Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы - файл n1.doc

приобрести
Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы
скачать (2033.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2034kb.10.06.2012 07:25скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51
5. Не забудем, что придает значение эстетическому впечатлению строгий эмпирик-естественник.

Только в 1966 г. я сделал первый зримый шаг: в «Вопросах языкознания» была опубликована моя маленькая статья 6. Ее печатание санкционировали три академика: В. В. Виноградов, В. М. Жирмунский и М. Л. Гаспаров (тогда, если не ошибаюсь, младший научный сотрудник ИМЛИ, но уже непререкаемый авторитет в узком кругу стиховедов).

К моему изумлению, несколько страниц, опубликованных в лингвистическом журнале, привлекли внимание. Со мной захотели познакомиться П. А. Руднев и В. А. Сапогов. Знакомство быстро переросло в дружбу, и с ними обоими я был до самого конца на ТЫ. При нашем знакомстве они дали непомерно высокую оценку моей статье и перспективам, которые она открывает и которые нелегко было углядеть. Скоро я имел счастье познакомиться с Ю. М.  Лотманом и 3. Г.  Минц, позже с К.  Ф. Тарановским и заочно с Р. О. Якобсоном. А Б. Ф. Егоров (который стал научным редактором моей первой книги по теории стиха, а через два года вместе с Ю. М. Лотманом и Б. М. Гаспаровым — моим официальным оппонентом, когда я в Тартуском университете защищал докторскую диссертацию по теории стиха — первым со времени М. П. Штокмара), «младшие формалисты» Б. Я. Бухштаб, С. А. Рейсер и Л. Я. Гинзбург, а также Д. Самойлов, который написал не только «Сороковые, роковые...» и «Полночь под Иван Купала...», но и «Книгу о русской рифме», одарили меня своей дружбой. Близкие научные интересы, в первую очередь широкое использование в теории и истории стиха математической статистики, теории вероятностей и компьютерного моделирования, тридцать лет связывают меня с М. А. Краснопёровой. Стимулировало мои исследования общение со многими иностранными коллегами; отношения с тремя из них — с Джеймсом Бейли (с которым мы родились в один и тот же год, месяц и день), Томасом Шоу (единственным в кругу стиховедов, с кем я сегодня на ТЫ) и Иэном Лилли — невозможно назвать иначе, чем дружбой. Мне было полезно научное общение с моими учениками, в особенности с Л. М. Маллер, А. Д. Кошелевым и Т. Н. Богатыревой, а также с С. И. Гиндиным и М. Ю. Лотманом, которые еще студентами своим пытливым и конструктивным умом обратили на себя мое внимание.

Сперва я считал с помощью арифмометра — механической счетной машины. Постепенно становились доступны компьютеры. Огромные, неуклюжие. Тогда они назывались ЭВМ. Помещение, где стояла такая ЭВМ, зимой не отапливалось: ЭВМ выделяла достаточно тепла, чтобы поддерживать в зале сносную температуру. С помощью Т. А. Самойловой, с которой мы сотрудничаем и сегодня, я выполнил одно из первых в СССР не только в науке о литературе, но и в области гуманитарных наук вообще исследование с применением компьютерного моделирования. Его отражает небольшая публикация 7. В настоящей книге данное исследование освещено в гл. 2. По названиям я тогда знал еще две работы — по этнографии и по лингвистике, — выполненные с применением компьютеров за границей, но отыскать их не смог. Позже я сам выполнил небольшую работу по этнографии с применением статистики, но поскольку подсчеты носили ограниченный характер, применение компьютера не понадобилось 8 (см. гл. 1 настоящего издания).

В моей докторской диссертации предметом изучения с помощью корреляционного анализа стали явления разных уровней и аспектов, а затем межуровневые связи в системе стихотворной речи 9. В настоящей книге методика и некоторые полученные тогда результаты изложены в гл. 3 и 6—8. Я строю языковую модель литературного явления; подвергаю ее математической обработке; для облегчения и ускорения работы использую компьютерную программу; после чего результат анализа переношу на литературное явление, которое изначально является предметом изучения.

Для осуществления обширных операций начальником вычислительного центра одного смоленского завода Л. Я. Осиповой была составлена специальная компьютерная программа. В своем отзыве, написанном по предложению ВАКа, Колмогоров отметил: «Существенную роль играет в диссертации статистический метод. Никогда еще в стиховедении не проводилось статистического обследования большого материала по столь большому числу признаков. Удачей автора является широкое применение ранговой корреляции между признаками.

Привлеченные автором диссертации средства математической статистики элементарны. Но многие выводы статистического анализа поддаются содержательной интерпретации и представляются мне весьма интересными» 10.

Вот начало письма А. Н. Колмогорова:
«Москва В 234 24 июля 71.

Университет

Зона Л, кв. 10
Глубокоуважаемый Вадим Соломонович!

Общее направление Ваших работ мне представляется интересным и нужным. <…>

Ваш. А. Колмогоров» 11
В этой книге вопросам стихотворного ритма посвящены главы 5—8. Пожалуй, это самые трудные для читателя страницы. Чтобы облегчить понимание, в главе 5 с самых азов последовательно излагаются основы современной теории стихотворного ритма. Для дальнейшего изучения нужно рекомендовать в первую очередь труды М. Л. Гаспарова.

Мне необыкновенно повезло, что я нашел, особенно в последние годы, единомышленников и энтузиастов среди коллег, учеников и коллег-учеников: математиков и программистов, которые тонко понимают и чувствуют филологическую проблематику, и филологов, разделяющих мои взгляды на значение лингвистических, математических, компьютерных моделей для изучения литературы. В исследованиях участвуют доценты, аспиранты, студенты. Вместе мы разрабатываем и применяем точные методы решения некоторых типичных вопросов истории и теории литературы. При этом историко-литературные задачи мы стремимся ставить теоретически, а теоретические — исторически. С благодарностью называю здесь Л. Л. Горелик, Е. П. Емельченкова, Р. Е. Кристалинского, Л. В. Павлову, М. Л. Рогацкину, И. В. Романову, Т. А. Самойлову, Н. А. Семенову. На протяжении долгих лет меня поддерживал мой друг детства доктор физико-математических наук А. М. Шендерович, которого я уже упоминал на этих страницах. Его смерть принесла мне неизбывное горе.

На последнем этапе работы над книгой мне много помогла И. В. Романова.

Корреляционный анализ позволил более строго поставить и решить проблему построения периодизации творческого пути поэта — Гумилева, Пастернака, Мандельштама
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации