, все отрицательные - на другую, иногда зачеркивает или обводит
кружком ответы (один из них): да - нет - не знаю.

Рис. 6 Схема рисунков нор-
мальных детей в соответ-
ствии с возрастом (по И.
Винче).

{.„._,

39

Детские анкеты должны быть составлены в форме игры. Например,
анкета внутрисемейных отношений Антони-Бене составлена так, что ре-
бенок имеет перед собой фигурки, обозначающие всех членов семьи, на-
чиная от маленького ребенка, лежащего в коляске, и кончая бабушкой
и дедушкой. Эти фигурки прикрепляются к коробкам, имеющим щель
(копилки). Дети вначале должны составить модель семьи и лишь после
этого можно начать задавать вопросы в форме игры. Например, экспе-
риментатор спрашивает: «Кто больше всего тебя ласкает?» и ребенок
кладет листочек с этим вопросом в копилку с фигуркой матери.

Одновременно этот метод является и примером проекционных
методов. С помощью проекционных методов мы определяем свойства,
взгляды личности а также переживания личности и т. п. Например, детс-
кие рисунки являются выраженным примером проекции. Дети, которых
часто бьют, рисуют отца с длинными руками, которые как будто могут
достать всюду; дети, страдающие энурезом, рисовали детские фигурки,
стоящие посреди лужи и т. п. Детский рисунок может дать также пред-
ставление и об умственном уровне ребенка (интеллекте); сравни, напри-
мер, метод Гудено-Гарриса.

Рис. 7 Два рисунка восьми-
летнего ребенка. Сравнение
со схемами рисунков нор-
мальных детей свидетель-
ствует о том, что психиче-
ский возраст ребенка соот-
ветствует 6—7 годам. —

Что касается метода, описанного выше в качестве основного, то он
требует определенной тренировки. Уже метод прямого наблюдения
предъявляет определенные требования к внимательности при совершен-
но свободном, непринужденном поведении экспериментатора, но требу-
ет также и надежной памяти, утонченного смысла для отличия сущест-
венного от несущественного. Это зависит также от уровня образованно-
сти наблюдателя. Распределительная наблюдательность выгодна - на-
пример, одновременно можно обращать внимание на тип адаптации,
социальные контакты, маладаптационные проявления (отвращение,
агрессивность, отпор, напряженность, молчаливость и т. д.), на формы
общественного поведения, мимики, жестикуляции, речи и т. п.

40

Рис. 8 Две демонстрации проецирующего рисования: рисунок энуретика (мальчик, стоящий в лу-
же) и рисунок двенадцатилетней девочки-олигофренки, растленной солдатом.

Рис. 9 Рисунок дебильного ребенка, часто наказываемого.

Но метод прямого наблюдения должен удовлетворять все требова-
ния, предъявляемые к эксперименту. Ситуация должна направлятся так,
чтобы эксперимент можно было повторять и контролировать и чтобы
результаты его можно было объективно оценивать. Так же, как и при ме-
тоде прямого наблюдения, мы и здесь используем вспомогательные
средства, могущие фиксировать наше наблюдение (фильм, магнитофон)
с целью позднейшей интерпретации несколькими лицами. Естественный
эксперимент можно проводить где угодно: в школе, у рабочего - на фа-
брике, у земледельца - на поле. Например, рабочий выполняет свою ра-
боту обычным способом, но разница заключается в том, что к его руке

41

прикрепляют маленькую электрическую лампочку, которая записывает
все кривые целесообразных или нецелеобразных движений. Естествен-
ным экспериментом является и снятие на пленку различных видов фи-
зиологической деятельности космонавтов в период полета.

Рис. 10 а) рисунки нормального ребенка, воспитываемого только репрессивно (сравнение с рис. 9
демонстрирует отчетливое сходство в изображении длинных рук, которые везде дотя-
нутся): «Это папа, у него руки как молотки, его побои очень долго болят»,
б) «Это мама. Руки у нее небольшие, но когда она хочет сделать мне больно, берет в руки
деревянную поварежку».

МАТЬ

ОТЕЦ
Рис. 11 Рисунок ребенка шизофреника: отец и мать.

При проведении лабораторного эксперимента мы следим за тем,
чтобы подопытное лицо не только приготовилось к опыту, но и по-
упражнялось. Например, эмоции (если именно их мы не исследуем) мог-
ли бы в значительной степени исказить течение и результаты экспери-
мента. Особенно при использовании физиологических методов, служа-
щих для психологического наблюдения, исходным требованием бывает
так называемая нулевая величина (степень покоя), которой небходимо
добиться в начале эксперимента. Тренировка в условиях необычной си-
туации, сопровождаемой напряженностью, страхом, тоской, делает эту
ситуацию привычной, лишая ее особенного эмотивного сопровождения.

42

Как можно более полного успокоения следует добиваться также при
исследовании с помощью кратковременных тестов (например, тесты ин-
теллекта), которые приближаются к лабораторным условиям тем, что
создают не вполне «естественную», испытательную ситуацию.

V

Рис. 12 Рисунок а) ребенка-эпилептика (нарисовал	Рис. 13 Рисунок невротического маль-
маленькую фигурку вправо наверху); б) депрессив-          чижа: отец в виде пугала,
ного ребенка — рисует фигурку внизу).

Однако ни один специалист-психолог не будет довольствоваться ме-
ханическим применением методов только лишь одного типа или даже
только одного единственного метода. Зная сложность психической жиз-
ни, он пытается приблизиться к изучаемому явлению под несколькими
углами, чтобы проконтролировать результаты с нескольких сторон.

Выбор метода определяется квалификацией психолога и его подхо-
дом к проблеме. Поэтому врач, прибегающий к психологическим служ-
бам, должен высказать лишь свое пожелание, но ни в коем случае он не
может выбирать метод, по которому будет действовать психолог. Обра-
ботка результатов производится путем сравнения с известными норма-
ми (например, шкала развития Гезелла содержит данные о том, какие
действия являются обычными для ребенка определенного возраста в от-
дельные недели и месяцы). Или используют статистические и математи-
ческие методы, позволяющие производить вычисления и определять до-
стоверность значимости результатов. Они важны и при конструирова-
нии новых методов, при научных проектах и моделировании.

43

ХОТЬ БЫ ПЕРЕД ДЕТЬМИ
ТЫ ВЫРАЖАЛСЯ ПРИЛИЧНО

Рис. 14 Проекция семейной жизни:

а) стабилизированная семья,

б) расстроенная семья.

44

Специальные области психологии имеют и свои специальные мето-
ды. В исключительных научных исследованиях довольно часто наряду
с психологическими методами применяются и методы физиологические,
используют лекарства и т. д. (кривая дыхания, пульса, кожно-гальвани-
ческие реакции, ЭЭГ и т. д.).

Рис. 14 в) ребенок изолированный, без отношения к семье (по Лангмейеру-Матейчеку).

V. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ

Психология использует физиологические методы уже со времен первых
лабораторных экспериментов. Имена Вебера, Фехнера, Вундта, Пуркине
являются достаточным доказательством этого. Значительных успехов
также добилась со времени Сеченова и Павлова советская психология.
Учение Павлова о высшей нервной деятельности отрицало всякий субъ-
ективизм и на психологические вопросы отвечало методами физиологии
высшей нервной деятельности. От Павлова, через Иванова-Смоленского
до Лурия и Небылицына и новейших авторов применение физиологиче-
ских методов в психологии знаменало решительный шаг вперед, особен-
но в научно-исследовательской работе и именно, когда спала волна же-
лания заменить психологию физиологией.

45

Попытку избежать субъективизма и применить физиологические ме-
тоды в качестве гарантии объективизма проявили и бихевиористы, мно-
гие из которых приняли павловский метод условных рефлексов.

Значение психофизиологических методов состоит в том, что они
в минимальной степени зависят и подвержены влиянию испытуемого
и что в новой технике можно использовать и полиграфы, которые спо-
собны одновременно информировать о ряде объективных физиологиче-
ских данных, как об индикаторах психических процессов, сопровожда-
ющих их. Изменения кровяного давления, кожной проводимости, эле-
ктрических потенциалов мозга, изменения дыхания и пульса уже посто-
янно относятся к изученным переменным величинам психологического
лабораторного эксперимента.

Из физиологических методов, которые можно сопоставлять и оце-
нивать во взаимосвязи с психическими процессами, мы приведем (по
«Учебнику психологии») психогальванические реакции (ПГР). При
помощи эндосоматической психогальванической реакции можно полу-
чить так называемый Т-феномен (Тарханов), представляющий собой из-
меняющие различия потенциалов между двумя электродами, приложен-
ными к коже. Другой феномен Ф (по Фере) представляет собой экзосома-
. тическую психогальваническую реакцию, под которой мы понимаем из-
менение кожного сопротивления (проводимости кожи), возникающее
при раздражении (электрический ток напряжением в несколько вольт).
Исследователи, работающие с кожно-гальваническим рефлексом, в на-
стоящее время придерживаются мнения, что сущностью наблюдаемых
изменений, очевидно, не является ни расширение сосудов, ни мышечная
активность, ни секреция пота, а скорее всего повышенная ионная прони-
цаемость клеточной мембраны. Психогальваническая реакция является
чувствительным регистратором вегетативных изменений, которые не-
льзя подавить волей, поэтому она используется в криминалистике как
так называемый детектор лжи, при исследовании подпорогового вос-
приятия, обусловленности и т. д. (рис. 15)

ИМПУЛЬС

I СЕК

Рис. 15 Колебания ПГР вызванные отдельными (двумя) словесными импульсами в ассоциатив-
ном эксперименте.

46

На гипотезе, что общее состояние напряжения мускулатуры (кон-
трактильный тонус) коррелирует со степенью психического напряжения,
основана регистрация тонуса при помощи электромиографии (ЭМГ).
Регистрируются мышечные потенциалы действия, мышечная электриче-
ская активность. Авторы, применяющие этот метод, утверждают, что
электромиография представляет собой чувствительный индикатор пси-
хического возбуждения, особенно в состоянии нагрузки (напряжение при
депрессивных состояниях, при ожидании и т. п.), так как для невротиче-
ских и напряженных больных характерно чрезмерно продленное сохра-
нение мышечных реакций на стресс (Малмо).

Другие возможности объективной физиологической записи предста-
вляет собой регистрация мнкромоторных колебавши тонуса (так называ-
емым весом почерка), которую в конце прошлого века применили
Гольдшейдер и Крепелин и которую улучшил и усовершенствовал
Штейнвахс. Сущность метода заключается в том, что исследуемый по-
сле длительной тренировки в строго стандартизованном положении
много раз напишет слово («момом», «молстаг»). Микромоторное коле-
бание тонуса после анализа записанных кривых служит для интерпрета-
ции аффективных и инстиктивных предрасположений, преград или раз-
рядки.

К этой категории физиологических методов относится также метод
мышечной мнкровибрапни, открытый профессором Рорахером в 1946
году и разработанный не только им и его сотрудниками, но и Сугано
в Японии и И. Шванцара в психологической лаборатории Чехословац-
кой Академии Наук. Профессор Рорахер установил, что человеческое те-
ло непрерывно производит микровибрационные движения, частота ко-
торых у здорового человека составляет 7-13 Гц и величина которых
в состоянии полного мышечного расслабления колеблется в пределах
0,5-5,0 микронов (1 микрон - 0,001 мм) на поверхности кожи. Эту рит-
мическую активность (микровибрацию) можно при помощи чувстви-
тельных приборов (при полном устранении всех возможных внешних
помех - в особой кабине) измерять на поверхности всего тела.

По данным Шванцары, мышечное напряжение при целенаправлен-
ном усилии увеличило амплитуду микровибрации по сравнению с состо-
янием покоя в 10 раз.

В настоящее время и в психологии обычно применяют электроэвце-
фалографнческую запись (ЭЭГ)» хотя ее применение для исследования
психических процессов оказалось довольно затруднительным и нельзя
сказать, что оно всегда дает отчетливые результаты.

С успехом применяется и метод пальцевой реовлетнзмографин
(РПГ) - регистрации изменения протока крови в кончиках пальцев (ва-
зЬконстрикция, вазодилатация). Особенно у невротиков и у людей нерв-
нолабильных значительно повышены величины колебании объема про-
текающей крови.

\ К физиологическим методам, коррелирующим с психическими про-
цессами, относится и исследование изменений артериального давления
и изменения дыхания и пульса, измеряемые пневмографически в спвро-

47

метрически. Применялся и метод оптокинетического нистагма (невролог
профессор Попек). Наконец, к физиологическим методам исследования
можно отнести и результаты исследований вегетативно-эндокринных,
биохимических, психофармакологических (эксперименты с галлюцино-
генами), проводимых совместно с врачами соответствующих специаль-
ностей.

Однако всегда следует помнить о том, что применение физиологи-
ческих методов в психологии представляет собой исследование физио-
логических индикаторов и индикаторов, сопровождающих психические
изменения, на основании которых, естественно, нельзя судить о психиче-
ских процессах и их изменениях и тем более об их сущности. Психиче-
ские и физиологические процессы совершенно различны по своему ха-
рактеру и относятся к совершенно разным категориям.

VI. ОБЗОР ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

О некоторых основных методах психологии мы в общем уже упоминали
на предыдущих страницах. Однако психологическая диагностика раз-
рослась настолько, что в настоящее время ею не может овладеть один
специалист. Существуют сотни и даже тысячи исследований, с помощью
которых можно определить, например, степень моторного развития, ди-
дактический уровень, степень социальной зрелости, степень развития ре-
чи (и ее адекватность возрасту), общественную приспособляемость, спо-
собность моральной оценки, тип личности, меру латентной депрессии,
невротизм, кривую трудоспособности, латеральность, тип внимания и т.
Д. и т. д.

Психологи, таким образом, становятся незаменимыми помощника-
ми в диагностике, а также и в дифференциальной диагностике (вероят-
ность эндогенной или психогенной депрессии, вероятность органическо-
го или психического заболевания) и в научных исследованиях (напри-
мер, исследование и проверка эффективности новых лекарственных
средств).

Чтобы избежать необходимости простого перечисления всех типов
исследований, что является предметом специального изучения - мы
сошлемся в этом отношении на книгу И. Шванцары и сотр. «Психодиаг-
ностика психического развития» (изд. Авиценум, Прага, 1971), а, здесь
приведем только ориентировочный обзор:

Речь идет о следующих методах:

1. Методы наблюдения и шкалы оценки поведения (rating scale); из
наиболее известных' следует упомянуть шкалу Маламуд-Сандса или
шкалу Виттенборна.

2. Эксплорация, управляемый разговор для собирания анамнеза (см.
выше).

3. Анкетные методы (индивидуальные, специальные в соответствии
с интересами, дифференциально-диагностические и т. д.). Примеры: ин-
дивидуальная анкета Айзенка (EPI); анкета невротизма Кноблоха (5);

48

профиль личности (MMPI); каталоговые анкеты по изучению интересов
(Трамер-Баумгартен) и т. д.

4. Проекционные методы (см. выще), стремящиеся как правило,
охватить личность как целое. Примеры проекционных методов: рисунок
человеческой фигуры по Маховеру, тест Вартегга, тест Роршаха, ТАТ
(тематическо-аперцепционный тест); тест фрустрационной толерантно-
сти Розенцвейга и т. д.

5. Методы определения способностей. Исследование умственного
уровня (интеллект - см. в соответствующей главе более подробное объ-
яснение), памяти (Векслер, Эббингхаус) и т. д. Исследование /историки,
внимания и т. д. (шкала двигательного развития Озерецкого,/ест Бурдо-
на и т. д.).	f

6. Социометрическне методы (социограммы Лира, Морено).

49

ВВЕДЕНИЕ В ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ОБЩЕЙ ПСИХО-
ЛОГИИ

I. Личность, психические процессы и состояния

Во всех учебниках психологии мы сталкиваемся с одним и тем же за-
труднением: как объяснить читателям, что психические процессы и со-
стояния и их единство с личностью представляют собой неотделимое
и неразрывное целое. То обстоятельство, что мы в учебнике рассматри-
ваем восприятие, память, внимание и т. п. как взаимно не связанные раз-
деленные явления, происходящие в определенном человеческом созна-
нии, являются только методической необходимостью. Поэтому учебни-
ки психологии заканчиваются тем, чем они должны были бы начинаться
- описанием личности, и начинаются тем, чем они должны были бы за-
канчиваться - объяснением психических явлений.

Мы будем придерживаться этой традиции только по методическим
соображениям, хотя мы были бы очень рады, если бы читатели постоян-
но помнили о том, что все психические процессы (восприятие, внима-
ние, воображение, мышление и т. д.), свойства личности (вспыльчи-
вый тип, упрямый, быстрый, непостоянный) и состояния (ощущение
приятного настроения, спокойствия, волнения и т. п.) не являются чем-
то самостоятельным и отделенным, изолированным, а все они зависят
от личности и происходят в единстве с личностью, являются ее проявле-
нием и выражением.

Это можно видеть и из того, что процессы личности являются упра-
вляемыми (если они не протекают несознательно). Между личностью,
которая соединяет, интегрирует все психические процессы, свойства
и состояния (если речь не идет о патологической личности), и между
процессами, свойствами и состояниями, которые, реагируя на внешнюю
среду, формируют личность, имеется тесная взаимосвязь.

Если мы говорим о процессах, то имеем в виду те психические
процессы, которые представляют наши:

1. познание и оценку действительности (гностические процес-
сы);

2. процессы мотивации (волевые): познание и Оценка действи-
тельности становится мотивом наших желаний, поступков - наших по-
требностей. Познание всегда имеет также активный (стимулирующий)
характер, оно направлено на удовлетворение потребностей.

И, наконец, мы переживаем свое индивидуальное и субъективное от-
ношение к реальной действительности (внешней и внутренней), отрица-
ем одни факты, не удовлетворяющие нас, и, наоборот, другие факты
принимаем как необходимые нам - речь идет о нашем -

51

3. эмоциональном отношении к действительности нашей жизненной
среды (внешней и внутренней): область эмоций.

Каждое такое разделение сопротивляется живому потоку психиче-
ской жизни, всегда динамичному и сложному. Это примерно то же са-
мое, как если бы мы через небольшое отверстие наблюдали ограничен-
ный участок текущего потока и думали бы при этом, что видим целый
поток (Джеймс).

Следовательно, наблюдая психическую жизнь мы должны постоян-
но помнить о взаимосвязи и взаимозависимости всех психических явле-
ний. Приведем конкретный пример, демонстрирующий все вышесказан-^
ное:

Ребенок по кажущейся непонятной причине боится парикмахера -
увидев белый халат, падает в обморок с криком ужаса. Почему? Потому,
что он был травмирован врачом, который перед операцией, почти уже
в состоянии наркоза сказал ему, что «отрежет ему вот этим ножом голо-
ву, если он будет плакать.» Белый халат является представительным
символом всей ситуации ужаса, пережитого ребенком, который видел
над собой хирурга, с ножом и в маске, причем сам он находился в то вре-
мя в беспомощном состоянии, будучи привязанным к операционному
столу: восприятие белого халата вызвало сильную неприятную эмоцио-
нальную реакцию (воспоминание с неприятной эмоциональной окра-
ской); она вызвала механизм страха - после этого ребенок от страха те-
ряет сознание и у парикмахера. Возникающее обморочное состояние
имеет одну единственную защитную функцию - защитить головной
мозг от слишком сильного, чрезмерного раздражения, от невыносимого
напряжения и ужаса.

П. ГНОСТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

1. Восприятие

Иногда ощущение и восприятие рассматривают как две формы соз-
нания материальной действительности. Раздражители, действующие на
органы чувств, вызывают их раздражение. Раздражение вызывает
в нервной ткани возбуждение, которое по афферентным путям передает-
ся в полушария головного мозга. Следствием этого очень сложного про-
цесса является ощущение (света, тепла, звука, прикосновения и т. д.).
Следовательно, под ощущением в психологии понимают наиболее про-
стые психические процессы, которые возникают под действием предме-
тов или явлений материального мира на органы чувств как отражение
отдельных свойств предмета (ощущение). В таком понимании ощуще-
ния - это строительный материал всех наших знаний о мире, который
создает необходимую базу для всех остальных процессе познания.

52

Под восприятием мы понимаем такие психические про-
цессы, с помощью которых мы можем непосредственно осоз-
нать явления, находящиеся вне нас, на основе деятельности
наших органов чувств.

Различие между восприятием и ощущением является искусствен-
ным, логическим. Безусловно необходимо избегать представления
о том, что будто бы восприятие складывается из ощущений. Восприятие
невозможно психологически разложить на ощущения и само восприятие
является очень сложным процессом, в котором отражаются все ступени
развития человека, вся биопсихосоциальная личность в данный момент
развития (ближе всего к первичному «ощущению» стоит новорожден-
ный, так как он не обладает сознательным опытом).

Мы никогда «не ощущаем», «не чувствуем» красный цвет, зеленый
цвет, тон, боль, но всегда воспринимаем какой-нибудь конкретный крас-
ный предмет, тон какого-нибудь конкретного инструмента, чувствуем
и воспринимаем вполне конкретную боль и т. д.

На нас никогда не действуют изолированно свойства предметов.
Поэтому мы говорим о восприятии, а не об ощущении. Предпосылкой
для восприятия являются раздражители (импульсы), действующие на
органы чувств. Ввиду того, что одни органы чувств воспринимают раз-
дражители непосредственно (контактно), а другие органы чувств вос-
принимают раздражители на расстоянии (дистанционно), мы делим как
органы чувств, так и раздражители, действующие на них, на контактные
и дистанционные.

Органы, воспринимающие раздражители, могут находиться или на
поверхности нашего тела или внутри его. Поэтому мы делим их следу-
ющим образом:
А. Экстерорецепторы (внешние).

1. Дистанционные:

а) орган зрения - глаз;

б) орган слуха - наружное ухо, среднее ухо, вестибюль, улитка;

в) орган обоняния - обонятельный эпителий в носовой полости (по-
этому его относят и к проприорецепторам).

2. Контактные (кожные органы чувств):

а) органы осязания и давления;

б) органы тепла;

в) органы холода;	.

г) органы боли (кроме органов, ощущающих висцеральную боль).
Б. Интерорецепторы (внутренние).

а) органы положения и равновесия (полукружный канал, внутрен-
нее ухо);

б) органы кинестетических функций (органы в мышцах, сухожилиях
- суставах и на поверхности фаланг).
В. Проприорецепторы (висцерорецепторы).
1. Рецепторы пищеварительной системы:

а) орган обоняния;

б) орган вкуса (вкусовые почки на языке и в глотке);

53

в) органные или сенсорные клетки голода в желудке;

г) органные или сенсорные клетки жажды - слизистая глотки;

д) органные или сенсорные клетки тошноты - желудок.

2. Рецепторы системы кровообращения.

3. Рецепторы дыхательной системы.

4. Рецепторы системы размножения.

Возможно и другое разделение (см. например: «Учебник физиоло-
гии для студентов медицинских факультетов» под редакцией проф. Фр.
Карасека, Прага, Государственное медицинское издательство, 1962,
стр. 1077):

I. По локализации и по способу воздействия раздражителя рецепторы
разделяются на:

г дистанционные
г экстерорецепторы J

-соматические      |	[контактные
I ангиорецепторы
г висцерорецепторы   интерорецепторы           "

- висцеральные     |

Iангиорецепторы

П. По виду адекватного раздражителя:

- хеморецепторы химические импульсы

- механорецепторы механические импульсы

г фоторецепторы	г свет

- радиорецепторы ]	излучения  I

I терморецепторы	I тепло

Психология, начиная от старой психофизики, изучила главу о вос-
приятии с помощью, органов чувств очень подробно и настолько деталь-
но, что в данном обзоре невозможно даже приблизительно привести все
проблемы и результаты взаимоотношений между импульсами и органа-
ми чувств и последующим восприятием. Читателей необходимо ото-
слать к большим учебникам психологии.

Особенно сложные взаимоотношения и взаимосвязи начали изучать
с тех пор, как только физиологи и психологи перешли от изучения отно-
сительно самостоятельных способов восприятия, осуществляемых от-
дельными органами чувств, к таким сложным способам восприятия, ка-
кими являются восприятия пространства, движения, времени и компле-
ксов.

Во всех этих случаях принимает участие ряд рецепторов, а также
и центральные психические факторы.

Например, эмпирическими условиями для восприятия пространства
будут следующие:

величина воображения на сетчатке, отчетливость предмета, воздуш-
ная перспектива, затененность и прикрытие, количество предметов,
угловое отклонение движения, перспективное смещение углов и краев,
аккомодация, конвергенция, и т. п.

В этом принимают участие также и осязание, мускулатура, слух и т. д.

54

При восприятии времени мы воспринимаем в первую очередь дли-
тельность процесса с максимумом возбуждения как переживание дейст-
вительности (длительность б - 12 с) в отличие от переживания прошлого
и будущего. Субъективное время (в отличие от объективного) мы связы-
ваем со своими переживаниями («Это было тогда, когда я...»).

Самый короткий интервал между двумя раздражителями, действу-
ющими на органы чувств, который еще может быть зарегистрирован,
был определен в области слуха (около 0,002 с).

Психология занимается также «законом сознательно заполненного
времени», по которому более длительными считаем те периоды време-
ни, которые были заполнены большим количеством впечатлений. Но
это относится лишь к относительно более коротким периодам времени.
При длительном интервале времени нам (в настоящем) кажутся более
длительными те интервалы времени, которые были «пустыми» и наобо-
рот, периоды времени «заполненные» кажутся более короткими. Реша-
ющую роль здесь играет личное участие (интенсивность заинтересован-
ности, эмоциональная заинтересованность, внимание). Поэтому детство
и молодость нам кажутся относительно более длительными периодами
жизни.

Бессодержательный период времени мы переживаем как очень длин-
ную скуку. И, наоборот, объективно короткий интервал, наполненный
страшной опасностью, угрозой для жизни или болью, мы переживаем
как «бесконечно длинный».

С такими переживаниями времени следует считаться в психологии
больного. (Важность активной заинтересованности, с одной стороны,
и успокоение больного, с другой стороны! Больничный режим, целесо-
образно чередующий насыщенные интервали времени с отдыхом и по-
коем!)

Чувством времени интенсивно занимался Павлов и его ученики.
В основном, он утверждает то, что обобщил Фролов в своей монографии
о Павлове (чешское издание «Свобода», 1948, стр. 126). Если физиология
глаза и кожно-мышечной воспринимающей поверхности доказала, на-
сколько важным для организма является изменение пространства, по-
скольку без измерения расстояния не обойдется в жизни ни одно приспо-
собление, то физиология условных рефлексов без сомнения доказывает,
что реакция на время (счет времени) является такой же важной, если не
самой важной составной частью адаптационной деятельности животно-
го. Все так часто наблюдаемые явления, начиная от движения моллюска,
помещенного в аквариум и открывающего свою раковину в то время,
когда в море бывает отлив на побережье, где он родился, и кончая дви-
жениями гимнаста, делающего упражнения на турнике, - все живые су-
щества, выполняющие врожденные функции, постоянно отсчитывают
время. Точными экспериментами, проведенными с целью изучения
чувства времени методом условных рефлексов, удалось установить, что
собака, получающая пищу через правильные промежутки времени, на-
пример, каждые тридцать минут, всегда выделяет слюну в тот момент,
когда стрелка секундомера показывает 29,5 мин.

55

То же самое, но в еще большей степени относится и к человеку, хотя
люди в этом отношении очень отличаются друг от друга. Особенно
у лиц, занимающихся такими профессиями, которые требуют большой
сосредоточенности внимания, отмечается большой процент умеющих
точно определять время (опыты Изергиновой). Примером может слу-
жить пробуждение от сна в заранее установленное время, как это часто
бывает. Перед сном вы заводите будильник и устанавливаете его на
определенный час и минуту. В определенный момент вы просыпаетесь,
хотя обычно вы в это время привыкли спокойно и крепко спать. А если
вы посмотрите на часы, то увидите, что стрелка приближается к устано-
вленному времени. Многим людям при этом кажется, что где-то внутри
в их организме имеются часы.

При опытах со сном было доказано, что в период полного покоя жи-
вотного счет времени в нервной системе улучшается. Действительно,
в состоянии бодрствования мы совершаем больше ошибок в счете вре-
мени (так называемая иллюзия растянутости).

Однако, бесспорно, что каждая наша регулярная деятельность в со-
стоянии бодрствования сопровождается точным счетом времени в низ-
ших и особенно в высших центрах. Ритм высших нервных процессов
является основой счета времени, он представляет собой наиболее слож-
ный или, если хотите, наиболее важный прибор для измерения времени,
которым мы располагаем.

Сущностью павловской концепции было представление, что опреде-
ленная констелляция внутренних импульсов организма (например, со-
стояние пищеварения, симпатикотония или ваготония, утомление и т.
п.) сигнализирует коре головного мозга приблизительное время.

Предположение о том, что определение времени в значительной
степени зависит от висцеральных восприятий и связано с жизненными
процессами, происходящими во внутренних органах (пульс, дыхание
и т. п.), особенно наглядно и наиболее интенсивно можно увидеть
у больных с анестезией внутренних органов, у которых способность
определять время существенно нарушена или утрачена вообще.

Всем этим, однако, еще не объясняется полностью пробуждение
в определенное время. Бесспорно, здесь имеет место и ряд других ком-
понентов (несознательные психические процессы). Проблема времени
в полном объеме еще далеко не разрешена психологией.

Психология восприятия вновь разработала и традиционную об-
ласть старой психофизики - зависимость восприятия от внешних раз-
дражителей. Это работа очень точная. По словам Вудвортса, эти экс-
перименты весьма результативны, и их можно выразить формулой
R = f (S, О), При этом R представляет собой типичное словесное сооб-
щение наблюдателя об О (испытуемом), a S обозначает определенный
раздражитель. Следовательно, ответ является функцией S - факторов
и О-факторов или же: R зависит от S переменных я О переменных. Сов-
ременная психофизика имеет большое фактологическое значение (длин-
ный ряд совершенно новых данных), но также и методологическое зна-
чение, заключающееся в выработке новых методических подходов.

56

Наиболее значительным открытием crapoji психофизики является
так называемый закон Вебера-Фехнера о пороге различения. Э. Вебер
в 1834 году поставил вопрос: насколько необходимо увеличить интен-
сивность раздражителя для того, чтобы можно было воспринять разли-
чие между первым и вторым импульсом. Он определил, что к грузу, мас-
сой 100 г, необходимо добавить 33 г для того, чтобы подопытное лицо
могло уловить разницу в массе. Но к грузу, массой 200 г, уже необходи-
мо было добавить 66 граммов, к грузу 500 г необходимо было добавить
160 г и т. д. Это означает, что порог различения в случае восприятия мас-
сы составляет примерно 1/3 массы (чтобы различие воспринималось
уже как новое восприятие).

10 лет Cirycra исследованием порога различения занимался Д. Т. Фех-
нер, который сформировал закон Вебера математически так, что отно-
шение между приростом импульса (пр) и основным импульсом (и) пред-
ставляет собой постоянную величину:

ЭЕ - к
и

Это открытие привело к исследованиям и в области других органов
чувств. Было обнаружено, что порог различения в области слуха соста-
вляет около 1/3, для света 1/100 - 1/120, для сладкого вкуса 1/7 - 1/8,
для соленого вкуса 1/6, для горького 1/4, для определения длины линии
1/50-11/60 и т. п.

Д. Т. Фехнер установил, что относительное увеличение интенсивно-
сти раздражителя, вероятно, проявляется и относительным увеличением
интенсивности восприятия. Этот факт он выразил в своем известном
психофизическом законе, математическое выражение которого следу-
ющее:

Р — log . р. При этом Р обозначает интенсивность ощущения (вос-
приятия), а р обозначает интенсивность импульса. Следовательно, ин-
тенсивность восприятие равняется логарифму импульса или же: для то-
го, чтобы интенсивность восприятия возрастала в арифметической про-
грессии (1х - 2х - Зх...), интенсивность импульса должна возрастать
в геометрической прогрессии (1х - 2х - 4х - 16х...).

Д. Т. Фехнер генералиэовал свое несомненно великое открытие и по-
лагал, что оно распространяется на всю область психологии и что он от-
крыл гравитационный закон психической жизни (и биологии).

Последующие исследования показали, что это не так, что «закон»
не распространяется даже на всю область органов чувств (обоняние,
слух - тоны) и тем менее на всю область психологии. Его действие огра-
ничено скорее всего раздражителями средней интенсивности и не рас-
пространяется на слишком слабые или слишком сильные раздражители.

Несмотря на это, и современная психофизика, представляющая со-
бой одну из важных областей психологических исследований, определя-
ет пороги. Кроме порога различения, о котором мы только что говори-
ли, определяются еще и нижний порог ощущения (НП) и верхний порог
ощущения (ВП).

57

Нижний порог ощущения

Если положить на ладонь испытуемого совершенно легкий груз, напри-
мер, кусочек бумаги, то он не воспринимается. Если же при каждом по-
следующем опыте увеличивать груз, то при определенной величине мас-
сы впервые появится восприятие («Да, теперь уже чувствую!»). Величи-
на груза в данном случае является величиной порога. Следовательно,
нижний порог представляет собой наименьшую величину интенсивно-
сти импульса, достаточно для того, чтобы вызвать ощущение.

Однако каждое измерение необходимо повторять много раз и найти
среднюю величину. Необходимо также учитывать колебания внимания
и индивидуальные отклонения. Порог всегда является статистической
величиной и поэтому иногда его определяют как «величину раздражите-
ля, вызывающего положительный ответ в 50% опытов».

Некоторые химические вещества мы воспринимаем уже в концен-
трации 0,0000002%, свет уже при длительности 0,005 с и мощности 1,5
свечи на расстоянии 2 км и т. д.

Верхний порог ощущения (терминальный порог, абсолютный порог)

Каждая область органов чувств имеет свой порог, свой предел, за кото-
рым увеличенная интенсивность раздражителя уже не воспринимается
как ощущение большей силы - раздражитель вообще не воспринимает-
ся. Так, например, если говорить о высоте тона, то частота колебания
примерно около 20000 циклов за секунду представляет собой верхний
порог, т. е. наиболее высокий тон, который мы еще слышим. В старости
этот порог снижается в среднем до 15 000 Гц (поэтому старый человек не
слышит, например, стрекотания цикад или жужжания насекомых). Су-
ществуют, однако, лица (композитор Яначек), у которых порог ощуще-
ния бывает индивидуально повышен.

Верхний порог ощущения с помощью органов чувств у животных
вообще значительно выше, чем у человека (особенно слух и обоняние).

Современная психофизика использует в общем три метода для
определения порогов: метод пределов, метод средней ошибки и метод
частоты.

С целью более наглядного представления о работе современной
психофизики приводим краткое описание этих методов (но не в качестве
учебного материала).

Метод пределов. Единственным прямым способом определения
порога является приближение и удаление сравниваемого раздражителя
Ко от константно стандартного раздражителя Ст на небольшие рассто-
яния. При этом отмечают увеличение, при котором ответ О перемещает-
ся из одной категории в другую.

Метод средней ошибки. О приспосабливает переменный сравнива-
емый раздражитель Ко так, чтобы он казался равным константному
стандартному раздражителю Ст. Это повторяют несколько раз и сред-
SB

няя с вариабельностью его определения измеряет точность его устано-
вления.

Метод частоты. Каждый переменный сравниваемый раздражитель
Ко многократно сравнивается с константным стандартным раздражите-
лем Ст и высчитывается относительная частота различных ответных ка-
тегорий. Так поступаем при наличии большего количества величин Ко
и 50% порог между одной и другой категорией определяется интерполя-
цией или статистической оценкой (по Р. Вудвортсу).

Следовательно, психофизика Вебера и Фехнера имела большое зна-
чение для уточнения эксперимента и придания ему научного характера,
для введения в психологию статистических методов и для творческого
контакта с физиологией.

Однако самая большая проблема психофизики до сих пор остается
нерешенной: мы видим, что физические и биохимические процессы тран-
сформируются в психические уже во время восприятия органами чувств.
Но мы не знаем, как эта трансформация происходит в коре головного
мозга, как нервные процессы переходят в психические.

Иногда также говорят о специфической энергии органов чувств.
Имеется в виду общеизвестный факт, что орган чувств и на неадекватное
раздражение дает адекватную реакцию (так, например, орган зрения
и на давление или на удар отвечает адекватно световым или цветовым
восприятием: «У меня посыпались от удара искры из глаз!»).

Время реакции

Время реакции - это период от начала действия раздражителя до начала
реакции. Его называют также «латентностью реакции», так как речь
идет о периоде, необходимом организму для того, чтобы он мог заметно
реагировать.

Но латентность является латентностью с точки зрения наблюдате-
ля. За период, проходящий от начала раздражения до начала реакции,
возбуждение передается от органа чувств к головному мозгу, а оттуда
к мышце, т. е. от рецептора к эффектору (рефлекторная дуга).

Первые опыты по изучению реактивного времени произвел физио-
лог Гельмгольц в 1850 году.

Время реакции зависит от органа чувств, на который действует раз-
дражитель. Для взрослых (с тренировкой) типичными являются следу-
ющие величины: для света 108 мс, для звука 140, для прикосновения 140.
Имеет значение также и место стимуляции. Более чувствительные пун-
кты'и более близко расположенные к коре головного мозга отвечают на
раздражитель быстрее.

Время реакции зависит также от силы раздражителя. Оно бывает
длительным, если раздражитель очень слаб, и укорачивается, если раз-
дражитель имеет среднюю или большую интенсивность.

Но прежде всего время реакции зависит от самого организма. На-
пример, реакция ускоряется при чрезвычайно эффективной мотивации

59

(страх перед наказанием, страх перед опасностью и т. п. Было доказано,
что в коллективе, перед которым индивид не хочет опозориться, его вре-
мя реакции бывает значительно лучшим, чем при выполнении работы
в одиночестве и т. п.).

Другими факторами являются: тренировка, возраст, колебания вни-
мания, различные факторы поведения (действие лекарственных веществ,
температуры т. п.).

Об этих в общем известных фактах мы упоминаем, потому что они
имеют большое значение для научных исследований во всех областях
медицины. Если ими пренебрегают, то результаты часто очень трудоем-
кого опыта превращаются в артефакты, не имеющие никакой цены. Но
и в практической психологии больного время реакции имеет такое же
большое значение, как и в практике вообще. (Так, например, очень труд-
но управлять автомобилем при больших скоростях. При скорости
80 км/ч автомобиль проходит за секунду 22 м и водитель под влиянием
алкоголя вообще не способен вовремя затормозить при этой скорости,
так как его время реакции значительно замедлено так же, как и у уто-
мленного водителя. Неуместной бывает нетерпеливость врача при за-
медленных реакциях пожилых людей, особенно, страдающих атероскле-
розом, или людей, психически истощенных, депрессивных, невротиче-
ских и т. п.).

Взаимоотношения между восприятиями

Взаимоотношения между восприятиями очень сложны. Например, если
одновременно с каким-нибудь раздражителем действует и другой силь-
ный раздражитель, чувствительность наших органов чувств значительно
понижается - новый раздражитель своей силой уменьшает интенсив-
ность предыдущего раздражителя (это давно известный факт из практи-
ки: плачущего ребенка можно успокоить, если отвлечь его внимание при
помощи более сильного раздражителя). И, наоборот, при воздействии
более слабого раздражителя наша чувствительность («восприимчи-
вость») повышается (существуют лица, которые во время работы вклю-
чают радио, но негромко играющее; при обучении чтению людей с пло-
хим зрением используют негромкое тикание часов; с аутистическими
больными или с больными шизофренией в состоянии катотонии разго-
вариваем тихим голосом, чтобы получить ответ и т. п.)- Однако здесь
присоединяются еще и другие факторы.

К данной главе относятся и так называемые симультанные и после-
дующие контрасты. После экспозиции зеленого квадрата, если фиксиро-
вать еще и площадь, видим красный «след» и после прекращения экспо-
зиции. После сладкого другое менее сладкое вещество кажется кислым;
более теплая вода кажется немного теплее; серая поверхность кругов на
белом фоне кажется темнее, а на черном светлее (псевдокартины Пурки-
не исследуются и по отношению к неврологической диагностике и по от-
ношению к типу высшей нервной деятельности).

60

Влияние одного восприятия на другое восприятие вполне отчетливо
показывают и так чптмгммвтг4 сенсорные иллюзии (которые, однако,
являются не обманами, а подчиняются строгим закономерностям. Об-
манами они являются лишь с нашей субъективной точки зрения, так как
мы ожидали восприятия адекватного раздражителю. Поэтому «сломан-
ная» палка в воде нал кажется обманом зрения).

Если, например, нарисовать три параллельных линии и пересечь их
рядом коротких лявйй так, что верхнюю линию будем пересекать косы-
ми линиями слева направо, среднюю линию справа налево, нижнюю -
опять слева направо, то средняя линия нам будет казаться не параллель-
ной, а отклоняющейся вправо вверх. (Фигура Цельнера. Нарисуйте ее!).
На рисунке, на котором изображен коридор, перспективно сужающийся,
из двух фигур, одинаковых по высоте, более удаленная от нас фигура бу-
дет казаться большей, так как мы считаемся с перспективным уменьше-
нием. Опять здесь видно участие всей личности и всего нашего прошло-
го опыта (рис. 16).

(В каждом большом учебнике психологии можно найти ряд фигур
такого типа, как фигура Мюллера-Лейера, параллелограмм Сандерса
и т. д., рис. 17.).

Рис. 16 Фигуры имеют одинаковую велгшну.  Наш
опыт перспективы размеры

Рис. 17 Фигура Мюллера-Ляра. Отрет прямой ка-
жутся нам в направлении от оередмвы ж к середине
имеющими различную длину (хота длоакх одинакова).

О влиянии всего опыта и личности свидетельствует и так называ-
емая иллюзия. Иллюзия - это неадекватное восприятие действительно-
сти в смысле частичной деформации действительности другими, не
только сенсорными компонентами (следовательно, «психогенная дефор-
мация»). Этим она отличается от «сенсорных иллюзий»). При входе
в темную комнату ребенок пугается фигуры у окна, но вслед за этим рас-
смеется, так как увидит, что его испугали пальто и шляпа, висящие на

61

Рис. 18 Восприятие
таге изображение П

и контрастный эффект (фиксируйте центр зубчатого колеса и кру-

Рис. 19 Один из образцов эксперимента Роршаха.

62

вешалке. Но если в каждом дереве, стоящем у дороги, видим приближа-
ющегося человека, которого мы ждем, то речь идет об иллюзии.

Иллюзии - это не патологические явления, если они представляют
собой процессы у здоровой личности и являются лишь моментальным
'выражением эмоционального напряжения (ожидания, страха и т. п.).
В таких случаях их называют псевдоиллюзиями. Патологическими ста-
новятся так называемые истинные иллюзии только в контексте с патоло-
гической личностью, которая их не корригирует и считает реальными.

Аналогичным образом не являются патологическими так называ-
емые парэйдолии, возникающие вследствие индивидуального объясне-
ния, интерпретации недифференцированных однородных раздражите-
лей. В пятнах тераццо, в плывущих облаках, в чернильных пятнах мы
видим полные значения узоры (опять доказательство интегрального
действия целой личности), фигуры, лица, и т. п. Тест Роршаха в сущно-
сти основан на парэйдолиях - толкование пятен, исходя из личных впе-
чатлений! (рис. 19).

Использовянме сенсорных раздражителей в диагностике

Прямые, простые раздражители, действующие на органы чувств, имеют
значение в диагностике заболеваний. По некоторым из них можно
с большой долей вероятности поставить диагноз: например, запах аце-
тона изо рта больного при диабетической коме, почмокивание губами
у больных при так называемых фронтальных синдромах, западение
яремнрй ямки при пневмонии у детей. Но, с другой стороны, не следует
успокаиваться установленными, бросающимися в глаза признаками,
а всегда необходимо тщательно обследовать больного для выявления
других симптомов. При соматическом обследовании больного необхо-
димо всегда полностью раздеть (если, например, речь не идет о локали-
зованной травме), чтобы не просмотреть какого-нибудь признака на
прикрытой одеждой части тела.

Довольно часто остаются незамеченными врачом начинающиеся
диабетические гангрены на пальцах ног при диабете, начинающиеся
атрофии мышечных групп у пожилых лиц и т. п.

Хорошо наблюдать хорошо видеть, слышать, в общем, восприни-
мать - это предпосылка хорошей диагностики. Поверхностное воспри-
ятие означает и поверхностное воображение, поверхностную наблюда-
тельность, поверхностное мышление, а результатом этого является по-
верхностный диагноз! Уметь видеть, уметь внимательно наблюдать
и сравнивать - это начало пути к хорошему диагнозу.

Примером критического восприятия, психологически подготовлен-
ного (знает, что в процесс восприятия включаются и другие психические
процессы), а одновременно и примером научного и человечески ответст-
венного подхода может служить следующее заключение выдающегося
специалиста-пневмолога (описание рентгенологического снимка лег-
ких): «Я просматривал снимки, сделанные в июле 1958 года и в декабре
1959 года. На первом снимке я не вижу кистоидного образования, кото-

63

рое позднее, в I960 году, уже становится заметным. На втором снимке
я вижу на уровне переднего III и IV левых ребер»тень в виде полосы: не
исключено, что это контуры образования, которое будет позднее обна-
ружено.

Необходимо упомянуть, что наше заключение сделано под влияни-
ем того факта, что позднее на этом месте был обнаружен абнормальный
процесс. Если бы я не знал об этом, то при обычном осмотре расценил
бы упомянутый снимок как нормальный.»

2. Воображение

Представления

Физиологической предпосылкой воображения и памяти являются отпе-
чатки (энграммы) впечатлений в коре головного мозга.

Психологически представлениями называем образы предметов или
событий, которых в данный момент мы не воспринимаем (с помощью
органов чувств). Мы говорим об «образах» предметов или явлений, со-
бытий потому, чтобы могли их отличить от мышления о предметах или
явлениях. Представление приближается к восприятию (именно потому,
что физиологической предпосылкой являются энграммы). Поэтому ино-
гда представления определяют как «восприятия без внешнего раздражи-
теля».

В связи с тем, что они не являются прямым отражением, в смысле
интенсивности они будут менее сильными, менее ясными, чем воспри-
ятия, будут отрывочными, непостоянными, изменчивыми. Они не явля-
ются лишь репродукцией восприятий, поскольку их одновременно не-
возможно отторгнуть от всего нашего опыта. До определенной степени
они даже могут быть и обобщением, сделанным на основе абстракции
имеющегося опыта (я могу представить себе не только совершенно
определенного коня, которого, например, видел в детстве, но и коня,
являющегося воображением, но одновременно и итогом опыта, генера-
лизацией, обобщением ряда представлений. При этом говорим об об-
щем представлении. От него путь ведет к понятиям).

Поэтому обычное отличие представления от восприятия на основе
меньшей ясности, интенсивности, постоянства, большей бедности содер-
жания и недостатка пространственной локализации (типичной для вос-
приятий) является только весьма приблизительным и в значительной
степени механическим общим отличием. И из опытов Пшоника, напри-
мер, Известно, что реакция на представление сенсорного восприятия мо-
жет быть более интенсивной чем само восприятие, так как в некоторых
случаях (эмоциональное предубеждение) представление может быть еще
более отчетливым, чем само восприятие.

Представления необходимо отличать от персеверирующих образов
или от персеверирующих представлений, представляющих собой про-
явление инертности первых процессов. Например, если мы целый день

64

собираем малину или долго ищем грибы, или работаем целый день
с цифрами, то вечером перед сном у нас перед глазами появляется мно-
жество малины, грибов, цифр. В состоянии покоя они появляются легче
потому, что они не подавляются в это время более сильными раздражи-
телями.

Аналогично этому следует отличать представления от так называ-
емых наглядных образцов, которые в современной психологии называ-
ют единым термином «эйдетические представления». Они были деталь-
но изучены марбургским психологом Эрихом Йеншем, хотя на их суще-
ствование уже в 1907 году обратил внимание Урбанчич. Иногда также
говорят о «памяти органов чувств», потому что эти представления по
своему характеру приближаются к «точности» и ясности восприятия
с помощью органов чувств. Эйдетик «видит», например, свое предста-
вление настолько ясно, что он способен переместить коляску на образе
(в своем воображении) на несколько плиток дальше и точно сказать, где
она теперь будет стоять и т. п. Автор «Холопов» Ст. Реймонт забавлял
своих друзей тем, что ему было достаточно кратковременного раздраже-
ния - беглого взгляда на варшавскую площадь, чтобы, отвернувшись,
он точно описал все детали, что совершенно невозможно было объяс-
нить лишь обычным представлением. Эйдетические задатки чаще всего
встречаются в возрасте 10-15 лет (у нас изучением их занимался психо-
лог Ферд. Кратина).

Мы можем себе представить данные всех органов чувств, но инди-
видуальные различия воображения обусловлены именно преобладанием
представлений, происходящих от какого-нибудь одного органа чувств.

Наиболее легко мы можем определить три типа воображения:

- Визуальный (зрительный) тип: чаще всего вызываются зрительные
представления. При учебе индивид представляет себе страницы в кни-
ге, проектирует свои представления в пространство и т. п.

- Аудитивный (слуховой) тип: наиболее легко и наиболее отчетливо вы-
зываются слуховые представления. Индивид представляет себе тембр
голоса человека, о котором он думает, ритм и течение его речи. Из-
вестно, что Моцарт отличался исключительной способностью к слу-
ховым представлениям - он сумел после одного прослушивания кон-
церта записать по памяти его партитуру.

Индивид слухового типа учится вслух; написанные слова, имеющие
решающее значение для представлений оптического типа, он должен
иногда повторять хсй я бы потихоньку, если лишен возможности про-
износить их громко вслух.

Моторный (подвижной) тип, проектирующий свои представления
в область движений. Ритм песни он выстукивает пальцами или ногой;
представляет себе оркестр, «дирижируя» им. Наиболее яркими пре-
дставителями этого типа являются танцоры, художественные гимна-
сты; каждое представление, даже самое сложное, они способны пере-
воплотить, выразить движением.

Естественно, что эти три типа не являются единственными, хотя

65

они и наиболее отчетливы. Существуют лица со значительным преобла-
данием обонятельных представлений; это преобладание иногда наблю-
дается в процессе развития, например, у маленьких детей. Мы имели
возможность определять способность двухлетней девочки найти по запа-
ху владельца забытого зонтика. Обонятельное представление этой де-
вочки было тоже необычайно развито.

Наиболее распространенным является смешанный тип. Но это не
означает, что представления, относящиеся к отдельным сенсорным об-
ластям, равномерно распределены. Всегда имеет место преобладание
одной области при умеренном распределении остальных.

Значение типов является очевидным как при обучении, так и при вы-
боре профессии. Так, например, в области медицины, аудитивный тип,
безусловно, будет выгодным для фониатра, оптическо-моторный тип бу-
дет выгодным для хирурга и т. .п. Еще более отчетливым значение типов
воображения будет в некоторых других профессиях: архитектор нужда-
ется в выраженном пространственном воображении; дирижер в слухо-
вом и моторном и т. п.

Синестезиями называют представления из одной области органов
чувств, сопровождающие восприятия из другой области органов чувств.
Например, психолог Лангфельд изучал случай цветных представлений,
сопровождающих музыкальную гамму (в течение восьми лет). При зву-
чании аккорда сливались и цвета («до» сопровождалось красным цве-
том, «до-бемоль» - пурпурным, «ля» - холодным желтым, «си» - ярко
медным, «фа» - багряным и т. д.). Психофизик Фехнер тоже восприни-
мал звук «е» как желтый, звук «а» как белый, звук «у» как черный, звук
трубы вызывал у него представление красного цвета, а звук флейты - си-
него. Такие же ассоциации возникали у Боделера.

Синестезии, при которых слуховые восприятия вызывают зритель-
ные представления, называются фотизмами или синопсиями. Когда зри-
тельные восприятия вызывают слуховые представления, говорим о фо-
низмах, фонопсиях или о цветном слышании (1'audition coloree).

По яркости представлений различают типы с наглядным и нена-
глядным представлением. Это различие имеет значение и для исследова-
ния типа умственного уровня, при котором соотношение компонентов
наглядного и ненаглядного представления имеет и диагностическое зна-
чение.

Дефекты органов чувств вызывают дефекты и в соответствующей
области представлений: слепые дети (от рождения), например, описыва-
ют в сочинении осень таким образом, что в описании преобладают ося-
зательные, слуховые и температурные представления. Зрительные пред-
ставления отсуствуют, за исключением тех одиночных представлений,
которые ребенок воспринимает как осязательные, но описывает как зри-
тельные.

Ассоциация представлений

Представления группируются, ассоциируются. Представления не быва-

66

ют изолированными, поскольку наш опыт также не является изолиро-
ванным процессом.

Уже Аристотель установил для ассоциации представлений некото-
рые законы: подобности, контраста и контакта временно пространст-
венных связей. При своем развитии психология различным образом из-
меняла количество ассоциативных законов, пока, наконец, не остались
лишь два: закон подобности и контакта; однако нашлись авторы, кото-
рые справедливо указали на то, что и подобность является контактом;
в противоположность этому Мессер отрицает и закон контакта. Совре-
менная психология опирается не на академические споры, а на экспери-
ментальные работы, которые начал Франсис Гальтон, продолжили
Вунт, Кеттел и целый ряд других исследователей вплоть до исследовате-
лей советской школы Павлова (положившей, как известно, знак равенст-
ва между условным физиологическим рефлексом и психологической ас-
социацией) и Иванова-Смоленского. В СССР разработкой ассоциатив-
ного эксперимента для научных целей занималась Гаккель.

В основе всех ассоциативных экспериментов лежит ответ О (иссле-
дуемого лица) словом, которое первое придет ему на ум в ответ на сло-
весное, зрительное или слуховое раздражение.

Каждый ассоциативный эксперимент ограничен, во-первых, тем,
что ассоциации создаются перед экспериментом и эксперимент не может
определить, как они образовались (если речь не идет об усвоении нового
материала).

Вторым ограничением является вербальный характер ассоциатив-
ного эксперимента - реакция иследуемого лица может быть опять толь-
ко словесной.

Вудворт приводит четыре основных типа применяемых ассоциатив-
ных методов:

Свободная ассоциация в сопоставлении с управляемой и дискретная
в сопоставлении с континуальной.

1. Дискретная свободная ассоциация: исследуемый отвечает первым
словом, которое придет ему в голову после слова-раздражителя, произ-
несенного экспериментатором. При этом хронометром измеряется вре-
мя реакции.

2. Дискретная управляемая ассоциация: исследуемый отвечает по
данной инструкции (например, должен ответить словом, имеющим про-
тивоположное значение слову-раздражителю, или назвать окраску пред-
мета, которое было словом-раздражителем или же назвать его состав-
ные части и т. п.).

3. Континуальная свободная ассоциация: экспериментатор произно-
сит слово-раздражитель и исследуемый отвечает серией самостояетель-
ных слов так быстро, как только может (как правило, это делается
с условием, чтобы он не называл предметы, находящиеся в комнате, где
производится эксперимент).

4. Континуальная управляемая ассоциация: в отличие от свободной
континуальной ассоциации исследуемый получает инструкцию каким-
либо способом ограничить ассоциации (например, он должен называть

67

слова, связанные со словом «футбол»). Одновременно с произнесением
слова-раздражителя пускается секундомер (с последним слогом).

Результаты эксперимента могут касаться: 1. частоты (обычности)
различных ответов на слово-раздражитель; 2. ассоциативного времени
реакции; 3. классификации ассоциаций и 4. практического применения
ассоциаций, особенно в клинике.

Что касается частоты, то ее определили известные авторы частот-
ной таблицы Кент-Росанофф, исследовав 1000 лиц на 100 словах-раздра-
жителях тремя способами: подсчетом количества индивидуальных реак-
ций, подсчетом ответов с наибольшей частотой, приводимой отдельным
лицом, и средней величиной частот ответов отдельного лица. (На слово-
раздражитель «игла» у 1000 исследуемых отмечалась следующая часто-
та ответов: 160 раз - нитка, 158 раз - булавка, 152 раз - острый, 135 раз
- шьет, 107 раз - шитье, 53 раза - сталь, 40 раз - острие и т. д.).

Была произведена также классификация ассоциаций и достаточны-
ми считают: 1. определения, 2. дополнения и сказуемые, 3. координиру-
емые понятия и противоположные по значению и 4. оценки и индивиду-
альные ассоциации (пример, на слово - импульс «игла»: 1. инструмент,
2. острая, 3. нить, наперсток, 4. ранение, кровь). Классификация касается
также поверхности и глубины ответа, групповых различий и т. п.

Ассоциативный эксперимент был использован в практике, в клини-
ческой диагностике и в научно-исследовательской работе.

Особенно часто пользовалась ассоциативным экспериментом кри-
миналистика; в медицине ассоциативный эксперимент, как правило,
применяется в психодиагностике и очень часто в психотерапии неврозов
(психоанализ). Решающим в этих случаях является латентный период
ответа или неспособность реагировать.

Так, например, в случае кражи в интернате среднее время реакции
(в ряде ответов) на слово «карман» было 2,5; на слово «ящик стола» -
1,7. У виновника кражи на слово «карман» - 5,2 а на слово «ящик стола»
4,5 (хотя время реакции на другие слова-импульсы у виновника кражи
в общем равнялось времени реакции остальных).

В медицине ассоциативный эксперимент использует психоанализ
для выявления комплексов подавленных желаний и эмоций, содержащих
элементы недовольства, неуспеха, фрустрации и вины. Психоанализ та-
ким путем стремится открыть «подавленные» и «подсознательные»
комплексы. В качестве «наиболее чувствительных» слов приводятся ас-
социации из области любви, супружеской жизни, ссор, несправедливо-
сти, насмешек, презрения и сочувствия, опасности и смерти и т. д.

В настоящее время очень часто ассоциативный эксперимент приме-
. няют для изучения эффективности действия фармакологических вещесте
(ассоциативный эксперимент проводят перед приемом лекарства, в пе-
риод его действия и после прекращения действия) и т. д.

Иногда ассоциативный эксперимент может служить для определе-
ния эффективности психотерапии (критические слова с длительным ла-
тентным периодом при эффективной психотерапии имеют более корот-
кий латентный период и т. п. Шишкова и Иванов с помощью методики

68

плетизмографии исследовали изменение реакции на слово «роды», «ро-
довые боли» при психопрофилактической подготовке к родам).

Осознание связи между представлениями мы называем воспроизве-
дением представления.

Много занимается изучением ассоциативных связей и норм словац-
кий психолог Либуша Маршалова, которая выступает с инициативными
предложениями по использованию словесно ассоциативных- связей при
обучении иностранному языку (1974).

3. Воображение (фантазия)

Оно представляет собой творческие грезы, преобразование представле-
ний, отражающих реальность, и одновременно оформление и создание
новых воображаемых связей. Физиолог Гельмгольц, математик Пуанка-
ре, Россман (изучавший творческую фантазию нескольких сот изобрета-
телей) пришли к общему заключению, что настоящие творческие мысли
(вдохновение) возникают чаще всего после усиленной работы в период
разрядки.

Однако художественная или научная фантазия представляет собой
очень сложный процесс. В динамическом и диалектическом равновесии,
в гармонии и в противоречиях в нем содержится творческое усилие, не-
обыкновенно живая и конкретная точка зрения, верная память, интен-
сивная аналитико-синтетическая деятельность, страстная эмоциональ-
ная увлеченность, одновременное внимание к деталям и видение общего
и прежде всего замысел, осуществляемый при помощи систематического
упорного и сосредоточенного труда.

Фантазия требует уже обобщения, типизации и схематизации вооб-
ражения. Художественное произведение типизирует при сохранении ин-
дивидуального характера («Красноармеец» Маковского является ти-
пом, но одновременно он сохраняет индивидуальные черты).

Фантазия - это создание новых воображаемых связей на основе эм-
пирической материи предыдущих впечатлений. Различают фантазию:
а) воссоздающую и б) творческую.

Воссоздающая (реконструктивная - регистрационная) фантазия соз-
дает цепь представлений на основе данной схемы (чтение географиче-
ской карты, эпигоны).

Творческая фантазия создает оригинальные, новые связи воображе-
ний и мыслей. Это предполагает сначала диссоциацию, разрушение ста-
рых связей. И только на их обломках создаются новые связи. Поэтому
каждый великий творец обычно сталкивается с временным непонимани-
ем современников, привыкших к схемам (сравни: Бетховен, Сметана,
Маха, Яначек и т. д.).

Наглядно может иллюстрировать фантазию как новые связи пред-
ставлений поэзия. (В качестве примера приведем отрывок из произведе-
ний И. Горы: «Остановите свой бег, ветренные дни, поставьте на траве
свои шатры; рука, раздвинувшая тишину, платком тьмы омоет мои ра-

69

ны». Здесь имеется необычная оригинальная связь бегущих ветренных
дней, которые поэт хотел бы остановить для того, чтобы отдохнуть как
в шатре на травянистом лугу в целительной тишине - опять оригиналь-
но представляемой в подобии нежной руки, омывающей глубокую рану.)
Очень большое теоретическое значение для изучения фантазии, сна
и творческой деятельности имеет исследование галлюциногенов.

4. Память

Энграммы, позврляющие создавать представления, одновременно явля-
ются и физиологической предпосылкой памяти, которая тесно связана
с воображением. Физиологической основой памяти является пластич-
ность нервной системы. Также и между отдельными энграммами возни-
кают связи.

Новейшие исследования приносят доказательства того, что с обра-
зованием отпечатков связана концентрация и структура рибонуклеино-
вой кислоты (РНК). У червей вида Dugesia dorotocephalea был создан
условный рефлекс в лабиринте, имеющем форму буквы «Т» таким обра-
зом, что, когда они поворачивали в один рукав лабиринта, они всегда
получали электрический разряд, а в другой рукав они вползали беспре-
пятственно. Черви «научились» ползтУтуда, где была «свободная доро-
га», и сохраняли этот рефлекс и после того, как электрический ток был
отключен. После образования этого/рефлекса черви были разрезаны на
две половины и через некоторые время они регенерировали, как с голов-
ного, так и с хвостового конца. В обеих группах сохранился условный
рефлекс. Авторы эксперимента Корнинг и Джон затем модифицировали
эксперимент так, что после перерезки они содержали червей в воде с низ-
кой концентрацией рибонуклеазы, которая нарушает или изменяет
структуру вновь образующейся РНК. Это действие проявилось именно
у тех индивидов, которые регенерировали из хвостового конца, где,
естественно, перед перерезкой условная связь не была закодирована. Ре-
хЭультатом эксперимента явился тот факт, что черви, регенерировавшие
' при этих условиях из хвостового конца, не имели в лабиринте условной
связи.

Память - это запечатление, сохранение и воспроизведение (репро-
дукция, которая/предполагает узнавание) прежнего содержания нашего
опыта. Все традиционные психологии различают в процессе памяти три
«механизма)»; три «фазы», «компонента» и т. п.

1. Запоминание (рецепция, импрегнация).

2. Сохранение, удержание памяти (ретенция).

3. Воспроизведение (репродукция).

/Запоминание - это способность принимать новые импульсы (вос-
приятия, мысли, опыт). В старости она очень ограничена. Способность
/к запоминанию снижают, например, травмы головы и ряд заболеваний.
Способность к запоминанию весьма выражена у детей, но способность
к сохранению у них слабее.

70

Сохранение памяти - это способность удержать, сохранить знания
и сведения. Когда мы говорим о хорошей или плохой памяти, то, как
правило, мы имеем в виду способность отдельного лица удержать на-
дежно количественно большой объем сведений, понятий, представлений,
определений, опыта и т. п. Сохранение памяти у старых людей касается
только более старого опыта, который тем глубже погружается в детский
возраст, чем менее выражена способность к запоминанию новых сведе-
ний.

М. Фарадей в последние годы жизни имел настолько нарушенную
память, что забыл о том, что он открыл и снова работал над своим от-
крытием и вновь открыл ту же вещь. Память была расстроена более глу-
боко, чем творческий интеллект.

Воспроизведение памяти (репродукция) - это способность помнить
и обновить (репродуцировать) определенное содержание сознания. Вос-
произведение усиливает или ослабляет ряд факторов: утомление, силь-
ное возбуждение, алкоголь, кофеин, отдых.

Но разделение процесса памяти на вышеописанные три фазы явля-
ется лишь методическим вспомогательным средством для анализа про-
цесса памяти. К нему присоединяется, как правило, и процесс узнавания,
который отличается от процесса воспроизведения тем, что при воспро-
изведении речь идет об искомом содержании, а узнавание начинается
с данного содержания.

Воспроизведение: А дается в качестве раздражителя и опять позна-
ется А.

Подсознательный плагиат, например, является воспроизведением
без узнавания.

Память нельзя ограничить лишь только этими тремя или четырьмя
компонентами. Наш ежедневный опыт свидетельствует о том, что, на-
пример, стадия запоминания предполагает уже сохранение, а обычно
и необходимость воспроизвести сохраняющийся опыт и содержание па-
мяти. Одновременно принимает в этом участие и мышление и т. п.

В процессах памяти речь идет о мнемотехнической способности, об
общей биологической способности живой материи создавать в пластиче-
ской нервной системе систематически прочные и длительные связи.

. Что касается видов памяти, то здесь мы различаем:

а) память двигательную (она проявляется способностью репродуци-
ровать движение и поведение. Она является основой умения и привычек:
сравни, например, умывание по утрам и одевание);

б) наглядную (чувственную) память;

в) эмоциональную (аффективную) память;

г) логическую память, в противоположность -

д) механической памяти, которая не связывает материал логически-
ми связями, а довольствуется механическим запоминанием.

Так же как и при восприятии и воображении, мы можем и в данном
случае говорить о типах памяти (визуальная, акустическая и т. п.).

71

Что касается качества памяти, то память отдельных лиц отличает-
ся:

а) быстротой запоминания;

б) длительностью сохранения в памяти;

в) объемом запечатленного материала;

г) точностью запечатленного материала.-

Индивидуальное значение определенного явления или события или
определенной области реальности, начиная уже от ориентировочных ре-
флексов у животных, удовлетворение потребностей и пластичность цен-
тральной нервной системы являются важными предпосылками процес-
сов памяти. У человека - понимание, узнавание являются существенным
условием запоминания, когда речь идет о возможности запоминания.
Совершенно другие факты наблюдаются, например, у насекомых. Со-
ветский исследователь В. А. Вагнер изучал «память» шмелей; А. Бете за-
нимался изучением «памяти» пчел. Они установили, что достаточно
только переместить гнездо или улей на полметра или на метр и насеко-
мое уже не может его найти. Следовательно, в этом случае речь идет не
о фактической памяти, а о топографической. Но при этом остался нере-
шенным другой вопрос: не идет ли здесь речь о специфическом органе
чувств или направления, или ориентации.

Запоминание может быть непроизвольным или произвольным, це-
ленаправленным; в таком случае по сути имеет место процесс учения
(в более узком смысле слова).

5. Учение и теория учения

Понятие «учение» не имеет однозначного определения и исходит из от-
дельных теоретических концепций. Относительно долго на рассуждения
и теоретические предпосылки исследования учения оказывали влияние
эксперименты Эббингхауза из области мнемонического учения, каса-
ющегося в особенности усвоения вербального материала, запоминания
(см. ниже).

Под влиянием психологов-бихевиористов, которым при наблюде-
нии за поведением животных учение представлялось одной из основных
проблем, целая группа психологов полагала, что 'при обучении в сущно-
сти речь идет об «изменении в способностях, в поведении и знаниях, по-
являющихся вследствие тренировки, следовательно, вследствие одномо-
ментного или многократного повторения материала» (Баркоци Илоне,
Путноки Ене, 1972). В общем учение в этом смысле следует понимать
как изменение способностей, выражающееся в том, что предыдущая де-
ятельность оставляет прочные последствия, влияющие на последующую
деятельность.

Совершенно по-другому понимает учение советская психология
обучения, наиболее ярким представителем которой является А. Н.
Леонтьев. Он понимает обучение животных в основном как процесс
приобретения индивидуального опыта. Организм учится вседствие того,

72

что он адаптируется к условиям своей жизненной среды. В отличие от
того человеческое обучение напоминает скорее процесс активного воз-
действия на окружающую среду, чем приспособление к ней. Человек
учится вследствие того, что он присваивает общественно-исторический
опыт человечества, опредмеченный в продуктах человеческого труда,
что он овладевает общественными, исторически возникшими формами
и способами деятельности и переводит, интериоризирует их в деятель-
ности внутренние, духовные, психические.

Большим вкладом в психологию учения явилось физиологическое
учение Павлова о высшей нервной деятельности. И. П. Павлов в сущно-
сти старался найти физиологическое объяснение основного понятия ас-
соционистической психологии - ассоциации, соединения представлений,
прочного соединения двух содержаний. Он разработал общеизвестный
гениальный метод классических условных рефлексов. Суть его заключа-
ется в том, что одновременно или с небольшим опережением, с биологи-
чески важным безусловным раздражителем, за которым следует биоло-
гически безусловная реакция (при приеме пищи выделяется слюна; на
укол иглой организм отвечает мгновенно защитным рефлексом), соеди-
няется биологически инертный, не имеющий значения раздражитель (на-
пример, звуковой или световой сигнал). После многократного повторе-
ния этого условного, неадекватного раздражителя с безусловным раз-
дражителем (пищей) бывает достаточно только светового или звукового
сигнала для того, чтобы появилась реакция слюноотделения и при от-
сутствии безусловного раздражителя (пищи). Собака выделяет слюну,
как только появляется сигнал, который ничего общего не имеет с самим
рефлексом слюноотделения.

Образование условных реакций и связей является учением. Речь
идет в сущности о сигнализации последующих биологически важных ре-
акций. Однако условный рефлекс необходимо время от времени поддер-
живать применением безусловного раздражителя для того, чтобы не на-
ступило угасание условной, наученной реакции - условная связь в про-
тивном случае перестала бы иметь биологический смысл. Интересно,
что созданные связи и после «угасания» латентно еще сохраняются. Ес-
ли бы мы после какого-нибудь интервала времени применили опять
условный раздражитель, то условная реакция появится без усилий -
произойдет «спонтанное восстановление».

Однако с помощью классического метода условных рефлексов мож-
но вырабатывать не только условные двигательные и сенсорные реак-
ции, но и эмоциональные (известны, например, опыты Миллера с испу-
гом крыс). Этот факт подтверждается также опытом с генерализиру-
ющимися невротическими фобиями: больной, который упал в обморок
в операционной, испугавшись операции, падал в обморок и при виде бе-
лого халата в парикмахерской.

Выработка классических условных рефлексов, однако, не является
единственным способом. Торндайк (1889) и Скиннер (1939) в экспери-
ментах на крысах доказали значение так называемых инструментальных,
оперантных методов выработки > словных рефлексов.

73

Основное различив между классическим и инструментальным мето-
дом выработки рефлексов заключается в проблемной ситуации «на-
учиться» связи между целью и средством, инструментом. Кошка Торн-
дайка, запертая в клетке, добралась к пище, лежащей перед клеткой,
вначале таким образом, что случайно нажала на механизм, открыва-
ющий дверцу. В каждом последующем эксперименте уменьшалось чис-
ло излишных нервных движений вплоть до того, что, наконец, она на-
училась пользоваться механизмом сразу после того, как ее сажали
в клетку. Аналогичным образом крысы в экспериментах Скиннера на-
учились добираться к пище, надавливая на кнопку.

Следовательно, имеется принципиальное различие между классиче-
ским и инструментальным методом выработки условных рефлексов, за-
ключающихся прежде всего в том, что при классическом методе реакци
не ставится как проблема. Можно было бы сказать, что речь идет о меха-
ническом, самопроизвольном, спонтанном учении, в то время, как при
инструментальном методе учения появляется проблемная ситуация, не-
обходимость найти связь между средством и целью, требующая актив-
ного участия подопытных животных.

Следующие важные компоненты процесса учения открыло извест-
ное видоизменение инструментального метода учения, так называемый
лабиринтный метод учения. Наиболее часто встречающиеся типы лаби-
ринтов имеют форму букв Т, У или форму шахматной доски, улитки и т.
п. Исследование в лабиринте имеет преимущество, заключающееся
в том, что меру сложности изменений раздражителей здесь можно точно
определять, имеется возможность сравнивать также реакции индивидов
низшего и высшего классов и т. п. Иеркс например, доказал, что и до-
ждевых червей после ста опытов можно «научить» избегать одного пле-
ча лабиринта, имеющего форму Т, в котором они подвергались раздра-
жению электрическим током.

При лабиринтном методе изучения всегда речь идет по существу
о дискриминационной реакции, о выборе решения в проблемной ситу-
ации. Ввиду того, при этом необходимо научиться в разных «решающих
пунктах» производить целую серию движений, чтобы таким путем дой-
ти к цели (к пище, избежать удара и т. п.) - говорят о так называемом се-
рийном учении.

Мы наметили лишь некоторые подходы к проблематике учения, ко-
торая со времени ассоцианизма, первичного бихевиоризма и условных
рефлексов разрослась в многочисленные экспериментальные исследова-
ния и теоретические концепции.

В современном бихевиоризме преобладают концепционистическне
теории (связи между стимулами и реакциями). Видными представителя-
ми этих теорий являются Р. Гутрие и Эстес. Другие концепционисты ис-
ходят скорее из теории закрепления и из работ Торндайка и Скиннера
(см. Работы К. Л. Галла, Спенса, и др.).

Познавательная теория, основанная первоначално на гештальтпси-
хологии и на работах Келера и Левина, нашла свое отражение в учении
Толмана о поведении как деятельности, направленной к цели и особенно

74

в теории Ч. К. Осгуда, различающей в учении две фазы: в первой фазе
решается вопрос о том, какие импульсы имеют значение для организма
и становятся символами или знаками, в то время как во второй фазе ор-
ганизм меняет свое отношение к среде при помощи инструментальной
реакции.

КОРА И ТЛЛЛМУС

I Т     it

I ИНГИБ ЦЕНТРЫ I
ХИМИЧЕСКИЕ	.-•'  '—————:——————'   'Ч

и ФИЗИЧЕСКИЕ влияния .,-	!                'у.   СЕНСОРНЫЕ ИМПУЛЬСЫ

ВНУТРЕННЕЙ СРЕДЫ	Ч.       .—————±—————.     .,•'

ОРГАНИЗМА	''"О       ВОЗБУДИТ.         If'

$& f
л-ь. v

ЦЕНТРЫ

' РЕЗУЛЬТАТИВНОЕ
ПОВЕДЕНИЕ

Рис. 20 Схема физиологического влияния мотивации.

Следующую группу чеорешческих концепций учения преде 1ав.1яс1
кибернетическое понимание, особенно теория информации.

Оригинальным является понимание Пиаже, стоящее в стороне от
этих больших теорий учения; оно стремится избежать как опасности ме-
ханистического понимания, так и недостаточного акцентирования ак-
тивности индивида в процессе учения; Пиаже в частности разработал
сенсорно-моторную схему деятельности ассимиляционной и аккомода-
ционной способности организма. Этим он, по нашему мнению, значи-
тельно приблизился к адаптационной теории Леонтьева и к концепциям
советской психологии вообще.

Сложность проблематики учения проявится еще более отчетливо,
если обратить внимние на отдельные его компоненты с разных точек
зрения: при этом возникают проблемы целенаправленного и непроиз-
вольного спонтанного учения; проблемы двигательного учения (напри-
мер, ходьба, более грубая и тонкая моторика); сенсорное и сенсомотор-
ное учение (например, величина предмета, положение в пространстве
и т. п.); проблемы вербального учения (мнемоническое учение, понима-
ние, учение с помощью понятий и т. д.); проблематика абстракции, гене-
рализации, образования связей; проблемы социального учения (общест-
венная роль, подражание и т. п.). Наконец, в современной фазе психоло-
гического развития на первый план выходят особенно вопросы учения,
связанного с мотивацией, интересами, социальными потребностями
и т. п.

75

О некоторых проблемах будет упомянуто в следующих главах.
Остальные теории учения имеют большое значение в медицинской пси-
хологии. Для иллюстрации можно привести значение учения Павлова
для теории неврозов, учение об экспериментальных неврозах или опыты
Моссермана, имеющие целью приучить кошек к алкоголю; понимание
неврозов (Салливан, Александер и др.) как заучивание нежелательных
реакций и т. д. Примером может служить и бихевиоральная психотера-
пия (у нас учебная психотерапия Кондаша и др.) и т. п.

Забывание

Забывание, как это ни звучит парадоксально, является важным условием
запоминания. Оно имеет боьшую биологическую ценность и физиологи-
чески обусловлено угасанием условных связей, которые уже ничего не
сигнализируют организму и тем самым утрачивают свое значение.
В сущности речь идет об «атрофии» от бездействия.

Значение забывания заключается также и в том, что оно не загружа-
ет центральную нервную систему и освобождает место для новых'свя-
зей.

Результатом многочисленных экспериментальных тестов забывания
является в первую очередь известная кривая забывания Эббингауза. Бы-
ло установлено, что, если снова заучивать ряд бессмысленных слогов,
которые уже однажды были выучены и забыты, мы сэкономим через
определенные промежутки времени как время, так и количество повто-
рений, если будем этот ряд заучивать снова:

Интервалы времени в часах (днях) 1/3 - 1 -8,8-24-6 дней - 31
день

Экономия в % первоначального времени: 58,2 - 44,2 - 35,8 - 33,7 -
25,4 - 21,1

Через 20 минут мы забываем примерно 42 %, через час - 50 %, через
6 дней примерно 75 %, а через месяц примерно 4/5 запоминаемых бес-
смысленных слогов (рис. 21).

От забывания необходимо отличать вытеснение из памяти (оттесне-
ние в подсознательную область), которое так же, как и ошибочные
действия (оговорки, описки), психоанализ расценивает как какое-то до-
казательство комплексов. Сознательное «Я» осуществляет цензуру и от-
тесняет в область подсознания в первую очередь сексуальные желания.

Но эту ригидную точку зрения паi[сексуализма побеждает сама эм-
пирия. Когда, например, Пьер в «П^ине и мире» не слышит залпа кара-
тельного отряда, под пулями которого только что пал его предшествен-
ник, то это «вытеснение» (конечно, ни в коем случае не «либидинозное»)
произвело переживание чрезмерной интенсивности (ожидание смерти).

Несомненно, может также произойти и вытеснение в результате се-
ксуальной травмат! нации, хотя и гораздо реже. За десять лет практики
мы нашли только один единственный случай, который мог бы служить

76

в качестве иллюстрации вытеснения чрезвычайно сильного импульса се-
ксуального характера: 19-летняя больная страдала приступами, появля-
ющимися всегда перед менструацией, во время которых она врывалась
в ванную, начинала исступленно мыться, после чего с криком впадала
в бессознательное состояние. Причина была психогенной: на спящую
и ничего не предполагавшую девушку напал ее жених, о присутствии ко-
торого в соседней комнате она вообще не подозревала, и попытался ее
изнасиловать. Девушка спаслась от насильника и бросилась в ванную
отмыться. Там с ней случился первый припадок (у нее была менстру-
ация). Травматизация имела такую силу, что девушка впоследствии «за-
была» о решающем переживании. Она вышла замуж за своего жениха,
но чувствовала к нему глубокое отвращение, а когда она после свадьбы
приехала со своим мужем в тот город, где он работал, ей показалось,
что трубы фабрики качаются, причем у нее появилось ощущение тошно-
ты, дурноты и т. д.

При психотерапии, сопровождающейся возрастающим возбуждени-
ем по мере приближения объяснения истинной причины приступа, она
с возгласом «уже знаю! уже знаю» вспомнила все в тот момент, когда
бежала в ванную при приближении привычного приступа. Приступ
в этот раз не развился и в дальнейшем они исчезли.

Рис. 21 Кривая запомина-
ния Эббингхауза. Однофа-
зовые кривые учения.

•	•                  •                  :

О	5          10         15         20

ЁРЕМЯ ИЛИ КОЛИЧЕСТВО ЭКСПЕРИМЕНТОВ

X

X

о

60 ...

12345

10

•
15

20

25

30

ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ В ДНЯХ

77

Следовательно, в данном случае речь шла, как и в романе Л. Н. Тол-
стого при эпизоде с Пьером, о переживании супрамаксимальной интен-
сивности, непереносимом для центральной нервной системы, с последу-
ющим защитным подавлением.

Память и учение

Учение (усвоение) в более узком смысле слова, в смысле намеренного за-
поминания, как психический процесс было подвергнуто многочислен-
ным опытам и- экспериментальным исследованиям. Оказалось (напри-
мер, опыты Шардакова), что существует ряд условий, необходимых для
успешного запоминания.

Мы полагаем, что наибольшее значение из них имеют следующие:

1. Определение цели учения, мотивация. Если мы не знаем вообще,
для чего мы учимся, если единственным мотивом учения является страх
перед наказанием или просто необходимость учиться, то результат бу-
дет незначительным. Но если мотивом учения будет интерес или инте-
рес, связанный с дальнейшими перспективами, то результат учения бу-
дет хорошим и прочным.

2. Определение способа запоминания. Имеется разница в том, требу-
ет ли учитель дословного запоминания или запоминания сущности.

3. Индивидуальный и коллективный способ учения. В качестве наи-
более эффективного выступает комбинация индивидуального и коллек-
тивного способа учения в том смысле, что индивидуальный способ явля-
ется лишь коррекцией ошибок, допущенных отдельным лицом, несмо-
тря на коллективную совместную работу и критику.

4. В процессе запоминания необходимо сделать более интенсивной
работу в середине запоминаемого материала, так как экспериментально
было доказано, что наиболее легко запоминаются начало и конец,
а с большим трудом - средние части учебного материала (если они явля-
ются однородными - например, стихотворение).

Следовательно, здесь имеет место зависимость запоминания от рас-
пределения материала.

5. Если постепенно повышать сложность материала, то улучшается
запоминание.

6. Эмоциональная предвзятость (интерес) необычайно влияет на за-
поминание.

7. Очень важно повторение и именно повторение с интервалами. Не-
прерывное повторение, «заучивание» вплоть до полного запоминания
и экспериментально проявило себя как нецелесообразное и неэкономич-
ное. Так, например, при попытке запоминать длинное стихотворение
ученикам 4 класса при обучении с непрерывным повторением было не-
обходимо 19 повторений, следующих одно за другим; и только 7 повто-
рений, при повторении стихотворения 2 раза в день (см. рис. 22).

8. Оказалось что при небольшом объеме материала выгоднее учить

78

Рис. 22 Кривая запоминания. Коли-
чество запомненных бессмысленных
слогов растет в зависимости от числа
повторений.

:        1        Г     •       •       i       i       :       •       I       i

1     2   3   4   5   6   7   8   9 10 11 12

КОЛИЧЕСТВО ПОВТОРЕНИЙ

ei о целиком (\ лобально), при больших объемах материала выгоднее уче-
ние комбинированное (глобальное с парциальным). Наименее подходя-
щим является учение по частям (механическое, если, например, выучить
первую часть стихотворения, потом другую и повторить, затем выучить
третью часть и повторить все вместе и т. д.). Наиболее рациональным
является такой способ, когда вначале распределяют материал и стара-
ются запомнить его как единое целое при максимальной сосредоточен-
ности и постоянном понимании связей и соотношений. Затем повторяют
- по частям - самые существенные и самые трудные места и имеющие
значения части и, наконец, повторяют весь материал целиком.

9. Одним из самых важных условий является учение с пониманием
и созданием взаимосвязей и взаимоотношений между мыслями и поня-
тиями, между содержанием отдельных частей усваиваемого материала.

10. Используем для учения наиболее подходящее время. Наилучшим
временем для учения является дообеденное время и позднее послеобе-
денное время; что касается времени года, то следует отметить что в лет-
ний период работоспособность бывает понижена.

В противоположность этому у невротических типов работоспособ-
ность бывает повышена в поздние вечерние часы и самой низкой она бы-
вает в ранний дообеденный период. Поэтому целесообразно материал
распределить по трудности и в зависимости от индивидуальной кривой
работоспособности.

Следовательно, наилучшая методика учения будет следующая: вна-
чале изучать с усилием и с максимальной сосредоточенностью матери-
ал, который стараются понять как можно лучше (ищут основную мысль,
классифицируют по важности значения, на полях сокращенно отмечают
одним термином сущность абзаца, подчеркивают важные вещи и т. п.).
Затем повторяют, контролируют и сравнивают, правильно ли была по-
нята сущность материала, и расширяют усваиваемый материал присо-

79

единением деталей. Наконец, с интервалами повторяют и углубляют.
Очень полезно бывает всегда хотя бы перелистывать уже прорабо-
танный материал, без прямого повторения его.

Знания и умения

При помощи учения мы приобретаем не только знания, но и умения. Ре-
шающую роль для умения играет упражнение. Знания, естественно, по-
могают при выработке умений. Чтобы научиться кататься на лыжах, не-
обходимо прежде всего знать как при этом поступать. Упражнениями
устраняется первоначальное неумение, пока не будет достигнуто совер-
шенное и четкое овладение весьма необходимыми движениями.

Между знаниями и умениями существуют такие же взаимоотноше-
ния, как между теорией и практикой. Упражнение устраняет нецелесо-
бразность, неэкономность. По существу речь идет об образовании дина-
мических стереотипов.

С помощью упражнений создаются автоматизмы, автоматизиро-
ванные, механизированные действия - привычки, но могут вырабаты-
ваться также и вредные привычки. Ряд тиков, например, начинается с то-
го, что ребенок отбрасывает длинные волосы, закрывающие его глаза
или подергивает плечами, чтобы надеть падающее с плеч слишком сво-
бодное пальтишко. Аналогично тому и истинные вредные привычки (на-
пример, ковыряние в носу, почесывание головы или за ушами и т. п.)
возникают как динамические стереотипы при помощи упражнений,
вследствие которых они постоянно укрепляются.

Некоторые современные авторы рассматривают даже неврозы как
нежелательные наученные реакции, выработанные при помощи внеш-
них раздражителей, прежде всего социального характера.

Положительное влияние одного вида умения на другой вид называ-
ется переносом, трансфером (нечто другое представляет собой трансфер
в психотерапевтическом смысле - см. соответствующую главу).

Так, например, привыкнув изучать один иностранный язык, человек
становится более способным изучать еще и другой иностранный язык,
учение этим облегчается. И, наоборот, усвоенное ранее умение мешает
приобретению нового умения. В таком случае говорят об интерферен-
ции (от вредных привычек трудно избавиться!).

Некоторые особенности процессов запоминания

Очень сильные аффективные переживания (если они не обладают супра-
максимальной силой, как мы видели на вышеприведенном примере)
способствуют усилению памяти, вызывают гипермнезию (очень долго
помним о нанесенной обиде, о грубом, враждебном поведении по отно-
шению к нам). В других случаях, наоборот, встречается гипомнезия
(ослабление памяти) особенно у пожилых лиц, или парамнезия, т. е. ис-

80

кажение содержания памяти, хотя и не всегда речь идет о так называ-
емой конфабуляции (измышлении, или фантастической псевдологии).
Если эти изменения памяти приобретают слишком массивный характер
или встречаются у психически больного человека, то они, естественно,
представляют собой уже патологические состояния (см. учебник психи-
атрии, где имеется глава о потере памяти, вызванной, например, трав-
мой, об амнезии).

6. Мышление и речь

Мышление представляет собой процесс отражения общих свойств пред-
метов и явлений и поиска и создания (понимания) взаимосвязей и вза-
имоотношений между ними. Мышление - это обобщенное познание
объективной действительности. Характерно, что мышление начинается
с задержки движения, хотя само оно является движением (теоретик про-
тив практика). Это обусловлено проблемной ситуацией, задачей, кото-
рую необходимо решить. Методы экспериментов и ошибок, когда мы
эмпирически пробуем различные комбинации, еще не являются мышле-
нием, хотя некоторые авторы и утверждают это. (Сравни, например,
весьма наглядные опыты Келера с шимпанзе или опыты Ладыгиной-
Коте, чтобы было ясно, что речь идет о какой-то предстадии мышления,
именно о «постановке проблемы». Но мышление после постановки про-
блемы идет иным путем, а не методом опытов и ошибок!)

Фазы мышления следующие:

1. Проблемная ситуация (пах. правило, сопровождаемая удивлением,
которое уже Платон рассматривал как начало познания. Ориентировоч-
ный рефлекс на уровне животных хорошо иллюстрирует, о чем идет
речь: животное замирает, полное напряженного внимания, стоя перед
решением ситуации и ориентируясь в ней).

Проблема (вопрос) поставлена, «если деятельность имеет цель, но
не имеет ясной или хорошо знакомой дороги и цели. Исследуемый дол-
жен найти и испытать дорогу к цели. Если он.найдет дорогу, то найдет
и решение, хотя и не всегда наилучшее... О мышлении мы говорим
в том случае, если попытки исследуемого выходят за рамки непосредст-
венно предложенной ситуации и если при этом он использует память
и понятия, приобретенные раннее» (Вудворст).

Когда мы утром умываемся, одеваемся, то это еще не проблемная
ситуация, но если например, утром после вставания с постели мы пора-
ним руку так, что не сможем ею вообще владеть, то умывание и одева-
ние станут для нас проблемой, ранение поставит нас перед проблемной
ситуацией, хотя и довольно простой. Следовательно, решающим знаком
проблемной ситуации является тот факт, что мы осознаем ее как про-
блемную ситуацию.

Поэтому можно говорить о верхнем и нижнем пороге в зависимости
от того, что некоторые ситуации мы осознаем уже как проблемные в от-
личие от всех других ситуаций, не являющихся для нас проблемными;

81

под верхним порогом мы понимаем ситуации, которые для нас являют-
ся неразрешимыми, от решения которых мы просто заранее отказыва-
емся.

Проблемная ситуация нас ведет к:

2. Определению цели. Цель становится определяющей, детермини-
рующей тенденцией процесса мышления, организует и направляет нашу
деятельность до тех пор, пока мы не найдем решения.

3. Решению. Мышление не должно быть всегда логическим, однако
логическое мышление является гарантией правильного мышления.
В связи с тем, что современная логика видит в связях первичный логиче-
ский материал, а мышление является постижением связей, необходимо
ознакомиться с теми основными операциями логики, которые по тради-
ции рассматривают как методы, ведущие к образованию логически пра-
вильных связей.

Анализ и синтез

Путем разбора сложной действительности, путем разложения на про-
стые и уже известные факты (анализ) мы стараемся понять неизвестное
и сложное. Следовательно, анализ предполагает сравнение и различение
(компарацию и дискриминацию). Например, мы внимательно изучаем
симптомы заболевания, некоторые из них являются такими же, как при
определенном заболевании, но два из них, весьма существенных симпто-
ма, отличаются от них. Мы сравниваем и анализируем.

Следовательно, анализ проводится от целого к элементам, в то вре-
мя как синтез проводится от знакомых явлений к неизвестным компле-
ксам. И в нашем случае анализ и синтез дополняют и проверяют друг
друга. Синтез, обычно, приводит данный материал к гипотетическим
предположениям, которые действительность проверит или не проверит
в качестве правильных.

Абстракция и детерминация (конкретизация)

Абстракция заключается в упрощении действительности путем отвлече-
ния от деталей и в символизации данной действительности. От анализа
она отличается тем, что в ней уже нет сознания связаности с конкретной
целой величиной.

Результатом абстракции являются схематические абстракты
(абстрактные схемы) как проявление целостного характера человеческо-
го мышления: «животное», «что-то», «нечто» являются плодом
абстракции так же, как понятие бесконечности, идентичности и т. п.

Абстракция совершенно необходима. Единая конкретная действи-
тельность сама по себе была бы для нас непроходимыми и непроница-

82

емыми джунглями. Абстракция - это упрощение, схематизирующая кар-
та действительности, первое обобщение нашего опыта.

Конкретизация, детерминация - это процесс, совершенно противо-
положный абстракции. Мы исходим от абстрактов и принимаем забытие
абстракции: возвращаемся к конкретным явлениям. Мы поступаем так,
например, когда общие сведения (о какой-нибудь нозологической едини-
це) переносим на случай конкретного заболевания у конкретного боль-
ного.

Индукция и дедукция

Индукция является собственным методическим носителем получения
сведений. Недаром для Бэкона, который в противоположность древней
и средневековой дедукции подчеркнул ее значение, гарантией стало его
убеждение, что «знание это сила!».

Индукцию можно рассматривать как метод гипотез, создаваемых на
основе приобретенных знаний. Уже известными методами (анализом,
абстракцией, сравнением, аналогией) мы рационализируем свой опыт,
переходим от отдельных фактов к опыту определенного класса (напри-
мер, перевод газов в жидкое состояние), а от них к большим обобщениям
действительности.

Следовательно, индукция является генерализационной гипотезой на
основе повторного опыта, которая приобретает большую или меньшую
долю истинности (правдивости), большую или меньшую вероятность
верификации новыми экспериментальными фактами.

Дедукцию довольно механически рассматривали в качестве метода,
противоположного индукции. Но это неправильно, потому, что не произ-
водим дедукцию лишь исключительно из общего. С помощью дедукции
мы приобретаем сведения из сведений того же уровня или сведения из
сведений высшего уровня (пример, а - в, а = с, следовательно с = в; ес-
ли правда, что все живое является одушевленным, то психологические
наблюдения можно проводить всюду, где определяется жизнь, т. е.
и у одноклеточных организмов).

Поскольку дедукция исходит из того, что уже известно, очевидно,
что она имеет верификационный контролирующий характер. (Аксиомы
дедукции как транзитивность взаимоотношений, субституция относится
к логике).

Понятие и научное познание

Наше мышление будет тем точнее, чем более точные и бесспорные поня-
тия мы связываем.

Понятие возникает из обычного представления (контуров) путем

83

уточнения, оно является результатом процесса мышления, с помощью
которого и ребенок и взрослый открывает взаимосвязи между предмета-
ми и событиями.

Например, ребенок вначале представляет конкретную собаку Сул-
тана, которую генерализует без дифференциации на всех четвероногих:
все, что имеет четыре ноги, является Султаном. Затем следует диффе-
ренциация путем сравнения, анализа и первого синтеза: собака Султан,
собака Тирл. А после этого следует обобщение опыта - общее предста-
вление (абрис): собака.

И наконец, возникает понятие как совокупность основных призна-
ков, отсылающих нас к предмету. Оно образуется путем включения кон-
кретного восприятия или представления в содержание имевшегося рань-
ше представления ассоциации со. словом.

Точные понятия мы приобретаем путем определения (дефиниция).
Это перечисление всех существенных признаков понятия в форме сужде-
ния (мнения). Мнение - это решение, которое может быть правильным
или неправильным действующим или недействующим. Решения (опре-
деления) могут быть простыми и сложными (сложные - это соединения
отдельных простых определений с помощью промежуточных связей -
грамматически речь идет о сложном предложении). Современная логика
признает в качестве логических знаков схемы правильных сложных
определений - тезисы (введение в современную логику написал Андрей
Грегорчук - «Популярная логика», 1957, чешский перевод с польского).
Логика управляет нашими мыслительными операциями в том
смысле, что ее правила являются обязательными для всех, кто хочет
правильно мыслить. Но психология мышления и логика мышления -
это не одно и то же. Психология исследует процесс мышления без оцен-
ки его логической коректности.

Наука как таковая представляет собой нечто больше, чем только ло-
гическое мышление. Определенная наука пока является наиболее воз-
можным обобщением познанных взаимоотношений и связей, логически
конкретных и адекватных фактическому материалу (опыту), однородной
системой сведений (предложений и их систем).

Научное познание неустанно развивается - асимптоматически при-
ближается к абсолютному познанию. Логика, является формальной пред-
посылкой науки.

Противоположностью научного познания являются различные суе-
верия и предрассудки - убеждение в значении данных, которые не соот-
ветствуют опыту и не выдерживают критики логикой. По эмоционально
сильному убеждению в их действительности они не отличаются слиш-
ком от бреда, который также является несоответственным объяснением
действительности, сопровождающимся непоколебимым убеждением
в его правильности. Речь идет о неправильном объяснении, о неправиль-
ной интерпретации действительности и на них распространяется выра-
жение Паскаля: «Сердце имеет свои доводы, непонятные уму».

Но бред представляет собой уже явление патологическое, относяще-
еся к психопатологии.

84

ОБЪЕКТ

СЛЫШИМОСТЬ САМОГО СЕБЯ

СЛОВО	СЛУХОВОЙ
МАТЬ    r^U—^-^s—k. АНАЛИЗАТОР.
РЕЧИ

J:

АНАЛИЗАТОРНЫЙ
СТЕРЕОТИП	|
СЛОВА                        '

О ГОЛОСОВОЙ

СТЕРЕОТИП

J (ПОВТОРЕНИЕ)

КИНЕСТЕТИЧЕСКИЙ
_k АНАЛИЗАТОР
РЕЧИ

АНАЛИЗАТОРЫ

J

АНАЛИЗАТОРНЫЙ	,
СТЕРЕОТИП ГЕНЕРАЛИЗОВАННАЯ^*
ОБЪЕКТА ——————^ РЕАКЦИЯ ^———^

Рис. 23 Физиологические механизмы образования речи (по Грбеку).

Генез мыслительных процессов

Сравнительная психология и психология детского мышления принесли
много сведений о генезе процессов мышления. Деятельность ребенка
спустя некоторое время после рождения складывается из цепи условных
рефлексов. Как только ребенок оказывается способным создавать услов-
ные рефлексы, являющиеся уже чем-то большим, чем только удовлетво-
рением естественных физических потребностей (например, ребенок пере-
стает кричать как только увидит подходящую к нему мать), он начинает
различать себя и среду. Методом опыта и ошибок (так же, как это на-
блюдается и у человекообразных обезьян) он пытается решать задачи.
Средством для этого является детская игра, имитирующая взрослых -
имитация социальных отношений в особенности, поскольку в данном
случае речь идет о зачатках соединения теории и деятельности (ребенок,
занятый игрой, например, не реагирует на опасность - именно так, как
Архимед - отделяется от среды). Воображение и фантазия проявляются
сильнее, чем восприятие. Но как только перед ребенком встает проблема
(например, при игре «в доктора»: «А как бы я делал операцию?» И он
строит для себя операционную), то он пытается решить ее, ищет вза-
имосвязи, обобщает, использует имеющийся опыт, мыслит.

Мышление в действительности идет от наглядного и действия к тео-
ретическому в форме понятий (см. предыдущий текст).

85

Речь

Речь нераздельно связана с мышлением, хотя нельзя мышление отожде-
ствлять с речью уже потому, что в многих случаях мы имеем мысли,
к которым ищем дополнительно слова.

Мы ранее указали на то, как предложения, определения были приня-
ты современной догикой в основу ее рассуждений.

Речь прежде всего имеет коммуникативное, общественное значение.
Она возникла в процессе исторического развития вместе с мышлением,
а предпосылкой для этого явилась общественная практика. Коммуника-
тивное значение речи важно не только для данного момента. Речь отли-
чает нас от животных и благодаря ей мы стали властелинами (благодаря
устной и письменной речи) всего опыта, приобретенного прошлыми по-
колениями. Особенно хорошо видно значение речи на развитии ребенка.
В возрасте 1,5 года он знает приблизительно 20 слов, в 2 года - 300,
в 3 года - уже около 900 слов. Именно с помощью речи углубляется кон-
такт с обществом (поэтому иногда дети сердятся вплоть до аффектив-
ных судорог, когда не могут сказать, объяснить, о чем они думают). Но
одновременно развитие речи происходит в тесной взаимосвязи с де-
ятельностью ребенка. Слово является обобщенным сигналом, таким же
реальным раздражителем как предмет, импульс, символом которого
оно является. Поэтому оно имеет не только коммуникативное значение,
но также и ориентировочное, является пусковым механизмом биологи-
чески требуемой условной реакции (слово «лимон» вызывает активную
деятельность слюнных желез) (рис. 23).

7. Уровень умственного развития (интеллигентность, интеллект)

Хорошее или плохое мышление обычно связывают с понятиями интел-
лигентности или интеллекта. Мы не будем заниматься спорами, каса-
ющимися этих двух понятий, во многом отличающихся друг от друга.
Как правило, чаще применяют слово «интеллект» в качестве определе-
ния адаптационной способности быстро и целесообразно реагировать на
новую ситуацию (практическая интеллигентность), в то время как более
узкое выражение «интеллигентность» применяют для обозначения вро-
жденной способности индивидуального качества анализа и синтеза (ин-
теллигентность теоретическая, качество мышления). Иногда бывает на-
оборот.

Для того чтобы избежать этих противоречий, мы будем использо-
вать термин «уровень умственного развития», который применяется все
чаще и чаще.

Когда мы используем термин «уровень умственного развития»
именно потому, что хотим избежать противоречивого применения тер-
минов «интеллигентность» и «интеллект», то мы думаем о наглядной
и ненаглядной интеллигентности, о способности к анализу и синтезу, ко-
торые проявляются в первую-очередь мышлением, и именно логическим
мышлением.

86

Существует много методов, устанавливающих процесс мышления:
исследуемый должен определить, соответственно своему возрасту, неко-
торые понятия или классифицировать понятия (опять в соответствии
с возрастными нормами), создать понятие по установленной связи (пре-
восходство, подчинения, разнозначность - старшие дети, например, та-
ким образом, что они должны назвать ряд превосходных понятий к сло-
вам-раздражителям: слива, груша, фрукты и т. п. Младшие дети получа-
ют задание обозначить в ряде картинок предмет, не относящийся
к остальным: например, в одном ряду изображены самокат, бегущий
мальчик, велосипед и автомобиль. Следовательно, к средствам передви-
жения не относится бегущий мальчик) (рис. 24 и 25). Ребенок должен соз-
дать связи тождества и противоположности, аналогии, дополнения
предложений с пропущенными словами, найти логические ошибки
в предложениях, объяснить значение поговорки, рассказать сказку и т. п.

Тесты интеллекта

На основании иследованных реакций у большого количества лиц для
практических целей были созданы так называемые тесты интеллекта
(уровня умственного развития в более узком смысле слова). В качестве
примера приведем хотя бы тест Равена - так называемый тест постепен-
но прогрессирующих матриц. Он представляет собой пять рядов карти-
нок, каждый из которых содержит двенадцать задач с постепенно увели-
чивающейся сложностью (следовательно, в каждом из пяти так называ-
емых сетов А, В, С, D, Е имеется 12 частичных задач). На каждом отдель-
ном рисунке в верхней половине листа находится прямоугольник с раз-
личными геометрическими фигурами внутри. В правом нижнем углу
прямоугольника имеется свободное место. Под прямоугольником нахо-

Рис. 24 Анализ и абстракция: стул не относится к музыкальным инструментам.

Рис. 25 Пример аналогичного суждения для детей: мать — постель, ребенок — кроватка.

87

дятся два ряда форм (шесть или восемь), которые по форме и величине
точно подходят к вырезу прямоугольника в качестве вероятных выбран-
ных вкладок. Каждая из этих вкладок имеет различный рисунок. Задача
исследуемого найти в ряду этих шести или восьми вкладок ту одну, ко-
торая точно подходит к свободному месту (рис. 26). Предпосылкой пра-
вильного решения является логическое рассуждение о том, по какому за-
кону составлен рисунок в прямоугольнике, пустое место в котором мы
должны заполнить. В каждом сете задания становятся все труднее
и труднее. Поэтому этот тест назван тестом прогрессивных матриц.

Следовательно, исследуемый должен решить 60 заданий (5 сетов по
12 матриц). Количество очков (количество правильно решенных зада-
ний) по таблицам, составленным на основании изучения большого коли-
чества лиц, указывает на место испытуемого в общей популяции. Напри-
мер, ребенок 11,5 лет получает 18 очков (если он решил правильно 18 из
шестидесяти задач). Этот результат соответствует только лишь пяти
процентам популяции одиннадцатилетних детей. Это означает, что
только 5 детей из 100 одинадцатилетних детей имеют такой низкий ре-
зультат теста. Если бы мы хотели перевести этот результат на так назы-
ваемый коэффициент интеллекта, который представляет собой соотно-
шение между умственным возрастом (действительной реакцией ребенка,
его интеллектуальной зрелостью) и физическим возрастом, то в данном
случае коэффициент интелекта составлял* бы 74, что в общем соответст-
вует поясу так называемой ограниченности, что является поясом между
нормой и дебильностью.

У-

у* •

——ч	• • • *\	•	• ч

— — Zj	•••••)	)

——у	• •• •/	•	•/



Ч

Рис. 26 Образец ,чз теста умственного
развития по Равену. (Правильное ре-
шение: в пустой прямоугольник надо
вложить вставку № 2.)

88

Следовательно, суть заключается в том, что оценка результатов
основывается на предположении статистической нормы, установленной
и апробированной на большом количестве детей и взрослых.

Возраст умственного развития (ментальный возраст) (MB) устана-
вливает актуальную зрелость ребенка на основании его результатов, по-
лученных при проведении теста. Отношение между ментальным возрас-
том и фактическим возрастом ребенка, физическим, хронологическим
возрастом (ХВ) устанавливает, насколько абсолютный результат MB от-
клоняется от среднего результата по формуле:

-гтЕ" х 100 — КИ (квоциент интеллекта)

ЛВ

Основная ошибка этого механического понимания заключается в не-
правильном понимании способности и умения и в отсутствии дифферен-
циации компонентов ментального уровня, хотя очевидно, что решение
жизненных ситуаций не зависит только лишь от интеллекта, а также и от
способностей и умения и от сложных реакций всей личности. Именно от-
торжение отдельных результатов от целого комплекса знаков и процес-
сов, характеризующих личность и меру ее жизненной адаптабельности,
является существенной ошибкой утверждения, что можно только по
одному тесту определить «интеллект».

Другой неправильной предпосылкой является мнение, что интел-
лект у одного и того же лица в сущности не изменяется и является вели-
чиной постоянной. В тестологической практике это привело к убежде-
нию, что можно только на основе одного лишь теста установить, напри-
мер, и будущую профессию человека. Делались даже заключения о пре-
восходстве или о неполноценности различных классов, рас и националь-
ностей. В противоположность этому хорошо известно, как социальная
запущенность, недостаток образования, а следовательно, и исполнение
могут именно при тестах «знаний» (вербальных тестах - например, при
первой вербальной части теста интеллекта Векслера) - извратить ре-
зультат так же, как и моментальное волнение или нерасположение, шум,
непривычная ситуация, на которую маладаптивное лицо реагирует не-
благоприятно, но также и сам тест, который обычно не охватывает те
способности и то умение, которыми испытуемый уже владеет.

Джеясеяг(1973) хотел доказать как генетическую классовую предрас-
положенность в США, так расовую предрасположенность в отношении
унаследованного интеллекта. Он доказывал, что низкий экономический
и социальный стандарт вытекает именно из низкого КИ, а поскольку ли-
ца с низким КИ вступают в брак тоже с лицами с низким КИ той же по-
пуляции, то низкий КИ удерживается в последующих поколениях и еще
больше ухудшается.

Аналогично этому на основе примерно 382 исследований Дженсен
констатировал, что негры в США во всех тестах интеллекта в среднем
имеют на целую сигму, следовательно, на 15 очков более низкий КИ,
чем белые, следовательно среди негров в 7 раз больше ретардованных,

89

интеллектуально неполноценных индивидов и в 7 раз меньше талантли-
вых индивидов по сравнению с белыми.

К Дженсен присоединяется также Айзенк, который доказывал, что
неполноценность интеллекта является наследственно обусловленной
(The IQjVrgument, Library Press 1971).

Но мы должны сказать, что 300 лет социальной и культурной ди-
скриминации и угнетения, очевидно, могут достаточно объяснить и бо-
лее низкий КИ. Впрочем в дискуссии, которая бурно развивалась, и в ко-
торой принял участие ряд мировых генетиков, обращалось внимание на
тот факт, что хотя Дженсена и нельзя назвать расистом (в своей статье
«Различие есть реальное» в "Psychology Today", декабрь 1973, он совер-
шенно определенно отвергает расизм, основанный на дискриминации
расового происхождения, отрицает стремление лишать их социальных,
гражданских или политических прав, права на образование или на труд
на основе цвета кожи), он все же убежден, что между расами существуют
генетически обусловленные различия в умственных способностях и в по-
ведении. Важнейшим он считает аргумент так называемой геритабиль-
ности, т. е. доли генетических факторов в вариабельности измеряемого
признака в популяции. На основе этой концепции он утверждает, что ге-
нетические влияния по крайней мере в два раза важнее, чем факторы сре-
ды. Профессор Брунецки правильно обратил внимание на то, что гери-
табильность не является константой, и не существует в особенности ге-
ритабильности интеллекта как таковой, а существует геритабильность
интеллекта определенной популяции.

Но мы должны обратить внимание на то, что интеллект не измеря-
ется величиной КИ, что речь идет об очень проблемном понятии. Мож-
но цитировать Мейли, который в полемике с Вагнером написал: «Я так-
же как и господин Вагнер, долго верил тому, что по величине определен-
ного интеллекта (КИ) можно судить о наследственных способностях, но
практика и результаты многих исследований корригировали это мое
мнение».	.

Можно было бы также указать и на опыт из израильских кибуцов,
который также припомнил профессор Брунецки: еврейские дети родите-
лей европейского происхождения, воспитанные в семье, достигали
в среднем КИ — 105, в то время как дети ориентальных евреев таких же
социальных слоев, воспитанные в семье, достигали примерно только
КИ = 85. Но если детей из обеих групп воспитывали в кибуцах, то они
имели не только одинаковый, но даже и более высокий средний показа-
тель = 115! Поэтому известный генетик Добшански справедливо отме-
чал, что различия - это не дефицит. И еще имеют значение также два
других мнения: «Мало вероятно, чтобы две различные расы, живущие
в различных условиях имели одинаковый средний КИ. Но это не означа-
ет, что при этом они имели бы различную наследственную основу для
интеллекта» (Штерн).

Мы полагаем, что все еще имеет значение «Манифест генетиков»,
принятый в Эдинбурге (1939): «Нельзя определять и сравнивать показа-
тели индивидов, которые принципиально отличаются по своим приви-

90

легиям, если не существуют также экономические и общественные усло-
вия, которые обеспечивали бы всем людям приблизительно одинаковые
возможности».

Тесты могут иметь значение в тех случаях, если мы будем их рас-
сматривать в картине целой анализируемой личности или расценивать
их как основание для изучения всей личности - что означает: если ре-
зультат теста сравниваем и верифицируем и включаем в другие зависи-
мости, которые покажут нам результаты испытаний в тесте в связи с це-
лой личностью, изученной путем других тестов и сравненных с анамне-
зом.

Совершенно недопустимо, чтобы врач, которому тесты импониру-
ют своей объективностью, обнаруживаемой в вычислении результатов,
полагал, что он может доверить проведение тестов медицинской сестре.
Необходимо уяснить себе, что без глубокого знания всего развития пси-
хической жизни человека и без обширного психологического опыта, осо-
бенно без сравнения с результатами других тестов и анамнеза, сам тест
имеет еще меньшую цену, чем суждение о здоровье человека на основа-
нии только, например, группы крови или анализа крови! Многие врачи
также полагают, что, освоив инструкцию к тесту, они получают право
«снять интеллект». Бели врач имеет полную психологическую квалифи-
кацию, то против этого нечего возразить. Но в противоположном случае
он должен предоставить психологическое обследование квалифициро-
ванным специалистам - психологам, которые знают валидность теста,
его границы, возможности и опасности.

От квоциента интеллекта необходимо отличать так называемый
квоциент развития. С помощью последнего оцениваем общую зрелость
развития по тем результатам, которые считают для того, или иного воз-
раста основными и типичными. Например, пятимесячный ребенок до-
стигает нормы своего коэффициента развития, если он может произво-
дить следующие действия: дотрагиваться до предмета обеими руками,
способен взять предложенный ему предмет, хотя еще неловко, греметь
погремушкой, перевернуться со спины на живот, начинает различать
цвета, издает звуки, сложенные из гласных, отвечает на улыбку улыбкой,
плачем на выражение гнева и т. п.

Дефектный ментальный уровень

Несмотря на то, что глава о так называемых расстройствах интеллекта
относится к учебникам психиатрии, их значение настолько велико, что
необходимо коротко упомянуть о них и здесь (в связи с вышеприведен-
ной главой). Мы различаем врожденные дефекты интеллекта (менталь-
ного уровня) - все формы слабоумия, олигофрении - и деменцию, кото-
рая не является врожденным пороком, а приобретается в течение жизни
(опухоль мозга, склероз, старческая дементность, эпилепсия, последст-
вия психотических заболеваний, особенно шизофрении).

*1то касается олигофрении, то можно различать три ее степени:
1. Дебяльность. Дебил споцобен окончить начальную школу, на-
учиться читать, писать и считать, доступен воспитанию и обучению.

91

Дебильные дети отстают в своем психическом развитии примерно
на одну четверть или на одну половину от своего фактического возраста.
Будучи взрослыми они достигают зрелости мышления одиннадцатилет-
него ребенка. Они могут выполнять не слишком сложные мануальные
профессии не требующие инициативы и большей ответственности.

2. Имбецильность. Имбецил поддается частичному воспитанию и не
способен к обучению. Он достигает в наилучшем случае уровня старше-
го дошкольного возраста. Он не может справиться с учением в школе, но
может обслужить сам себя и под непосредственным руководством, если
речь не идет о тяжелой форме имбецильности, может делать и простей-
шую работу.

3. Идиотия. Идиот не способен ни к воспитанию, ни к обучению. Он
остается на уровне развития грудного ребенка или ползунка и нуждается
в постоянной посторонней помощи или помещении в специальное учре-
ждение, если такая помощь не может быть ему предоставлена дома.

Достаточно хорошо известно, что олигофрения возникает, напри-
мер, в результате поражения плода вследствие неправильного или недо-
статочного питания матери, вследствие некоторых заболеваний матери,
таких, как сифилис, краснуха, токсоплазмоз и т. п. Иногда решающую
роль играет RH-фактор, облучение рентгеновскими лучами, гипоксия
(асфиксия) в родах и мозговые травмы, и, наконец, особенно в первый
период развития, воспаление мозга и мозговых оболочек, тяжелые отра-
вления и т. д.

При диагностике олигофрении необходимо также тщательно вы-
являть возможные формы социального слабоумия, которое в нашем но-
вом общественном строе почти исчезло. В таких случаях человек хотя
и проявляется как олигофрен, но низкий уровень умственного развития
здесь бывает обусловлен не конституционально, а социальными услови-
ями, недостатком социальной стимуляции, обучения и т. п.

Между нормальным умственным уровнем и олигофренией самой
легкой степени имеется ряд постепенных переходов. Обычно различают
следующий ряд:

норма - слабый средний уровень - уровень ниже средней нормы, но
еще в пределах нормы - ограниченность (тупость) - пограничный пояс
между ограниченностью и дебильностью - дебильность - имбециль-
ность - идиотия.

Опытный психолог при исследовании всегда обращает внимание на
пробелы в знаниях и умениях, в школьной успеваемости, на частоту за-
болеваний и их тяжесть для того, чтобы затем, особенно при вербальных
тестах, не интерпретировать ошибочно уровень умственного развития
больного.

Врач и медицинская сестра должны также всегда помнить о разли-
чиях среди больных, иметь в виду их интеллект. Вопросы, задаваемые
при сборе анамнеза, и рекомендации, даваемые больному при выписке
из больницы, при назначении лечения и режима, при объяснении харак-
тера заболевания, должны соответствовать пониманию и знаниям боль-

92

ного. Если мы замечаем, что больной нас не понимает, то ищем причину
этого в способе нашего объяснения, а не в плохой внимательности боль-
ного. Не следует проявлять по отношению к больному нетерпеливость,
недовольство или надменность, необходимо попытаться просто подхо-
дящим способом изменить свое объяснение. В противном случае мы за-
труднили бы сами себе контакт с больным и могли бы вызвать недораз-
умение или открытый конфликт.

8. Внимание

Основной категорией жизни является поведение, направленное на удо-
влетворение потребностей. Оно предполагает познание. Но если позна-
ние должно вести к цели, то оно нуждается в организующем факторе ак-
тивного поведения, каким является внимание.

Внимание представляет собой форму организации психической де-
ятельности (человека и животных), проявляющейся в их избирательной
направленности (селективности), концентрации и относительной устой-
чивости (Милерйан). Условные связи, возникшие при многократном
удовлетворении потребностей, определяют концентрацию, избиратель-
ность акта внимания, который в своей первоначальной форме является
ориентировочным рефлексом. Селективная произвольность внимания
вытекает из образования доминантных очагов. Концентрация внимания
является усилением возбуждения в доминантном очаге; она сопровожда-
ется угнетением всей остальной части коры. И, наконец, относительная
устойчивость вытекает из признаков доминанты: возбуждение в очаге
доминанты имеет тенденцию к сохранению. Основная потребность са-
мосохранения принуждает организм к ориентации - вниманию (ориен-
тировочный рефлекс).

Традиционная психология различает внимание -

а) непроизвольное,

б) намеренное (произвольное).

Как непроизвольное, так и намеренное внимание именно в силу
своей намеренности имеют селективный избирательный характер.

Непроизвольное внимание (спонтанное, первичное) в сущности
является ориентировочным рефлексом на раздражители, имеющие зна-
чение для организма (например, вследствие интенсивности, вследствие
качества: выстрел, неожиданная угроза и т. п.).

Намеренное внимание предполагает умысел. Селекция в этом слу-
чае производится путем преднамеренной организации прихической де-
ятельности. Но и здесь в самой сущности этого процесса имеется какая-
то потребность, биологически более старая или более молодая (культур-
ная).

В процессе внимания отмечают объем, интенсивность и продолжи-
тельность внимания.

Сразу можно охватить примерно 5-6 элементов (объем или мощ-
ность внимания). При необходимости сосчитать только количество
предметов при тахистоскопической экспозиции средний объем внимания

93

у взрослых составляет примерно 8 предметов. Индивидуальные средние
величины колеблются между 6 и 11 предметами.

Интенсивность внимания находится в непрямом отношении к объ-
ему: чем шире поле внимания, тем слабее интенсивность. (Люди, неспо-
собные «сосредоточиться». Очень часто ослабление интенсивности вни-
мания отмечается у энцефалопатических детей, у неврастеников и т. д.)

Продолжительность внимания, устойчивость (постоянство) - это
способность выдержки внимания, непрерывной концентрации его на
одном предмете или действии. Объективное измерение ее дает величи-
ны, составляющие 1/3 - 2 с. Затем внимание начинает колебаться, при
этом говорят о флюктуации или об осцилляции, о колебании внимания
(рис. 27).

Рис. 27 Реверсибильная фигура: ваза-лицо
(см. и объяснение о гештальтпсихологии:
фигура — фон).

Продолжительность оптического внимания экспериментально изу-
чал академик В. Хмеларж. Он установил не только кривую развития
и продолжительности внимания, но и доказал, что частота отклонений
в течение одного часа является аритмичной, скорее случайной и различ-
ной как в интериндивидуальном, так и в интраиндивидуальном смысле;
он также доказал, что выдержка активного внимания на протяжении 1 ч
не имеет определенной регулярной тенденции, а скорее подвержена слу-
чайным колебаниям, резко отличающимся у отдельных лиц; у значи-
тельного количества лиц распределение длины отдельных интервалов
непрерывного внимания находится в соответствии с экспоненциальным
законом, причем из математических моделей действительное течение ак-
тивного внимания отражает модель, рассматривающая течение активно-
го зрительного и слухового внимания как стационарный марковский
процесс.

Под сенсорной флюктуацией мы понимаем чередование позитив-
ных и негативных фаз при слабых раздражителях. Уже в 1875 году ее вы-
явил оториноларинголог Урбанчич. При исследовании уха он обнару-
жил, что при помещении часов на такое расстояние от уха, что их тика-

94

ние было едва слышно, испытуемые отмечали, что тикание постепенно
исчезало и появлялось. Общее среднее время равняется 8-10 с для пол-
ной волны (с индивидуальными средними величинами 3-6 с). Длитель-
ность положительных фаз возрастает с силой раздражителя. Местом
флюктуации может быть или орган чувств, или головной мозг, или соче-
тание того и другого.

Без сомнения, о процессе внимания мы будем знать гораздо больше,
когда узнаем механизмы нервной интеграции.

Когда мы говорим об условиях внимания, мы подразумеваем под
этим тот факт (о котором уже частично упоминалось), что наиболее ин-
тенсивно возбуждают и удерживают наше внимание импульсы, имеющие
значение для организма, будь то в силу своей интенсивности (сила и вели-
чина, длительность и повторяемость импульса и т. п.: внезапный вы-
стрел, огромный человек, рекламные повторяющие вспышки неонов и т.
п.), будь то вследствие своего качества. В особенности максимум внима-
ния возбуждают до сих пор неизвестные, неожиданные, непривычные им-
пульсы (первый полет вокруг Земли, впервые проведенное вскрытие, пер-
вая собственноручно проведенная врачебная манипуляция и т. п.).

Под внутренними условиями внимания мы подразумеваем в особен-
ности физиологически и психически благоприятные или неблагоприят-
ные факторы (кофе, алкоголь, гипогликемия, гипоксия, перегрузка
слишком калорийной пищей и т. п. Депрессивные состояния понижают
внимание; радостное настроение усиливает внимание).

Могучим стимулом внимания являются собственные потребности
и интересы. И наоборот, неинтересные стимулы вызывают скуку, недо-
статок внимания.

Внимание может быть понижено как в смысле возможности концен-
трации (гипопрозексия), или повышено, односторонне направлено (ги-
перпрозексия), например, при ипохондрии. Парапрозексия - это такое
явление, при котором импульсы супрамаксимальной силы могут вы-
звать вытеснение из сознания так, что мы не воспринимаем их именно
потому, что напряжение внимания было слишком большим, непереноси-
мым для организма (спортсмен на старте ие слышит выстрела стартово-
го пистолета. Пьер в «Войне и мире» не слышит выстрела карательного
отряда). В этих случаях не идет речь о «расстройстве внимания» в пато:
логическом смысле - все эти явления известны совершенно нормальным
людям. Патологическими они становятся только в контексте с общим
психическим расстройством.

Распределение внимания - это способность к одновременной кон-
центрации внимания на нескольких объектах (например, оно необходи-
мо учителю, водителю автомобиля). В противоположность этому име-
ются люди, неспособные к распределению внимания, при этом мы гово-
рим об инертном внимании, об инерции. (Например, погруженные в ра-
боту люди не слышат звонка у входной двери и даже на дотрагивание
реагируют лишь спустя некоторое время. В сущности здесь имеет место
весьма концентрированное, но одновременно и очень суженное внима-
ние!). Если человек способен легко и без напряжения переходить от

95

одного объекта внимания к другому, то мы говорим о подвижном вни-
мании, о бодрствовании внимания.

К главе о внимании (в связи с эмоциональной жизнью) относятся
и так называемые ошибочные действия, оговорки, описки, которые были
опять-таки психоанализом объяснены односторонне в качестве неожи-
данной, нечаянной эрупции эмоциональной жизни, для подавления,
удержания в подсознании которой оказались недостаточными как «эго»,
так и «суперэго». Мы признаем, что эмоциональная жизнь,*желание, ис-
пуг, «двойственное мышление» (одновременно думаем о двух вещах)
могут обусловить ошибочные действия. Например, один председатель
собрания, которое для него было весьма неприятным и на котором ему
не хотелось присутствовать, начал свою речь следующими словами:
«Объявляю собрание закрытым!»

Известный оратор сказал о юбиляре: «И перед*нашими глазами ко-
ротко проходит его невероятно подлая (вместо «полная») жизнь !...»

Старшая сестра отделения показывает при контроле санитарному
врачу: «А здесь находятся инфекционные (вместо «инъекционные»)
шприцы!» и т. п.

Иногда оговорка или описка происходит вследствие того, что мы
концентрируем внимание, например, при декламировании стихотворе-
ния, уже на следующем слове, в то время, когда произносим еще первое
слово.

III. МОТИВАЦИЯ И ВОЛЕВЫЕ ПРОЦЕССЫ (ВОЛЯ)

Из новых учебников психологии почти исчезла глава, посвященная воле,
и вместо нее появилась глава, посвященная мотивации. Но несмотря на
это мы полагаем, что было бы неправильным отказаться от терминов
«воля», «волевые процессы», «волевое действие» по существенным при-
чинам. Мы не считаем, что их можно полностью охватить и заменить
словом «мотивация».

Авторы живо и образно написанной книги «Человек в обществе»
(Креч и сотр.) убеждены в* том, что понять взаимоотношения людей -
означает узнать направление и постоянство их поступков. Почему та-
кой-то больной решил отвергнуть лечение? Почему он перешел от одно-
го врача к другому? Это вопросы, относящиеся к направлению действия.
Почему Альберт Швейцер в течение многих лет переносил тяжелую
жизнь в Ламбарене в африканской пустыне? Почему Гус стойко перенес
гонения, и, наконец, мучительную смерть? Это вопросы, касающиеся
устойчивости действия.

Изучение направления и устойчивости действия является изучением
мотивации. Но мотивация не касается лишь действия в более узком
смысле слова. Она заключена и в детерминации процесса познания; по-
знание, так же как и действие, находится в тесной связи с потребностями
и целями - мотивируется ими. (Например, в сумерках дерево нам может
показаться фигурой того, кого мы ждем и кому идем навстречу, кого
ожидаем на каждом шагу. - В данном случае не идет речь о познании

96

адекватного раздражителя, познание было искажено мотивацией,
ожиданием.)

Следовательно, мотив, побуждение поступка является основным по-
нятием мотивационных теорий. Иногда ставят знак равенства между по-
нятиями мотив =- потребность. Левин в 1926 году высказал предположе-
ние, что поведение мотивировано напряжением потребностей или био-
логических потребностей, или так называемых квазипотребностей (умы-
сел, намерения). Потребность предоставляет субъекту, находящемуся
в поле окружения индивида, характер стимула, толчка позитивного или
негативного характера. И только предмет, имеющий характер стимула,
дает нашему поступку цель. Следовательно, в данном случае потреб-
ность рассматривается как мотив (а мотив как потребность), как сила,
которая приводится в движение и поддерживает поведение. Различают
потребности положительные (побуждающие позитивно к достижению
цели, как например, стремление, страстное желание) и отрицательные
(страх, тоска, отвращение), носящие характер силы, отталкивающей че-
ловека от определенных предметов. Однако и другие авторы, несмотря
на различные концепции (сравни, например, Аткинсон, который опреде-
ляет потребность как диспозицию, ведущую к особому способу овладе-
ния в смысле действия, афилиации или власти), под мотивацией понима-
ют стремления, инстинкты, влечения, потребности в качестве основы
действия.

Но мы полагаем, что о воле и волевых актах мы можем и будем го-
ворить в тех случаях, когда речь идет о сознательном, целенаправлен-
ном осуществлении мотивов (побуждений).

Современная психология занималась анализом волевых процессов
и разделила их постепенность на три фазы:

1) подготовка волевого акта,

2) волевой акт,

3) волевое поведение.

•Л

Подготовка волевого акта исходит из биологических потребностей
в самом широком смысле слова. Потребности человека можно разде-
лить на биологические более старые и более молодые, на материальные
и духовные (например, потребность в еде - потребность в культурных
ценностях). Некоторые психологи считают потребности вторичными,
а влечения - первичными. Мы считаем, что понятие «потребность»
является более широким понятием. Влечение - это органическаая по-
требность (Рубинштейн), отражающаяся в органической сенсибильно-
сти.

Другой формой потребности являются интересы, особенно цен-
тральные интересы, - концентрация психической жизни (постоянная, со-
провождающая личность) на определенной области действительности.

Следующей формой являются ценности (и идеалы).

Влечения являются бессознательными мотивами волевых актов,
в то время как интересы, ценности (идеалы) мы можем рассматривать
в качестве сознательных мотивов волевого поведения.

97

1. Влечения (рост потребностей)

Для данной органической потребности характерным является волевой
компонент импульсивного напряжения, являющийся стимулом к дейст-
вию. Влечения имеют тенденцию к действию там, где они должны быть
удовлетворены в совершенно определенном специфическом направле-
нии и определенным специфическим способом. Одним способом стре-
мятся удовлетворить влечение к пище, другим - половое влечение. Было
сделано много попыток, разделить или классифицировать влечения (ин-
стинкты):

Например, Рорахер, делит влечения на витальные (пищевое влече-
ние, половое влечение, влечение родительское, материнское, влечение
движения, сна и т. д., следовательно, влечения, направленные к индиви-
дуальному и родовому самосохранению), социальные (стремление про-
явить себя, стремление к власти и т. д.), гедонические влечения (насла-
ждения), культурные (познания, творчества), функциональные (игры)
и т. д.

Традиционно привычное деление влечений выглядит следующим
образом:

1) влечение самосохранения,

2) нутритивное (пищевое) влечение,

3) сексуальное влечение.

Но и при поверхностном взгляде можно заметить, что нутритивное
влечение одновременно является и влечением самосохранения, а сексу-
альное влечение представляет собой самосохранение рода.

Влечение к пище субъективно проявляется голодом, который прину-
ждает организм к устранению голода путем насыщения. Голод сопрово-
ждается мышечными сокращениями желудка (примерно десять сокраще-
ний в минуту), которые длятся 20-25 мин. Пищевое влечение проявляет-
ся и селективно выбором таких веществ, в которых организм нуждается.
Известен, например, случай с одним ребенком (приведенный в «Психо-
физиологии» Рилантом), который спонтанно съедал огромное количе-
ство соли. Из опасения вызвать расстройство организма врач ограничил
прием соли до обычных количеств и ребенок погиб в течение одной неде-
ли. Оказалось, что у него имелось обширное повреждение надпочечни-
ков, контролирующих метаболизм поваренной соли. Вследствие этого
ребенок терял огромное количества поваренной соли, что вызвало «им-
пульсивный» прием соли, который носил компенсаторный характер.

Такие же избирательные импульсивные действия отмечаем, напри-
мер, у птиц: самки воробья получают необходимо кальций, склевывая
штукатурку со стен. Беременные женщины некоторых диких племен
в четвертом и пятом месяце беременности едят глину, содержащую много
солей кальция и фосфора. Тем самым они компенсируют недостаток этих
солей, возникший в результате развития скелета плода. Такую же тенден-
цию можно наблюдать у травоядных, которые переселяются с привыч-
ных мест туда, где могут удовлетворять свою потребность в соли.

Сексуальное влечение соответствует прямому или непрямому раз-

98

дражению определенных областей центральной нервной системы опре-
деленными химическими веществами, в особенности половыми гормо-
нами. Например, было установлено, что у морских свинок половые гор-
моны, образующиеся в гонадах, действуют на задние части гипоталаму-
са. Раздражение этих частей контролирует секрецию в гонадах и одно-
временно определяет поведение животных, его сексуальные реакции,
ориентируя сексуальное влечение. И, наоборот, разрушение этих частей
ведет к исчезновению полового влечения.

У человека можно путем введения половых гормонов изменить силу
половых реакций и таким же образом можно изменять половые реакции
путем стимуляции половых гормонов из гонад..

Психические влияния играют важную роль. Известно, что у жен-
щин, приговоренных к смертной казни, исчезала менструация и атрофи-
ровались яичники, что у женщин, поступивших в монастырь, также исче-
зала менструация. Но и травматизация тоже может привести к рас-
ствойствам полового влечения и половой жизни. Так, например, женщи-
на, у которой муж вызвал менструальное расстройство своей сексуаль-
ной несдержанностью, утратила менструацию после попытки мужа при-
нутить ее к половому сношению в середине менструального цикла.
И только после систематической психотерапии эти нарушения постепен-
но ликвидировались. Это и понятно, поскольку менструальный цикл не
является лишь результатом физиологической деятельности яичников,
а сопровождается перемежающимся раздражением симпатикуса и пара-
симпатикуса - отсюда и неустойчивость настроения. Значение психиче-
ских влияний здесь очевидно.

В данном случае очень важным является санитарное просвещение
и в первую очередь соответствующее сексуальное воспитание. Но сексу-
альное воспитание - это не только ознакомление с анатомическими
и физиологическими актами. Необходимо видеть и психологические
предпосылки того, что приносит половое влечение в человеческую сфе-
ру, воспитание чувства любви и родительских чувств. Ограничение люб-
ви только сексуальной стороной является неправильным. Мера духовно-
го богатства общества, освоенная отдельным лицом и перенесенная им
в свое супружество, создает из биологического союза культурно-общест-
венный глубоко человеческий союз. Предпосылкой гармонических вза-
имоотношений является чувство любви, уважения и сотрудничества.
И наоборот, большинство причин, ведущих к распаду браков и семьи,
представляет собой проявление индивидуального и мещанского эгоиз-
ма.

Профилактической предпосылкой хороших взаимоотношений
в любви и браке является предварительное познание партнера, его вы-
бор - познание всей личности, его мировоззрений, чувств, мышления,
работы и, в первую очередь, его отношения к людям. Брак и семья явля-
ются средой, в которой личное счастье вырастает из биологической
основы и создается индивидуальной психической жизнью среди общест-
ва и для общества. Моногамия, освобожденная от эксплуататорского
угнетения, является высшей формой супружества.

99

Для врача очень важно иметь ясное представление о больном в от-
ношении онанизма, ранних сексуальных контактов и антиконцепции
(противозачаточных средств).

Онанизм чаще встречается у мальчиков (у которых практически сле-
дует считаться с тем, что почти каждый из них хотя бы один раз пробо-
вал онанировать) чем у девочек. Это обусловлено уже биологически уси-
ленной сексуальной активностью мужчин по сравнению с относитель-
ной пассивностью женщины. Во взглядах на онанизм мы встречаемся
с двумя крайностями. И в медицине и в педагогике были периоды, когда
онанизм считали весьма вредным для здоровья и неисправимым нравст-
венным пороком. В противоположность этому в настоящее время встре-
чаемся с таким мнением, что в условиях нашего общества, когда моло-
дой человек долго не может вступить в брак, онанизм заменяет нормаль-
ные половые сношения и можно молча мириться с ним, тем более, что
он не является вредным для здоровья.

Мы считаем, что правда находится где-то посередине: неблагопри-
ятным результатом онанизма может явиться привыкание и частота ска-
нирования, нездоровое сужение интер -сов только на сексуальной обла-
сти и т. д. Если регулярное повторение станет привычкой, и даже необ-
ходимостью, то появляются состояния утомления, неврастенический
синдром истощения, головные боли, бессоница, повышенная раздражи-
тельность и социальная неуверенность. В особенности психические реак-
ции стыда, позора могут вызвать и элементы травматизации. Мы часто
встречались со случаями импотенции и фобии, обусловленными именно
онанизмом, хотя только сам онанизм, если он не проявлялся в чрезмер-
ной степени, не мог вызвать таких расстройств. При выявлении онаниз-
ма никогда не следует занимать позицию оскорбленного защитника мо-
рали: надо объяснить, что сексуальное давление и любопытство нашли
в этой форме удовлетворение, и показать молодому человеку, что с по-
ловым влечением можно справиться другим путем и более разумно: не-
обходимо посоветовать спать на твердой постели, ложиться в постель
непосредственно перед сном и сразу же подниматься с постели после
пробуждения, носить свободное, неприлегающее белье, соблюдать тща-
тельную чистоту тела, не одеваться слишком тепло, заниматься закали-
ванием организма и особенно интенсивно заниматься спортом. Во всех
случаях необходимо также позаботиться о расширении интересов: чте-
ние, музыка, различные занимательные кружки. В положительных слу-
чаях довольствуемся постепенным снижением количества актов онаниз-
ма вплоть до. их полного исчезновения. Мы добиваемся появления
у мальчиков радостного и мужественного ощущения самообладания, со-
провождающегося чувством свежести, силы и уверенности в себе. Дево-
чек следует предупреждать без избыточного запугивания о появлении
возможных воспалений и т. д.

Следует помнить также о тактичном поучении, касающемся поло-
вой жизни.

Мы не являемся сторонниками добрачных половых сношений, но
если встречаемся с ними, то не выражаем своего возмущения, а стараем-

100

ся вызвать у молодых людей разумный взгляд на них. Полная свобода
сексуальной жизни (теория «стакана воды», биологическое удовлетворе-
ние сексуального инстинкта, когда только захочется, когда имеется по-
ловая «жажда») не оправдала себя и не является правильной ни теорети-
чески, ни этически, так же, не является правильным пробный брак, пре-
возносимый, например, Расселем. Здесь эмоциональные взаимоотноше-
ния заменены лишь одним физиологическим пониманием секса (без Эро-
та); люди могут вступать в контакт только физически и от богатых эмо-
циональных взаимоотношений остается лишь одно физическое удовле-
творение. Не выдерживает критики и лицемерный довод о том, что «не-
обходимо узнать друг друга перед свадьбой» - в доводах к разводу «се-
ксуальное непонимание» составляет лишь 0,4 -2,4 %.

Следовательно, необходимо молодых людей вести к тому, чтобы
они поняли, что половое влечение не относится к тем влечениям (напри-
мер, влечение питания, жажды), неудовлетворение которых ведет к на-
рушению здоровья. Наоборот, половую сдержанность можно использо-
вать для весьма ценного укрепления самодисциплины. Следует подчерк-
нуть, что поллюции регулируют сексуальное напряжение. Далее необхо-
димо указать, что половое сношение является весьма ответственным ак-
том по отношению к партнеру (он может иметь своим последствием
оплодотворение или вынужденное прерывание беременности с последу-
ющим расстройством здоровья или бесплодием) и является очень силь-
ным эмоциональным переживанием, проявлением неповторимых отно-
шений. Для супружества гораздо более важным является эмоциональное
сходство взглядов и качества характера, чем «физическая проба».

Сведения о противозачаточных мерах мы считаем очень важным, но
следует подчеркнуть что они не должны быть слишком ранними (экстре-
мальным является такое поучение, проводимое, например, уже в 8-м
классе школы!). В этом случае знание скорее становится вызовом для
пробы, а мы, наоборот, стремимся подчеркнуть значение эмоциональ-
ных отношений, воспитание уважения и любви, а не делать акцент на
физической стороне проблемы.

Важно также предупреждать ранние браки. Мы знаем, что половая
зрелость это еще не спелость. Соматопсихически женщина созревает
примерно в 18-19 лет, мужчина в 21-24 года. Это должно было бы стать
возрастной границей для заключения браков. Следует также предупре-
дить и студенческие браки, так как из всех возможных браков они имеют
самые трудные экономические, бытовые и психологические условия.

Половая дисциплина является частью жизненной дисциплины. Эмо-
ицональная жизнь (Эрос) не должна находится в подчинении секса. Се-
ксуальный контакт у человека должен быть лишь телесным выражением
эмоциональных отношений двух взрослых людей, убежденных в необхо-
димости и важности общего жизненного пути.

Разделение влечений мы рассматриваем как более или менее удовле-
творительную схему, которую современные авторы заменяют перечнем
потребностей (физические потребности, защита тела от повреждения,
потребность в пище, чистоте, половые потребности и т. д.).

101

В другом месте мы уже указали на то, что все жизненные процессы
организма являются регулируемыми и имеют один смысл и одну цель:
как можно лучше адаптировать организм к постоянно меняющейся сре-
де, приспособиться к изменяющимся жизненным условиям. Поэтому
можно наблюдать - как уже нам известно - во всех реакциях организма
постоянно две основные тенденции: самосохранение и саморазвитие.

Постоянная связь организма со средой весьма разнообразна. Там,
где организм оставляет неподходящие реакции, заменяя их биологиче-
ски подходящими реакциями, модифицирует и приспосабливает свое по-
ведение, мы говорим об обучении.

2. Эволюционный ряд поведения ,

Эволюционный ряд поведения мы можем описать следующими поняти-
ями: а) у организмов без нервной системы тропизмы (геотропизм, фото-
тропизм, гидротропизм) и таксис (инфузории, амебы), б) у организмов
с нервной системой речь идет 1) о простых рефлексах (отдергивание при
дотрагивании до раскаленной плиты, зажмуривание при резком внезап-
ном освещении и т. д.), 2) о цепи рефлексов (инстинкты и влечения) безу-
словных и 3) об условных рефлексах (индивидуальный опыт у высший
форм животных и у человека). Некоторые исследователи между инстин-
ктами и влечениями видят различие в том, что инстинкты представляют
собой застывшие, ригидные цепи рефлексов (см. Вышеприведенный при-
мер об осах).

В отличие от них влечения хотя и являются цепью рефлексов, но
с довольно значительной мерой селективности, избирательной возмож-
ности. Форма реакции не является застывшей. Это доказывают весьма
отчетливо известные эксперименты Мебиуса или опыты китайского пси-
холога Ку. Мебиус помещал в аквариум, разделенный стеклянной пере-
городной на две части, карася. За перегородкой находилась голодная
щука, тут же бросившаяся на карася. Но ударившись болезненно о сте-
клянную перегородку, она после нескольких попыток перестала бро-
саться на карася. Щука не бросилась на карася и тогда, когда Мебиус
устранил перегородку.

Весьма инструктивнымтгтгвлякщя также и опыты Ку. Он воспитал
три группы котят из одного помета при разных условияхЛТервая группа
никогда не видела мышей и кошек, ловивших мышей. Вторая~группа жи-
ла с матерями, которые время от времени ловили и убивали мышей.
Третья группа жила только с мышами в общей клетке.

Затем Ку закрывал отдельных котят в клетках с мышью. Мышей
убивали: 85 % котят, живших до этого в клетках с матерями, 45 % котят,
воспитанных в изоляции, в то время как котята, воспитанные от рожден-
ния вместе с мышами, никогда не убивали мышей того вида, с которыми
они были вместе воспитаны и лишь 15 % убивали мышей другого вида.
В общем котята, жившие с кошками, вели себя враждебно по отноше-
нию к мышам, котята, жившие изолированно, вели себя нейтрально,

102

а котята, воспитанные вместе с мышами, занимали по отношению к ним
защитную позицию.

Затем Ку, как и Мебиус, создал условный рефлекс в том смысле, что
каждый раз, как только котенок видел мышь, он получал электрический
разряд. После этого котенок стал бояться мыши!

Следовательно, становится очевидным, что так называемые инстин-
ктивные реакции до известной степени являются обусловленными инди-
видуальным опытом.

Были даже проведены эксперименты для установления иерархиче-
ского порядка инстинктивных потребностей. К. Д. Ворден соединил две
самостоятельные камеры коридором, решетчатый пол которого прово-
дил электрический ток. Мышка должна была волей-неволей пробежать
по нему и вытерпеть боль, если хотела добраться до еды, до гетеросексу-
ального партнера или попасть к детям.

Время наблюдения во всех опытах было постоянным и составляло
20 мин. Количество перебежек автоматически регистрировалось счет-
чиком.

Оказалось, что ориентировочный рефкелкс (необходимость обсле-
довать окружающую территорию, по старой терминологии: влечение
любопытства) был достаточно сильным стимулом для того, чтобы мы-
ши перебегали на другую сторону 3-4 раза за 20 минут, даже если не бы-
ло другого раздражителя.

Иерархия перебежек, а следовательно, и иерархия инстинктивных
потребностей в смысле интенсивности была следующей:

1. Влечение материнства   ........................ 22,4

2. Жажда .................................. 20,4

3. Голод   .................................. 18,2

4. Сексуальное влечение ......................... 13,6

5. Ориентировочный рефлекс   .....................   3,5

Это соответствует и нашим теоретическим рассуждениям и всей
эволюционной линии. Целесообразно, чтобы в первую очередь был сох-
ранен род, во вторую очередь - был сохранен индивид. И лишь на чет-
вертом месте по интенсивности находится сексуальное влечение. (Имен-
но в санитарном просвещении очень хорошо можно продемонстриро-
вать, что сексуальное влечение у животных не относится к тем, без удо-
влетворения которого животное погибло бы, поэтому самообладание
должно иметь место!)

По некоторым теориям поведение человека было неправильно выве-
дено только из инстинктов и влечений, которые якобы являются единой
движущей силой всей личности и даже всего общества (Фрейд) и его
культуры, хотя мы видим, что кажущаяся целенаправленность и целе-
собразность инстинктов при изменении условий жизни становится в по-
ведении чем-то бессмысленным (оса Фабра).

Эксперименты Мебиуса и Ку отчетливо показали, что то, что во
многих, случаях кажется «наследственным», «естественным», «вечным»
влечением, в действительности было приобретено в результате обуче-
ния, действия новых раздражителей и ситуаций.

103

Без сомнения, человек располагает филогенетически более старым
слоем инстинктов и влечений, биологических потребностей. Но челове-
ческое сознание индивидуальное и общественное в ходе истории изменя-
ет чисто биологические потребности в интересы и ценности. Человек
имеет историю - животные ее не имеют!

Человек не довольствуется только насыщением и освобождением от
инстинктивного напряжения (как, например, новорожденный или перво-
бытный человек в первой стадии развития). Чем более зрелый человек
в культурном отношении, тем сознательнее и более дифференцированно
он делает выбор среди своих потребностей и придает им определенную
иерархию, уже не только слепо биологическую.

Историческое развитие общества устранило только биологическую
борьбу за жизнь и в определенных общественных формациях, над эконо-
мическим базисом выросла сложная культурная надстройка ценностей.
Поэтому нельзя согласить с тем, что войны являются «вечным» про-
явлением агрессивности.

Возврат к инстинктивной жизни мы наблюдаем в виде типичного
явления у ослабленной коры (истерия, склероз и т. п.), т. е. там, где нет
сознательной регуляции, осуществляемой корой, или там, где она осла-
блена другими факторами.

3. Интересы и ценности (идеалы)

Подготовка волевого акта не исходит только из инстинктивных потреб-
ностей, которые являются органической потребностью, отраженной
в органической сенсибильности. Она исходит также из тех потребностей,
которые качественно отличаются от органических потребностей тем,
что представляют собой потребности человеческой психики: интересы
и ценности. Существуют психологи, которые разницу между потребно-
стями и влечениями видят в том, что потребностью они считают им-
пульс, исходящий из представления о цели деятельности, что у человека,
обладающего сознательной психической жизнью, является само собой
разумеющимся. Поэтому нам кажется, хотя без сомнения, такое понима-
ния человеческих потребностей является правильным, что следует
остаться при делении потребностей на более старые (материальные, ин-
стинктивные) и биологически более молодые, культурные. К ним мы от-
носим именно интересы и ценности.

Мы уже упомянули о том, что интерес представляет собой потреб-
ность, концентрированную относительно постоянно на определенной
области действительности.

Интересы, так же как и все потребности, направлены к оптимально-
му удовлетворению самосохранения и развития. В них вырисовывается
основная целенаправленность личности. Интересы в течение определен-
ного периода остаются относительно постоянными, несмотря на то, что
имеются известные промежутки, когда интересы существенно меняются.
Это - пубертатный период и период, завершающейся зрелостью (между

104

15-25 годами), как определил Стронг, долгое время занимавшийся изу-
чением интересов. Он составил также оригинальный вопросник о про-
фессии (так называемый стенфордский). Тарстон, подвергший его ста-
тистическому разбору, показал, что в нем в сущности доминируют
4 основных интереса: наука, языки, люди и торговля. Из этого видно,
что интересы не зависят только от индивидуальных потребностей, но
и от общественных условий. У нас при нашем общественном строе стен-
фордский вопросник практически неприменим.

Ценностями следует считать сознательную потребность в отноше-
нии к функции самосохранения и развития жизни (объективизация нор-
мы, материализация объективных закономерностей). Мы всегда познаем
что-то, всегда оцениваем по отношению к чему-то. Познаем свинец, но
свинец с точки зрения биологии при определенных обстоятельствах вре-
ден для здоровья, с точки зрения экономики - полезен, с точки зрения
эстетической - выглядит «неприятно серым». Это значит, что каждая
действительность может стать предметом нашей оценки в связи с крите-
риями, в соответствии с которыми мы проводим оценку. Рациональная
оценка завершается определенной иерархией оценивающих критериев,
обусловленных историческими и общественными условиями, актуаль-
ное состояние которых лучше всего можно назвать профилем оценок
(речь может идти об индивидуальном профиле оценок или об общест-
венном профиле оценок). Этот профиль изменяется, а следовательно, из-
меняется и иерархия оценок, т. е. говорим о смещении профиля оценок.
Смещение общественного профиля оценок является смещением (наступ-
лением) в направлении к новой идеологической надстройке. Но и в рам-
ках определенной общественной формации, идеологическую надстройку
которой индивид принимает, происходит смещение индивидуального
профиля оценок: иерархия оценок у десятилетнего ребенка будет одной,
у взрослого мужчины - другой и т. п. Однако и за относительно корот-
кий период времени может произойти резкое индивидуальное смещение
ценностей: тогда говорят о кризисе мировоззрения индивида, конечно,
если это смещение будет добровольным, а не вынужденным внешними
силами.

Мы уже говорили об эволюционных функциях жизни и о функции
самосохранения. Самопожертвование и так называемые итоговые само-
убийства на первый взгляд противоречат такому пониманию: смерть
приносит выгоду семье или другой общественной группе, причем сам
субъект не стремится к смерти, но интересы других он ценит выше, чем
свою собственную жизнь: таковы все исторические герои, для которых
правда имела гораздо большую ценность, чем их собственная жизнь: та-
ковы, например, японские летчики, бывшие «живыми торпедами», кото-
рые знали, что они погибнут при взрыве. Но тогда к этой категории -
хотя они и не поступают правильно - относятся: отец, кончающий
жизнь самоубийством для того, чтобы его семья могла получить высо-
кую страховку (Вондрачек), страдающий неизлечимым заболеванием
больной, не желающий никому быть в тягость и т. п.

Фивег определяет итоговое самоубийство как такой способ поведе-

105

ния, когда лицо, в основе своей нормальное, решается добровольно уме-
реть исходя из рациональной оценки и итога своей прежней жизни.

Если мы вспомним о значении сохранения рода, которое имеет
«преимущество» по сравнению с индивидуальным самосохранением
(хотя далеко не всегда), то эти реакции являются объяснимыми, несмо-
тря на то, что в ряде случаев они находятся на самой границе патологии,
и иногда бывает трудно решить, идет ли здесь речь о нормальной реак-
ции. В особенности это относится к итоговым самоубийствам, имеющим
экзистенциональный характер.

Самоумерщвление

Мы считаем целесообразным на этом месте ознакомить читателя
с собственной концепцией, которая стремится сложную проблематику
решить тем, что в категории самоумерщвления выделяет: самоубойство,
самоубийство и самопожертвование. Кроме того различает суицидную
активность, которая не заканчивается смертью.

Если для характеристики самоубийства мы используем такие приз-
наки как : сознательное решение умереть, намеренный выбор ситуации
и средств, ведущих к этой цели, то логически исключаем такие случаи,
которые не имеют признаков, как например, импульсивное поведение,
скачкообразное поведение, самоумерщвление в состоянии психоза, «са-
моубийства» в детских играх (клуб десятилетних самоубийц, которые
тянут жребий, кто из них должен себя убить), демонстративное суицид-
ное поведение (нежелаемая смерть).

Для наглядности приводим следующую таблицу:

1. Самоумерщвление

Самоубойство         Самоубийство         Самопожертвование

импульсивное	аномальная                 принесение себя

поведение,	личность,                    в жертву по идейным причи-

скачкообразное	реакция на                  нам

поведение,	жизненные

психотические	травмы,

заболевания,      итоговое

детские игры,	самоубийство,

демонстративная        общественный

суицидная актив-        обычай,

ность, закачивающа- идеологические

яся смер! MO (неже-     доводы,

лаемой)	самоубийство,

самопожертвование

(кроме идейных причин)

106

2. Суицидная активность, не заканчивающаяся смертью

А. Действительная	Б.  Суицидная активность
суицидная попытка                  целенаправленная
(tentamen suicidii)                           тревожная (мольба о пони-
мании, о помощи)
нажимная (theatrum suicidii)
вплоть до шантажа

Ко всем типам самоумерщвлений приведем примеры, чтобы кон-
кретизировать нашу концепцию: импульсивное поведение: паци- .
ент, не имея какой-либо мотивации, без размышления и преследования
цели выбрасывается из окна, мимо которого идет. Скачкообразное
поведение (осутствует размышление, борьба мотивов и выбор адекват-
ных средств, ведущих к цели): пациент, невыносимо страдающий от бо-
лей тройничного нерва, выбрасывается из окна. Психотические забо-
левания (например, депрессивная фаза маниодепрессивности). Само-
убойство при детских играх (пример мы привели выше). Демон-
стративное суицидное поведение (женщина вылезает в открытое
окно, всякий раз, когда хочет создать впечатление самоубийства, по-
скользнется на подоконнике и убьется, хотя о смерти не думала).

Самоубийства: аномальные психопаты - речь идет о каком-то пе-
реходе от самоубойства к самоубийству: дело, правда, в стремлении
умереть и в выборе ситуации и средств, направленных к этой цели, все-
таки доля психопатии составляет какую-то аналогию с самоубойством
в состоянии психоза, хотя еще можно психопатическую личность харак-
теризовать как крайний вариант в пределах нормы.

Жизненная травма: мать решает умереть, будучи не в силах перене-
сти смерть своего единственного ребенка, который у нее на глазах погиб
под автомашиной. Итоговое самоубийство: самоубийство прико-
ванного к постели пенсионера, который знает, что он болен раком. Са-
моубийство как общественный обычай: смерть римских сенаторов по
приказу императора; смерть офицера как последняя возможность «спа-
сти свою честь», японское харакири. Идеологическое самоубий-
ство: Hegesias Peisithanatos, смерть после чтения Шопенгауэра и т. п.
Индуцированное самоубийство (муж уговорит жену покончить
вместе с ним полную страданий жизнь, хотя она сама о смерти и не ду-
мает). Самопожертвование (вне идейных доводов): самоубойство по-
сле заключения страховки на жизнь для того, чтобы сохранить семье
жизненный стандарт).

Самопожертвование по идейным причинам: индивид не хочет совер-
шить самоубийство, но по идейным соображениям выбирает лучше
смерть, чем собственное спасение (Сократ, Гус и т. п.)

Что касается суицидной активности, не заканчивающейся смертью,
то мы различаем: фактическую, хотя и неудачную попытку само-
убийства (помешает случайный прохожий) и целенаправленное су-
ицидное поведение, независимо от того, было ли оно мотивировано
тревожным призывом о помощи и мольбой о понимании, или

107

имело характер нажима и даже шантажа (истеричная жена по самым
незначительным поводам угрожает самоубийством).

Изучение мотивации и причин суицидной активности необходимо
дополнить исследованием личности, совершающей эти попытки, по-
скольку, очевидно, можно предполагать, что это особая структура лич-
ности (вместе с другими факторами), которые действуют так, что один
человек в определенных обстоятельствах прибегает к самоубийству,
а другой - ни в коем случае.

Все исследования свидетельствуют о мультивариационных факто-
рах суицидной активности, и нет единого мнения в том, какие факторы
личности поддерживают склонность к суицидным реакциям. Наши
собственные исследования (1972) выявили повышенную эмоциональную
лабильность слабой нервной системы (боязливость, нерешительность,
чувствительность к нагрузкам, депрессивность, интровертность, страх
и чувство вины, склонность к усиленной напряженности, автоакузацион-
ные тенденции).

Подтвердилось, что структура личности у лиц, совершающих су-
ицидные попытки, характеризуется некоторыми специфическими
свойствами, из которых суицидная активность хотя прямо и не вытека-
ет, но они облегчают ее или создают предрасполагающую почву для су-
ицидного поведения и действия.

Поэтому хорошие результаты дает психотерапия, которая способна
изменить ценностный хаос или инверсионную ценностную ориентацию
в положительные ценности, в которых преобладают сверхличностные
цели над чувством бессмысленности жизни. Во многих случаях перед на-
чалом психотерапии лиц, склонных к суицидным попыткам, хорошо за-
рекомендовал себя основной исходный тезис: «Вы не видите смысла
жизни, но Вы также не можете доказать бессмысленность жизни, и сле-
довательно, Вы обязаны искать этот смысл, спрашивать.«

Гармония индивидалуальных и общественных потребностей, инте-
ресов и ценностей одновременно означает и гармонию в психической
жизни человека. И наоборот, там, где имеется расхождение между тем,
в чем видит индивид удовлетворение своих потребностей, ценностей
и постулатов (ценностей, реализации которых он требует, постулирует)
и между тем, в чем в данном иторическом периоде заключается состо-
яние общественных потребностей и ценностей, индивид попадает в кон-
фликтные ситуации и положения.

Мы видим, что дело является более сложным, чем старое понятие
мотивов (побуждений), которые раньше рассматривались как гармония
социальных и физиологических тенденций. Томас, Шеффер, Штарч,
Поффенбергер и др. основными «мотивами» у нормальных здоровых
людей считают следующие: стремление к безопасности, к пониманию,
к признанию и желание новых впечатлений; в анкетах Штарча: удовле-
творение голода, желание потомства, стремление к обогащению, к приз-
нанию другими людьми - опять здесь имеет место очевидная в данном
случае «американская» система ценностей. В психоанализе имеет место
дальнейший упрощенный перевод ценностей в потребности сексуаль-

108

ные, что является совершенным упрощением огромной сложности инди-
видуальной и общественной жизни. И если мы действительно встречаем
людей, у которых на первом месте стоят инстинктивные потребности,
то это является доказательством того, что личность человека в целом
осталась на биологическом уровне вне сферы культурного человека. Гу-
манистическое понимание потребностей и ценностей подчеркивает един-
ство между потребностями общества, которому служит индивид, и ме-
жду потребностями и ценностями индивида, которому должно служить
общество.

4. Волевой акт

Волевой акт начинается с импульса и предварительного представления
о цели, с определения цели, продолжается борьбой мотивов (желаний),
решимостью и заканчивается решением. Заключительным актом являет-
ся исполнение (деятельность в собственном смысле слова, действие).

Следовательно, вплоть до решения речь идет о подготовительном
периоде, а во второй фазе - о реализации, осуществлении решения пу-
тем действия, о преодолении препятствий с целью реализации задуман-
ной цели, представления о цели.

Желание, борьба мотивов является «проникновением личности в си-
туацию с неколькими возможными действиями», между которыми вы-
бирается решение. Решением достичь определенной конкретной цели за-
канчивается этот динамически избирательный процесс принятия реше-
ния. Если индивид не может решиться, то не может и реализовать пре-
дставление о цели, поскольку избирательный процесс не заканчивается:
в качестве примера приведем известную басню о Буридановом осле, ко-
торый так долго не решался сделать выбор между двумя охапками сена,
что сдох. - «Обломов» Гбнчарова!

При выборе решения может произойти подавление сознательных
тенденций инстинктами. Иначе это можно выразить так, что филогене-
тически более старые потребности начнут преобладать над филогенети-
чески более молодыми потребностями (сексуальное влечение может, на-
пример, преобладать над культурными ценностями. Так же, как это бы-
вает при алкоголизме).

И наоборот, мы видели на примере советских солдат, затерянных
в течение многих дней в океане, вопреки всем историям о каннибализме
всем делившихся друг с другом, которым вообщее не могла прийти в го-
лову мысль сохранить свою жизнь ценой жизни другого - доказатель-
ство высокого духовного профиля, преобладающего над чисто биологи-
ческими потребностями.

Все исторические жертвы отдельных лиц ради прогресса человечест-
ва относятся именно к этому типу.

Под спонтанным решением мы понимаем сокращенный процесс во-
левого выбора. Так бывает в тех случаях, когда тенденции уверенности
в себе бывают ослабленными или когда противоположные тенденции
бывают очень слабыми (Рорахер).

109

Поиск решения требует определенных качеств личности, если он
должен стать предпосылкой качественного решения (мы говорим также
об индивидуальных свойствах воли). Это, например, устойчивый про-
филь ценностей, ответственность, самообладание, терпение, настойчи-
вость, критичность, принципиальность и т. д.

Ясно, что воля и волевой акт теснейшим образом связаны с характе-
ром личности. Что касается вопроса свободы выбора решения (воли)
и детерминизма, то можно сказать, что мы свободны в пределах своей
несвободы в том смысле, что мы детерминированы, с одной стороны,
конечными пределами, границами, своих возможностей, наследственно-
стью, конституцией, а с другой стороны, общественными условиями,
а также и тем, как и до какой степени познали те закономерности, кото-
рым мы подлежим. Так же как нам известно, что камень всегда падает на
землю, поскольку на него действует гравитация, так же мы знаем и то,
что для преодоления гравитации и выхода на орбиту вокруг Земли кос-
монавтам необходимо приобрести космическую скорость. Хотя мы зна-
ем пределы своих возможностей, но известно, что актуальное состояние
далеко им не соответствует. Но было бы бессмысленным направлять
свои усилия против закономерностей - в таком случае речь будет идти
о бессмысленном оригинальничаний, которое справедливо высмеял Га-
вличек. Если известно, что существуют закономерности памяти, было
бы бессмысленным не использовать их. Свобода заключается именно
в «послушности» закономерностей, но она, естественно, предполагает
познание закономерностей. Из того, что человек хочет, осуществить
можно лишь то, что человек может осуществить на основе того, чем он
является.

Детерминистическое понимание психики и воли диалектически свя-
зано с принципом отвестственности здорового человека за свои поступ-
ки. Общественное познание вредности определенного действия (угроза
жизни, здоровью и имуществу индивида и богатство и безопасность об-
щества) привели к решению, что такое действие является наказуемым.
Влияние этих постановлений было, разумеется различным в зависимо-
сти от общественных формаций. Но общим у них было то, что они вкла-
дывали и вкладывают в человеческую психику новое условие для ее ак-
тивности, одного из наиболее существенных детерминирующих факто-
ров. Моральная ответственность и законная наказуемость таким обра-
зом становятся как стимуляторами общественно положительных дейст-
вий, так и тормозом отрицательных действий. Там, где такая детерми-
нация не имеет воспитательного эффекта и не может удержать некото-
рых людей от осуществления общественно опасной деятельности, нака-
зание является только предохранительной мерой, защищающей обще-
ство от повторных угроз.

5. Волевой поступок (волевая деятельность)

Следствием волевого решения является волевое действие (поступок), хо-
тя оно и не всегда может наследовать после принятия решения. Алкого-

110

лик или курильщик могут принять решение перестать пить или курить,
но несмотря на такое, возможно, искреннее решение, не всегда за таким
решением следует действие.

В этом периоде преодоление внешних и внутренних препятствий на
пути к постановленной цели является периодом, аналогичным борьбе
мотивов, которое вело к принятию решения.

Например, внешними препятствиями для решения изучать медици-
ну и стать врачом могло быть непонимание людей, которые молодого
человека отговаривали от этого, а внутренним препятствием может
быть недооценка своих сил, опасение, что не справимся со сложной
и длительной учебой и т. п.

Наиболее простым примером волевого поступка является психомо-
торная реакция на импульс, измеряемая временем реакции. Исследу-
емый должен нажать или пустить кнопку или ключ на данный импульс
как можно быстрее. Следовательно, решение было принято, но для бо-
лее целесообразного и быстрого действия необходимо иметь ряд сведе-
ний, динамических стереотипов. Для экономичности волевых актов важ-
ны и навыки, которые хотя и являются стереотипами, но возникли в ка-
честве целенаправленных действий (выключаем газ, чтобы не отравить-
ся, запираем двери, чтобы никто не вошел в квартиру, умываемся, чтобы
быть чистыми и т. п.).

б. Кривая работы

Речь идет о трудовом процессе в его конкретном течении, изображенном
на графике. В настоящее время в психологических лабораториях сущест-
вуют сложные электронные машины, которые не только регистрируют
кривую работы, но и немедленно изображают ее графически и оценива-
ют.

Наглядно эргограмму (кривую работы) можно иллюстрировать на
эргографе. Вся рука, кроме среднего пальца, фиксируется и неподвижно
укрепляется на подставке. Средний налец, сгибаясь, поднимает и опуска-
ет груз; это движение записывается на кимографе (вращающемся бара-
бане). Чем больше устает палец, тем больше снижается амлитуда кри-
вых, волевое усилие повышает амплитуду кривой, но утомление ее за-
тем снижает и т. п.

Для амбулаторных условий достаточным является ряд простых те-
стов (например, известный тест внимания Бурдона), из которых широко
используется тест Ремплайна в модификации счетного типа Крепелина:
исследуемый получает инструкцию после приказания «Сделайте отмет-
ку!» провести вертикальную черту над результатом, у которого в дан-
ный момент находится. Задача заключается в подсчете однозначных чи-
сел в вертикальных рядах, которых на таблице столько, что хватит на
час подсчета, причем результаты регистрируют каждые 3 мин. Регистри-
руют общий результат, результаты за отдельные рабочие интервалы (по
3 мин) и среднее отклонение в отдельных интервалах. Затем результаты

111

изображают графически. Отчетливо проявляются различные «рабочие»
типы. У одних лиц кривая работы достигает вершины сразу же в первые
минуты, у других - после определенной тренировки а у третьих - даже
в конце всего рабочего времени. В иных графиках бывает заметно посто-
янное колебание производительности труда и т. п.

Рис. 28 Динамометрические кривые рабо-
ты трех лиц.

7. Деятельность и движения

Движения являются собственной формой действия, и поэтому движение
также определяется характером или содержанием задачи, которая долж-
на быть решена в результате этого действия. Это имеет большое практи-
ческое значение и при контакте человека с человеком. По характеру дви-
жения мы можем судить о характере поступка и о его смысле.

Основными формами движения, по Рубинштейну являются следу-
ющие:

1. Осанка (движение мышечной аппаратуры).

2. Локомоция, особенно походка и осанка при ходьбе (в настоящее

112

время ходьбе посвящен целый обширный раздел психологии. Ср. напри-
мер, Китц/107/).

3. Выразительные движения лица и всего тела (мимика и пантоми-
мика), отражающие более грубые и более тонкие эмоциональные пере-
живания.

4. Семантические движения как носители значения, смысла: снятие
шляпы с головы, поклон, отрицательное или положительное движение
головой, рукопожатие, аплодисменты. В жестах отражается история (на-
пример, мы изучаем формы приветствия у разных народов, у разных об-
щественных формаций или актуальное состояние одной и той же об-
щественной формации: приветствие хулигана - приветствие утонченно-
го культурного человека).

5. Речь также является двигательной функцией: интонация, акцент,
сила голоса, темп отражают эмоциональную сторону и проецируют
личность.

6. Рабочие движения, различаемые по виду профессий и по отдель-
ным трудовым операциям.

Психология движений еще не разработана в достаточной степени,
хотя по отдельным областям ее были произведены солидные исследова-
ния.

Следовательно волевое действие является «целенаправленным
действием, благодаря которому человек планомерно осуществляет цель,
подчиняет импульсы сознательному контролю и изменяет в зависимо-
сти от своих планов действительность» (Рубинштейн).

Между познанием (оценкой) и волей имеется такая же связь, как ме-
жду теорией и практикой.

8. Интенсивность волевого усилия

Интенсивность волевого усилия может приобрести даже патологические
формы в смысле ослабления или усиления процессов возбуждения или
торможения в стадии борьбы мотивов, рассуждений и желаний, пред-
шествующих собственному действию.

У людей в состоянии истощения наблюдаем снижение волевой ак-
тивности (гипобулию), у людей, совершенно истощенных, или у людей
в состоянии депрессии наблюдаем отсутствие волевого усилия (абулию),
в то же время как у людей с так называемой «сильной волей» наблюда-
ем гипертрофию волевых проявлений - гипербулию, которая часто на-
ходится в диспропорции между импульсом и величиной усилия, затра-
ченного на реализацию цели.

Могут наблюдаться также и навязчивые действия, частично относя-
щиеся уже к психопатологии. Однако нам известны и навязчивые по-
ступки совершенно нормальные, в смысле навязчивых импульсов, при-
нуждающих к определенному типу действия. Так, например, мы испы-
тываем навязчивое желание переступить через связующие линии торцов
на тротуаре; идем убедиться в том, выключили ли мы газ, закрыли ли

113

мы входную дверь и т. п. Если мы не можем преодолеть эти навязчивые
действия с помощью разума и своего решения, то такие явления стано-
вятся патологическими и относятся к области психиатрии.

Именно таким образом негативистические действия и проявления
могут быть действиями, необходимыми при развитии (например, у де-
тей в период так называемого первого упрямства) независимо от того,
идет ли речь об активном негативизме (ребенок действует совершенно
противоположно приказанию), или о пассивном негативизме (упрямит-
ся, не слушается).

С точки зрения воли - это явление, связанное с развитием личности,
которая хочет проявить себя - интенсивность воли здесь чрезмерна. Сле-
довательно, здесь имеет место актуальная гипербулия как негативисти-
ческое проявление социальной реакции.

9. Панические действия (реакции)

На этих действиях очень хорошо можно изучать индивидуальные воле-
вые реакции в области общественных взаимоотношений.

В общем можно различать три типа реакций на сигнал «опасность»:

1. Безусловные:

а) реакция угнетения, пассивная, уклонения, защиты;

б) реакция агрессивная.

Первая форма является формой так называемого тотштеллрефле-
кса - становление как будто мертвым;

вторая форма является формой панической, хаотической агрессии
(хомяки!)

2. Условные, рефлекторные, первосигнальные реакции. Аффектив-
ный взрыв уже подчинен (дрессировка), хотя аффект страха еще при-
сутствует.

3. Второсигнальные реакции - направление действия уже не опреде-
ляется только страхом, а управляется рационально.

Панические реакции, с которыми «воля не может справиться», явля-
ются доказательством субкортикальных реакций (типа истероидных)
с большой интенсификацией страха в связи с тем, что именно вследствие
выключения коры или вследствие ее незначительного влияния подкорко-
вые реакции становятся паническими, хаотическими.

Отрицательная индукция большей части полушарий объясняет сле-
поту, неприспособленность действия человека, охваченного паникой.
Понижен (так же как и при гипнозе; отсюда и внушаемость людей в па-
ническом состоянии) положительный тонус коры вследствие иррадииро-
вавшего торможения. Импульсом в массе бывает не только импульс
опасности, но и мимика и пантомимика толпы. Однако и один человек,
изолированный от окружающих, может поддаться панике.

Имеется ряд возможностей предупредить панику или ликвидиро-
вать ее в случае возникновения: заботиться о решительной борьбе

114

с «пропагандой шопотом», подготовка и твердая организация необхо-
димых спасательных мероприятий в зависимости от формы угрожа-
ющей опасности, угрозы; точная информация о возможных формах
страха и опасности; ясность, отчетливость и относительная простота
приказаний в случае опасности; элиминация вредных влияний, действу-
ющих на нервную систему; хорошо проводимая культурно-политиче-
ская и санитарно-просветительная деятельность; воспитание дисципли-
ны; выбор лиц для выполнения ответственных функций и т. п.

В панических реакциях и вообще в реакциях на опасность, особенно
непанических, отчетливо проявляется тесная взаимосвязь между позна-
нием, аффективностью и волевым усилием. Мы стараемся и панические
импульсы перевести во вторую сигнальную систему, кортиколизовать
их, победить их разумом и волей.

Именно так мы стараемся ослабить аффективные реакции в обыч-
ной жизни. Как только мы сосредоточим внимание на аффекте, он слабе-
ет. А затем волевым усилием вместе с разумным решением можем пол-
ностью подавить его. Но если систематически подавлять одно и то же
аффективное состояние напряжения, обусловленное постоянно повторя-
ющимся импульсом (например, несчастный брак), наступит перегрузка
процессов возбуждения и невротизация, если нет уравновешивающих
возможностей или в самой личности или в помощи окружающей об-
щественной среды.

Волевое усилие проявляется не только направленностью деятельно-
сти к определенной цели, но также и подавлением мешающих и нежела-
тельных тенденций лица, проявляющего волевое усилие. Особенно
в сложных жизненных условиях нашего времени, которое предоставляет
человеку много импульсов и возможностей, часто бывает необходимо
подавлять моментальные тенденции и интересы в пользу более отдале-
ных и более важных целей с точки зрения индивида в обществе. Приме-
ром такого волевого подавления голода и жажды, параллельного с про-
движением к отдаленной цели, был успешный эксперимент доктора
А. Бомбара, который переплыл на лодке, уносимой течением и ветром,
Атлантический океан, питался только пойманными рыбами и пил морс-
кую и дождевую воду для того, чтобы доказать, что потерпевшие кора-
блекрушение при экономном способе жизни могли бы оставаться в жи-
вых гораздо дольше, чем это полагали до сих пор. Иногда волевое пода-
вление бывает изолированным и направленным на решение скорее лишь
актуальной ситуации: подавление проявленной боли при врачебной ма-
нипуляции, подавление позывов ко рвоте при кинетозе.

IV. ЭМОТИВНОСТЬ

а) В области эмоциональности обычно различаем: чувства, аффек-
ты, эмоции и настроения.

Чувство можно характеризовать как своеобразное, субъективное от-
ношение человека к действительности, которую он принимает как ему

115

подходящую, удобную (чувство удовольствия) или отрицает ее, как не-
удобную, неподходящую (чувство неудовольствия). Субъективность
является основным признаком эмоциональной жизни. Чувство пережи-
вается непосредственно, это субъективная реакция на реальность.

Физиологической основой эмоциональной жизни является в первую
очередь деятельность подкорковых отделов мозга (у лишенного коры
животного можно вызвать сильную «эмоциональную реакцию» на сла-
бые импульсы. Аналогичное явление наблюдается всегда там, где интен-
сивность корковой деятельности ослаблена и где на первое место выхо-
дит деятельность подкорковых центров: вспыльчивость, истерические
проявления и т. п.).

Но только этими причинами еще невозможно объяснить богатое
и сложное многообразие эмоциональной жизни как в смысле интенсив-
ности, так и в смысле дифференциации переживаний. Участие коры го-
ловного мозга в сложных эмоциональных проявлениях очевидно. Вкус-
ная еда и симфония Бетховена вызывают «удовольствие», но совершен-
но различного характера. Различие заключается в том, насколько слож-
ным являются слои личности и какие именно слои личности одновре-
менно «переживают». Если один из зрителей пьесы о Яношике сочувст-
вует герою и одновременно расплачется над его героизмом из искренне-
го человеческого участия, то это еще не переживание эстетическое,
а просто переживание человеческого компонента драмы. Но если, кроме
человеческого участия, мы получаем «удовольствие» от того, что форма
(выражение) произведения является равноценной содержанию и совпа-
дает с нашим представлением о форме данного конкретного произведе-
ния, то мы одновременно переживаем и эстетическое чувство. Однако
и динамические стереотипы имеют свое значение в отношении к подкор-
ке.

Следовательно, содержательный компонент эмоциональной реак-
ции определяется, с одной стороны, индивидуальной направленностью
(селективно), и, с другой стороны, самой действительностью, как она
нам представляется.

Мы переживаем удовольствие и по отношению к физическим ощу-
щениям: боль, физическое наслаждение и т. п., по отношению к самим
себе и к потребностям личности: страх, гнев, опасение, радость, восторг,
надежда, разочарование и т. п.; по отношению к социальной действи-
тельности (интерперсональным отношениям): любовь, сочувствие, зло-
радство, пренебрежение, отвращение, разочарование и т. п. Отношение
содержания и формы: эстетические чувства; в отношении к нравственно-
сти: чувство правоты, справедливости, чувство правды, свободы; в от-
ношении к мышлению: чувства логические, интеллектуальные и т. п.

Термин «эмоции», обычно, отождествляют с термином «аффекты».
Иногда эмоции рассматривают как движение мысли, аффекты - как осо-
бенно бурные, взрывные движения мысли. При этом указывают, что аф-
фект по продолжительности короче, чем эмоции; по интенсивности эмо-
ция более сильная, чем простое «чувство», но все-таки слабее, чем аф-
фект, и продолжается более длительное время, чем аффект.

116

Настроение - это затяжное, относительное, хроническое эмоцио-
нальное состояние. Мы говорим о ком-нибудь, что данное лицо постоян-
но находится в плохом настроении, или о другом человеке, что «у него
хорошее настроение».

Страсти - это эмоциональные состояния значительной глубины
и интенсивности, связанные длительно с определенными фактами, кото-
рые отчетливо стимулируют поступки и поведение человека. С индиви-
дуальной и общественной точки зрения они могут иметь положительное
значение (страсть к правде, страсть к научному познанию, к социальной
справедливости и т. п.) или отрицательное (морфинизм, алкоголизм,
азартные игры, сексуальные страсти и т. п). Следовательно, речь идет
о потребности с сильным эмоциональным сопровождением, с индивиду-
альной предвзятостью.

Стенические и астенические чувства мы дифференцируем в зависи-
мости от того, возбуждают ли они или тормозят целую личность
и в первую очередь наши поступки.

Очевидно, что такому лишь эмпирическому разделению не хватает-
ся точности. В настоящее время довольно широко используются как
проекционные, так и физиологические методики проявления эмоций, ко-
торые могут регистрироваться или на пленке, или с помощью физиоло-
гических методов и аппаратуры (плетизмопневмосфигмограф, психо-
гальванический рефлекс параллельно с изображением мимики на пленке
и т. п. - см. ниже).

Особенно благодарна регистрация физиологических проявлений:
слабость или ригидность мускулатуры (органы движения), тремор, уско-
рение или замедление дыхания (органы дыхания), ускорение или замед-
лиение кровообращения, прилив крови или малокровие (циркуляторные
реакции), поносы, запоры, рвота (внутренние органы), потливость, сле-
зы, сухость в горле (железы внутренней секреции) и т. п.

Но, с другой стороны, нельзя забывать о том, что эмоции и аффекты
могут возникать и в результате изменений химизма: при гипергликемии
- нервозность, разлад, при интоксикации некоторыми веществами - де-
прессиия; именно таким образом некоторые физиологические измене-
ния, вызванные заболеванием органов, могут явиться причиной разви-
тия могучих эмоциональных процессов (заболевания сердца вызывают
состояние депрессии и т. п.).

б) Теории эмоций вначале рассматривали эмоции как сознательное
состояние, которое вызывает физические изменения и, таким образом,
создают чувства (Вундт, Титченер).

Превратной становится теория Джеймса-Ланге. По этой теории, на-
пример, эмоции страха или злости являются только первичной формой
инстинктивного поведения и лишь вторично они становятся суммарным
переживанием, возникшим в результате разнообразных соматических
реакций: «Мы плачем не потому, что нам грустно, а мы грустим оттого,
что плачем!» Или: если мы, например, встретим хищное животное, то
восприятие его вызывает отвращение, ускорение дыхания, сердцеби-
ение, и ощущения, вытекающие из этих физических изменений, соединя-

117

ются с восприятием предмета или ситуации, создавая эмоциональное
переживание.

Интересной была теория Кэннона-Барда, по которой сознательное
переживание является скорее плодом импульса, исходящего из гипота-
ламуса по направлению к стволу головного мозга, чем результатом об-
ратных импульсов, исходящих из мышц.

В 1951 году была создана активизационная теория эмоций (Линд-
елей), исходящая из работ об электрической активности мозга. Она
утверждает, что кору головного мозга активирует разряд из гипотала-
муса. Во сне кора спящего человека, приближается к нулевой степени ак-
тивности. Мускулатура расслаблена и в центральную нервную систему
поступает лишь незначительное количество обратных импульсов. Авто-
номный отдел симпатикуса также является неактивным в это время.

Представим себе следующую ситуацию: прозвучит выстрел или
подействует какой-нибудь иной сильный раздражитель; он вызывает ре-
акцию гладкой мускулатуры и способствует притоку импульсов обрат-
ной связи в центральную нервную систему. Но происходит и реакция ав-
тономной системы с секрецией адреналина. Изменения в гладкой муску-
латуре проводят импульсы и обратно, по всей вероятности, через рети-
кулярную формацию ствола головного мозга. Конечной передаточной
станцией является гипоталамус, который усиливает обратные импульсы
и активирует кору. Человек просыпается, становится активным, воспри-
имчивым, активизация растет, усиливается, и кульминационным пун-
ктом этого процесса является организационный и дискриминационный
процесс внимания.

Иногда активизация может стать настолько сильной, что поведение
перестает быть адекватным импульсам, становится слепым и некоорди-
нированным. Обратная связь и химические изменения стимулировали
гипоталамус настолько сильно, что мозговой контроль был исключен.

По этим новым теориям активизация считается ядром влечений
и эмоций. Так и Вебб в 1948 году формулировал мотивационную теорию
эмоций. Эмоции и мотивация и филологически имеют общий корень
«мот» - двигаться.

Уровень, стеяень активации и проблемы схематизации (схема эмо-
ций) стали весьма существенными в современных теориях.

в) Схема эмоций базируется на выражении лица. Однако психологи
при этом не ограничились лишь качественным анализом и описанием
выражения. Они сделали попытку количественного определения. Напри-
мер, линейная шкала Вудвортса основана на анализе распределения ха-
рактеристик 100 лиц в 86 позах. В качестве удовлетворительной зареко-
мендовала себя следующая шкала:
I. Любовь, счастье, радость.
И. Изумление.

III. Страх, страдание.

IV. Гнев, решительность.

V. Отвращение.

VI. Презрение.

118

Удовлетворительность этой шкалы была проверена следующим об-
разом. Сравнивали выражения лиц при определенных ситуациях. Оказа-
лось, что не было резких различий в выражении лиц, а если и были, то
все-таки это различие имело близкую (соседнюю) степень и никогда -
степень отдаленную.

Весьма остроумную шкалу Вудвортса апробировал Шлосберг (но
он добавил сюда еще одну категорию «различно», на случай включения
в эту категорию неопределенной реакции), а именно использовав рисун-
ки другого исследователя (О. Фруа-Виттманна), который исследовал
взаимосвязи между различными выражениями лица. Затем он применил
графический способ. На так называемые циркулярные поверхности (на
цветной круг) по двум осям были нанесены отметки: а) приятные - не-
приятные (I—IV степень) и б) расположение и нерасположение (глаза,
губы, открытые, готовые принять стимуляцию, или закрытые, готовые
отказаться от стимуляции). Средним состоянием является равнодушие
(безучастность).

Попытки создания схем эмоций показали один важный результат:
в смысле выразительности общие эмоции являются менее дифференци-
рованными, чем это предполагали до сих пор.

г) Энергетика эмоциональных состояний попыталась провести диф-
ференциацию между различной интенсивностью эмоциональных состо-
яний - в общем без успеха, поскольку физиологическое течение эмоций
примерно одинаковое, но зато с психологической стороны они чрезвы-
чайно разнятся по содержанию. Это также свидетельствует о признава-
емом всеми факте, что нельзя физиологический субстрат и физиологию
заменять психологическими проявлениями и психологией.

Интенсивные эмоциональные состояния отличаются от слабых
только высокой степенью активации и реактивности. Но под степенью
активации мы понимаем фактор, присущий многочисленным соматиче-
ским изменениям, принимающим участие в эмоции. Наиболее часто
применяемым показателем степени активации (следовательно, не эмо-
ции в смысле содержания) является электрическая проводимость или ее
реципрокная величина - сопротивление кожи. По старой терминологии
изменения проводимости называли психогальваническим рефлексом
(ПГР). В настоящее время гораздо чаще применяем название кожно-
гальваническая реакция (КГР). Большое внимание, уделяемое КГР, объ-
ясняется тем, что при ней стимул регистрируется моментально и точно.
Так, например, громкий звук вызывает быстрое повышение проводимо-
сти кожи в течение нескольких секунд, и через полминуты проводимость
возвращается к исходному уровню.

(Мы не будем здесь заниматься техникой и техническими данными
так называемого психогальванометра, измеряющего сопротивление ко-
жи. В основе их лежит влажный или сухой электрод диаметром 2,5 см,
которым измеряем сопротивление в 10000-100000 Ом, а электрод ди-
аметром 0,6 мм, даже сопротивление в 1,000 000 Ом).

Поставнока вопроса в том, измеряет ли КГР эмоции или не измеря-
ет, является неправильной. Если под эмоциональным состоянием мы

119

подразумеваем высоко «энергетизированный» индивид, степень его ак-
тивации - то да. Но в связи с тем, что, кроме электрической проводимо-
сти (или сопротивления) кожи, показателями силы эмоционального со-
стояния являются еще и многочисленные другие физиологические изме-
нения (как мы уже показали) в системе кровообращения, дыхания, в мы-
шечном напряжении, в теплоте кожи и губ, в реакции зрачков, секреции
слюны, пищеварительной активности, треморе, моргании, в химических
изменениях в крови и т. д., мы имеем возможность дополнить гальвано-
метрические данные и сравнить их с другими вышеназванными измене-
ниями. Все большее значение приобретают также электроэнцефалогра-
фические изменения (по Вудвортсу).

Все эти эксперименты, касающиеся измерения силы физиологиче-
ских процессов, эмоций, получили и практическое применение, напри-
мер, в судебной психологии, особенно в так называемом известном де-
текторе лжи. Здесь, например, КГР имела успех в 83 % случаев, особенно
в соединенении с показателями дыхания, кровяного давления и с техни-
кой Лурия, касающейся непроизвольных движений пальцами. Но вопро-
сы при этом должны задаваться так, чтобы возрастала степень актива-
ции при ответе на существенные вопросы, а не на контольные вопросы.
Одновременно используют также и ассоциативный эксперимент (см. вы-
шеприведенную главу).

КГР применяется также не только при изучении эмоциональной об-
ласти нормальных людей, но и при исследовании неврозов и психозов,
результатов психотерапии, изучении аффектогенных и конфликтных ре-
акций и т. п.

д) Зона между нормой и расстройствами эмоциональной жизни. Ес-
ли эмоции являются субъективной реакцией индивида на действитель-
ность, непосредственным показателем того, как человек воспринимает
действительность, то отсюда вытекает не только важность эмоциональ-
ного отношения для самого индивида, но и важность отношения к эмо-
циональности других. Сходство и несходство между людьми, норма или
расстройство интерперсональных отношений вытекает прежде всего из
эмоциональных реакций. Например, мы сходимся в логических рассу-
ждениях, но, несмотря на это, можем и не сойтись, поскольку действи-
тельность «каждый ощущает по своему», наши точки зрения разнятся.
Если мы не можем свободно проявить свое отношение, если мы должны
тормозить проявление процессов раздражения, то возникает состояние
напряжения и особенно там, где имеется расхождение между тем, в чем
видит индивид удовлетворение своих потребностей, интересов и ценно-
стей и тем, в чем на данном этапе исторического развития заключается
состояние общественных потребностей и ценностей. В узком смысле
слова речь идет о конфликте с ближайшим окружением (работа, семья,
супружество и т. д.). Напряжение само по себе еще не является ни невро-
тизацией, ни неврозом, но оно ведет к депрессивным состояниям, к со-
стоянию страха, опасений (следовательно, к астеническим состояниям,
тормозящим нормальную жизнь).

Страх и беспокойство являются также наиболее обычными эмоцио-

120

вольными реакциями как амбулаторных, так и госпитализированных
больных. Они не являются чем-то ненормальным так же, как они не
являются чем-то ненормальным у детей. Страх необходимо понимать
как реакцию на действительную или предполагаемую (но переживаемую
как действительную) опасность, по отношению к которой мы чувствуем
себя беспомощными, беззащитными.

В противоположность этому испуг - это кратковременный страх,
реакция на неожиданную, внезапную опасность: внезапно выскочит со-
бака, вылетит внезапно автомобиль, упаду неожиданно в темную яму
и т. п.

От страха необходимо отличать состояние беспокойства как реак-
цию страха без определенного содержания. Мы боимся чего-то, а беспо-
койство испытываем неизвестно отчего. Страх и беспокойство сужают
объем сознания, и, особенно у детей, они быстро могут перерасти в па-
ническую реакцию отвращения или агрессии. (Мы наблюдали в детской
поликлинике ребенка, который увидев белый халат - после печального
опыта с врачами, которые травматизировали его болезненными инъек-
циями - немедленно набрасывался с оскаленными зубами на всех, кто
носил белый халат).

Именно так, как мы предупреждаем состояние страха, беспокойства
и боязни, необходимо предупреждать и состояние депрессии у больных
(развивающееся в результате длительного пребывания в больнице
вследствие одиночества, тяжелого диагноза и т. д., см. ниже), которые не
являются ничем другим, как выражением беспомощности и общего
ослабления нормальной реактивности личности.

Не следует сразу считать, что состояние страха, тревоги и депрессии
(экзогенной) и т. д. представляет патологическое явление.

Относительно часто мы встречаемся с эмоциональной лабильно-
стью (тимопатией), с неустойчивостью, колебанием настроения (причи-
ной является ослабление внутреннего торможения, например, при по-
стинфекционных или при послеоперационных состояниях) или с аффек-
тивной несдержанностью, неспособностью управлять эмоциональными
реакциями на такие раздражители, которые обычно - по крайней мере
не такой силы - эмоций не вызывают (например, больной услышит сказ-
ку, передаваемую по радио, и расплачется, поскольку вспомнил свое
детство при этом). Эмоциональная раздражительность не является пато-
логическим состоянием, если она не проявляется часто. Утомляемость,
усталость также может вызывать эмоциональную слабость, а иногда -
паратимию (несоответствие: плач от счастья).

Все эти эмоциональные реакции, находящиеся на границе нормы
и патологии, несомненно, следует оценивать в зависимости от состооя-
ния всей личности. Гиперсенситивная личность еще не является лично-
стью, выходящей из рамок нормы. Но если разовьются многообразные
фобии, навязчивые состояния, органные реакции - в общем функцио-
нальные расстройства нервной системы, то речь уже идет о патологии,
в данном случае о неврозе.

121

V. СОЗНАНИЕ И ФАЗОВЫЕ СОСТОЯНИЯ

Сознание является наивысшей человеческой формой психической жизни,
субъективным переживанием объективной реальности. Сознанием мы
коренным образом отличаемся от остального мира живой материи, от
всех животных и от человекообразных обезьян. Развитие человеческого
сознания связано с общественной деятельностью и с общественным ис-
торическим развитием, причем речь явилась дальнейшим стимулом раз-
вития. Мы различаем бодрствование, вигилантность и ясность,
луцидность сознания. Бодрствование обусловлено способностью
уловить все явления в окружающей среде, понять их значение (включать
их в адекватные связи) и реагировать на дальнейшие раздражители. Лу-
цидность характеризует более грубые отклонения, чем вигилантность.

«Потеря сознания» может быть нарушением, расстройством, а мо-
жет и не быть им. Легкая предвзятость является самой слабой степенью
ослабления вигилантности сознания (при аффекте, небольшой интокси-
кации, утомлении). Расстройствами ясности сознания являются посте-
пенно все более тяжелые «потери сознания»: сомнолентность, сопор,
мелкая и глубокая кома, обморок. Актуальное состояние луцидности, яс-
ности сознания имеет большое клиническое значение и заслуживает
большого внимания в каждом случае клинического обследования.

При сомнолентности (состояние сонливости) больной находится
в фазовых состояниях между бодрствованием и сном, слабые импульсы
на него не действуют. Реакция - как в состоянии дремоты. Больного
можно вывести из этого состояния громким окриком, сильным толч-
иком. Как только он проснется, он бывает способным ориентироваться.

Сопор носит характер более глубокого сна, речь идет здесь о субко-
матозном состоянии, при котором больного могут разбудить только
сильные раздражители и то на небольшой период времени. Мускулатура
является атоничной, наблюдается расстройство ритма дыхания, падает
кровяное давление, пульс ослаблен. Отмечают снижение сухожильных
рефлексов, положительный рефлекс Бабинского, защитные рефлексы.

Кома - это бессознательное сотояние, полная потеря ясности созна-
ния. Больного совершенно невозможно разбудуть, он не реагирует даже
на болевые раздражители. В стадии так называемой мелкой (неглубо-
кой) комы отмечается мидриаз, реакция зрачков и рефлекс роговицы.
Спинномозговые рефлексы понижены, рефлекс Бабинского отрицателен.
При глубокой коме зрачки сужены, (миоз), отсутствуют все реакции, ре-
флексы не обнаруживаются, отсутствует какой-либо признак психиче-
ской деятельности.	/

Обморок вследствие анемии мозга представляет собой коротко дли-
щееся бессознательное состояние.

Следовательно, ясность сознания определяем тем, что убеждаемся
в аутопсихической ориентации (как пациент ориентируется по отноше-
нию к себе самому, к своей психической жизни) и в аллопсихической
ориентации (как пациент ориентируется по отношению к внешней сре-
де). Раздражителем здесь является слово, на которое мы ждем словесно-

122

го ответа. Ответ такого рода можно получить от больного находящегося
в состоянии сомнолентности и сопора, но не в состоянии комы.

В ориентации соматопсихической мы убеждаемся непосредственны-
ми приказаниями к движению (слово - движение). («Откройте глаза!
Подвигайте рукой!» и т. п.) И, наконец, с помощью непосредственных
двигательных раздражителей (потрясти больного, уколоть) и рефлексов
(фотореакция, роговичный рефлекс и т. д.).

Важным является проведение дифференциального диагноза между
эпилептическим и истерическим припадком. Вондрачек (на стр. 432
в «Специальной психитрии», Государственное медицинское издатель-
ство, 1956) параллельно описывает все характерные отличительные чер-
ты этих состояний. Что касается сознания, то при истерии оно сохране-
но, амнезия встречается реже, после приступа больной не спит, зрачки
реагируют на свет, роговичный рефлекс сохранен, пирамидные иррита-
ционные явления не наблюдаются, приступ, как правило, происходит
в присутствии других людей (истерическая театральность) и при паде-
нии больной не получает повреждений и т. д.

И. П. Павлов указал на то, что между ясным луцидным сознанием
и сном имеется ряд переходов, фазовых состояний в зависимости от то-
го, как изменяетя соотношение основных нервных процессов возбужде-
ния и торможения. В состоянии бодрствования величина реакции соот-
ветствует силе раздражителя по закону найденному более старой и со-
временной психофизиологией. Сильный раздражитель вызывает силь-
ную реакцию, слабый слабую. Однако при засыпании вначале проявля-
ется состояние уравновешенной фазы (сильные и слабые раздражители
вызывают одинаковую реакцию); во второй, более глубокой стадии по-
является так называемая парадоксальная фаза (слабый раздражитель
вызывает сильную реакцию и сильный - слабую или вообще не действу-
ет). Наконец, бывает возможной и ультрапарадоксальная фаза, когда ре-
акции вызывают отрицательные (тормозные) условные раздражители,
которые в норме вообще бы не вызывали у организма никаких реакций.
Далее И. П. Павлов говорит еще о наркотической фазе, при которой ре-
акция на сильные и слабые раздражители, хотя и остается сохраненной
в смысле соотношения сил, но вызывается лишь сильными раздражите-
лями. Глубокий сон, ноконец, является такой фазой торможения, при ко-
торой полностью отсутствуют и реакции на сильные раздражители («у
него над ухом можно стрелять», «спит, как в воду упал») и для пробу-
ждения бывает необходимо применить безусловный раздражитель зна-
чительной силы (потрясти, растормошить).	_______

И. П. Павлов рассматривал сон как генерализованное торможёшЖ
Бесчисленными экспериментами он доказал, что «каждая клетка, если
она находится под влиянием длительно действующих и однотипных
раздражителей, обязательно переходит в состояние торможения». Сле-
довательно, сон является торможением, распространяющимся на оба
полушария и проникающим в средний мозг. Сон и внутреннее торможе-
ние являются одним и тем же процессом. (Торможение же не является
ничем иным, как сном, ограниченным небольшими областями мозга.)

123

Несмотря на то, что сон является генерализованным торможением,
угнетением и в состоянии сна в коре сохраняются некоторые группы
клеток в состоянии бордствования, готовности к действию, так называ-
емые сторожевые пункты. Речь идет об участках возбуждения (бодрство-
вания), которые имеют для организма большое значение: легкий шелест
пробудит зайца; мать, которая глубоко спит и не реагирует на относи-
тельно сильные раздражители, моментально просыпается при слабом
стоне больного ребенка. Радист немедленно просыпается на сигнал
своей станции, так же как и мельник при остановке своей мельницы

и т. д.	"''%*$! ;<х,...

Но павловская теорий- сна не является единственной. Имеются тео-
рии, утверждающие, что сон наступает таким образом, что вследствие
ряда причин временно приостанавливается активационная функция ре-
тикулярной системы. Существуют также теории об активных механиз-
мах сна.

Фазовыми явлениями можно объяснит не только сон, но и так назы-
ваемое подсознание. Никто не отрицает, что существуют явления вы-
сшей нервной деятельности, протекающие даже если мы этого не осо-
знаем. Мы обратили на них внимание при вдохновении, как научном,
так и художественном, когда по праву можно считать, что процессы соз-
нательной работы, прерванные, например, сном, продолжались далее;
мы просыпаемся и неожиданно находим решение или ответ на вопрос,
о котором долго напрасно думали. Однако здесь речь не идет о подсо-
знании или бессознании в смысле психоанализа Фрейда. Последний де-
лает сознательную жизнь полностью зависящей от автономной самосто-
ятельной области подсознания, которая определяет и руководит созна-
тельной жизнью человека, который в сущности сурово наказывается
комплексами, если попытается как-либо сформировать или «подавить»
подсознание.

У здорового человека сознательная жизнь регулирует все внеразум-
ные компоненты психической жизни и является наивысшей формой ау-
торегуляции.

Сновидения и грезы

Представления свободно воспроизводятся особенно во сне ив грезах.
Физиологическую гипотезу возниковения сновидений привел И. П. Па-
влов. Он полагает, что торможение в первую очередь охватывает наибо-
лее молодые клетки, клетки второй сигнальной системы, которые бы-
стро истощаются. Неравномерное распространение торможения особен-
но четко проявляется во время неглубокого сна (у пожилых людей в пер-
вых фазах сна и чаще к утру, когда уже начинаем просыпаться). Снови-
дения являются продуктом деятельности отдельных групп клеток коры
головного мозга, не охваченных торможением, которые приведены к де-
ятельности под влиянием внешних или внутренних раздражителей и пе-
решли в состояние возбуждения. Ввиду того, что отсутствует логический
контроль (он, однако, может и появиться, если мы находимся в состо-

124

янии, близком к пробуждению, и мы даже способны во сне осознавать
наличие сновидений и стараемся запомнить их содержание) сны кажутся
нам фантастическими и в соответствующих главах психологии они
включены в фантазии, хотя речь идет, очевидно, лишь о хаотической ак-
тивизации деятельности отдельных групп клеток.

Отсюда и большая скорость сновидения. Из литературы известен
случай, когда спящий пережил во сне Великую французскую революцию
и даже был казнен. Стимулом для этого послужил удар картины, упав-
шей спящему на шею. Иногда во сне видим длинный сон, который окан-
чивается звонком (кто-то звонит, говорит, что горит, видим во сне це-
лые длинные сцены) и пробуждаемся от того, что у дверей еще кто-то
звонит.

Стимулом могут быть как внешние раздражители (в обоих выше-
приведенных примерах), так и импульсы, исходящие из самого организ-
ма, имеющие соматический и психический характер; доказательством
сна, вызванного внутренним стимулом, может быть сновидение ребенка,
которому в течение 3 дней снился один и тот же сон: ему казалось, что
из его тела вырываются синеватые огоньки. На следующий день у ребен-
ка появилась корь. Это является одновременно хорошим примером
«пророческого» сна и ненаучного предрассудка (чему мать ребенка не
хочет поверить). В этом смысле могут иметь и диагностическое значе-
ние, и даже боль во многих случаях впервые появляется во сне, не пода-
вляемая множеством импульсов, как это имеет место в состоянии бодр-
ствования. По Касаткину, который исследовал 912 сновидений у 149
больных, здоровые люди видят сновидения в течение 54-76 % всего пе-
риода сна, больные примерно в 87-100 %.

В литературе о сновидениях приведен пример одного студента,
страдавшего сильной зубной болью. Ему все время снился сон о том, что
он выступал на ринге как боксер и всегда при этом получал удар в че-
люсть. По Адлеру, сны из психической жизни обусловливаются нере-
шенными проблемами или они возникают как предчувствие новых про-
блем: трудные жизненные решения могут проецироваться сном об экза-
мене (аналогичные сны об «экзамене по математике» часто описывают
солдаты перед атакой).

Очень часто сны отражают напряжение в эмоциональной области,
беспокойство, опасения или желания. Так, например, типичным невро-
тическим сном является сон о длинном гостиничном коридоре с беско-
нечным рядом одинаковых дверей, среди которых спящий не может
отыскать свои двери, враждебная ситуация, окружающая спящего днем
на работе, созданная его коллегами, проецируется сном о диких зверях,
рычащих на спящего, желание быть признанным отражается в детском
сне сценами, в которых ребенок представляет себя королем и отдает рас-
поряжения своим родителям.

Мы не признаем символики классического психоанализа, истолко-
вывающего любой сон как сексуальный символ при упраздненной цензу-
ре сознания, так что любой длинный предмет представляет собой поло-
вой член, а любой полый предмет - женские половые органы. Символи-

125

ка сновидений понятна как проекция представлений эмотивных пережи-
ваний. Сновидение по существу представляет собой цепь свободно раз-
вивающихся представлений, которые тем более логичны, чем более ин-
тенсивным является контроль сознания. Сновидение является настолько
«разумным», как это только может быть. Что касается содержания сно-
видений, то можно сказать, что нам снится то, с чем мы еще не смогли
справиться днем, причем сновидение представляет собой образную, во-
ображаемую символику эмотивных переживаний (страх - дорога над
пропастью; беспокойство - напрасный поиск правильных дверей и т. д.).

Сновидение, отражающее определенное эмотивное напряжение,
у невротиков'обычно оказывает сильное воздействие обратной связи -
оно способно усилить напряжение сознательной жизни! Так, например,
Юлиус Зейер, типичный невротик среди наших писателей (в другом мб-
сте мы упоминаем о том, что он в своем произведении «Стратоника»
в 1892 году применил психоанализ, опередив Фрейда на один год!), опи-
сывает сновидение, в котором он видел пустой дом, в котором забро-
шенный рояль стал играть меланхолическую песню - после этого он
был целый день отчаянно грустным, отдавая себе отчет в том, что сно-
видение является отражением одиночества и отчаяния, а также и стерто-
го различия между сновидением и действительностью, что так часто
подчеркивалось всеми романтиками: „La vida es el suefto!"

Сновидения способны дать представление о личности спящего, по-
тому мы изучаем их без ненаучного объяснения психоанализа.

Грезы (иногда также «сон с открытыми глазами») - это наполовину
намеренно вызываемый ряд представлений, организованных желани-
ями. Очень часто они наблюдаются у детей, поскольку у них мала воз-
можность исполнения их желаний. Именно для грез характерным явля-
ется большое расстояние между желанием и реальностью. Общеизвестно
по письмам Вожены Немцовой катартическое значение ее книги «Бабуш-
ка», которая представляла собой творческую (мечтательную) попытку
уйти от жестокой действительности ненаполненной жизни.

Г. X. Грин различает четыре типа грез: «героические» грезы, при ко-
торых грезящий в изобилии получает похвалу за отвагу и исключитель-
ные успехи; «спасательные» грезы (грезящий кого-нибудь спасает, геро-
ически освобождает и получает за это его любовь и восхищение всех
окружающих); «мегаломанические» грезы, в которых человек сам себя
представляет всемирно известным, прославившимся и, наконец, грезы
«чести», когда человек жертвует собой и помогает тому, любви которо-
го он добивается.

Известный психиатр, Блейлер отождествляет грезы с аутистическим
мышлением.

Характерным для всех типов грез является их общее главное содер-
жание - самоутверждение и развитие личности, чему реальная действи-
теьность препятствует. Очень наглядно грезы проецируются в сказоч-
ных историях.

126

Синхронный и парадоксальный сон

Азеринский, Демент и Клайтман (1953, 1954) при помощи электроэнце-
фалографических и нейрофизиологических исследований выделили две
фазы сна: сон синхронный и сон парадоксальный (REM-rapid eyes move-
ments - быстрые движения глазного яблока).

Сон начинается синхронной фазой, длящейся 60-90 мин, электроэн-
цефалографически она характеризуется медленными волнами с высокой
амплитудой, тонус мускулатуры бывает умеренно понижен. Лица, раз-
буженные в этой фазе, не помнят никаких снов.

Затем следует парадоксальная фаза, длящаяся 10-30 мин, у взрос-
лых она включает в себя 25 % всего периода сна, у детей большую часть.
На электроэнцефалограмме регистрируются быстрые волны с низкой
амплитудой, можно наблюдать быстрые движения глаз (КЕМ), исчезает
мышечный тонус и рефлексы, дыхание и пульс быстрые и нерегулярные,
иногда появляется эрекция, кровяное давление колеблется. Если спяще-
го разбудить в этой фазе, то он почти всегда вспомнит виденные им сны,
хотя перед этим утверждал, что он никаких снов не видит. Исходя из
этого авторы полагают, что нет людей, не видящих снов, а люди делят-
ся на тех, которые помнят свои сны и тех, которые их забывают. Нару-
шение парадоксальной фазы пробуждением ведет к компенсаторному
удлинению моследующих парадоксальных фаз.

По меннию Демента, парадоксальный сон и сновидения с умствен-
но-гигиенической точки зрения являются необходимыми; в них происхо-
дит фантастическое переживание и отреагирование подсознательных
процессов. Синхронный и парадоксальный сон чередуются в течение но-
чи 4-5 раз. Парадоксальный сон филогенетически является более древ-
ним ; так считают, исходя из того факта, что он более длителен у новоро-
жденных и у грудных детей (Сравни Foulkes, D.: The psychology of Sleep,
New York, 1967 и Luce, G. G., Segal, J.: Sleep, N. Y. 1967.)

Гипноз

Гипноз - это частичный сон. Бодрствующие участки коры головного
мозга, речевые и слуховые анализаторы в гипнозе имеют большую ши-
роту, чем в состоянии нормального сна.

Когда мы характеризуем гипноз (в сущности соглашаясь с мнением
И. П. Павлова) как частичный сон, то отдаем себе отчет в том, что допу-
скаем определенную неточность. Собственная сущность гипноза стано-
вится все более проблематичной; начиная с того времени, когда ряд ис-
следователей начал изучать именно «сонную» сущность гипноза.

Кратохвил полагает, что можно произвести или перечисление гип-
нотических явлений, или придерживаться понимания гипноза как состо-
яния повышенной внушаемости или как парциального сна. К такому
убеждению он пришел после изучения различных теорий гипноза, кото-
рые рассматривают гипноз как:

127

1. состояние повышенной внушаемости;

2. диссоциацию сознания;

3. принимание роли гипнотизированного лица;

4. драматическую альтерацию субъективного опыта;

5. вид интерперсональных отношений;

6. регресс к инфантильной степени развития детской доверчивости;

7. изменения в мозгу, изменения в синапсах;

8. форму условности;

9. форму сна.

Видно, что одни теории являются простыми описаниями того, что
происходит в гипнотическом сне; другие вряд ли имеют характер тео-
рии. Мы полагаем, что наиболее целесообразным было бы соединение
двух наиболее выраженных теорий понимания гипноза как состояния
повышенной внушаемости при парциальном, частичном сне.

Мы нарочно соединяем эти две теории. Внушаемость в качестве изо-
лированного явления возможна и в состоянии бодрствования, но, с дру-
гой стороны, она может производиться и в состоянии гипноза, напри-
мер, состояние сомнолентности и при относительно слабой внушаемо-
сти.

Гипнотический сон можно вызвать:

а) утомлением, подавляющим действием фиксации глаза или бле-
стящего предмета, или так называемыми пассами (Месмер применял по-
глаживание ладоней)и

б) суггестивным воздействием монотонных слов, навевающих сон
(нам известно, что слово является таким же реальным раздражителем,
как и те раздражители, которые «конденсируют». Поэтому гипнотизи-
рующий применяет внушение: «Вы становитесь сонным ..., ваши веки
смыкаются все плотнее и плотнее..., вы чувствуете приятное утомле-

Рис. 29 Внушение бега по
лестнице.

ТРЕМОР ЛР

МОТОРИКА ПР

/^^^^

_———-	МЛ_____________«VWV

128

ние,..., веки уже невозможно удержать ..., веки закрываются ..., вы за-
сыпаете ..., спите!»). Существует и ряд других методик (например, Эри-
ксон).

Внушение и внушаемость в сущности принимают участие во всех
взаимоотношениях людей между собой, как это видно особенно там, где
оно бывает усилено признанием авторитета (родители, учитель, психо-
терапевт) и эмоциональным отношением. И обычный опыт ежедневной
жизни является постоянным доказательством этого (любовь, предан-
ность очень помогают внушаемости; этим часто объясняется тот факт,
что молодой человек, как родители любят говорить, «слепо поддается»
тому или тем, кого он любит).

Внушаемость зависит и от личности - доминантность здесь менее
благоприятна, чем подчиненность. В клинической практике каждый врач
встречается с весьма внушаемыми больными (а также и с неподдающи-
мися внушению), которые каждое слово врача принимают как абсолют-
ное, окончательное, не подлежащее критике. Поэтому необходима опре-
деленная предосторожность при выборе слов и жестов!

Особенной внушаемостью отличаются дети: степень их жизненной
неопытности, вера во взрослых и сильные эмоциональные отношения
являются решающими факторами. Поэтому детям никогда не задаем,
особенно при обследовании, так называемых суггестивных вопросов!
(Мы спрашиваем: «Как себя чувствуешь?», но никогда не спрашиваем:
«У тебя болит голова?» ... «Здесь у тебя болит, да?». Мы легко могли
бы получить положительный ответ и при отсутствии признаков.)

Внушение и внушаемость являются весьма существенными компо-
нентами гипноза. Под суггесцией (внушением, определений которого
было очень много) можно понимать воздействие на психические поцессы
средствами социальных взаимоотношений (речь, письмо, мимика, же-
стикуляция и т. п.). Психические процессы без такого влияния потекали
бы по другому пути. Внушаемость это большая или меньшая степень
оказания влияния с помощью стимулов социальных взаимоотношений.
Возможна и аутосуггесция, самовнушение, на которой основывают-
ся даже целые психотерапевтические школы (Ку учил своих больных ау-
тосуггестивному убеждению, что «они чувствуют себя все лучше», что
«они спят гораздо лучше» и т. п.). Вондрачек различает положительное
внушение и отрицательное внушение (репудиацию) - то и другое может
быть или индивидуальным, или групповым.

О гипнозе Павлов написал дословно следующее: «В гипнозе и поло-
жительный тонус здоровой и сильной коры бывает понижен в результате
иррадиированного торможения. Когда в такую кору, в определенный
участок ее, направляется слово, приказ гипнотизера в качестве раздра-
жителя, то этот импульс концентрирует процесс раздражения в соот-
ветствующем пункте и моментально сопровождается отрицательной ин-
дукцией, которая вследствие слабого сопротивления распространяется
по всей коре. Тем самым слово, приказ совершенно изолируется от всех
влияний и становится абсолютным, непреодолимым и закономерно

129

действующим импульсом, даже и после того, когда гипнотизируемого
возвратят в состояние бодрствования».

Отношение между гипнотизируемым и гипнотизирующим называ-
ем рапортом - это единственное отношение или связь, при которой гип-
нотический сон (благодаря пунктам рапорта) является не тотальным,
а частичным сном. Обычно глубина гипнотического сна обозначается по
степеням: сомнолентность (просто сонливость), гипотаксис (гипнотизи-
руемый имеет пониженную возможность движения, чувствует себя как
бы парализованным, связанным) и сомнамбулизм, при котором появля-
ется амнезия. Для терапевтических целей вполне достаточной является
граница между первой и второй стадией гипнотического сна. Для прак-
тических целей и для научных исследований гипноза были разработаны
шкалы, позволяющие ориентироваться в глубине гипноза; одной из на-
иболее часто применяемых является стенфордская шкала (Хилгард,
Вейтценгоффер, 1959), которая предназначена для измерения гипнабель-
ности бодрствующей и гипнотической. Внушение, что:

1. рука в горизонтальном положении упадет;

2. приблизить к себе руки с вытянутыми ладонями;

3. около головы летает надоедливая муха;

4. руки нельзя отделить одну от другой;

5. напряженную натянутую руку невозможно согнуть;

6. невозможно открыть глаза;

7. нельзя назвать свое имя (гипнотизируемый старается его пробор-
мотать);

8. невозможно поднять плечо;

9. при ответе «да» рука гипнотизируемого будет одновременно пи-
сать «нет»;

10. ощущает горький или соленый вкус;

11. гипнотизируемый должен отвечать голосу, делающему внушение;

12. слышит и видит внушаемую ситуацию (как галлюцинацию);

13. карты разложены в несколько пачек, и следует сосчитать количе-
ство карт в пачках;

14. ничего не чувствует (контроль щелочью);

15. наступает возрастной регресс; должен написать свое имя так, как
он его писал в 5-м, а затем и во 2-м классе школы;

16. лежат не две коробочки (как на самом деле) а три; он должен
в среднюю коробку положить монету;

17. показываемый лист бумаги чистый, в то время как на нем изоб-
ражен рисунок. Затем на него кладут геометрическую фигуру, которая
на рисунке кажется деформированной но должна быть видима гипноти-
зируемым как недеформированная;

с! 8. гипнотизируемый иУеет постгипнотическую амнезию - не по-
мнит, что с ним было.

Приказания, которые мы производим (например больному с энуре-
зом приказываем просыпаться от давления наполненного мочевого пу-
зыря; человеку, страдающему фобиями, внушаем, что он не будет боять-
ся; больной, стра тающей рвотой беременных, внушаем, что у нее пре-

130

крагится рвота и т. п.), в сущности являются постгипнотическими при-
казаниями; больной будет слушаться этих приказаний и после пробу-
ждения. В связи с тем, что и деятельность внутренних органов подчиня-
ется приказам коры (сравни работы Быкова и результаты кортиковисце-
ральной медицины вообще), можно оказать влияние и на самые глубо-
кие физиологические и биологические процессы, которые связаны с веге-
тативной нервной системой, с обменом веществ и т. д. Например, можно
внушить в состоянии гипноза, что гипнотизируемый съел стакан меду,
и после этого обнаружить выраженное повышение уровня сахара в кро-
ви примерно на 30-40 %.

Особенно при лечении неврозов во многих случаях гипноз становит-
ся очень важным, хотя все еще недооцениваемым методом в связи с тем,
что гипноз еще не стал само собой разумеющимся оружием молодого
врача из-за самых разнообразных предрассудков. Было бы неправильно
видеть в гипнозе какое-то «волшебное всеисцеляющее средство», но он
является весьма важным адъюватным методом, и только избыточная ве-
ра в медикаменты и недооценка психотерапии и действия слова и при
особых условиях гипноза ведет к непродуманному пренебрежнению
этим методом. В связи с простой и доступной техникой гипнотерапия
особенно важна там, где медикаментозные средства оказываются неэф-
фективными и где не действуют ни слова, ни рациональное объяснение,
так как реакции больного вытекают из внерациональных компонентов.

В настоящее время уже научно применяют гипноз в таких областях
медицины, где еще до недавних дней это казалось чуть ли не шарлатан-
ством: кожные заболевания, гинекология, внутренние болезни, лечение
алкоголиков, анальгезия в хирургии и т. д.

Наибольшее значение гипнотерапия имеет при лечении невротиче-
ских симптомов и заболеваний.

VI. ЛИЧНОСТЬ

1. Понятие личности

Если исходить из этимологии, то английское выражение "Personality"
французское „personnalite", немецкое „Personlichkeit" отчетливо свиде-
тельствует о латинском слове „persona", которое происходит от этрус-
ского „phersu", что означало маску, характерную для бога потусторонне-
го мира. Латинское „personare" означает «произносить», звучать через
отверстие в маске, а маска была выражением определенного типа, была
постоянной, выражала характер человека и одновременно предопреде-
ляла роль. Раб не был персоной, не был носителем никаких прав, не
играл никакой роли, не имел никакого Признаваемого обществом харак-
тера - он не имел общественной маски.

Интересно, что значение личности как типа, личности как индивиду-
ального характера и личности как роли, все еще живо и в современной

131

психологии, составляет основу наиболее известных теорий личности.

Один из основателей психологии личности Г. В. Олпорт в своей кни-
ге «Личность» привел около пятидесяти определений личности и разде-
лил их по отдельным критериям на пять категорий. Он сам считает лич-
ность динамической организацией тех психофизиологических систем
в индивиде, которые определяют единственные способы приспособля-
емости к внешней среде (позднее он внес поправку: «в смысле характе-
ристических способов поведения и переживания»).

Айзенк понимает личность как более или менее стабильную, про-
чную организацию характера, темпераментра, интеллекта и тела, кото-
рую определяют ее единственная индивидуальная адаптация к среде.
Мейли под личностью понимает просто психологическое целое, которое
характеризует определенного человека. Почти так же определяется лич-
ность как «индивидуальное единство человека: это единство его психи-
ческих свойств и поступков основано на единстве тела и формируется
и проявляется в его общественных связях. Коротко: личность - это чело-
век как психологическое целое» («Психология личности», 1964).

Под личностью необходимо понимать также «ту общую организа-
цию й@,ией психической жизни, которая вмещает в себя отдельные пси-
хические функции».

Рис. 30 Схема выражения лица
(по Сапервилл).

10

132

Пьерон говорит о личности как об интегральном единстве человека,
являющегося совокупностью его постоянных отличительных характери-
стик (интеллект, характер, темперамент, конституция) и характеризует-
ся способами, свойственными его поведению.

В качестве примера лапидарного определения приведем дефиницию
одного из представителей анализа Гилфорда: «Личность индивида - это
специфическая констелляция черт».

Тарди полагает, что определения личности не слишком разнятся
друг от друга, но являются спорными следующие положения:

1. следует ли относить к личности и физическую конституцию,

2. нужно ли включать в определение признак приспособляемости и

3. должно ли определение личности включать в себя и социальный
характер своего положения.

Нам кажется целесообразным обратить внимание на то, что психо-
логи при всем различии взглядов сходятся на том, что личность пред-
ставляет собой единое целое, составляет единство как в смысле конси-
стенции, интеграции психических и соматических процессов, так
и в смысле консистенции времени (постоянно осознает сама себя), что
она является динамической, переменчивой и постоянно изменяющей и,
несмотря на это, опять тем же единством - unitas multiplex (многообраз-
ным единством) в том смысле, который вкладывает в это понятие
Штерн. Мы добавили бы еще сюда важный признак индивидуальной са-
мобытности - личность отличается от других личностей именно по ин-
дивидуальным свойствам.

Поэтому личностью мы считаем организованное и организующее
целое (структуру) относительно постоянных свойств (черт), динамиче-
ски развивающихся из врожденных задатков индивида во взаимодейст-
вии с жизненной средой.

Из нашей попытки определения вытекает, что оно содержит именно
те характеристики, которые постоянно при изучении личности являются
само собой разумеющимися: структуру и динамику или развитие. Далее
мы понимаем личность динамически не только как организованное
единство, но и организующее, мы не считаем, что ядро личности соста-
вляют качества совершенно постоянные, поэтому говорим об относи-
тельном постоянстве: мы подчеркиваем врожденную предрасположен-
ность (наследственность), но в динамической взаимосвязи со средой.
Среда определяется прилагательным «жизненная» для того, чтобы было
подчеркнуто «постоянное взаимодействие со всевозможными актуаль-
ными раздражителями - не только общественными наконец, это опреде-
ление намеренно не использует обычного понятия адаптации к среде,
поскольку понятие адаптации не подчеркивает в достаточной мере
именно активность взаимодействия.

Венский психолог X. Рорахер интересным и серьезным способом со-
единил характеристику личности с понятием «характер». Он точно раз-
граничил их, но приводит их в такой связи, как фенотип к генотипу. Ха-

133

рактер - это личностное своеобразие индивида, он создается задатками,
всеми врожденными предпосылками, наследственной основой - содер-
жит все возможности, отпущенные человеку для жизни. В противопо-
ложность этому личность - это то, что в данном моменте из этой потен-
циальной базы актуально проявилось. А то, что смогло из данной осно-
вы проявиться, зависит от внешних условий.

Рубинштейн обобщил свои взгляды в трех пунктах:

1. Психические свойства личности появляются в ее поведении, по-
ступках и в чувствах и одновременно этим формируются. Поэтому одно
лишь статическое или одно только динамическое понимание будет не-
правильным. Свойства личности не являются уже готовыми от самого
начала. Они развиваются, но личность невозможно «растворить»
в определенной ситуации и понимать ее поведение только как следствие
динамических отношений, возникающих при этом, а свойства рассма-
тривать только как меняющиеся состояния. Личность и ее свойства
являются как предпосылкой, так и результатом ее деятельности.

2. Можно рассматривать те или иные области, характеризующие
различные личности. Но и при всем многообразии, различии и противо-
речиях основные свойства личности составляют одно целое. Личность
не является аморфным единством и ее невозможно редуцировать на «от-
дельные черты».

3. Личность определяется во всем многообразии своих психических
свойств своим реальным смыслом; действительная жизнь человека соз-
дается в конкретной деятельности. Это происходит в такой степени,
в какой человек осваивает - в процессе воспитания и образования - ма-
териальное и духовное содержание цивилизации и культуры. Личности
не чужды противоречия: она знает не только познание, но также влече-
ния и потребности и имеет конфликты. Но Рубинштейн постоянно под-
черкивает сознание и его растущее значение в развитии. Он не считает,
что эти верхние этажи сознания являются какой-то механической над-
стройкой над нижними этажами. Потребности постоянно все больше
становятся человеческими потребностями.

Мы бы еще добавили к этому, что нижние «этажи» личности враста-
ют в верхние «этажи», так что именно поэтому во многих случаях дейст-
вует вопреки сознанию, или бессознательно.

Лапидарно Рубинштейн обобщает проблематику изучения личности
в трех вопросах:

что человек хочет (потребности, интересы, ценности, постулаты,
идеалы); что может (задачи, способности, таланты), и что он есть (ха-
рактер).

2. Некоторые теории личности

Бели мы хотим охарактеризовать какую-нибудь личность, то часто при-
меняем выражение «типичный»: это типичный учитель, типичный не-
мец и т. п. При этом мы имеем в виду определенные черты личности, ти-

134

пичные для определенной группы людей. Нет сомнения в том, что со-
вершенно определенную личность мы можем охватить только с помо-
щью определенных, лишь для нее характерных черт. Но как только мы
начинаем искать закономерности в отдельных личностях, как только мы
начинаем создавать общую психологию личности, мы обязательно
должны выискать закономерности, являющиеся общими для определен-
ной группы личностей, и которые поэтому затем помогут понять от-
дельных личностей, общие черты которых создают определенные об-
щие констелляции свойств.

Каждая личность представляет собой неповторимую констелляцию
свойств, но с другой стороны, тип - это то, что является общим
в единстве, а единственная личность неповторима тем, чем она отлича-
ется от типа, к которому принадлежит.

Поэтому типология личности очень стара. Родоначальниками уче-
ния о темпераментах были врачи Гиппократ (5 век до нашей эры)
и Га лен (2 век до нашей эты). Они создали в сущности гуморальную
теорию темперамента, научное объяснение которой с точки зрения вы-
сшей нервной деятельности дал Павлов. В зависимости от соков в на-
шем теле (sanguis - кровь, phlegma - слизь, chole - желчь, melan chole -
черная желчь) и в зависимости от соотношения, в котором они смеша-
ны, возникают темпераменты: сангвинический, флегматический,
холерический, меланхолический. Это предположение стало в сов-
ременной эндокринологии истиной - мы продемонстрировали уже
в другом месте, какое большое влияние оказывают на психическую
жизнь железы внутренней секреции. Павлов вернулся к этой старой ти-
пологии и обосновал ее новыми фактами своей собственной теории. Он
разделил гиппократовы типы следующим образом:

уравновешенный       быстрый-сангвиник
Тип сильный	замедленный-флегматик

неуравновешенный - (возбудимый)

быстрый холерик
Тип слабый	меланхолик

Эти везде применимые типы он дополнил, что касается человека
(в зависимости от связи между первой и второй сигнальными системи-
ми) еще тремя другими типами:

1. тип художественный (преобладание первой сигнальной системы
и творческой эмоциональности);

2. тип мыслительный (преобладание второй сигнальной системы
и словесно-абстрактного мышления);

3. тип смешанный, средний (уравновешенное отношение обеих сиг-
нальных систем).

Несмотря на то, что Павлов попытался обновить старую типоло-
гию физиологическим обоснованием, все-таки трудно (если речь идет
о совершенно определенном, чистом типе) отнести индивида к тому или
другому типу. Именно поэтому Рубинштейн отметил, что темперамент
в психологическом смысле слова может быть только динамическим ас-

135

пектом личности, который характеризует динамику ее психической де-
ятельности. Мы также придерживаемся этой точки зрения. Понимание
нейрофизиологической основы очень важно, но психология оказалась
сокращенной. Ограничимся поэтому лишь сведениями о некоторых ти-
пологических теориях.

3. Типологические теории личности

1. Более старая конституциональная типология имела своего предшест-
венника во френологии Галля; ее сторонники пытались по форме черепа
судить о психических свойствах (теоретической предпосылкой явилось
представление о том, что форма черепа приспосабливается к форме моз-
га, а мозг имеет примерно 27 областей, которые являются представите-
лями определенных свойств, таких, как любовь к детям, жадность, чув-
ство юмора и т. п.).

Известна также и физиогномика Ломброзо, который искал
и установил преступный тип лица: выдающиеся скулы и челюсти, ско-
шенный назад лоб, большие ушные раковины и т. д. Наиболее известной
типологической теорией по праву стала типология Кречмера. Креч-
мер был психиатром, и его основной мыслью была мысль о корелляции
психиатрического диагноза с соматическим типом (в книге «Телосложе-
ние и характер»).

Кречмер обратил внимание на то, что больные шизофренией чаще
бывают астенического сложения, в то время как маниодепрессивные
больные чаще бывают пикнического телосложения.

Последующие исследования показали, что астеническая конститу-
ция отмечалась у 66 % больных шизофренией, а пикническая конститу-
ция отмечалась у маниодепрессивных больных в 67 % случаев. Отсюда
было уже недалеко до попытки типологии, разделения на циклоидов
и шизоидов, лиц, находящихся на границе между здоровьем и болезнью
и на циклотимных и шизотимных здоровых лиц. Кречмер добавил
к основному делению еще вискозный тип, телосложение которого соот-
ветствует атлетическому типу. Послкольку он отдавал себе отчет в том,
что и это разделение все еще является мало дифференцированным, он
выделил в каждом типе дополнительно три модификации:

1. Циклотимный тип:

а) гипоманический (веселый, живой, предприимчивый, полный
планов, настойчивый, общительный);

б) практический (реалист, чувство юмора, активный, по настро-
ению - между манией и депрессией);

в) депрессивны и (хмурый, тугодум, заботливый, общительный
с потребностью в понимании).

Конституционально:

пикники - среднего роста, голова круглая с наклонностью к об-
лысению, туловище короткое и коренастое, хорошо развитая грудная
клетка, более слабые короткие члены, более мягкая мускулатура. Ли-

136

цо круглое, даже пятигранное, широкий лоб, светлая кожа, склон-
ность к толщине.

2. Шизотимный тип:

• а) гиперэстетический (чрезмерно чувствительный, тактичный, дели-
катный, тонкое понимание эстетической формы, идеалист);

б) шизотимный средний (холодно энергичный, последовательный,
систематический, аристократичный);

в) анэстетический (безчувственный), равнодушно холодный, педан-
тичный, бесчувственный по отношению к людям, иногда даже тупой.

Конституционально: лептосомный, астенический:

стройный, худой, тонкие члены, удлительнное лицо с уходящим на-
зад лбом, голова небольшая, профиль скорее острый, волосы густые, об-
лысение наблюдается редко, а если бывает, то неправильной формы, му-
скулатура слабая, скелет относительно сильный. Склонности к толщине
не отмечается.

Мысли Кречмера в области детской психологии и психологии моло-
дежи развил О. Крог, который произвел в Тюбингене ряд типологиче-
ских экспериментальных исследований.

Г. Пфалер («Система типологии»), бывший учеником Крога, как
и Кречмера, занимался изучением наследственных основ типологиче-
ских схем.

Уже Кречмер говорил о «корневых формах» и о «радикалах» лич-
ности. Пфалер также говорит об основных функциях и пытается устано-
вить «наследственные типы». Он полагает, что обнаружил их во:

1) внимании (внимание узкое - внимание широкое, распределитель-
ное),

2) в персеверации (сильная и слабая),

3) в эмоциональности (сильная - слабая, грустный - веселый) и

4) в жизненной энергии (сильная - слабая).

Пфалер убежден, несмотря на то, что он ограничивает себя этими
четырьмя основными функциями, что существует ряд других основных
функций. Так же как и при позднейших исследованиях ригидности
(Бренгельман), Пфалер выделяет тип твердых внутренних содер-
жаний и тип плавных внутренних содержаний. Первый тип ха-
рактеризуется следующими чертами: концентрация внимания на пред-
метах, преобладание интровертности, твердая система ценностей
и твердый стиль, цели ставятся изнутри; чувство норм и правил, точ-
ность принципиальность, однозначность, кажущаяся холодность, повы-
шенная чувствительность, чувство дистанции, отчужденность, затруд-
ненная адаптабельность, неподатливость, способность сопереживания.

Опасными чертами этого типа являются: несправедливость в сужде-
нии (как правило, оно соответствует типу «да - нет»), близорукость, вы-
текающая из суженного кругозора, высокомерность, повышенная чувст-
вительность, убежденность в том, что все знает лучше всех и что он
всегда прав.

Второй тип плавных внутренних содержаний: уравновешен-

137

ность или преобладание внешнего мира: открытость, непосредствен-
ность, сотрудничество, взаимносвязь внутреннего и внешнего мира, под-
вижность, раскованность, отсутствие напряжения, преобладание скорее
случайности и импровизации, чем целеустремленного выжидания; спо-
собность приспособиться к обстановке (лаже mini 1:1 - «кош.юнктура»):

138

Рис. 31 Конституциональные типы по Кречмеру: а) циклотимный, 6) шизотимный; в) вискозный

простота, легко поддается влиянию, является скорее посредником и по-
следователем, чем открывателем новых идей. Опасные черты этого ти-
па: ненадежность, вытекающая из его «открытости» по отношению
к внешнему миру; неверность, но не вследствие собственного решения,
а под влиянием других, несдержанность, очевидно, вытекающая из
чувства приспособляемости; поверхностность, подчиненность из-за не-
проверенной доверчивости.

На первый взгляд здесь очевидно сходство с интроверткыми шизо-
тимами и экстравертными циклотимами.

Интересной, относительно сложной, но часто применяемой типоло-
гической системой, является система Шелдона, возникшая сложным
эмпирическим путем из фотографий 4000 гарвардских студнетов, сфото-
графированных в трех положениях (анфас, профиль и вид сзади). Путем
сложной семиступенчатой оценки Шелдон получил три основные мор-
фологические формы: 1. эндоморфную (органы пищеварения хорошо
развиты, массивны, телесная структура относительно слабая и неразви-
тая); 2. мезоморфную (соматическая структура хорошо развита, ко-
сти, мышцы, соединительная ткань и вся фигура очень тяжелая, могу-
чая, плотная); 3. эктоморфную (хрупкость и изящество всего тела,
слабо развитые внутренности и соматическая структура).

Аналогичным образом эмпирически Шелдон изучал и компоненты
темперамента. Вначале он установил 50 признаков, по которым он в те-

139

чение целого года анализировал данные 33 студентов каждую неделю,
а затем каждый из этих признаков был еще оценен по семиступенчатой
шкале. Выявленные таким путем свойства он кореллировал и получил
три основных степени темпераментов, соответствующие соматотипам:
висцеротонию, соматотонию и церебротонию. Мы приведем здесь неко-
торые из положений шкалы темпераментов Шедлона:

_________В зависимости от соматической структуры

эндоморфизм

мезоморфизм

эктоморфизм

В зависимости от психической структуры

висцеротония

соматотония

церебротония

Свобода в осанке
и движении

Медленная реакция

Любовь к еде
Социофобия
Глубокий сон
Экстравертность, лег-
ко проявляющиеся
чувства
и т.д.

Решительная осанка
и решительные движе-
ния
Энергичность

Любовь к физкультуре
Физическая смелость
Любовь к шуму
Соматотоническая
экстравертность

и т. д.

Заторможенная осанка
и движения

Слишком быстрая ре-
активность

Любовь к одиночеству
Социофобия
Недостаток сна
Интровертность

и т. д.

Взаимосвязь между гормональными факторами и личностью
попытался установить Берман. Однако, с этой целью он должен был ис-
пользовать для типологического определения или гипердоминантность,
или недостаточность некоторых эндокринных желез и выявил следу-
ющие типы: тимоцентрические (морально безответственные, пре-
ступные, неспособные справиться с ситуациями, с недостатком мораль-
ных преград), тиреоидные, адренальные, питуитарные, гонадо-
центрические и т. д.

4. Факторная модель личности

Попытка выделить поверхностные и основные «ядровые», релевантные
свойства личности и их размеры объективно, квалифицировать ее дейст-
виями математического и статистического анализа стала исходной точ-
кой факторной теории личности.

Фактор - это основная гипотетическая личность, от которой зави-
сят результаты, полученные в тестах и в других методах, так что такие
черты являются более или менее кореллируемыми.

Поэтому при факторном анализе можно переводить зависимости
между переменными на отдельные выявленные факторы.

Главными представителями направления являются: Ганс Юрген

140

Айзенк, Б. Кеттель и Д. П. Гилфорд; еще раньше появились работы
Спирмена, Гейманса, Вирсма, Вебба и др.

Для более ясного представления приведем метод Кетелля. Автор ис-
ходит из того убеждения, что, если мы хотим определить личность, то
мы должны располагать как можно большим количеством сведений. По-
этому он исходил из «Словаря» Олпорта и Одберста (1936). Оба выше-
названные автора определяли, что в английском языке имеется около
17 000 слов, которые служат для характеристики свойств личности или
содержат выражения, определяющие состояния и поведение, и свыше
4500 слов выражают черты личности (в немецком языке Клагес нашел
4000 таких слов, а Баумгартен после редукции 1900).

Кеттель соединил синонимы, и осталось 171 свойство. Эти свойства
явились основой для характеристики 100 лиц. Эти свойства он корелли-
ровал между собой, и те свойства, которые проявляли корелляцию хотя
бы 0,45, рассматривал как индикаторы особых психических тенденций.
Эти группы корелляций он назвал поверхностными свойствами (Surface
traits). Затем он применил 35 из числа поверхностных свойств для харак-
теристики 208 мужчин и результат интеркорелляции он подверг фактор-
ному анализу. Таким путем он получил 12 основных первичных свойств
(Source traits). Его настоящая шестидцатифакторная анкета (изданная на
чешском языке в 1968 году в Братиславе в модификации Ржичана)
в чешском варианте подготовлена так, что в ней вначале приведен спе-
циальный термин (Кеттель во многих случаях использовал особые не-
ологизмы, как например: Parmia, Threctia, Premsia, Harria, Praxernia), a
затем его неспециальный эквивалент и свойства, которыми проявляется
данный фактор (которые им «насыщены»).

Для иллюстрации приведем хотя бы первый фактор, фактор А.

Фактор А

Циклотимия, А +	Шизотимия, А -
(пылкий, общительный)                     (замкнутый, неприступный)
Этот фактор чаще всего проявляется в следующих свойствах:
Добродушный, беззаботный               Агрессивный, жадный, критику-
ющий

Охотно вступающий в сотрудниче-    Упрямый
ство

Внимательный к людям	Холодный, замкнутый
Тактичный, имеет мягкое сердце        Твердый, педантичный
Доверчивый                                          Подозрительный
Приспосабливающийся                       Бескомпромиссный

Этот фактор тесно связан с основным делением в психопатологии
на шизофренические и маниодепрессивные психозы. С циклотимией мо-
жет быть также связано колебание настроений, но ее наиболее постоян-
ными чертами являются беззаботность, эмоциональная отзывчивость
и интерес к людям. В анкете это проявляется большим интересом к про-
фессиям, которые связаны с работой с людьми, с социабельностью
и с общественной приспособляемостью.

141

В противоположность этому лицо А - любит вещи или слова (осо-
бенно материальные предметы), работу в одиночестве, интеллектуаль-
ное общество, избегает компромиссов. Лица А + - стараются создавать
активные группы и экспериментально доказано, что в личных контактах
они являются более «щедрыми», меньше боятся критики, лучше помнят
людей, но, по всей вероятности, менее надежны в работе, которая требу-
ет точности и точного исполнения обязательств. Из профессионалов
наибольшей циклотимией характеризуются учителя и продавцы, наи-
меньшей - электромонтеры и физики.

Анкета Кеттеля содержит 187 положений и заполняется так, что по-
допытное лицо должно выбрать один из трех возможных ответов
и в нужной графе (в соответствующей клетке) поставить ясно видимый
крестик. Например:

Люблю смотреть спортивные состязания.

а) да	б) иногда                                  в) нет

Факторный анализ пытается дополнить основные свойства, измере-
ние личности таким путем, как это мы наметили в общих чертах.

Необходимые данные получают путем трех источников: L(Life) -
данные о течении жизни, объективные данные о поведении по сообщени-
ям посторонних; QjQuestionnaire) - данные, полученные путем анкет и,
наконец, Т - данные полученные путем тестов.

Айзенк определил в качестве базальных факторов личности интро-
вертность, экстравертность и невротизм. Его модель личности
является иерархической. Схему иерархической организации личности
можно выразить так, что ее основой (самыми нижними этажами) явля-
ются:

1. специфическое поведение человека, изменяющееся от одно-
го момента до другого, которое невозможно предугадать;

2. обычное поведение;

3. черты личности (например, высокий личный темп, сильная
персеверация, образное видение, сильное интерпсихическое напряжен-
ние, и наконец

4. уровень типа (например, шизотимия)

5. Психоаналитическая модель личности (динамическая)

Эта модель также является иерархической (аналогия модели Айзенка),
но совершенно другого типа.

Id-ego-superego составляет очень сложную систему (подробнее об
этом см. при объяснении в главе об истории).

6. Современная проблематика психологии личности

В современной психологии личности на первый план выступили некото-
рые области проблемы, которых раньше психология или вообще не зна-
ла, или не обращала на них внимания, или считала их второстепенными.

142

Приведем некоторые из этих областей:

1. Проблематика структуры, динамики и развития личности.

2. Проблематика так называемой исходной, базальной, первичной
личности, основных черт, радикалов личности и т. п.

3. Проблематика регуляторных и адаптационных механизмов, осо-
бенно:

а) проблематика обучения, схем познания, закрепления;

б) депрессивное™ и агрессивности;

в) конфликтов, стресса, фрустрации, депривации;

г) уровня стремлений;

д) стереотипов систем и ригидности;
е) психотерапия.

4. Проблематика сознательной и бессознательной деятельности.

5. Проблематика расстройства и изменений личности.

6. Проблематика абнормальной личности.

Этим проблемам психологи посвятили большое число работ и полу-
чили много новых данных.

Пока из всех приведенных проблем (особенно у нас) менее всего раз-
работана проблема стереотипных систем, которая для понимания
личности имеет очень большое значение. Речь идет о схематических фор-
мах интерпретации, с помощью которых мы овладеваем действительно-
стью и которые поставлены на службу общей упрощенной ориентации
и защищают индивида от неуверенности при незнакомой ситуации.
Обычно они бывают обусловлены социально (общественное мнение,
традиция, пропаганда) и характеризуются чрезвычайно высокой степе-
нью прочности и постоянства, поскольку они упрощают необходимость
критичности, напряженных усилий - поддерживают закон лени (пример:
стереотипная характеристика немца, еврея, «старой девы» и т. п.). Одна-
ко мы не можем ознакомить читателя более подробно с отдельными
проблемами психологии личности, хотя именно они представляют со-
бой чрезвычайный интерес. Но они являются предметом подробного
специального изучения.

7. Личность, темперамент, характер

Мы уже обратили внимание на то, что существуют споры о том, что на-
зывать характером, что личностью, а что - темпераментом. Лишь при
определении последнего термина отмечается относительно меньше рас-
хождений.

Мы видели, что Рорахер, например, привычное понятие личности
перевернул и основным считает характер (содержит все возможности
и предположения, является оснащением, которое человек приносит с со-
бой на свет) первичным фактом, в то время как личность - это то, что
пока в данный момент из этого оснащения актуализовалость. Поэтому
Рорахер утверждает, что личность в течение жизни изменяется, а харак-
тер никогда.

143

Большинство психологов отождествляют понятие «личность» с по-
нятием «характер» именно так, как и науку о личности с характероло-
гией. Однако имеются и такие авторы, которые понятие «характер» ре-
шительно исключают из психологии потому, что оно может заменяться
понятием «характер» с точки зрения нравственного значения. Олпорт,
например, вообще считает его излишним потому, что характер выража-
ет личность, оцениваемую нравственными категориями, в то время как
личность имеет свой, совершенно иной характер - без какого бы то ни
было морального аспекта.

Гайнц Ремплайн, написавший обширную работу по психологии
личности, темпераментом называет относительную постоянную лич-
ной окраски переживаний и формы индивидуального способа реакции
и движения; характером он называет относительную постоянную ин-
дивидуального оценивающего ошущения и желания, мы видим, следова-
тельно, что все-таки и в это определение попадает оценка личности. Это
обусловливается у Ремплайна тем, что и личность в его понимании (в
отличие от лица) включает в себя ориентацию на духовный ряд ценно-
стей, т. е. то, что мы в начальном объяснении о различии между психо-
логией животных и психологией человека подчеркивали как основное
различие: человек имеет индивидуальную историю и общественную ис-
торию; животные её в этом смысле не имеют: они живут, размножаются
и умирают. Они не знают истории, не имеют культуры.

Однако мы не согласны с пониманием Ремплайна в том смысле, что
с психологической точки зрения следовало бы связывать характер с об-
ластью ценностей.

Мы могли бы понимать темперамент как способ эмоциональной
реактивности и динамики деятельности индивида; .характе-
ром мы могли бы назвать конституциональные свойства лично-
сти. В этом смысле мы согласны с Рорахером. Определение личности
мы привели выше. Поэтому в заключение главы о личности мы могли
бы сказать, что к развитой личности ведет сложный путь: как филогене-
тически, так и онтогенетически имеет место закон прогрессирующей
индивидуализации, интеграции (также закрепления) и дифферен-
циации.

Мы рождаемся как индивиды, становимся лицами (персонализа-
ция), которые осознают свое «я» как центр сознательной жизни и обла-
дают определенной индивидуальностью, обусловленной темпе-
раментом. Путем воспитания и в результате постоянных контактов
и взаимоотношений с жизненной средой из единства конституциональ-
ных свойств (характера) проявляется и создается личность.

8. Личный темп

В этой главе мы хотели бы еще обратить внимание на личный темп, о
котором забывают почти все введения в общую психологию, хотя речь
идет об очень существенном компоненте личности (Айзенк относит его

к чертам личности).

•

144

При анализе литературы, касающейся личного темпа, вызывает
удивление тот факт, что - в отличие от других явлений психической жиз-
ни - ему было уделено относительно мало внимания, несмотря на то,
что значение личного темпа очень велико как в теоретическом, так
и в практическом отношении. Какое место он занимает в структуре ди-
намики личности? Является ли он компонентом темперамента или его
выражением, вытекает ли он непосредственно из типа нервной системы
индивида и является неизменным или приобретенным? Рождаемся ли
мы с определенным темпом всей своей деятельности?

В свое время мы предприняли более широкое исследование и ре-
зультаты его сравнили с концепциями всех более известных авторов, ко-
торые занимались личным темпом.

Результаты исследования можно обобщить следующим образом:
наличие личного темпа признается. Признается также, что индивид ощу-
щает его как естественный, свойственный ему и адекватный личностным
свойствам (а потому для индивида приятный) темп активностей. (В ли-
тературе встречаются различные обозначения личного темпа, такие как
например: собственный темп, психический темп, психомоторный темп,
естественный темп, обычный способ (natural, congenial way), префериро-
ванный темп, спонтанная скорость, личный ритм и т. п.)

Не существует какого-либо общего личного темпа, который был бы
одинаковым для всех индивидуальных активностей, но существует лич-
ный темп для отдельных групп индивидуальных активностей. Считают,
что индивид для него создает себе оптимально соответствующую фор-
мулу времени, относительно константную в течение длительного перио-
да. Можно предполагать, что первичный личный темп (например, в теп-
пинге) является одним из основных задаточных активностей, зависящих
от типа нервной системы. Личный темп изучался в связи с типологией
Кречмера в общем в 1924-1930 г. (Ван дер Хорст, Гуревич, Озерецкий,
Липманн, Киблер, Энке) и авторы всего согласно констатировали, что
шизотимно лептосомные и атлетики обладают более быстрым личным
темпом, чем пикники, но худшей приспособляемостью и большей склон-
ностью к персеверации и длительному психическому напряжению.

Ида Фришайзен-Келер выявила связь с наследственностью, как на
близнецах, так и при исследовании личного темпа родителей и детей
(1933).

Далее было установлено, что личный темп может специфически
проявится в различных типах темперамента. Способность переходить от
одного темпа к другому обусловлена подвижностью нервных процесов
(в старом понимании), новейшие исследования теории активации, про-
водимые школой Теплова, показали, что речь идет о склонности к пара-
метру лабильности, и что личный темп одновременно является показа-
телем уровня активации (Л. А. Лепихова, 1974). Имеются авторы, кото-
рые в личном темпе видят прямо генотипические особенности (Малков,
Геронова).

Что касается отношения личного темпа к интровертности и экстра-
вертности, то оказалось, что экстраверты продуцируют, например, го-

145

раздо больше невольных отдыховых пауз (за 5 минут 370), чем интро-
верты. В связи с интерферентностью лица, обладающие высокий интер-
ферентной склонностью, стучат быстрее, и очевидно, являются индиви-
дами со слабыми типом нервной системы (Герда Лазарус-Маинка и Гре-
гор Тербуикен, 1974).

Интересные результаты принесла также факторная аналитическая
работа Г. Я. А. Римольди (1951), который единственный изучал сущ-
ность личного темпа как такового (без того, чтобы личный темп был
скорее только индикатором другой проблематики).

Важным является общий вывод, что существует сильная интравари-
абельная константность личного темпа (которая, однако, увеличивается,
если эксперименты отличаются друг от друга по содержанию).

Межличные отношения

Основы интерперсональных (межличностных) отношений формируются
уже с раннего детства. Ребенок, вступая в контакт со взрослыми, братья-
ми и сестрами, с одноклассниками и друзьями осваивает взгляды, отно-
шения, навыки и способы поведения.

Речь идет об «обучении» в самом широком смысле слова. Наступает
идентификация т. е. отождествление с теми лицами, к которым он испы-
тывает положительное эмоциональное отношение и уважение и в кото-
рых он видит пример для себя. Идентификационными примерами могут
быть и лица, с которыми молодой человек не вступает в непосредствен-
ный контакт, например, известные спортсмены, артисты, ученые или ли-
ца из прошлого, или совершенно вымышленные лица - литературные,
театральные, фильмовые герои. Негативом идентификации является ан-
тиидентификация, развитие «отталкивающего примера». Ребенок, с от-
вращением наблюдающий за поведением отца-алкоголика, решает не
быть таким, как отец. Иногда речь идет об активной антиидентификации
- с тенденцией занять позицию совершенно противоположную той, ко-
торую занимает отрицательный «образец» - в приведенном случае сын
становится убежденным абстинентом. При пассивной антиидентифика-
ции имеет место только отрицание негативных сторон «примера» без
занимания крайне противоположной позиции.

Семья, школа, любительский кружок становятся для ребенка моде-
лью мира, а отдельные члены группы - в какой-то мере его представите-
лями. Хорошо, когда окружающая ребенка и молодого человека челове-
ческая среда в основе своей является эмоционально положительной, но
не оранжерейно роскошной. Воспитание должно быть таким, чтобы оно
подготовило ребенка к противоречиям мира, с которым он позднее обя-
зательно встретится.

Например, гиперпротективная, т. е. чрезмерно заботливая мать,
держит ребенка, чаще сына, чем дочь, в излишней зависимости, не вос-
питывает в нем самостоятельности и не развивает способности энергич-

146

но отстаивать свои собственные интересы, категорически вмешивается
в его эротические связи, более или менее сознательно ставит препятст-
вия перед его женитьбой и обосновывает свое поведение при этом тем,
что та или другая невеста сына имеют те или другие проблематичные
качества. Действительным мотивом такого поведения является тенден-
ция удержать сына возле себя как можно дольше. Сын, выраставший
при превалирующем влиянии такого отношения поневоле сравнивает
суровость окружающей действительности с материнской заботой, мир
и людей он видит в отрицательном свете, часто разочаровывается в сво-
их надеждах и представлениях. И наоборот, твердость и эмоциональный
холод со стороны родителей ведут или к робости, боязливости и пассив-
ности ребенка, или к враждебности, недоверчивости и агрессивности по
отношению к людям.

Во взаимоотношениях людей имеет место или доминантность
(преобладание), например, родителей и учителей над детьми, старших
братьев и сестер над младшими, одного эротического или супружеского
партнера над другим, или субмиссивность (подчинение). Другие взаимо-
отношения, например, некоторых одноклассников, сотрудников и парт-
неров, могут быть уравновешенными (равнозначными). Сложными ино-
гда бывают взаимоотношения между детьми в одной семье: часто стар-
ший ребенок, бывший раньше «единственным», старается удержать
свою прежнюю привилегированную позицию, ревнует младшего, ищет
защиту у родителей, которые дисгармонию этих взаимоотношений мо-
гут выравнять, но также могут и углубить ее еще больше.

, - Для развития доминантности и субмиссивности имеет значение так
называемая формальная и неформальная структура взаимоот-
ношений в группе. Формальная структура бывает обусловлена, на-
пример, служебным положением, рабочими и общественными функци-
ями, фактом отцовства и материнства. Неформальная структура в боль-
шинстве случаев находится в соответствии с формальной структурой, т.
е. вышестоящее лицо в служебном отношении является в микросоциоло-
гическом смысле доминирующим (высшим). При хорошо функциониру-
ющей деятельности групп эта возможность является, разумеется, более
выгодной, чем противоположная ситуация, когда формальная структура
находится в несоответствии с неформальными фактическими взаимоот-
ношениями, например, формально вышестоящее лицо микросоциологи-
чески находится в субмиссивном (подчиненном) положении. Такие вза-
имоотношения бывают источником напряжения и конфликтов.

Примером различия между кажущейся простотой формальных вза-
имоотношений и сложностью неформальных коммуникаций между ин-
дивидами являются взаимоотношения детей в классе, которые с фор-
мальной стороны равноценны: все дети должны подчиняться школьно-
му авторитету. Однако в классе имеется неформальный ведущий инди-
вид и ведущие групп, которые соперничают за влияние в классе. Для
практической характеристики неформального положения отдельных
лиц в группе имеет значение классификация Р. Шиндлера:

Положение а (альфа) занимают в группе так называемые звезды

147

(star): они вызывают некритичное восхищение, «ослепляют» остальных;
другие члены группы стараются им подражать.

Положение Р (бета) занимает лицо, которое признается другими
как самый опытный «старший» брат», но он не настолько выделяется
как лицо в позиции, отношение к нему имеет элементы критичности.

Положение у (гамма) - это положение равнозначное, равноцен-
ное.

Положение со (омега) отчетливо подчиненное; лицо, занима-
ющее это положение, лишь только терпимо другими на краю группы,
попеременно его более или менее изгоняют, его называют «козлом отпу-
щения», «черной овцой», по немецки „Prtigelknabe".

В классах и детских коллективах в положение со попадают особенно
дети с пониженным интеллектом, с замедленным развитием, с ожирени-
ем, с физическими недостатками и бросающимися в глаза уродствами,
а также дети с невротическими расстройствами, например, с тиками,
тремором, и заиканием. У таких детей возникают и углубляются чувства
собственной неполноценности, происходит отчуждение от коллектива
и людей, развиваются депрессии и агрессивные тенденции отомстить за
причиненные обиды, что может проявиться и через несколько лет, на-
пример, на работе по отношению к подчиненным, в семье по отноше-
нию к собственным детям и к партнеру.

Во взаимоотношениях с родителями, старшими братьями и сестра-
ми, с учителями формируется отношение к авторитету. Примерно до
10-12 лет длится наивная субмиссивность и доверие по отношению к ав-
торитетам. Но в пубертатном периоде наступает критическая дифферен-
циация, признавание авторитетов разделяется в зависимости от того, ка-
кие ценности молодой человек признает, например интеллектуальные,
художественные, характерные, спортивные и физические.

В периоде созревания углубляются дружеские взаимоотношения
и развиваются эротическо-сексуальные взаимоотношения.

Одновременно становятся более свободными отношения к родите-
лям. У юношей неуверенность, неопытность и беспомощность часто ма-
скируются наигранным цинизмом и демонстрацией силы. У девушек
традиционно встречаемся скорее с тенденцией к сентиментальности
и мечтательности. Однако развитие может свидетельствовать об опреде-
ленных смещениях, а именно, маскулинизация в проявлениях, манерах
и одевании у девушек, феминизация - во внешнем поведении юношей.

Наибольшее значение между взаимоотношениями во взрослом воз-
расте имеют отношения партнерские (эротические и супружеские), се-
мейные и взаимоотношения на работе.

Вкладом в проблематику человеческих взаимоотношений явилась
теория роли (Мид, Линтон).

Роль вытекает из положения, занимаемого человеком в разных об-
щественных отношениях. К старым ролям относятся роли мужа, жены,
отца, матери, сына и дочери. Изменчивыми являются роли профессио-
нальные, роли подчиненного, вышестоящего, роль любовника, мужа,
спортсмена, члена занимательной или общественной организции. На-

148

ступает конфликт между индивидуальной сущностью человека и его ро-
лью, например, внутренний конфликт молодой матери и заядлой спорт-
сменки, роль любящего сына и постоянного противника мировоззрения
собственного отца. Существуют также конфликты между различными
ролями одного и того же лица: роли мужа и любовника другой женщи-
ны, роли научного работника и страстного шахматиста.

Внешний конфликт - это открытое столкновение лиц с различными
интересами и тенденциями. Внутренний конфликт является обычно ре-
зультатом внешней конфликтной ситуации, которая, однако, не решает-
ся открыто, а внутренне, внутрипсихически. Длительный внутренний
конфликт развивается, если в психике человека действуют противопо-
ложно по крайней мере две тенденции, которые невозможно объединить
в компромисс. Например, женщина, живущая в дисгармоническом су-
пружестве, страдает конфликтом между тенденцией разойтись с мужем
и сохранить детям семью. С точки зрения медицинской психологии
и психогенеза неврозов и психосоматических расстройств наибольшее
значение имеет конфликт внутренний.

С конфликтом связана проблема адаптации, т. е. приспосабливаемо-
сти. Внутренняя адаптация - это полное внутреннее приспособление ин-
дивида к нормам, обычаям, взглядам и поведению окружающего об-
щества, следовательно, речь идет об идентификации в социально-психо-
логическом смысле. Внешняя адаптация - это скорее приспособляемость
формальная, в поведении и в проявлениях, при которой сохраняется
внутренняя автономия и резерв. Маладаптация (невозможность приспо-
собиться, плохая приспособляемость) бывает источником внешних,
а в результате этого и внутренних конфликтов, внешняя адаптация при
противоположных внутренних отношениях ведет и к внутренним кон-
фликтам. Адаптация является не только психологической, но также и об-
щественной, философской и этической проблемой.

Коммуникация в смысле межличностных отношений - это передача
и прием информации и проявлений одного лица другому. Наиболее
обычной человеческой коммуникацией является словесная, вербальная,
незаменимая особенно при обмене сведениями рационального характе-

РУКОВОДИТЕЛЬ

ъ>

РАБОЧИЕ П    П    П    Ь    П

'

Рис. 32 Социограмма
Морено.

149

pa. Коммуникация невербальная, несловесная приобретает значение
главным образом в области эмоций и инстинктов. Речь идет о проявле-
ниях мимических, моторических, вегетативных и о жестикуляции. Осо-
бенно там, где подавлена словесная коммуникация, например, при стра-
хе, скрытой враждебности, несловесная коммуникация выдает истинное
отношение индивида. Например, больной на словах отрицает, что боит-
ся, но сам бледнеет и дрожит. Иногда кашель становится проявлением
подавляемого недовольства или протеста, зевота - проявлением скуки.

При развитии и в ходе конфликтных и проблематических ситуаций
имеют место различные нарушения коммуникации (по Р. Шпигель):

/. Грубая Деструктивная коммуникация характеризуется стремлени-
ем подломить мировоззрение, отношения и интересы другого. Она мо-
жет быть враждебной, неприятельской или без враждебности. Результа-
том такой коммуникации является углубляющееся непонимание.

2. Авторитативная коммуникация, имеющая односторонний харак-
тер и тенденцию навязать другому собственные взгляды, отношение
и поведение.

3. Разделительная коммуникация характеризуется освобождением,
при котором индивид, хотя и регистрирует сведения, которые он прини-
мает, но они не оказывают на него влияния, он делает, что хочет, пере-
рабатывая раздражители с юмором. Речь идет о типичном Швейковском
отношении.

4. Псевдокоммуникация - это коммуникация формальная, напри-
мер, при поверхностном «светском» разговоре о погоде.

5. Нонкоммуникация - это фактически прерывание коммуникации,
несмотря на то, что внешняя коммуникационная ситуация (присутствие
партнера) сохраняется формально. Например, человек слушающий, но
при этом «витающий мыслями в облаках».

6. Резистентная коммуникация: один из партнеров принимает ин-
формацию, но не реагирует, отказывается отвечать. Она является про-
явлением недоверия и упрямства.

Межличностными взаимоотношениями занимается микросоциоло-
гия (Морено), называемая также теорией малых общественных групп.
Структура и развитие этих групп, например, семьи, класса в школе или
мастерской, канцелярии определяются социометрически. С помощью
анкет, разговоров и наблюдения можно регистрировать, например, вза-
имные симпатии, антипатии, уважение между членами группы. Взаимо-
отношения между членами можно графически, схематически выразить
с помощью социограммы (рис. 32, 33, 34).

Например, автократическая социограмма демонстрирует рассажи-
вание детей в школьной столовой учительницей так, чтобы здесь было
как можно меньше беспокойства, причем она не принимает во внимание
желание и выбор детей, вытекающие из взаимных симпатий и антипа-
тий.

Свободная социограмма (laissez faire) является отображением спон-
танной тенденции отдельных лиц притягиваться к наиболее любимым

150

БЕЛА

ИНДРА

КАТЯ

ИДА

ДОРОГА

БЕТТИ

ГЛЭДИС

ЕЛЕНА

ЭЛИШКА

ЕВА

КЛАРА

РУЖЕНА      Рис. 33 Социограмма     по
Морено.

членам группы. Но ситуация в школьной столовой, где у каждого стола
имеется только четыре места, не позволяет осуществить эту тенденцию,
поскольку невозможно сделать так, чтобы все сидели с двумя или с тре-
мя самыми любимими индивидами за столом.

Демократическая социограмма учитывает различные желания чле-
нов группы так, чтобы и относительно изолированные члены группы
могли встретиться с желаемыми лицами. Можно, например, выбрать та-
кую методику: каждое лицо должно указать по порядку трек других лиц,
с которыми оно хотело бы сидеть за столом. На основе математической
обработки составляется демократическая социограмма так, чтобы с ка-
ждым сидело хотя бы одно из тех лиц, которое было написано на первом
или каком-нибудь другом месте по порядку.

Социометрия применяется в социальной психологии, педагогике,
психологии труда и в групповой психотерапии. Было установлено, что
нарушение взаимоотношений между рабочими в мастерской часто боль-
ше снижает производительность труда работника и продуктивность ма-
стерской, чем технические неполадки.

151

1'ис. 34 Социограмма     по
Морено.

С методической и психологической точек зрения теория и практика
Морено являются, без сомнения, очень ценными. Однако остается про-
блематичным его стремление расширить метод и теорию микросоцио-
логии на область макросоциологических отношений, классовой борьбы
и международных отношений. Разумеется, можно с помощью социоме-
трических методов психологических мероприятий в небольших группах
ослабить внешние формы классовых столкновений, например, на капи-
талистическом предприятии. Но вряд ли от них можно ожидать устране-
ния классовых и других более глубоких общественных противоречий
и кризисов. Тем не менее является оправданным представление о том,
что массово проводимая групповая психотерапия могла бы решить про-
блему войны и мира.

Наряду с Морено вопросами взаимоотношений занимался и Салли-
вен. Он принес в эту область ряд новых сведений. Однако он так же, как
и Морено, забывает о значении личности, вступающей во взаимоотно-
шения с другими, около которой создаются дальнейшие взаимоотноше-
ния. Этот подход проявляется особенно в том, что Салливен определяет
личность как совокупность интерперсональных взаимоотношений.

152

VII. ОБЗОР ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Психическое развитие человека проходит очень сложным путем, даже
если не учитывать индивидуальных особеностей развития. Однако, на-
чиная от пренатального периода вплоть до поздней старости, можно на-
блюдать некоторые фазы развития, имеющие свои специфические
черты. Предполагают, что каждая последующая фаза подготавливается
предыдущей фазой. Но в каждой фазе отмечается как процесс диффе-
ренциации, так и процесс интеграции; (например, восприятие ново-
рожденного вначале бывает ограничено лишь основными ощущениями
света, тепла, холода, аппетита и т. д., которые вначале бывают хаотиче-
скими, недифференцированными. Как только они начинают дифферен-
цироваться - наступает и интеграция - восприятие предмета как цело-
го). Но эти процессы происходят у совершенно определенного индиви-
да, который в ходе своего развития создается, формируется и преобразу-
ется - имеет место процесс индивидуализации.

Научные работники до сих пор не пришли к единой периодичной
схеме развития человека. Это невозможно сделать уже и потому, что
и точки зрения, решающие вопрос об этих периодах, не являются одно-
родными. (Сравни, например, исследование Э. Бергиуса „Entwicklung
und Stufenfolge", «Учебник психологии» 3 ч.).

Приведем в качестве иллюстрации сравнение двух известных экспе-
риментов - один чешский - проф. Б. Пржигоды, а второй представляет
собой периодизационную схему Э. В. Харлок.

Проф. В. Пржигода:

I. Антенатальное развитие:

а) зародышевый и эмбриональный период от 0-3 лунных месяцев;

б) фетальный период от 4 до 7 месяцев;

в) пренатальный в узком смысле слова от 8 до 10 месяцев.

П. Первое детство.

1. Период раннего детского возраста:

а) нахальный период от 0 до 10 дней;

б) период новорожденное™ от 10 до 60 дней;

в) период грудного возраста от 2 до 12 мес.

2. Младший ранний детский возраст от 1 до 2 лет и старший ранний
детский возраст от 2 до 3 лет.

III. Второе детство.

1. Дошкольный период, длящийся до появления постоянных зубов от
3 до 6 лет.

2. Препубертатный период от 6 до 11 лет.

IV. Пубертатный период от 11 до 15 лет.

V. Гебетический период.

1. Постпубертатный от 15 до 20 лет.

2. Зрелость от 20 до 30 лет.

VI. Жизненная стабилизация и кульминация от 30 до 45 лет.

VII. Средний возраст (начинающаяся инволюция) от 45 до 60 лет.

VIII. Сенильный период.

153

1. Старение от 60 до 75 лет.

2. Старческий возраст от 75 до 100 лет.

3. Б. Харлок:

1. Пренатальный период от зачатия до рождения.

2. Период новорожденное™ - от момента рождения до конца 2-й не-
дели.

3. Начальное детство от конца 2-й недели до конца 2-го года.

4. Раннее детство от 2 до 6 лет.

5. Позднее детство от 6 до 10-12 лет.
6. Пубертатный или преадолесцентный период от 10-12 до 13-14 лет.

7. Период ранней адолесцентности (юности) от 13-14 до 17 лет.

8. Период поздней адолесцентности (юности) от 17 до 21 года.

9. Ранная зрелость от 21 до 40 лет.

10. Средний возраст от 40 до 60 лет.

11. Старость или старение от 60 до смерти.

Средний возраст человеческой жизни значительно увеличился. По-
этому Всемирная Организация Здравоохранения решила установить
другую периодизацию взрослого возраста и последующих жизненных
этапов, которая соответствует этому удлинению человеческой жизни
и новым, как научным, так и статистическим фактам:

средний возраст - 45-60 лет, старение - 60-75 лет,

старость - 75-90 лет, старчество - 90-

VIII. КОРОТКИЙ ОБЗОР ГЛАВНЫХ ПЕРИОДОВ РАЗВИТИЯ
ЧЕЛОВЕКА

Не принимая во внимание того, какой из этих периодизационных экспе-
риментов является более правильным, мы приводим весьма упрощенное
описание основных этапов жизни человека.

Период раннего детства до 3 лет

Тотчас же после рождения реагируют рецепторы вестибулярного аппа-
рата (удерживание равновесия тела), отмечаются живые реакции на теп-
ло, холод; функционируют вкусовые рецепторы; в возрасте 10-12 дней
появляются сосательные движения, если ребенку придать положение,
обычное при кормлении (первый условный рефлекс). Естественный зри-
тельный и пищевой рефлекс создаются около третьего или в начале чет-
вертого месяца. С пятого месяца функционируют уже все анализаторы.

В 3 мес. ребенок уже узнает мать, протягивает руки, смеется, «дела-
ет ладушки», в 4 мес. держит головку. В 6 мес. поворачивается на спину,
держится за протянутые пальцы и подтягивается, стараясь сесть.

В 8 мес. ползает, сидит без поддержки; может взять в каждую руку
игрушку и стучать ими друг о друга, начинается подражание (слога, дви-
жения).

В 1 год начинает ходить, произносить первое слово.

154

В 18 мес. поднимает предмет с земли и не падает; бегает, залезает на
стул, строит башню из трех кубиков, знает около 10-20 слов, водит ка-
рандашом по бумаге, сам ест ложкой (но разливает).

В 2 года может ударить ногой мяч и не упасть при этом; ходит на
«цыпочках», по лестнице, начинает склонять и спрягать; играет в подра-
жательные игры (укладывает спать куклу, возит ее в коляске и т. п.), не
мочится в штаны.

В 3 года уже может перескочить веревку на высоте 5 см; делает фи-
гурки из пластилина, способен сам зашнуровать ботинки, повторить ко-
роткий рассказ, играет в общественые игры («в маму», «в доктора»),
умывается. (Более подробно этот обзор описан в книге И. Коха-Зд. Ма-
теичка «Психология и педагогика ребенка», Государственое медицинс-
кое издательство, 1960 г.) Значительным проявлением, особенно в воз-
расте около 2,5 лет, бывает первое детское упрямство - выражение уве-
домления собственной личности там, где это не было сделано соответст-
вующим предыдущим воспитанием. Оно переходит иногда в следу-
ющий период.

Дети дошкольного возраста (З-б лет)

Характерной и типичной для ребенка в этом периоде является творче-
ская игра, связанная с воображаемой деятельностью, с фантазией.
Одновременно игра имеет и другое значение - первое подчинение опре-
деленному распорядку, правилам. Кроме конструктивных игр с предме-
тами, появляется характерное социальное подражание; игра «в солда-
ты», «в железнодорожника», а также, например, игра «в рыбака» - ребе-
нок увлеченно закидывает удочку «в воду» (на ковер). Развитие речи
становится индикатором зрелости. В моторическом отношении дети
становятся уже очень ловкими (раздевание и одевание, зашнуровывание,
умение обращаться с мелкими предметами, например, с карандашом;
удерживание равновесия и при стоянии на одной ноге. Начинает прео-
бладать доминантность одной из верхних конечностей - «левша»,
«правша»). Восприятие еще полностью не дифференцировано; из дета-
лей запоминает только наиболее бросающиеся в глаза (у собаки хвост,
пасть). Внимание определяется скорее моментальными интересами. Па-
мять очень конкретная, начинает быть сознательной: ребенок старается
запомнить сознательно некоторые сведения. Эмоции являются более
дифференцированными и в конце периода бывает уже развита обширная
шкала эмоциональной жизни: любовь, сочувствие, дружба, зависть, рев-
ность а также и социально-этические чувства. Появляется и эстетическая
радость из-за формы.

В заключение можно сказать, что перед поступлением в школу уже
начинает формироваться детская личность. Поскольку речь идет о гар-
моническом развитии, необходимо избегать всего, что могло бы дефор-
мировать ее. Спокойствие, терпеливость, непринужденность воспита-
ния, уважение к детской личности, исполнение обещаний, искреннее,

155

а не показное участие в жизни ребенка, положительный эмоциональный
климат являются предпосылками этого гармонического развития детс-
кой личности.

Школьный период с препубертатным периодом

В данном случае речь идет о таком периоде, при котором психическое
и физическое развитие тесно связано с общественными обязанностями.
Жизнь связана с коллективом, создается и совершенно новая связь: учи-
тель - ученик. Появляется ряд новых, до этого времени неизвестных,
обязанностей: регулярное вставание, дисциплинированное поведение за
партой, подчинение личных потребностей работе в коллективе. Значи-
тельная часть познавательной деятельности связана с обучением в шко-
ле, так же как и тренировка более длительной концентрации внимания
и работы.

Учение в этом периоде является общественно полезной, имеющей
большое значение и вовсе не легкой для ребенка работой.

Поэтому для некоторых детей поступление в первый класс является
критическим: неспособность вовремя и без нарушений адаптироваться
к новым условиям и к новой среде проявляется особенно в мутизмах
первоклассников. Дети, не подготовленые в достаточной степени к пере-
ходу в школьной коллектив (дети, живущие изолированно от других де-
тей, или дети, которых пугали школой) в результате этого нередко
в школе молчат и их ошибочно могут перевести даже в школу для
умственноотсталых детей, хотя было бы достаточно сответствующего
психотерапевтического вмешательства. Для детей в первом классе осо-
бенно типична чрезвычайная подвижность. Произношение уже развито.
В эмоциональном отношении часто отмечается проявление лабильно-
сти, эмоциональной неустойчивости и шаткости, эмоциональная жизнь
развивается в направлении к экстремальным проявлениям - иногда да-
же к эмоциональному напряжению в тех случаях, где оно поддерживает-
ся неподходящими формами воспитания.

Усиливается значение социальных игр: водитель автомобиля (со
звуковыми проявлениями), врач, солдат, учительница, летчик. Развива-
ются и спортивные и общественные игры.

Развиваются конкретные нравственные нормы, скорее в смысле то-
го, чего нельзя и не должно делать, чем в смысле того, что является же-
лаемым (гетерономные моральные ценности). Такая картина наблюда-
ется до второго класса. Со второго класса ребенок уже справляется с но-
выми требованиями коллектива и оценок, становится более уравнове-
шенными, но с другой стороны, более чувствительным к упрекам и не-
удачам. Начинает сам давать оценку (около 9 лет), не принимает уже
вещи такими, как они есть (споры детей между собой).

Наступает весьма существенный прогресс в моторике, точность, бы-
строта и владение движениями даже вызывают удивление. Подвижные
игры являются наиболее любимыми. Большинство психологов и педи-

156

атров сходится на том, что движение в этом возрасте так же, как
и громкость проявлений являются вентилем, ослабляющим напря-
жение.

Мышление весьма конкретное, образное и логичное. Дети становят-
ся критичными и по отношению к самим себе - сравнивают себя с други-
ми. В эмоциональном отношении уменьшается страх перед неизвест-
ным, но увеличивается страх перед трудными ситуациями в обществе (в
школе, среди друзей одноклассников, страх перед родителями, которые
наказывают и т. п.).

Препубертатный период

Разительные изменения заметны уже в темпе роста. От 3 до 11 лет дети
растут в общем с регулярной скоростью, примерно по 5-6 см в год. От
11 до 12 лет темп значительно ускоряется и через два года достигает вер-
шины. Дети вырастают примерно на 8-12 см.

Препубертатный период является подготовительным периодом пе-
ред половой зрелостью и сопровождается существенными соматически-
ми и психическими изменениями. Изменяется взаимоотношение частей
тела: туловище еще детское, но отмечается бурный рост конечностей
(«одни руки, одни ноги»). Движения неуклюжие, угловатые, неплавные.

Отмечается соматическое и психическое беспокойство (в противопо-
ложность двум гармоническим предшествующим этому периоду годам,
полным грации). Часты коллективные драки, опьянение криком и шу-
мом с тенденцией избавиться от беспокойства. Гормональная деятель-
ность вызывает появление вторичных половых признаков.

Растет сознание собственного достоинства, собственных возможно-
стей и способностей. Начинает сравнивать себя с другими. Постепенно
появляется самостоятельность - отсюда строгая критика взрослых и не-
критичное отношение к себе. Вследствие недостатка опыта и несоот-
ветствия в отношении чувства собственной личности во многих случаях
возникает внутренняя неуверенность и колебания, неустойчивость. Им-
пульсивность в области интересов: потребность в приключениях (чтение
приключенческой литературы). Часто отвращение к учению, бывает осо-
бенно там, где к нему систематически и неразумным способом прину-
ждают, или там, где родители не понимают, что все силы детского орга-
низма, физические и душевные, подготавливаются к биологическому
созреванию, даже и ценой замедления развития психических познава-
тельных процессов.

Высоко ценят дружбу, и именно в такой степени, в какой происхо-
дит постепенное освобождение от авторитета родителей. Со строгими
родителями легко вступают в конфликт.

157

Пубертатный и юношеский период

Беспокойство, свойственное пубертатному периоду, является доминиру-
ющим признаком ив пубертатном периоде. В то время, как беспокой-
ство препуберты направлено наружу, беспокойство пуберты обращено
внутрь. Это период, в котором молодой человек постепенно справляет-
ся как с половым созреванием, так и с новой общественной действитель-
ностью, так и с самим собой.

Юношеский период - это период девичества и юношества (де-
вушки 15-18 лет, юноши 17-21 год), который скорее являтся кульмина-
цией и успокоением этой фазы человеческой жизни.

С психической точки зрения новым элементом пубертатного перио-
да является сознание сексуальности и эротики в полной мере. Повышен-
ное сексуальное давление (сравни более подробно в главе о сексуальных
влечениях) может привести к нежелательным проявлениям выраженного
онанизма, а также к преждевременному половому опыту. Дружба явля-
ется наиболее сильным общественным и эмоциональным чувством.

Уравновешенность с обществом происходит не только путем интен-
сивной склонности к друзьям (компании), но и путем интенсивного -
иногда даже конфликтного - отклонения от семьи. Присоединение к сво-
ему поколению, поиски и нахождение партнера являются характерными
для этого периода.

В связи с тем, что организм претерпевает бурные изменения, завер-
шающиеся половой зрелостью (месячные в возрасте 12-13,5 лет, поллю-
ции у мальчиков в возрасте 15-16 лет), и в связи с тем, что организм дол-
жен справиться и с рядом сильных импульсов, поступающих из внешней
среды, этот период является периодом кризисным; повышается в нем
предрасположенность к ряду внутренних и психических заболеваний -
не последнее место занимают и возможности социальных нарушений.
Стремление быть взрослым (поскольку молодой человек фактически се-
бя таким чувствует) проявляется или в положительном смысле в творче-
ских областях (подражание взрослым общественно положительное), или
в деструкции, асоциальных проявлениях, а в наиболее тяжелых случаях
- и в нравственном опустошении, развращенности. Созревший в поло-
вом отношении молодой человек еще далеко не созрел в психическом
и общественном отношении. Тенденция быть взрослым, если она- одно-
временно не сопровождается солидной базой нравственных и общест-
венных ценностей, легко соскальзывает в область имитации взрослых
в общественно отрицательном смысле: курение, наркомания, алкого-
лизм, сексуальная безответственность, социальный цинизм, в крайних
случаях - правонарушения.

Типичным является пубертатный и юношеский аутизм, самонаблю-
дение, поиск эмоционального ответа, раздумья над собой и над смыслом
жизни.

Выбор профессии, решающий вопрос о направлении всей дальней-
шей жизни, часто бывает предоставлен случаю. Это тем менее желатель-
но, чем менее созрел молодой человек до возраста, в котором решается

158

столь серьезный вопос о будущей профессии, поскольку его психическое
развитие еще далеко не достигло стадии зрелости.

Решительно мы должны однако исправить общепринятую от одно-
го автора к другому переходящую характеристику, касающуюся того,
что адолесценция является периодом успокоения, наступающим после
пубертатного периода. Наоборот, речь идет о периоде кризиса - необхо-
димо учитывать, что каждая вторая смерть между 14-19 годами жизни -
это самоубийство (у юношей - после несчастных случаев на транспорте,
у девушек - после заболеваний сердца). Именно этот период психическо-
го и общественного созревания и период формирования мировоззрения
часто сопровождается полной жизненной безысходностью и безпомощь-
ностью. Отсюда вытекает или усиленная интенсивность контакта со
сверстниками (биг-бит, джаз, различные эксцессы), или одиночество
и пессимизм, ведущие во многих случаях к самоубийству.

Приводим стихи 16-летней девушки, которая совершила попытку
самоубийства: «Вероятно, я скоро забуду / так же, как и вы / о чем ду-
мает / шестнадцать лет / когда одиноко сидит / на скамейке /. И поэто-
му я говорю вам / что не веруют в бога / что не веруют ни во что /
и при этом эти шестнадцать лет / так страшно доверчивы!»

Зрелый возраст

Речь идет о периоде биологического и психического равновесия и куль-
минации жизненной творческой деятельности. Взрослый человек имеет
свое мировоззрение, свою эмоциональную жизнь, волевые усилия
и умственные способности в хороших жизненных условиях гармониче-
ски умножаются.

Более молодой период зрелости является завершением процессов
индивидуальной и общественной самостоятельности. Жизненные, сома-
тические процессы достигают вершины - спортсмены достигают наи-
высших результатов. Несколько иная картина наблюдается в психиче-
ской области. Несмотря на то что в теоретических научных и художест-
венных областях творческая деятельность устремляется к вершинам, от-
носительный недостаток жизненного опыта, как правило, мешает созда-
нию зрелых произведений, которые являются привилегией более стар-
шего возраста.

Супружеская жизнь в этом периоде также сопровождается кризиса-
ми.

Пресеннльный период, сенильный период и период старения

Наиболее важным является пресенильный период (45-60 лет), имеющий
и свои гуморальные особенности: пшерхолестеролемию, протромбине-
мию и изменение липидов. Одновременно стареет и нервная система.

159

Старение, однако, протекает с индивидуальными различиями, осо-
бенно в такой ситуации, когда с помощью гигиенических и профилакти-
ческих мероприятий современной медиины увеличились границы чело-
веческой жизни. Еще в 1932 году средний возраст мужчин составлял 52
лет, а женщин - 55 лет; в 1958 году средний возраст мужчин уже соста-
влял 67 лет, а женщин 72 года. В 1970 году средняя продолжительность
жизни составляла 70,5 лет.

Сдвигаются не только возрастные границы - увеличивается количе-
ство старых людей, полностью сохранивших работоспособность. В на-
стоящее время уже следует считать, что примерно одна четвертая часть
людей, старше 70 лет, полностью сохраняет трудоспособность (Пениц).

Из истории известно много примеров молодых стариков: Яначек
в 70 лет пишет свои наиболее известные музыкальные произведения, Па-
влов в 80 лет находится на вершине творческой деятельности, так же как
Шоу, Рассел, Гете, Коменский. Биограф Микельанджело пишет о нем,
что еще за неделю до смерти (в 90 летнем возрасте) он работал с такой
энергией и страстью («Пьетта»), что казалось будто все должно было
разлететься на куски.

Исследования Ш. Бюлер, сделанные в венском доме для престаре-
лых, без сомнени, показали, что для одних людей вершиной жизни явля-
ется начало зрелого возраста, а для других - период поздней старости.

Психическое старение психология отметила уже перед 30 годом
жизни. (Например, способность обучаться новым вещам бывает наибо-
лее выражена между 20 и 25 годами, затем отмечается постепенное сни-
жение до 45 лет, а после 45 лет - более быстрое снижение; см. рис. 35).

::I	!           1           I            I            [            I            I           :I            i           ::I

10     15    20    25    30    35    40    45    50    55    60    65    70    75    80    85

Рис. 35 Кривая подъема и снижения умственных способностей в зависимости от возраста (по
Милсу).

160

Пресенильный период

Этот период является переходом между вершиной жизни, наивысшей
жизненной производительностью и собственным старением, или распа-
дом физических и психических сил в периоде старения.

Недостаток реактивности и свежести психических сил компенсиру-
ется богатством жизненного опыта; отважная инициатива уступает ме-
сто рассудительной оценке возможностей. Уменьшается круг интересов
и проявляется недостаток воли к дальнейшему развитию, образованию,
росту, во многих случаях даже равнодушие в области интересов. Орга-
низм утрачивает пластичность, способность учиться, справляться с но-
выми импульсами - отсюда вытекает консерватизм этого периода.

Сенильный период и период старения

Психическими появлениями старения, кроме сниженной адаптации к но-
вым условиям, являются: психическая утомляемость, замедленное и не-
острое восприятие, пониженная концентрация внимания, замедленное
мышление,  изобретательность которого все уменьшается,  неспособ-
ность довести последовательно мотивацию до цели («недостаток воли»)
ухудшение  памяти  как  в  смысле  удержания  новых  сведений,  так
и в смысле объема ее и длительности сохранения, застывание интересов,
эмоциональная лабильность, гипобулия и даже абулия. Отмечается эго-
центризм (скупость, недоверие к людям, подозрительность, мелочность,
стремление все принимать на свой счет, сластолюбивость, в связи с тем,
что на первый план все больше и больше выходят более старые биологи-
ческие потребности и отпадают более молодые культурные потребно-
сти). Требуют к себе усиленного внимания окружающих, отличаются
обидчивостью, иногда со склонностью к демонстративной жалости к себе.
С прогрессирующим артериосклерозом до границы патологии оста-
ется лишь один шаг. Профессор Вондрачек справедливо отмечает, что
среди признаков сенильной дементности имеются уже те, которые явля-
ются признаками физиологического старения. Такими признаками он
считает: 1) ослабление запоминания; 2) эмоциональные изменения (не
интересуются ничем, что не имеет к ним отношения); эгоцентризм
устремлен в основном на еду и физическое состояние, бесцеремонность
по отношению к другим и требование внимания к себе, подозритель-
ность (считают, что их обманывают), сварливость, жадность и скупость
(прячут и ничего не стоящие тряпки); претенциозность, упрямство, эй-
форичность, и болтливость, проявляется страсть к сексуальным и дру-
гим наслажениям. Эти лица характеризуются аффектами, возникающи-
ми по незначительным поводам: значительные же факты, наоборот,
оставляют их равнодушными. Эстетические чувства притупляются, не
чувствуют себя плохо, если их окружает беспорядок и грязь); 3) мышле-
ние не способно охватить проблему целиком. Персеверируют, не помнят
детерминирующей тенденции мышления - отсюда необходимость воз-

161

вращаться или повторять автоматизмы, «Как бы сказать...», «чтобы
было ясно ...» и т. д.

Кроме того, следует обратить внимание у старых людей на их
собственную реакцию на старение: депрессивные, гипохондрические со-
стояния, зависть к молодым, чувство собственной неполноценности
и т. п.

Эта картина сенильного периода и старения могла бы действовать
угнетающе, если бы мы не знали ряда старых и очень старых людей, ко-
торые являются старыми только физиологически, но сохраняют не толь-
ко психическую свежесть, любопытство и интересы, но и значительную
творческую активность. В настоящее время уже почти исчез тип «пен-
сионера», смирившегося с тем, что он будет с палочкой в руке в кругу
других пенсионеров посиживать на солнышке, вспоминая в 60 или даже
в 50 лет свою «молодость».

Постоянно возрастает количество активно действующих старых и,
так сказать, «нестареющих» людей, имеющих определенное социальное
положение и радующихся не только тому, что они идут в ногу с молоды-
ми, но и тому, что они могут превосходить их по своему жизненному
опыту.

Необходимо облегчить старым людям адаптацию к любым жизнен-
ным переменам; не следует предъявлять к ним повышеные требования,
которые могли бы их привести к стрессовым ситуациям и превышали
бы их возможности приспособиться к новым условиям; не ставить их пе-
ред неожиданными переменами, которые здоровому человеку кажутся
мелочью (перемена среды, даже перемещение постели с привычного ме-
ста на другое в доме), дать им хотя бы иллюзию общественной необхо-
димости без снисходительного сочувствия, не вызывать у них сильные
и неожиданные эмоциональные сдвиги. И, наконец, следует урегулиро-
вать подходящим образом их ежедневный режим.

Мы не провели резкой разницы между пресенильным периодом, се-
нильным и периодом старения, поскольку переходы от одного периода
к другому в гораздо большей степени зависят от индивидуальной диффе-
рентности, чем от точных возрастных границ. Более целесообразно
представить себе, что вместе с гуморальными и метаболистическими из-
менениями и с относительно быстрыми изменениями в центральной
нервной системе протекает параллельно картина тех изменений, кото-
рые мы обрисовали.

Умение достойно и мудро стареть, как умение жить вообще, встре-
чается так же редко, как неоскорбительно-щадящее отношение молодых
людей к старым. Взгляд на кривую жизни человека, которой не избежит
никто из нас, должен быть предостерегающим моментом, особенно для
молодых врачей. Он должен быть для них стимулом и достаточной мо-
тивацией для деликатного, тактичного и оптимистически мягкого обра-
щения со старыми людьми.

162

IX. НОРМАЛЬНОСТЬ И АБНОРМАЛЬНОСТЬ ЛИЧНОСТИ

В своей книге мы не занимаемся психопатологией, но необходимо себе
уяснить, что является, а что не является нормальным. Прежде всего
можно констатировать, что понятия - абнормальность, анормальность,
ненормальность, аномальность и соответствующие прилагательные (аб-
нормальный, анормальный, ненормальный, аномальный и. т. п.) приме-
няются очень небрежно.

Большинство авторов, задумавшихся над этими понятиями, исходи-
ли из понятия норма: нормально то, что отвечает норме. То, что не отве-
чает норме - является ненормальным, абнормальным. В нашей литера-
туре понятием нормальности в последнее время занималась 3. Сиржиш-
тева и коллектив (1972). Лат показал, что норма может иметь значение
статистическое, функциональное или нормативное. Статистическая
норма определяет место индивида в популяции по отношению к стати-
стическому среднему (нормальная и абнормальная величина), Функ-
циональная норма определяется по отношению к выполнению или
невыполнению функции какой-либо системы: например, если почки не
выполняют свою функцию, то их функцию считаем ненормальной.
Нормативная норма - это предварительно идеально установленная
норма (что должно быть).

Статистическая норма уже давно предмет скепсиса. Финн Летова-
ара (1961) выбрал прекрасный пример зубного кариеса, который со ста-
тистической точки зрения совершенно «нормальное» явление, но с точ-
ки зрения здоровья представляет явление нежелательное. Оба следу-
ющих понятия являются также предметом критики. Так все норматив-
ные нормы, которые иногда называют «социокультурными», так как
они зависят от общественных постулатов, одним обществом могут приз-
наваться «нормативными», а другим обществом отрицаться или эти
нормы вообще отрицают естественной норме, рядовой, как например,
расовые нормы нацистской Германии.

Постулированные нормы, требования общества могут вступать
в противоречия не только с рядовыми (обычными) общепринятыми
объективно действительными для человека нормами (ведь в сущности
речь идет об оптимальном функциональном определении бытия частич-
ного во взаимосвязи с понятием бытия как целого), но могут вступать
и в .противоречие с индивидуальными нормами, которые приказывает
человек сам себе - с индивидуальными постулатами. Этим определяют-
ся и широкие возможности невротизации и конфликтов индивида с об-
щественными формациями, начиная с семьи и кончая государством.

Что же в таком случае является характерным для нормальной пси-
хической деятельности и для нормальной личности?

Сиржиштева, например, приводит следующее: 1. динамическое рав-
новесие между личностью и средой; 2. динамическое равновесие у раз-
личных психических процессов и деятельностей, особенно потребностей
личности; 3. единый выборочный характер потребностей (выбор жизнен-
ной цели); 4. относительное постоянство структуры личности в процессе

163

ее развития и изменений; 5. динамическое равновесие между энергетиче-
ским потенциалом потребностей личности и ослаблением их напряже-
ния. Противоположность или отсутствие этцх признаков являются ха-
рактерными для абнормальности.

Мы не считаем, например, что всегда должно быть реализовано ди-
намическое равновесие между личностью и средой и несмотря на это,
личность может быть вполне нормальной (великие революционеры, му-
ченики истории), и наоборот, неуравновешенность. различных видов
психической деятельности и процессов, особенно потребностей, еще не
обязательно ведет к абнормальности.

Наши собственные эксперименты и размышления нас привели
к убеждению, что нормальность или абнормальность это не состояние,
а непрерывный постоянный развивающийся процесс, в ходе которого
личность как биопсихосоциальная единица стремится в каждый момент
своего развития и путем многочисленных отношений в связи с внешней
и внутренней средами достичь функциональный оптимум сохранения,
развития, и самореализации. Позиция личности на континууме
нормальность - абнормальность в каждый момент определяется
изменениями: а) интегральных способностей личности, обеспечивающих
адекватную реакцию на среду, б) интенсивностью, в) экстенсивностью,
г) глубиной, д) длительностью и е) частотой изменений, которые дан-
ную интегральную способность личности адекватно воспринимать,
адекватно интерпретировать и адекватно реагировать на среду ослабля-
ют, нарушают или портят.

Приведем конкретный пример:

Пятидесятилетняя женщина, проснувшись, видит, что открылась
дверь комнаты, в которой, как правило, спала ее незамужная дочь; отту-
да выходит свадебное шествие, ее дочь и жених дочери в свадебных на-
рядах, улыбаются ей. Они проходят через ее комнату и покидают квар-
тиру.

Женщина находится в полном смятении, от этого «действительно-
го» появления, она знает, что не спит, а вследствие того, что ничего не
знает о галлюцинациях и псевдогаллюцинациях, убеждена, что это было
«видение», и боится, не сошла ли она сума. Оказалось вполне достаточ-
но короткого психотерапевтически направленного поучения, объяснения
пресомничесих и постсомнических галлюцинаций для того, чтобы жен-
щина совершенно успокоилась. Следовательно, единичное появление
галлюцинаций в постсомническом состоянии, интактность интегрально-
сти личности, краткая длительность попытки интерпретировать «виде-
ние» как «видение» и решение немедленно обратиться к врачу, не позво-
ляют рассматривать психическое состояние женщины или ее личность
как абнормальную.

Другой пример:

Иная женщина обратилась к своему участковому врачу за советом,
что ей делать с мужем-алкоголиком. Врач посоветовал ей подать заявле-
ние о принудительном лечении, предложил ей целую тактику как посту-

164

пить и пообещал, что он не сообщит, кто написал это заявление, сказав
ей: «Ваш муж мог бы Вам отомстить!».

И произошло следующее. Каждый раз, когда женщина идет наве-
стить своего мужа, всегда думает о том, что он ее подозревает, что «она
его посадила», что после возвращения он отомстит ей, лишь только убе-
дится в том, что она его предала. Женщина испытывает чем дальше, тем
большее напряжение, упрекает себя в том, что «предала» своего мужа,
начинает всматриваться в лица своих соседей, как они. на .нее смотрят,
и когда один задумавшийся сосед не поздоровался с ней, интерпретиру-
ет это как доказательство презрения к ней как к жене-предательнице. Па-
раноидная перцепция быстро развивается, становится бредом. Пациент-
ка убеждена, что люди презирают ее, что плюют перед ней на улице, что
отворачиваются от нее в трамвае, что в магазине с ней перестают разго-
варивать. Она впадает чем дальше, тем в большую депрессию, присо-
единяются галлюцинации, особенно она слышит ненавидящий смех сво-
его мужа и голос «Убью тебя! Убью тебя!». Больная совершает попытку
самоубийства.

Если проанализировать этот второй случай, то видно, что пациент-
ка неадекватно воспринимает, неадекватно интерпретирует действи-
тельность и неадекватно реагирует. Состояние ее укрепляется в отноше-
нии интенсивности, экстенсивности, длительности и глубины, галлюци-
нации появляются все чаще и чаще. Нарушенная интеграция личности,
бредовая интерпретация данных действительности и суицидная попытка
отчетливо смещают психическую деятельность и личность до сегмента
абнормальности.

Все эти признаки, которые определяют позицию индивида на
континууме Н-А (нормальность-абнормальность), бывают тем про-
чнее, чем лучше они проверены продуманным и тщательным анамне-
зом, результатами анкетных, тестовых и лабораторно-эксперименталь-
ных проб, и чем больше они совпадают с данными статистических,
функциональных и социокультурных норм (гомосексуальность в Греции
считалась общественно допустимой). И наоборот: любое несовпадение
с точки зрения определения позиции индивида на континууме Н-А тре-
бует самого пристального внимания, интерпретационной осторожности
и верификации. Именно те данные, которые не совпадают с другими,
являются наиболее важными для дифференциального диагноза и для
определения позиции на континууме Н-А.

Но определение позиции на континууме Н-А предполагает также
знание относительно постоянных черт основной личности (интроверт-
ность, экстравертность, витальность, тип ВНД и т. п.).

Что касается терминологии, то мы полагаем, что было бы выгодно
применять понятия нормальность, ненормальность, анормальность,
и абнормальность, а также прилагательные абнормальный, ненормаль-
ный для таких фактов, явлений и процессов, которые находятся вне об-
ласти личности и человеческой психики (например, абнормальная вели-
чина, ненормальная функция почек и т. п.), а для психических процессов

165

и личности оставить терминологическую пару: нормальность - абнор-
мальность. Эту дифференциацию нельзя провести у прилагательных
нормальный - абнормальный. Отличие можно провести только у прила-
гательного абнормный и у наречия абнормно (например, абнормно
большой), которые выражают отношение к норме, определяемой коли-
чественно. Понятие абнормальность мы рекомендовали бы применять
для частных случаев абнормальности (абнормальность шести пальцев,
напр.). Понятие аномальность, аномалия и прилагательное аномальный
было бы целесообразно оставить для тех явлений, состояний, личности
и процессов, которые не являются обычными, привычными, а представ-
ляют собой крайние варианты в пределах нормы: гениальный человек
является аномальной личностью, но не абнормальная личность. Однако
аномальной личностью является также и психопат, чудак и человек (как
говорил Геверох), «странный». Дерево, цветущее вновь в один и тот же
вегетационный период было бы аномальностью (а-номос, т. е. выпада-
ющий из обычной, привычной закономерности).

166

ПСИХОЛОГИЯ И ЕЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

Дословный перевод слова психология - это «душесловие», «наука о ду-
ше» (psyche — душа, logos - слово, речь, мысль или наука). Понятие
«психология» было создано, вероятно, в 1590 году Гоклениусом но при-
живалось до времени Христиана Вольфа („psychologia emprica", 1734)
и было закреплено Кантом. Психологию очень долго понимали как на-
уку о душе, хотя понятие «душа» в историческом развитии приобретало
самое разнообразное значение.

Психология долгое время была неразлучно связана с философией
и можно сказать, что она также была одной из последних наук (кроме
гносеологии и логики), которая отпочковалась от своей материнской фи-
лософской основы. Ни на одной другой науке нельзя так отчетливо про-
следить путь от философского мышления к научному познаванию, как
на психологии.

В психологии для этого имелись совершенно конкретные доводы.
Человек, начавший размышлять о себе и об окружающей действительно-
сти, не мог не обратить внимания на то, что во сне он о себе ничего не
знает, и, несмотря на это, он видит много загадочных вещей, даже и дав-
но умерших людей. Он разговаривает с ними, но они исчезают, как толь-
ко он просыпается; отсюда человек заключает, что души являются неви-
димыми. После смерти тело остается телом неоживленным, человек пе-
рестает говорить, двигатся, действовать, чувствовать. По таким аними-
стическим представлениям душа оживляет тело, а только она отлетает,
тело перестает двигаться. Это представление изображено и в ряде произ-
ведений искусства (например, известная картина, изображающая душу,
отлетающую из тела падшего воина, нарисованная свыше 500 лет до на-
шей эры на античной вазе!).

И еще больше: и примитивному человеку было известно, что чело-
век способен производить, строить, создавать художественные произве-
дения, познавать законы природы и этим он существенно отличается от
животных. Но как только человек начал осознавать сам себя, он отделил
себя (который сознает, чувствует, переживает, действует, думает, пре-
дставляет) от мира материального, к которому принадлежало и его те-
ло.

Таким образом, у человека создалось дуалистическое представление
о душе и теле. Это старая психофизическая проблема, взаимоотношение
между психической и физической областями, в сущности решена дву-
мя способами: дуалистически и монистически.

Дуалистические теории находят решение или в смысле вза-
имного воздействия тела и души (теория интеракции), или в смыс-

167

ле психофизического параллелизма (теория параллельности пси-
хических и соматических процессов).

Первая теория предполагает, что соматические процессы вызывают
изменения в психической области, и, наоборот, психические процессы
вызывают изменения в физической области.

Теория психофизиологического параллелизма утверждает, что об-
ласть соматическая и область психическая имеют свои собственные за-
кономерности, но не осмеливается, как теория интеракции, говорить
о взаимовлиянии души и тела. Она лишь констатирует, что психические
и соматические явления протекают параллельно и не случайно, а таким
образом, что определенному психическому процессу соответствует
определенный соматический процесс. При этом психофизический парал-
лелизм не утверждает, что каждому соматическому процессу соответст-
вует процесс психический.

Монистическое решение может быть либо материалистическим,
либо спиритуалистическим, в зависимости от того, понимается ли
душа как эпифеномен (поэтому другое название - эпифеноменализм),
свойство материи, или, наоборот, материя как эпифеномен души (спири-
туалистический монизм).

Связь с философскими проблемами здесь очевидна. Как только это
решение спроецируем на метафизические проблемы бытия (вещество,
материя, дух), она проявится как часть великого исторического идеоло-
гического соревнования между материализмом и (спиритуализмом) иде-
ализмом.

Типичным представителем идеалистического философа
является Платон (472-347). Мир идей (прообразы всех понятий) по Пла-
тону, представляет собой единственный фактический мир, а мир матери-
альный - лишь его отражение, тусклое изображение. По Платону, душа
является совершенно самостоятельной, нематериальной субстанцией,
которая не нуждается для своего физического существования в материи
и вселяется в ряде превращений в индивидуальное тело. Ее наивысшей
формой познания является воспоминание (анамнезис) об единственном
действительном мире, мире идей.

Материализм утверждает обратное: основой всего является мате-
рия со своими законами движения. И психическую жизнь поэтому мате-
риализм понимает материально. Механический материализм (Ла
Меттри, Гольбах, Бюхнер, Молемотт) понимал ее просто как выделение
мозга. Диалектический материализм не рассматривает психиче-
скую жизнь таким механическим образом. Он различает индивидуальное
и общественное сознание. Индивидуальное сознание для него является
наивысшим свойством высокоорганизованной материи мозга. Сознание
представляет собой субъективное отражение объективной реальности
в мозгу человека.

Аристотель (384-322) в отличие от Платона не рассматривал душу
как субстанцию, существующую отдельно от тела, а видел в ней прин-
цип, формирующий материю так, что без формы лишается смысла, но
и форма не может существовать без материи. Эта мнимо дуалистическая

168

точка зрения, так как душа здесь понимается как энтелехия (то, что в се-
бе содержит смысл, цель) тела, носительница и устроительница душев-
ных процессов и жизненных процессов вообще. И этот принцип, если
рассмотреть его до конца, означает идеализм.

Весь период средних веков, томизм, а также и современный новото-
мизм придерживается этого понятия, и мы можем обнаружить его
и в виталистическом учении Дриша. Дриш ищет будущее психологии
в парапсихологии, в тайнах телепатии, в материализации и других, пока
не объясненных явлений.

Философское понимание души и духовной жизни было первым эта-
пом развития психологии.

Во втором этапе своего исторического развития психология попы-
талась преодолеть спекуляцию и дедукцию и стать эмпирической естест-
венной наукой. Поэтому она стала опираться на те науки, которые
в XVIII и XIX столетиях достигли наибольших успехов, особено, на фи-
зику, химию, а также на биологию и физиологию.

Дедукции она противопоставила опыт индукции, спекуляции -
эксперимент и математическое вычисление результатов.

Химия привлекала психологию своей способностью разложить ком-
плексные вещества на молекулы и атомы, физика стала стимулом к то-
му, чтобы психология искала законы, которые могли бы быть выражены
математически.

Психология начала искать последние «элементы» сознания, психи-
ческие атомы и «гравитационный закон» психической жизни, который
был бы таким же универсальным законом как закон гравитации.

«Элементы» естественно-биологическая психология нашла в ощу-
щениях, гравитационный закон - в законе ассоциации.

Поэтому и более старая, еще философская ассоцианистиче-
ская психология Д. Гартли (XVIII век) формулирует свой идеал как
«психическую химию», а механика группирования представлений созна-
тельно изучается как «физика души» - колебания частичек мозга. Следо-
вательно, здесь сделана попытка физиологического объяснения - ассо-
циации являются соединением вибрации мозговой и нервной субстан-
ции. Здесь явно переплетаются, как отметил советский психолог Ру-
бинштейн, тенденция материалистическая, которая рассматривает пси-
хические процессы в тесной связи с физиологическими процессами,
и субъективно идеалистическая тенденция, которая все психические про-
цессы переводит в ассоциации представлений.

А. Гартли был предшественником. Но если не принимать во внима-
ние волны идеалистической психологии с конца XVIII - начала XIX ве-
ка, реализацию естественно-научного понимания можно видеть у Гер-
барта (1776-1841), оказавшего наибольшее влияние на чешскую психо-
логию, и особенно в спихофизике Вебера и Фехнера.

Гербарт дал стимул для введения материалистических методов из-
мерения психических явлений, а тем сзмым и стимул для развития
экспериментальной психологии. Одновременно он был инициатором
большого этапа первых шагов психофизиологии, особенно психофизио-

169

логии органов чувств, в развитии которой далее участвовали Гель-
мгольц, Геринг и особенно - своей психофизикой - уже названные Вебер
и Фехнер. Математически сформулированный закон Вебера, а затем
и продуманный закон Фехнера о взаимосвязи между интенсивностью
восприятия и интенсивностью раздражителя долгое время и по праву
считался одним из наиболее крупных и главных открытий психологии,
но неправильно его рассматривали как закон, распространяющийся на
все психические явления, а не только на область восприятия (см. об этом
более подробно в главе о восприятии).

Психофизиология и психофизика дали импульс для создания
первой экспериментальной психологической лаборатории Вильгельма
Вундта в Лейпциге в 1879 году, признанной университетом лишь в 1886
году. Вундт заложил основы систематического экспериментального изу-
чения психологии и сравнительной психологии. Во Франции, где психо-
логии уделяли внимание в экспериментальном отношении, главным об-
разом, психиатры, выделялись Шарко, Рибо (основавший первую психо-
логическую лабораторию в «Коллеж де Франс»), Жане (в больнице Сал-
петрие) и Дюма (в закрытом институте св. Анны).

Русская психология также имела свою традицию. Ученик Гельм-
гольца Сеченов стал одним из первых основателей научной психофизио-
логии, особенно благодаря своему труду «Рефлексы головного мозга»,
оказавшим непосредственное влияние на развитие научных идей И. П.
Павлова. Для нас имеет большое значение тот факт, что наш соотечест-
венник Иржи Прохазка своей книгой „De functionibus systematis nervosi"
(1784, в 1957 г. вышла на русском языке под названием «Трактат о функ-
циях нервной системы») по всей вероятности, оказал посредством Сече-
нова влияние на Павлова, положив основы науки о рефлекторной тео-
рии.

В Казанском университете первую русскую психологическую лабо-
раторию основал В. М. Бехтерев (1885), известный автор коллективной
рефлексологии. Затем быстро друг за другом создавались другие психо-
логические лаборатории, среди которых особое значение имела лабора-
тория Челпанова в Москве. Большое значение имели также К. Д. Ушинс-
кий, Н. Н. Ланге и А. Ф. Лазурский.

Фаза психофизики, психофизиологии (в общем естественно-научно
ориентированная психология) привела со стороны идеалистических пси-
хологов и философов к критике метериалистических последствий. Поня-
тие «душа» стало, с одной стороны, предметом защиты, а с другой -
предметом критики. Было просто необходимостью развития появление
стремления избежать «какого бы то ни было философствования в психо-
логии», а понятие «душа» просто обойти, не обращая на него внимания
с тем, что психология будет заниматься только психическими проявле-
ниями.

Типичным направлением стал именно психофизический парал-
лелизм, который в своей наиболее чистой позитивистической форме (у
нас представляемый Фр. Крейчи) отрицал философствование и опирался
отчасти на психофизику, отчасти на ассоционистов.

170

Он хотел стать «психологией без души» (упрек Бабака нашему
Крейчи) совершенно целеустремленно и сознательно.

Аналогичное стремление стать психологией без души имел и аме-
риканский бихевиоризм (психология поведения), представителями
которого являются Уотсон и Торндайнк, а ранее - Дьюи. Он хотел огра-
ничиться лишь взаимоотношением S-R / stimulus-response, стимул - ре-
акция) и отрицал необходимость заниматься промежуточным звеном S-
R, т. е. психическими процессами, объясняя это тем, что данные процес-
сы недоступны объективному изучению, а только субъективному пере-
живанию. Из психологии поведения вышли и некоторые современные
теории обучения.

Но постепенно против естественнонаучной психологии и против
«психологии без души», имевшей форму или параллелизма, или бихе-
виоризма, возникало постоянно растущее сопротивление. Оно шло со
стороны медицинской психологии, биологически и «глубинно» ориенти-
рованной, а также со стороны «духовно-научно» ориентированных пси-
хологов (феноменология Гуссерля, персоналистика Штерна и особенно
духовно-научная психология Дилтея, а также представители гештальт-
психологии).

В этой реакции на естественнонаучную психологию можно видеть
дальнейшую историческую фазу развития психологии.

Современная фаза развития характеризуется, с одной стороны, зна-
чительным вкладом Павлова, а с другой - влиянием современных
теорий обучения, теории информации и кибернетики. Не слу-
чайно современные теории обучения проявляли интерес к учению Па-
влова и кибернетика с самого начала создает модель обучающего мозга.

Что касается влияния психологического учения Павлова о физиоло-
гии высшей нервной деятельности, то в начале имелась опасность, что
психология будет редуцирована на физиологию и даже ликвидирована
как наука слишком радикальными сторонниками учения Павлова, кото-
рое, как таковое, не было тождественным психологии. Не было уже и по-
тому, что содержание индивидуального и коллективного сознания обу-
словливается не физиологическим субстратом, а гораздо более сложной
индивидуальной и общественной историей. Следовательно, в историче-
ском развитии психологии мы рассмотрели следующие этапы:

I. Психология как часть философской спекуляции.

II. Апликация естественных наук (особенно физики и химии) на пси-
хологию: психофизиология и психофизика.

III. Переходные направления, стремящиеся избежать как философс-
ких последствий, так и проблем субъективнизма: психофизический па-
раллелизм, бихевиоризм.

IV. Реакция на естественнонаучную психологию и психологию «без
души»: глубинная психология, гештальтпсихология, духовно-научная
психология.

V. Современная психология, определяемая, с одной стороны, физио-
логией, с другой - теориями обучения, теориями информации и киберне-
тикой.

171

I. Чешская и словацкая психология

Чешская психология ведет свое начало уже с XVI века. Оно связано с ме-
дициной. В 1577 году помощник отважного анатома Есениуса (казненно-
го на Староместской площади после битвы на Белой Горе) Адам Гибе-
рус читал лекции по основам физиологической психологии, а Матиаш
Гриллус читал лекции об учении Аристотеля «О душе».

Дальнейший путь развития шел от великого педагога Я. А. Коменс-
кого с его глубоким знанием педагогической психологии к Иржи Про-
хазке и Я. Б. Пуркине (особенно к выдающимся открытиям по психоло-
гии зрения), через период чешского гёрбартизма (Гина, Гануш, Чупр,
Дастих, Дурдик, Линднер, имеющий большое значение, как первый ав-
тор социальной психологии) к естественнонаучно ориентированному
позитивизму, обоснованному в первую очередь основателем чешской
современной психологии, философом и логиком Франт. Крейчи
(1858-1934).

Борьба Крейчи против идеалистической биологии и физиологии
Мареша, Бабака и Лготака имела историческое значение не только для
чешской психологии, но и для целой эпохи чешской культурной исто-
рии. Однако сам Крейчи, как каждый позитивист, не избежал в конце
концов идеализма.

Позитивизм напрасно старается обойти вопрос материалистической
или идеалистической сущности психической жизни и бытия при помощи
фикции, что и констатирует только научно установленные факты. Ф.
Крейчи также считал, что он может обойти вопрос о сущности психиче-
ской жизни, прокламируя психологический параллелизм, но таким пу-
тем он пришел к искусственным спекуляциям и логическим конструкци-
ям, далеким от действительности, когда он стремился выводить все пси-
хические явления из логически дедуцированных ощущений («складыва-
нием объясняются более сложные явления»).

Первая Чешская современная психологическая лаборатория была
создана в 1926 году в Институте психологии в университете г. Брно.
В настоящее время это учреждение как и институт психологии Карлова
университета и психологические лаборатория Чехословацкой и Словац-
кой Академии наук являются современными учреждениями, в которых
электроника пришла на смену старой механике.

Лабораторию психологии в Брно создал М. Ростораг; психологиче-
ская школа в г. Брно (Кратина, Хмеларж, Конечный, Коларжикова и др.)
означала шаг вперед не только вследствие своего экспериментального
направления, мировой ориентации, но и тем, что она стала издавать
первый психологический журнал «Психология».

После второй мировой войны чешская и словацкая психология ста-
ли бурно развиваться не только на кафедрах психологии (Я. Долежал, В.
Тарди, В. Пржигода, И. Ставел, И. Лингарт, Фр. Гиглик, М. Махач
в Праге; В. Хмеларж и Р. Конечный в Брно; А. Юровский и Т. Пардел
в Братиславе; Э. Голас в Оломоуце), но и в научно-исследовательстких
институтах и в Академии (Лингарт, Бажани, Ковач и др.).

172

Важной вехой, ознаменовавшей новый и плодотворный размах
в развитии чехословацкой психологии, стало непосредственное участие
психологов в медицинской, педагогической и экономической практиках.
Психология перешла из кафедр прямо в жизнь, и с 1948 года можно
встретить психологов не только в педагогической практике, но также
(с 1950 года) и в клинической практике, на предприятиях, в консультаци-
ях и т. д.	/:v

В области медицинской психологии в настоящее время работают
десятки психологов по психиатрии, неврологии, педиатрии, хирургии,
гинекологии, в области профессиональных заболеваний, в институтах
матери и ребенка и т. д. Этот тесный контакт теории с практикой привел
к новым плодотворным теоретическим открытиям и связан с более ста-
рыми работами, нацеленными на практику (В. Форстер, Г. Стеглик, Сау-
дек, Долежал, Хмеларж, Ваня, Стейскал и др.). Практика сама ставила
перед психологами среднего и младшего поколения многочисленные
теоретические, специальные и методологические проблемы. Они стара-
лись решить эти проблемы и со времени наступления этого поколения
в практику в последние 20 лет мы были свидетелями бурного развития
психологических исследований, как основных, так и прикладных.

Они осуществлялись уже при помощи методов, которые брали при-
мер с точных проектов современной мировой психологии и широко ис-
пользовали количественные методы математическо-статистического
анализа, - иногда даже в ущерб собственному психологическому анали-
зу.

Одновременно произошло и существенное расширение научно-ис-
следовательского спектра, включившего в себя новые области, до сих
пор не затрагиваемые чешской и словацкой психологией и тем самым
чешская и словацкая психология установили более тесные личные и ра-
бочие контакты с мировой психологией.

Произошла смена поколений, которая знаменовала собой не только
новые успехи психологии в практике и в теории, но и дальнейший шаг
на пути к международному сотрудничеству. На первое место выступила
целая плеяда новых специалистов, возглавивших кафедры и научно-ис-
следовательские учреждения Академии и ведомственные институты,
а также вошедших в правление организациий психологов.

Возник ряд самостоятельных научно-исследовательских учрежде-
ний: Институт психологии Чехословацкой Академии Наук в Праге, Ла-
боратоия психологии Чехословацкой Академии Наук в Брно, Институт
экспериментальной психологии Словацкой академии Наук в Братисла-
ве, Научно-исследовательский институт детской психологии и патоло-
гии в Братиславе, ряд ведомственных учреждений; создаются также
и психологическо-воспитательные клиники, соединяющие практическую
консультативную работу с научными исследованиями и т. д.

Психологи публикуют свои работы в следующих журналах: «Чехос-
ловацкая психология», „Studia psychologica" (ранее Психологические ис-
следования Словацкой Академии Наук»), «Психология и патопсихоло-
гия ребенка», «Психология в экономической практике», «Педагогиче-

173

екая консультация», «Психолог в Чехословакии», а также и в ряде спе-
циальных журналов в соответствующих дисциплинах. Это динамиче-
ское наступление нового поколения психологов, проходившее не в про-
тивоборстве со старшим поколением психологов, а в самом тесном со-
трудничестве с ними, заметно и в синтетических исследованиях в «Че-
хословацкой психологии», относящихся к 1965 году (>6 4 и № 5):
«Взгляд на психологию в медицине в Чехословакии до 1965 года» (Р. Ко-
нечный), «Двадцать лет чехословацкой психологии труда» (3. Буреш)
и «20 лет психологии ребенка и педагогической психологии в ЧССР» (Д.
Осладилова), частично и в исследовании «Пятьдесят лет ЧССР и психо-
логия в чешских областях» (В. Хмеларж, 3. Буреш, Д. Осладилова, И.
Шванцара и Вл. Тарди) и «40 лет психологии в Словакии» (Т. Пардел),
опубликованных в 1969 году в 5 номере журнала «Чехословацкая психо-
логия».

Что касается развития психологии в Словакии, то мы отсылаем чи-
тателя еще к статье Т. Пардела и Кошчо: «20 лет словацкой психоло-
гии» (Сборник философского факультета университета Коменского.
Братислава 1966).

Ряд врачей работал и работает в психологии: Вондрачек, Добиаш,
Стухлик, Неволе, Горвай и Гашковец, Гюнсбергер, Погади, Боухал, не-
вропатологи: Грбек, Попек; педиатры: Тейшл, Брунецкий, Трнка, Миха-
личкова, Дамборска и др.

II. НЕКОТОРЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ МИРОВОЙ
ПСИХОЛОГИИ

Советский психолог Рубинштейн весьма принципиально отметил, что
психология, развивавшаяся в XIX веке в качестве самостоятельной на-
уки, по своим философским предпосылкам была еще наукой XVIII века.
(Это мы продемонстрировали в главе об историческом развитии психо-
логии.)

Начало XX века было периодом кризиса в психологии, борьбой за
философскую основу и методологические принципы.

Мы уже упоминали о том, что неудовлетворительной была также
модель психологии, стремящаяся превратиться в физику или химию
в области психической жизни. Борьба велась именно против изоляции,
механического понимания психической жизни, против квантификации
и статичности более старой психологии, которая, как мы уже знаем,
в ощущениях усматривала элементы психической жизни, «складывание»
которых подчиняется ассоциативному закону так же, как физические
явления подчиняются гравитационному закону.

В особенности это были глубинная психология, гештальтпсихоло-
гия, духовно-научная психология, бихевиоризм и павловизм (советская
рефлексология вообще), которые благодаря своим новым теориям зна-
меновали собой плодотворное начало, а иногда и ложные пути.

174

1. Глубинная психология

Это направление имело и имеет до настоящего времени решающее вли-
яние на психологические теории на Западе и проникло и в медицину
в виде психоаналитической психотерапии (влияние, которое коснулось
некоторых работников и у нас). Название «глубинная психология» при-
надлежит трем, в настоящее время уже только историческим направле-
ниям (ожившим, однако, в других формах): психоанализу Фрейда, инди-
видуальной психологии Адлера и аналитической психологии Юнга.

Глубинная психология понимает сознательную психическую жизнь
только как выражение очень сложных, бессознательных и подсознатель-
ных процессе человеческой личности, которые составляют ее собствен-
ное ядро. Это ядро имеет характер влечений. Все современные модифи-
кации (включая американскую и европейскую психосоматику) основаны
на этом мнении.

а) Психоанализ Зигмунда Фрейда (1856-1939), родившегося
в моравском Пржиборе, вначале был лечебным методом неврозов и осо-
бенно истерии. Затем он стал научно-исследовательским методом и, на-
конец, самостоятельной дисциплиной, которая сделала попытку фило-
софского объяснения человеческой культуры и смысла жизни вообще!
Можно сказать, что психоанализ был сначала открытием катартической
абреакции невротических симптомов. Ее развитие описал сам Фрейд
в своей автобиографической книге «О себе и о психоанализе» (1946). На-
чалом явилось обобщение того, чему научился у Шарко в Сальпетриере
(исследование связей между гипнозом и неврозом), и того, что прояви-
лось во врачебном опыте выдающегося венского врача Иоз. Брейера, ле-
чившего в 1880-1882 году с помощью гипноза одну больную, страдав-
шую истерическими параличами и контрактурами. В гипнотическом сне
больная находила взаимосвязи между симптомами заболевания и трав-
матизирующими обстоятельствами из ее жизни, оттесненными в подсоз-
нание и неосознанными в состоянии бодрствования. В гипнотическом
сне больная на эти связи реагировала бурным аффектом, «завершала
подавленный психический процесс», отреагировала на напряжение, про-
изошел «катарзис». (Необходимо сказать, что аналогичные результаты
получил одновременно и Жане). После предварительного сообщения «О
психическом механизме истерических явлений (1893) и после опублико-
вания книги «Исследования истерии» в 1895 году Брейер с Фрейдом ра-
зошлись. (Стоит упомянуть о том, что наш соотечественник Юлиус Зей-
ер в своем произведении «Стратоника» «открыл» за год до появления
основного сообщения Фрейда подавление, символику сновидений, а так-
же и анализ и теорию невроза, интерпретированную психоаналитиче-
ски). Сам Фрейд в дальнейшем развил свое учение примерно следу-
ющим образом: он пришел к тому убеждению, что невротические явле-
ния не вызываются любыми аффективными возбуждениями, а как прави-
ло, только возбуждениями сексуального характера, актуальными сексу-
альными конфликтами или дополнительно влияниями ранее пережитых

175

сексуальных  впечатлений,  и  стал  рассматривать  неврозы  как  рас-
стройства сексуальной функции.

Абреактивный катарзис в гипнозе он заменил разбором психической
жизни (психоанализом) так, что отказался от гипноза как от лечебного
средства и создал метод свободных ассоциаций (которые больной вос-
производил, лежа на койке с закрытыми глазами), а позднее - метод
объяснения сна, имеющего, по его мнению, свою (сексуальную) симво-
лику, представляющего собой исполнение желания (сексуального)
и являющегося, таким образом, «королевской дорогой в подсознание».
Следовательно, задачей психоаналитика является обнаружение при по-
мощи анализа причины подавляемых впечатлений, познание того, как
и почему цензура «Я» подавила инстинктивные тенденции.

Больной при этом сопротивляется, иногда даже переносит на врача
свою ненависть (перенос, transfer) вследствие инстинктивного недостат-
ка сексуальных впечатлений. Сопротивление пропорционально силе
подавляемых впечатлений, которые Фрейд относит к периоду детской
сексуальности. Сексуальная функция, вначале аутоэротическая (отсюда
происхождение нарцизма), проходит в своем развитии через определен-
ные стадии: оральную, садистическоанальную и, наконец, генитальную.
Сексуальную энергию Фрейд означает термином «либидо», развитие ко-
торого не всегда происходит в вышеуказанном порядке. Иногда проис-
ходит фиксация либидо на определенном уровне развития. Если произ-
ойдет подавление, то наступает регресс, либидо возвращается к местам
фиксации, и это играет решающую роль и для формы невроза.

В зависимости от объекта либидо (предмета, на который оно напра-
влено) можно различить аутоэротический период, а позднее создается
эдиповский комплекс (в первые детские годы), в котором мальчик кон-
центрирует свои страстные желания на матери и в котором развивается
враждебное отношение к отцу-сопернику. Аналогичное явление наблю-
дается и у девочек. Детская сексуальность имеет две верхние точки, раз-
деленные периодом латентности. Первая верхняя точка отмечается на
4-5 году жизни (сюда наслаивается и «кастрационный комплекс»), затем
следует период латентности, длящийся до наступления пубертатного пе-
риода, когда «развиваются формы нравственности, стыда и отвраще-
ния». Сексуальность направлена на сладострастие (по принципу сладо-
страстия), и лишь во вторую очередь она служит для репродукции, раз-
множения.

Учение об отвращении, подавлении, подсознании, об этиологиче-
ском значении сексуальной жизни, о детской сексуальности и об ее значе-
нии для всей дальнейшей жизни является основой психоанализа.

К этому присоединяется концепция Фрейда о личности и о роли
подсознания. Фрейд делит «психический аппарат индивида» на три об-
ласти.

1. «Оно» (Id, Es) является подсознательной, анимальной, инстин-
ктивной областью импульсов и потребностей, которые стараются удо-
влетворить по принципу сладострастия.

2. «Я» (Ego, Ich) является сознательной областью или по большей

176

части способной к сознанию (несмотря на то, что оно также коренится
в подсознании). Основной задачей «Я» является цензура над импульса-
ми, исходящими из области «Оно». «Я» или пропускает эти импульсы
в сознание, или подавляет их отчасти сознательными, отчасти подсозна-
тельными механизмами.

3. «Над Я» (Superego, Uber-Ich) является «наследником эдиповского
комплекса и представителем этических требований человека», равняется
тому, что в разговорной речи означают словом «совесть»; это область
нравственной оценки и ценности, это идеальное «Я», осознавание того,
как должно было бы выглядеть «Я» в соответствии с общественными
принципами и моральными высшими требованиями.

Как у айсберга, основная масса которого находится под водой, так
и большинство психических процессов происходит в бессознании
и лишь незначительная часть их осознается. Между бессознательной
и сознательной областью имеется предсознание, в которое поступают
только те мысли, представления и стремления, которые были пропуще-
ны цензурой «Я».

Человеческой жизнью управляют два влечения: Эрос - инстинкт са-
мосохранения и сохранения рода (который Фрейд сузил до либидо се-
ксуального характера) и Танатос - влечение смерти, влечение деструк-
тивное. В данном случае влечение здесь рассматривается «как какая-то
гибкость всего живущего, как стремление вновь создать ситуацию, уже
однажды существовавшую и нарушенную внешними причинами».

Психоанализ, без сомнения, переоценил роль сексуальности в жизни
человека, так что Фрейда справедливо упрекают в пансексуализме. По-
следний проявляется ясно не только в объяснении сновидений, в кото-
рых все длинное и плотное является половым членом, а все, имеющие
углубление (например коробка), является женским гениталием; каждое
ритмическое движение означает движение при половом сношении (если
на поезде, на лыжах и т. п.); каждое управление (например, сон об упра-
влении поездом) означает онанизм, но также и в объяснении социальных
и культурных явлений. Например, паника возникает вследствие того,
что толпа теряет своего вождя, который, в сущности заменяет отца;
убийство отца, по Фрейду, является ядром тотемизма и отправной точ-
кой для возникновения религии; сублимацией секса является и искус-
ство, и наука и т. д. (сублимация означает перевод секса в другие обла-
сти). Таким путем психоанализ Фрейда игнорирует историческо-общест-
венное развитие и экономическо-общественные отношения. Человек, по
Фрейду, определен, в сущности, подсознанием, детерминирован слепы-
ми биологическими силами и кончает философским фатализмом. (То,
что мы называем своим «Я», ведет себя в жизни пассивно, наша жизнь
направляется неизвестными, непреодолимыми силами ..., собственным
результатом, а следовательно, и первой целью является смерть».)

Психологи также никогда не отрицали важность первых детских
впечатлений и особенно травматизирующих впечатлений. Но им также
хорошо известно, что ни детской сексуальностью, ни сексуальными впе-
чатлениями во взрослом состоянии невозможно объяснить неврозы (на-

177

пример, посттравматические неврозы, конфликты на работе и т. д.). Па-
циенты Фрейда, однако, в большинстве своем относились к слоям об-
щества, ведущим праздную жизнь, заполненную в первую очередь се-
ксом.

В противоположность этому следует признать большое значение
Фрейда за его попытку создать в противовес кафедрально-дедуктивной
и статической психологии динамическую и глубинную концепцию лич-
ности, его упор на значение подсознательных компонентов психической
жизни и их связи с сознанием, значение ранних детских впечатлений,
подчеркивание значения биологических потребностей, изучение меха-
низма неврозов; изучение кажущихся бессмысленными снов, их симво-
лики и изучение так называемых ошибочных действий (описки, оговорки
и т. п.).

Хотя эта интерпретация и генерализация были ненаучными, можно
сказать, что значение Фрейда заключается в том, что статическую пси-
хологию он заменил психологией динамической.

б) Индивидуальная психология Адлера вышла из учения
Фрейда и изучения неврозов, но она избежала Фрейдовских генерализа-
ций и стала направлением, во всей своей концепции независящим от
психоанализа.

Индивидуальная психология по своей сути является психологией
социальной в том смысле, что она очень много внимания уделяла об-
щественной детерминации психического развития. Адлер разработал
главным образом понятие так называемой неполноценности органов
и распространил это понятие на любую функцию (задаток), как сомати-
ческую, так и психическую, недостаточно или дефектно развитую; кон-
ституциональная слабость или толщина пищеварительной системы, сер-
дечные дефекты, горб, как и заикание, «леворукость» и т. п. усиливают
чувство детской беспомощности и неполноценности.

Психические процессы, служащие, с одной стороны, самосохране-
нию (потребность в самоутверждении), с другой стороны, контактам че-
ловека с человеком (потребность в общности, общественности) находят-
ся в гармонии там, где имеется равновесие между потребностью само-
утверждения и потребностями общества.

На неполноценность органов человек может реагировать неадекват-
но повышенным чувством недостаточности, проявляющимся избегани-
ем людей, потерей уверенности в себе, отчуждением, потерей смелости.
Противоположной реакцией является перекомпенсирование: человек не
только компенсирует, выравнивает неполноценность, но даже превосхо-
дит это выравнивание гипертрофической чрезмерной функцией пора-
женной области (Демосфен не только устранил дефект речи, но и прио-
брел славу наилучшего оратора) или заменяет ее другим видом интен-
сивной деятельности, в которой он старается выделиться (человек с фи-
зическим недостатком в области культуры), или даже в приобретении
власти над людьми (в политической области).

Адлер приводит ряд очень ценных сведений о значении социальной
среды, особенно семейной; он написал целый ряд разборов о влиянии се-

178

мейной констелляции, воспитательного воздействия и т. д. Невроз он
также рассматривает как компенсацию, которая должна облегчить чело-
веку решение (ребенок, который боится идти в школу, рвет по утрам
и т. п.). У невротика речь идет о скрытом осуществлении цели, которой
он не может добиться нормальными средствами. Поэтому лечение не-
врозов заключается прежде всего в попытке дать невротику правильную
жизненную цель, определить правильную линию жизни. Человек должен
проявить себя на работе, в супружестве и социальных контактах. Поэто-
му необходимы: правильная жизненная линия, хорошее воспитание или
при необходимости хорошая психотерапия, прежде всего направленная
к жизненной смелости. И хотя Адлера упрекают в «дешевой оптимисти-
ческой философии бодрого мещанства» (Р. Мюллер-Фрайенфелс), его
работы бесспорно имели значение не только как смелые выступления
против своего Мастера, но и вследствие продуманных мероприятий
и теории в исправительной педагогике и психотерапии, особенно
вследствие усилий изменить боязливых созерцателей жизни в ее отваж-
ных непосредственных участников.

в) Аналитическая психология психиатра К. Г. Юнга (Цю-
рих) изменила либидо Фрейда в общем значении бергсоновского жизнен-
ного взмаха (elan vital) или шопенгауэровской воли. Это жизненная энер-
гия, проявляющаяся не только как сексуальность, но и как творчество
и т. д.

Юнг видит в индивидуальном бессознании и бессознание коллек-
тивное, в котором заключены архетипы, содержание коллективного бес-
сознания, прообразы, определяющие развитие научной, нравственной,
художественной и религиозной жизни. Их создавал опыт человечества
в течение тысячелетий. Такими архетипическими символами являются,
например anima - символ женского естества в подсознании мужчины,
в противоположность архетипическому символу animus - естество муж-
чин в коллективном бессознании женщины.

Более, чем эта философская, напоминающая учение Платона, кон-
цепция, известна типология Юнга, его разделение людей на интроверт-
ные (обращенные внутрь) и экстравертные типы (обращенные наружу).
Интровертный тип кажется замкнутым человеком, живущим интенсив-
ной внутренней жизнью, внешне несмелым, неуверенным в обществе.
Экстравертный тип, наоборот, является общественным, открытым, ри-
скованным.

Современные неопсихоаналитические направления пред-
ставлены некоторыми авторами. Само название было предложено Г.
Шульцем-Генке, который эклектически соединяет Фрейда, Адлера, Кюн-
келя и Юнга. В противоположность Фрейдовской генерализации сексу-
альности он называет ряд потребностей, не носящих характера сексуаль-
ного либидо: потребность нежности, любви и сексуальности, а далее по-
требность постоянства, покоя, порядка, спокойствия и безопасности.

В Америке к неофрейдистам относятся в первую очередь Карен Гор-
ней, Эрих Фромм и не совсем по праву Г. С. Салливен. Краеугольным
камнем учения Горней является понятие безопасности, а следовательно,

179

и первобытный страх перед хаосом; стремление к единству личности
является основной потребностью. Учение Горней и Адлера имеет много
общего.

Эрих Фромм известен у нас по многочисленным переводам. Он так-
же исходит из желания преодолеть пороки общества и из ощущения
грозного и могучего мира. Поэтому современный человек боится свобо-
ды и личной ответственности и тоскует о добрых взаимоотношениях ме-
жду людьми, о творческой свободе, о прочном месте в мире, о личной
идентичности и о постоянстве явлений. Нет необходимости доказывать,
что расстояние между Фроммом и Фрейдом более, чем значительное.

О Салливене мы упоминаем в другом месте (см. главу о психотера-
пии). Психоаналитические теории были проверены также транскульту-
рально (например, путем изучения последующих индивидуальных черт
при различной величине периода кормления грудью детей у разных ди-
ких племен; Батесон, Малиновский, Мид, Кардинер, Эриксон и т. д.).
Оказалось, что психоаналитические теории не подтвердились (см. рабо-
ты Орланского, Чайлда, Вайтинга и др.).

О психоанализе мы широко говорили потому, что из всех психоло-
гических направлений именно психоанализ более всего укоренился
в подсознании культурного человека в связи с его первоначальной сенса-
ционностью. Но речь идет о критическом подходе, который возможен
только при более подробном изучении самого психоанализа.

2. Гештальтпснхология и целостная психология

Это направление имело большое значение при преодолении атомизма
и механизма ассоцианистической психологии. Оно началось с импульса
Эренфельса о качестве формы, причем оказалось, что мелодия остается
мелодией, несмотря на транспонировку ее в любую гамму, так же как
и копии с одной и той же картины, нарисованные различными красками,
разной величины или положения. Из факта транспонированности Эрен-
фельс сделал заключение, что формы (образования) не являются только
простым механическим слагаемым элементов, а являются новым каче-
ством, имеющим свою структуру. Например, мелодия не является лишь
простой суммой тонов, а является новым качеством. Смысл целостной
психологии, «гештальтической», структуральной (название определяет-
ся всегда тем, что подчеркивается как наиболее важное) заключается
в том, что Gestalt представляет собой целостное образование, имеющее
собственное свойство, непереводимое на свойства отдельных частей. Це-
лое при этом определяется частями, а части - целым: образования - это
разделенные части целого. И хотя целое и части взаимообусловливают
друг друга, всегда целое и свойства целого превалируют над частями.
Мы говорим о феноменальной и функциональной доминантно-
сти целого над частями. Что касается развития, то здесь имеет значение
положение о генетической доминантности целого; это значит, что
и в начальных стадиях развития (в низших) целое преобладает над ча-
стями.

180

Целостная психология не только постепенно развивала свои основ-
ные принципы, но и последовательно проецировала их на все понятия
общей психологии, психологии развития и других областей, так что ее
выступление знаменовало собой одновременно и переоценку более ста-
рых психологических представлений и теорий. Кроме Эренфельса, пред-
ставителями этой теории являются Коффка, Вертгаймер, Крюгер, Фол-
келт, Эренштайн, Веллек и др.

В чешской психологии основоположником этого направления был
Ферд. Кратина («Исследования по гештальтпсихологии», 1932), доцент
психологии Психологического института в Брно. Основатель Психоло-
гического института в г. Брно М. Ростогар, как и ряд его учеников, вы-
шли из гештальтпсихологии (структуральной, целостной психологии).

3. Духовно-научная психология и персонализм

Среди представителей духовно-научной психологии мы отметим
В. Дильтея и Э. Шпрангера; представителем персонализма является
В. Штерн. Заслуга В. Дильтея заключается в его борьбе против естест-
венно-научного механистического понимания психической жизни. Он де-
лал акцент на проблему смысла и понимания смысла. Он отличал
психологию понимающую (verstehende) от психологии объяснительной,
которую отрицал. Значительным требованием была сравнительная пси-
хология, цель которой он видел в типологии личности.

Его ученик Э. Шпрангер взял на себя задачу в своем произведении
„Lebensformen" установить типичные формы личности в общественных
взаимоотношениях. Он различает типы: теоретический, экономический,
эстетический, социальный, властный, религиозный. Несмотря на то, что
в данном случае речь идет о проблематичной классификации, правиль-
ное ядро мысли Э. Шпрангера заключается в том, что для индивида ти-
пологически очень важными являются его потребности, интересы и цен-
ности. Выдающийся психиатр и философ Ясперс позднее показал в своей
психологии мировоззрений, как на них влияет определенный тип лично-
сти.

Следовательно, весьма существенное значение духовно-научной
психологии заключается в том, что, несмотря на некоторые неправиль-
ные предпосылки, она в свое время явилась революционной, так же как
и целостная психология, помогая добиться целостного взгляда на лич-
ность человека и одновременно обращая внимание на его общественные
связи. Таким образом, она в сущности открыла современное понимание
ценностей.

Откуда взялось название духовно-научная психология? Шпрангер
полагал, что структура объективного духа и индивидуальной души
являются сходными, если говорить о структуре.

В. Штерн является основоположником так называемого персонализ-
ма, что представляет собой философское понятие, а не психологическое.
Речь идет о противопоставлении: лицо (persona) - вещь, которое В.

181

Штерн последовательно развивал. Лицо в сущности определяется как
личность, как «такое явление, которое, несмотря на множественность
частей, составляет реально индивидуальное и своеобразное единство
и уже как таковое, несмотря на множественность отдельных функций,
осуществляет единую, целенаправленную самостоятельность».

В. Штерн поэтому сопротивляется разделению «персоналистики»
(т. е. науки о человеческой персоне, в настоящее время мы бы сказали -
о личности) на физиологию, психологию и культурные науки.

До сих пор не дооценивается значение работ Штерна. Между тем
в них предпринята попытка понимать психологию и физиологию вместе
с культурными науками, как единое целое. В этом смысле он, разумеет-
ся, является предшественником современных усилий наук о человеке,
культурной антропологии и т. д.

4. Психология поведения - бихевиоризм

Теории развития обратили внимание психологии, с одной стороны, на
проблемы взаимосвязи организма и среды, и, с другой стороны, на пло-
дотворность эволюционной точки зрения и необходимость объективно-
го наблюдения поведения. Они привели к основанию психологии живот-
ных (Леб, Лойд Морган, Гобхауз, Торндайк), психологии ребенка (Прей-
ер, Бюлер, Штерн, Клапаред, Бине, Пиаже) и, наконец, - как выражение
недоверия к субъективистической психологии и интроспективному мето-
ду - к созданию психологии поведения - бихевиоризму (основатель би-
хевиоризма Джон Ватсон).

Бихевиоризм исходит из попытки объективного наблюдения по-
ведения без антропоморфного объяснения и строго придерживается схе-
мы S-R (stimulus-response), стимул-реакция, поведение. Следовательно,
он полностью исключил промежуточный компонент психической жизни.

Главный представитель бихевиоризма Дж. Ватсон исходил из из-
вестных результатов «опытов и ошибок» Торндайка, экспериментиро-
вавшего на животных; он хотел последовательно исключить всякое пси-
хологизирование и полагал, что ему удастся создать какую-то картотеку
поведения, в которой можно будет подобрать к соответствующему сти-
мулу соответствующую реакцию, следовательно, не только предвидеть
поведение, но и управлять им и контролировать его. Известно выраже-
ние Дж. Ватсона: «Дайте мне дюжину здоровых детей ... и мой собст-
венный специфический мир, в котором я бы их воспитывал, и я ручаюсь
за то, что и при случайном выборе одного из них я воспитаю его для
одной профессии, будь то врач, судья, артист, торговец или нищий, вор
- невзирая на его талант, склонность, способности, задатки, расу ...».

Этот оптимизм является характерным для упрощенного предста-
вления и для ошибки Ватсона: поведение в сущности является упрощен-
ным выражением гораздо более сложных и более дифференцированных
психических процессов - невозможно, например, переводить мышление
на физические и речевые навыки, так же как невозможно с психологиче-

182

ской точки зрения понимать эмоции как «приобретенную шаблонную
реакцию (pattern reaction), содержащую глубокие изменения соматиче-
ского механизма в целом, и особенно изменения во внутренних органах
и в системе желез». Также и личность нельзя определять только как
«комплекс реакций».

Работы Ватсона дали решительный и последовательный отпор пси-
хологическому субъективизму; но в настоящее время автор уже не имеет
(за редким исключением, например, К. В. Спенс) наследников своего би-
хевиористического радикализма. Первоначальная модель S-R психоло-
гии полностью распалась около 1930 года. Большинство необихевиори-
стов не согласились с элементаризмом Ватсона (иронически: с «психо-
логией мышечных подергиваний») и понимают организм и его поведе-
ние гораздо целостнее и компактнее (Толмен, Скиннер, Газри и т. д.).
Необихевиоризм принес и ряд ценных результатов и идей для теории
личности (Халл, Доллард, Миллер, Маурер, Сире и др., главным обра-
зом из Института человеческих отношений в Нью-Гэвене), мотивации
(Шеффер, Хебб, Чайлд, Байт и т. д.), защитных механизмов (Эриксен,
Браун), транскультурального исследования (Вайтинг, Чайлд) и т. д.

Первоначальный бихевиоризм изменился особенно вследствие при-
знания социальной обусловленности поведения. Все более и более стро-
гая связь S-R изменяется на связь S-P-R, где Р означает психический ком-
понент (так называемая интервенирующая переменная).

5. Современная советская психология

А. В. Петровский в своей книге «История советской психологии» (1966)
и в главе, написанной для книги М. Г. Ярошевского «История психоло-
гии» (переведенной у нас Прокопом Новаком) констатировал в развитии
русской дореволюционной психологии в общем те же тенденции, кото-
рые являются характерными и для исторического развития психологии
на Западе: спиритуалистическая психология полемизирует с естествен-
но-научным понятием и вместе они полемизируют с какой-то третьей,
«нейтральной» силой, с теми направлениями, которые пытаются наце-
лить психологию только на эмпирические исследования и избежать фи-
лософских вопросов и результатов.

К первой группе в России относились идеалистические и спириту-
алистические философы и психологи А. И. Введенский, Л. М. Лопатин
и Н. О. Лосский, который оказал влияние на нашего соотечественника
идеалистического философа Вл. Гоппе.

В противоположность этому естественнонаучное направление исхо-
дило из материалистической традиции Сеченова и старалось вскрыть
физиологические механизмы деятельности. К этой группе относятся как
физиологи, так и психологи: В. М. Бехтерев, И. П. Павлов, В. А. Вагнер,
Н. Н. Ланге, А. Ф. Лазурский и др.

Несмотря на то, что их естественнонаучный материализм имеет ре-

183

шающие значение для полемики против идеалистических психологов,
он в значительной степени (менее всего И. П. Павлов) отождествлял фи-
зиологию с психологией; от него ускользала не только важность соци-
альной обусловленности психической жизни, но и основной факт, заклю-
чающийся в том, что физиологические процессы являются лишь суб-
стратом психических процесов и их нельзя заменять друг другом.

Психологический нейтрализм, в сущности психофизический парал-
лелизм (представленный в Чехии Фр. Крейчи), в России был предста-
влен Г. А. Россолимо, известным старшему поколению психологов
в ЧССР благодаря своему стимулирующему «психологическому профи-
лю», А. П. Нечаевым, В. Ф. Чижом и др. Они старались вообще избавить
психологию от философии и оставить ее только на почве эмпирических
исследований, не заботясь вообще о философских предпосылках
и следствиях. Эта группа, которая по сути не признавала философию как
науку, стала в результате своего мировоззрения научного эмпиризма
объектом нападок как со стороны естественнонаучно ориентированных
психологов, так и со стороны идеалистических психологов.

Из психофизического параллелизма Вундта вышел известный пред-
ставитель русской психологии Г. И. Челпанов, основавший в Москве.
Институт психологии, который по своему лабораторному оснащению
и по составу сотрудников, без сомнения, занимал первое место среди ин-
ститутов того времени. Также и книга Г. И. Челпанова «Введение
в экспериментальную психологию» (1915) свидетельствует об исключи-
тельной опытности в работе с экспериментальными методами. Основ-
ной теоретической концепцией Челпанова была теория «эмпирического
параллелизма». Интроспективный метод был для него единственным
источником познания психических явлений», в то время как эксперимент
он рассматривал в качестве вспомогательного метода. Не удивительно,
что за свои взгляды он подвергался критике, особенно со стороны
Н. Н. Ланге и В. М. Бехтерева.

Историки русской психологии обычно в качестве типичных предста-
вителей советской психологии в период перехода на прочные позиции
марксизма-ленинизма приводят два имени: П. П. Блонского (умер в 1941
году) и К. Н. Корнилова.

Уже в 1920 году П. П. Блонский провозгласил, что научная психоло-
гия ориентируется на марксизм. В своих ранних работах он пропаганди-
рует объективную психологию и в согласии с бихевиористами видит ее
в психологии поведения. Но в отличие от них он оценил общественные
факторы (на эти позиции необихевиористы перешли позднее), развива-
ющиеся в зависимости от времени, генетически и исторически напра-
вленного, - поведение понимается как «историческое поведение». Не-
сколько позднее эта мысль полностью зазвучала в работах Л. С. Выготс-
кого, в его теории высших психических функций. Он опирался в основ-
ном на представление опосредованное™ психической деятельности че-
ловека - на использование знаков (слов, чисел и т. п.) и на мысль об
интериоризации. Общий «генетический закон культурного развития» Л.
С. Выготский понимает так, что «каждая психическая функция обяза-

184

тельно в своем развитии проходит высшую стадию, поскольку она пер-
воначально является социальной функцией».

Эту мысль об исторической концепции психической деятельности
человека далее разработал и А. Н. Леонтьев с сотрудниками.

К. Н. Корнилов примерно в 1923 году (1 Всероссийский съезд психо-
неврологов) подчеркивал необходимость применения и разработки
в психологии двух марксистских методологических принципов: матери-
ализма и детерминизма, хотя еще не применял с успехом диалектическо-
го метода. Острая полемика его с Челпановым и отчетливое признава-
ние марксистских позиций (хотя и с недостатками) привели к тому, что
К. Н. Корнилову было поручено руководство Московским институтом
психологии, ранее руководимым Г. И. Челпановым, в котором затем по-
степенно сосредоточился ряд таких известных психологов, как Н. Ф. До-
брынин, А. Н. Леонтьев, А. П. Лурия и др. К. Н. Корнилов на пути
к марксистской психологии создал реактологию, которая понимала пси-
хологию как науку о поведении живых существ (включая сюда и челове-
ка). Название «реактология» было взято К. Н. Корниловым из понима-
ния реакции как ответа организма (даже и одноклеточного) на импульсы
среды в качестве единого целого. Он изучал скорость, интенсивность
и форму течения реакций и вместе со своими сотрудниками, без сомне-
ния, получил много ценных данных.	•

В реактологии, главные принципы которой К. Н. Корнилов сформу-
лировал в книге «Учение о реакциях» (1921), отчетливо заметна попытка
связать субъективную психологию с объективными методами бихевио-
ризма и рефлексологии. Однако «реактологическая дискуссия» в начале
30-х годов привела в конце концов к отказу от понятия реактология.
Особенно остро здесь выступило несоответствие между прокламацион-
ной общественной программой (перестройка психологии в пользу соци-
алистического строительства) и значительно меньшими возможностями
ограниченной научной программы.

Другим направлением, которое по времени предшествовало реакто-
логии и своего наивысшего расцвета достигло в 1920 году, была рефле-
ксология.

Основоположник рефлексологии В. М. Бехтерев (умер в 1927 году)
некоторые ее принципы изложил в «Объективной психологии» (1904), но
как особая «биосоциальная наука» она была отчетливо сформулирована
только в книге «Общие основы рефлексологии» (1926). Предметом ис-
следования явились рефлексы, происходящие при участии мозга.
В. М. Бехтерев широко использовал результаты своих неврологических
исследований (особенно исследований защитных рефлексов), но допу-
стил ту же ошибку, что и некоторые другие психологи. Исходя из теории
Павлова о высшей нервной деятельности, он разработал психологию
как «психологию без психики», игнорировал сознание и впадал в «отра-
женную ошибку субъективной психологии» - в механический матери-
ализм. Новая советская психология плодотворно используя результаты
Сеченова, Бехтерева и Павлова, избегает ошибочных интерпретаций
психической жизни. И рефлексология после первых больших первона-

185

чальных успехов (например, в 1927 году изучение психологии в высшей
школе было заменено рефлексологией) была вынуждена признать невоз-
можность справиться только при помощи механического мировоззрения
с объяснением гораздо более сложных и качественно отличных психиче-
ских процессов.

Сам И. П. Павлов в отличие от В. М. Бехтерева не переносил зако-
номерностей высшей нервной деятельности (создание условных связей,
иррадиация, концентрация и индукция основных процессов возбуждения
и торможения, фазовые состояния и т. д., и т. д.) на общественные вза-
имоотношения. С помощью своих идей о второй сигнальной системе
и своей типологии он пытался понять также высшую качественную сто-
рону высшей нервной деятельности человека в отличие от гораздо более
простой нервной деятельности животных. И. П. Павлову также ясна важ-
ность индивидуальной жизненной истории, как это отчетливо прояви-
лось в его исследованиях, посвященных неврозам. Для него также был
ясным новый качественный характер активности человека, проявля-
ющийся в том, что в отличие от животного человек не только приспосо-
бливается но и приспосабливает свою жезненную среду.

«Двадцатилетний опыт» И. П. Павлова (1923) дал психологам не
только чрезвычайно много импульсов и фактического толкового и об-
разцового материала, но и принуждал их задуматься над основными во-
просами психологии, физиологии и об их взаимосвязи.

Большое значение имела также и работа А. А. Ухтомского «Доми-
нанта как рабочий принцип нервных центров»; под доминантой он по-
нимал господствующий очаг раздражения, которое в значительной сте-
пени определяет характер протекающих реакций центров в данный мо-
мент. А. А. Ухтомский был убежден в том, что принцип доминанты
является физиологической основой внимания (позднее уточненный Ми-
леряном) и объяснял доминантой навязчивые состояния, галлюцинации
и т. п.

Несмотря на то, что учение Ухтомского является весьма плодотвор-
ным, оно далеко не достигает широты учения Павлова и ему не хватает
подчеркивания значения индивидуальной истории жизни, которое Па-
влов проницательно подчеркивал при развитии психических заболева-
ний, особенно психоневрозов, подыскивая человеческие аналогии к сво-
им гениальным моделям экспериментальных неврозов у собак. Нет сом-
нения в том, что эти исследования о неврозах и особенно классические
исследования по изучению истерии дали надежное основание и для кор-
тиковисцеральной медицины, которую разработал Быков совершенно
независимо от во многих случаях курьезных взглядов западной психосо-
матики.

Хотя в нашей книге, направленной на проблемы психологии в меди-
цине, мы можем лишь коснуться проблематики огромного богатства
современной советской психологии, мы полагаем, что такие имена, как
Ломов, Леонтьев, Гальперин, Бассин, Эльконин, Божович, Добрынин,
Теплев, Менчинская, Смирнов, Рубинштейн и др. принадлежат извест-
ным в ЧССР авторам.

186

И все же мы полагаем, что говоря об общей психологической тео-
рии, необходимо обратить внимание хотя бы на некоторые принципы из
«Основ общей психологии» С. Л. Рубинштейна (1940) и отметить его
книгу «Бытие и сознание» (1957), в которых автор теоретически обосно-
вал учение о единстве сознания и деятельности и таким образом преодо-
лел как интроспективизм, так и бихевиоризм, опираясь при этом также
на выдающиеся работы советских зоопсихологов: Н. Н. Ладыгиной-
Коте и Рогинского.

Принципы психологии С. Л. Рубинштейн сформулировал следу-
ющим образом:

а) принцип психофизического единства, которой включает в един-
ство психической жизни как органический субстрат, функцией которого
является психика, так и объект, который в ней отражается;

б) принцип развития психической жизни как специфического компо-
нента в развитии организма. В ходе его вследствие адаптивных измене-
ний жизни изменяется структура нервной системы и ее психофизические
функции (в единстве и взаимосвязи). Они обусловлены на каждом этапе
развития структурой нервной системы;

в) исторический принцип, который связан с развитием человеческо-
го сознания в процессе общественно-исторического развития. Им опре-
деляется сознание и, наоборот, сознание определяет его;

г) принцип единства теории и практики;

д) принцип единства сознания и деятельности является узловым мо-
ментом психологии. Единство сознания и действия выступает отчетливо
в содержании сознания.

Работы С. Л. Рубинштейна позволили советской психологии наибо-
лее оригинально внести долю в теорию общих психологических принци-
пов в связи с их самостоятельной марксистской концепцией, оригиналь-
ной в особенности своим объединением сознания и действия, а также
в связи с объяснением личности в связи с потребностями, интересами
и ценностями.

Что касается советской психологии в медицине, то мы хотели бы
подчеркнуть опыт психологов, неврологов и психиатров, приобретен-
ный в период Великой Отечественной войны, относящийся главным об-
разом к области лечения неврозов и реактивных состояний и к области
реабилитации, принесшей ценные практические и теоретические резуль-
таты. Необходимо назвать хотя бы некоторых из них: Б. С. Ананьев,
А. В. Запорожец, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, И. А. Попов, А. Г. Иванов-
Смоленский, С. Н. Давиденков, А. М. Свядош и т. д., и т. д.

В медицинской психологии прочное место занимают и основатели
психотерапевтических школ, выдающиеся ученые, как например,
К. И. Платонов, автор книги «Слово как физиологический и лечебный
фактор», а также М. С. Лебединский и В. Н. Мясищев, автор книги «Вве-
дение в медицинскую психологию», изданной в 1966 году. Большое зна-
чение имеют и работы Косторума, Слободянника, а также Бассина, Б. В.
Зейгарник, Р. И. Левиной, А. Р. Лурия и многих друих.

187

Принципиальное значение имеют работы В. Н. Мясищева из Ленин-
градского неврологического института имени В. М. Бехтерева. В. Н. Мя-
сищев рассматривает личность прежде всего как систему взаимоотноше-
ний, активно выбираемых связей индивида со средой, начиная от основ-
ных биологических рефлексов до социальных отношений, оценок
и взглядов. Поэтому Мясишев в согласии с медицинской педагогикой,
подчеркиваемой особенно А. А. Портновым и Д. Д. Федотовым, опреде-
ляет роль психотерапевта как лица, «при помощи которого больной
учится овладевать авторегуляцией. Врач здесь для больного становится
без преувеличения учителем жизни». Следовательно, по В. Н. Мясищеву,
«психотерапия содержит как защитные, так и активизирующие (трени-
ровочные) и корригирующие „элементы. Особенно тесно она связана
с трудотерапией и воспитанием. Последние тоже нормализуют контак-
ты и стимулируют невропсихическую активность». Как видно из главы
о психотерапии, которой заканчивается наша книга, эта точка зрения В.
Н. Мясищева во многом близка нашему представлению.

6. Кибернетика в медицине и в психологии

Кибернетика возникла вследствие естественного развития современной
науки, из которого видно, что огромный и постоянно увеличивающийся
материал научных знаний хотя и приводит к все большей дифференци-
ации отдельных научных дисциплин, но в то же время в процессе диффе-
ренциации высоко специализированных областей науки все более на-
стойчиво выявляются тесные взаимоотношения и связи между отдель-
ными обособленными научными дисциплинами, еще до недавнего вре-
мени казавшимися совершенно различными, как например, биология
и физика, психология и фармакология и т. д.

Очевидно, мы являемся свидетелями развития, которое когда-то
в историческом процессе имело место в области философии как синтезе
современных знаний (vision globale du tout), от которой постепенно отде-
лялись отдельные научные дисциплины, приобретая самостоятельность
до тех пор, пока, наконец, не стала явной необходимость их тесной вза-
имосвязи, что между прочим вполне соответствует учению диалектиче-
ского и исторического материализма. В этом смысле кибернетика также
является научным экспериментом интеграции научного познания путем
нахождения общего знаменателя и общего языка. Именно общее обозна-
чение понятий, при помощи которого можно характеризовать системы
разных типов, предоставляет нам возможность использовать данные
одной области науки в других ее областях.

Типичным является тот факт, что кибернетика возникает из дискус-
сий биологов, физиков, математиков и психологов, сгруппированных
вокруг основоположника кибернетики, математика Норберта Винера
в 1936-1937 годах, значительно раньше, чем она стала самостоятельной
научной дисциплиной. Среди них были физиологи А. Розенблут и В.
Мак-Каллог, математики Дм. Бигелой и Р. Кармана, психолог Курт Ле-
вин и др.

188

Кроме смежных вопросов их собственных научных дисциплин, этих
ученых особенно интересовали взаимоотношения между живым орга-
низмом и машиной. Таким образом появились в настоящее время уже
ставшие классическими работы К. Шаннона, И. фон-Нейманна,
А. К. Колмогорова, обобщением которых явилась «Кибернетика» Вине-
ра, опубликованная в 1948 году. Эта книга представляла собой оформле-
ние самостоятельной научной дисциплины и начало многосторонней
интенсивной работы в области, которая уже во время второй мировой
войны, в 1939-1945 годах, имела возможность оправдать себя в примене-
нии на практике, так как было необходимо усовершенствовать возмож-
ности человека при помощи электронных счетных машин, точно опреде-
лять направление, скорость и высоту боевых самолетов и вовремя при-
водить в действие соответствующие оборонительные системы. Вычисли-
тельные машины, по правильному выражению В. В. Парина и Р. М. Ба-
евского, приводимому нами в свободной интерпретации, «имитируют
человеческое звено вместе с элементом обратной связи».

Речь шла по существу о процессах управления, информации и об-
ратной связи в опрделенной системе и понятия «информация», «переда-
ча сведений», «обратная связь», «система и управление» до сих пор
являются основными понятиями кибернетики.

Термин «кибернетика» (греческое kybernetos = рулевой) применял
уже Платон, когда говорил об управлении обществом, и Ампер в 18 веке
в смысле науки об управлении.

В современном значении кибернетика является наукой об управле-
нии, и понятие «управление» появляется практически во всех современ-
ных определениях, даже если они в остальном отличаются друг от дру-
га. Сам Н. Винер определил кибернетику как теорию управления и пере-
дачи информации в машинах или в живых организмах. Берг рассматри-
вает ее как науку об оптимальном целенаправленном управлении слож-
ными динамическими системами; Полетаев включает в кибернетику все,
что касается законов передачи информации, ее обработки и использова-
ния для управления и т. п.

Словацкий психолог Стриженец полагает, что «задачей кибернети-
ки является разработка методов, позволяющих исследование закономер-
ностей управления и связи в машинах, в живых организмах и в человече-
ском обществе».

Следовательно, кибернетика не имеет целью заменять технику, био-
логию, психологию и т. д. а ищет то, что имеется общего у этих дисцип-
лин - принципы управления. Характерно, например, что техника ис-
пользует биологические модели (принцип ультразвуковой эхолокации
у летучих мышей был известен биологам раньше, чем были сконстру-
ированы радиолокаторы).

Таким образом, возникла бионика как прикладная дисциплина, ис-
ходящая при решении технических задач из биологических данных. Био-
ником можно было назвать Леонардо-да-Винчи, изучавшего полет птиц
для того, чтобы попытаться сконструировать летательный аппарат с ма-
хающими крыльями.

189

Бионика оформилась в самостоятельную научную дисциплину на
симпозиуме в Дайтоне, на котором был официально утвержден знак
бионики - скальпель (как символ биологии и анализа) и паяльник (сим-
вол техники и синтеза), соединенные знаком интеграла, вместе с деви-
зом: «живые прототипы - ключ к новой технике».

Что касается самой кибернетики, то, как правило, различают три ее
отрасли:

1. Теоретическая кибернетика, изучающая общие закономерности
и проблемы систем и их управления. Она включает теорию управления,
информации, алгоритмов, логических автоматов, теорию игр, и т. д.
Она опирается при этом на целый ряд математических дисциплин (тео-
рию вероятности, математическую логику, математическую статистику,
теорию множества, комбинаторную топологию, теорию чисел и т. д.,
и т. д.).

2. Техническая кибернетика, которая решает технические проблемы
информационных систем (теория электронных вычислительных машин,
кибернетика автоматов и т. п.).

3. Прикладная кибернетика, которая использует кибернетические
теории и концепции в различных областях человеческой деятельности:
в медицине, психологии, педагогике, языкознании, эстетике, социологии
и т. п.

Кибернетика в медицине и психологии, следовательно, является
одной из областей прикладной кибернетики, опирающейся прежде всего
на биологическую кибернетику (живые системы) как на свою теоретиче-
скую основу. Живая система в настоящее время характеризуется не
только обменом веществ и энергии, но и обменом информации. Кибер-
нетика в медицине (по Ларину и Баевскому) занимается: а) вопросами
диагностики; б) вопросами автоматизации ухода за больными - лечебно
диагностическими аппаратами и автоматическими приборами для лабо-
раторной практики и экспериментальной работы; в) вопросами приме-
нения кибернетики в отдельных медицинских дисциплинах (в гинеколо-
гии, в хирургии, в терапии и т. п.).

Что касается психологии, то основоположник кибернетики сам про-
возгласил, что к формулировке принципов кибернетики его привели
именно рассуждения о психологии и нервной системе, а также убеждение
в том, что при этом нельзя забывать о сознании. И наоборот, в насто-
ящее время невозможно в психологии не обращать внимания на кибер-
нетику и ее принципы и с ее помощью не пытаться решить некоторые,
до сих пор не решенные проблемы. Кибернетика и особенно теория ин-
формации предоставили психологии прежде всего новые взгляды и но-
вую систему понятий для нерешенных проблем, новый методический
подход и новое экспериментальное направление.

С другой стороны, появилась отчетливая опасность упрощения
сложной психологической проблематики в том смысле, что у недоста-
точно осведомленных психологов стремление к применению «новых»
кибернетических понятий в психологии могло бы стать лишь простым

190

заменителем хороших психологических понятий (вход, выход, информа-
ционный канал, шум, приемник - адресат, обратная связь, кодирование
и т. д.), лишь как бы переводом с одного языка на другой, причем собст-
венная безусловно плодотворная польза кибернетики не достигла бы
своей цели.

Появилось опасное упрощение и некритическая вера во всемогуще-
ство кибернетических методов также по отношению к сложным явлени-
ям сознания, эмоциональной жизни, творческой деятельности и т. п. Ки-
бернетика при исследовании сложных систем использует принцип изо-
морфизма, исходя в основном из идей единства процесса управления
и передачи в живых и неживых системах. Однако мы полагаем, что и на-
иболее совершенная кибернетическая модель может лишь в общем ими-
тировать некоторые отдельные функции и действия организма и что она
полезна именно с этим ограничением. Мы отдаем себе отчет, что изуча-
ем функции, а не структуры системы. Следовательно, речь идет о так на-
зываемом методе «черного ящика», состоящем в том, «что без изучения
внутренней структуры системы и распределения ее элементов определя-
ются принципы ее функции лишь на основании наблюдения ее входов
и выходов» (Парин).

Следовательно, в заключение можно сказать, что сотрудничество
кибернетики с биологией, медицинскими науками и психологией доказа-
ло свою пользу и потому, что кибернетические машины, которые в наи-
более совершенной форме в настоящее время могут работать как само-
организующиеся системы «ведут себя» так, что их можно использовать
при моделировании некоторых психологических проблем. Очевидной
является особенно методологическая польза кибернетики в психологиче-
ских исследованиях, главным образом в интердисциплинарном сотруд-
ничестве, что соответствует представлению основоположника киберне-
тики Норберта Винера.

III. НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЗНАЧЕНИИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ
ПСИХОЛОГИИ

Мы уже говорили о значении первых экспериментов в психологии. Это
психофизика Фехнера, психофизиология Гельмгольца, первая психоло-
гическая лаборатория Вундта в Лейпциге, вюрцбурская школа, геш-
тальтисты в Германии, позднее - работа Гальтона в Англии с близне-
цами по проверке теории наследственности, усилия Рибо и Жане во
Франции, направленные на основание Французской экспериментальной
психологии, созданной впоследствии Альфредом Бине, оригинальные
работы Клапареда. Создание экспериментальной генетической психо-
логии Пиаже имело мировое значение: его работы об интеллекте и ис-
следования о восприятии (1943) являются образцом ясной концепции
и методологической точности. Необходимо отметить его синтетическую
книгу экспериментов в области интеллекта и восприятия „Les mecanis-
mes perceptifs", написанную в 1961 году.

191

В американской психологии, начиная от основателей эксперимен-
тальной психологии Стенли Холла, через Торндайка, Ватсона, Вардена
(опыт которого мы описывали в главе о потребностях), Иеркса, Скинне-
ра и т. д., укрепилась психология поведения и психология учения
вплоть до бессчетного в настоящее время количества необихевиористов
и психологов учения. Так мы попадаем в современность, которую еще не
возможно обозреть с исторической точки зрения. Психологическая рабо-
та под влиянием факторного анализа, математической статистики, тео-
рии информации и кибернетика стала огромной мастерской и более ши-
роко концентрированной работой, в то время как за этим огромным
и необозримым складом фактов полностью исчезли более общие психо-
логические концепции. Несмотря на создание отдельных концепций
(психотерапия, концепция гипноза, учения и т. д.), отсутствует концеп-
ция общей психологической теории, которая была бы в состоянии обоб-
щить результаты бурной и нечеткой в настоящее время эксперименталь-
ной и лабораторной работы вообще и наметить хотя бы в общих чертах,
что нового они принесли в понимание психической жизни, личности и т.
д. Надежды на такое обобщение уменьшаются по мере того, как возрас-
тает сверхпродукция детальных работ.

192

II. ЧАСТЬ

ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИИ
В МЕДИЦИНЕ

ВВЕДЕНИЕ

Психология • здравоохранении

Термин «психология в здравоохранении», который мы предложили
двадцать лет назад (1957) укоренился (1959).

В настоящее время этот термин, обычно применяемый у нас (как
и в формулировке «психология здравоохранения»), в мировой термино-
логии не применяется так часто, и поэтому мы выбрали (хотя только
для названия нашей книги) термин «психология в медицине».

В связи с тем, что термины «врачебная психология», «медицинская
психология», «клиническая психология» являются понятиями, о кото-
рых все время дискутируют в мировой литературе, и которые по-разно-
му понимают, необходимо рассчитаться с ними. Для иллюстрации при-
ведем некоторые взгляды наших и зарубежных авторов.

Гуенсбергер полагает, что врачебная психология - это изучение лич-
ного влияния медицинского работника (врача) на больного. По его мне-
нию к медицинской психологии относится психология физически боль-
ного (патопсихология) и результаты кортиковисцеральной медицины,
далее проблемы, связанные с общими медицинскими вопросами, и нако-
нец, изучение некоторых абнормальных явлений, например, гипноза.
(Ясно, что гипноз мы не рассматриваем как абнормальное явление, и нет
причины для того, чтобы он относился к медицинской психологии).

Добиаш под понятием врачебной (медицинской) психологии пони-
мает комплекс знаний и способностей, которые использует в своей де-
ятельности врач; в коллективной книге, которую редактировали Вл.
Вондрачек и Я. Добиаш (1969), врачебная психология характеризуется
как комплекс знаний из психологических наук, которые позволяют врачу
сознательно выбирать и целенаправленно применять психологические
средства в любой фазе контакта с больным.

Станчак (1976) ограничивает врачебную психологию психологичес-
кой стороной врачебной работы, работы медицинского персонала
и больничной средой; следовательно, речь идет о специфической обла-
сти психологии, направленной на значение взаимоотношения: врач -
больной и его отражение в лечебном процессе.

Лагаш понимает медицинскую психологию как психологию невро-
тических и психотических состояний (в сущности психопатологию)
и Р. М. Фрайнфельс под медицинской психологией понимает более глу-
бокое объяснение нормальной психики на основе психиатрических дан-
ных.

Из новых авторов приведем еще советского исследователя М. Каба-
нова, который стал преемником Мясищева в Ленинградском психонев-

195

рологическом институте им. Бехтерева. Он определяет медицинскую
психологию как прикладную область психологии, которая применяется
в медицине для исследования психических факторов, которые влияют на
развитие заболевания, на его профилактику и его лечение, для изучения
психических проявлений различных заболеваний в их динамике и для
изучения характера отношений больного человека с его микросредой.

Как видно, здесь сохраняется традиция профессора Мясищева, ко-
торый уже в 1952 году провозгласил, что вопрос психологии в медицине
не является лишь вопросом психопатологии, а вопросом всей медици-
ны! В ходе каждой болезни необходимо иметь в виду и учитывать целую
личность больного!

И наконец, профессор Либих из того же института видит область
медицинской психологии в общем в пяти округах ее интересов: различ-
ные нормы и патология психики - психические проявления болезни -
роль психики в возникновении и течении болезни - роль психики в лече-
нии болезни - и наконец, роль психики в препятствии болезни и в укреп-
лении здоровья.

Хаос взглядов и мнений ждал бы нас, если бы мы еще занялись тер-
мином «клиническая психология». Содержание его, к удивлению,
сужено, например, Андре Рей определяет клиническую психологию как
использование экспериментальных методов при изучении больного,
а Лагаш понимает клиническую психологию как медицинскую психоло-
гию (см. выше).

Станчак видит предмет клинической психологии в использовании
психологических наук при исследовании психического компонента
в этиологии и патогенезе психических, а также некоторых органических
болезней (1976) и т. д.

В то время как одна концепция клинической психологии видит в ней
применение психологии в медицинской клинической практике, то другая
концепция расширила понятие клинической психологии и на область
здорового человека, и наконец, и на область животных; свое начало она
берет в Америке. Эта концепция возможна только при условии отожде-
ствления клинической патологии с психодиагностикой, с «клиничес-
кими» методами.

Это понимание отстаивал Витмер еще в 1896 году, который основал
первую психологическую клинику при университете в Пенсильвании.
Вскоре после этого была основана клиника для трудновоспитуемых де-
тей, называемая «Институт для юношества» (Healy в Чикаго), и огром-
ному росту числа психологических клиник в дальнейшем развитии спо-
собствовало особенно движение за психическую гигену Беерса. Речь шла
о какой-то генерализации заботы о человеке и в немедицинских учрежде-
ниях. Около 1940 года в США было уже свыше 100 таких клиник. (Как
правило они носят название Guidanse clinic, во Франции Centre medico-
psychologique, в Италии Centre medico sociale di psicologia applicata и т.

д.).

И у нас эту более широкую концепцию клинической психологии
представляли уже в первой четверти нашего века консультации, а по-

196

зднее - психодиагностические институты. (Автор этих срок, например,
реализовал в рамках Общества Бабака по исследованию ребенка хорошо
работающую консультацию с коллективным сотрудничеством психоло-
га, психиатра, социальной работницы. Он проработал в ней несколько
лет с 1926 года).

В нашем социалистическом государстве затем эти консультации
стали учреждениями в виде психологических и воспитательных клиник,
педагогическо-психолоических консультаций и т. д.

И. Кошчо, который присоединился к нашей концепции (см. «Пред-
мет психологии»), ставит психологию здравоохранения и клиническую
психологию между прикладными психологическими дисциплинами. Их
задачей является: «Заниматься в биодромальном (в течение всей жизни)
процессе пациентом личностью индивида - с точки зрения заболевания,
его возникновения, течения, диагностики, терапии и лечения, профилак-
тики, а в коллективе работников медицинских учреждений под ответст-
венным руководством врача с возможностью самостоятельной работы,
инициативы в указанных направлениях и применения в научных иссле-
дованиях, обучении и усовершенствовании медицинских работников
в психологии, применение в психологической экспертизе и в экспертиз-
ной деятельности, воздействием психолога в специализированных кон-
сультациях (противоалкогольных, невротических) в санитарно-просве-
тительной работе и т. д.». Врачебную психологию он понимает как
следствие этой концепции: речь идет в ней о решении отдельных вопро-
сов прямой медицинской помощи, об использовании данных психоло-
гии в работе врача и остального медицинского персонала.

Речь идет не о полемике с высоко дискутабельными взглядами неко-
торых авторов, которых мы привели для иллюстрации. Мы предоста-
вляем читателю самому противопоставить их нашей концепции (1957,
конференция в Смоленице, опубликовано в 1959 году).

Психология здравоохранения (психология в здравоохра-
нении) является более высокостоящим понятием, причем клиническая
психология составляет ее основную часть, почти сливающуюся с ней.
Все-таки психология здравоохранения шире ее (к психологии здраво-
охранения будет относится, например, и выбор окраски больничных по-
мещений, архитектурное решение медицинских объектов, устройство
среды, распорядок дня и т. д. с точки зрения их психологического воз-
действия и т. под.).

Клиническую психологию мы понимаем как апликацию пси-
хологии в клинических проблемах во всей их ширине и глубине; следо-
вательно, клиническая психология является теоретической и практиче-
ской апликацией психологических сведений и методов в области клини-
ческой медицины. Клиническая медицина, а с ней, следовательно, и кли-
ническая психология, в заботе о здоровье человека ставит перед собой
задачи: а) теоретическо-научные, б) диагностические, в) терапевтиче-
ские, г) профилактические, д) экспертизные, е) медицинско-воспитатель-
ные.

Психолог (по Добиашу, 1973), во-первых, предоставляет врачу ин-

197

формацию об основных и важнейших чертах личности больного, во-вто-
рых, измеряет и оценивает некоторые психические функции, состояние
которых очень важно для понимания не только психических, но и сома-
тических процессов. Результаты исследования можно выразить коли-
чественно-математически, особенно там, где они информируют о состо-
янии отдельных психических функций, таких как память и интеллект.
Далее клинический психолог может способствовать выяснению патоге-
неза психосоматических заболеваний, созданию лечебных режимов,
психотерапии, реабилитации и медицнскому воспитанию. Как правило,
в этих направлениях он работает как член медицинского коллектива.

Если медицинскую врачебную психологию понимать как психоло-
гию в медицине', во врачебном деле, и если медицину понимать во всей
ее широте, то можно в сущности идентифицировать врачебную,
медицинскую психологию (психологию в медицине) с клини-
ческой психологией.

Совершенно другое дело, если речь идет о психологии врача, ко-
торую некоторые авторы, как мы видели, необоснованно отождествля-
ют с психологией в медицине. Однако психология врача относится к та-
кой же категории исследования, как например, психология летчика, ру-
ководящего работника, учителя и т. под. Она касается изучения лично-
сти врача (а также и его свойств) в связи с его профессией.

Но наша книга не может охватить всю область психологии в меди-
цине. Она ограничивается важнейшими областями, которые находятся
в центре внимания практического и теоретического интереса врачей,
психологов и медицинского персонала.

Для психологического взгляда на больного и на болезнь стимулиру-
ющими являются наблюдения и более широкие обобщения из художест-
венных поизведений. Приведем лишь некоторых авторов: Мольер, Шек-
спир, Золя, Достоевский, Чехов, Л. Н. Толстой, Мунте, Кронин, Книт-
тель, Н. А. Островский, Полевой, Т. Манн, Гашек, братья Чапек, Ион,
Гора, Ярослав Гавличек, Бранальд, Фукс, Дуб.

Причины отставания в развитии психологии здравоохранения

Основную причину того, что психология в здравоохранении стала поль-
зоваться общим вниманием только во второй половине нашего века, не-
обходимо видеть в первую очередь в принципиальных изменениях меди-
цинского мышления.

Еще в первой четверти нашего века врач лечил болезнь (нозоцен-
трическая направленность), а не больного. Больной был носителем бо-
лезни, которая должна была быть преодолена. Врач назначал лечение,
а больной должен был без сопротивления проглотить лекарство или без
вопросов перенести уколы. И только во второй четверти нашего века
этот взгляд был заменен антропоцентрической направленностью -
ориентацией на больного, на его личность, на его судьбу и целую исто-
рию.

198

Кортиковисцеральная медицина и психосоматическая медицина
сосредоточили огромный материал (см. об этом также главу о психоте-
рапии), свидетельствующий о глубоких взаимосвязях между тяжелыми
жизненными конфликтами и ситуациями, сопровождающимися эмоци-
ями страха, болями и психическим напряжением: между стрессом и фру-
страцией (нагрузкой и неуспехом) и между хронической гипертонией, ко-
ронарными заболеваниями, желудочно-кишечными язвами, колитом,
астмой, диабетом, дерматозами и, конечно, неврозами.

И в настоящее время мы являемся свидетелями внимания к другому
фактору, каким является социальная, интерперсональная обусловлен-
ность жалоб пациента. Речь идет о социоцентрической направленно-
сти.

Для этой направленности является характерным, что на передний
план выходит социальная психиатрия, в психотерапии коллективная
психотерапия, терапевтическое сообщество и т. д. И теоретически мы
понимаем то, что Мясищев обращает внимание на личность больного
в общественных отношениях, и что Салливен определяет личность как
систему интерперсональных отношений, а психиатрию как науку об ин-
терперсональных отношениях. Психиатр в этом смысле становится ско-
рее социальным психологом.

Кроме этих теоретических доводов во многих случаях это были
и сословные предрассудки по отношению к психологам (опасения вне-
дрения психологов в медицину), опасения идеализации и психологиза-
ции медицины.

Гарди говорит о «психологической скотоме» медицинских работни-
ков, которые не принимают во внимание психическую жизнь больного
и в своих рассуждениях останавливаются на уровне вегетативной нерв-
ной системы. Он приводит некоторые причины предубеждения меди-
цинских работников против психологии:

1. Традиционное преобладание физических, химических, патолого-
анатомических знаний, которые они считают решающими.

2. Существенным они считают лишь то, что можно надежно зареги-
стрировать органами чувств: идеальным образцом, например, является
рентгеновский снимок кости.

3. Видимые физические признаки всегда скорее вели людей к тому,
чтобы они обратились к врачу.

4. Эти тенденции особенно поощряются в век технического прогрес-
са.

5. Понятие^.«болезнь» у врача скорее совпадает с представлением
органических данных,' а не с нарушением функции.

,6. В подготовке врачей и медицинских сестер психологическое я пси-
хиатрическое образование не находится на должной высоте, что в боль-
шей или меньшей степени относится и к дальнейшему повышению ква-
лификации в процессе работы.

7. Могут иметь влияние также и более глубокие черты личности ме-
дицинского работника, психическое потрясение, состояние тревоги и не-
вротизации. Невротизированный врач не всегда будет склонен лучше

199

понимать невротизированного больного. Иногда даже, если он компен-
сирует и справляется со своими затруднениями, он ожидает того же и от
больного и иногда выражает это, не скрывая: «у меня то же самое, но я
не обращаю на это внимания». Здесь действует механизм психической
проекции.

Различия между точкой зрения врача и больного

Врач склонен искать прежде всего объективные признаки заболевания.
Он старается ограничить анамнез до определения предпосылок для
дальнейшего соматического исследования. Но для больного в центре
внимания и интересов всегда стоит его субъективное, личное пережива-
ние болезни. Врач должен рассматривать эти субъективные ощущения
как реальные факторы, уловить переживания больного, понять и оце-
нить их, искать их причины, поддерживать их положительные стороны
и использовать их для содействия больного при обследовании и лечении.
Различия между точками зрения врача и больного закономерны и предо-
пределены их различной позицией в данной ситуации, различными ро-
лями. Однако врач обязан следить за тем, чтобы эти различия не переш-
ли в более глубокие и стойкие противоречия, которые ставили бы под
угрозу взаимоотношения медицинского персонала и больных, а тем са-
мым затрудняли бы оказание помощи больному.

I. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬНОГО

1. Аутопластическая картина болезни

Аутопластическая картина болезни в сущности является картиной су-
бъективного восприятия ее больным (Гольдшейдер, Лурия). В общем
она имеет следующие стороны:

- сензитивную (локальные боли и расстройства - по закону распро-
странения импульсов в более периферических отделах нервной систе-
мы);

- эмоциональную (страх, тревога, надежда, т. е. эмоциональные пе-
реживания);

- волевую (усилие справиться с болезнью, позаботиться об обследо-
вании и лечении);

- рациональную и информативную (знания о болезни и ее оценка).

Такое «горизонтальное расчленение» аутопластической картины
болезни, однако, является схематическим, в действительности психичес-
кие процессы всех этих областей переплетаются в различных комбина-
циях. Примером «вертикальной» связи является факт рационализации,
где рациональный компонент в большей или меньшей степени бессозна-
тельно управляется эмоциональными процессами. Например, больной
уклоняется от хирургического вмешательства и «объясняет» это тем,
что не верит в успешный исход операции, и при этом не признается что
главной причиной является страх перед операцией.

200

В аутопластической картине болезни весьма существенна связь ме-
жду субъективным и объективным.

Такая связь довольно сложна и далеко не так пряма, как это описы-
вается в учебниках по различным специальностям, т. е. в том смысле,
что будто бы определенному объему и тяжести объективного патологи-
ческого процесса соответствуют адекватно субъективные ощущения
больного. Роус сообщает о наблюдениях Салача, который в течение
3 лет проводил наблюдение за группой людей, посещавших участкового
врача, и не имевших никаких субъективных неприятных ощущений.
Однако почти все они имели какие-нибудь объективные клинические
симптомы. Цукшверт также подчеркивает, что большие сколиозы часто
протекают бессимптомно. Но, с другой стороны, он упоминает о том,
что некоторые, не имеющие значения ортопедические данные легко ста-
новятся для врача основой для быстрого объяснения симптомов, несмо-
тря на то, что жалобы больного этиологически бывают не связанными
с этими данными. Особенно это относится к разновидностям перехода
позвоночника от поясничного в крестцовый и к так называемым «шипи-
кам» на рентгеновских снимках позвоночника. Далее автор обращает
внимание на то, что «модерные» заболевания, такие, как, например,
остеохондроз, обладают магическим притяжением, особенно для ла-
бильных лиц. Вместе с Винценридом он обследовал 500 больных с ха-
рактерным несоответствием между длительными сильными болевыми
ощущениями и небольшими объективными изменениями. Психиатри-
ческое обследование и лечение у многих больных ускорили улучшение
состояния. Цукшверт сообщает о своих наблюдениях над молодыми
людьми, у которых «межпозвоночный диск» является большой модой.
Они очень изобретательно использовали свои агравированные, а иногда
и симулированные жалобы для того, чтобы получить освобождение от
занятий и физкультуры и иметь возможность чаще собираться своими
компаниями. В одном классе были исследованы трое 17-летних юношей
с незначительными объективными симптомами, которые жаловались на
боли в позвоночнике. Один из них признался, что он научился симулиро-
вать эти симптомы от своих одноклассников.

Интересное заключение вытекает из работы Йореса, который разо-
брал субъективные симптомы 200 больных, лечившихся в его терапевти-
ческой клинике, и пришел к выводу, что чем более органическим являет-
ся патологический процесс, следовательно, без функционального компо-
нента, тем меньше количество субъективных жалоб, т. е. между органи-
кой заболевания и количеством симптомов (за исключением метастази-
рующих процессов) имеется обратная пропорциональная зависимость.

Гадерман анализировал симптоматологию болезней кровообраще-
ния и пришел к заключению, что больные с действительной сердечной
недостаточностью имеют скорее склонность к диссимуляции, хотя,
с другой стороны, у некоторых лиц с хроническими заболеваниями по-
является повышенный эгоцентризм и продукция преимущественно пси-
хогенно обусловленной симптоматологии. Компенсированное органи-
ческое заболевание часто меньше отягощает обширные регуляторные

201

системы организма, чем функциональное расстройство без выявленного
органического основания.

2. Амбивалентные элементы при переживании болезни

Традиционное представление о болезни несет в себе характер чего-то
безусловно негативного. Однако данные психотерапевтических наблю-
дений указывают на то, что в субъективном переживании болезни неред-
ко имеет место и противоположная сторона, положительная и приятная
для больного, вытекающая из тех выгод, которые предоставляет бо-
лезнь пациенту. В этом аспекте Делиус оценивает сложную патогенети-
ческую обусловленность приступообразных расстройств сердечного
ритма, при которых могут совместно действовать наряду с небольшими
органическими и локальными нарушениями также психовегетативные
импульсы. Психогенетический механизм иногда проявляется и повторно
в том смысле, что дословно «одним ударом» вытесняются все собствен-
ные и окружающие переживания из субъекта человека, приступ избавля-
ет заболевшего от необходимости принимать решения, все разнообраз-
ные заботы и неуверенность уходят на задний план, а в центр внимания
субъекта попадает больное сердце. В самом характере приступа имеется
что-то двойственное: в определенном смысле он является большой на-
грузкой, но в другом - он может подсознательно означать собой субъек-
тивное облегчение от трудностей, вызываемых проблемами. Можно до-
бавить, что в чистом виде психогения этого вида проявляется при так
называемых кардиальных неврозах. Например, у бывшего ответственно-
го работника, который должен был уйти с работы в связи с несоответст-
вием должности, развился «сердечный приступ от переутомления на ра-
боте» после бурного собрания. Позднее он уволился с работы «по состо-
янию здоровья» и подчеркивал, что на ответственной работе «потерял
здоровье». Болезнь стала щитом для сохранения престижа, прикрытием,
которое позволило ему почетно удалиться.

Субьективно положительно принимаемая сторона болезни может
означать также усиление сознания собственного достоинства, особенно
у некоторых пенсионеров, занимавших ранее ответственные посты, жи-
вущих одиноко, а также у лиц, способных разрешить любую проблему
и получить при этом личное превосходство. Такие больные используют
свои знания и сведения, о заболеваниях и на глазах других больных ста-
новятся в равноценную позицию по отношению к врачу, с которым они
«с удовольствием поговорят как образованный человек с интеллиген-
том». При хронических заболеваниях из них получаются «опытные
больничные пациенты», которые вмешиваются в производственные,
а иногда и в личные дела сотрудников отделения, причем не всегда так-
тичным способом. Женщины старшего возраста имеют склонность по-
ложительно переживать в первую очередь интерес врача, проявляемый
к ним, его понимание, заботу и сочувствие медицинской сестры. Улуч-
шение состояния здоровья такие больные часто принимают противоре-

202

чиво: они радуются, что серьезная угроза их здоровью исчезла, по опа-
саются будущего: одинокие больные боятся возвращения в изоляцию от
общества, больные с конфликтными ситуациями боятся возвращения
в конфликтные условия. Данбар называет это явление «боязнью выздо-
ровления».

3. Культ болезни

Культ болезни - это социальное явление, которое тесно связано с проти-
воречивым отношением к болезни. Соучек сообщает о том, что около
1930 года в Германии считалось недопустимым в обществе разговари-
вать о болезнях. Это же было и в Спарте. Однако в настоящее время раз-
говоры о болезнях, медицинском обследовании и лечении становятся
очень часто темой, разбираемой в обществе. Создается впечатление, что
возрастающася сложность мира и бурный рост изменений, происходя-
щих в нем, особенно у старших людей, ведет к тому, что авторитетно
они могут говорить только на одну тему: о своих физических ощущени-
ях и переживаниях. Нельзя обойти вниманием тот факт, что чем больше
страданий перенес человек при своих болезнях, тем больше его претен-
зии на признание и восхищение его другими. В разговорах о своем поло-
жении в обществе часто человек занимает защитную позицию: он опаса-
ется признаться, что он живет хорошо, если даже это правда, открыто не
говорит, что имеет деньги, время, что он доволен, здоров. Определен-
ную роль в этом может играть опасение вызвать у других зависть или
его собственное суеверие («как бы не сглазить»).

4. Обусловленность аутопластической картины болезни

Обусловленность аутопластической картины болезни можно разделить
на три области:

1. Характер болезни: острая, хроническая, какую требует помощь
или лечение (амбулаторное или клиническое, консервативное или хирур-
гическое), имеются ли сильные боли, ограничение подвижности, непри-
ятные косметические симптомы, например, при кожных заболеваниях,
зловонных ранах.

2. Обстоятельства, в которых протекает болезнь:

а) проблемы и неуверенность, которые приносит с собой болезнь.
Данбар перечисляет вопросы, которые приходят в голову больному
в этой связи и на которые он дает ответы аналогично тому, как это име-
ло место у знакомых ему заболевших лиц: «Кто будет заботиться о се-
мье? Кто будет платить за лечение? Будет ли платить за мою болезнь
страховая касса? Должен ли я написать завещание? Сохранит ли шеф за
мной место на работе? Кому я должен сказать об этом? Говорит ли мне
врач правду? Знает ли он свое дело?» В наших условиях некоторые из
этих вопросов отпадают; например, проблема сохранения рабочего ме-
ста за больным становится актуальной лишь в период реорганизации на
предприятиях или в учреждении. Тот факт, что социальное страхование

203

у нас распространяется на все болезни и на всех граждан, успокаивает
больного, но иногда тормозит спонтанное усилие способствовать выздо-
ровлению;

б) среда, в которой развивается болезнь. Домашняя среда, если она
является гармоничной, более благоприятна для переживания болезни;
вне домашней обстановки люди хуже переносят болезнь, особенно в чу-
жой непривычной обстановке за границей.

Приводим пример.

34-летний научный работник живет с властной матерью, был
единственным сыном. Роды у матери были тяжелые, с наложением щип-
цов. В 4-летнем возрасте перенес скарлатину. В детстве страдал ожире-
нием, был неуклюжим, товарищи над ним посмеивались; в 12 лет был
излечен на эндокринологии, но сохранилась замкнутость характера, соз-
нание собственной неполноценности, недоверчивости, неуверенность
в себе до взрослого периода. Одевается весьма скромно, чтобы не иметь
ощущения, что на него обращают внимание. Трудно вступает в контакт
с людьми. Подозрительность, чувство неполноценности возрастали
в период его 2-летнего пребывания в Канаде, где он учился. В отдельные
дни у него было ощущение, будто бы за ним систематически следят
и ему угрожает опасность. 5 лет назад у больного обнаружено неустой-
чивое повышеное кровяное давление. Он очень привязан к матери, не хо-
чет оставить ее, и понимая, что должен был бы жениться, не может ни
с кем завязять знакомства.

Опыт тропической медицины показывает, что люди, пораженные
и менее серьезным заболеванием, в тяжелых условиях тропической стра-
ны (жара, влажность воздуха, неудобства), удаленные от дома и своих
близких, переносят свою болезнь гораздо тяжелее, страдают депрессией,
страхом смерти, усиливающейся ностальгией, проявляют недоверие
к лечению и к тем, кто ухаживает за ними.

Аналогичное значение имеет характер больничной обстановки, в ко-
торой лечится больной; угнетающе действует пребывание в одной пала-
те с умирающими больными, нахождение в закрытом инфекционном
или психиатрическом отделении;

в) причина болезни: считает ли больной себя виновником заболева-
ния или других.

Например, при травме, полученной явно по вине пострадавшего, он
проявляет большее усилие к выздоровлению, чем в том случае, когда ви-
новником травмы являются другие, особенно в том случае, если он мо-
жет получить компенсацию, страховку, пенсию или другие выгоды. Ана-
логичная ситуация возникает тогда, когда заболевание является ослож-
нением вследствие лечения другого заболевания, например, лекарствен-
ная экзантема. Кроме того, здесь под угрозой находится доверие к вра-
чу, проводящему лечение.

3. Преморбидная личность (т. е. личность, какой она была перед за-
болеванием). При этом имеют значение, главным образом, следующие
элементы:

204

а) возраст: В детском возрасте на первое место выходит эмоцио-
нальная, непосредственно инстинктивная (первосигнальная) сторона бо-
лезни и ситуация вокруг нее: боль, боязнь боли и всего неизвестного,
разлука с родителями, ограничение свободы передвижения. В старости
приобретает значение боязнь одиночества в болезни и страх смерти.
Старый человек часто отождествляет себя со своими сверстниками, дру-
зьями или родственниками, которые постепенно умирают, сравнивает
их заболевания со своими болезнями, рассуждает, не подошла ли его
очередь. Его опасения и неуверенность нередко усиливаются поведением
врача, который правильно обследовав больного, не проявил к нему до-
статочного понимания и интереса.

В среднем возрасте отходят на задний план прямые явления, со-
провождающие болезнь - боль, состояние неопределенной тревоги и т.
п., а наибольшее значение приобретают опасения последствий болезни.
Эти последствия могут быть непосредственными, например, уход с ра-
боты, понижение заработной платы и вытекающие отсюда осложнения
для семьи; или долговременными, например, перевод на другую работу,
проблема дальнейшей жизни, частичная или полная пенсия, изменение
взаимоотношений в семье, как, например, реакция партнера и его даль-
нейшее поведение по отношении к больному.

б) степень общей чувствительности к прямым, особенно неприят-
ным факторам, например, к боли, к шуму, непривычным обонятельным
факторам, которые нередки в больницах. Речь идет не о чисто врожден-
ных свойствах, а о модификацированных воспитанием, тренировкой
и опытом. В этой связи дилетантски говорят об изнеженности, сопроти-
вляемости и закаленности. Больные с повышенной чувствительностью
реагируют на неприятные импульсы более выраженно, чем другие. Но
повышенная чувствительность не является противопоказанием для тща-
тельного обследования больного. Больные с повышенной сопротивля-
емостью, наоборот, недооценивают свои жалобы, пренебрежительно от-
носятся к своевременному обследованию и лечению (так называемые
«перенесенные на ногах» болезни). Поэтому иногда бывает необходи-
мым настоятельно объяснять возможность неприятных последствий та-
кого небрежного отношения к себе;

в) характер эмоциональной реактивности (темперамент). Эмоцио-
нальные больные более подвержены страху, жалости,, в большей мере
колеблются между безнадежностью и оптимизмом. Более холодные
в эмоциональном отношении натуры относятся к своей болезни рассу-
дительнее. Необходимо подчеркнуть, что внешнее проявление и особен-
но словесное выражение не всегда соответствуют внутреннему эмоцио-
нальному состоянию больного.

г) характер и шкала ценностей. Люди с низкой степенью ответствен-
ности по отношению к своим сотрудникам и обществу иногда использу-
ют болезнь для своей пользы, в период, когда им выплачивают деньги
по листку нетрудоспособности, например, делают так называемую
«халтуру». Но некоторые из них могут при этом принести вред своему

205

здоровью. Другие люди злоупотребляют листком нетрудоспособности
ради своего удобства. И, наоборот, люди с повышенным чувством от-
ветственности по отношению к семье или к обществу нередко преодоле-
вают свои неприятные ощущения и уклоняются от обследования и лече-
ния. Если же они становятся нетрудоспобными, то стараются быстрее
выздороветь и снова приступить к работе. В общем все зависит от того,
как каждый человек оценивает некоторые ценности (хотя бы и подсозна-
тельно), такие, например, как удобства, здоровье, повышение жизненно-
го уровня, личный успех и чувство ответственности перед обществом;

д) медицинская сознательность проявляется реальной оценкой бо-
лезни и соответственной оценкой собственной ситуации. Основы такой
оценки создаются уже в детстве. Родители и взрослые люди вообще мо-
гут своими высказываниями о болезни, врачах, медицине и лечении вос-
питать в ребенке различные проблематические точки зрения в этих на-
правлениях (см. главу об источниках состояний тоски и страха). Другим
источником взглядов и отношений, касающихся болезни, лечения и ме-
дицинских работников, является собственный опыт ребенка: отрица-
тельные переживания вызывает страх и неуверенность в будущих ситу-
ациях; наоборот, преувеличенные выгоды от болезни могут вести
к углублению ощущения болезни и к тенденции заболеть снова (так на-
зываемый уход в болезнь). Так бывает, например, когда мать ухаживая
за своим заболевшим ребенком, сверх меры балует его, несоразмерно
продлевает период пребывания его в постели и период отсутствия
в школе.

Этот личный опыт, однако, имеет значение и у взрослых людей,
у которых очень многое основывается на том, как реагировали на их бо-
лезнь ближайшие родственники и окружающая рабочая среда. Напри-
мер, если в прошлом жена во время болезни мужа была раздражена,
упрекала его в болезни, то в последующем на свое заболевание он будет
реагировать с опаской и неуверенностью, следовательно, совсем по-дру-
гому, чем в том случае, если бы жена была ему опорой.

Другим источником медицинской сознательности является санитар-
ное просвещение населения, предоставляющее информацию и советы,
касающиеся здоровья и болезней. На медицинскую сознательность ока-
зывает также влияние популяризация медицины, целью которой являет-
ся ознакомление общества с новейшими данными и пробуждение инте-
реса к актуальным проблемам медицины. При массовом распростране-
нии различных сведений и теорий они по своему содержанию и форме не
всегда доступны всем, кому они предназначены. Общественность иногда
понимает их искаженно или преувеличенно оптимистически (необосно-
ванная, вера в новые методы лечения, например, рака, в эффективность
лечения, вызывающего омоложение), или пессимистически (это относит-
ся к описательным и объективистским, для широкой общественности не-
померно трудным для понимания рассуждениям о причинах заболева-
ния, о патогенетических теориях, о травмирующих психику описаниях
патологоанатомических изменений, например, при инфаркте миокарда).

206

4. Социальное положение больного.

Для большинства заболевавших болезнь означает социальные невы-
годы и экономические потери, поэтому они стараются как можно бы-
стрее выздороветь. Но иногда, как уже было о том упомянуто, болезнь,
или, выражаясь более точно, нетрудоспособность, вытекающая из нее,
может стать источником выгод. Например, больной, имея листок нетру-
доспособности, занимается ремонтом квартиры, дома;-женщина с ма-
леньким ребенком, аггравируя, может получить пенсию и остаться с ре-
бенком дома. Оценка больных в этом отношении, нелегка; она требует
знания ситуации, в которой живет больной, и психологических знаний
и способностей от врача. Большую помощь в этом может оказать врачу
опытная социальная сестра, которая проведет обследование среды и си-
туации больного.

В связи с социальным положением больного иногда возникает про-
блема VIP (very important person), т. е. проблема оказания медицинской
помощи лицам с выдающимся общественным положением (ответствен-
ным работникам). Оказание помощи этим лицам ставит врача в труд-
ную психологическую и психотерапевтическую ситуацию. В положение
больного такого типа попадает также лицо, само по себе не имеющее
важного общественного положения, но имеющее влиятельных родствен-
ников, друзей или знакомых, которые разговаривают с врачом и персо-
налом в его интересах. Некоторые VIP являются такими людьми, кото-
рые лобились высокого положения упорными усилиями, начиная с ма-
лою преодолевая большие препятствия, но которые не чувствуют себя
уверенными в новой позиции, сомневаются в своем значении, недовер-
чивы и опасаются, что их не признают и при лечении ими пренебрегают.
Свое недоверие они проявляют или намеками, или открыто и пытаются
удостовериться в своей значительности тем, что предъявляют к врачу
и к обследованию непомерные требования. Например, они требуют бы-
строй постановки диагноза и быстрого результата лечения, предъявля-
ют большие требования к рабочему времени врача, которое он должен
уделять им, требуют и ждут более качественного лечения чем то, кото-
рое   предоставляется   другим   больным,   требуют   более   выгодного
устройства при госпитализации, например, в одноместной палате, тре-
буют или ждут для себя исключений из распорядка дня: прогулки в не-
обычное время, курение в палате, свободный доступ к нему посетителей
и т. п. Если эти требования не исполняются, то они пытаются добиться
своего, апеллируя к вышестоящим лицам, например, к директору боль-
ницы. В США, где работа больницы часто зависит от личного благо-
склонного отношения влиятельных особ, например, сенаторов, проявля-
ющегося в виде больших или меньших финансовых дотаций, неудовле-
творение претензий таких особ может означать ухудшение экономиче-
ской ситуации лечебного учреждения.

В наших условиях имела и имеет проблема «ответственных» боль-
ных некоторые черты общие с уже описанными, но также и свои специ-
фические черты.

207

Отношение больного ответственного работника к медицинским ра-
ботникам и к медицинскому учреждению может иметь и определенные
положительные элементы. Такой больной, узнав на собственном опыте
некоторые до сих пор забываемое и недостаточно оснащенное меди-
цинское оборудование, может использовать после окончания лечения
свое личное влияние в интересах улучшения условий в больнице. Вмеша-
тельства такого рода нередко бывают более эффективными, чем повтор-
ное, многолетнее и тщательно административное планирование, в кото-
ром и неотложные требования иногда утрачивают свое значение в беско-
нечной «очередности задач».

Опыт с VIP привел Вайнтрауба к рекомендации некоторых устано-
вок при общении с такими больными:

а) к больному нужно относится внимательно, с уважением, сразу
сделать ему некоторые незначительные уступки (прогулки, доступ посе-
тителей, свободное пользование телефоном);

б) руководитель медицинского учреждения должен установить пря-
мой контакт с теми, кто проявляет нажим в интересах больного и тем
самым создать условия для того, чтобы медицинский персонал мог ра-
ботать спокойно и без опасений. Интерес, проявленный больницей
к больному и к взглядам влиятельных родственников и друзей, снизит
у последних чувство вины и опасения, что сделает родственников более
снисходительными к преувеличенным претензиям больного;

в) при подготовке к приему такого больного необходимо ознако-
мить с ситуацией медицинский персонал, а при необходимости и других
больных, с которыми будет VIP находится в контакте. Исключения, ко-
торые сделаны для больного, следует объяснить главным образом тре-
бованиями состояния здоровья и лечения больного. Тем самым можно
избежать нежелания сестер и вспомогательного персонала пойти на-
встречу требованиям больного;

г) руководитель медицинского учреждения регулярно и спонтанно
информирует свое началство о состоянии больного и о ходе лечения,
имея в своем распоряжении последние точные данные.

Врач как больной

Сложность вопроса медицинской сознательности можно продемонстри-
ровать на том, как переносят свою собственную болезнь врачи. Знания
о болезнях, с одной стороны, могут быть защитой от извращенного
взгляда на болезнь и могут помогать при индивидуальной профилактике
заболеваний. Но, с другой стороны, знание всевозможных осложнений
лечения, возможностей неблагоприятного течения болезни могут беспо-
коить врача гораздо сильнее, чем неспециалиста, который не имеет
о них ни малейшего представления. Теоретически состояние здоровья
врачей и медицинских заботников должно было быть лучшим, чем
у остального населения. Но практически, по данным различных исследо-
ваний, ситуация является противоположной. Как правило, врачи недо-
оценивают начальные признаки заболевания. Жена врача-писателя сооб-
щила: «Чехов не любил лечиться. Необходимо было прибегать к разным

208

уловкам, чтобы он дал себя обследовать». В течение 4 лет А. П. Чехов
страдал упорным кашлем, на который обратил внимание лишь тогда,
когда выкашлял с мокротой небольшое количество крови, в чем, как он
сам выразился, «он увидел нечто зловещее». Его «оптимистическая ло-
гика», однако, подсказывала ему, что речь идет не о туберкулезе, по-
скольку «если бы выделение крови с мокротой при кашле было бы ту-
беркулезной этиологии, то меня уже давно не было бы в живых». Вместо
обследования и лечения он предпринял утомительное путешествие на
Сахалин; в возрасте 44 лет он умер.

По данным американских авторов, врачи, заболевшие раком, дела-
ют первое обследование явно гораздо позже, чем другие больные.

Но врач ответственен за свое здоровье не только перед собой, но
и перед обществом и в первую очередь перед теми, которые нуждаются
в его помощи. Как правило, врачи переносят на ногах ангину, грипп, вы-
ходят недолеченными на работу, лечатся симптоматически. Какими бы
уважительными ни были причины такого поведения врача, как напри-
мер, ответственность за больных, которых он не хочет надолго оста-
влять, результаты его всегда бывают вредны как для врача, так и для его
больных. Эту сторону проблемы В. И. Ленин выразил следующими сло-
вами: «Здоровье человека является не личной а общественной ценно-
стью».

После периода недооценки начальных проявлений заболевания, по-
зднее, когда врач бывает вынужден заниматься серьезно своей болезнью,
обследоваться и лечиться появляется другая крайность: переоценивание
серьезности признаков и пессимистический взгляд на заболевание и его
прогноз. В тот период, когда врач не занят оказанием помощи другим,
он может интенсивно переживать свою болезнь и рассуждать о диффе-
ренциальном диагнозе и прогнозе вплоть до самых неблагоприятных
последствий, может предполагать серьезный инфаркт, эндокардит, зло-
качественное новообразование, _цирроз печени. Это, однако, не следует
понимать слишком абсолютно: некоторые врачи переносят свою бо-
лезнь в состоянии психического равновесия и используют ее для самона-
блюдения, как, например, К. М. Быков.

Сложная субъективная позиция врача обусловлена еще и тем, что
врач знает ограниченные возможности современной медицины и не мо-
жет иметь в себе ту меру надежды, которую имеет больной-неспеци-
алист, нередко полагающий, что медицина располагает лекарствами от
всех болезней. Такая точка зрения Общественности наиболее полно про-
явится в виде общего удивления при известии о том, что какой-то врач
умер, несмотря на всевозможную специализированную помощь, от тя-
желой болезни в молодом возрасте.

Далее субъективная позиция врача затруднена еще и тем, что как
врач он был вынужден не говорить больным правду о серьезной болезни
и теперь предполагает, что его коллеги тоже скрывают от него правду
о действительном состоянии его здоровья. Речь идет о психической про-
екции, т. е. о непроизвольном предположении собственной мотивации
и отношения у других.

209

Больной врач очень часто склоняется к несовершенной аутодиагно-
стике и аутотерапии и не придерживается основного принципа, который
весьма практически выразил Н. А. Белоногов: «Так же как никто не мо-
жет быть судьей при собственном судебном процессе, так же никто не
может быть и своим собственным врачом».

Но и забота о больном коллеге зачастую не достигает требуемого
уровня. Не является исключением «диагноз на ходу», который один
врач поставит другому в коридоре больницы; часто бывает так, что
больного медицинского работника вначале лечат, а потом обследуют.
Для обеспечения и лечения больного врача полезно придерживаться
определенных 'правил:

1. Следует поступать, исходя из таких же критериев, как и у других
больных. Обследование и лечение проводить по заведенному порядку.
Нарушение этого «стереотипа», например, пренебрежение исследовани-
ем мочи и другими «банальными» методами, может привести к упуще-
нию серьезных данных.

2. Замечания и предложения больного врача расценивать как суб^ек-
тивные высказывания, а не как настоящее врачебное сотрудничество
и помощь. (Поэтому мы не разрешаем больному врачу изменить наш
план лечения, если считаем его обоснованным и оправданным.)

Необходимо считаться с тем, что больной врач будет стремитьсЦ
создавать видимость рациональности и обосновывать «разумно и как
специалист» свои предложения и пожелания, которые на самом деле
имеют эмоциональный характер. (Он боится, например, какого-нибудь
вспомогательного исследования и старается с помощью специальных»
аргументов избежать его или отдалить).

3. Врач, проводящий обследование и лечение, должен пользоваться
полным доверием больного врача. Поэтому лучше, если он не намного
моложе и более опытный. Необходимо считаться с человеческой сторо-
ной заботы о больном враче, проявляющейся в том, чтобы врач, произ-
водящий обследование, был того же пола, что и больной, особенно, если
дело касается какого-нибудь особенного метода исследования (гинеко-
логическое, урологическое, некоторые виды хирургического исследова-
ния, например, ректоскопия). Традиция скорее облегчает ситуацию жен-
щине-врачу, подвергающейся, например, гинекологическому исследова-
нию, производимому врачом-мужчиной; наоборот, большее смущение
испытывает врач-мужчина при урологическом исследовании, проводи-
мом врачом-женщиной.

5. Отношение больного к болезни

Это отношение отчетливо характеризует В. Вондрачек с точки зрения
того, какую цену имеет болезнь для больного; большей частью она бы-
вает отрицательной, но иногда и положительной, будь то сознательно
или подсознательно. Важно, чтобы врач знал о таком отношении паци-

210

ента к болезни и избирал соответствующий психологический подход
к больному и тем самым предупреждал возможность ятрогении.
Отношение к болезни может быть следующим:

а) нормальным, т. е. соответствующим состоянию больного или то-
му, что было сообщено ему о заболевании;

б) пренебрежительным, когда больной недооценивает серьезность
заболевания, не лечится и не бережет себя, в отношении прогноза болез-
ни проявляет необоснованный оптимизм;

в) отрицающим, когда больной «не обращает внимания на бо-
лезнь», не обращается к врачу, отгоняет от себя мысли о болезни и рас-
суждения о ней. Сюда относится диссимуляция;

г) нозофобным, когда больной несоразмерно боится болезни, по-
вторно обследуется, меняет врачей. Он в большой или меньшей степени
понимает, что его опасения преувеличены, но не может бороться с ними;

д) гипохондрическим, когда больной догадывается или убежден
в том, что он страдает тяжелым заболеванием или когда он переоцени-
вает серьезность менее тяжелой болезни. Нозофобия и гипохондрия ка-
саются опасений и убеждений в заболевании сердечным инфарктом, зло-
качественными процессами, опухолями мозга и другими тяжелыми за-
болеваниями. О своих гипохондрических опасениях больной иногда не
говорит, так как боится быть смешным или боится услышать подтверж-
дение диагноза тяжелого заболевания, например, рака;

е) нозофильным, связанным с определенным успокоением и прият-
ными ощущениями при болезни. Оно вытекает из того факта, что боль-
ной должен выполнять свои обязанности: дети могут играть и мечтать,
взрослые - читать или заниматься каким-нибудь любимым делом. Се-
мья внимательна к больному и больше заботится о нем;

ж) утилитарным, что является высшим проявлением нозофильной
реакции. Оно может иметь тройную мотивировку;

аа) получение сочувствия, внимания и лучшего обследования;

бб) выход из неприятной ситуации, как, например, заключение, во-
енная служба, ненавистная работа, обязанность платить алименты;

вв) получение материальных выгод - пенсия, отпуск, свободное вре-
мя, которое можно выгодно использовать и экономически.

Утилитарная реакция может быть более или менее сознательной;
она может основываться на нетяжелом или на серьезном заболевании,
а иногда может наблюдаться и у здорового человека.

С этой точки зрения мы различаем следующие типы реакций:

Аггравация - преувеличение признаков заболевания и субъектив-
ных жалоб. Такое преувеличение может быть полностью сознательным,
но иногда скорее обусловлено эмоциональными мотивами более глубо-
кого происхождения, например, страхом, недоверием, чувством одино-
чества, безнадежности, ощущением, что врач ему не верит. Переходы от
сознательной к менее сознательной аггравации бывают довольно неза-
метными, а иногда даже трудно уловимыми. Примеры аггравации были
приведены также в главе об аутопластической картине болезни. Напри-

211

мер, больной, у которого были обнаружены небольшие артротические
изменения в пояснично-крестцовом отделе позвоночника, при приеме
Лассега преувеличивает болевую реакцию. Невротик с прерывистым
сном утверждает, что он вообще не спит. Мотивация аггравации может
быть преимущественно внешней, «объективной» или преимущественно
внутренней, субъективной. Пример внешней мотивации: больной хочет
отремонтировать свой дом, но ему жалко использовать для этого регу-
лярный отпуск, и поэтому он стремится получить листок нетрудоспо-
собности. В связи с этим он преувеличивает свои жалобы на старые хро-
нические ишиалгические признаки, имеющиеся у него в течение многих
лет вследствие выбухания межпозвоночного хрящевого диска, утверж-
дая, что в последнее время боли стали непереносимыми. Пример вну-
тренней мотивации: больной живет одиноко, страдает мигренью, от
врача он ожидал большего участия, хотел бы более часто жаловаться
врачу и поэтому преувеличивает свои жалобы, чтобы добиться этого.
Аггравацию и симуляцию можно установить путем сравнения объ-
ективных данных и субъективных жалоб и наблюдением за поведением
больного в ситуации, когда тот думает, что его поведение не расценива-
ется с медицинской точки зрения. Противоречия часто выявляются
лишь при повторном обследовании.

Симуляция - это притворство, при помощи которого стремятся
создать впечатление о наличии болезни и ее признаков. Она встречается
реже, чем аггравация. Как правило, к ней прибегают очень примитивные
лица, у которых ее можно открыть относительно легко, или, наоборот,
очень опытные и пронырливые и безответственые лица. Большой риск
для симулянта представляет то обстоятельство, что он стремится
к определенной выгоде, причем эта цель рано или поздно бывает обна-
ружена. Если он достигает своей цели, например, получает пенсию, су-
лящую ему обеспеченную жизнь с возможностью побочного заработкг
то это обстоятельство нельзя надолго утаить перед окружающими и пе-
ресмотр дела положит симуляции конец. Не следует торопиться с за-
ключением о симуляции до тех пор, пока врач окончательно не убедится
в правоте своих подозрений. Менее опытный врач всегда в таком случае
должен посоветоваться с более опытным коллегой. Особенно важно обо-
сновать и доказать симуляцию, когда о ней дают письменное заключе-
ние. В медицинском заключении более целесообразно слово «симуля-
ция» заменить формулировкой «сознательная продукция симптомов»
или «попытка сознательного изображения болезни».

Если мы уже сделали это обоснованное заключение, то без промед-
ления стремимся направить симулянта на правильный путь и дать ему
возможность мирного отступления, например, видимостью непродол-
жительного лечения, в процессе которого подчеркиваем важность его со-
трудничества и желания избавиться от болезни. Этот способ для симу-
лянта бывает более легким, чем открытое прекращение симуляции.

Приводим пример.

52-летний кондуктор трамвая поступил в психиатрическую клинику для

212

проведения трудовой экспертизы с жалобами на внезапную потерю па-
мяти, неспособность считать, читать и писать. Больной был подробно
обследован психиатрически и психологически; поведение пациента
и причудливые результаты исследования свидетельствовали о симуля-
ции. Пациенту было сообщено, что его состояние является временным,
рекомендовал ему и в дальнейшем «упражнять» память, счет, чтение
и писание. Было подчеркнуто, что таким образом пациент сам в значи-
тельной степени будет способствовать улучшению состояния своего здо-
ровья и что его состояние ни в коем случае не является поводом «для пе-
ревода на пенсию». Пациент согласился с таким заключением, его состо-
яние день ото дня стало улучшаться и, наконец, он был выписан в нор-
мальном состоянии. Позднее его видели в трамвае, где он оживленно
продавал билеты и шутил с пассажирами.

Лишь в тех случаях, где такой непрямой метод не дает успеха, мы
вполне открыто беседуем с симулянтом, вначале без свидетелей, и на-
стойчиво объясняем ему все общественные невыгоды, которые принесло
бы ему врачебное свидетельство о симуляции, и положительные сторо-
ны при прекращении симулирования. В большинстве случаев один из
этих методов оказывается успешным.

Более сложной бывает ситуация, когда письменное заключение о си-
муляции от специалиста получит участковый или заводской врач, кото-
рый бывает вынужден признать такого пациента трудоспособным. Си-
мулирующий считает свою позицию более прочной, чем в том случае,
если бы он прямо говорил с тем, кто обнаружил симуляцию; переговоры
затягиваются и дело обычно возвращается туда, откуда оно было при-
слано и где появилось заключение о симуляции, и при обстоятельствах
менее выгодных для врача, если симулирующий или аггравант более
основательно продумал свою тактику.

В клиническом"! психиатрии при подозрении на симуляцию особое
внимание следует уделять дифференциальному диагнозу в отношении
некоторых органических церебропатий, особенно с так называемым
фронтальным синдромом, некоторые признаки которого (странные, не-
лепые ответы) создают впечатление симуляции. Иногда такие больные,
например, на основании отрицательных данных соматического исследо-
вания, и опытными специалистами расцениваются как симулянты.

Диссимуляция - это скрывание болезни и ее признаков. Часто
встречается в психиатрии при психозах. В других специальностях она
встречается главным образом при таких заболеваниях, результатом ко-
торых являются некоторые объективные или субъективные невыгоды
для больного, например, при туберкулезе - это длительное пребывание
в санатории, при сифилисе - извещение о заболевании, выявление очага
инфекции, в хирургии - возможность операции.

Чем в большей степени удается избавить больного от страха перед
обследованием, лечением и последствиями болезни, тем успешнее удает-
ся предупредить диссимуляцию.

213

б. Психосоматические отношения

Изучение связей между психическими процессами как функциями нерв-
ной системы и состояниями организма имеет для теории и практики ме-
дицины решающее значение. Несмотря на то, что в этой области было
получено большое количество отдельных наблюдений и эксперимен-
тальных результатов, до сих пор не была создана целесообразная и все-
ми признанная теория. Это объясняется большой сложностью, изменчи-
востью и трудным пониманием процессов, происходящих в этой обла-
сти, а также и методической сложностью их исследования.

А. Психосоматические отношения в пределах нормы дав-
но известны и доступны каждому, по собственному опыту
и по опыту окружающих. Мы можем различать два направления
этих отношений:

1. Психосоматический процесс (Р — S).

Его исходным пунктом является определенное психическое состо-
яние или смена состояний, которые вызывают физиологическую реак-
цию организма. Наиболее выраженной эта реакция бывает при эмоцио-
нальных отклонениях и аффектах, например, при радости, гневе, страхе.
Некоторые авторы в этой связи говорят о «речи органов».

ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ СХЕМА ПРИСТУПА ГРУДНОЙ ЖАБЫ

УСИЛЕННАЯ

СЕРДЕЧНАЯ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

КОРОНАРНАЯ
НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Рис. 36 Патофизиологическая схема груд-
ной жабы.

214

В обычной разговорной речи это встречается в ряде словесных обо-
ротов: «это хватает за сердце», «это разрывает сердце», «упал камень
с сердца», «сжалось сердце», «сердце в горле», «что у тебя на сердце»,
«у него нет сердца», «от этого болит сердце», «у него разрывается серд-
це», «доброе, мягкое, широкое сердце», сердечность, сердечный, «раз-
рывающий сердце».

«Посинел от злости. Побледнел от ужаса. Покраснел от гнева. В нем
не было ни кровинки. Покраснела от стыда. Вспыхнула от радости. За-
таил дыхание. Хватал воздух ртом. У него потекли слюнки. От бла-
женства пускал слюни. Не мог это проглотить. От этого переворачивает-
ся у него желудок. От этого мне дурно. Это лежит у меня камнем в же-
лудке. Я отравлен». (В экзистенционалистической философии и литера-
туре мы встречаемся с тошнотой как с одним из основных жизненных
ощущений - см. например, роман Ж. П. Сартра «Тошнота» - La nausfe).
Беспомощно захрипел. От ужаса у него волосы встали дыбом на голове.
Я от тебя поседею. От ужаса у него побелели волосы. Она дрожала от
страха. Он оцепенел от ужаса. У него задрожали колени. Человек без по-
звоночника. Он все время горбится. Он облился холодным потом».

Был проведен ряд экспериментов, выявляющих тематическую реак-
цию на психические эмоциональные процессы. Голлман «обвинил»
группу здоровых студентов медицинского факультета в недобросовест-
ном отношении к учебе. У тех, которые реагировали сожалением, возму-
щением или гневом он определял учащение пульса, повышение кровяно-
го давления, минутного объема крови. Пфейффер и Вольфф наблюдали
повышение кровяного давления у группы здоровых лиц во время дискус-
сии об их эмоциональных проблемах. Срп и Коминек лично отметили
статистически достоверное учащение пульса в результате применения
разных психотравматических раздражителей в области стоматологии,
которыми действовали на детей, взрослых лиц и на стоматологов. Раз-
дражители были следующие: показ шприца для инъекций, щипцов для
удаления зубов, подготовка к манипуляции, укол при введении анестези-
рующего раствора. Другие авторы находили повышение уровня холе-
стерина у студентов во время экзаменов; Фридманн и Розенман опреде-
ляли то же самое у счетных работников в период усиленной работы.

Однако имеются психосоматические реакции, не содержащие выра-
жение эмоционального компонента. Например, вид лимона, т. е. прямой
раздражитель, действующий на орган чувств, вызывает слюноотделе-
ние. Но слюноотделение наблюдается также при одном лишь предста-
влении о лимоне. Оба эти процесса - если выражаться терминами из об-
ласти высшей нервной деятельности - происходят в функциональных
структурах первой сигнальной системы. Но исходным пунктом может
быть и действие через вторую сигнальную систему - словесное описание
лимона, вторично вызывающее представление о нем. Это, наверное,
наиболее простая и технически наиболее доступная демонстрация воз-
никновения простой, эмоционально индифферентной психосоматиче-

215

ской реакции. Мы в этом убеждаемся постоянно, когда при помощи сло-
весного описания вызываем представление о лимоне у студентов на лек-
циях по медицинской психологии. Результат - т. е. слюноотделение -
бывает положительным у 95 % и даже 100 % участников.

Банальную форму такого опыта провели многие малолетние зло-
умышленники так, что во время концерта духового оркестра прогулива-
лись перед музыкантами с хорошо видными лимонами в руках до тех
пор, пока не заставляли музыкантов прервать концерт и вылить накоп-
ленную слюну из своих инструментов.

В приведенных примерах мы имеем дело с результатом условности:
прямые раздражители, воображение и словесное описание вызывают со-
ответствующие условные рефлексы.

Физиологические реакции психических процессов могут происхо-
дить в разных областях и системах организма:

а) сердечно-сосудистые изменения: учащение сердцебиения, измене-
ние кровяного давления, главным образом, повышение его, сужение или
расширение сосудов, видимым результатом которого является поблед-
нение или покраснение кожи.

Методически, кроме обычного изменения пульса и кровяного давле-
ния, применяют плетизмографию для регистрации изменения крово-
снабжения;

б) изменения дыхания: задержка, замедление или учащение дыха-
ния, методически отмечаемые на пневмографе;

в) реакции пищеварительного тракта: усиленная моторика желудка,
склонность к рвоте, повышенная перистальтика кишечника с ускорен-
ным передвижением содержимого и возможной склонностью к поносам;
замедленная моторика с угнетением желудочно-кишечной активности
и с запором. Повышенная секреция слюны или, наоборот, пониженное
слюноотделение с ощущением сухости во рту.

Методически наблюдать эти реакции гораздо труднее, чем сердеч-
но-сосудистые реакции. Наиболее доступным является исследование
слюноотделения, которое использовал И. П. Павлов при изучении зако-
номерностей высшей нервной деятельности. Но при возникновении слю-
ноотделения, как об этом уже упоминалось, относительно мало участву-
ет эмоциональный компонент, который значительно больше выражен
при возникновении желудочных реакций, как это подчеркивает Баркли:
желудок является одним из наиболее чувствительных органов тела и ре-
агирует почти на все эмоции;

г) сексуальные реакции. Готовность к ее возникновению зависит от
развития и состояния гормональной готовности, однако психические
процессы при этом играют роль важного пускового механизма. При ви-
де сексуального партнера или возможного сексуального объекта, или
при физическом контакте с ним происходит эрекция полового члена, на-
бухание клитора и секреция в генитальной области наряду с другими
нейровегетативными сопутствующими явлениями, такими, как измене-

216

ние дыхания, кровообращения и состояния мускулатуры. При более
сильном сексуальном тонусе для возникновения этих реакций достаточ-
но одного лишь воображения сексуального партнера или сексуального
действия.

В методическом отношении был накоплен опыт фалографа, при по-
мощи которого регистрируются изменения эрекции полового члена.
Этот метод можно использовать для дифференциальной диагностики
при определении гомосексуализма: исследуемым показывают картины,
изображающие гомосексуальные действия, при виде которых лица,
страдающие гомосексуализмом, реагируют эрекцией полового члена,
что можно зарегистрировать на указанном аппарате.

д) мышечные реакции непроизвольного характера, как, например,
дрожание, которое можно изображать графически, или изменения мы-
шечного напряжения, которое наблюдается при помощи электромиогра-
фии.

Описана связь между психической энергией и мускулатурой языка,
а также жевательной мускулатурой (Балтерс). Чем более выражено вну-
треннее давление и интенсивность переживаний, тем больше развита же-
вательная мускулатура и мускулатура языка. (Этому соответствует за-
мечание об «американском подбородке» у энергичных и предприимчи-
вых американцев.) Например, при повышенном психическом тонусе си-
ла мышц языка возрастатет от 5 до 8 кг. Наоборот, чем человек менее
решительный, чем больше он колеблется, тем меньше становится сила
мышц языка, она снижается (с 5 до 2,6 кг) вплоть до силы, присущей ре-
бенку или больному и при этом увеличивается несоответствие между ря-
дами зубов верхней и нижней челюстей. Нерешительность и сознание
собственной слабости приводят к исчезновению альвеолярный выступов
и к миграции зубов.

е) потливость в особенности ладоней, является общеизвестной реак-
цией при эмоциональных отклонениях. Она играет существенную роль
в кожно-гальванической реакции, регистрируемой психогальваноме-
тром.

2. Соматопсихические процессы (S -*• Р). Их исходным пунктом
является определенное сотояние организма, вызывающее психическую
реакцию. Примером может служить чувство голода, приводящее к ощу-
щению недовольства, напряжения, утомления, но также к физической ак-
тивности, направленной на устранение этого состояния, т. е. насыще-
нию. Физиологически речь идет о влиянии гипогликемии на клетки цен-
тральной нервной системы. Другим примером может служить чувство
жажды.

Различие психосоматических и соматопсихических процессов в из-
вестной мере является искусственным. Оба эти процесса происходят во
взаимной связи, очень часто в форме обратной связи. Например, чувство
голода вызывает деятельность, результатом которой является насыще-
ние и возобновление внутреннего физиологического равновесия - речь
идет о негативной обратной связи. Однако иногда процесс происходит
уже на границе с патологией или прямо в области патологии: например,

217

ощущение страха вызывает учащение сердцебиения, что в свою очередь
наводит на мысли о поражениях сердца, способствует увеличению стра-
ха и дальнейшему усилению неприятных ощущений в области сердца -
речь идет о позитивной обратной связи.

Характер психосоматической реактивности, по всей вероятности,
в значительной степени индивидуально обусловлен. Некоторые лица
при эмоциональной нагрузке реагируют чаще сердечно-сосудистыми
явлениями в виде тахикардии, ощущения сжатия в области сердца
и т. п., другие - реакциями пищеварительного тракта, потливостью или
мышечными реакциями, например, дрожью и т. п. Эта индивидуальная
реактивность, однако, не является неизменной и постоянной во всех си-
туациях и во'всех периодах жизни; лица, реагировавшие на волнение
в детском возрасте в виде поноса, могут во взрослом состоянии при тех
же психических воздействиях давать сердечно-сосудистые реакции. Во-
просы индивидуального характера этих реакций до сих пор полностью
не выяснены.

Психосоматические взаимоотношения • патологии

Психосоматозы (психически обусловленные соматические нарушения)
представляют собой такие физические заболевания или нарушения, в па-
тогенезе которых роль играют психические факторы (конфликты, напря-
женность, недовольство, душевные страдания). В общем предполагают,
что механизм возникновения психосоматозов следующий: психический
стрессовый фактор вызывает аффективное напряжение. Аффект рассма-
тривают как мост между психической и соматической областями. При
подавлении аффекта, когда моторные и вегетативные проявления блоки-
рованы, активируется нейроэндокринная система и происходят измене-
ния в сосудистой системе и во внутренних органах. Сначала эти измене-
ния носят функциональный обратимый характер, однако при продолжи-
тельности и частом их повторении они могут стать органическими, не-
обратимыми. Наряду с этой общей схемой, однако существует целый
ряд различных направлений и мнений. Поэтому настоящая глава может
иметь только иллюстративное значение и подробности следует искать
в соответствующей литературе.

Эта проблематика относится уже к самому значению стрессовых си-
туаций. Г. Селье (Н. Selye), автор теории стресса, следующими словами
характеризует диалектику стресса:

«Цель фактически не в том, чтобы избежать стресса. Стресс являет-
ся составной частью самой жизни. Это естественный побочный продукт
любой нашей деятельности; избегать стресса было (jtr так же неправиль-
но^ как отказываться от еды, от физических движений или любви. Для
того, чтобы наиболее полно проявить себя, необходимо сначала опреде-
лить свой оптимальный стрессовый уровень, и в соответствии с этим ис-
пользовать свою адаптационную энергию в той мере и в том направле-
нии, которое наилучшим образом соответствует прирожденному

218

устройству мысли и тела. Исследование стресса показало, что полный
отдых не оказывает хорощего действия на организм и на отдельные ор-
ганы. Стресс в умеренных дозах необходим для жизни. Кроме того, вы-
нужденное бездействие может вызывать больше стресса, чем нормаль-
ная деятельность.

Вредные психические факторы встречаются во всей широкой соци-
ально-психологической области современной цивилизации. Отсюда на-
звание «болезни цивилизации», часть которых относится к психосома-
тозам.

Психоаналитическое психосоматическое направление, как правило,
применяет психологический анализ личности и ее травматических и не-
гативных переживаний с особым акцентом на детский возраст. Ф. Але-
ксандер придерживается того мнения, что специфические эмоциональ-
ные конфликты и фрустрации ведут к специфическим соматическим сим-
птомам и к определенным заболеваниям. В качестве примера можно
провести одно из его объяснений образования язвы желудка: неудовле-
творение желания быть любимым превращается в желание быть накорм-
ленным - поэтому желудок реагирует как перед кормлением: гиперсе-
крецией и гипермоторикой, что, собственно и является условием для
развития очага поражения. Ф. Данбар и другие, в отличие от Ф. Алексан-
дера делают ударение на профиль личности, склонной к определенному
психосоматическому заболеванию, и говорят о «язвенной», «гипертони-
ческой» и даже «карциноматозной» личности. Некоторые авторы сооб-
щают, что они способны даже по профилю личности надежно предска-
зать вероятность развития соответствующего заболевания в будущем.
Эти взгляды принимают с определенными оговорками, хотя им нельзя
отказать в занимательности. В последнее время сторонники психоанали-
тического психосоматического направления все больше сближаются
с внутренней медициной и патофизиологией, учитывают мультифактор-
ную обусловленность возникновения психосоматических нарушений,
принимают во внимание генетические, гормональные и другие факторы
и пересматривают некоторые первоначальные экстренные концепции,
которых раньше придерживался, например, Ф. Александер.

Кортиковисцеральное направление (Быков, Курцин, Ланг) более
монолитно, чем психоаналитические направления, использует экспери-
менты, результаты формулирует, применяя нейрофизиологическую тер-
минологию; оно более критично в отношении генерализации данных.
Но оно не проникает в область интерперсональных отношений, соци-
альных факторов и эмоциональных переживаний. Некоторые привер-
женцы этого направления, критикуя психосоматические взгляды, выска-
зывают требование, чтобы и в области человеческих взаимоотношений,
конфликтов последовательно применялись нейрофизиологические поня-
тия. Но такое требование встречается с большими трудностями, как тео-
ретическими, так и методическими.

Одним из наиболее дискутируемых вопросов является связь между
характером психического стрессового фактора и поражением определен-
ной органной системы, о чем мы уже упоминали, говоря об индивиду-

219

альности физиологической психосоматической реакции в пределах нор-
мы. Рассуждают о том, не обусловлено ли поражение каким-либо „Locus
minoris resistentiae". Возможности специфического ослабления и образо-
вание такого „locus" можно искать в следующих условиях:

а) наследственное конституциональное предрасположение;

6) конституция, сформированная в пренатальном периоде и в детст-
ве под влиянием психических и соматических факторов;

в) органические поражения в дальнейшей жизни;

г) поражение одного органа, например, инфекции;

д) факт, что один орган в момент стресса был в состоянии актив-
ности;

е) символическое значение органа в индивидуальной психике; на-
пример индивидуальная реакция на ощущение отвращения гипермото-
рикой желудка - символически: «У меня от этого выворачивается желу-
док»;

ж) органная фиксация как следствие заторможенного психического
развития; например, алкоголизм как фиксация на уровне орального удо-
влетворения - в психоаналитическом смысле.

Доказательства теории психосоматических заболеваний

Связь между психическим стрессом и атаками болезни. Ланг приводит
факт увеличения числа больных гипертонией в период блокады Ленин-
града фашистами во время второй мировой войны; среди негров в США
число лиц с гипертонией в 3 раза больше, чем среди.белых; у нас Горват
(Horvuth, 89) обнаружил гипертонию у 11 % в обследованной группе те-
лефонистов.

Более убедительными считают результаты экспериментов, проводи-
мых на животных. При экспериментальных неврозах обезьян часто опре-
деляли гипертонию. Кокая и др. в лаборатории в Сухуми наблюдал ги-
пертонию у самцов обезьян, от которых отсадили самку, ранее живу-
щую с ними, в соседнюю клетку к другому партнеру и таким образом,
чтобы они могли наблюдать за жизнью новой пары. В то время как эти
опыты являются якобы моделью некоторых человеческих эротических
ситуаций, другие эксперименты моделируют рабочие ситуации: речь
идет об опытах Портера и Брэди (Porter, Brady) с „executive monkeys", в
свободном переводе «ответственными обезьянами». Авторы всегда на-
блюдали за двумя обезьянами. В течение 6 ч обезьяны подвергались на-
грузке сложными стереотипами и условными рефлексами. Затем на жи-
вотных действовали еще вредными импульсами - электрическими раз-
рядами. Причем одна из обезьян имела «ответственность», т. е. имела
возможность выключить установку таким образом, чтобы ни она, ни ее
соседка не получили разряда. У «ответственных» обезьян образовыва-
лись поражения желудка и двенадцатиперстной кишки, а их соседи оста-
вались здоровыми. В других экспериментах того же типа Портер описал
также развитие у травматизированных животных коронарного атеро-

220

склероза и коронарной закупорки. Другие авторы наблюдали у живот-
ных с частыми «интеранимальными конфликтами» рвоту (у собак и зо-
лотистых хомячков), адренокортикальное истощение и смерть (у крыс).

Типы психосоматических расстройств (по М. Блейлеру)

1. Психосоматозы в более узком смысле слова, т. е. органические сома-
тические заболевания, в развитии которых большую роль играет психо-
генный компонент. Как правило, сюда относятся гипертоническая бо-
лезнь, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Спор-
ным является включение в их число инфаркта миокарда, мигрени, брон-
хиальной астмы, ревматического артрита, язвенного колита и нейродер-
матита.

Об экстремальных биологических возможностях психогенеза приво-
дятся интересные факты, касающиеся психогенной смерти. При ней
играет роль как отказ от пищи, так и экстремальное раздражение адре-
нокортикальной системы в состоянии ужаса. Моделью такой реакции
является гибель некоторых гиперсенситивных существ, например, рыб
«скаларий» в ответ на резкий импульс - удар о стекло аквариума.

Каннон убежден в существовании „ Voodoo Death " - смерти, обусло-
вленной магическими суггестивными маневрами шамана или влиянием
«табу» племени; он описывает, как человек, на которого шаман наце-
лился костью, завороженно фиксирует ее, протягивает к ней руки, как бы
принимая умертвляющую силу, вливающуюся в него, бледнеет, глаза
его становятся остекляневшими, лицо искривленным, человек пытается
кричать, но крик застревает у него в груди; человек дрожит, падает, не-
которое время лежит в обмороке, затем поднимается, медленно идет
к своей хижине и там через некоторое время умирает.

Женщина из племени Маори съела какие-то плоды; узнав, что эти
плоды были взяты из места, являющегося «табу», она умерла через 18ч.

Берманн принял участие в экспедиции группы ученых на Новую
Гвинею. Экспедицию сопровождал прусский военный врач могучего те-
лосложения. Грузы экспедиции несли молодые туземцы, находящиеся
под тяжелым впечатлением того, что своим уходом из деревни они нару-
шили «табу», за что после возвращения их ожидала смерть. В приступе
ностальгии два из них умерли уже в лагере без признаков органического
заболевания. Когда от страха слег и третий туземец, прусский врач гро-
мовым голосом произнес заклинание, которым якобы «прусские демо-
ны» изгнали демонов домашних. Молодой туземец после этого шока
остался жив.

2. Психосоматические функциональные расстройства иногда, если
они кратковременны и менее выражены, находятся на границе нормы,
но в некоторых случаях их относят к числу невротических заболеваний.
Речь идет о кардиальной функциональной реакции, выраженной потли-
вости, заикании, тике, рвоте, запоре, поносе, энурезе, сексуальных рас-
стройствах.

3. Психосоматические расстройства в более широком, непрямом

221

смысле. Расстройство обусловленно определенным отношением, выте-
кающим из особенностей личности и ее переживаний; это отношение
приводит к такому поведению, результатом которого является наруше-
ние здоровья. Наиболее значительными из этой области являются:

Наклонность к травмам. По Бурешу, обобщившему богатый лите-
ратурный материал более чем 70 авторов, у лиц с повышенной склонно-
стью к травмам, речь идет о свойствах, противоположных тем, которые
в обиходе обозначают как точность и тщательность.

Ожирение. Прием пищи не является только биологическим и физио-
логическим актом. Качество и количество пищи может быть индикато-
ром социальной позиции, престижа; пища играет роль награды; ожире-
ние часто расценивается как знаки солидности и рассудительности.
(Норман Мейлер: «Политики не смеют быть худыми. Худые люди на
ведущих местах не вызывают доверия».) Тенденция к ожирению может
быть защитой против нежелательного супружества, спортивного сопер-
ничества или алиби при неуспехе в социальных отношениях и в жизни.
У ожиревших людей следовало бы рассмотреть вопрос о том, до какой
степени удовлетворены их требования в жизни и исполнены их планы,
например, потребность в самоутверждении, признании, безопасности,
эротическом удовлетворении. Повышеное потребление пищи может
быть заменой, компенсацией недовольства в одной или в большинстве
этих областей, компенсацией довольно надежной, так как в большинстве
случаев она легко доступна. Одна ожиревшая женщина, которую мы об-
следовали, выразилась о такой компенсации короткой, но точной фра-
зой: «Вы удивляетесь, что я так люблю есть? Но разве у меня есть на
свете что-нибудь еще, кроме еды?» Разумеется, что эти компенсации
имеются также и при фактических реактивных психических расстройст-
вах, депрессиях и неврозах.

Третим типом этой группы психосоматических расстройств явля-
ются состояния зависимости от токсических веществ, такие, как табако-
курение, лекарственная зависимость и алкоголизм. В личности и в ней-
ропсихической конструкции, а также в переживаниях и в окружающей
среде лиц, имеющих эти вредные привычки, находятся условия и пред-
посылки для их развития.

Табакокурение вызывает некоторые не слишком серьезные, но не-
приятные локальные заболевания, такие, как катары дыхательных пу-
тей, и способствует развитию рака легких, сосудистых заболеваний. Да-
нек обобщает данные литературы о курении и в этой связи упоминает
о компенсации некоторых неудовлетворенных желаний. В качестве при-
мера он приводит усиленное курение при редукционной диете; далее он
упоминает о курении при недостатке стимулов к жизни (курение от то-
ски). У молодых людей курение часто бывает жестом, которым они пы-
таются подчеркнуть свое равноправие со взрослыми, подстегивает само-
надеянность и провоцирует старшую генерацию без особого риска, что
это проявление кто-нибудь будет пытаться подавить у молодежи.

В основе своей аналогичный, хотя и отличающийся в деталях, быва-
ет психический механизм при других зависимостях от токсических ве-

222

ществ. При злоупотреблении алкоголем большее значение имеет прият-
ное чувство эйфории, устранение преград, сомнений и стыда и прими-
тивное панибратство и солидарность пьяниц, а также бегство от реаль-
ных проблем.

При лекарственной зависимости имеет значение вид принимаемого
лекарства; наиболее частыми приятными симптомами является эйфо-
рия, чувство энергии и оживления, приятное угнетение, связанное с ни
к чему не обязывающим мечтанием. При недостатке и при недоступно-
сти одного токсического вещества такие лица ищут возможности ком-
пенсировать его другим веществом и у некоторых создается круг: алко-
голь - курение - кофе - медикаменты. Например, известны случаи, ко-
гда алкоголики в тюрьме, не имея доступа к алкогольным напиткам,
пытаются доставать какое-нибудь лекарство, которое принимают
в больших количествах. Была описана такая зависимость от антиастма-
тических препаратов, содержащих фенацетин и эфедрин.

Частым психическим сопровождением токсической зависимости
является рационализация: курение «прогоняет сонливость», но также
«помогает уснуть», «избавляет от чувства голода», но также «хорошо
действует на аппетит», алкоголик пьет «для утоления жажды» и пятую
кружку пива; он слышал, что пить - «полезно для почек», что «это реко-
мендуют врачи», что «и врачи пьют», что пьющие и курящие живут до
преклонного возраста, «пил и курил - умер, не пил, не курил - тоже
умер». И лишь меньшее количество лиц, привыкших к некоторым то-
ксическим веществам, выражает свое отношение к ним реально и просто
словами, что прием этих веществ для них приятен, а до остального им
нет никакого дела.

Целью этой главы не является подробный разбор возможностей ле-
чения психосоматических расстройств. Н^вые терапевтические напра-
вления обычно комбинируют индивидуальную и групповую психотера-
пию, действие которой подкрепляют соответствующей организацией ле-
чебной среды, по возможности, применяют трудотерапию, используя
и все возможности и достижения биологии, например, фармакологиче-
ское лечение.

Соматические процессы в области патологии

Соматическое заболевание может оказывать влияние на нервные функ-
ции и на психику в нескольких направлениях:

а) непосредственное действие на нервную систему под влиянием ин-
фекции, лихорадки, метаболических изменений, токсических веществ:

б) рефлекторными реакциями, например, изменением кровообраще-
ния или мышечного тонуса;

в) нарушенным влиянием интероцепции, воспринимаемым цен-
трально в виде ощущения давления, напряжения, боли, жжения и т. п.;

223

г) вторичные расстройства, в первую очередь эмоциональные, уси-
ленные сознанием болезни и ее возможных последствий. Подробнее об
этом см. в главе о субъективном переживании болезни.

Отправной точкой этих явлений оказываются патологические сома-
тические процессы. Их последствием являются психические процессы
отклонения и нарушения этих процессов. При оценке психической реак-
тивности проявляется относительность отличия между нормой и пато-
логией. Например, обычная «простуда», т. е. катар верхних дыхатель-
ных путей, особенно сопровождающийся повышенной температурой,
у большинства лиц вызывает чувство апатии, утомления, головную
боль, раздражительность, затрудняет концентрацию внимания, ухудша-
ет настроение, способствует отсутствию интересов и наводит на мрач-
ные и депрессивные мысли (лишь в виде исключения, чаще у маленьких
детей, вызывает приподнятое и эйфорическое настроение). Хотя эти так
называемые псевдоневротические состояния с точки зрения психической
теории представляют собой собственно умеренное психическое рас-
стройство, их ни больные, ни врачи не считают расстройствами, так как
в смысле распространенности они являются обычными и «нормальны-
ми». Они обращают на себя внимание в тех случаях, если их причины не
выяснены и если они продолжаются длительное время.

Безусловно, патологическими с самого начала считают более глубо-
кие и заметные расстройства, например, слабоумие (состояние дезориен-
тации, спутанности сознания жуткости и растерянности с умеренным
беспокойством), или делириум (соятояние, похожее на слабоумие, но бо-
лее бурное и с более выраженными галлюцинациями). Эти расстройства
относятся уже к психиатрическим заболеваниям.

7. Боль

Боль может иметь положительное и отрицательное значения. В положи-
тельном смысле рассматриваем ее как важный и действенный сигнал
опасности для организма. Поэтому, например, хирурги не снимают боль
при так называемом «остром животе» до тех пор, пока обследование
больного не будет закончено, так как в результате этого изменился бы
характер симптомов и затруднилась бы диагностика. Однако иногда эта
сигнальная функция боли отсутствует. Известны случаи, когда жизнь
больного находится под угрозой при отсутствии какого бы то ни было
чувства боли, например, при прогрессирующем туберкулезе легких. На-
оборот, боль иногда несоразмерно сильнее, чем это соответствует се-
рьезности заболевания, например, зубная боль, боль при небольших ра-
нениях, при некоторых коликах и т. п.

Боль обычно воспринимается как отрицательное явление, но иногда
ее восприятие является обоюдным, в крайних случаях даже положитель-
ным, так что с субъективной точки зрения трудно говорить о боли. Для
этого существуют и экспериментальные доказательства. В лаборатории
И. П. Павлова удалось выработать условные пищевые рефлексы при по-

224

мощи электрического раздражения, которое первоначально вызывало
отрицательную защитную реакцию. Постепенно в процессе выработки
условного рефлекса этот отрицательный компонент реакции исчез, соба-
ки стали более спокойными и, наконец, виляли хвостом и выделяли слю-
ну. Американские исследования выявили, что некоторые солдаты США
во время второй мировой войны с удовольствием и без адекватных боле-
вых реакций получали даже серьезные ранения, так как для них это озна-
чало эвакуацию с фронта и временное или окончательное прекращение
опасности. Из друх подравшихся мальчиков, как правило, лучше перено-
сит боль тот, кто победил. Примером положительного восприятия им-
пульсов, обычно вызывающих боль, является мазохизм, при котором
боль воспринимается как форма сексуального наслаждения. Примером
тренировки восприятия болевых импульсов может служить бокс.

Большое значение для перенесения боли имеет традиция и воспита-
ние. Говорят о психогенном компоненте боли или прямо о боли психо-
генного происхождения. Сюда относятся традиционные родовые боли,
которые удается ослабить или совсем устранить психопрофилактиче-
ской подготовкой родов. С другой стороны, известны отдельные племе-
на в малоразвитом обществе, где родовые боли, когда жены рожают, ис-
пытывают их мужья. Существуют семьи, в которых дочери страдают
дисменореей, так как мать на любую ситуацию реагирует бурными про-
явлениями боли.

Боль вызывает ряд функциональных изменений, особенно через ве-
гетативную систему. Объективно мы оцениваем интенсивность боли
именно по этим изменениям, например, по таким, как расширение зрач-
ков, побледнение лица, холодный пот, «маска Гиппократа», тахикардия,
повышение кровяного давления. Но точная оценка была невозможна по-
скольку субьективное перенесение боли зависит от индивидуальной
чувствительности. В медицине мы иногда нарочно вызываем боль для
того, чтобы оценить состояние и функции какой-нибудь системы или ча-
сти организма. Это, например, прием Лассега, хирургическое исследова-
ние брюшной полости, стоматологические исследования при помощи
металлических инструментов, струя холодного воздуха, холодной или
теплой воды.

Большое значение для психологии боли имеет ее характер, измене-
ние по времени и локализация. Как правило, более тяжело больные пере-
носят острую приступообразную боль спастического характера (коли-
ки), исходящие из желчного пузыря или из почек, при которых иногда
и очень сдержанные лица громко стонут. Дополнительно некоторые ли-
ца описывают свое стремление избежать боли следующими словами:
«Мне хотелось лезть на стены и на потолок». Хроническая боль неопре-
деленной локализации обычно ведет к пониженной субъективной реак-
ции вследствие определенной привычки, снижения восприятия боли
и переключения интересов в других направлениях. Но это относится
только к умеренной боли, к интенсивной боли привыкнуть невозможно.
Интенсивная хроническая или повторяющаяся боль может вести боль-
ного к потере надежды на выздоровление и к внезапной попытке само-

225

убийства, например, при невралгии тройничного нерва. При утомлении
и истощении уменьшается способность переносить боль.

Некоторые виды боли бывают связаны с острым переживанием
чувства беспокойства и.страха смерти, например, стенокардии при груд-
ной жабе или при инфаркте миокарда. Неожиданная боль неизвестной
этиологии вызывает более сильную психическую реакцию, чем повтор-
ная боль, причина которой известна.

Из гуманных соображений врач обязан снимать боль, если это не во
вред сигнальному значению боли. Но больного необходимо предупре-
дить о том, что самое эффективные болеутоляющие лекарства могут ве-
сти к привыканию, например, дериваты морфия, синтетические аналге-
тические средства типа дольсина. Иногда больные требуют их уже после
одноразового применения, приведшего к снятию боли. В психиатрии из-
вестны случаи наркомании, вызванные ятрогенно несоответствующим
применением наркотиков при повторяющихся болях, например, при
желчных коликах.

Боль можно подавить на четырех уровнях:

1. Местным обезболиванием, что чаще всего применяется при диаг-
ностичесих методах исследования (цистоскопия) и в малой хирургии.

2. Прерыванием первого нейрона при сводовой или эпидуральной
анестезии, или при спинномозговой анестезии. Этот способ чаще всего
применяется в хирургии, но также и в других областях, где бывает необ-
ходимо прервать порочный круг при хронической боли.

Оба эти способа ни количественно, ни качественно не изменяют соз-
нания больного, на что необходимо обратить внимание с точки зрения
его психологии. Несмотря на то, что больной бывает сознательно подго-
товлен к уменьшению боли и к анестезии, он испытывает страх и трево-
гу, которые иногда бывают более мучительными, чем сама боль. Иногда
эти ощущения бывают усилены неприятностью самой (в большинстве
случаев инъекционной) анестезии. Поэтому при таких формах анестезии
необходим щадящий подход медицинских работников к больному и по
возможности уменьшение числа травматических импульсов из окружа-
ющей среды (см. главу о медицинских вмешательствах и больничной
среде).

3. Наиболее часто для подавления боли применяются центрально
действующие лекарственные средства. Подробности известны из фарма-
кологии. С психологической точки зрения при выборе эффективного пре-
парата необходимо учитывать не только характер боли, но также и реак-
тивность больного, его чувствительность к боли. Для .одного больного
оказывается достаточным для снятия послеоперационных болей назна-
чение обычного знальгетика, содержащего, например, фенацитин, в то
время как другие больные после такой же операции требуют назначения
литической смеси (дольсин, фенацетин, хлорпромазин и т. п.). С психо-
логической точки зрения целесообразно начать аналькезию уже в палате
или в предоперационной, чтобы больной избежал опасений и страха при
непосредственной подготовке к операции. Целесообразно также ознако-
мить с действием лекарственного вещества для того, чтобы переноси-

226

мые им изменения сознания не оказали психотравматического действия.
Не рекомендуется сообщать больному название применяемого препара-
та, чтобы уменьшить возможность привыкания.

При подавлении боли фармакологическими средствами возможны
две крайности:

а) из опасения вызвать привыкание не используют эффективные
анальгетики там, где это необходимо. Неправильно, когда врач такое
действие обосновывает следующими словами: «У вас это будет болеть,
но лучше потерпеть, чем отравляться лекарствами». Аналогично и на-
значение малоэффективных анальгетических препаратов при очень силь-
ных болях, что уменьшает доверие больного к врачу и к лекарствам во-
обще и ведет к тому, что больной сам себе выбирает лекарства, дозы
которых он бесконтрольно увеличивает и тем самым вредит себе;

б) применять лекарства при самой незначительной боли или успоко-
иться с уменьшением боли без устранения причины, вызвавшей боль.
Так бывает, например, на приеме у врача, когда при жалобах больного
на головную боль автоматически назначается анальгетический препарат
и оставляют больного самого решать вопрос - принимать или не прини-
мать лекарство. Головные боли относятся к наиболее часто встреча-
ющимся болям в настоящее время, часто они .связаны с определенными
ситуациями и лицами, тогда мы говорим о психогении или психогенном
влиянии при их возникновении. Обычно фоном для их появления бывает
нерешенная конфликтная ситуация. Тем, что в связи с недостатком вре-
мени врач не может ориентироваться в ней и механически назначает
анальгетические препараты, он поддерживает у больного склонность
к «химическому решению проблемы», а иногда и к привыканию к ле-
карственному средству. Что касается головной боли другой, не психо-
генной этиологии, то симптоматическое лечение отдаляет диагностиче-
ское объяснение состояния. Наблюдение о возможности психогенного
происхождения головной боли отражено в таких словесных оборотах,
как «у меня от тебя болит голова», или «от этого у нас еще поболит го-
лова».

4. Утоление боли суггестивно словом и личным влиянием врача
и других медицинских работников. Этим формам снятия боли в послед-
нее время уделяется меньше внимания по двум соображениям: в связи
с определенным «механизированием» и «депсихологизированием» ме-
дицины, а также в связи с увеличенной возможностью фармакологиче-
ского подавления болей, что, однако, имеет, как об этом было сказано
выше, свои отрицательные стороны. В качестве примера словесного суг-
гестивного действия при подавлении боли можно привести некоторые
рекомендации:

а) словесное внушение, связанное с простым первосигнальным им-
пульсом: потирание антисептическим средством связывают со словами:
«теперь это сделаем нечувствительным» или другими подобными выра-
жениями. Последующее вмешательство, проведенное на нужном месте
без собственной анестезии, после этого больной переносит лучше,

227

с меньшим ощущением боли. Такой путь наиболее выгодно применять
у детей и у больных, не слишком информированных о способах анесте-
зии. Врач сам должен иметь к такому методу действительно терапевти-
ческое, ответственное отношение и должен вести к этому и своих со-
трудников; он не смеет хвастаться, что якобы больного обманул или
перехитрил, поскольку этим он мог бы потерять доверие больного. Он
должен сознавать что в данном случае речь идет об объективном, физио-
логическом действии слова как реального стимула, как это можно на-
блюдать в другой форме, например, при употреблении плацебо в фарма-
кологии. Форма внушения должна быть уверенной, само собой разуме-
ющейся, но содержание ее должно быть таким, чтобы было возможно
психологическое отступление. Нецелесообразна форма внушения «это
вообще не будет болеть»; более подходящими являются выражения:
«боль будет так незначительна, что не стоит говорить о ней», «немнож-
ко поболит», «это помогает вам от боли» и т. п.;

б) словесное внушение можно связать с применением какого-нибудь
слабого или умеренно действующего анальгетического препарата, что
только усилит действие внушения.

8. Страх и тревога

Больной не понимает ряда своих ощущений, не способен оценить свои
жалобы и симптомы, свои знания о болезнях использует несоразмерно.
Поэтому опасения, страх и тревога являются значительными факторами
в аутопластической картине его болезни. С точки зрения времени неуве-
ренность и страх касаются:

1. Настоящего, причем это формулируется в виде вопроса: «Что со
мной происходит?»

2. Будущего, когда страх выражается словами: «Что меня ждет?»
Так же как и при боли, иногда страх оказывает на больного положитель-
ное, но чаще отрицательное влияние. Положительное влияние страха за-
ключается в том, что он предупреждает об опасности, вытекающей из
болезни или из поведения, которое могло бы вызвать болезнь (напри-
мер, страх заболеть половой болезнью) или ухудшить ее (например,
страх перед провокацией эпилептического приступа напоминает больно-
му эпилепсией о необходимости воздержания от алкоголя). Страх перед
последствиями болезни является наиболее часто тем мотивом, который
приводит больного к врачу для медицинского обследования.

Отрицательное значение страха и тревоги проявляется в нескольких
направлениях. Поскольку эти эмоции очень часто бывают с выраженны-
ми вегетативными признаками, особенно сосудистого характера, следст-
вием их может явиться ухудшение существующего заболевания. Напри-
мер, чувство страха может вести к повышению артериального давления
при гипертонической болезни и тем самым повышать опасность разви-
тия осложнений.

228

Страх перед обследованием и перед болезненными манипуляциями
мешает больному подвергнуться этому обследованию. Может даже на-
блюдаться манкирование лечебной помощью, с чем, например, часто
встречаются стоматологи у своих больных. Страх осложняет и ход об-
следований: повышение артериального давления и тахикардия могут ве-
сти к ошибочному диагнозу («гипертоническая болезнь», «миокардит»);
повышенный тонус делает невозможной релаксацию живота, при иссле-
довании рефлексов в неврологии, при введении желудочного зонда. Ча-
сто вызванная страхом защитная реакция затрудняет стоматологическое
вмешательство (больной удерживает врача руками).

Страх больного, вызванный мыслью о том, что он страдает тяже-
лым заболеванием, иногда приводит к так называемому «поведению
страуса», отвержению: больной страшится узнать правду о болезни
и избегает исследования. Иногда он бывает амбивалентным: соглашает-
ся на обследование, но не доводит его до конца, преждевременно преры-
вая. В большинстве случаев такие ситуации можно решить спокойным
и энергичным поведением врача и медицинской сестры: иногда бывает
необходимо искать путем более подробного анамнеза причины страха,
изучить личность больного и произвести более тщательную психотера-
певтическую подготовку вмешательства.

В область страха, опасений и тревоги, испытываемого больным, нас
иногда приводит простой вопрос, задаваемый пациенту: «А что вы сами
думаете о своей болезни?»

Тревога - это психическое состояние, аналогичное страху, но при
нем субъект не знает, что вызывает страх. Это страх перед неопределен-
ной и неизвестной опасностью; говорят также о «свободно надвига-
ющейся тревоге». Переходом между тревогой и страхом является также
состояние беспокойства, которое постепенно сливается все более опреде-
ленно со страхом за свою жизнь, со страхом смерти. Разговор с больным
на тему «тревога» часто происходит так, что больной сообщает врачу,
что он боится. Врач спрашивает: «Чего вы боитесь? Больной: «Не знаю,
испытываю какую-то тревогу, какое-то беспокойство».

Тревога обычно сопровождается выраженными вегетативными сим-
птомами: тахикардией, сначала затаенным, а затем учащенным дыхани-
ем, бледностью, холодным потом, ощущением сухости во рту. В гормо-
нальной и биохимической области происходит стрессовая реакция.

При некоторых заболеваниях наблюдается состояние тревоги, кото-
рое является не психической реакцией, а первичным симптомом, напри-
мер, при грудной жабе, инфаркте миокарда, остром отеке легких, легоч-
ной эмболии. В этих случаях очевидна связь между внезапной биологи-
ческой угрозой и состоянием тревоги.

Источники страха

Маленькие дети, особенно дошкольного возраста, испытывают страх
перед неизвестной ситуацией, они еще не способны отличить не име-
ющих значение обстоятельств от более серьезных. Здесь действует опре-

229

деленная индивидуальная готовность к развитию реакции страха, осо-
бенно врожденная. Одни дети уже с рождения имеют очень живой ре-
флекс боязни, другие реагируют менее бурно.

Иногда тенденцию к развитию страха у детей создают родители, за-
частую бессознательно и неумышленно. Они повторно предостерегают
ребенка, чтобы он чего-либо опасался, никуда не ходил, предостерегают
его от опасных сверстников и старших людей. Ряд таких преувеличен-
ных опасений касается здоровья: чтобы ребенок не поранился, не полу-
чил заражения крови, столбняка, инфекции, не простудился, не утонул
в реке. Такое отношение связано с так называемым гиперпротективным
воспитанием.

Иногда родители рассказывают страшные истории и сказки, вызы-
вающие у более впечатлительных детей тревогу и страх, особенно если
они слушают их перед сном; следовательно, такие рассказы могут спо-
собствовать развитию никтофобии - навязчивой боязни темноты. Неза-
метно можно усилить готовность к развитию страха, если в присутствии
детей вспоминать о болезнях, болях, операции. Эти разговоры обычно
относятся к взрослым знакомым и гостям, но более чувствительные дети
запоминают их, хотя и не показывают этого.

Сознательно родители пугают своих детей в тех случаях, если они
имеют небольшой авторитет и пытаются укрепить его устрашением:
грозят детям больницей, инфекциями и врачом, если дети не будут слу-
шаться. Врач в качестве источника боли и страха здесь должен заменить
ирреальные и фантастические «авторитеты страха» из старых времен:
драконов, волшебников и чертей. Иногда как исключение, не видя друго-
го выхода, врач или сестра усиливают свой авторитет у больных и труд-
но воспитуемых детей, пугая их. Это является доказательством слабого
психологического и психотерапевтического уровня медицинских работ-
ников.

К наиболее существенным источникам страха перед лечением и пе-
ред врачами у детей и у взрослых относится собственный опыт общения
с медицинскими работниками, неприятные переживания, связанные с об-
следованием и лечебными манипуляциями. Некоторые примеры из этой
области приведены в главе об ятрогении.

Что касается связи между информированностью больных и стра-
хом, то здесь имеются различные варианты:

а) информированность (медицинская сознательность) очень низкая.
Больной боится почти всего, что с ним делают. Это страх от незнания
и от неизвестной опасности. В наших условиях он встречается скорее
у отдельных лиц и групп из менее развитых областей и слоев населения,
например, у некоторых лиц цыганского происхождения. С выравнивани-
ем уровня культуры и цивилизации это явление уменьшается. Такой вид
страха можно уменьшить тем, что больной после доступного и понятно-
го разговора с врачом поговорит о том, что его ждет, с другим больным,
уже перенесшим подобную манипуляцию; используют энергичное и ав-
торитетное внушение; в общем с таким больным обращаются так, как
с устрашенным ребенком;

230

• б) больной имеет некоторые, неполные сведения и частичные знания
о своей болезни, но объясняет их искаженно. Например, при диагнозе
«артериосклероз» больному известно из учебника, что при этом заболе-
вании наступает деменция, и поэтому он испытывает мучительный
страх, чо он «тотально поглупеет». У другого больного при одном об-
следовании обнаружили повышенный основной обмен, что он объяснил
себе как доказательство явного тиреотоксикоза; временное колебание
кровяного давления в смысле повышения понимает как симптом гипер-
тонической болезни. В данных случаях речь идет о страхе от полу-
знаний ;

в) страх от одностороннего, хотя и правильно оцениваемого опыта.
Примером может служить страх патологоанатома перед инфарктом
миокарда, обусловленный тем, что патологоанатому лучше других на
основании собственного опыта известно о смертельном конце этого за-
болевания. Этот пример и другие наблюдения, приведенные в главе
о больном враче, показывают, что даже специальные знания не защища-
ют от индивидуально искаженного переживания болезни;

г) страх имеет серьезное объективное основание, например, при зло-
качественном новообразовании. С психологической точки зрения такие
ситуации являются самыми тяжелыми для медицинского персонала. Не-
обходимо уяснить себе, что больной потребует тем больше психической
поддержки и человеческого участия, чем больше ограничены возможно-
сти медицинской помощи. В другом месте мы коснемся вопроса об озна-
комлении больного с диагнозом и о характере медицинских заключений,
что тесно связано с вышесказанным;

д) если больной психически уравновешен, не страдает ни депрессив-
ными, ни гипохондрическими наклонностями («нормальное отношение
к болезни» по Вондрачеку), то реальные сведения о болезнях, их лечении
и профилактике сообщают такому больному спокойствие и уверенность,
подготовливают его психически к различным возможностям угрозы для
здоровья, а в крайних случаях, когда он узнает или почувствует безвы-
ходность ситуации, ведут его к мужественному примирению с тяжестью
состояния. Такой человек нередко бывает способен сам себе разумно
и без промедления оказать первую помощь, например, при кровотече-
нии, и сразу же после этого помочь и другим больным. Он способен
успокоить людей, которых постигло несчастье или находящихся под
угрозой, например, при массовом происшествии, дорожной катастрофе,
при пожаре, тревоге, и поможет предотвратить панику.

Физические признаки страха и тревоги

У детей признаки страха бывают выражены уже в мимике, но старшие
дети и особенно взрослые способны справляться со страхом, отрицают
его в ответ на вопрос, не испытывают ли они страха. Психологические
исследования показали (218), что у детей, которые утверждали, что они
не испытывают страха, увидев шприц для инъекций, было отмечено по-

231

вышение артериального давления (примерно на 10 мм рт. ст.), ускорен-
ный пульс и дыхание. Другими физическими признаками страха являют-
ся пониженная моторика, при интенсивном страхе и ужасе психомотор-
ное беспокойство, передвижения и перебежки, повышенный мышечный
тонус, дрожание и тик, холодный пот, расширенные зрачки, подавление
слюноотделения, бледность в результате спазма сосудов, гиперглике-
мия, тенденция к опорожнению мочевого пузыря и кишечника.

Профилактика страха

А. Она начинается при воспитании, когда лишний раз не фиксируют
внимание ребенка на неприятных сторонах обследования и лечения.
Считаются с различной индивидуальной чувствительностью детей
к этим импульсам. Не требуем послушания детей запугиванием в семье,
а тем более в медицинском учреждении. Используем ясли, детские сады
и школы для эффективного и доступного пониманию детей медицинско-
го воспитания, в особенности культивированием необходимых навыков.

Б. Взрослых людей мы пытаемся привести к положительному отно-
шению к профилактике, реальному пониманию болезни, к сотрудни-
честву с медицинскими работниками. Пытаемся искоренить предрассуд-
ки и поверхностные и искаженные представления о причинах, прогнозе
и лечении болезней путем санитарного просвещения, которое зачастую
в связи с различием взглядов людей не может быть направлено слишком
широко, а скорее на меньшие гомогенные группы, например, по роду де-
ятельности, а также и индивидуально, например, при анамнезе, рекомен-
дациях образа жизни и лечения, при выписке из больницы. Необходимо
следить за тем, чтобы санитарное просвещение не оказало противопо-
ложного действия, чем то, на которое оно было направлено, и чтобы не
вело к ятрогении (см. соответствующие главы) как к одому из источни-
ков страха.

В. Мы стараемся до наименьшей степени ограничить ситуации, вы-
зывающие страх в медицинской среде (см. главу о психологии медицинс-
кой среды). Если больной проявляет страх или тревогу, то расцениваем
это как симптом его состояния. Иногда медицинский персонал не так
расценивает эти проявления, реагируя на них словами: «Ну, как может
так себя вести разумный и взрослый человек?», иронизирует над боль-
ным или унижает его вместо того, чтобы искать причины его состояния.
Иногда в неотложной ситуации бывает необходима консультация с пси-
хологом или с психиатром. Интересно, что иногда именно те медицинс-
кие работники, которые не понимают или отказываются понимать со-
стояние страха и тревоги у своих больных, заболев, сами реагируют
преувеличенно, со страхом, излишними опасениями, будто бы недоста-
точное понимание и слабое сопереживание состояния других находится
в связи с недостаточным пониманием самих себя и с пониженным само-
контролем.

232

9. Чувство собственной неполноценности

Чувство собственной неполноценности является следствием самооценки
больного, сравнивающего свое состояние, признаки своего заболевания
и свои жизненные перспективы, с одной стороны, исходя из ситуации,
бывшей перед болезнью или травмой, с другой стороны, исходя из ситу-
ации здоровых людей. Следовательно, оно не развивается непосредст-
венно из дефекта, травмы, а из отношения больного к дефекту, рас-
стройству. Если речь идет о хроническом, серьезном, выраженном и не-
эстетическом заболевании, то чувство собственной неполноценности
в общем пропорционально болезни и не следует считать его патологиче-
ским. Патологическим оно бывает в тех случаях, когда оно является не-
соответствующим степени расстройства и болезни, например, малень-
кая бородавка или шрам на лице вызывают у больного тяжелое депрес-
сивное состояние. Чувство собственной неполноценности вытекает, во-
первых, из физических расстройств и дефектов и, во вторых, из психиче-
ских расстройств или из свойств характера. Если исключить чувства
собственной неполноценности у людей, перенесших серьезную психиче-
скую болезнь, например, меланхолию, и в настоящее время являющихся
вполне здоровыми, но полностью отдающими себе отчет в том, как ино-
гда общество относится к лицам, лечившимся в психиатрической лечеб-
нице, то мы можем указать на чувство собственной неполноценности,
например, у колеблющихся, нерешительных людей, неспособных защи-
щать свои интересы.

Люди с некоторым дефектом интеллекта, например, некоторые де-
бильные личности, чувствуют презрительное и унизительное отношение
окружающих к их дефекту и от этого страдают.

Чувство собственной неполноценности легко развивается у лиц,
страдающих пониженной самооценкой уже перед заболеванием. Источ-
ники такой пониженной самооценки часто можно найти уже в детстве.
Мы узнаем о таком воспитании, которое ограничивало инициативу и са-
мостоятельность ребенка, окружающие демонстративно недооценивали
его, подчеркивая его ошибки, недостатки, неопытность и неуспехи,
свойственные его возрасту, а с другой стороны, не высказывали похвалу
и признание, когда ребенок этого заслуживал. Часто небольшой физиче-
ский дефект или отклонение становится источником мучений для ребен-
ка в обществе его сверстников: ожирение (см. пример, приведенный
в главе об аутопластическом переживании болезни), рыжий цвет волос,
дефект речи. Случайные или обусловленные личными свойствами харак-
тера жизненные неудачи, например, в своей профессии, в эротических
отношениях, могут стать факторами, ослабляющими такой индивид при
дальнейшей встрече с новыми сложными ситуациями, например, с бо-
лезнью или травмой.

Компенсацией чувства собственной неполноценности является соз-
дание источника успокоения в качестве противовеса этому чувству. Ис-
торическим примером в этом отношении может служить знаменитый
оратор Демосфен, страдавший дефектом речи и устранивший его упор-

233

ной тренировкой: он учился говорить на морском берегу, положив под
язык камешки и стараясь перекричать шум волн. Перед второй мировой
войной в Брно работала канцелярия по переписке и размножению те-
кстов, которую создал и которой руководил «безрукий Франтик», энер-
гичный человек с ампутированными до плеч руками, научившийся в со-
вершенстве производить все личные и трудовые операции ногами. При-
чем, название «безрукий Франтик» он использовал намеренно с целью
рекламы. Оба приведенных примера можно рассматривать как прямую
компенсацию расстройства или дефекта. Компенсация может быть и не-
прямой, касающейся другой активности и области, которая не была
поражена. Например, молодой человек, физически слабый и неловкий,
старается выделиться в интеллектуальной деятельности или в сфере ис-
кусства (шахматы, математические соревнования, учеба, рисование
и живопись). В отличие от естественных действий сильных ловких и та-
лантливых людей, компенсация здесь характеризуется определенными
чертами судорожности, что выражено тем сильнее, чем больше чрезмер-
ных усилий необходимо употребить для достижения ее. Для такого судо-
рожного типа компенсации применяют термин «гиперкомпенсация»
(перекомпенсирование). В таких случаях база чрезвычайных усилий бы-
вает очень узкой, после нагрузки легко наступает упадок сил или способ-
ностей с последующей депрессивной психической реакцией. Компенса-
ция более гармонично происходит, в молодом возрасте, когда организм
и нервная система, легче приспосабливаются к переменам. В пожилом
возрасте и особенно в старости попытка перекомпенсирования недо-
статка может действовать патогенно; например, работник, у которого
с возрастом убывают силы, не хочет признать в этом и компенсирует
чувство собственой неполноценности усиленным трудовым напряжени-
ем, которое затем ускоряет развитие его сосудистых заболеваний.

Компенсация чувства собственной неполноцености может быть по-
лезной для индивида и для общества, например, если это трудовая уси-
ленная деятельность, учеба, искусство, полезные увлечения и «хобби»,
участие в общественной жизни; а может быть проблематичной или вред-
ной, если это компесация при помощи алкоголя, усиленного курения,
употребления лекарственных препаратов, летучих эротических пережи-
ваний, вызывающих трудно разрешимые проблемы и конфликты.

10. Переживание болезни во времени

Врач никогда не имеет перед собой абстрактную болезнь, или даже диаг-
ноз, а всегда больного человека („Homo pattens" Франка). Это ьыражен-
но проявляется и в том, как больной переживает свою болезнь на раз-
личных этапах ее течения. Различия в этом переживании у одного боль-
ного иногда бывают настолько значительны, что у врача и медицинской
сестры создается впечатление, что будто бы перед ними в течение опре-
деленного времени был совершенно другой человек, причем это касается
не только его темперамента, но также и проявлений его характера. В пе-

234

реживании больным своей болезни во времени можно наблюдать следу-
ющие этапы:

1. Премедицинская фаза. Появляются первые, часто только едва за-
метные жалобы и признаки. Возникают вопросы: «Что делать?» «Чего
мне нехватает?», «Я болен?», «Должен ли я пойти к врачу?». С этими
вопросами связываются различные неопределенные, хаотические воспо-
минания, переживания и фантазии. Если больной поделится с кем-ни-
будь своими опасениями, то часто он получит противоположные советы
от родственников, соседей и сотрудников. Иногда у больных отмечается
кажущаяся беззаботность (репудиация). Об этой фазе в своей работе со-
общает Гарди.

2. Резкая перемена жизненного стиля, как правило, наступает при
установлении нетрудоспособности или при госпитализации. Иногда
речь идет о внезапном переходе от здоровья к болезни, в других случаях
- переходе в такую стадию болезни, когда больной бывает изолирован
от работы, от семьи, не имеет уверенности в прогнозе и характере своего
заболевания и его последствий для дальнейшей жизни, независимо от
того, касается ли это трудоустройства или ситуации в супружеской жиз-
ни и в семье. Часто больной пытается приобрести расположение врача
и медицинского персонала тем, что проявляет к ним симпатию и завязы-
вает с ними контакт. Медицинские работники часто такое поведение
больного расценивают как назойливость и продуманную навязчивость,
хотя в действительности речь идет о проявлении потребности найти уве-
ренность и чувство безопасности и обеспечивать себе опору в тех людях,
от которых зависит здоровье и даже жизнь больного. Особенно у людей
бывших до этого времени вполне здоровыми, встречаемся с повышен-
ной неуверенностью, опасениями, страхом и тревогой, так как болезнь
для них явилась неожиданным психическим потрясением. На поведение
врача по отношению к больному здесь распространяется то, что в дру-
гих главах было сказано о значении объяснения сущности болезни, уста-
новлении терапевтических отношений, о психике больного и о симпто-
матической терапии. Все это поможет больному справиться с этим пе-
риодом заболевания.

3. Активная адаптация. Острые и мучительные симптомы болезни
постепенно уменьшаются, а если они с начала заболевания имели более
умеренный характер, то уже не беспокоят больного в такой степени. Он
привык к ним, потому что приспособился к факту болезни. Он адаптиро-
вался также к больничной среде. Он поддерживает в себе надежду на вы-
здоровление и создает при благоприятных условиях положительное от-
ношение к медицинскому персоналу. По данным Стрнада и сотр., изу-
чивших 276 больных, примерно 75 % госпитализированных адаптирует-
ся до 5 дней. Быстрее всего адаптируются рабочие, а затем больные,
госпитализируемые повторно. Из последних большинство привыкало
к больничной среде уже в течение первого дня госпитализации. 75 %
больных рабочих сообщили, что им не мешает размещение в многомест-
ной палате, то же самое отметили и 54% больных, занимающихся
умственным трудом.

235

С психологической точки зрения адаптировавшийся больной явля-
ется для медицинских работников дальнейшей проблемой, если его за-
болевание улучшается соответственно ожиданиям больного. Но если со-
стояние его не улучшается и даже наступает ухудшение, то больной мо-
жет переживать психическую декомпенсацию.

4. Психическая декомпенсация. У больного возникает чувство обма-
нутых надежд, в нем усиливаются отрицательные ощущения, которые
он испытывал в начале болезни, также, как неуверенность и страх, он
утрачивает веру в лечение, во врача и в медицинской персонал, стано-
вится импульсивным, нетерпеливым и несправедливым, приобретает
склонность провоцировать медицинский персонал, повторно обращает-
ся к нему по ничтожным поводам, подгоняет родственников и знакомых,
чтобы они «налегали» на медицинский персонал, требует перемены вра-
ча, лечения или больницы, сам углубляется в изучение своей болезни
и пытается поучать врача. Главная опасность этой фазы заключается
в конфликте между медицинским работником и больным. Конфликт раз-
вивается, как правило, с таким врачом или медицинской сестрой, кото-
рые кажутся больному невнимательными, ироничными, не щадящими
или не слишком квалифицированными. Об этих качествах больной су-
дит иногда несоответственно на основании некоторых незначительных
или случайных внешних проявлений. В таком случае бывает хорошо, ес-
ли персонал оказывается способным понимать, предвидеть и овладеть
позицией больного и не дает ему излишних поводов для усиливания его
реактивности, что не всегда бывает легко сделать и требует психологи-
ческих знаний, опыта и большой наблюдательности.

Больные, страдающие хроническим заболеванием, например, тубер-
кулезом легких, могут переживать психическую декомпенсацию в специ-
фических условиях санаторного лечения. Здесь имеется опасность опре-
деленной степени морального расслабления в сексуальной области,
в злоупотреблении алкоголем. Причиной этого является недостаток по-
ложительной занятости для достижения ближайшей жизненной цели
и избыток свободного времени. Медицинские работники, которые отно-
сятся к больному в зависимости от того, что показывает очередной рент-
геновский снимок, конечно, этим проявляют односторонность. Строгий
постельный режим без положительного наполнения психической обла-
сти (культура, развлечения, трудотерапия, расширение самоуправления
больных) ведет к эмоциональным и моральным эксцессам, за которые
они иногда несут и дисциплинарную ответственность, хотя определен-
ная часть их вины может падать на организаторов лечебного режима.
Психическое равновесие больного укрепит интерес врача и сестер к его
судьбе после окончания длительного лечения, советы, направленные на
включение больного в трудовую жизнь и конкретные мероприятия, осу-
ществляемые социальной сестрой в тех областях, где в дальнейшем
больной предполагает жить и работать.

5. Пассивная адаптация и капитуляция. Больной примиряется с тя-
желой судьбой, перестает внутренне бороться за свое здоровье и способ-
ствовать лечению. Он становится равнодушным или негативно угрю-

236

мым. Опасность такой позиции заключается в том, что персонал может
принять ее и не будет пытаться изменить, даже если и имеется возмож-
ность путем терпеливых и настойчивых усилий добиться улучшения со-
стояния, например, путем реабилитации после травмы, соответству-
ющей фармакотерапией и режимом при туберкулезе, эпилепсии, гипер-
тонической болезни и других хронических заболеваниях.

11. Неизлечимые болезни

Например, больной злокачественным новообразованием может по- раз-
ному переживать свою болезнь:

а) он не знает о своем заболевании и не предполагает, что оно так
серьезно. Не следует вызывать у больного необоснованный оптимизм,
а необходимо считаться с тем, что под влиянием развивающейся болез-
ни относительно беззаботное отношение больного к ней может изме-
ниться. Больного необходимо подготовить к необходимости длительно-
го лечения. По данным Кадлецовой (устное сообщение) большинство
больных в онкологических отделениях открыто не допускает возможно-
сти наличия у них злокачественного новообразования; несмотря на то,
что они вполне отдают себе отчет, в какое отделение они госпитализи-
рованы, внутренне они убеждены, что здесь находятся только для обсле-
дования и что злокачественным заболеванием страдает большинство
других больных, но не они сами. Это находится в согласии с наблюдени-
ем Шипковенского, отметившего, что мысль о диагнозе злокачественно-
го процесса гораздо хуже действует на больного, который не имеет опу-
холи и страдает карцинофобией, чем на больного со злокачественной
опухолью. Этот парадокс можно объяснить тем, что в большинстве слу-
чаев непосредственная опасность вызывает у человека больше мужества
и сопротивляемости, чем неопределенная, отдаленная и предчувству-
емая опасность;

б) больной не информирован о своей болезни, но предчувствует ее
серьезность и опасность и требует точного объяснения. Это требование
врач не может оставить без внимания, не может избежать разговора, от-
кладывая объяснение или умалчивая. Он стоит перед вопросом: сказать
больному всю правду или нет? Ответ на этот вопрос, конечно, очень
труден.

В настоящее время большинство врачей соглашаются, что более гу-
манным и щадящим будет не говорить больному чистую правду. Опыт
говорит, что такое сообщение означает для больного тяжелое психиче-
ское потрясение, лишает его надежды, делает его пассивным в отноше-
нии содействия при дальнейшем лечении. Иногда наблюдаются суицид-
ные настроения и попытки, иногда оканчивающиеся трагически. Приво-
дится ряд примеров с такими неблагоприятными последствиями. Шип-
ковенский сообщает о том, как врач сообщил писателю Теодору Штор-
му, что тот болен раком легких. Больной впал в депрессию, перестал

237

писать. После этого собрался консилиум врачей, который нарочно перед
больным отверг предполагаемый диагноз. После этого Т. Шторм докон-
чил свою самую лучшую новеллу „Schimmelreiter" («Всадник на белом
коне»). Штепановы описывают, как врач правдиво сообщил неблагопри-
ятный диагноз больному научному работнику, который должен был
в ближайшее время докончить работу, имеющую большое значение,
и поэтому «хотел слышать правду». После этого больной с полным
хладнокровием покончил жизнь самоубийством.

Больному не следует верить, если он твердит: «Мне вы можете спо-
койно сказать об этом» или «Я вынесу любую правду». В большинстве
случаев, когда он домогается правды, он ожидает надежды. Такое отно-
шение не ограничивается только областью болезней и мучений.

Но скрывание правды имеет и свои отрицательные стороны, с кото-
рыми необходимо считаться: больной действует неадекватно и несоот-
ветственно своему состоянию: может вступить в брак, провести какие-
либо финансовые мероприятия, поскольку он рассчитывает на выздоро-
вление и вредит сам себе, пренебрегает лечением, но он все равно узнает
правду или вследствие неосторожности, небрежности персонала, или из
неосторожности поведения врачей и сестер, а затем проявится тот факт,
что обман всегда является проблематичным маневром.

Поэтому существует и такая точка, зрения, что врач должен сооб-
щить больному правду о неблагоприятном прогнозе. Это в большей сте-
пени оправдано в тех специальностях, где профилактическая помощь
развита до такой меры, что современным выявлением, например, рако-
вого процесса можно дать больному определенную надежду на выздоро-
вление, как это бывает, к примеру, в гинекологии. Далее тенденция «го-
ворить правду» поддерживается работниками некоторых больших онко-
логических учреждений (Пасков), где больные все равно догадаются,
в каком отделении они находятся, поймут по ходу лечения (облучение),
о каком заболевании идет речь. Тем, что лечение бывает успешным,
можно ослабить психотравматизирующий характер сообщения о злока-
чественном поцессе. Гарди (80) приводит возможные формулировки,
приближающие сообщение к правде., или в сущности не скрывающие ее:
«Это опухоль, но если своевременно начнем лечение, то возможно вы-
здоровление». «Это преканцерозное состояние, но если своевременно
начнем лечение, то рак не разовьется». Гарди здесь говорит о «малых
дозах правды» или «о правде по чайной ложке».

Если врач не решается сообщить настоящий диагноз, то он имеет
возможность говорить о болезни с аналогичными симптомами и с хро-
ническим течением;

в) больной узнал о тяжести заболевания, хотя врач и не хотел этого,
как об этом уже упоминалось выше. В этом случае мы объясним ему воз-
можность положительного результата лечения при любой болезни
и в любой ее стадии, приведем ему конкретные примеры таких успехов,
которые знаем из своего опыта или из опыта своих коллег, подчеркива-
ем значение его психического состояния и влияния нервной системы на
течение болезни. Держимся спокойно и уверенно, в разговоре пытаемся

238

отвлечь внимание больного к таким темам, которые не касались бы бо-
лезни и могли бы лично заинтересовать больного. Мы понимаем, что
этим делаем для больного самое большее из всех возможностей и не

' проявляем по отношению к нему неуверенность или «неспокойную со-
весть», которые больной мог бы расценить как знак разлада между тем,
что врач говорит, и тем, что он думает. При таком методе важно, чтобы
весь персонал в основном говорил одно и то же, так как иначе все уси-
лия, направленные на психические успокоение больного могли бы ока-
заться безрезультатными;

г) наиболее'сложная ситуация возникает при решении вопроса, го-
ворить ли неизлечимо больному коллеге врачу о его состоянии. В этом
случае лучше всего облегчит взаимоотношения как бы невысказанный

' договор: больной,'хотя и догадывающийся о неблагоприятной возмож-
ности, не'приводит лечащего врача слишком настойчивыми расспроса-

' ми в замешательство, а лечащий врач должен продумать свое поведение
так, чтобы оно облегчило больному коллеге понимание его объяснения.
Имеются примеры того, как такая само собой разумеющаяся последова-
тельность позволила терпимо завершить жизнь целому ряду знамени-
тых врачей.

Освальд Бумке «не занимался» демонстративно своим злокачест-
венным заболеванием, читал лекции и принимал больных вплоть до по-
следних трех дней перед своей смертью. Известный акушер-гинеколог из
Брно до самой смерти живо интересовался всем, что происходило ново-
го в его специальности и лечащих врачей не расспрашивал о подробно-
стях своей болезни, хотя правда о ней была ему, очевидно, известна.
Л. Шейнин описывает болезнь профессора рентгенологии, страдающего
злокачественной опухолью и наблюдающего за тем, как ему его ученики
объясняют эту болезнь, о которой он догадывался. Благодаря своему бо-
гатому опыту он быстро разглядел попытку своих врачей, но делал вид,
что верит им, чтобы не приводить их в замешательство. И только тогда,
когда один из его учеников преувеличил объяснение одного частного
симптома, профессор не сдержался и обратил на это внимание своего
ученика.	,

Гарди описывает одного больного врача с опухолью легких, кото-
рый предчувствовал плохой конец, но вел себя так, будто бы он ни о чем
не знает и был по отношению к своим лечащим коллегам очень делика-
тен. Один из его снов, однако, выдал его. Ему приснилось, что ищет со
своей рукописью редакцию или театрального драматурга, чтобы пред-
ложить ему свою вещь. Но работа не была признана совершенной и воз-
вращена автору для переработки. Сон символически выражает желание:
если бы можно было начать еще раз снова.

12. Умирание и смерть

Смерть вызывает у человека беспокойство своей неизбежностью, неот-
вратимостью, с одной стороны, и неопределенностью наступления,

239

с другой стороны. Здоровый или временно больной человек подавляет
и вытесняет мысль о смерти. Танатофобия - неотвязный страх смерти,
которым страдает человек, которому смерть непосредственно не угро-
жает - это признак невроза. С проблемой умирания и смерти медицинс-
кий работник встречается особенно при контакте с очень тяжело и дли-
тельно страдающими больными. В прошлом «душевное утешение» та-
ким больным предоставляли священники и религиозные организации.
Измененные общественные условия с уменьшением религиозности ста-
вят на место священника врача, сестру, психолога. Они должны были бы
обеспечить больному право на достойное умирание (Пацовский 1976).
Для этого необходимо рассмотреть в особенности биологические, кли-
нические, психологические и философские взгляды на смерть и подгото-
вить психотерапевтические методы, с помощью которых можно было
бы справиться с критическим психическим состоянием больного. Эта ра-
бочья направленность, объединенная под названием танатология - на-
ука о смерти - скорее находится в начале своего развития.

Вкладом в эту проблему являются так наз. психологические
вскрытия (Вайсман, Кастенбаум), проводимые в институте гериатрии
в Массачузетсе. На конференции лечащих врачей, медицинских и соци-
альных сестер, психологов и психиатров и священников оценивается
жизнь умершего, главным образом, перед началом смертельного заболе-
вания и его поведение в течение болезни. Исследования показали, что
наступлению смерти может в большой степени способствовать сильный
эмоциональный и социальный кризис, ее может ускорить капитуляция
и особенно потеря возможности очень старых и слабых больных понять
окружающий мир. Эти больные также испытывают наибольший страх
смерти. «Психическая аутопсия принесет не только пользу. Мы больше
узнаем о том, как обращаться с больными, узнаем их потребности и бу-
дем иметь возможность сделать то, в чем умирающий действительно ну-
ждается. Кроме того, психологические вскрытия могли бы способство-
вать пониманию нужд старых людей и старости.»

В прошлом человек с детства встречался со смертью родственников
и близких. Эта личная конфронтация все больше уменьшается. В связи
с более частым умиранием в больницах смерть институционализируется
(Пацовский 1976-а). До своих 6 лет ребенок имеет представление об об-
ратимости смерти. Полное понимание ее неотвратимости наступает
около пубертатного периода. Религиозные представления о загробной
жизни у детей сейчас являются чрезвычайно редкими (Кубат и кол. 1976).

Средний возраст, связанный с полной трудовой активностью и как
правило с богатой и сложной личной жизнью, отодвигает мысль о смер-
ти на край сознания. Угроза жизни в результате болезней кровообраще-
ния, злокачественных процессов и тяжелых травм застает многих по-
страдавших и их родственников психически неподготовленными.

В старости человек понимает близость смерти, но с трудом прими-
ряется с ней. Часто не справляется с повышенными требованиями
к адаптации - при уходе на пенсию, смерти партнера, переезде - это

240

подламывает его жизнестойкость и может ускорить его смерть. Естест-
венная смерть - «от возрастного одряхления» - является скорее исклю-
чением. Сама старость - это не болезнь, но она сопровождается много-
численными болезнями. Не только «от возраста нет лекарства», но так-
же и от ряда болезней старости нет пока эффективных средств.

При подготовке человека к смерти можно опереться на некоторые
философские определения и примеры (Гофбауерова, 1976). Неизбежность
смерти заставляет человека решать, действовать, жить полной жизнью
и не откладывать свои действия до бесконечности. Примером философс-
кого попирания смерти было мировоззрение Эпикура, который говорил,
что смерть нас не касается, так как когда мы здесь - то смерти еще нет,
а когда есть смерть, то нас уже нет. По мнению Спинозы мудрость чело-
века заключается не в мысли о смерти, а в мыслях о жизни. Сдвиг от
мысли о смерти к мысли о жизни и к воспоминаниям о ее течении может
также помочь умирающему примириться со смертью, а тем самым и об-
легчить умирание. Это смещение тем легче, чем большую эмоциональ-
ную опору имеет умирающий в своем окружении, следовательно, во
враче и в сестре.

Профилактически необходимо нарушить табу о смерти и готовить-
ся к ней еще в состоянии полной силы и здоровья (Добиаш 1976). Полез-
ной может быть также и апелляция к альтруизму каждого из нас: сде-
лать собственное умирание переносимым и приемлемым, как можно ме-
нее тяжелым для окружающих, оставить о себе самые лучшие воспоми-
нания, проявить сопротивляемость и мужество. Речь идет о мужестве без
риска - в отличие от мужества и отваги в обычной жизни. Но мужество
по отно