Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы - файл n1.doc

приобрести
Баевский В.С. Лингвистические, математические, семиотические и компьютерные модели в истории и теории литературы
скачать (2033.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2034kb.10.06.2012 07:25скачать

n1.doc

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51

7. Переводы
Переводы Блока отличаются столь же богатой и изощренной фоникой, как и его оригинальные стихи. Однако все они выполнены в ту пору (1905—1921), когда анаграмматические структуры в его поэзии пошли на убыль как по количеству, так и по яркости. Возможно, поэтому среди переводов мало таких, где бы наличие анаграмм подтверждалось статистически.

Исключительная трудность состоит в том, что анаграмма зачастую сознанием читателя, в том числе переводчика, не воспринимается. Поэт-переводчик может ее заметить, может не заметить. Заметив, может воссоздать в переводе, а может и пожертвовать ею. Зато и не заметив анаграммы, поэт может ввести ее в перевод интуитивно. Наконец, упомянем и такой случай, когда в оригинале анаграммы нет, а в переводе она возникает как результат своеобразного осмысления переводчиком интерпретируемого им текста либо даже безотносительно к подлиннику вследствие такой же работы, как при оригинальном творчестве.

В конце 1915 г. поэт выполнил в числе других перевод стихотворения А. Исаакяна «Быстролетный и черный орел…» Слово орел здесь гипограммировано: частота <р> преобладает над среднеречевой на уровне значимости 0.002, частота <л> — на уровне 0.02. Ключевое слово отразилось в его эпитете быстРОЛетный, глаголах РаскЛеваЛ и бРОсиЛ и далее в словах ЛазОРевый, ОРЛих, кРыЛ. Поэт указывает, что он «соблюдать аллитерацию стремился» (3, 640). Быть может, поэтому гипограмма наметилась с самого начала работы над переводом. Во всех вариантах черновой рукописи (№ 154, л. 15) присутствуют слова, насыщенные «ключевыми» фонемами, и в данном отношении перевод близок к подлиннику. У Исаакяна ключевое слово «орел» в именительном падеже вводится в первом же стихе; так же поступает переводчик. Второй раз оно, в родительном падеже, появляется в заключительном стихе; в блоковском переводе здесь стоит слово орлих — притяжательное прилагательное тоже в родительном падеже. Во многих словах встречаем фонемы ключевого слова, объединенные в группы по две и по три. 10 слов содержат их в том же порядке, что и ключевое, 13 слов — в иной последовательности. Можно предполагать, что лексика стихотворения А. Исаакяна формировалась под влиянием, в частности, фоники ключевого слова «орел» и что в переводе оно гипограммировано вслед за подлинником 44.

Среди переводов из Гейне в «Прологе» (1921) (3,389) гипограммированы слова пролог, галерея. Частоты составляющих их согласных фонем преобладают над среднеречевыми, причем <г> и <л> — на уровне значимости 0.05. Это перевод стихотворения «Prolog» из книги «Neue Gedichte», из цикла «Neuer Frhüling». Облик гипограммированных слов относительно близок облику соответствующих слов подлинника Prolog, Gemäldegalerie. Гипограмма Блока могла быть вызвана отчасти этим обстоятельством, отчасти изысканной фоникой оригинала. В начальном катрене, например, (das) Вild des Маnns рифмует с Schild und Lanz, wolltе в 3-м стихе перекликается с Wohlbewehrt в 4-м и т. д. 45. Аналогию можно указать в лермонтовском переложении «Ein Fichtenbaum steht einsam…» 46. Инструментовке Гейне 47 соответствует у Лермонтова гипограмматическое построение, охватывающее ключевое слово сосна и слова снегом, солнца, грустна, прекрасная, поддержанные фонемным составом слов она, одна, снится, пустыне. Подобные примеры можно найти у других поэтов. А. Григорьев вслед за Мюссе гипограммировал в тексте своего перевода элегии «Lucie» заглавное имя 48; П. Якубович, В. Иванов, В. Шор по-разному воспроизводили гипограммы «Аu lecteur» и «L’homme et la mer» Бодлера 49, Пастернак в переложении «Песни без слов» Верлена «Il pleure dans mon coeur…» единственный из переводчиков этой миниатюры создал анаграмму (страсть/старость) как эквивалент анаграммы leurre (обман, иллюзия) оригинала 50.

По счастью, сохранились черновые рукописи «Пролога», свидетельствующие о том, как упорно работал Блок над его двенадцатью стихами (№ 159, лл. 2—5). Поэт принялся за него в декабре 1918 г. Прежде всего — что трудно было ожидать — на левой половине листа он набросал подстрочник, довольно небрежный, как можно сделать только для себя:
В картинных галереях

мужа

Видишь ты часто изображение человека,

нестись

Который в битву хотел идти,

Хорошо вооруженный щитом и копьем.
Но (у него) голые амурчики

Воруют копье у него и меч,

Вяжут его цветочными цепями,

Как он также угрюмо обороняется.

прелестных

Так, в нежных препятствиях

Я вьюсь и весельем и страданьем

Пока другие биться должны

эпохи

В великой битве времени.
О гипограмме здесь говорить нельзя: <г> встречаем лишь 4 раза, <л> — 8 раз. Рядом Блок набросал отдельные строки, рифмы и слова поэтического перевода; нумерация стихов наша, номер с буквой обозначает вариант, более поздний по сравнению с вариантом без буквы (1а позже, чем 1, и т. п.). Вот первая стадия работы над первой строфой:
1. изображенье

2. Ср[едь]

3. Человек

За. Зрелый муж идет в сраженье
Вторая стадия работы над первой строфой:
1а. Картин нередко зрите

1.Средь изображений

2а. Замедлял ты й

2. Часто на одном:

3. Человек в сра[женьи]

За. Муж во всем вооруженьи

4. Поднял щит и рвется в бой.
Первая стадия работы над второй строфой:
1. Но амурчики нагие

2. Меч украли

2а. Похищают меч и щит

3. И
После этих попыток Блок перевод оставил. Очевидно, он «не пошел», хотя 4-й стих первой строфы и 1-й стих второй строфы сделаны превосходно. Нет в этих набросках и следов анаграммирования.

Поэт вернулся к «Прологу» 5 февраля 1921 г. 51. Под наброском второй строфы 1918 г. он записал новый текст первой (третья стадия работы над нею):
1. Часто ты, бродя в музее,

2. По картинной галерее

3. Видишь: муж изображен

4. Снарядился в битву он.
Чередование рифм и клаузул отошло от оригинала, гипограммы нет. Второй строфы поэт делать не стал: возможно, он полагал, что основа есть в эскизе 1918 г. Обратился к третьей, за которую в 1918 г. и не брался. Оставил место для 1 и 2 стихов и наметил 3 и 4:
3. И участвуют другие

4. [В] Битве нынешнего дня

4а. ах
Больше места внизу листа не осталось, работа продолжена справа на полях:
1. Та и счастья

2. меня

3. участья
После ряда дополнений рукопись приняла такой вид:

1а. Цепи горестей и счастья

1. Так и счастья

2а. Заставляют и

2. меня

За. Оставаться без

3. участья

4. К битвам
Здесь найдено многое из того, что войдет в окончательный текст. Однако фоника по-прежнему никак специально не организована. Тем не менее, поэт, очевидно, удовлетворен. Взяв новый лист, он возвращается ко второй строфе и, не правя сделанное в 1918 г., дает новые варианты:
1в. украли

1б. лукаво

1 а. Но амурчики наше

1. Но лукавые амуры

3. И цветами
На одном этом этапе промелькнули четыре варианта первого стиха! Пожалуй, оригинальные стихи давались Блоку легче. Над маленьким переводом, при своей великой добросовестности, поэт бился часами. Он в сердцах надписывает вверху 4 листа горестное восклицание и подчеркивает его: часы, часы, часы идут!

Опираясь на приведенный выше набросок 1 и 3 стихов второй строфы, Блок записывает:
1. Но амур щитом играет,

1 а. Но амуры отнимают

2. А другой копье унес

3. И обвивает

4. И гирляндами из роз.
Ниже:
3. И цветами обвивают

4. Члены хмурого бойца.
На данной стадии впервые происходит насыщение текста фонемами ключевого слона <g> и <l>. Работу над второй строфой Блок продолжил на новом, 4-м листе. Он занес на него две рифмы:
1. стащили

2. окрутили
В глаголах в прошедшем времени появляются гипограмматические <l>. Продолжаются поиски и с глаголами в форме настоящего времени:
1 а. Но амуры отбирают

1. Но амурчики украли

2а. сурового

2. Меч у хмурого бойца

3. И цветами обвивают

4. без конца
Далее побеждает прошедшее время. Возможно, сыграли роль и эвфонические соображения:
3. И цепями роз и лилий

4. Окрутили без конца

За. И гирляндой оцепили
На этой стадии Блок оставил вторую строфу, видимо, довольный тем, как продвинулась работа. Вернулся к первой и снова много возился с нею. Наконец, на новом листе записал беловой текст всего стихотворения:
Встретишь в каждой галерее

Ты картину, где герой

Порываясь в бой скорее,

Поднял щит над головой.
Но амурчики стащили

Меч у хмурого бойца

И гирляндой роз и лилий

Окрутили молодца.
Цепи горя, путы счастья

Заставляют и меня

Оставаться без участья

К битвам нынешнего дня.
Только на заключительной стадии гипограмма пролог / галерея, сосредоточенная главным образом в двух первых строфах, выступает достаточно ярко. Теперь она устойчива, ее не затрагивают новые исправления, которые наносятся поверх белового текста: в 1-м стихе зачеркнуто Встретишь, надписано Чуть не; во 2-м зачеркнуто Ты картину, надписано Есть картина; в 10-м зачеркнуто Заставляют, надписано Принуждают; в 11-м стихе зачеркнуто Оставаться, надписано Отказаться от, в 12-м зачеркнуто К битвам, надписано В битвах, но затем этот последний намеченный вариант отброшен и оставлено так, как было в беловом тексте ранее. Наконец, этот беловой автограф, переходящий в черновой, был вновь переписан набело — матерью поэта (№ 434) . Теперь отчетливо видны слова, отражающие фонику ключевых слов: ГЕРОй, ПОРываясь, скОРЕЕ, ГОЛОвОЙ, ГиРЛяндОй, ОкРутили, ГОРя, Принуждают; целый ряд других слов содержит отдельные фонемы из этого набора.

Ясно видно, как Блок сперва был занят почти только задачей возможно более точно передать содержание оригинала; затем он перенес внимание на собственно художественные задачи (построение образной и грамматической систем), попутно уточняя смысл отдельных строк; наконец, завершая работу, он отделывает детали, придает законченную форму стиху.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51


7. Переводы
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации