Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе - файл n1.doc

приобрести
Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе
скачать (121.6 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc974kb.28.08.2010 11:27скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8
ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ В ГРАЖДАНСКОМ

И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ
Учебно-практическое пособие
Издание 2-е, переработанное и дополненное
С.Л. ДЕГТЯРЕВ
("Волтерс Клувер", 2003)

Предисловие

Общая часть

Глава I. Определение понятия убытков как правовой категории

§ 1. Особенности гражданско-правовой ответственности. Роль убытков в ее определении и реализации

§ 2. Определение убытков как правовой категории

§ 3. Необходимость доказывания как свойство убытков

Глава II. Соотношение убытков и других форм гражданско-правовой ответственности

Глава III. Основные подходы к определению убытков в российском и зарубежном законодательстве

Возмещение убытков, причиненных вследствие просрочки

Возмещение убытков, связанных с неисполнением

Возмещение убытков вследствие недостатков вещи

Глава IV. Принципы, работающие при определении, доказывании и возмещении убытков. Возможность их деформации

Глава V. Определение предмета доказывания по делам о возмещении убытков

§ 1. Предмет доказывания по делам о возмещении убытков

§ 2. Понятие доказательств и судебного доказывания

Глава VI. Распределение обязанности по доказыванию убытков

Особенная часть

Глава VII. Возмещение убытков, причиненных неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств, возникающих из деликтных правоотношений и по иным основаниям

Глава VIII. Возмещение убытков в условиях инфляции

Глава IX. Методика доказывания и необходимые доказательства по отдельным видам гражданско-правовых обязательств

Дегтярев Сергей Леонидович, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.


Предисловие
Новый Гражданский кодекс Российской Федерации существенно изменил правовую систему России, повлияв на все сферы юридической деятельности. Из Гражданского кодекса вытекает, что основным способом защиты гражданских прав является судебная защита, которая осуществляется в рамках гражданского и арбитражного процессов. Целый ряд гражданско-правовых институтов получил свое развитие прежде всего благодаря судебной практике, поскольку реализация многих норм ГК возможна только в деятельности судов.

Институт возмещения убытков исторически является одним из основных средств обеспечения стабильности отношений гражданского оборота, позволяя его участникам покрывать как реальный ущерб, так и упущенную выгоду, снижать риски предпринимательской деятельности в случае нарушения обязательств их участниками. В указанном плане данная книга представляет безусловный интерес.

Вниманию читателей предлагается издание второе, дополненное и переработанное, что связано с включением в работу последней судебной и арбитражной практики по рассматриваемой тематике. В книге нашло отражение новейшее гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство, рассматриваемые вопросы освещены с точки зрения новых, вступивших в силу ГПК и АПК России.

Автор книги - Сергей Леонидович Дегтярев, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, защитивший диссертацию по данной теме и читающий курс арбитражного процесса в Уральской государственной юридической академии - ведущем юридическом вузе России, автор целого ряда публикаций по вопросам взыскания убытков.

В отличие от других работ по данной тематике книга С.Л. Дегтярева соединяет в себе черты как практического пособия, так и научного издания, поскольку автор анализирует ряд спорных вопросов гражданского и процессуального законодательства, приводит зарубежную практику их разрешения.

Анализ возмещения убытков ведется применительно к практике как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции. Такой подход позволил автору показать в систематизированном виде сходство и отличие судебной практики различных судебных органов гражданской юрисдикции, дать практические рекомендации по ведению дела о возмещении убытков в арбитражном и гражданском процессах. Тем самым книга С.Л. Дегтярева полезна самому широкому кругу читателей - от студента до практикующего юриста.

Кроме того, по сравнению с первым изданием, настоящая книга содержит развернутый список литературы, в том числе и иностранной, позволяющий более глубоко исследовать вопросы о возмещении убытков, перечень основных вопросов и тем для написания рефератов и курсовых, а также программу по проведению спецкурса <*>. Это позволяет использовать ее в качестве пособия для проведения спецкурсов и семинаров по исследуемой тематике.

--------------------------------

<*> Не приводятся.
Самая главная мысль автора при изложении материала книги, с которой нельзя не согласиться, заключается в следующем. Убытки закреплены в действующем законодательстве в основном с помощью оценочных понятий, что определяет процессуальную сторону их понимания - необходимость доказывания. Именно недоказанность убытков является основной причиной отказа судов в удовлетворении иска. В этом и заключается необходимость изучения института убытков через применение процессуальных категорий института доказательственного права, дающих тем самым ключ к практической реализации убытков в гражданском обороте.

Остается пожелать читателям книги успехов в нелегком деле понимания и применения законодательства о возмещении убытков, с которым может соприкоснуться практически каждый из нас.
Доктор юридических наук,

профессор, заведующий кафедрой

гражданского процесса Уральской

государственной юридической академии

В.В.ЯРКОВ
ОБЩАЯ ЧАСТЬ
Глава I. Определение понятия убытков

как правовой категории
§ 1. Особенности гражданско-правовой ответственности.

Роль убытков в ее определении и реализации
Необходимость возмещения понесенных утрат и потерь стояла перед человечеством всегда. С момента установления товарно-денежных отношений в обществе стал особенно актуальным вопрос о защите прав и законных интересов участников этих отношений. Одним из древнейших и основополагающих институтов в защите нарушенных прав является институт возмещения убытков, который сохраняет свое значение по сей день. Возмещение убытков как один из видов гражданско-правовой ответственности в силу своей правовой природы применяется при регулировании не только внутригосударственных, но и международных отношений.

Установление принципа разделения властей и отход от административно-командной системы в Российской Федерации сделали договор одним из рычагов развития правоотношений и расширения правового поля в регулировании вопросов, связанных с правами и законными интересами хозяйствующих субъектов. Между тем одной из гарантий успешного развития договорных отношений в современном обществе, их упрочения и стабильности выступает именно институт возмещения убытков. В данном контексте возмещение убытков дает потерпевшей стороне возможность восстановить свое имущественное положение в случае нарушения ее прав и охраняемых законом интересов, с другой стороны, возможность восстановления имущественного положения и наложения ответственности на неисправную сторону в виде возмещения убытков позволяет говорить о превентивной роли исследуемого института.

В связи с вышеуказанными процессами изменились и нормы, регулирующие институт возмещения убытков, что, в свою очередь, сказалось на судебной практике в переопределении приоритетов при применении названных норм. Но изменились не только нормы материального права, регулирующие порядок определения убытков, претерпела изменения и сама процедура судопроизводства. Например, создана система федеральных арбитражных судов России, произошел отход от принципа объективной истины к принципу состязательности, что особенно заметно в арбитражном процессе, модель разбирательства в котором направлена на активизацию сторон при доказывании обстоятельств по делу. Все это требует обстоятельного изучения норм, регулирующих институт возмещения убытков, а также существующей судебной практики по его применению.

Сам правовой феномен - убытки, - закрепленный в действующем законодательстве в основном с помощью оценочных понятий, создает большие трудности при доказывании возникших убытков на практике. Исходя из существующей судебной практики, необходимо заметить, что в большинстве случаев суды, отказывая в удовлетворении требований о взыскании убытков (особенно упущенной выгоды), ссылаются именно на их недоказанность. Данное явление еще раз подчеркивает актуальность рассматриваемого вопроса и позволяет говорить о "процессуальной" стороне понятия убытков, т.е. о возможности рассмотрения убытков в свете процессуальной теории.

Традиционно принято рассматривать вопрос о возмещении убытков в рамках института гражданско-правовой ответственности <*>. Этот вопрос давно и обоснованно рассматривается как один из важнейших вопросов материального права, однако определение гражданско-правовой ответственности в юридической литературе было и остается на настоящий момент во многом дискуссионным <**>.

--------------------------------

<*> См., например: Советское гражданское право: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. Т. 1. М., 1985; Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. М., 1996, и др.

<**> См., например: Васькин В.В., Овчинников Н.И., Рогович Л.Н. Гражданско-правовая ответственность. Владивосток, 1998. С. 5.
Связано это со многими причинами, в первую очередь со спецификой круга отношений, регулируемых гражданским правом, его целями, объектом и методом регулирования.

Круг отношений, регулируемых гражданским правом, достаточно разнообразен и широк - от регулирования прав собственника до космических услуг, регулирование рынка ценных бумаг, возмещение ущерба, договоры перевозки и др. <*> Широта круга регулируемых отношений, различия в правовом положении субъектов гражданского оборота сами по себе осложняют решение вопросов гражданско-правовой ответственности, которые уже по этим вопросам не могут решаться однозначно <**>. Несмотря на широту круга регулируемых отношений, практически из любого гражданского правоотношения при определенных условиях может возникнуть гражданско-правовая ответственность в виде возмещения убытков.

--------------------------------

<*> Подробнее об этом см.: Осипов Е.Б. Общие вопросы ответственности в гражданском праве: Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. М. С. 297.

<**> См., например: Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей. М., 1973. С. 24 - 25.
Следует отметить также, что в настоящее время гражданско-правовые споры могут быть объектом рассмотрения многих юрисдикционных органов: судов общей юрисдикции, арбитражных судов, третейских судов. Все названные органы вправе применять меры гражданско-правовой ответственности, поэтому недопустимо, чтобы эти вопросы трактовались ими по-разному. При рассмотрении дела юрисдикционным органам необходимо учитывать общепринятые, традиционно выделяемые особенности и черты гражданско-правовой ответственности.

В отличие от уголовного гражданское право изначально исходит из добросовестного поведения участников гражданских правоотношений, их разумности и справедливости. Поэтому, по справедливому замечанию Е.Б. Осипова, в гражданском праве (в отличие от права публичного) "не все сводится лишь к гражданской ответственности" <*>.

--------------------------------

<*> Осипов Е.Б. Указ. соч. С. 298.
Гражданско-правовая ответственность является только одним (хотя и центральным) из средств защиты гражданских прав и только одним (хотя и наиболее суровым) из воздействий на правонарушителя. Разнообразие способов и методов правового регулирования гражданских прав и обязанностей, различие в правовом регулировании и характере взаимоотношений субъектов гражданского оборота позволяют использовать самые различные меры воздействия на субъектов, не исполняющих либо ненадлежаще исполняющих возложенные на них обязанности. В число этих мер, в частности, входят как регулятивные предупредительные меры воздействия. Ответственность для гражданского права все же является скорее исключением, чем общим правилом, так как она, как указывалось, исходит из презумпции добросовестности участников гражданского оборота, хотя и предусматривает средства защиты от его недобросовестных участников <*>.

--------------------------------

<*> Подробнее об этом см.: Там же; Осипов Е.Б. Защита гражданских прав: Учебное и практическое пособие. Алматы, 2000. С. 32.
Все это необходимо учитывать при определении понятия убытков как одной из форм гражданско-правовой ответственности. Вопрос о защите нарушенного права (в том числе и в виде возмещения убытков) обычно ставится перед юрисдикционным органом только после того, как были исчерпаны другие гражданско-правовые способы защиты субъективного права. Добровольная компенсация причиненных убытков (добровольное возмещение причиненных убытков) исключает возможность применения к лицу-правонарушителю гражданско-правовой ответственности. Отсюда следует, что обращение в суд (арбитражный суд, иной правомочный юрисдикционный орган) за защитой нарушенного права в виде возмещения убытков с правонарушителя является своеобразным критерием, позволяющим разграничивать убытки в их правовом (юридическом) смысле и иные имущественные потери (убытки в экономическом смысле). Государственное принуждение (как признак любой ответственности, в том числе и гражданско-правовой) возможно только на основании вступившего в законную силу решения юрисдикционного органа. Без обращения в юрисдикционный орган не может быть гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков с недобросовестной стороны, а следовательно, не может быть убытков в их правовом смысле.

Подробно не вдаваясь в дискуссию о понятии гражданско-правовой ответственности, следует указать на наиболее часто воспроизводимые в юридических работах определения.

Так, Е.Д. Егоров определяет гражданско-правовую ответственность как санкцию, применяемую к правонарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права <*>.

--------------------------------

<*> См.: Егоров Н.Д. Гражданско-правовая ответственность // Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. С. 524 - 526.
Гражданско-правовая ответственность устанавливается через определенные меры защиты субъективных прав (меры гражданско-правовой ответственности), направленные на возложение на нарушителя субъективного гражданского права дополнительных имущественных лишений, обеспеченных государственным принуждением, в виде дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права <*>.

--------------------------------

<*> См.: Осипов Е.Б. Общие вопросы ответственности в гражданском праве: Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. С. 301.
О.С. Иоффе отмечает, что гражданско-правовая ответственность характеризуется следующими свойствами:

1) она является санкцией за нарушение гражданских законов, обеспеченной убеждением и государственным принуждением или его возможностью;

2) в ее основе лежит общественное осуждение поведения правонарушителя и стимулирование его к определенной деятельности в интересах общества при отсутствии оснований для осуждения поведения ответственного лица;

3) она выражается в форме восстановления нарушенных отношений и в форме установления отрицательных последствий для правонарушителя в целях обеспечения условий нормального развития гражданско-правовых отношений.

Таким образом, основанием применения к нарушителю субъективных прав мер гражданско-правовой ответственности традиционно рассматривается совершение этим лицом гражданско-правового нарушения, а совокупность всех необходимых условий для применения гражданско-правовой ответственности составляет состав правонарушения <*>. Многообразие видов гражданско-правовых правонарушений определяет и многообразие форм гражданско-правовых ответственностей.

--------------------------------

<*> См., например: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. С. 490; Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР: Т. 2. Л., 1978. С. 143.
Несмотря на различия в определении понятия гражданско-правовой ответственности, традиционно выделяются общие условия ее наступления, которыми являются:

1) противоправное поведение нарушителя;

2) наличие убытков или вреда;

3) наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившими вредоносными последствиями;

4) наличие вины нарушителя.

Состав правонарушения определяется нормами гражданского права, фактическими отношениями и не всегда включает все указанные компоненты.

Следует заметить, что, выделяя в качестве общего условия гражданско-правовой ответственности наличие убытков или вреда, точнее указывать на имущественные потери, неблагоприятные последствия, поскольку факт наличия убытков определяется судом (юрисдикционным органом) при разрешении спора, и только после такого признания они могут быть взысканы с неисправной стороны в принудительном порядке (или определены под угрозой принудительного взыскания), т.е. будут рассматриваться как мера гражданско-правовой ответственности.

Традиционно также подразделение общих условий ответственности на две группы: объективную и субъективную сторону правонарушения. При этом к элементам объективной стороны относят:

1) противоправное поведение (деятельность или бездеятельность);

2) вредоносный результат деяния;

3) причинную связь между деянием и вредоносным результатом.

К элементу субъективной стороны относят по общему правилу вину, а иначе - психическое отношение субъекта к своему противоправному поведению и его последствиям в форме умысла или неосторожности, а также мотив и цель правонарушения <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Осипов Е.Б. Указ. соч. С. 303, и цитируемые им источники; Слесарев В.Л. Экономические санкции в советском гражданском праве. Красноярск, 1989. С. 44 - 62; Антимонов Б.С. Значение вины потерпевшего при гражданском правонарушении. М., 1950. С. 38 и др.
Возмещение убытков, наряду с уплатой неустойки, потерей задатка и т.д., рассматривается в качестве формы гражданско-правовой ответственности, под которой понимается форма тех дополнительных обременений, которые возлагаются на правонарушителя. Особо подчеркивается, что данная форма имеет общее значение и применяется во всех случаях нарушения гражданских прав, если иное не предусмотрено договором или законом, тогда как иные формы гражданско-правовой ответственности применяются лишь в случаях, прямо предусмотренных договором или законом для конкретного правонарушения <*>. Отсюда эта форма гражданско-правовой ответственности является и общей мерой гражданско-правовой ответственности <**>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. С. 526.

<**> См.: Там же. С. 527.
Более того, возмещение убытков является особой мерой воздействия, поскольку обеспечивается возможностью применения государственного принуждения. С этой точки зрения оно может рассматриваться как гражданско-правовая санкция. Значение самого термина "санкция" в правовой теории остается дискуссионным, его связывают либо с вопросом о содержании нормы права, либо с понятием особой нормы права, носящей название санкции <1>. Выделяются следующие основные концепции этого вопроса: рассматривается трехчленная концепция правовой нормы (получившая наибольшее признание и являющаяся традиционной на настоящее время) <2>, концепция двухчленной структуры нормы права <3>, а также концепция, отрицающая структурирование нормы права на отдельные элементы и признающая за гипотезой, диспозицией и санкцией их самостоятельное значение и прямое применение в качестве норм права <4>.

--------------------------------

<1> См.: Осипов Е.Б. Указ. соч. С. 310.

<2> См., например: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 41; Жицинский Ю.С. Санкция нормы советского гражданского права. Воронеж, 1968. С. 44.

<3> См.: Черданцев А.Ф. Специализация и структура норм права // Правоведение. 1970. N 1. С. 45.

<4> См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового регулирования. Саратов, 1980. С. 16.
Что же касается вопросов соотношения понятий ответственности и санкции (является ли ответственность разновидностью санкции, или эти понятия равны), то в юридической литературе также встречаются различные взгляды и точки зрения на этот вопрос <*>.

--------------------------------

<*> Подробнее об этом см.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 42 - 43.
Говоря о возмещении убытков как о санкции, относящейся к мерам гражданско-правовой ответственности, вслед за Е.Б. Осиповым следует выделить их характерные черты. К ним относятся: во-первых, непосредственная связь с государственным принуждением, которая может проявляться в непосредственных действиях суда (арбитражного суда, третейского суда, иных компетентных государственных органов) по его применению либо опосредованно - через декларирование в нормах законодательства должного поведения управомоченного лица, а также прав и обязанностей участников гражданского правоотношения, т.е. применяться в виде самозащиты или в виде применения мер оперативного воздействия; во-вторых, непосредственное возложение невыгодных имущественных последствий на нарушителя гражданских прав и обязанностей при применении этой санкции (взыскании с правонарушителя убытков) <*>. Оба эти признака должны присутствовать одновременно, что в реальности всегда и происходит по отношению к возмещению убытков.

--------------------------------

<*> См.: Осипов Е.Б. Указ. соч. С. 314 - 315.
И последнее, что связано с общей характеристикой убытков как гражданско-правовой ответственности, - по характеру действий возмещение убытков относится к компенсационным санкциям.

В отличие от конфискационных санкций имущество взыскивается не безвозмездно в доход казны, государства, а в пользу потерпевшей стороны (хотя в отдельных случаях стороной по делу о взыскании убытков может выступать и само государство). Различны могут быть и основания взыскания имущества.

От штрафных санкций гражданско-правового характера (прежде всего неустойки) возмещение убытков отличает именно их компенсационность. Возможность применения возмещения убытков связана с общим принципом - полное возмещение убытков, вызванных нарушением субъективного гражданского права, если только такое полное возмещение убытков не ограничено законом или договором. Штрафные же санкции применяются независимо от размера причиненного ущерба, неблагоприятных имущественных потерь и последствий. Второе отличие состоит в том, что возмещение убытков возможно практически при любом правонарушении, если оно стало причиной имущественных потерь (убытков), штрафные же санкции могут быть применены только на основании прямого указания в договоре или законе.

Из вышеизложенного можно сделать следующий важный вывод, касающийся сложности определения внутреннего содержания правового феномена - убытков. Несмотря на разность позиций по отдельным вопросам, практически все авторы рассматривают убытки (имущественные потери) как одно из необходимых условий для наступления гражданско-правовой ответственности. С другой стороны, возмещение убытков рассматривается как сама форма гражданско-правовой ответственности (мера гражданско-правовой ответственности или гражданско-правовая санкция). Одно и то же явление одновременно является основанием для меры воздействия (условно) и самой мерой воздействия. Таким образом, само явление содержит в себе и условие существования, и форму реализации. Нет ли здесь противоречия? На этот вопрос можно дать ответ с точки зрения процессуального права, о чем речь пойдет ниже.
§ 2. Определение убытков как правовой категории
Сам термин "убытки" известен, думается, достаточно давно и обстоятельно изучен. Возмещение убытков в качестве меры ответственности было известно еще римскому частному праву. Имущественная ответственность здесь устанавливалась, хотя еще не во всех случаях, законом Петелия в IV в. до н. э. В развитом римском праве последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являлась обязанность должника возместить кредитору понесенный им ущерб <*>.

--------------------------------

<*> См.: Новицкий И.Б. Римское право. М., 1995. С. 151.
Слова "вред", "убыток", "ущерб" употребляются в русском языке как синонимы <*>. Традиционно связаны они всегда с понятием потери, утраты чего-либо в результате действия (бездействия) как самого лица, несущего убыток, так и других лиц либо иного воздействия.

--------------------------------

<*> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1998. С. 102, 822, 846.
В качестве синонимов использует данные термины и законодатель при включении их в нормы права, однако термин "вред" чаще применяется при регулировании так называемых деликтных обязательств (например, п. 6 ст. 8 ГК, гл. 59 ГК и др.), два же других термина зачастую указывают на существование договорных правоотношений. Кроме того, термин "убыток" употребляется только во множественном числе, и связано это с тем, что "убытки" по своему юридическому значению, установленному ст. 15 ГК, уже понятия "вред", поскольку в понятие "убытки" включается только реальный ущерб и упущенная выгода (более подробно об этом речь пойдет далее), возмещаются они, как правило, при наличии имущественных отношений и в денежном выражении. Вред же может быть причинен не только имуществу, но и личности (чести и достоинству) гражданина, имуществу или деловой репутации юридического лица. Вред возможно возместить в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления повреждений, опровержения сведений, порочащих деловую репутацию, и т.д., путем компенсации гражданину морального вреда, а также путем возмещения убытков гражданину или юридическому лицу <*>.

--------------------------------

<*> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1. М., 1997. С. 59.
Необходимо выделять некоторое различие тесно связанных между собой понятий - "убытки" как таковые и "возмещение убытков". Это две стороны одного и того же явления, причем первое можно определить как статическое, а второе как динамическое проявление. Выделение статического и динамического начала в понятии убытков, их учет и разведение через термины "убытки" и "возмещение убытков" видится необходимым и целесообразным, иначе это создает некоторую путаницу, поводом чему служит сама конструкция ст. 15 ГК (что повторяется в конструкции ст. 393 ГК). Статья 15 "Возмещение убытков", в частности п. 1 данной статьи ("лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере" (подобное правило устанавливается и п. 1 ст. 393 ГК)), позволяет говорить об убытках как явлении юридическом только при обращении потерпевшего с требованием об этом к лицу, ответственному за причинение убытков. Статическая сторона явления начинает интересовать право, а значит, и регулироваться его нормами только с момента требования о возмещении убытков. Следовательно, во всех дефинициях, данных на разных этапах цивилистической науки и определяющих убытки как одну из мер гражданско-правовой ответственности, речь идет о рассматриваемом нами динамическом проявлении убытков, т.е. о "возмещении убытков". Данный вывод подтверждается и ст. 12 ГК, определяющей в качестве одного из способов защиты гражданских прав возмещение убытков.

Данная постановка вопроса позволяет ответить на вопрос, поставленный в § 1 настоящей главы. Общим условием для наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков являются имущественные потери (вредоносный результат), а под гражданско-правовой ответственностью в виде возмещения убытков следует понимать динамическое проявление убытков ("возмещение убытков"), однако ответственность может наступить, только если имущественные потери, понесенные вследствие правонарушения, будут соответствовать понятию убытков в их статическом проявлении (будут установлены таковыми судом или иным юрисдикционным органом).

Г.Ф. Шершеневич под убытками понимал "вред, понесенный имуществом и состоящий в уменьшении его ценности, под которым никак нельзя понимать нравственный вред уже потому, что такое представление несомненно противоречит общему смыслу статей о вознаграждении" <*>.

--------------------------------

<*> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 396.
О.С. Иоффе определяет убытки как последствия, вызываемые неправомерным поведением <*>, он фактически рассматривает в качестве убытков любое негативное последствие от любого неправомерного деяния в сфере гражданских правоотношений, т.е. при совершении любого гражданского правонарушения наступает результат в виде убытков. Понятие убытков, по мнению О.С. Иоффе, неразрывно связано с понятием гражданской ответственности <**>.

--------------------------------

<*> См.: Иоффе О.С. Ответственность по гражданскому праву. Л., 1955. С. 203.

<**> Подробнее об этом см.: Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2000. С. 460 - 508.
Несколько иной позиции придерживается Л.А. Лунц, который рассматривает под убытками денежную оценку того ущерба, который причинен неисправным должником, делинквентом: "Строго говоря, - писал Л.А. Лунц, - термин "причиненные убытки" является неточным, ибо неисправный должник (или правонарушитель) причиняет не убытки в их денежном выражении, а причиняет ущерб в "натуральной форме" <*>. Несмотря на различие в точках зрения, следует отметить, что убытки в любом из определений подразумевают под собой неблагоприятные последствия для потерпевшего, возникшие в результате неправомерного поведения правонарушителя.

--------------------------------

<*> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1954. С. 365.
Под "возмещением убытков" понимаются не только сами "убытки", но и возложение обязанности по их доказыванию на потерпевшую сторону, а на виновную сторону - обязанности по восстановлению нарушенных ей правоотношений, материального положения пострадавшего лица. Таким образом, понятие убытков имеет некую динамику, необходимость лиц, участвующих в материальном правоотношении, совершать определенные действия. Поэтому в дальнейшем под гражданско-правовой ответственностью в виде возмещения убытков будет пониматься именно динамическая сторона этого явления - возмещение убытков.

Как уже отмечалось, возмещение убытков является одной из мер гражданско-правовой ответственности, которой присуща возможность применения государственного принуждения. Но само принуждение возможно только на основе акта соответствующего юрисдикционного органа, который может привести в движение механизм принуждения. В таком акте суд (иной юрисдикционный орган) обязан решить вопрос о том, подпадают ли понесенные потерпевшим лицом имущественные потери под категорию "убытки" (в его статическом проявлении), и уже на основании этого вынести решение о наступлении гражданско-правовой ответственности и возмещении убытков. В отношении должника, правонарушителя точнее будет указывать не на возмещение убытков, а на взыскание убытков. Данный термин неизвестен законодателю и не закреплен в нормах права, однако широко используется в судебной практике и в юридической литературе.

Динамическая сторона убытков невозможна без самого движения, т.е. совершения определенных действий кем бы то ни было, иначе невозможно говорить и о динамике понятия убытков. "Движение" же в рамках гражданского (арбитражного) процесса представляет собой совершение определенных действий участниками судопроизводства, т.е. "движение" должно быть облечено в определенную процессуальную форму (установленный порядок совершения действий и т.д.). Таким образом, из динамической стороны понятия убытков, точнее - объективно присущего ему свойства динамичности, вытекает и объективная связь с процессуальным аспектом данной категории, что объективно не позволяет рассматривать исследуемую категорию убытков без учета требований процессуальной науки.

Возмещение убытков включает все признаки гражданско-правовой ответственности, выработанные наукой гражданского права. Несмотря на различные подходы к определению гражданской ответственности в гражданско-правовой науке, господствующее мнение в цивилистике определяет под гражданской ответственностью отрицательные имущественные последствия для нарушителя в виде лишения субъективных гражданских прав, возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей <*>. Следует опять же заметить, что последствия для правонарушителя могут наступить лишь в том случае, если потерпевшей стороной будут доказаны убытки (причинение, несение убытков) с соблюдением правил, установленных процессуальным законодательством.

--------------------------------

<*> См.: Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М., 1962. С. 14 - 18; Басин Ю.Г. Материальная ответственность предприятий и организаций за невыполнение заданий и обязательств. М., 1969; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 7 - 8; Кофман В.И. Ответственность за нарушение обязательств: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. Т. 1. М., 1985. С. 479 - 484; Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Уч. труды Свердловского юрид. ин-та: Вып. 27. Свердловск, 1971. С. 16.
На современном этапе возмещение убытков продолжает оставаться одной из форм гражданско-правовой ответственности, под которой понимается "форма выражения тех дополнительных обременений, которые возлагаются на правонарушителя" <*>. Правда, применительно к понятию убытков указание в дефиниции на "дополнительные обременения" не совсем правильно, так как при возмещении убытков суд обязывает виновное лицо сделать должное либо что-то равнозначное взамен неисполненного, т.е. должен присутствовать признак компенсационности, восстановления имущественного положения потерпевшего. Поэтому более точным будет определение убытков как формы выражения тех обременений, которые возлагаются на правонарушителя и восстанавливают имущественное положение потерпевшей стороны в том объеме, как если бы его права и законные интересы не были нарушены.

--------------------------------

<*> Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. С. 526 - 527.
Действительно, отвечая всем признакам гражданско-правовой ответственности, понятие убытков наиболее полно и четко раскрывает возможность восстановления нарушенных отношений через установление отрицательных последствий для правонарушителя. Отрицательные последствия для этого лица состоят в том, что оно должно совершить все действия для восстановления им же нарушенных отношений. По этому признаку происходит и основное отграничение убытков от иных форм гражданско-правовой ответственности, ведь при применении любой иной формы ответственности нельзя быть уверенным в полном восстановлении нарушенных отношений, полном восстановлении нарушенных прав (хотя бы де-юре), материального положения потерпевшего лица, - именно "восстановлении", а не незаконного обогащения.

Как уже отмечалось, среди других форм ответственности (взыскание неустойки - ст. 330 ГК, потеря задатка (ст. 381 ГК) и др.) возмещение убытков занимает особое место, поскольку применяется во всех случаях нарушения гражданских прав, если законом или договором не предусмотрено иное, тогда как иные формы гражданско-правовой ответственности применяются лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или договором для конкретного правонарушения. Отсюда возмещение убытков как форма гражданско-правовой ответственности получило название "общая мера гражданско-правовой ответственности" <*>, "универсальный способ защиты гражданских прав" <**>. Возмещение убытков может сочетаться с другими способами защиты. Данная особенность института возмещения убытков, а именно его "универсальность", т.е. возможность применения при известных обстоятельствах практически в любом гражданском правоотношении, и является, на наш взгляд, его "ахиллесовой пятой" при реализации на практике. Разнообразие материальных правоотношений не позволяет законодателю четко выработать критерии оценки возмещаемых убытков для каждого отдельного случая, каждого конкретного правоотношения, что и не целесообразно.

--------------------------------

<*> Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Ч. 1. С. 527.

<**> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1. С. 56.
Несмотря на достаточно долгое существование и постоянное развитие в правовой науке и судебной практике института возмещения убытков, следует отметить, что, на наш взгляд, становление данного института происходит несколько односторонне. Это связано с тем, что свое развитие указанный институт получает только в рамках материально-правовой теории. Между тем, как показывает судебная практика последних лет, этого недостаточно. Следует отметить тенденции развития законодательства и правовой науки за последний период в направлении сближения различных смежных дисциплин, появление новых смежных отраслей права и т.д.

Все дело в том, что наука гражданского права и наука гражданского процесса, как самостоятельные науки, ставят перед собой разные цели и решают соответственно разные задачи. В то же время они должны выполнять единую функцию права - установление условий для стабильной жизни общества. Необходимо в связи с этим подчеркнуть, что гражданский (а сейчас и арбитражный) процесс имеет самостоятельный объект и самостоятельные задачи. Как указывает В.А. Рязановский, "гражданское право, как наука, имеет предметом изучения систему субъективных гражданских прав, совокупность правил, нормирующих частные интересы, гражданский процесс - организацию установления и охраны субъективных гражданских прав. В отличие от гражданского права гражданский процесс есть институт публичного права, на который возложено поддержание правопорядка путем защиты субъективных гражданских прав отдельных граждан" <*>.

--------------------------------

<*> Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996. С. 15.
Таким образом, если гражданское право отвечает на вопрос "что?", т.е. очерчивает круг субъективных прав участника гражданских правоотношений, указывает, какими правами он обладает, то гражданский процесс (а сейчас и арбитражный процесс) отвечает на вопрос "как?", т.е. устанавливает процедуру, механизм защиты, а по существу и реализации прав (если необходимо - то в принудительном порядке с использованием институтов государства), очерченных гражданским правом. Данное положение находит отражение и в позиции русского процессуалиста Е.В. Васьковского, который указывает, что верховной и конечной целью гражданского процесса является не установление материальной правды, а "осуществление материальных гражданских прав" <*>. Без возможности гарантирования и защиты субъективного права с помощью норм процессуального права первое останется только на бумаге (пустым звуком), а следовательно, не будет способствовать стабильности и устойчивости гражданских правоотношений.

--------------------------------

<*> Цит. по: Рязановский В.А. Указ. соч. С. 33.
Однако несомненно и то, что между гражданским правом и арбитражным (гражданским) процессом существует тесная связь, взаимное влияние, "есть известная область трудно разграничимых явлений" <*>, что позволяет нам рассматривать категорию убытков с позиций и процессуального права.

--------------------------------

<*> Там же.
История развития всего материального и процессуального права также свидетельствует об этом. Например, К. Маркс, рассматривая право в рамках своей теории, указывал на органическую связь процессуального и материального права, подчеркивал, что материальное право имеет свои необходимые, присущие ему процессуальные формы: "Процесс и право также тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений и животных связаны с мясом и кровью животных. Один дух должен осуществлять процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни... Форма не имеет никакой цены, если она не есть форма содержания" <*>.

--------------------------------

<*> Маркс К., Энгельс Ф. Соч.: Т. 1. С. 258.
Связь между материальным и процессуальным правом отмечалась и советскими правоведами.

Как указывалось выше, в теории гражданского права выработаны общие условия привлечения лица к гражданско-правовой ответственности. Данные условия образуют состав гражданского правонарушения или рассматриваются как юридическое основание ответственности. Для наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков необходимо наличие следующих общих (обязательных) условий:

1) наличие убытков;

2) противоправное поведение должника, понимаемое в широком смысле;

3) причинная связь между противоправностью и убытками;

4) вина должника (в необходимых случаях);

5) доказанность существования всех этих условий перед юрисдикционным органом с соблюдением установленной процедуры.

Исходя из конкретных обстоятельств по делу в данный перечень могут быть добавлены и иные условия (иные составляющие).

Действующее гражданское законодательство регулирует вопросы, связанные с определением понятия убытков (точнее, размера убытков), следующим образом. Убытки, в соответствии со ст. 15 ГК, могут состоять из следующих частей:

1. Реальный ущерб:

а) произведенные расходы или расходы, которые необходимо будет произвести;

б) утрата или повреждение имущества.

2. Упущенная выгода:

а) неполученные доходы;

б) доходы, полученные контрагентом, нарушившим право.

В римском частном праве понятие вреда римские юристы слагали из двух элементов:

а) "прямой ущерб" (damnum emergens), т.е. лишение того, что уже входило в состав имущества данного лица;

б) "упущенная выгода" (lucrum cessans), т.е. непоступление в имущество данного лица тех ценностей, которые должны были бы поступить при нормальном течении событий <*>.

--------------------------------

<*> См.: Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 153 - 154.
Г.Ф. Шершеневич указывает, что, хотя закон не различает "действительный ущерб" и "потерянную выгоду", "практика наша признала, что обязанность возместить убытки относится не только к действительному ущербу, но и к потерянной выгоде" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 396.
Современное законодательство, как видим, придерживается традиционных взглядов на понятие убытков, подлежащих возмещению, в рамках правовых систем романо-германского права и российского права, которые не претерпели больших изменений со времен римского частного права.

Основываясь на действующем законодательстве, можно указать также на то, что противоправность как одно из условий применения гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков может заключаться в следующем.

1. Деликт - противоправное поведение лица, причинившего вред, не состоявшего в договорных отношениях с потерпевшим лицом, - установлено ст. 1064 ГК, регулируется гл. 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" ГК соответственно.

2. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства - установлено ст. 393 - 395 ГК, соответственно применяются правила, установленные в разд. III ГК "Общая часть обязательственного права".

Необходимо учитывать, что при договорной ответственности нормы, вытекающие из деликтных правоотношений, не применяются. В данном случае появляется дополнительный необходимый факт, подлежащий доказыванию, - это факт наличия, существования самих договорных обязательств, т.е. в данном случае, прежде чем говорить о договорной ответственности, необходимо подтвердить реальность существования самого договорного обязательства.

Другим необходимым фактом в данном случае является факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Так, Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 мая 1997 г. N 366/97 в удовлетворении исковых требований покупателя нежилого помещения о взыскании с комитета по управлению имуществом убытков, упущенной выгоды, уплаченных и неуплаченных процентов по кредитному договору, пеней за просрочку исполнения денежного обязательства, процентов за пользование чужими денежными средствами и излишне уплаченных налогов отказано, поскольку не имелось правовых оснований для удовлетворения указанных требований <*>. Данный вывод был сделан на основании того, что ответчиком по делу не был допущен факт неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств, следовательно, у суда и не было правовых оснований для возложения на него ответственности в виде возмещения убытков.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 10. С. 34.
3. Действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов установлены ст. 53 Конституции РФ, более конкретно определены в ст. 16, 1069 и 1071 ГК.

При установлении данного основания необходимо учитывать, что возмещение убытков от деяния государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов возможно только в том случае, если указанным деянием нарушаются права и законные интересы непосредственно заявителя. Таким образом, необходимым доказательством по данной категории дел всегда будет выступать факт нарушения прав и законных интересов лица, несущего убытки и подающего исковое заявление (истца), в результате действий (бездействия) вышеуказанных органов и должностных лиц.

Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 мая 1998 г. N 4506/97 установлено: "Акты государственных органов, органов местного самоуправления, не соответствующие закону или иным правовым актам, могут быть признаны арбитражным судом недействительными только по иску организации, чьи права и законные интересы нарушены при издании оспариваемого акта" <*>.

--------------------------------

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 8. С. 42.
Данный вывод суда основан на ст. 13 ГК, ст. 4, 192 АПК, в соответствии с которыми акты государственных органов, органов местного самоуправления, не соответствующие закону или иным правовым актам, могут быть признаны судом недействительными только по иску организации, чьи права и законные интересы нарушены при издании оспариваемого акта.

Исследуемое Постановление еще раз подчеркивает необходимость установления по данной категории дел соответствия заявителя понятию "надлежащего истца", выработанного гражданским процессом и включенного в АПК 1995 г. (ст. 36).

В новом АПК 2002 г. указанное правило также получило нормативное закрепление. Часть 1 ст. 198 АПК устанавливает, что "граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и НАРУШАЮТ ИХ ПРАВА И ЗАКОННЫЕ ИНТЕРЕСЫ в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности" <*>. (Выделено нами. - Авт.)

--------------------------------

<*> Российская газета. 2002. 27 июля.
Аналогичное правило установлено и в отношении иных лиц, имеющих право подавать подобное заявление в арбитражный суд (ч. 2 ст. 198 АПК): "Прокурор, а также государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если они полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту И НАРУШАЮТ ПРАВА И ЗАКОННЫЕ ИНТЕРЕСЫ граждан, организаций, иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности" <*>. (Выделено нами. - Авт.)

--------------------------------

<*> Там же.
Кроме трех перечисленных оснований для возмещения убытков, установленных ГК, из смысла п. 1 ст. 8 и п. 1 ст. 15 ГК вытекает и четвертое основание. Его можно определить как иное (любое) нарушение гражданских прав лица, повлекшее возникновение у него убытков в их юридическом смысле. Данное основание можно рассмотреть на примере Федеральных законов "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Пункт 7 ст. 49 Федерального закона "Об акционерных обществах" содержит следующее: "Акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы. Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло ПРИЧИНЕНИЯ УБЫТКОВ данному акционеру" <*>. (Выделено нами. - Авт.)

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1; N 25. Ст. 2956; 1999. N 22. Ст. 2672; 2001. N 33. Ст. 3423; Российская газета. 2002. 6 нояб.
Пункт 2 ст. 43 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" содержит подобную формулировку: "Суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование участника общества, подавшего заявление, не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло ПРИЧИНЕНИЕ УБЫТКОВ данному участнику общества" <*>. (Выделено нами. - Авт.)

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.
Для сравнения: противоправностью как условием для возникновения обязательства по возмещению вреда в римском праве могло служить:

1) правонарушение или деликт;

2) следствие неисполнения или ненадлежащего исполнения любого договора; при этом можно было по специальному договору принять на себя обязанность возмещения вреда, наступающего при известных обстоятельствах <*>.

--------------------------------

<*> См.: Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 154.
Третьим обязательным условием применения гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков является причинная связь между противоправным поведением и возникшими убытками. Необходимость включения данного условия выводится из ГК (ст. 15), раскрытие же (понятие) необходимо устанавливать исходя из существующей научной доктрины и действующей судебной практики.

Четвертое условие применения гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков - факт вины лица, противоправно причинившего убытки, - устанавливается только в необходимых случаях (предусмотренных законом или договором), понятие содержится в специальных нормах ГК, поэтому может быть расценено как факультативное. Необходимо учитывать "презумпцию вины" в отношении лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, а также иные презумпции, предусмотренные законом (нанесение вреда источником повышенной опасности и т.п.).

Последнее обязательное условие - доказанность всех вышеперечисленных условий потерпевшим лицом перед юрисдикционным органом. Это условие связано со свойством категории убытков - свойством необходимости их доказывания.
§ 3. Необходимость доказывания как свойство убытков
Закрепление в законе понятия убытков через оценочные категории (ст. 15, 393 ГК) придает этому правовому явлению свойство "необходимости доказывания", поскольку невозможно говорить о наличии у лица убытков, не доказанных с соблюдением требований норм процессуального права, иначе они не приобретают правового (юридического) значения, а остаются понятием экономическим (обыденным), лишенным всякого правового смысла.

Необходимость доказывания убытков всегда связана с такими оценочными категориями, как "разумные расходы", "разумные сроки", "разумная цена", "обычные условия гражданского оборота" и т.д. Например, "при определении размера будущих расходов необходимо учитывать, что подлежат возмещению не любые, а необходимые расходы, которые понесет потерпевшее лицо в нормальные (разумные) сроки после нарушения его прав, и им будет применена разумная цена" <*>. То же самое мы найдем и в актах, принимаемых высшими судебными органами. Например, п. 11 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 содержит следующую формулировку: размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

--------------------------------

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1. С. 57.
Возникает вопрос: а если стороны предусмотрят в договоре порядок определения и возмещения убытков, будет ли это влиять на "необходимость их доказывания" в случае возникновения спора между сторонами в договоре? При ответе на данный вопрос следует учитывать диспозитивный характер норм гражданского права, что позволяет сторонам, действительно, самостоятельно определять возможный объем взаимной ответственности. Но все это имеет значение лишь при добровольном возмещении виновной стороной возникших убытков потерпевшей стороне, в случае же перенесения спора в суд (арбитражный суд), в случае возбуждения процесса потерпевшему в любом случае придется прибегнуть к процессуальному институту - доказыванию. Любые определения сторонами убытков, любое своеобразное их понимание не имеют решающего правового значения. Стороны по действующему законодательству могут повлиять на взаимоотношение понесенных убытков и размера неустойки, предусмотренной в договоре или законе, но они не могут своим соглашением изменить самой сущности убытков, самой правовой материи этого явления. Поэтому при взыскании убытков суд (арбитражный суд) с необходимостью будет руководствоваться действующим законодательством, которое требует от потерпевшей стороны представления доказательств несения ей убытков, "разумности" установленного в договоре метода исчисления убытков, и в особенности самого размера убытков.

Следует указать, что добровольное возмещение убытков, в силу вышеуказанной специфики гражданско-правовой ответственности, делает невозможным применение государственного принуждения, и в этом случае не может быть речи о гражданско-правовой ответственности <*>. Таким образом, свойство необходимости доказывания убытков является дополнительным признаком, позволяющим отграничить убытки в их правовом (юридическом) смысле от иных потерь, или убытков в экономическом смысле. Убытки, какими бы они ни были очевидными для всех окружающих, не смогут быть возмещены в принудительном порядке без выполнения действий по их доказыванию стороной по делу.

--------------------------------

<*> Подробнее об этом см.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 80 - 90.
Термин "убытки" употребляется здесь только в его юридическом значении (которое включает и "динамическую" сторону этого явления). Иной, экономический смысл этого термина (более широкий по объему) не затрагивается нами в той мере, в какой не охватывается нормами права, но присущ термину "обыденное правосознание". На необходимость разграничения понятия убытков в экономическом и правовом смысле указывал В.П. Грибанов <*>.

--------------------------------

<*> См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 331 - 333.
Без предоставления доказательств, без обоснования расчетов по понесенным имущественным потерям и без удовлетворения судом требований стороны мы вообще не можем говорить о том, что сторона понесла убытки. Отсюда связь убытков с такими понятиями в теории гражданского и арбитражного судопроизводства, как "право на иск", "предмет и основание иска", "предмет доказывания", "распределение обязанности по доказыванию", "методика доказывания", вообще - "доказательственное право" <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург, 1997.
Оценочные категории и принцип состязательности ужесточают требования к лицу, заявляющему иск о возмещении убытков (требуют более профессионального отношения в силу особенностей указанной правовой категории), а также и к представляемым им доказательствам (соблюдение требований относимости, допустимости, достоверности и достаточности представляемых доказательств).

Таким образом, понятие убытков должно включать и процессуальную сторону, необходимость доказывания. Так, Л.А. Лунц рассматривал обязательство возместить убытки "как денежное обязательство, сумма которого остается неопределенной (но определимой) до тех пор, пока суд не установит эту сумму в соответствующем решении" <*>. Поэтому положительное решение не может быть вынесено судом без выполнения истцом правил, установленных нормами процессуального права, по предоставлению доказательств в подтверждение своих требований о возмещении убытков.

--------------------------------

<*> Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1999. С. 190.
Следует отметить, что проявление односторонности ("неразвитости") процессуальной стороны в понятии правовой категории убытков можно увидеть в последнее время и в судебных актах высших судебных органов - Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, которые они вынуждены принимать, устраняя данный недостаток, т.е. решать чисто процессуальные вопросы - очерчивать судам предмет доказывания по данной категории споров, уточнять распределение бремени доказывания, условий достаточности представляемых доказательств и т.п. <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 // БВС РФ. 1996. N 9; 1997. N 5; Вестник ВАС РФ. 1996. N 9; Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 11.
Данное положение дел связано со следующим. С одной стороны, развитие правоотношений в обществе ставит перед юрисдикционными органами все новые и новые вопросы, которые еще не нашли отражения в нормах права, но на которые необходимо ответить при разрешении конкретного дела. Ведь жизнь ни на минуту не останавливается, следовательно, необходимо устранять и возникающие спорные вопросы, не дожидаясь урегулирования данного вопроса на законодательном уровне.

С другой стороны, участники материальных правоотношений еще более заинтересованы в получении ответов на эти новые и жизненно важные для них вопросы до вынесения решений по данным делам судебным органом, т.е. при подаче искового заявления сторона хочет быть уверенной в выигрыше дела. Но для этого необходимо не только знать свои права, установленные материальным правом, но и обладать, владеть инструментом защиты данных прав, т.е. использовать и знать в совершенстве нормы процессуального права.

Данные обстоятельства являются особенно актуальными в свете последних изменений, внесенных в принципы деятельности по осуществлению правосудия, а именно отход от принципа объективной истины и развитие принципа состязательности в гражданском и арбитражном процессах, возложение именно на стороны обязанности по доказыванию тех обстоятельств, на которые они ссылаются в обоснование своих требований (ст. 56 ГПК, ст. 65 АПК (ст. 53 АПК 1995 г.)) под угрозой проигрыша дела, и т.д. Поэтому далее мы попытаемся выявить общие подходы и принципы, которые необходимо учитывать при решении вопросов по доказыванию и в конечном счете - возмещению убытков в гражданском и арбитражном процессах. Но в понятие убытков, по нашему мнению, должен быть включен и данный аспект, применительно к арбитражному процессу особенно, - обязанность по доказыванию лежит на стороне по делу, т.е. предоставление доказательств о понесенных убытках в любом деле будет осуществлять сторона. Следовательно, при определении убытков нужно отметить и этот признак - обязанность по доказыванию убытков лежит всегда на стороне по делу (по общему правилу - на истце, но может лежать и на ответчике, что будет зависеть от выбранной им позиции по делу).

Необходимо также заметить, что институт доказательств и средств доказывания существует столько же, сколько и само правосудие, последнее просто невозможно без первого, поэтому данный институт в своем развитии менее других претерпел изменения и практически идентичен во всех процессуальных дисциплинах, будь то гражданский, арбитражный или уголовный процесс.

Представитель российской дореволюционной уголовно-процессуальной науки профессор Владимиров, например, обосновывает это положение следующим образом: "Так как достоверность прошедшего факта устанавливается посредством расследования доказательств, то весь уголовный процесс, собственно говоря, сводится к способам собирания и эксплуатации доказательств, с целью восстановить перед судьей прошедшее событие, в наивозможно верных и подробных чертах". Далее он отмечал: "И действительно, возьмите какой-нибудь кодекс уголовного судопроизводства и прочтите его внимательно: вы найдете, что за вычетом постановлений, касающихся подсудности и разных отношений, возникающих вследствие совокупной деятельности целого ряда органов, весь кодекс посвящен правилам о собирании и пользовании доказательствами, для восстановления прошлого факта, составляющего предмет судебного исследования" <*>.

--------------------------------

<*> Владимиров. Учение об уголовных доказательствах. СПб., 1910. С. 52.
В то же время нельзя не отметить, что современное арбитражное процессуальное право имеет много общего с гражданским процессуальным правом, поскольку обе отрасли регулируют правоотношения, возникающие в процессе осуществления правосудия, но разными судебными системами. Сходство придает и единый исходный материально-правовой материал, например ГК, Федеральный закон "Об акционерных обществах" и т.п. Как отмечает В.М. Жуйков, суды общей и арбитражной юрисдикции в принципиальном плане рассматривают одинаковые дела: при рассмотрении и разрешении дел применяют одно и то же материальное законодательство (гражданское и др.); выполняют одну и ту же задачу (защита прав заинтересованных лиц); разрешают одни и те же вопросы процессуального характера, связанные с движением дел и выяснением обстоятельств, имеющих значение для их разрешения (принятие заявлений к своему производству, приостановление или прекращение производства по делу, представление и исследование доказательств, вынесение решений и т.д.); используют (за небольшими исключениями) одни и те же способы защиты гражданских прав, предусмотренные ст. 12 ГК. Отличия состоят только в субъектном составе лиц, участвующих в деле, а также в сфере деятельности судов <*>.

--------------------------------

<*> См.: Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1997. С. 194.
Данные положения позволяют говорить о единстве подходов и к решению вопросов по возмещению убытков разными судебными системами, естественно, с учетом особенностей каждой. На это же направлены и совместные постановления высших судебных органов, что позволяет формировать единообразную судебную практику, позволяющую сторонам по делу заранее предусматривать исход решения по делу. Поэтому в дальнейшем положения о возмещении убытков будут представляться нами применительно и к арбитражному, и к гражданскому процессам.

С этой же точки зрения необходимо указать на то, что по существу данное исследование подтверждает выводы И.В. Решетниковой о необходимости признания существования и развития доказательственного права в его "второй" плоскости - как межотраслевого правового института в пределах всей системы права <*>.

--------------------------------

<*> См.: Решетникова И.В. Доказательственное право в российском гражданском судопроизводстве: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1997. С. 19 - 24.
Развитие процессуального права на всем его протяжении - от обвинительной формы процесса в римском праве (nemo iudex sine actore - без обвинителя нет и судьи), сменившей его теории "формальных доказательств", через "свободную судейскую оценку доказательств", английскую теорию "доказательственного права" и до настоящего времени - доказывает целесообразность и "некоторую предопределенность" рассмотрения доказательственного права в предложенном ракурсе. Например, А.Я. Вышинский в своей работе "Теории судебных доказательств в советском праве" указывает, что, "начиная от Бентама ("Rationale of judicial evidence", 1825 г.), судьи Беста ("The principles of the law of evidence", 1849 г.) и Стифена ("Digest of the law of evidence", 1876 г.), на протяжении XIX и XX столетий появляется ряд выдающихся работ, посвященных этому вопросу, из которых, кроме указанных выше, наиболее авторитетными считаются работы Pilt, Taylor, Archbord, Smith, Wills, Wigmore". Характерной чертой всех этих работ является стремление систематизировать накопившийся в судебной власти опыт пользования доказательствами и извлечь из него ряд практических указаний, облегчающих работу судьи, с одной стороны, и в максимальной степени обеспечивающих правильное решение судебных дел - с другой. Кроме того, Вышинский утверждает, что "развитие доказательственного права шло в буржуазной, западноевропейской и американской науке именно по этой линии - по пути определения признаков достоверности того или иного доказательства, по пути попыток систематизации доказательств на основе этого принципа" <*>.

--------------------------------

<*> Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. С. 60 - 61.
Несмотря на параллельное существование исторически сложившихся инквизиционной (следственной) и состязательной моделей процесса, отличающихся друг от друга целым рядом признаков, самым существенным из которых является различное положение сторон и суда в процессе <*>, в последнее время можно наблюдать тенденцию к сближению, взаимному обогащению этих моделей судопроизводства (например, отход от принципа объективной истины и последовательное проведение принципа состязательности в современном гражданском судопроизводстве России). Указанная тенденция позволяет говорить о возможности разумного перенимания опыта зарубежных стран в сфере регулирования вопроса о доказывании и возмещении убытков.

--------------------------------

<*> См.: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997; Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. М., 1998.
Исходя же из определения "доказательственное право как межотраслевой институт - это совокупность норм права, регулирующих доказывание в правоприменительной сфере с целью разрешения правового конфликта" <*>, можно подтвердить, что при доказывании убытков большинство норм, определяющих возможность взыскания убытков, содержится именно в актах материального права. Именно они определяют предмет доказывания по делу, его особенности, а также определяют индивидуальность конкретного спорного правоотношения. Общие положения, определяющие общие черты предмета доказывания (совокупность фактов, подлежащих доказыванию по любому делу при доказывании убытков), закреплены в общих положениях ГК, в специальной части содержатся нормы, определяющие особенность правоотношения, по которому возник спор, а следовательно, влияющие на особенности доказательств и средств доказывания, распределение бремени доказывания по конкретному делу. Нормы процессуального права определяют процессуальную форму доказывания убытков. Таким образом, убыткам всегда присущ и признак процессуальной формы.

--------------------------------

<*> Решетникова И.В. Доказательственное право в российском гражданском судопроизводстве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. С. 23.
Данная процессуальная сторона в теории гражданского права нашла закрепление в признаках, которыми должны обладать убытки, а именно: они должны быть прямыми (а не косвенными), достоверными (реальными) и необходимыми. К сожалению, указанные признаки не нашли своего нормативного закрепления, поэтому приходится выводить их из существующей научной доктрины и судебной практики, но, несмотря на различные названия и взгляды, при доказывании убытков в реальном деле, все они сводятся в основном к доказыванию двух обстоятельств: во-первых, причинной связи между противоправным деянием и наступлением результата в виде убытков и, во-вторых, размера убытков (особенно актуальны данные вопросы при взыскании будущих расходов и упущенной выгоды).

Понятие косвенных убытков было знакомо еще римскому частному праву. Г.Ф. Шершеневич отмечал, что гражданское законодательство обязывает виновника к возмещению только прямых убытков. Очень интересен в связи с этим пример из римского частного права <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 396.
"При определении вреда, подлежащего возмещению, не принимается в расчет тот вред, который наступил вследствие безопасности, нераспорядительности и т.п. самого потерпевшего. В источниках приводится такой случай. Рабовладелец закупил пшеницу для содержания своих рабов; продавец не доставил пшеницу. Покупатель желает получить возмещение ущерба, понесенного вследствие гибели рабов от голода. Юрист дает ответ, что возмещению подлежит стоимость пшеницы, но не рабов, так как покупатель должен был купить пшеницу (за счет неисправного продавца) в другом месте и не доводить своих рабов до голодной смерти)" <*>.

--------------------------------

<*> Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 154.
Думается, что данная ситуация аналогично разрешилась бы и нашим судом, так как и в нашей судебной практике сохранилось деление убытков на прямые и косвенные. Однако подход к основанию классификации убытков на указанные категории не является бесспорным. Например, М.М. Агарков исходил из того, что различие между прямыми и косвенными убытками определяется в характере причинной связи между противоправным поведением и наступившим результатом. В его трактовке причинная связь определялась как типичная при наступлении прямых убытков и нетипичная, когда возникали косвенные убытки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское право: Т. 1. М., 1944. С. 380 - 381.
Л.А. Лунц, подвергая критике взгляды М.М. Агаркова по этой линии, утверждает, что "ограничение ответственности лишь так называемыми прямыми убытками является по существу отступлением от общего принципа полного возмещения" <*>.

--------------------------------

<*> Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Указ. соч. С. 372.
На мой взгляд, более верной является точка зрения О.С. Иоффе, который подвергает критике высказывания и М.М. Агаркова, и Л.А. Лунца. Вывод Л.А. Лунца он считает не обоснованным практически, ибо возлагать на правонарушителя ответственность за косвенные убытки - значит по существу исходить не из принципа полного возмещения убытков, а неограниченной ответственности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Иоффе О.С. Ответственность по гражданскому праву. С. 209.
В действительности же, как замечает О.С. Иоффе, проблема разграничения прямых и косвенных убытков ничем не отличается от общей проблемы причинной связи в гражданском праве: прямые убытки находятся в юридически значимой причинной связи с неправомерным поведением, которая отсутствует при наступлении косвенных убытков. Следовательно, в данном случае не существует двух проблем, которые можно было бы разрешить независимо друг от друга. Перед нами единая проблема - проблема причинной связи между противоправным поведением и наступившим результатом <*>. Кроме того, причинная связь между поведением человека и наступившим результатом приобретает правовое значение лишь при условии, что это поведение вызвало действительность результата или, по крайней мере, создало конкретную возможность его наступления <**>.

--------------------------------

<*> См.: Там же. С. 210.

<**> См.: Там же. С. 233.
Завершая обсуждение вопроса, связанного с понятием убытков, применительно и к процессуальному, и к материальному праву, учитывая все вышеперечисленные признаки убытков, необходимо дать определение убытков. К признакам убытков следует отнести следующие:

- это всегда имущественные потери, понятие которых содержится в нормах материального права;

- они представляют собой форму ответственности за правонарушение, незаконное деяние;

- ответственность не должна обогащать потерпевшую сторону, т.е. потерпевшая сторона не вправе рассчитывать получить больше, чем она имела бы, если бы ее законное право не было нарушено;

- они могут иметь вышеуказанные признаки только при обращении за защитой в суд, иной юрисдикционный орган;

- любые убытки подлежат доказыванию потерпевшей стороной по делу;

- доказывание убытков осуществляется в установленной законом форме (чаще - процессуальной форме).

Таким образом, под убытками следует понимать причиняемые незаконным деянием имущественные потери, влекущие наложение на правонарушителя (либо лицо, указанное в законе) обременения по восстановлению имущественного положения потерпевшего, с возложением обязанности по доказыванию понесенных потерь на последнего в установленной законом процессуальной форме.
  1   2   3   4   5   6   7   8


ВОЗМЕЩЕНИЕ УБЫТКОВ В ГРАЖДАНСКОМ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации