Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве - файл n1.rtf

приобрести
Халфина Р.О. Договор в английском гражданском праве
скачать (4368.8 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf4369kb.26.08.2012 19:26скачать

n1.rtf

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
§ 2. ИСТОЧНИКИ АНГЛИЙСКОГО ДОГОВОРНОГО ПРАВА

Английское договорное 'право, как и многие другие разде­лы гражданского права, до настоящего времени не кодифици­ровано. Основным его источником продолжает оставаться “общее право”. Некоторые институты и отдельные нормы до­говорного права сложились в “праве справедливости”. Сюда относятся: исполнение в натуре, частичное исполнение, дого­воры в пользу третьего лица, некоторые нормы, регулирующие последствия заключения договоров несовершеннолетними. Закон о судоустройстве 1873 г. (Judicature Act, 1873), допол­ненный Законом о судоустройстве 1875 г. (Judicature Act, 1875) и вступивший в силу 'в 1875 г., формально объединил “общее право” и “право справедливости”. Однако в практике эти две 'системы прецедентного права продолжают сосущест­вовать, не 'сливаясь. Институты “права справедливости” сохра­няют свои характерные черты, свой специфические средства правовой защиты (так называемые судебные запрещения, на­рушение которых карается судом). В Высшем суде имеется специальное отделение по делам канцлерского суда (Chancery

28 Изложение казуса см, “Law Quarterly Review”, v. LVI, 1940, № 223

8(i

division), рассматривающее дела, когорые до реформы были подсудны “суду справедливости”. Судьи и практикующие юристы специализируются либо в области “общего права”, либо “права справедливости” 29.

Институты и нормы, сложившиеся в “праве справедливо­сти”, не включены в “общее право”. Суд применяет эти ин­ституты или нормы как институты “права справедливости” в соответствии со специальными правилами. Нормы “права справедливости” применяются лишь в тех случаях, когда это допускается “общим правом”. Однако, если “общее право” допускает для данной категории дел применение норм “права справедливости”, последние имеют преимущество перед норма­ми “общего права”.

В период империализма и общего кризиса капитализма значительно расширяется законодательное регулирование иму­щественных отношений, в частности и договорных отношений. Однако это регулирование осуществляется в Англии не путем законодательного разрешения основных, общих вопросов до­говорного права, не путем систематизации и кодификации его, а посредством принятия отдельных законов, регулирующих либо некоторые частные вопросы, относящиеся ко всем 'видам договоров, либо отдельные виды договоров.

Количество законов, целиком посвященных регулированию вопросов договорного права, очень невелико. Изданный .в 1943 г. Закон об изменении права в отношении договоров, не исполненных в связи с невозможностью исполнения — Law Reform (Frustrated Contracts) Act устанавливает те правовые последствия, которые наступают в случае признания договора не подлежащим исполнению в связи с невозможностью испол­нения (“тщетностью”) договора 30.

Закон об изменении 'права в отношении исковой защиты договоров 1954 г.— Law Reform (Enforcement of Contracts) Act отменил существовавшее ранее требование письменной формы для некоторых видов договоров. Закон о соглашениях, ограничивающих свободу промысла 1956 г.—The Restrictive Trade Pratices Act установил недействительность ряда ограни­чительных соглашений, одновременно санкционировав неко­торые виды ограничительных соглашений, признаваемых ра­нее недействительными по “общему праву”.

Отдельные нормы, касающиеся некоторых частных вопро­сов договорного права, содержатся в законодательных актах, регулирующих отношения собственности, правоспособность и дееспособность физических и юридических лиц и другие


155.
29 См. Н. G. Handbury. English Courts of Law. Oxford, 1945, p. 126,

30 Подробно о “тщетности” договора см. гл. V, § 1.

87

огношепия. В законах о собственности (Law of Property Act, 1925; Settled Land Act, 1925, Land Charges Act, 1925) содер­жатся отдельные нормы, устанавливающие форму договора об отчуждении недвижимой собственности, порядок передачи не­движимой собственности по договору. В законах о компаниях (последний из этих законов— Companies Act, 1948) содер­жатся нормы, регулирующие порядок заключения договоров юридическими лицами.

В Законе о защите несовершеннолетних (Infant Relief Act, 1874) устанавливается, в каких случаях должны быть приз­наны недействительными договоры, заключаемые несовершен­нолетними, и каковы последствия признания таких договоров недействительными. Закон об изменении права в отношении замужних женщин и правонарушителей 1935 г.— Law Reform (Married Women and Tortfeasors) Act регулирует участие в договорных отношениях замужних женщин. Закон о торговле с “враждебными иностранцами” (последний из этих законов принят в. 1939 г.—Trading with the Enemy Act, 1939) и Закон об имуществе враждебных иностранцев (The Enemy Property Act, 1953) регулируют круг вопросов, связанных с заключе­нием и исполнением договоров лицами, подпадающими под понятие “враждебных иностранцев” 31.

Законом урегулированы также некоторые договоры, наи­более распространенные в капиталистическом обороте. Важ­нейшими из таких законов являются Закон о векселях 1882 г. (Bills of Exchange Act), Закон о купле-продаже 1893 г. (Sale of Goods Act), Закон о морском страховании 1906 г. (Marine Insurance Act), Закон о страховании от военного риска 1939 г. (War Risk Insurance Act), Закон о продаже в рассрочку 1938 г. (Hire-Purchase Act, 1938), Закон о ремонте жилых до­мов и квартирной плате 1954 г. (Housing Repairs and Rents Act). Однако подробное регулирование отдельных видов дого­воров не 'помогает кодификации и систематизации общих во­просов договорного права.

Из приведенного выше 'перечня законодательных актов видно, что закон регулирует лишь отдельные вопросы, взятые иногда по случайному признаку. Наличие этих отдель­ных норм, содержащихся в различных законодательных ак­тах, наличие прецедентов, определяющих порядок примене­ния этих норм, широкое применение норм “общего права” и “права справедливости” — все это создает значительные труд­ности в применении права.

В этих условиях большое значение приобретает юридиче­ская литература, излагающая законы, судебную практику и

31 Подробно об этом см, гл. IV, § 2.

дающая некоторую систематизацию действующего права. Юридическая литература становится очень важным источни­ком ознакомления с действующим правом. Более того, в ряде-случаев судьи в своих решениях ссылаются на трактаты и отдельные высказывания того или иного юриста, на его вы­воды из судебных прецедентов и практики применения зако­нов. Поэтому, рассматривая источники английского договор­ного права, необходимо хотя бы вкратце остановиться на основных трактатах и учебниках по договорному праву.

Как было показано в главе I, общее понятие договора окон­чательно выкристаллизовалось в английской судебной прак­тике в первой половине XVII в. Однако в литературе договор как особый институт до XIX в. разрабатывался очень мало. В известной работе Блэкстона, первый том которой 'вышел в овет в 1765 г., договор как самостоятельный институт еще не выделяется. Во второй книге этих “комментариев”, носящей-название “право вещей” и посвященной, в основном, праву собственности, автор, рассматривая отдельные способы приоб­ретения собственности, в главе XXX (“правовой титул, приоб­ретаемый посредством дарения, пожалования или договора”) несколько параграфов посвящает договору32.

Лишь со второй половины XIX в. договорное право (Law nf contract) начинает выделяться в юридической литературе как самостоятельная часть гражданского права. Появляются. объемистые трактаты Ансона, Поллока, Эддисона, Читти, Смита, Картера, Стори, Парсонса и др. В этих работах на основе догматического анализа статутов и, главным образом, судебной практики устанавливаются основные принципы до­говорного права, даются комментарии к выявленным таким образом принципам, и в некоторых случаях предпринимают­ся попытки обосновать отдельные положения договорного. права.

Названные трактаты выдержали большое число изданий как в Англии, так и в США и до сих пор являются для англо­американских юристов одним из источников изучения дей­ствующего права. Из вышедших в более поздний период трактатов следует указать курс договорного права Самонда в обработке Вильямса, изданный в 1946 г. в Новой Зеландии, в котором авторы, пользуясь категориями и понятиями пан-дектного права, пытаются несколько упорядочить противоре­чия и хаос судебной практики, однако в конечном счете и они. вынуждены удовлетвориться изложением и комментированием этой практики. Следует также упомянуть курс договорного права Чешайра и Фифута, вышедший в свет впервые

32 “Blackstone's Commentaries on the Law”, Ed. by Gavit. Wash, 1946. 89i

в 1946 г. и выдержавший уже четыре издания. Этот курс, более краткий, чем курсы Ансона, Поллока, Самонда и други'х, но­сит практический характер и представляет собой сжатое изло­жение действующего права.

Английской юридической литературой пользуются и в США. Курсы так называемого “делового права” (“busi­ness law”), издаваемые в США и содержащие популярное из­ложение для практических целей отдельных частей граждан­ского и торгового права, регулирующих отношения капитали­стического оборота, в разделах “договор” вкратце излагают какой-либо из популярных английских курсов.

В 1936 г. в США вышел восьмитомный трактат по договор­ному праву Уиллистона. Автор в основном воспроизводит по­ложения “общего права”, содержащиеся в куреах английских авторов, дополняя их материалами судебной практики США и изложением законодательства отдельных штатов. Наряду с фактическим, описательным материалом, в трактате содер­жится открытая апологетика капиталистических монополий.

Появление большого числа трактатов по договорному пра­ву и их сугубо практическое направление обусловлены тре­бованиями господствующего класса. В предыдущей главе было показано, как в острой борьбе со всеми противодейство­вавшими факторами английская буржуазия выработала соот-ветсгвуюшую своим интересам правовую форму для отношении обмена. Однако эта форма, будучи гибкой и отвечающей ин­тересам господствующего класса, в то же время очень сложна и в известной степени неопределенна. Это вызвало практиче­скую необходимость появления работ, в которых с большей или меньшей степенью точности были бы собраны и проком­ментированы основные положения договорного права, выяв­ленные путем изучения судебной практики и отдельных норм, содержащихся в законах.

§ 3. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ В АНГЛИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Прежде чем перейти к вопросу об определении договора в английском гражданском праве в его основных чертах, необ­ходимо предварительно ознакомиться с основными видами до­говоров, признаваемыми практикой. Не установив, какие виды 'отношений практика рассматривает как договорные, нельзя понять тех споров, которые развертываются в английской правовой литературе и практике по вопросу об определении понятия договора.

Основные виды договоров, признаваемые практикой, сле­дующие: 1) договоры'по решению суда (contracts of record),

2) формальные договоры (formal contracts, contracts by deed),

3) неформальные или простые договоры (informal or simple. contracts), носящие иногда наименование “словесных догово­ров” (parol contracts), хотя они могут заключаться и в пись­менной форме. *

1) Договоры по решению суда

Договоры по решению суда—это обязательства, возни­кающие либо из судебного решения (jugement), либо из фак­та признания обязанной стороной обязательства в суде (reco­gnizance).

В ряде случаев форма договора по решению суда исполь­зуется для придания тому или иному соглашению силы пуб­личного акта. Очень часто такие “признания” касаются чисто процессуальных действий. Иногда они представляют собой просто обещание стороны, например, обязательство явиться к определенному сроку в суд или обязательство впредь хорошо себя вести. Однако в этих обещаниях трудно увидеть какое-либо гражданско-правовое обязательство.

Некоторые английские авторы признают, что договоры по решению суда не являются “договорами в собственном смысле слова”33. Тем не менее почти все английские руководства по договорному праву, равно как и справочные издания, рас­сматривают их как вид договора, распространяя на них боль­шую часть положений договорного права 34.

Частный Свод договорного права- США, представляющий собой в основном кодификацию английского “общего права”, регулирующего договорные отношения, хотя и не выделяет договоры по решению суда как самостоятельный вид дого­вора, но рассматривает “признание обязательства в суде” как один из видов формального договора (§ 7, 9).

Договоры по решению суда — это одна из многочисленных фикций английского права. Не суд принуждает лицо совер­шить те или иные действия, а лицо своим “волеизъявле-

33 См. “Chitty's Treatise on the Law of Contracts”, p 3 Чишайр и Фифут, Самонд и Вильяме, Стифен в своих трактатах о договоре, очевид­но, из тех же соображений не рассматривают договоров по решению суда. Ансон и Корбин, останавливаясь на этих отношениях, указывают, однако, что они не являются действительно договорными

34 См. W. B1. О d g e r s and W а 11. В 1. О d g e r s. The Common Law of England. Second Edition, v. II, L, 1920; “Pollock's Principles of Con­tract”; “Halsbury's Laws of England”, v. VII; Curti. Englands Privat— lind Handelsrecht В., 1927; M. R h e i n s t e i n. Die Struktur des vertraglicnen Scbuldverhaltnisses im anglo-amerikanischen Recht. Berlin und Leipzig, 1932, а также справочные издания Osborn, Straud. См. также “The Law Journal”, 1947, v. '17, N 4229.

i)l

нием”—договором по решению суда—как бы само принима­ет на себя обязательство совершить эти действия. Вместе с тем существование в практике этого вида договоров оказало известное влияние на общую теорию договора в английском "^раве, так как понятие договора должно было включить и та­кие односторонние обязательства. Авторы, пытающиеся кон­струировать понятие договора в английском праве наподобие понятия договора в гражданском праве буржуазных стран континента Европы, т. е. только как соглашение сторон,— вы­нуждены игнорировать существование договоров по решению суда 35.

2) Формальные договоры.

Так называемый формальный договор или договор за пе­чатью (contract under seal, deed) 36 — это волеизъявление ли­ца, совершенное в письменной форме, подписанное им с при­ложением его печати и переданное другому лицу. Основанием действительности такого формального договора является его форма. Он не может быть оспорен по каким-либо иным моти­вам, кроме дефекта формы, подлога (fraud) и насилия ('du­ress). Открытым остается вопрос о возможности оспорить та­кой договор в связи с другими пороками воли (кроме наси­лия). Практика, как правило, отвечает на это отрицательно. Вопрос о встречном удовлетворении в формальном договоре будет рассмотрен в следующей главе. Здесь следует лишь отметить, что наличие или отсутствие встречного удовлетворе­ния не является существенным для формального договора. Не существенно также и согласие стороны, в пользу которой со­вершено волеизъявление; последняя может даже не знать о том, что имеется такое волеизъявление, тем не менее оно признается действительным37.

35 См., напр., М. Rheinstein. Op. cit.; “Stephen's commentaries on the Laws of Eng'and”. Twenty-first Edition, L , I960, v. II.

36 Термин deed применяется и в более широком смысле, нежели con­tract under seal; термином deed обозначают всякое волеизъявление, совер­шенное способом, описанным в тексте, например, завещание. Но в англий­ской литературе эти термины иногда применяются как равнозначные.

37 Ведущими казусами, подтверждающими это положение, являются дело Флетчера против Флегчера (Fletcher v. FIetcher, 1844) и дело Нааз против Вестминстерского банка (Naas v. Westminster Bank, Ltd, 1940). В первом из этих казусов спор шел о завещательном распоряжении в поль­зу лица, которое не знало о наличии такого распоряжения. Суд признал душеприказчиков обязанными выполнить распоряжение, так как документ был за печатью, и не согласился с возражением ответчиков, ссылавшихся на то, что в этом “договоре” не было согласия другой стороны Тот же принцип был подтвержден и в более позднем решении по делу Нааз.

92

В деле Нааз против Вестминстерского банка лорд-судья Райт, с которым согласилась палата лордов, подтвердил, что для наличия обязательства из формального договора не тре­буется ни согласие другой стороны, ни встречное удовлетворе­ние; достаточно лишь облеченного в надлежащую форму во­леизъявления лица38.

Формальный договор (документ за печатью) должен от­вечать следующим основным требованиям: документ должен быть написан и подписан лицом, от которого он исходит, к нему должна быть приложена печать этого лица и он должен быть передан. Все это носит название “исполнения докумен­та” (execution of the deed).

Документ может быть передан не только контрагенту по 'договору, но и третьему лицу, которое должно в определенный срок или при наступлении определенного события передать этот документ контрагенту или 'обеспечить исполнение со­держащегося в документе обязательства. Документ за печатью может быть передан безусловно, либо под условием. В послед­нем случае передача носит название условной передачи (in escrow), и обязательство, содержащееся в документе, подле­жит исполнению лишь при наступлении определенного усло­вия. Таким условием может быть также совершение каких-либо действий лицом, в пользу которого составлен документ.

Конститутивное значение формы в договоре за печатью особенно наглядно видно при сопоставлении его с простым до­говором, заключенным в письменной форме. В последнем слу­чае форма имеет значение лишь одного из доказательств на­личия договора, действительность же договора зависит от ря­да других существенных элементов. При формальном договоре самое наличие определенной формы заменяет большую часть этих элементов и сообщает отношениям новое качество.

Любой договор может быть оформлен как договор за пе­чатью. Однако в ряде случаев “общее право” или закон пред­писывают именно такую форму заключения договора. К та­ким случаям относятся:

1) Все сделки, в которых одна сторона предоставляет дру­гой какую-либо выгоду, не получая встречного удовлетворения. Это вытекает из положений “общего права”, предоставляю­щего защиту договору лишь в том случае, когда обязанная сторона получает от кредитора какое-либо встречное удовле­творение.

2) Все акты передачи земли или недвижимого имущества, или передачи какого-либо вида вещных прав, относящихся к земле и недвижимому имуществу39.

38 См. отчет в “The Modern Law Review”, 1940, April, N 4

39 Закон о праве собственности 1925 г. (Law of Property Act).

93

i 3) Все акты передачи британских судов или паев судо­владельческих обществ40.

I 4) .Некоторые договоры юридических лиц. Согласно “об­щему праву” в период его формирования, все договоры корпо­раций (в тот период это были, в основном, университеты, цехи, религиозные объединения и т. п.) должны были заклю­чаться в форме договора за печатью. Однако некоторая сте­снительность этого требования для расширяющегося капитали­стического оборота, в котором все большую роль начинают играть юридические лица, заставила сделать из него ряд исключений. Еще “общее право” признало, что юридические лица, занимающиеся хозяйственной деятельностью (trading companies), заключая договоры в соответствии со своим уста­вом, не обязаны заключать их за печатью" Законы о компаниях' 1929 и 1948 гг. закрепили и развили эти положения41. Сумми­руя указания, содержащиеся в этих законах, и положения “общего .права”, можно прийти к выводу, что юридические лица, осуществляющие хозяйственную деятельность, могут большинство договоров заключать как простые договоры.

Что касается корпораций, не осуществляющих хозяйствен­ной деятельности, а также корпораций, основанных на коро­левской хартии, то их договоры, как правило, должны заключаться в виде договора за печатью. В одном из сравни­тельно недавних решений по делу Райта и сына против Бом-фордского окружного совета (A. R. Wright & Son v. Bomford Borough Council, 1956) 42 договор, заключенный корпорацией,. основанной на королевской хартии, был признан недействи­тельным, так как он не был заключен за печатью.

'5) Акты передачи паев некоторых компаний, в тех случаях, когда это предусмотрено их уставом, также должны быть об­лечены в форму договора за печатью. ,

Формальные договоры английского права не имеют анало­гии в гражданском праве буржуазных государств континента Европы, хотя другие буржуазные гражданско-правовые систе­мы также признают обязательность заключения некоторых до­говоров в определенной, установленной законом форме. Так, ст. 931 французского гражданского кодекса устанавливает, что договор дарения должен быть заключен в письменной форме и удостоверен у нотариуса; ст. 1834 предусматривает письменную форму для договора товарищества, ст. 1923— для договора поклажи и др. Швейцарский обязательственный закон также предписывает обязательную письменную форму или специальное удостоверение отдельных видов договоров.

40 Закон о торговом мореплавании 1894 (Merchant Shipping Act)

41 См J Charlesworth. The Principles of Company Law L., 1953

42 “Current Law”, 1966, N 11, § 65.

94

Например, письменная форма предусмотрена в ст. 243 для договора дарения, в ст. 493 — для договора поручительства, в ст. 165 (184)—для цессии; ст. 216 требует специального удостоверения в надлежащем официальном органе договора купли-продажи недвижимого имущества.

Но во всех этих случаях форма не является основным эле­ментом договора, исключающим обязательность других его элементов. Форма не сообщает этим договорам нового каче­ства; она является одним из условий действительности дого­вора, но не основным и единственным условием. Кроме того, наличие определенной формы в тех случаях, когда эта форма не требуется законом, не имеет существенного значения для возникающих из этого договора отношений В английском же праве заключение формального договора, независимо от его содержания, сообщает договору некоторые новые качества и существенно изменяет его правовую силу.

Таким образом, формальные договоры английского права представляют собой явление, характерное именно для этой правовой системы Исторические корни данного института следует, очевидно, искать в иске “о соглашении” средневеко­вого английского права 43. Однако, несмотря на то, что суевер­ное уважение, которое в средние века внушали пергамент и печать, давно исчезло, формальные договоры (договоры за печатью) занимают видное место в современном английском праве. Несоответствие этого архаического института юридиче­ской технике современного капиталистического оборота неод­нократно отмечалось английскими юристами. Практические его неудобства также очевидны. Поэтому почти половина шта­тов США отказалась от договоров за печатью и не проводит различий между договором в письменной форме и договором за печатью. Отказался от института формальных договоров и гражданский кодекс Калифорнии, несмотря на то, что, в основ­ном, он построен на положениях английского “общего права” 44.

Однако в английском праве и праве значительной части штатов США договоры за печатью остаются одним из основ­ных институтов. Свод договорного права США также выделяет договоры за печатью как вид формального договора.

Сохранению договоров за печатью в английском праве, несомненно, способствует свойственный этой правовой системе консерватизм, сохранение старой формы, даже если содержа­ние ее существенно изменилось. Другим фактором, содей­ствующим сохранению этой формы, является то, что она

43 Подробнее об этом иске см гл I

44 См К Малышев Гражданские законы Каляфорнии, СПб, 1906, т III, стр 66

95

в иэвестной мере восполняет отсутствие публичной регистра­ции гражданских актов в английской правовой системе.

Отмеченные выше особенности формальных договоров, тот факт, что очень часто формальный договор представляет собой только одностороннее волеизъявление обязывающегося лица, заставляют многих английских авторов ставить вопрос о том, можно ли вообще формальный договор отнести к договорам.

Некоторые английские" авторы квалифицируют формаль­ные договоры не как вид договора, а как самостоятельный, не связанный с договором, институт. Так, еще Блэкстон рассмат­ривал формальный договор как самостоятельный способ пере­несения права собственности, подчеркивая односторонний характер возникающих при этом отношений (глава XX рабо­ты), в то время как договор излагался им .особо (глава XXX). Однако, касаясь некоторых вопросов, связанных с формаль­ным договором (в частности, вопроса о встречном удовлетво­рении) , Блэкстон почти дословно воспроизводит то, что по этим вопросам говорилось им в главе о договоре45.

Однако эта точка зрения не является господствующей в английской литературе и практике. Почти все курсы англий­ского договорного орава и права США, основываясь на прак­тике судов, рассматривают формальные договоры как вид договора4G. Большинство юристов других буржуазных стран, освещая английское право, также включают договоры за печатью в круг договорных отношений. Так, Райнштейн рассматривает договор за печатью как вид договора, анало­гичный формальным договорам римского права. Форма, по мнению Райнштейна, в этих случаях заменяет лишь один из элементов договора — встречное удовлетворение47.

Приведенные выше противоположные воззрения на харак­тер договора за печатью игнорируют двойственный характер

45 “Blackstone's Commentaries on the Law”, p. 394—395. В последнем издании трактата Стифеяа формальные договоры также рассматриваются в первом томе вместе с вопросами собственности; прочим договорам по­священа большая часть второго тома (“Stephen's Commentaries on the Laws of England”, v. I, II).

Чешайр и Фифут прямо заявляют, что поскольку в формальных дого­ворах нет элемента взаимного соглашения и они действительны даже в том случае, когда другая сторона не знала о существовании такого до­говора, постольку отношения, из них возникающие, не являются договор­ными. Соответственно они исключают эти договоры из своего рассмотре­ния (G. С. Cheshire and С. Н. S. Fifoot. Op. cit, p. 19—20).

46 Поллок указывает, что документ за печатью—это тот же договор;

особенность его лишь в том, что оферта, заключенная в форме документа за печатью, не может быть отозвана. “Pollock's Principles of Contracts.”, p 6. см. также A n s о n. Op. cit., p. 81—93; Э. Д женке. Английское право. Юриздат, 1947, стр. 342; “Chitty's Treatise on the Law of Contracts”, p. 5.

47 M R h e i n s t e i n. Op. cit., S. 54—55; 233; См. также С u r t i. Op. cit., S. 12—16; Lehr. Elements de droit civil Anglais. P., 1885, p. 674—685.

06

этого института: в первом случае в нем усматривают только одностороннюю сделку и на этом основании исключают его из сферы договорного права; во 'втором случае видят только до­говор, совершенный в определенной форме, и игнорируют тот факт, что в эту форму может быть облечено и одностороннее волеизъявление. В действительности в этом архаическом институте соединены два вида отношений: а) односторонняя сделка и б) договор. Объединяющим признаком, позволяю­щим рассматривать их в качестве одного правового института, является форма документа за печатью. Однако это единство формы не может ни уничтожить, ни даже смягчить тех суще­ственных различий, которые имеются между этими двумя видами сделок. Поэтому для правильного понимания этого института необходимо всегда иметь в виду различный харак­тер объединяемых им отношений, из которых лишь некото-' рые могут рассматриваться как договорные.

Соответственно при дальнейшем изложении мы будем рассматривать те группы формальных договоров, которые содержат в себе элемент договора и не являются односторон­ними волеизъявлениями. Последние будут затрагиваться лишь в тех случаях, когда к ним применяются положения, регули­рующие договоры.

В заключение необходимо отметить, что в условиях импе-' риализма, требующих максимальной гибкости оборота и “сво­боды рук” для крупных монополий, было пробито много бре­шей в безусловной обязательности исполнения договора за печатью, характерной для более ранних периодов. Возмож­ность оспорить договор за печатью по мотивам обмана и на­силия, невозможность требования исполнения в натуре, если договор за печатью заключен без встречного удовлетворения (подробно об этом см. гл. III) и ряд других исключений, вве­денных во второй половине XIX и в XX в., лишают договор за печатью его безусловно обязательной силы, которой он первоначально обладал. Это в свою очередь вносит в институт формального договора, который, на первый взгляд, представ­ляется ясным и определенным, элементы зыбкости и неясности, столь характерные для английского права.

3) Простые договоры.

Простой или неформальный договор (simple contract, infor­mal contract, parol contract) — это договор, не облеченный в t какую-либо особую форму. Следует, однако, иметь в виду, что в отдельных случаях закон требует, чтобы некоторые про­стые договоры были заключены в письменной форме. Так, например, до 1954 г. договоры, исполнение которых должно

7 Р.'О. Халфина 97

было иметь место не ранее чем через год после их заключения, договоры, устанавливающие ответственность одного лица по обязательствам другого, договоры, в которых встречным удовлетворением является женитьба, договоры купли-продажи на сумму свыше 10 ф. ст., если товар не передан или не дан задаток, и некоторые другие договоры должны были совер­шаться в письменной форме48. В июне 1954 г. Законом об изменении права в отношении^ исковой защиты договоров эти положения были существенно изменены. Однако в отношении некоторых договоров такое требование сохранилось (подроб­нее об этом см. § 4 п."3 "настоящей главы).

Письменная форма рассматриваемых договоров не сооб­щает им нового качества; договор остается простым. Послед-' ствием несоблюдения формы в этих случаях является не недей­ствительность договора, а только лишение его исковой силы. Поскольку все последующее изложение относится главным образом к простым договорам как наиболее распространенным в практике, в данной связи нет необходимости рассматривать их более подробно. ,

4) Явно выраженные и подразумеваемые договоры

Помимо деления договоров в зависимости от формы их заключения, английское право различает явно выраженные (express contracts) и 'подразумеваемые (implied contracts) договоры, исходя при этом из признака определенности воле­изъявления участников договора. Понятие явно выраженного договора не нуждается в особом рассмотрении, так как оно означает договор, в котором волеизъявление сторон имело-мес-то в явной, так или иначе объективированной форме.

Гораздо сложнее понятие подразумеваемого договора. На особенностях этого института, несомненно, отразилась общая" тенденция английского права к созданию юридических фикций. Согласно распространенному в английской литерату­ре определению, подразумеваемый договор — это договор, наличие которого может быть установлено судом на основа­нии поведения сторон45.

Однако некоторые английские авторы вынуждены признать, что подразумеваемый договор во многих случаях базируется не на соглашении, а представляет собой обязательство, воз-

48 Это положение было установлено статутом об обманных действиях, изданным в 1677 г (ст. 4).

49 См W. В 1.0 dgers and Walt. Bl.Odgers.Op. cit, v. II, p. 947;

“Chitty's Treatise on the Law of Contracts”, p. 44; Q. C. Cheshii\e and' С. Н. S Pi foot Op. cit., p. 30—31; Вильям Р.Ансон. Основы дого­ворного права. М, 1947, стр. 14—15.

ОД

лагаемое на одну из сторон судом или вытекающее ex lege и имеющее место иногда даже в таких случаях, когда сторона явно выразила намерение, противоположное тому, которое ей приписывает суд50. Вопрос о подразумеваемых договорах еще более усложняется-в связи с тем, что до сих пор в английской практике нет более или менее единой точки зрения на соотно­шение подразумеваемого договора и квази^оговора.

Последний представляет собой иок недоговорного харак­тера, возникший из неосновательного обогащения. Английское право признает три основных вида таких исков: а) иск, имею­щий своим основанием платеж, совершенный исчцом вместо ответчика с согласия последнего; б) иск, основанный на долге, вытекающем из подтверждения счета, в) иск, возни­кающий в связи с тем, что ответчик получил от истца какую-^ либо денежную выгоду без достаточного основания51.

Различные английские авторы по-разному трактуют юри­дическую природу квази-договора. Так, Поллок, Самонд, Холс-бэри рассматривают квази-договоры как подразумеваемые договоры и не проводят между ними никаких различий52-Другие авторы проводят различие между подразумеваемым договором, в котором предполагается соглашение сторон или хотя бы создается фикция такого соглашения, и квази-догово-ром, который возникает из совершенно других оснований и даже не создает фикции соглашения63. М. М. Агарков, назы­вая основания возникновения обязательств по английскому гражданскому праву, разграничивает квази-договоры и под­разумеваемые договорыБ4.

Последняя точка зрения представляется более соответ­ствующей практике, так как она дает возможность выделить, из области договорного права отношения, возникающие по поводу неосновательного обогащения. Поэтому в настоящей



60 См “Halsbury's Laws of England”, v. VII, p 261—263, W. R A n-son Op. cit, p. 28—29, Самонд и Вильяме. Указ соч., стр. 50—51.

61 Подробнее о квази-договоре cm.j A Clarence Smith. Quasi-contract “The Modern Law Review”, v 19, 1956, N 3, р. 265—269.

52 См. “Pollock's Principles of Contract”, p 10—11, Самонд и Вильяме Указ. соч., стр 50—54 Холсбэри в комментариях к своду 'английского права объединяет подразумеваемые договоры и квази-дого­воры в общее понятие “искусственных договоров” (constructive contracts), не делая внутри этого родового понятия никаких различий между подра­зумеваемыми и квази-договорами (“Halsbury's Laws of England”, v. 7, p. 263—270)

53 См. W R An son. Op. cit, p. 692—596, “Stephen's Commentaries on the Laws of England”, v II, p 260—269, S. Jenks. A Digest of English Civil Law. L, 1938, p. 297—306, “Chitty's Treatise on the Law of Contracts”, p. 44-82.

м М. М. А г а р к о в. Обязательство по советскому гражданскому пра­ву. Юриздат. М., 1940, стр. 103—104.

7* 99

работе квази-договоры как не входящие' в общее пояятие договора, не рассматриваются; говоря о подразумеваемых до­говорах, мы будем иметь в виду лишь те случаи, когда договор предполагается или когда имеется хотя бы фикция договора.

В общем понятии подразумеваемого договора по сущест­ву объединено несколько различных видов договорных отно­шений. ,

Это прежде всего договоры, заключенные путем конклю-дентных действий, например, договор перевозки, заключаемый" с железной дорогой путем покупки железнодорожного билета, договор купли-продажи, заключаемый лицом, опустившим в автомат надлежащую монету,-и т. п. В этих случаях дейст­вительно можно говорить о договоре, так как налицо взаим­ное волеизъявление сторон, направленное на возникновение 'определенных правовых последствий. Кроме' того, стороны в этих случаях формально “согласились” о всех существенных моментах договора: предмете, цене, месте, сроке. Как и в дру­гих договорах буржуазного права, это соглашение может 'совершенно не соответствовать действительному намерению юдной из сторон — более слабой экономически, но внешние, формальные признаки волеизъявления здесь налицо. Тот факт, что соглашение выражается не словами ^или письмом, а опре­деленными действиями, ни в какой мере не меняет характера соглашения. Поэтому данная группа отношений, включаемая в общее понятие подразумеваемого договора, представляет собой договорные отношения 55.

Вторая группа отношений, охватываемая общим понятием подразумеваемого договора,— это действия в чужом интересе 1 без поручения. Так, в деле Брэдшоу против Бэрда (Bradshaw v. Beard, 1862) было установлено, что если в отсутствие мужа постороннее лицо взяло на себя похороны жены и сделало это “способом, соответствующим положению мужа”, то оно имеет право на получение от мужа возмещения понесенных при этом расходов. Тот же принцип был применен в более раннем пре­цеденте — деле Дженкинса против Тэкера (Jenkins v. Tucker, 1788) 56.

Такие отношения в других буржуазных гражданско-пра-вовых системах выделяются в самостоятельную группу и не смешиваются с договорами, так как в них отсутствует основ­ной элемент договора — соглашение сторон. Однако в англий-

55 Некоторые английские авторы называют такие договоры “молчали­выми” (tacit) 'договорами в отличие от подразумеваемых договоров, под которыми они понимают юридическую фикцию договора (см С а м о н д и Вильяме. Указ соч , стр 51—<52; W R. A n s о п Ор. cit, р 26—28).

w Изложение этих казусов см “Chitty's Treatise on the Law of Con­tracts”, p. 45

100

ском праве, при помощи понятия подразумеваемого договора, их принято включать в круг договорных отношений.

Еще в меньшей степени можно говорить о каких бы то ни было элементах соглашения сторон в следующей группе отно­шений, на которые практика также распространяет понятие подразумеваемого договора. Эти отношения могут быть оха­рактеризованы как оказание одним лицом каких-либо услуг другому с ведома последнего, но без предварительного согла­шения между ними. “Общее право” в этих случаях признает наличие подразумеваемого договора об оказании услуг за нор­мальную оплату57.

В действительности же здесь имеет место возложение су­дом на одну из сторон обязательства в пользу другой. Иллю­страцией этого положения может служить решение апелляци­онного суда по делу Эптонской пожарной команды против Поуэлла (Upton R. D. С. v. Powell, 1942). Ферма Поуэлла входила в Эптонский полицейский участок, но обслуживалась не Эптонской, а Першорской пожарной командой и имела право на бесплатные услуги этой последней. Когда на ферме Поуэлла начался пожар, он позвонил полицейскому инспекто­ру эптонского полицейского участка и просил прислать пожар­ную команду. Инспектор прислал пожарную команду своего участка, т. е. эптонскую. Пожарные потушили пожар. В этот момент ни Поуэлл, ни инспектор, ни пожарные не думали о том, что Поуэлл имел право на бесплатные услуги не Эптон­ского, а Першорского участка.

Когда это обстоятельство выяснилось, Эптонский пожар­ный участок предъявил иск к Поуэллу об оплате оказанных ему услуг. Суд графства, а впоследствии апелляционный суд, куда перешло дело, признали Поуэлла обязанным уплатить Эптон-скому участку за тушение пожара на основании подразумевае­мого договора. Совершенно очевидно, что ни о каком договоре здесь не могло быть речи, так как отсутствовал основной эле­мент договора—согласное, хотя бы формальное, волеизъявле­ние. Форма подразумеваемого договора оказалась удобной для того, чтобы заставить Поуэлла платить за услуги, которые он мог получить бесплатно, и возложить на него ответственность за путаницу в полицейском и пожарном участках58.

Наконец, понятие подразумеваемого договора охватывает и чистые фикции, созданные для того, чтобы дать возможность суду признать наличие договорного обязательства в тех случа­ях, когда в отношениях нет даже такого отдаленного подобия волеизъявления, как принятие оказанных услуг или что-либо

w См “Pollock's Principles of Contract”, p 9—10. t8 Изложение обстоятельств дела см. “Law Quarterly Review”, v. LV1II,, 1942, p. 296.

10i

'?<.*-” ; 'У'^'''У^г'^У^У^' •f^ti1..



,"в этом роде. Так, в упомянутом :выше деле Клэрка против Дан-'1рэвена (см. стр. 79) суд,'пользуясь фикцией подразумеваемого договора, возложил на одну'из сторон чисто деликтное обяза­тельство возместить причиненный ущерб. .... -. Таким образом, понятие подразумеваемого/договора охва­тывает широкую группу отношений, .из которых лишь. неболь-

. шая часть является действительно договорными. В .значитель­ной мере подразумеваемый договор превратился в одну из бесчисленных юридических фикций'английского права.

Некоторые английские авторы, основываясь г на соответ­ствующей судебной практике, подразделяют договоры на испол-

ч ненные (executed contracts) и подлежащие исполнению (execu­tory contracts). Исполненные договоры—это договоры, в ко­торых хотя бы одна из сторон выполнила свое обязательство;

подлежащие исполнению договоры—такие, 'в которых ни одна сторона еще не. приступила к исполнению договорного,, .обязательства. Происхождение этого деления следует искать в истории возникновения договора в английском праве. В гла­ве I было показано, что основанием .иска'“о долге” (одного из . прообразов договора) было исполнение одной из сторон обя­зательства. Отсюда и идет деление договоров на исполненные и подлежащие исполнению. В настоящее время это деление, хотя и применяется иногда в практике судов, но большого практического значения не .имеет,. Оно используется главным

.образом, при разрешении вопроса' о реституции в случае недей-ствительности договора. , , с '""'-—.-„..-^.<“--

§ 4 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ДОГОВОРА •'••.:

В АНГЛИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

! /) Определение договора, в английской правовой литературе , ' и практике судов

Анализ основных видов договоров в английском граждан­ском праве помогает поня^гь^ существо^ противоположных___на- • правде-наи^} английской правовой^итературе~пви^отзеделй1ии, .договора.. В этом вопросе существуют два основных направле­ния, оказывающих'влияние и на практику. Основное расхожде-". ние между этими направлениями сводится к решению вопроса о том, является ли^договор односторонним волеиз.ъявдением лица,..пр^инимающего_на_^себя обязаТельствоГйли до.сэвор_дред-

ставляет__„с.об.ой^_ двустороннеесоглашение, порождающее'

обязательство. "".-—.—-—..-....- .

• Первая точка зрения представлена ' таким традиционным в. английской юриспруденции автором, как Поллок, , трактат

102 ...

которого выдержал ^13 изданий; ее придерживаются, Самонд и Вильяме. Эта точка зрения широко распространена и в аме­риканской литературе: ее придерживаются Холмс, Уиллистон, .Гарднер и многие другие; она воспринята Сводом договорного права США59. Конкретные определения, даваемые каждым из авторов, придерживающихся этой точки зрения, различны. Они сходятся лишь в том, что признают основой-договора , волеизъявление обязанной стороны^а^не соглашение: сторон, г

•'"""Приведем определение Поллока, наиболее последователь­но развивающего эту точку зрения. Согласно его определению,- . договор — это обещание или ряд обещаний, исполнение кото­рых обеспечивается правом60. Свод договори ото права-США ,дает в § 1 гл. I то же определение, но несколько шире его формулирует: “договор — это обещание или ряд обещаний,. нарушение, которых закон признает основанием для иска и исполнение которых тем или иным способом закон признает обязанностью”. •;

Это определение обосновывалось еще Холмсом. По его мне- , нию, правоустанавливающие факты в договоре могут быть различны: “Они могут заключаться в том, что определенное лицо подписало, приложило.печать и передало документ опре­деленного содержания. Они могут заключаться в том, что оно дало устное обещание, а тот, которому обещание дано, 'пред­ставил ему встречное удовлетворение. Общий элемент всех договоров можно определить как обещание”61.

Эта точка зрения, широко распространенная в английской литературе и особенно в практике, существенно отличается от теорий договора, принятых в других буржуазных странах.

- По установившейся во всех буржуазных гражданско-правовых системах (кроме английской) терминологии главное отличие договора от других оснований возникновения обязательств состоит именно в том, что договор. представляет собой дву- ' стороннюю" сделку," что он. является, пусть формальным и..вы- , нужденным, но .все-таки, соглашением сторон. Рассматривае- j мая же нами точка зрения определяет договор как односторон- \

' нее', волеизъявление стороны, принимающей 'на себя обяза-' тельство. .

59 См. “Pollock's Principles of Contract”, p. 1; СамондиВильямс. Указ. соч., стр. 44; О. W. Holmes. The Common Law, L. 1882, p. 289;

An inquiry into the Principles of the- Law of Contracts, “Harward Law Re­view”, v. 46, 1932, N 1; S. Williston. A Treatise' on the Law of Contracts. N. Y., 1937, v. I, § I; I. H. В e a 1 e. A Treatise on the Conflict of -Laws, N. Y., v. II, .1936, p. 1045; L. Teller. Law of Contracts, N. Y„ Г948, P. 1.

60 См. “Pollock's Prinoi.pl'es of Contract”, ,p. 1. " См. 0. W. Holmes. Op. cit., p. 289.

103



'-^ '.-.'/ '^ ' - "• "'- -•- ","--'- •••'•'^ У'"''...•^^р-^' -?. г^-^

Совершенно очевидно;^ что такая трактовка .понятия дого­вора связана с формами, реально существующими в англий­ской практике и рассматривающимися в ней как договорные. Для того, чтобы можно было назвать договором односторон- ' нюю сделку, облеченную в форму договора за печатью, необ­ходимо так сконструировать понятие договора,. чтобы оно охва­тывало и односторонние сделки. Отсюда и отличие приведен­ного определения договора от определений, даваемых правом других буржуазных стран.

Однако далеко не все английские и американские' авторы придерживаются приведенного выше определения. Некоторые' авторы механически переносят в английское право определение-договора, принятое в других буржуазных правовых системах,. и рассматривают договор как соглашение сторон, порождаю­щее обязательство 62. : / /

Возникает, однако, вопрос: как увязать э,ту точку зрения с -практикой английского права, которой она так резко проти­воречит? Некоторые авторы находят выход <в том, что относят," к понятию договора только простой договор, все же остальные' институты, объединяемые в английской практике общим поня- . тием договора (главным образом формальные договоры), вы­деляют из этого понятия63. • ” ' .' •' •

Однако большинство авторов, придерживающихся этой точ­ки зрения, не обращая 'внимания на то, что их дальнейшее из­ложение находится .в прямом противоречии с принятым ими''• определением договора, включают в круг рассматриваемых проблем и формальные договоры, хотя последние представля­ют собой во многих случаях только односторонние сделки64.

Иностранные буржуазные авторы, механически применяю­щие к английскому праву понятие договора, принятое в праве-других буржуазных стран, рассматривают формальные дого­воры как вид договора, также не давая никаких объясне-

1)2 См. “Stephen's Commentaries on the Laws of England”, v. П, p. 5'!,-:

E. Jenks. Op. cit., Book II, p. 91; G. C. Cheshire and C. H. S. .Fifoot. O.p. cit., p. 19—24. Эта точка зрения 'широко распространена и в литера-' туре США. См. Dillavou and H award. Principles of Business Law.. N. Y., 1940, p. 24—25; S h i 11 and Wil s on. Business Principles and Mana­gement. Ci-ncinati, Ohio, 1940, p. 563; Th. К err. Business Law. Second Edi­tion, 1939, p. 16. G. 0. Dykstra and L. F. Dykstra. Business Law. 1949, p. 13. . ../...

63 Так поступают в своих трактатах Блэкстон я Стлфен,'рассматри­вающие документы за 'печатью отдельно от договора, как самостоятельный' правовой институт. Чешайр и Фифут в своем курсе договорного 'права прямо указывают, что формальный договор яе есть договор и поэтому не рассматривают его. . . .' ' : '

64 См., напр., E, Jerrks. Op. cit.; W. Bl. Odgers and Wal:t Bl-Odgers. Op. cit; “Halsbury's Laws of England”.. ' - . '

104 •

ний по поводу возникающего в этом случае явного проти­воречия 6S,

Практическое значение спора о том, представляет собой договор соглашение сторон или он является только волеизъ­явлением стороны, принимающей на себя обязательство.', за­ключается именно в том, можно ли включать в понятие дого­вора так называемые формальные договоры и распространять. на них основные положения договорного права. Вопрос этот носит, в основном, юридико-технический характер. Как бы ни было сконструировано понятие договора, институт формальных' договоров существует, и будут ли к нему применяться отдель­ные нормы договорного права, как к одному из видов договора, или же они будут применяться к 'нему как к самостоятельному институту,— от этого дело не изменится.

Английская правовая практика, как было указано выше, распространяет на формальные договоры те положения до- . говорного права, которые могут'быть'применены без наруше­ния основного содержания института формальных договоров. К таким положениям относятся: требование дееспособности лица, заключающего договор, большая 'часть норм, устанав­ливающих условия действительности договора, порядок испол­нения и прекращения договора. Вместе с тем, поскольку формальные договоры (охватывают и односторонние сделки, они регулируются 'некоторыми нормами, которые не применя­ются в отношении неформальных договоров. К числу таких норм относится, например, положение о действительности фор­мального договора'и в том случае, когда сторона, в пользу • которой составлен такой договор, не знала о его существова­нии.

2) Договор и смежные институты

Для уяснения понятия договора в английском гражданском праве большое значение имеет сопоставление договора с близ­кими, но отличными от него понятиями.

, -К таким понятиям относится прежде всего соглашение,' ^(agre,en]ent). По определению средневекового юриста Поллар-< да,"""в'"деле Ренигера против Фогосса (1550), на которое ссыла­ются современные английские и американские курсы договор-

i ', /65 Например, в монографии Райнштейна приводится ряд определений договора как соглашения 'сторон, даваемых английскими авторами, и. тща­тельно' обходятся противоположные определения. Неоднократно упоминая о документах за печатью, автор ни разу не останавливается иа том, что самое понятие документа за печатью или 'формального договора суще­ственно противоречит конструируемому им понятию договора в английском гражданском праве (М. R h е i n s t 'еа п. Op. cit.). 'Ом. также С и г t i. Op. cit.

. ' ' • 105

того права, соглашение есть “союз, соединение, сочетание и связь двух или более намерений в отношении чего-либо сде­ланного или долженствующего быть сделанным”66. Если от­бросить все содержащиеся здесь пышные синонимы, то можно прийти к заключению, что соглашение в этом смысле обозна­чает согласное волеизъявление двух или нескольких лиц по какому-либо вопросу. Свод договорного права США так и определяет соглашение: “Соглашение есть выражение взаим­ного согласия двух или нескольких лиц” (гл. I, § 3) 67.

Таким образом, понятие соглашения значительно шире понятия договора. Оно включает все случаи согласного воле­изъявления лиц, независимо от того, порождает ли это воле­изъявление правовые последствия. В этом последнем обстоя­тельстве и заключается основное различие между соглашени­ем и договором. Договором является лишь такое соглашение, которое порождает правовые последствия или, по выражению, принятому в английской правовой литературе и практике, /“исполнение которого обеспечивается правом” (is enforceable in law).

Однако последний критерий оказывается чрезвычайно зыб­ким. Выше уже отмечалась характерная для английского пра­ва нечеткость при отграничении сферы' правового регулирова­ния от смежных областей. Указывая, что отличие договора от соглашения заключается в том, что последнее может и не по­рождать правовых последствий, английские авторы не дают по существу никаких материальных критериев для разграниче­ния этих понятий. Эти материальные критерии приходится искать в конститутивных элементах договора, на которых мы остановимся ниже. Лишь такие соглашения, которые содержат эти конститутивные элементы, являются договорами и подле­жат правовой защите. Соглашения, не обладающие такими элементами, являются “голыми соглашениями” (bare ag­reements) и не подлежат правовой защите.

Понятие соглашения, не порождающего правовых послед­ствий, применяется также в тех случаях, когда договор заклю­чен без встречного удовлетворения и представляет собой по принятой в английской практике терминологии pactum nudum. Об этих случаях будет сказано в главе III68.

66 Самонд и Вильяме Указ соч, стр 37

67 Аналогичные определения см W. R An son Op cit, р 2—7

68 Следует отметить, что различие между соглашением и договором, в том виде, как оно обрисовано выше, признается не всеми английскими авторамя Так, Поллок рассматривает соглашение как правовой факт (fact in law) и как один из элементов 'договора (“Pollock's Principles of Cont- -ract”, p 3—5) Более распространенной и принятой в практике является, однако, изложенная выше точка зрения

106

|S

1r

w

ft

"NEll

We?

От договора следует отличать далее передачу вещных пра_в ^conveyance). Этот институт английского права"" имеет ряд существенных особенностей по сравнению с аналогичными институтами в правовых системах других буржуазных стран. Он означает передачу права собственности на недвижимое? имущество (real property), которая осуществляется посред-f ством специального акта, носящего название “conveyance”.! До принятия законов о праве собственности 1925 г. в связи| с чрезвычайно сложной и запутанной системой земельной соб­ственности, сохранившей ряд феодальных институтов, передача права собственности была связана с большим количеством сложных формальностей. В зависимости от титула собственно­сти допускались различные способы ее передачи. Законы 1925 г. несколько упростили систему оформления права зе­мельной и другой недвижимой собственности, а также порядок ее передачи. Тем не менее, этот порядок все еще остается очень сложным.

Акт передачи недвижимой собственности должен быть, под -страхом недействительности (за исключением отдельных, предусмотренных законом случаев), составлен в виде докумен­та за печатью и по определенной форме. В документе должно быть обозначено его наименование — conveyance, т. е. акт о передаче собственности, и должны быть определены стороны, правовое положение имущества, титул собственности, который позволяет рассматривать его носителя как полного собствен­ника (beneficial owner), должно быть описано имущество, ука­зана его цена и, наконец,"должно быть сказано, что этим актом покупателю передается собственность69.

Понятие передачи вещных прав (conveyance) лишь частич­но соприкасается с понятием договора Такая передача может иметь место и по иным основаниям, нежели договор, но дого­вор является одним из ее наиболее распространенных основа­ний. Вопрос о соотношении передачи вещных прав и договора возникает в тех случаях, когда предметом договора является передача недвижимого имущества или каких-либо прав на него.

69 См G 664-739.

Передача вещных прав, даже если она совершается по до­говору, представляет собой самостоятельный, обособленный от договора акт; тем не менее заключение договора о передаче вещных прав создает определенные правовые последствия. Эти правовые последствия из договора о передаче вещных прав возникают не по “общему праву”, а по “праву справедли­вости”. Практически это означает, что вещные права не пере­ходят к лицу, управомоченному договором, однако “право Cheshire The Modern Law of Real Property L, 1944,

107



справедливости” рассматривает прежнего собственника только как доверительного собственника • (trustee) лица, управомочен-ного по договору. Равным образом “право справедливости”'.' признает возможным требовать в этом случае исполнения договора в натуре (specific performance), т. е; по иску покупа­теля судом может быть вынесено решение о принудительном оформлении передачи вещных прав70.. . . • • ;

.Покупатель также может потребовать от продавца отчет об управлении имуществом 'и доходы от имущества за время, в течение которого продавец выступал как доверительный соб-' • ственник, т. е. с того .момента, когда он должен 'был, согласно договору, передать право собственности, и до того момента, когда он его фактически передал. ""',

Договор, предметом, которого является передача вещных прав на 'недвижимое имущество, сам по себе'этих прав не пере­дает, но создает определенные правовые последствия, 'незави­симо от оформления самостоятельного акта “передачи, вещных прав”. Нет нужды специально останавливаться на том, какую широкую 'почву для сутяжничества и судейского. произвола создает такая специфическая форма' защиты договорных прав и интересов сторон. ' ''.;.....•

В литературе США были попытки выделить некоторые ви­ды соглашений и рассматривать их как особый вид сделок ..наряду с договором. Так, Ферсон рассматривает всякое без­возмездное .предоставление имущества (gift) как особый вид^ сделки, а не ка'к договор. Кроме того, он выделяет некоторые виды сделок, 'исполняемых при их 'заключении, и также проти­вопоставляет их договору. К таким сделкам он относит куплю-продажу, мену и любую другую передачу каких-либо ценно­стей, . совершаемые одновременно с соглашением о передаче. Используя некоторые примеры из "практики судов США, автор конструирует общее понятие “обмена” (exchange), не имею­щего, по его мнению, ничего 'общего с договором71.

Основное, что, по мнению автора, отлипает такие сделки от договора, это — одновременность передачи имущественных прав. Так; автор относит 'к этим сделкам платеж долга, по­скольку одновременно с платежом погашается.требование кре­дитора, куплю-продажу за наличный расчет, поскольку пере­дача проданного имущества и передача денег-совершаются обеими сторонами одновременно 'с заключением договора, и 'т. п. Выделяя 'безвозмездное предоставление имущества, а также сделки, исполняемые сторонами при их совершении, и 'противопоставляя их договору, автор приходит к выводу, что

70 См. G. S. Cheshire. Op. cit. p. 667. .

71 М. Person. The Rational Basis of Contracts and Related Problems in Legal Analysis. Brooklyn, 1949, p. 8—29. '

108 .

•на них не распространяются общие положения договорного права, в частности норма о необходимости наличия встречного

.удовлетворения для действительности договора72.

Позиция автора, особенно при анализе конкретных казусов,

' 'Очень непоследовательна'. К сделкам, совершаемым при их исполнении, автор относит, 'например, платеж арендной платы, производимый ежемесячно на протяжении более года 73. В ря­де примеров 'из практики автор отрывает исполнение соглаше­ния от первоначального соглашения и рассматривает'это ис­полнение как самостоятельную сделку. В результате по совер­шенно произвольно взятому признаку—одновременности совершения сделки и ее исполнения — из числа договоров исключается их составная часть, а к отношениям, которые по своему содержанию должны регулироваться нормами договор-

• ного права, эти нормы не применяются.

Следует отметить, что точка зрения Ферсона не нашла ши­рокого распространения в Англии и. не.оказала влияния на .практику. Изъятие отдельных' видов договорных отношений из сферы действия тех или иных норм. договорного права осуще­ствляется в практике английских судов посредством использо­вания других правовых форм и способов, на которых мы подробнее остановимся в дальнейшем изложении. , .

3) Договоры, лишенные исковой защиты

Для завершения характеристики понятия договора в анг­лийском гражданском праве необходимо рассмотреть такой характерный для этой правовой системы институт, как договор, .лишенный исковой защиты (unenforceable contract) 7i. Этот

- вопрос необходимо осветить в связи с анализом понятия дого­вора, а не в главе о недействительности договоров, так как .английское право не признает договоров, лишенных исковой

72 Ibid., p. 24—27.

73 Ibid.

74 Следует 'отметить, что термин “unenforceable contract” очень рас­пространен в английской правовой литературе, но не общепринят. Так,

. Поллок говорит не о “договорах, лишенных исковой защиты”, а о “согла- i шениях, порождающих несовершенные обязательства” (agreement of imper­fect obligation). Такую замену термина легко понять, так как, давая опре­деление договора, Поллок основным конститутивным призваком договора

' считает судебную защиту на случай неисполнения. Однако избегнуть про­тиворечия путем замены термина Поллоку все же не удается. То, что он

.; пишет в гл. XIII своего трактата о “соглашениях, порождающих несовер­шенные обязательства”, находится в резком противоречии с предложенным им определением договора, так как он признает эти соглашения “договор-

, ными по существу”. Многих английских авторов это противоречие не сму-

-щает; они дают определение договора, подобное 'определению Поллока, а

- .затем говорят о “договорах, лишенных исковой защиты”. См., напр., 'С а м о н д и Вильяме, Указ. соч., стр. 24—^57.

• 109

„-".Mr^ fV^ Т- '"''•''•-- ^у'?^ {'•

;^Т^Й^ ;'^ ,^1^1/ <-^ , <1 ?_-^ /i7:' i^/' ' r .

защиты, недействительными, а анакоМствй с Этим опецифиче-г~-ским"правовым"инстатутом'"м"ожет дополнить общую характе­ристику договора в английском гражданском праве.

Договоры, лишенные исковой защиты,—это договоры, ис­полнение которых не может быть обеспечено в принудитель­ном порядке через суд. Свод договорного права США дает ' такое определение этих договоров: “Договор, лишенный иско-| вой защиты, это такой договор, к исполнению которого право не может принудить непосредственно процессуальным путем, но который оно, каким-либо косвенным или окольным путем, признает создающим обязанность исполнения” (гл. I, § 14). Чешайр и Фифут считают договоры, лишенные исковой защи­ты, чем-то средним между действительным (valid) и ничтож-i ным (void) договорами75.

Характеристику такого договора дает судья Джервис в де­ле Леру против Брауна (Leroux v. Brown, 1852). Это дело представляет собой один из ведущих казусов по данному воп­росу. Говоря о договоре, при заключении которого не была соблюдена требуемая законом форма, судья указал, что это не означает, что договор сам по себе недействителен. Договор, как таковой, как материальное отношение существует, но на основании его 'нельзя предъявить иск; несоблюдение требуе­мой законом формы имеет только процессуальное значение и делает невозможным защиту договора через суд, но не опоро­чивает договор как таковой. Таким образом, здесь создана конструкция договора, лишенного исковой защиты, конструк­ция материально-правового отношения, процессуально не за­щищаемого.

Подлинно научная постановка вопроса, как известно, не допускает такого разрыва: “процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни” 76. Что это за' материально-правовое отношение, которое право признает, но не защищает, а если защищает, то какими-то окольными, обходными путями? Теоретически такая конструк­ция совершенно необоснованна; практически она способствует произволу суда и еще большему усложнению и без того запу­танного права.

Однако английские юристы пытаются подвести под это по­ложение “теоретическую базу”. Так, Самонд выделяет два ви­да субъективных прав: 1) совершенные и 2) несовершенные субъективные права. Под совершенным субъективным правом ^ (perfect right) он понимает такое субъективное право, которое не только признается, но и защищается объективным правом. При совершенном субъективное праве лицо, на котором лежит

75 G. S С h e s h i r e and С. H. S. F i f о о t. Op. cit., p. 144.

76 К. Маркой Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 158.

110



соответствующая этому праву обязанность, может быть через суд принуждено к исполнению этой обязанности. Несовершен­ное субъективное право (imperfect right) только признается правом,— но лицо, на котором лежит соответствующая этому праву обязанность, не может быть принуждено к исполнению через суд77.

В пределах настоящей работы нет возможности и необхо­димости останавливаться на детальном анализе изложенной выше точки зрения. Она представляет собой одно из проявле­ний характерного для английской правовой доктрины отсутст­вия четких граней между правом и “не правом”, на котором мы уже останавливались. Понятие несовершенных субъектив­ных прав, т. e. прав, признаваемых государством, но охраняе­мых им лишь в ограниченной мере; прав, не дающих возмож­ности управомоченному лицу через аппарат государственного принуждения добиться осуществления своего притязания, сви­детельствует о том, что определенные группы отношений зани­мают промежуточное место, находятся на грани правоотноше­ний и общественных отношений, не урегулированных нормой права.

Эта особенность, связанная с историческими условиями классовой борьбы в Англии и политикой господствующего класса, находит свое яркое выражение в разрешении вопроса о договорах, лишенных исковой защиты. Мы упомянули здесь о несовершенных субъективных правах именно потому, что в примерах, которыми авторы этих теорий обосновывают свои положения, основное место занимают договоры, лишенные -исковой защиты 78.

Какие же договоры являются договорами, лишенными ис-' ковой защиты? Можно отметить следующие основные группы таких договоров: 1) договоры, не исполненные по истечении срока исковой давности; 2) договоры, заключенные без соблю­дения требуемой законом формы; 3) специальные виды дого­воров, относительно которых “общее право”- или закон уста­навливают невозможность исковой защиты79. Остановимся вкратце на каждой из этих групп.

77 J. S a I m о n d. Jurisprudence'. Ninth Edition by J. L. Parker. L„ 1937, p. 311 ft., 486—487.

78 См , напр., J. S a 1 m о п d. Op. cit., p. 486—487.

79 Следует отметить, что и по этому вопросу в английской правовой ли­тературе нет единодушия Так, Чешайр и Фифут, рассматривая договоры, лишенные исковой защиты, останавливаются только на договорах, при заключении которых не соблюдена надлежащая форма (G. С. Cheshire '-and С. H. S. Fitoot Op. cit., p. 150—168). Оджерсы, напротив, относят ' к договорам, лишенным исковой защиты, многие оспоримые и даже ничтож­ные договоры, например, договоры, заключенные с несовершеннолетними, с “враждебными иностранцами” (W. Bl. Odgers and Walt В 1. О d-

111

1) По истечении срока исковой давности ни одна из сторон в договоре не может понудить другую через суд к исполнению • принятой по договору обязанности. Однако положение требо­вания, по которому истек срок давности, в английском праве значительно отличается от положения соответствующих требо­ваний в других буржуазных граждансио-правовых системах.

По господствующей в английском праве точке 'зрения дав­ность не влияет на материальное отношение, она касается лишь процессуальных возможностей защиты этого отношения , в суде Поэтому давность погашает только право управомочен-, ного лица добиться осуществления своего притязания через ' суд, но не погашает этого притязания как материального отно­шения. Выводом из этого положения является предоставление лицу, требование которого погашено давностью, более широ­ких, нежели в других буржуазных правовых .системах, возмож­ностей добиться удовлетворения своего требования помимо суда.

Так, если требование, по которому истек срок' давности;

было обеспечено залогом или правом удержания товаров \^ (lien), кредитор может удовлетворить свое притязание из за­ложенного имущества или товаров, независимо от истечения срока давности. Если кредитор имеет право удержания това­ров должника по взаимным расчетам, он может из стоимости этих товаров удовлетворить свое требование, по которому истек срок давности, хотя бы право удержания было предо­ставлено кредитору не в связи с этим требованием. Точно так же, если должник вносит определенную сумму денег кредито­ру в связи с их взаимными расчетами, но не как платеж какого-либо определенного долга, кредитор может из этой суммы удовлетворить свое требование, погашенное давностью. Он может удовлетворить такое требование и в том случае, если должник исполняет обязательство по истечении срока давности, ре зная о том, что этот срок уже истек. . '

Особенно -ярко проявляется в английском праве признание действительности материального притязания после истечения срока давности в тех случаях, когда речь идет о распределе­нии наследственного имущества. Лицо, исполняющее завеща­ние (executor), имеет право из установленного наследодателем легата вычесть сумму долга легатария наследодателю, долга, по которому истек орок давности. Он может удовлетворить из gers Op. cit, р. 660—663). Однако большинство авторов относит к до­говорам, лишенным исковой защиты, все те случаи, в которых право при­знает действительность материального притязания, но яе дает ему судеб­ной или иной защиты, т. е. все перечисленные выше группы отношений (см , напр , “Pollock's Principles of Conract”, p 520—525; С а м о н д и Вильяме Указ. соч, стр 54-^57; W. R A n s о n. Op. cit., p. 14—il6;

Е. J e n k s Op cit, р. 92; “Stephen's Commentaries on the Laws of Eng­land”, v II, p. 7; “Halsbury's Laws of England”, v, VII).

112

наследственного имущества любое обязательство наследодате-ля, срок давности по которому уже исток. Это допускается даже в тех случаях, когда наследственного имущества не хва­тает для покрытия всех долгов наследодателя.

В этих правилах, являющихся в основном нормами “обще­го права”, выражен тот принцип, что истечение срока давно­сти не поражает материального требования, а уничтожает только право ма судебную защиту. “Совершенное” субъектив­ное право превращается таким образом в “несовершенное”. Договор, не исполненный по истечении срока исковой давно­сти, не прекращается; он превращается в договор, лишенный исковой защиты.

2) Среди договоров, лишенных исковой защиты, в англий­ском праве до последнего времени основное место занимали договоры, при заключении которых не была соблюдена тре­буемая законом форма. До июня 1954 г. вопрос о форме дого­воров регулировался Статутом об обманных действиях 1677 г. (Statute of Frauds). Согласно ст. 4 статута следующие догово­ры должны были быть заключены в письменной форме: а) до­говоры, устанавливающие ответственность исполнителя заве­щания (executor) или администратора наследства (administra­tor) из его имущества по долгам наследодателя; б) договоры, устанавливающие все виды ответственности одного лица по обязательствам другого (гарантия, поручительство и т. п.), в) любое соглашение, в котором встречным удовлетворением является вступление в брак (это не относится к соглашениям, непосредственно касающимся вступления в брак, например, к обещанию жениться или выйти замуж); г) передача всех ви­дав вещных прав на недвижимое имущество; д) договоры, исполнение которых должно закончиться не ранее, чем через год с момента их заключения. Этот же статут в ст. 17 преду­сматривал обязательную письменную форму для договоров купли-продажи на сумму свыше 10 ф. ст., если товар не был принят или не был дан задаток. Однако положения статута по этому последнему вопросу были впоследствии поглощены ст. 4 Закона о продаже товаров 1893 г.

В июне 1954 г. был принят Закон об изменении права в отношении исковой защиты договоров, который отменил дей­ствие ст. 4 Закона о продаже товаров и значительно сузил область применения ст. 4 Статута об обманных действиях. В настоящее время требование обязательной письменной фор­мы, установленное в свое время ст. 4 Статута' об обманных действиях, сохраняется только для договоров, устанавливаю­щих ответственность одного лица по обязательствам другого (гарантия, поручительство, обязательство возместить причи­ненный другим вред и т. п.).

Я Р. О. Халфчпа 113

Следует, однако, иметь в виду, что полностью сохраняются требования о соблюдении формы договора за печатью в тех случаях, когда такая форма установлена законом.

Каковы правовые последствия несоблюдения установлен­ной формы договора в тех случаях, когда закон требует заклю­чения договора в письменной форме? '' До середины XIX в. несоблюдение установленной законом формы влекло за собой недействительность договора. Так, в деле Кэррингтона против Рутса (Carrington v. Roots, 1837) суд признал противоречащим праву и недействительным дого­вор о сдаче в аренду сенокоса, заключенный в устной форме-В первой половине XIX в. этот казус был ведущим прецеден­том Однако во второй половине XIX в. судебная практика отходит от этого правила и в случае дефекта формы не при­знает договор недействительным, а считает его только не под­лежащим исковой защите.

В решениях по делу Леру против Брауна (Leroux v. Brown, 1852) и Мэдисона против Олдерсона (Maddison v. Alderson, 1883) было указано, что несоблюдение требуемой законом фор­мы не делает договор недействительным или незаконным, а только лишает лицо возможности доказать наличие договора, если оно хочет добиться 'исполнения этого договора через суд. Однако в одном из более поздних решений было указано, что несоблюдение установленной законом формы не только пре­пятствует предъявлению в суде требования об исполнении до­говора, по и препятствует ссылке на наличие договора в оправ­дание основанных на этом договоре действий одной из сторон 80,

Некоторые английские авторы связывают перемену в по­следствиях несоблюдения установленной законом формы с реформой доказательственного права 1851 г. (Law of Evidence Act, 1851) 81. В действительности причины этого гораздо глуб­же. Учение о договорах, лишенных исковой защиты, как это будет видно из дальнейшего изложения, предоставляет чрез­вычайно широкие полномочия суду. Суд получает возможность по-разному разрешать совершенно аналогичные случаи. Поль­зуясь отдельными второстепенными, несущественными обстоя­тельствами конкретного дела, он может предоставить защиту стороне или отказать в ней.

Для господствующего класса в период империализма более приемлема такая неопределенная и предоставляющая макси­мальные возможности суду форма, нежели четкое положение о недействительности договора в случае несоблюдения требуе­мой законом формы. В английской литературе уже отмечалась

80 Delaney v. Smith (Т. Р) Ltd, 1946. (См. G. S. Cheshire and С Н S Fifoot Op. cit., p. 162). "• Ibid , p. 160.

114

чрезвычайная противоречивость и произвольность судебной практики по договорам, лишенным исковой защиты82.

Каковы же те обходные, “непроцессуальные” пути, которы­ми в английском праве защищаются договоры, лишенные исковой защиты вследствие несоблюдения установленной за­коном формы? Английское право, не защищая непосредствен­но эти договоры, связывает с ними следующие правовые последствия:

а) Письменная форма может быть придана договору не в момент его заключения, а значительно позже, однако договор при этом считается заключенным с момента соглашения сто­рон, но не с момента его облечения в требуемую форму.

б) Договор, лишенный исковой защиты, может служить основанием для возражения против требования другой сторо­ны Суд отказывает только в принуждении к исполнению тако­го договора, но он не считает его недействительным. Поэтому, если одна из сторон частично исполнила договор, а затем тре­бует назад исполненное, основываясь на недействительности договора вследствие недостатка формы, другая же сторона согласна исполнить свое обязательство по договору, суд отка­зывает в возврате исполненного, признавая тем самым дей­ствительность договора.

Так, в деле Манникендема против Линза (Mannickendam v. Leanse, 1923) истец заключил договор о покупке дома у от­ветчика и уплатил ему задаток в 200 ф. ст. Впоследствии он от этого договора отказался и потребовал у Линза возврата 200 ф. ст., сославшись на то, что договор не был облечен в письменную форму. Суд отказал Манникендему в иске на том основании, что “он уплатил задаток по договору, который был вполне действительным, хотя и лишенным исковой защиты, и, так как он .нарушил этот договор, он не может получить свой задаток. Это иск не о том, чтобы принудить к исполнению до­говора, а только о том, чтобы вернуть деньги, уплаченные в соответствии с ним”83.

В этом случае был применен принцип, установленный од­ним из старых ведущих казусов,— делом Томаса против Брау­на (Thomas v. Brown, 1876), где по аналогичному поводу суд установил, что “продавец, хотя и не мог бы предъявить иск на j основании договора, “о может использовать договор как за- г конное основание для удержания задатка” 84. '

82 Обзор практики см J Williams Availability by Way of De­fence of Contracts not Complying with the Statute of Frauds “Law Quarter­ly Review”, v. 50, 1934, p. 532—539.

83 Изложение казуса и решение cm.j Charlesworth The Princip­les of Mercantile Law, p. 2.

84 См G С С h e s h i r e and С H. S Fifoot Op cit, p. 163

8* U5

Следовательно, он может применяться только в тех случаях, когда суд допускает средство защиты, основанное на “праве справедливости” (equitable remedy) и позволяющее выносить решение об исполнении договора в натуре (specific perfor­mance) 87 '

Принцип частичного исполнения заключается в следующем Если во исполнение договора, не облеченного в требуемую законом форму, одна сторона, с ведома и согласия другой, совершила определенные действия, изменившие ее положение насчолько, что она но 'может вернуться в прежнее состояние без существенного для нее ущерба, она может требовагь су­дебного решения, обязывающего другую сторону исполнить договор в натуре Для этого необходимо следующее" а) дей­ствия истца должны были быть совершены во исполнение до­говора, б) они должны были быть совершены с ведома и согласия ответчика, в) они должны были изменить положение истца 88.

Одним из сравнительно недавних ведущих прецедентов, в котором был применен принцип частичного исполнения, яв­ляется дело Роулиноон против Эймс (Rawlinson v. Ames, 1925). Истица в устной форме договорилась с ответчицей о том, что сдает ей в аренду на 21 год помещение в своем доме, взяв на себя обязательство перестроить дом по желанию и вкусу ответчицы По указаниям ответчицы и под ее наблюде­нием истица произвела значительные переделки в своем доме. Однако после этих переделок ответчица отказалась от испол­нения договора, сославшись на то, что договор не заключен в письменной форме и, следовательно, лишен исковой защиты.

Суд признал, что истица произвела значительные передел­ки в своем доме, отвечающие требованиям и вкусам ответчицы и настолько изменившие облик помещения, что истица вряд ли смогла бы сдать это помещение другому. Тот факт, что эти'пе­ределки производились по указаниям и под наблюдением ответчицы, был признан судом основанием для применения принципа частичного исполнения и удовлетворения иска, пу­тем вынесения решения об обязании ответчицы исполнить договор в натуре89.

Принцип частичного исполнения возник в “праве справед­ливости” применительно к тем случаям, когда объектом дого­вора была передача каких-либо прав на недвижимую собст-

87 Подробно о средствах защиты (remedies) при неисполнении догово­ра и об исполнении в натуре см гл V.

88 См “Pollock's Principles of Contract”, p 520—'521, W R An son Op cit, p 109—110, Самонди Вильяме Указ. соч, стр. 229—234 G С Cheshire and С. Н. S Fifoot Op. cit, p. 163—166.

e9 Изложение казуса и решение суда см G, С. Cheshire and С Н S Fifoot Cases on the Law of Contract, L, 1946, p. 84—89.

118

венность (купля-продажа, аренда, наем и т п ) В этих случаях “право справедливости” защищало интересы собственника, со­вершившего в отношении своей собственности какие-либо дей­ствия во исполнение договора, заключенного без соблюдения надлежащей формы Такой же характер этот принцип сохра­нил и до последнего времени Он безусловно применялся, если объектом договора была передача вещных прав на недви­жимую собственность, в несколько более ограниченной мере он применялся и при передаче движимого имущества. Однако от него категорически отказывались тогда, когда объектом до­говора являлось оказание каких-либо услуг трудового харак­тера 90

3) Не подлежат исковой защите договоры, в отношении "которых это специально установлено “общим правом” или законом, но которые ни “общее право”, ни закон не запреща­ют. Так, ст 50 Закона о солиситорах 1932 г. (Solicitors Act) запрещает адвокатам, не имеющим свидетельства о допуще­нии их к деятельности в качестве практикующих солиситоров, -предъявлять к клиентам иск за оказанные им юридические услуги.

Однако клиент в этом случае может оплатить услуги соли­ситора 'в тех размерах, в каких он это сочтет нужным. Такой платеж рассматривается как правомерный акт и создает пра­вовые последствия. Если сторона, уплатившая вознагражде­ние не имеющему свидегельства солиситору, выиграла дело и получает возмещение судебных издержек, она может в счет издержек включить и уплаченное ею вознаграждение Одна­ко, если вознаграждение такому солиситору еще не уплачено, сторона, обязанная возместить судебные издержки, может отказаться от включения в счет следуемой такому солиситору суммы. Аналогичное положение существует и в отношении медицинских 'работников Законы о медицинской помощи 1858 и 1886 гг. (Medical Acts) устанавливают, что лица, не имею­щие надлежащего свидетельства о допущении их к практике, не могут взыскивать причитающуюся им оплату через суд

Принятие особых законов, регулирующих оплату услуг юристов и медиков, было связано с тем, что первоначально “общее право” устанавливало “почетный характер” этих услуг "и вообще исключало возможность обращения в суд для полу­чения платы за такие услуги. Этот пережиток феодализма, когда услугами врачей и юристов пользовалась исключительно знать, у которой лица этих профессий находились на личной службе, сохранялся в “общем праве” в течение продолжитель-

90 См “


Юр cit, p 112—144
См “Pollock's Principles of Contract”, p 520, 522, W R An son

I- n 1 10__1 Л Л

119

в) Договор, лишенный исковой защиты, или основанное на этом договоре обязательство могут служить законным встреч­ным удовлетворением (legal consideration) для нового дого­вора

В качестве примера применения этого положения можно привести дело Джонса против Джонса (1840). Ответчик устно договорился с истцом о том, что последний продаст ему свой дом и усадьбу В уплату за дом и усадьбу ответчик выдал истцу простой вексель. По наступлении срока векселя ответ­чик отказался платить на том основании, что вексель был вы­дан без встречного удовлетворения. Суд признал, что встреч­ным удовлетворением в этом случае является обязанность истца передать дом и усадьбу Тот факт, что договор не был заключен в надлежащей форме, не опорочивает возникающее из договора обязательство85.

г) Договор, лишенный исковой защиты, может служить обстоятельством, исключающим противоправность в тех слу­чаях, когда' во исполнение такого договора сторона нарушила чужое владение, вошла на чужой земельный участок и т. п. В английском праве всякое нарушение владения или просто проникновение на чужой земельный участок, в чужой дом и т. д., хотя и не сопряженные с каким-либо ущербом для вла­дельца, представляют собой гражданское правонарушение, служащее основанием для иска.

Наличие договора, лишенного исковой защиты, может, однако, служить достаточным основанием для нарушения чу­жого владения, если это нарушение было осуществлено во исполнение договора и если в момент нарушения другая сто­рона не ссылалась на отказ от исполнения договора как за­ключенного в ненадлежащей форме. Так, если, во исполнение устного договора о сдаче в аренду земельного участка, арен­датор вступил во владение этим участком, собственник не мо­жет предъявить арендатору иск о нарушении владения (tres­pass) 86.

Следует, однако, отметить, что это последнее положение применяется в практике не всегда последовательно. Часто ре­шение вопроса зависит от того, какая из сторон успела всту­пить во владение имуществом. Как пример, можно .привести решение по делу Делони против Смита (Delaney v. Smith (Т. Р.), Ltd, 1946).

Обстоятельства этого дела таковы: истец заключил устное соглашение с ответчиками о том, что ответчики сдадут ему в аренду свой дом, как только он будет отремонтирован. После заключения соглашения, но до того как ремонт был закончен,

85 См “Law Quarterly Review”, 1934, v 50, р 532—539

86 Ibid

116

ответчики известили истца о том, что они продают дом третье­му лицу Тогда истец сам занял помещение, но был оттуда на­сильственно выселен ответчиками. Истец предъявил иск о нарушении владения, но суд решил дело в пользу ответчиков, ссылаясь на то, что иное решение означало, бы судебную защи­ту договора, не облеченного в требуемую законом форму.

Анализ этого и некоторых других решений свидетельствует о том, что в практике нет единой и твердой точки зрения по вопросу о том, имеет ли арендатор право на основании дого­вора, не облеченного в надлежащую форму, всгупа1ь во вла­дение имуществом или нет.

Если арендатор вступил во владение имуществом и сумел удержать его, суд не помогает собственнику выселить аренда­тора. Если же собственник сумел не допустить арендатора или выселить его, суд не приходит на помощь арендатору Реше­ние вопроса, в конечном счете, зависит от того, какая из сто­рон окажется сильнее и сама защитит свои интересы.

д) Сторона, частично исполнившая договор, заключенный без соблюдения требуемой законом формы, и не получившая никакой компенсации за исполненное ею, в том случае, если другая сторона отказывается от исполнения договора, может предъявить иск об оплате частично исполненного ею на осно­вании установленной судом справедливой оценки (quantum meruit).

Приведенный выше перечень последствий, которые англий­ское право связывает с договорами, лишенными исковой за­щиты, показывает, что, несмо1ря на отказ в судебной защите этих договоров, право часто обеспечивает их фактическое осу­ществление Как видно из приведенных выше примеров, нор­мы, регулирующие эти отношения, настолько зыбки и неопре­деленны, что суд в каждом конкретном деле может всегда найти столько же доводов в защиту одной из сторон, сколько и против нее. Это свидетельствует о том, что суд в этом вопро­се мало связан нормой права и имеет возможность решать каждое конкретное дело в значительной мере на основании своего усмотрения.

Для того, чтобы указать все способы, при помощи которых право защищает договоры, заключенные без соблюдения тре­буемой законом формы, необходимо, хотя бы вкратце, оста-,, новиться на принципе частичного исполнения (part performan­ce). Этот принцип первоначально сложился в “праве справед­ливости” и был одним из способов обхода норм Статута об об­манных действиях 1677 г., отказывавшего в судебной защите договоров, не облеченных в требуемую законом форму. После судебной реформы 1873 г. этот принцип был воспринят и “общим правом”, но как принцип “права справедливости”

117

иого времени. И до сих пор английское право не признает за барристером права требовать оплаты за оказанные им в суде услуги.

Рассмотренными тремя группами договоров исчерпывается перечень случаев, в которых английское право признает дого-вор лишенным исковой защиты. Лишая стороны возможности защищать свои интересы непосредственно в судебном или ином публичном порядке, право, тем не менее, снабжает их довольно эффективными средствами защиты. Оно предоставляет воз­можность экономически сильному и искушенному в юридиче­ских тонкостях кредитору самостоятельно распорядиться иму­ществом должника. В то же время оно дает возможность должнику избежать наполнения своего обязательства в тех случаях, когда для освобождения его от обязательства нет сколько-нибудь веских оснований.

Осуществление права в этой довольно широкой сфере'отно­шений предоставляется сторонам и зависит от их экономиче­ских возможностей и уменья использовать все тонкости юриди­ческой казуистики. Право, регулирующее эти отношения, так неопределенно, запутанно и противоречиво, что в сфере этих отношений суд фактически ничем не связан.

В заключение необходимо остановиться на попытках неко­торых авторов поставить знак равенства между договорами, лишенными исковой защиты в гражданском праве Англии, и так называемыми натуральными обязательствами в праве других буржуазных стран Европы и в римском праве81.

Некоторое сходство этих институтов не должно скрывать имеющихся между ними весьма существенных различий. Договоры, ^гашенные исковой защиты, не являются натураль­ными обязательствами в том смысле, в каком этот термин при­нят в римском праве и в современном буржуазном граждан­ском праве. Особенно отличаются эти договоры от натураль­ных обязательств во французском гражданском праве Послед­ние являются, в основном, моральными обязательствами. Право признает их лишь постольку, поскольку не препятствует долж­нику добровольно исполнить такое обязательство и не дает ему права требовать возврата исполненного 92.

Напротив, английское право, как было показано выше, при­знает договор, лишенный исковой защиты, материально-право­вым отношением, создающим известные правовые последствия.

91 См, напр, Самонд и Вильяме. Указ. соч., стр. 54—67.

92 M. PI am ol et G. Ripert. Traite elementaire de droit civil, t II. P. 1949, p 462 ss , А С о 11 n et H С a p i t a n t. Op. cit, t. II, p. 335 ss.

Причины возникновения, характер и содержание натуральных обяза­тельств в буржуазном гражданском праве подробно проанализированы М М Агарковым М.М Агарков. Указ. соч, стр. 60—66.

120

Это основное отличие договоров, лишенных исковой защиты, от натуральных обязательств, обусловливает и ряд других осо­бенностей рассматриваемых институтов. Эти особенности за­ключаются в следующем.

Суд в некоторых случаях, которые были указаны выше, мо­жет предоставить непосредственную защиту договорам, лишен­ным исковой силы, что не может иметь моста в отношении натуральных обязательств. Договор, лишенный исковой за­щиты, может служить основанном для возражения против требования другой стороны и может рассмагриваться как. обстоятельство, исключающее противоправность действия, если в связи с исполнением такого договора был причинен ущорб или нарушено владение одной из сторон.

Натуральное обязательство — “обязательство совести”, по выражению Потье,— может быть исполнено только доброволь­но. Этот момент не свойствен договорам, лишенным иско­вой защиты. Приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что суд защищает и недобровольное исполнение таких договоров и даже предоставляет кредитору право принудить должника к исполнению. Существенное значение имеет и то, что договоры, лишенные исковой защиты, охватывают в анг­лийском праве гораздо более широкую область отношений, нежели натуральные обязательства в праве других буржуаз­ных стран.

Отличие договоров, лишенных исковой защиты, от нату­ральных обязательств представляет собой отражение в отдель­ном, частном вопросе особенностей английского права, обус­ловленных конкретными историческими условиями развития английского капитализма. Неопределенность, неясность анг­лийского 'права делают возможным существование в теории несовершенных субъективных прав, а в практике — догово­ров, лишенных исковой защиты.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


§ 2. ИСТОЧНИКИ АНГЛИЙСКОГО ДОГОВОРНОГО ПРАВА
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации