Грегори Р.Л. Разумный глаз - файл n1.doc

приобрести
Грегори Р.Л. Разумный глаз
скачать (787.1 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1571kb.27.05.2005 17:14скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Рис. 19. Каркасный куб. Изменяя расстояние между кубом и источником света, атакже изменяя положение куба, мы можемувидеть соответствующие изменения плоскостной проекции теневых изображений, причем теневые проекции меняются точно так же, как менялось бы ретинальное изображение в глазу, наблюдающем куб из точки, где расположен источник света

знакомых предметов. И это не пустяк, так как необычные формы Действительно встречаются и не исключено, что в каком-то случае °т правильного восприятия их будет зависеть многое.

Мы — на пути к тому, чтобы заняться фундаментальными во­просами восприятия. Пусть восприятие имеет целью установить,

47

2. Странные свойства картин

какому объекту вероятнее всего соответствует данная форма. То­гда неизбежен вопрос: из какого набора объектов производится выбор? Во всяком случае, не из всего реального мира объектов, так как ретинальные изображения явно служат только для того, чтобы обеспечить выбор из уже запасенного ранее набора объ­ектов, представленных условными обозначениями в «зрительной части» мозга. По всей вероятности, восприятие заключается в том, чтобы опознать настоящее с помощью сведений, накопленных в прошлом.

Но если зрительно воспринимаемые признаки объектов слу­жат для выбора сведений, накопленных в предшествующем опыте, и смысл видимого мира зависит от ограниченного запаса отве­тов, полученных в прошлом, то что же происходит, когда мы сталкиваемся с чем-то уникальным? Что происходит, когда глазу предъявляются противоречивые признаки? Что происходит, когда зрительно воспринимаемые признаки, используемые для иденти­фикации данного объекта с одним из ранее известных, оказываются неподходящими для опознания одного (и только одного) объекта? Иначе говоря, когда мы получаем противоречивую информацию, значит ли это, что на «глупый зрительный вопрос» будет дан «глупый перцептивный ответ»?

Рассматривая картины с целью найти ответ на поставленные вопросы (отметим, что к вопросу художественной ценности кар­тин такой подход имеет в лучшем случае косвенное отношение), мы можем разобраться в некоторых сторонах перцептивной дея­тельности мозга. Правда, картины — чрезвычайно искусственное средство исследования, и об этом всегда надо помнить; но, с другой стороны, то же самое можно сказать почти о любом лабораторном эксперименте.

Неоднозначные,

парадоксальные

и неопределенные фигуры

Неоднозначные фигуры

Поскольку существует бесконечное число возможных трехмер­ных форм, дающих одну и ту же проекцию на плоскость (одну

Рис. 20. Куб Неккера. Это плоскост­ная проекция куба, видимого с очень большого расстояния. Перспектива от­сутствует — разницы в размерах гра­ней нет. При наблюдении фигура спонтанно (самопроизвольно) «пере­ворачивается»: одна объемная проек­ция сменяется другой. По-видимому, в данном случае имеется не одно, а два равноправных решения перцептивной проблемы: что есть данный объект? Мозг «пробует» каждую из этих ги­потез поочередно, не останавливаясь окончательно ни на одной из них

"туже картину), нет ничего удивительного, что восприятие может быть неточным и неоднозначным. Замечательно как раз то, что нас так редко беспокоит и обманывает неоднозначность оптиче­ской проекции объектов на сетчатке глаза. На обычные объекты



49

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры



в нормальных условиях мы смотрим обоими глазами; так как каждый глаз получает несколько иную проекцию объекта, мно­гие глубинные формы воспринимаются однозначно. К тому же с помощью движений головы мы (сходным образом) избавляемся от неоднозначности. Однако ни тот, ни другой способ не годят­ся для восприятия глубины на картинах — и все же мы вос­принимаем глубину на картинах в основном однозначно. Есть, впрочем, исключения. Эти исключения показывают, как реагиру­ет мозг в тех случаях, когда не удается прийти к единственному решению.

Наиболее известный пример тако­го рода - - каркасный куб, нарисован­ный без соблюдения правил перспекти­вы (ближняя и дальняя грани куба оди­накового размера); это знаменитый куб Неккера. Швейцарский кристаллограф Л. А. Неккер описал свой куб в 1832 го­ду. С тех пор — в разных вариациях и по разным поводам — куб фигурирует в психологических работах. Ретинальное изображение такого куба получается при проекции с любой из двух разных пози­ций. Поэтому здесь одинаково возмож­ны два разных ответа на один и тот же вечный вопрос перцепции: что есть этот предмет и где он находится? Один об­щий ответ на эти вопросы дать нельзя -не хватает информации. И мозг, не да­вая окончательного ответа в этой не­ясной ситуации, принимает поочеред­но каждую из двух возможных гипотез (рис. 20). Другой пример аналогичного характера -- каркас полуоткрытой кни­ги, фигура Маха (рис.21).

Глубинная неоднозначность — лишь одна из форм перцептив­ной неоднозначности. Неясным может оказаться и то, что предста­вляет собой объект, показанный на картине или спроецированный

Рис. 21. Фигура Маха. Еще один пример самопроиз­вольно переворачивающей­ся фигуры. Она похожа на корешок книги, обращен­ной к вам то страницами, то обложкой

50

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры



Рис. 22. Клякса или предмет? Это один из тестов, характеризующих лич­ность. Роршах предложил его, основываясь на том, что наш мозг стремится увидеть предметы даже в фигурах с очень нечеткой структурой. Куб Неккера дает только две альтернативы восприятия. Клякса содержит бесчисленное множество таких альтернатив, причем ни одна из них не довлеет над дру­гими. Поэтому каждый выбирает «объект», представляющий для него лично наибольший интерес, — в этом проявляются индивидуальные особенности восприятия и другие свойства личности

оптикой глаза на сетчатку. А иногда вообще непонятно, содер­жит ли данная картина (данное изображение) какой-нибудь объект. Так, глядя на «абстрактную» картину,гмы подчас далеко не уверены в том, что художник вообще хотел изобразить какие бы то ни было предметы — пусть даже весьма условно. Впрочем, быть может, он и не хотел этого.

Да это и не обязательно. Даже в чернильных пятнах содер­жатся намеки на формы предметов. Этот факт положен в основу одного из специальных тестов исследования личности — теста Роршаха (рис.22). Так, облака иногда похожи на лицо человека, или на корабль, или еще на что-нибудь, но разве лишь мистик и впрямь поверит в небесные портреты или флотилии.

Намеренно (или случайно) можно создать картину, в кото-Рой «одно и то же» видно как два разных объекта. Наиболее

51

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры



Рис. 23. Э. Боринг. «Неоднозначная теща»

известный пример такого рода показан на рис. 23, это картина американского психолога Э. Дж. Боринга. Она воспринимается то как портрет прелестной молодой девушки, то как лицо ужасной старухи, причем когда воспринимается один объект, совершенно «исчезает» другой. Девушка на картине видна в профиль; ресни­цы одного глаза осеняют щеку, на шее у нее — черная лента. Когда на картине «возникает» старуха, то подбородок юной ле­ди превращается в противный громадный нос, а черная лента, окружавшая шею девы, — в узкую щель жесткого рта «старой развалины». Очень любопытно наблюдать за своими ощущения­ми во время альтернативного восприятия («вывертывания») этой картины. Значение каждого элемента картины меняется столь разительно, что трудно поверить в объективную неизменность ри­сунка: один рисунок как будто незаметно и ловко подменяют другим.

Эта картина обычно кажется неизменной до тех пор, пока взгляд не перейдет на новую часть рассматриваемого рисунка,

52

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

причем фиксация взгляда на некоторых частях рисунка как бы способствует удержанию одного изображения, а перенос фиксации на иные части — появлению другого изображения. Когда кокетливо повернутая щечка превратится в хищный нос, остальная часть лица девушки как бы тает, перетекая вслед за носом в другое лицо (почти также, как лицо доброго доктора Джекилля исчезает, уступая место зловещей физиономии мистера Хайда) 7\

Движения глаз способствуют перевертыванию воспринима­емого изображения; на некоторых картинах фиксация взгляда на определенных частях изображения выявляет одну из альтерна­тив; тем не менее движения глаз не обязательны для возникновения перцептивного перехода; раньше или позже перевертывание на­ступает и само по себе.

Даже если последнюю картину (или куб Неккера) рассма­тривать совершенно неподвижным взором, изображение все же будет перевертываться, хотя и несколько реже. Таким образом, перцептивный переход происходит в мозгу без участия фак­тора изменения информации, поступающей от глаз (например, при движениях последних). Как мы увидим позднее, этот мо­мент имеет немаловажное значение; он относится к числу фак­тов, подкрепляющих представление о восприятии как об актив­ном процессе (точнее, сложной цепи процессов) преобразования ретинальных изображений в поисках их смысловой интерпре­тации. Правда, самому сделать взгляд абсолютно неподвижным невозможно: глаза совершают непроизвольные маленькие скач­ки от одной точки к другой и, кроме того, постоянно слегка дрожат с высокой частотой. И все же мы точно знаем, что пер­цептивные переходы неоднозначных фигур не зависят от движе­ний глаз. Это подтверждается экспериментально, когда изобра­жение долгое время остается совершенно неподвижным на сет­чатке, так что при всех движениях глаз оно строго стабиль­но. Новые способы стабилизации ретинального образа требуют сложных оптических приспособлений, но читатель может прове­рить сказанное с помощью старого способа, использующего по-

' Персонаж-перевертыш из повести Р. Стивенсона «Странные приключения Доктора Джекилля и мистера Хайда». — Прим, перев.

53

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

слеобраз. В этом случае понадобится только одна фотографическая лампа-вспышка.

Методика такова. Поместите один из неоднозначных рисунков на удобном расстоянии от глаз; в затемненной комнате установите лампу-вспышку, с помощью которой будете освещать рисунок. Глядя в центр (или на какую-нибудь другую часть) рисунка, еле различаемого вами в темноте, дайте вспышку. Через несколько секунд после вспышки вы увидите яркий послеобраз рисунка, «спроецированный» вашим глазом на слабо освещенный потолок, стену или просто на чистый лист бумаги.

Вы обнаружите, что и картина, видимая в послеобразе, «пе­ревертывается». Не вызывает сомнений, что послеобраз строго неподвижен относительно сетчатки; как бы ни двигался сам глаз, изображение остается на одном и том же участке сетчатки. Отсюда следует, что движение глаз, мерцание света (или изменение яр­кости освещения) и другие моменты, способствующие перцептив­ному изменению видимой картины, не являются обязательными для возникновения перцептивного перехода; последний может происходить спонтанно, то есть вследствие колебаний мозгового «решающего» процесса, без каких-либо внешних побудительных

причин.

Но что происходит с этими спонтанными изменениями вос­приятия, когда имеется дополнительная сенсорная информация, сигнализирующая мозгу об истинном положении дел? Тут извест­но еще очень немногое, хотя некоторые эксперименты в этом направлении и были предприняты автором совместно с одним исследователем. Мы пользовались не двумерной картиной, а трех­мерным объектом, причем так, чтобы сигналы о форме объекта посылались в мозг через прикосновение в то же самое время, что

и через зрение.

Опыт проводился в совершенно затемненной лабораторной комнате; объектом служил куб (со стороной около 10 см), изго­товленный из проволоки и окрашенный светящейся краской. Куб жестко крепился к столу за один угол; испытуемый все время ощупывал куб рукой, неотрывно глядя на него и сообщая (в дик­тофон), какая грань куба кажется ему более близкой. Такой же опыт с каждым испытуемым проводился без ощупывания куба.

54

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Оказалось, что все испытуемые ощущали перевертывание куба в обоих случаях --с ощупыванием и без, -- но во втором слу­чае перевертывание происходило примерно вдвое чаще. В момент перевертывания зрительное восприятие и тактильные ощущения расходятся: грани куба видны в одном порядке, но ощущаются ру­кой в совершенно ином. Это весьма примечательное переживание для испытуемого (рис.24).

Рис. 24. Глубинное располо­жение деталей этого покры­того светящейся краской ку­ба перцептивно неоднозначно. В темноте видно перевертыва­ние куба в глубину, несмотря на то что он ощущается ру­ками; таким образом разделя­ются «два мира» — видимый и тактильно ощущаемый



По-видимому, зрительная интерпретация объектов (прежде всего это касается взрослого человека) осуществляется на осно­ве главным образом зрительной информации. Другие источники сенсорной информации, например прикосновение, хотя и вли­яют на то, как мы видим предметы, но не определяют всего того, что мы воспринимаем зрением. У взрослого человека зре­ние достаточно автономно; тем не менее мы весьма склонны полагать, что при развитии - - как эволюционном, так и в дет­ском возрасте - - зрение руководствуется прямыми сведениями об объектах, получаемыми через прикосновение. Необходимы Широко разветвленные исследования, чтобы установить, в ка-

55

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

кой степени другие чувства могут влиять на зрение и исправлять его ошибки.

Мы упоминали два вида неоднозначности: во-первых, неод­нозначность глубины на рисунках (проекциях куба) и, во-вторых, неоднозначность содержания рисунков (портрет молодой леди -старой ведьмы).

Так как оба вида перцептивной неоднозначности существенно различаются, им следует дать свои названия: «глубинная неод­нозначность» и «неоднозначность содержания». Перейдем теперь к планированию экспериментов для дальнейшего изучения этих феноменов, но тут необходимо учесть, что в обоих случаях потре­буются совершенно разные эксперименты.

Для изучения глубинной неоднозначности, с которой мы на­чнем, нужен простейший аппарат; заинтересовавшийся читатель легко может изготовить его сам. Результаты опытов многообе­щающи, и можно рассчитывать на то, что они помогут ответить на основной вопрос: как происходит зрительное восприятие объ ектов? При этом следует помнить, что внезапные изменения вг приятия могут происходить и в тех ситуациях, когда изображен на сетчатке глаза остается неизменным. Это позволяет, сохра­няя постоянство изображения, исследовать происходящие в мозгу центральные процессы принятия решений, и особенно то, как на основе сенсорных данных избираются перцептивные гипотезы, то есть альтернативы восприятия. Именно этот вопрос мы считаем здесь основным, центральным.

Куб Неккера лишен перспективы; его грани точно равны по размеру и по форме, тем не менее в любой данный M0IV чт одна из них воспринимается как передняя, а другая — как заднА>1 грань куба. На рисунке куба, выполненном с соблюдением перспекти­вы, одна (передняя) грань куба больше другой (задней). Такая разница в размерах служит сигналом глубины; мы можем предпо­ложить, что введение перспективы в рисунок помешает rorv «пе­ревертываться», поскольку разница в размерах должна ум-, .шить неоднозначность фигуры. Проведя опыт и зарегистрировав чи­сло, показывающее, сколько раз в течение определенного отрезка времени (порядка нескольких минут) произошло перевертывание

56

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

куба, мы установим влияние перспективы (или любого другого фактора, влияющего на неоднозначность фигуры). Из опыта вид­но, что перевертывание по глубине — лишь один из нескольких наблюдаемых весьма любопытных эффектов. Прочие эффекты, обнаруживаемые нами в этих экспериментах, показывают раз­ницу между тем, как мозг обращается с -картинами и как -с объектами.

Кроме исследования влияния перспективы, мы попытаемся также выявить влияние включения второго глаза, то есть влия­ние стереоскопически воспринимаемой глубины. Посмотрим еще, ; чему приведет дополнительный фактор - - движение. И на­конец, сравним восприятие нескольких разных картин с не­посредственным восприятием объекта, изображенного на этих картинах.

Чтобы провести эти эксперименты, необходима методика, позволяющая по-разному изображать объекты; придется давать картины с перспективой, «дозируя» последнюю от нуля до мак­симума; понадобятся также трехмерные картины, выполняемые с применением стереоскопической техники. Все это достаточно просто удается, если использовать тени.

Воспользуемся чуть усложненной схемой теневой проекции. Теневой проектор может давать любую перспективу (в том чи­сле и нулевую); он же может дать двойное изображение, впол­не достаточное для стереоскопического восприятия. Сам аппарат весьма прост. Это маленький «точечный» источник света, отбра­сывающий тень предмета на матовый экран; в качестве предмета можно сть, к примеру, каркасный куб. Глаз увидит на экра­не плоское изображение предмета. Оно будет иметь перспективу, выраженную тем сильнее, чем меньше расстояние между источ­ником света и объектом; перспектива здесь будет зависеть только от расстояния. Если бы оно было бесконечно большим, пер­спективы не было бы совсем. Вместо того чтобы брать очень большие расстояния, используем большое параболическое зерка­ло: оно позволит нам сделать пучок падающих на экран лучей света параллельным. Источник света при этом поместим в фо­кусе параболического зеркала, а объект — в любой точке оси от центра зеркала к центру экрана; объекту можно даже придать

57

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры



Рис. 27. Можно скомбинировать проекцию из пары источников (здесь показан только один) для получения стереоизображения с отражением от параболи­ческого зеркала — для устранения перспективы. Тогда образ предмета будет объемным, но не перспективным. Такой образ, невозможный в реальной жизни, исключительно полезен для целей нашего эксперимента

58

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

постоянноевращение — и тогда у нас будет непрерывно меняюще­еся изображение.

Чтобы получить стереоизображение нашего предмета, добавим еще один «точечный» источник света. Оба источника поместим ря­дом так, чтобы расстояние между осями объектов было примерно равно расстоянию между глазами человека" (около 60 миллиме­тров). Это позволит дать на экран две плоские проекции объек­та — по одной для каждого глаза наблюдателя. Обе они будут различаться между собой точно так же, как различаются в нор­ме ретинальные изображения обычного объекта в обоих глазах наблюдателя. Таким образом, мы получим правильно спроециро­ванную пару картин — стереопару изображений объекта (рис. 25, см. цветную вкладку). Осталось лишь устроить так, чтобы правый глаз получил свою картинку, а левый — свою. Каждую картинку следует сделать видимой только для одного глаза. Это достигается с помощью фильтров — поляроидных либо цветных. Пусть теперь наблюдатель смотрит на экран сквозь очки, в которых правое сте­кло красное, а левое зеленое; тогда каждый глаз получит «свою» проекцию объекта. В мозгу обе «проекции» сольются и возникнет стереоскопический образ объекта. Наблюдатель воспримет этот образ как трехмерную пространственную фигуру. Прием двойной проекции, позволяющий нам работать обоими глазами и получать при этом стереоэффект, особенно важен при изучении незнакомых предметов.

Сравним теперь то, что получается, когда мы рассматри­ваем предмет непосредственно, с тем, что мы видим, воспри­нимая его на кар/пине, при каждом из четырех видов про­екции. Несмотря на то что перспективу можно в принципе менять плавно, мы будем пользоваться только двумя ее вари­антами:

а) перспектива при малом расстоянии между источником света и объектом;

б) нулевая перспектива — при проекции объекта из оптической бесконечности.

Для сравнения возьмем только два предмета: каркасный куб и усеченную пирамиду.

59

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры





Рис.28. Наблюдатель смотрит одним глазом. Восприятие объекта. Куб вос­принимается как куб. В глазу изобра­жение дальней грани меньше по раз­меру, но при этом она не выглядит уменьшенной. Все углы имеют вид пря­мых (хотя в ретинальном изображении на дне глаза они не являются таковыми, потому что ретинальное изображение есть перспективная проекция предме­та). Когда куб переворачивается в глу­бину, подобно тому как это происходит с кубом Неккера, он уже больше не вы­глядит как куб. Та грань, что кажет­ся более удаленной, выглядит сильно увеличенной, а грань, воспринимаемая впереди, кажется уменьшенной. Вос­принимается не куб, а усеченная пира­мида. Это изменение видимой формы предмета происходит каждый раз со­вершенно внезапно и одинаково у всех наблюдателей





Рис. 29. Наблюдатель смотрит одним глазом. Монокулярная перспектива. Восприятие картины. Изображение ку­ба, точно выполненное в перспектив­ной проекции на плоскости листа, вы­глядит искаженным: одна грань мень­ше другой, противоположной. Меньшая грань кажется дальней гранью куба, но в то же время видно, что она нахо­дится в плоскости листа на том же рас­стоянии от наблюдателя, что и большая (передняя) грань. Глубина здесь пара­доксальна: видимая фигура предста­вляет собой и объемный куб, и плоское изображение. При перцептивном пе­ревертывании фигура не меняет фор­мы в отличие от куба, наблюдаемого в натуре

Что видит наблюдатель

ы\

Что видит наблюдатель



60

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры





Рис. 30. Наблюдатель смотрит одним глазом. Монокулярная нулевая пер­спектива. Восприятие объекта. Каркас­ный куб заменен усеченной пирамидой, которая обращена к глазу наблюдателя меньшей по размеру гранью. При этом мы выбрали такое расстояние, что на ретине глаза изображение объективно меньшей грани имеет точно ту же ве­личину, что и изображение объективно большей грани. (Объект устанавлива­ют так: находят то положение и рас­стояние, при которых ближняя грань точно закрывает дальнюю; затем слег­ка его поворачивают, чтобы дальняя грань была видна.) Объект не выглядит как куб. Дальняя грань кажется боль­ше ближней. При перцептивном пере­вертывании большей кажется та грань, которая воспринимается как дальняя. Таким образом, объект все время выгля­дит как усеченная пирамида, но боль­шей кажется то одна, то другая грань — та, которая выглядит в данный момент более удаленной

Что видит наблюдатель

Рис. 31. Наблюдатель смотрит одним глазом. Восприятие картины. На карти­не куб Неккера. Перспектива не дана: размеры «ближней» и «дальней» гра­ней куба одинаковы. Они и восприни­маются как одинаковые при обоих ва­риантах перцептивного перевертыва­ния фигуры. (Обратите внимание, одна­ко, на последующие замечания о важ­ности фактуры плоского листа.) Глуби­на здесь парадоксальна

Что видит наблюдатель К

61

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Рис. 32. Наблюдатель смотрит двумя глазами. Стереоперспектива. Восприя­тие объекта. Каркасный куб воспри­нимается как куб. Все ребра одинако­вой длины, все углы прямые, несмотря на то что в ретинальном изображении каждого глаза дальняя грань куба отра­жена меньшей по размеру, чем ближ­няя грань. Перцептивное перевертыва­ние куба случается редко, но оно, без­условно, может происходить. «Вывер­нутый наизнанку» куб кажется не впол­не реальным, искаженным, форма его нарушается подобно тому, как это про­исходит при наблюдении одним глазом; в частности, грань, которая кажется дальней, выглядит сильно увеличенной



Рис. 33. Наблюдатель смотрит двумя глазами. Стереоперспектива. Восприя­тие картины. Картина кажется совер­шенно объемной, нарисованный объ­ект выглядит удивительно реальным — до того, что трудно отличить его от та­кого же, но «настоящего» каркасного куба, наблюдаемого в натуре. Види­мый куб не имеет искажения формы. Иногда (редко) он перевертывается -и тогда стереокартина выглядит иска­женной точно так же, как в случае перцептивного перевертывания реаль­ного каркасного куба



62

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

Рис. 34. Наблюдатель смотрит двумя глазами. Стереонулевая перспектива. Восприятие объекта. Усеченная пира­мида выглядит именно как усеченная пирамида: ближняя грань меньше даль­ней, как это и есть в действительно­сти, хотя и та, и другая грани дают в обоих глазах одинаковые по вели­чине изображения. При перцептивном перевертывании (что случается редко) грань, кажущаяся более удаленной, вы­глядит увеличенной



Рис. 35. Наблюдатель смотрит двумя глазами. Стереонулевая перспектива. Восприятие картины. Физически ближ­няя и дальняя грани куба изображены в плоскости листа одинаковыми по раз­меру, но выглядят они различно: грань, которая воспринимается как дальняя, кажется увеличенной. Увеличенной она кажется и при перцептивном перевер­тывании (что случается редко), но при этом вся объемная фигура принимает странный, как бы нереальный вид

Что видит наблюдатель

Что видит наблюдатель

63

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры Условия, в которых происходит (да) либо не происходит (нет) искажение*

Глубина воспринимается правильно

Монокулярная перспектива

Монокулярная нулевая перспектива

Стереопер-спектива

Стерео-нулевая перспектива

Предмет

Нет

Да

Нет

Нет (обычно)

Картина

Нет?

(парадоксально)

Да (парадоксально)

Нет

Да

Глубина воспринимается навыворот

Монокулярная перспектива

Монокулярная нулевая перспектива

Стереопер-спектива

Стерео-нулевая перспектива

Предмет

Да

Да

Да (редко)

Да (редко)

Картина

Да? (парадоксально)

Да (парадоксально)

Да (редко)

Да (редко)

* Под «искажением» мы понимаем тот случай, когда фигура не выглядит похожей на куб. Под «парадоксальностью» мы подразумеваем тот случай, когда на глубинное расположение деталей фигуры влияет фон: фигура как бы лежит в плоскости фона и в то же время в квазиглубинном пространстве монокулярного зрения. (Эгот парадокс глубины фигуры не имеет места ни при прямом наблюдении предметов, ни при стереовосприятии картин.)

Наши опыты показали также, что картины могут быть удиви­тельно мало пригодны для опознания даже знакомых предметов.

Таблица, в которую сводятся основные наблюдения, позволяет увидеть, что происходит с каждой из четырех проекций в тех случаях, когда фигура воспринимается правильно, и в тех случаях, когда она вывернута по глубине наизнанку.

Что говорят о восприятии проведенные нами опыты? Многое, и в том числе то, что зрительное восприятие картин очень отлича­ется от зрительного восприятия обычных, «нормальных» объектов. А это значит, что картины не являются нормальными предметами для глаз, они представляют совершенно особый случай воспри-

64

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

ятия. И поскольку большинство экспериментов по восприятию проводилось с помощью картин, следует очень осторожно оце­нивать результаты таких экспериментов, особенно что касается перенесения выводов, сделанных в экспериментах с картинами, на восприятие нормальных объектов.

Парадоксальные фигуры

Картины сами по себе — просто плоские предметы, содержа­щие узоры из светлых, темных и цветных пятен и полос. В то же время они открывают глазу совершенно иные предметы, лежащие в совершенно ином пространстве. Ни один предмет не может одновременно быть в двух местах, не может иметь одновременно более чем один набор размеров и более чем одну форму. Но объект, видимый на картине, находится не там, где воспринимается плос­кость картины, и при этом имеет совсем иные размеры и совсем иной объем.

Все картины парадоксальны — в том смысле, что все они являются двойственной зрительной реальностью: плоские пред­меты видны плоскими, но в то же время это совершенно иные, трехмерные предметы, расположенные в ином пространстве. Эта двойственная реальность — парадокс, свойственный самому суще­ству картины.

Каждый художник свободен в выборе изображаемого мира. В отличие от фотоаппарата кисть художника не скована геоме­трическими вариантами перспективы; если художник захочет, то может придать удаленным предметам тот же или даже больший размер, чем близким предметам (хотя реальные размеры всех этих предметов могут быть одинаковыми). Художник может как угод­но исказить предметы, заставить далекие объекты перекрывать контуры близких — вообще он может написать вселенную заново.

Художник может не только придать плоскости холста види­мость трехмерного пространства, но и наоборот: сделать так, чтобы трехмерные, выпуклые предметы казались плоскими, вогнутыми и т. д. - - в зависимости от тех или иных приемов изобразитель­ного искусства, примененных им для того, чтобы обмануть наше чувство расстояния и рельефа.

3 зак 47

00

3. Неоднозначные, парадоксальные и неопределенные фигуры

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации