Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы - файл n1.doc

приобрести
Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы
скачать (2033.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2034kb.10.06.2012 07:25скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51
12. Новые возможности в этом направлении открылись при использовании кластерного анализа. Были перепроверены результаты, полученные для Гумилева, Пастернака и Мандельштама, и установлена периодизация творческого пути Пушкина (см. гл. 13 настоящего издания) 13.

Кластерный анализ был применен также для изучения важной теоретической и историко-литературной проблемы жанровой эволюции русской лирики XVIII— начала XIX вв. Вошедшее в нашу науку представление о том, что в поэтике классицизма жанры были строго дифференцированы, а на рубеже XVIII—XIX вв. произошло резкое ослабление жанрового мышления, получило строгое подтверждение с количественными оценками разных стадий этого явления 14 (см. гл. 10 настоящего издания).

Довольно обширную область применения охватил ранговый корреляционный анализ. В моей диссертации, упомянутой выше, с его помощью изучались наличие и направление связей между признаками в пределах одного аспекта (например, между частотностью имен собственных и географических названий) и между разными аспектами (например, между особенностями метрики и строфической организации) в 1000 текстов 20 поэтов. Все богатство явлений оказалось в сложных, свободных отношениях, ничем не напоминающих детерминированность механизма; в этой свободе удалось усмотреть лишь паутинообразные связи, вероятностные зависимости, слабые притяжения и отталкивания, которые и следует считать одним из самых общих свойств стихотворной речи и художественной системы вообще.

Затем ранговый корреляционный анализ, дополненный критерием знаков, был применен для анализа историко-литературной ситуации 1950—60-х гг. в области поэзии 15, 16 (см. гл. 12 настоящего издания). Ясно видно, что здесь открываются возможности, в моей работе до конца не использованные. Если получить подобные строго синхронные срезы шириною в десятилетие для времени, например, в полстолетия, можно строго перейти от синхронического исследования к диахроническому, сопоставив посредством корреляционного анализа отношения этих срезов между собой. Возникнет статистическое отображение историко-литературного процесса в области поэзии. Надеюсь, что рано или поздно такая работа, столь же важная, сколь и трудоемкая, будет осуществлена.

Вычисление расстояний (в математическом смысле слова) между частотными словарями поэтов, или, что почти одно и то же, между их тематикой, или, несколько более условно, между их художественными мирами — еще одна задача, которую мы решаем с использованием рангового корреляционного анализа. Мы получили возможность ставить интересные каждому любителю поэзии вопросы и получать на них ответы, например: кто ближе к Блоку по темам творчества — Гумилев или Ахматова? кто из трех великих поэтов-современников: Ахматовой, Пастернака, Мандельштама — ближе и кто дальше между собой в 20-е гг.? Ответ на первый вопрос: ранняя Ахматова значительно ближе к Блоку, чем Гумилев, который более решительно преодолевал символизм. Ответ на второй вопрос: Ахматова и Мандельштам значительно ближе между собой, чем каждый из них с Пастернаком. Пастернак стоит особняком: недавнее акмеистическое прошлое сближает Ахматову и Мандельштама и противопоставляет их Пастернаку, прошедшему через футуризм. Итог исследований в данном направлении представлен в гл. 11 настоящей книги.

Одно время я занимался применением метода иллюстративных моделей А. А. Шпунта к задаче выяснения наличия / отсутствия и силы влияния одного писателя на другого в историко-литературном процессе. Здесь были применены начала булевой алгебры логики 17. К сожалению, отвлеченный другими вопросами, эту работу я оставил.

Применив аппарат математической теории групп и теории множеств, мы по-новому увидели природу и свойства онегинской строфы (см. гл. 9 этой книги). Каждая строфа делилась нами на две части, после чего строфы собирались вновь автоматически с помощью специально разработанной программы. Ставилась задача добиться при восстановлении строф одно-однозначного соответствия частей; однако оказалось, что между группами строф существуют соответствия Галуа 18 — опять вероятностные связи, подобные тем, которые я наблюдал при изучении структуры стихотворной речи в докторской диссертации. Так, выделяются группы «тел» строф (начальных двенадцатистиший) и «хвостов» (заключительных двустиший), в пределах которых по смыслу и по формальным особенностям возможны свободные сочетания «тел» и «хвостов».

Особым образом организованная фоника признается многими поэтами, читателями, критиками, филологами существеннейшей стороной поэзии. Известно пять точек зрения на природу поэтической фоники. Складывается впечатление, что все они характеризуют один и тот же предмет, но с разных теоретических позиций, разобщенно, заведомо неполно и нестрого. Возникло намерение построить единую теорию, которая давала бы по возможности всестороннее, цельное, полное и строгое описание поэтической фоники.

Исследование звуковой природы поэзии признано необходимым вести в категории фонемы, поскольку стихотворная речь интересует нас прежде всего как носительница смысла. В 70-е гг. мы с А. Д. Кошелевым занимались исследованием в рамках теории анаграмм де Соссюра 19. Сравнительно недавно начата более обширная по замыслу работа 20 (см. гл. 4 настоящего издания).

Четыре года группа сотрудников нашей кафедры создает ПИСК ПАСТЕРНАК — поисково-информационную систему компьютерную,— электронную энциклопедию по Пастернаку. Есть необходимость и возможность перейти к принципиально новому, послегутенберговскому (в смысле Мак-Люэна), соответствующему уровню цивилизации третьего тысячелетия, способу накопления, упорядочения, хранения и использования информации о поэте.

В 1960-е гг. канадский инженер и философ Херберт Маршалл Мак-Люэн (1911—1980) сформулировал концепцию, согласно которой прогресс человечества определяется развитием средств накопления и передачи информации. Он руководил Центром изучения цивилизации и техники в Торонто. В монографии «Галактика Гутенберга» (Gа1ахiе Gutenberg, 1962) он развил стройную концепцию эволюции мировой культуры, основанную на эволюции средств накопления и передачи информации. В книге «Разумные средства информации» (Understending Media; 1964) Мак-Люэн сформулировал свой знаменитый парадокс: «Средство информации — это и есть информация». В заостренной форме этот парадокс выразил мысль о том, что средства накопления и передачи информации говорят о цивилизации больше, чем сама циркулирующая в них информация.

На самом первом и самом длительном этапе существования человечества информация передавалась из уст в уста.

Потом появилась письменность, информация стала накапливаться и передаваться в рукописном виде, что оказалось значительно более эффективным. Этот этап истории человечества был во много раз короче.

Еще позже информация стала накапливаться и передаваться с помощью книгопечатания, и бытие человечества стало еще во много раз интенсивнее. Третья цивилизация, как уже догадался читатель, даже если он Мак-Люэна не знает,— это привычная нам гутенберговская цивилизация по имени великого изобретателя книгопечатания. Город Майнц в Германии до сих пор гордится тем, что именно здесь в середине XV в. Иоганн Гутенберг напечатал свою изумительную Библию, украшенную цветными орнаментами, разноцветными буквицами и шрифтами, и другие книги. Символом человечества последних пяти веков смело может быть — библиотека.

Сейчас книга, печать перестают оставаться основными, почти единственными средствами хранения и передачи информации. На наших глазах их вытесняют радио, телефон и радиотелефон, магнитофон, телевизор, компьютер, управляемый человеческим голосом, присоединенный к электронной почте и интернету, спутниковая связь — разнообразные, бурно развивающиеся электронные средства получения, накопления, упорядочения, хранения, переработки, передачи и использования информации. А прежние способы — устный, рукописный, книжный — все более вытесняются. Мы вступили в четвертый, послегутенберговский период развития человечества, предсказанный Мак-Люэном на его пороге, соответствующий уровню цивилизации третьего тысячелетия.

Для меня стало символичным, что об идеях Мак-Люэна я узнал вскоре после того, как они были сформулированы, не из статьи или книги, а с помощью электронного носителя информации — по радио, в передачах английской радиокомпании Бибиси из Лондона. Таков оказался один из стимулов (наряду с книгами Ласкера, Винера и Эшби), заставивших меня обратиться к помощи компьютера в моих филологических занятиях в конце 60 х гг.

Нашу работу над созданием компьютерной энциклопедии поддерживает Российский гуманитарный научный фонд (грант 97-04-12005 В; см. гл. 14 настоящего издания) 21.

По предложению А. В. Македонова, моего близкого друга и близкого друга А. Т. Твардовского, литературного критика, исследователя литературы и доктора геолого-минералогических наук, одно время вместе с ним я занимался приложением естественнонаучного принципа диссимметрии к изучению поэзии. Принцип диссимметрии, связанный прежде всего с именами Л. Пастера, П. Кюри и В. И. Вернадского, отражает одно из фундаментальных свойств живой и неживой природы. Мы с А. В. Македоновым надеялись, что рассматривая с этой точки зрения поэтический текст и придав нашим оценкам диссимметрии поэтического текста количественные значения (например, отыскав меру отклонения данного текста от некоторой идеальной симметрично-асимметричной системы), мы сумеем прикоснуться к каким-то фундаментальным свойствам произведений художественного слова, не замеченным прежде 22. Случилось так, что в разгар нашей работы тяжело заболела, а затем умерла жена моего соавтора, потом тяжело заболел и умер он, а я, оставшись с проблемой диссимметрии наедине, отошел от нее, чтобы вернуться к более привычной для меня собственно филологической проблематике.

Сложная система всегда обладает бесчисленными особенностями. Модель неизбежно воспроизводит лишь некоторые из них. «Нужно иметь в виду, что всякая реальная “машина” характеризуется бесконечным числом переменных, из которых почти все, за исключением немногих, по необходимости приходится игнорировать <…> Сталкиваясь с этим бесконечным числом переменных, экспериментатор должен выбрать для исследования конечное их число. Так он, конечно, и поступает — другими словами, он рассматривает абстрагированную систему» 23. Важно избрать для исследования именно те особенности («переменные»), которые для системы являются определяющими. Целенаправленный их выбор возможен благодаря существованию значительного количества добротных трудов, посвященных самым разным аспектами и уровням поэтической структуры.

Автор приносит благодарность Российскому фонду фундаментальных исследований, поддержавшему опубликование этой книги издательским грантом.

Глава 1
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации