Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности. Учебник - файл n1.doc

приобрести
Судариков С.А. Право интеллектуальной собственности. Учебник
скачать (2591 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc2591kb.26.08.2012 16:07скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
Глава 4 ПРАВА АВТОРОВ, ИСПОЛНИТЕЛЕЙ И ИНЫХ ЛИЦ

§ 4.1. Общие положения

Результаты интеллектуальной творческой деятельности отличаются от результатов иных видов деятельности тем, что они связаны с именем сво­его создателя. Права на результаты интеллектуальной деятельности стали признаваться только с XV в. с возникновением и развитием книгопечата­ния. Первое законодательство в области авторского права признавало не права авторов, а права издателей. В английском законе об авторском праве 1710 г. установлено, что автор мог получить права на свое произведение только после того, как исключительное право на его произведение в тече­ние 14 лет принадлежало издателю. Личные неимущественные права авто­ра признаны в 1791 г. во французском законе об авторском праве. С тех пор личные неимущественные права авторов стали признаваться в странах, ко­торые следовали французской модели авторского права.

На международном уровне исключительное право авторов признается с 1886 г. Бернской конвенцией. Однако личное неимущественное право стало признаваться лишь с 1928 г., когда в Бернскую конвенцию была включена ст. 6Ьк, в соответствии с которой «независимо от исключитель­ных прав автора и даже после уступки этих прав автор имеет право требо­вать признания своего авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведе­ния, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора» '. Другими словами, Бернская конвенция признает только два личных неимущественных права авторов:

Следует подчеркнуть, что в соответствии с Соглашением ТРИ ПС стра­ны могут не признавать личные неимущественные права, что противоре­чит правам человека, но соответствует закону об авторском праве США.

Исключительные права исполнителей на результаты их исполнитель­ской деятельности на международном уровне признаются с 1964 г., когда вступила в силу Римская конвенция. Личное неимущественное право ис­полнителей на международной уровне было признано почти через 40 лет, когда в 2002 г. вступил в силу Договор ВОИС по исполнениям и фонограм­мам, признавший два личных неимущественных права исполнителей:

1 Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Женева: ВОИС, № 287(R). 1990. С. 14.

В договоре сделана оговорка, в соответствии с которой личное неиму­щественное право исполнителю предоставляется только в отношении не-щиисанных устных исполнений и исполнений, записанных на фонограм­мы. В отношении любых других исполнений личные неимущественные Ьава исполнителей на международном уровне не признаются.

Как отмечалось в § 1.7, помимо личного неимущественного права, ко-■орое может принадлежать лицам, создающим объекты интеллектуальной Ьбственности своим творческим трудом, интеллектуальное право вклю-|вс г и исключительное право как право на использование объекта интеллек-Щшльной собственности.

Международные договоры не содержат перечней видов использования Вьектов интеллектуальной собственности, понимаемых как отдельное исключительное право. Из содержания Бернской конвенции, Римской ■рнвенции, Договора ВОИС по авторскому праву и Договора ВОИС по ис­полнениям и фонограммам следует, что эти права относятся в основном к Нраву на воспроизведение и праву на распространение, понимаемым в самом Широком смысле.

Национальное законодательство большинства стран содержит подроб­ные перечни видов использования.

Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 1270(2) устанавлива-ci следующие виды использования произведений:

Перечни видов использования объектов смежных прав установлены в 1317(2), 1324(2), 1330(2), 1334(1), 1339(1) Гражданского кодекса Рос-

йской Федерации. По существу, эти перечни относятся к уже приведен-м видам использования произведений с некоторыми особенностями, пример, запись исполнения — это воспроизведение исполнения прош­ения на материальном носителе.

Современный перечень исключительных прав складывался историче-и с появлением новых технических методов использования произведе-й и объектов смежных прав для охраны прежде всего экономических ин-ресов правообладателей. Следует особо отметить два важных обстоятельства. Во-первых, не все из перечисленных исключительных прав предостав-1иются законодательством на использование любых объектов авторского 1рава или смежных прав, например, невозможен прокат передач вещания,

112 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

не записанных на материальный носитель. Другими словами, способы ис­пользования определяются видом объекта и положениями законодатель­ства.

Во-вторых, перечень исключительных прав, предоставляемых зако­нодательством, является исчерпывающим и его нельзя понимать расшири­тельно. Таким образом, в отношении тех или иных объектов существуют только те исключительные права, которые прямо признаны в законода­тельстве. Никакие иные права не могут подразумеваться, как и иные ин­терпретации предоставленных прав. Существование исчерпывающего пе­речня имущественных прав следует из того простого обстоятельства, что целью и задачей всех международных конференций по пересмотру сущест­вующих правовых норм является обоснование и принятие новых или уточ­нение существующих прав.

§ 4.2. Право авторства и право исполнительства

Право авторства — это личное неимущественное право автора требо­вать признания своего авторства на свое произведение, т. е. что именно он является автором созданного им произведения.

Свое личное неимущественное право автор реализует, размещая свое имя на товарах, в которых воплощены произведения. Важно подчеркнуть, что автор может указывать свое подлинное имя или вымышленное имя (псевдоним) либо не указывать никакого имени (анонимное произведе­ние). Более того, он может указать имя лица, которое вообще не создавало произведения в силу служебного или иного зависимого положения автора (гетеронимность). Важнейшей особенностью права авторства является то, что оно должно соблюдаться при любом использовании произведения, другими словами, недопустимо использование произведения или его части без указания авторства. Это прямо установлено в ст. 1265 Гражданского ко­декса Российской Федерации.

Право авторства является важнейшим личным неимущественным правом, хотя и признается на международном уровне лишь с 1928 г.

Право авторства возникает у автора с момента создания произведения. Для возникновения этого права необходимо, чтобы были выполнены усло­вия правоохранности произведения (см. § 2.8), т. е. объективное существо­вание произведения и его творческий характер.

Право авторства может принадлежать только лицу, творческим трудом которого создан результат интеллектуальной деятельности. Право авторст­ва является неотчуждаемым и непередаваемым, т. е. право авторства не только не может быть отобрано у автора, но и автор не может это право пе­редать кому-либо, в том числе и своим родственникам.

Несмотря на то что Бернская конвенция признает право авторства, законодательство Российской Федерации с 1993 г. к личному неимущест-


праву относит право на имя, которое обычно определяется сле­тим образом. Право автора на имя — это право автора использовать или разрешать использовать произведение под своим подлинным именем, под псевдони­мом или без обозначения имени, т. е. анонимно. Предоставление права на имя вместе с правом авторства не является бходимым, поскольку право авторства подразумевает право автора ис-ьзовать любое имя для оповещения о своем авторстве. Он может ука-> в качестве автора свое настоящее имя, свой псевдоним или сделать i произведение анонимным. При этом автор всегда может отказаться от вдонима или открыть свое подлинное имя. Приведем мнение К. Ма-; в отношении права авторства: «Этим правом автор может пользовать-ю своему усмотрению; он может распоряжаться им даже негативно, т. е. бликовать свое произведение под псевдонимом или анонимно»'. Другими словами, право авторства включает и право на имя. Именно тому Бернская конвенция не содержит права на имя, хотя возможность ючения такого права в Конвенцию обсуждалась. В случае обнародования произведения право авторства и право на имя нтичны, т. е. при любом использовании обнародованного произведе-[, в том числе и отрывка из него, имя автора должно быть упомянуто. Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам впервые признал пра-исполнительства в весьма ограниченной форме, даже не назвав его :аким образом. Однако по аналогии со ст. 6bls(l) Бернской конвенции, орая ввела понятие «право авторства», аналогичное личное неимущест-ное право исполнителя может быть названо «правом исполнительства», содя из содержания ст. 5(1) Договора ВОИС по исполнениям и фоно-ммам право исполнительства может быть определено следующим обра-Древо исполнительства — это право исполнителя требовать быть признанным в качестве исполнителя незаписанных устных исполнений или исполнений, записанных на фонограммы, за исключением тех случаев, когда непредоставление такого права продиктовано характе­ром использования исполнения.

Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам предоставил право исполнительства только на два вида исполнений, которое в некоторых слу­чаях может вообще не предоставляться. Другими словами, Договор создал парадоксальную ситуацию, когда личные неимущественные права испол­нителя оказались зависимыми от характера использования исполнения.

1 Международные конвенции об авторском праве. Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Комментарий К. Мазуйе. М: Прог­ресс, 1982. С. 60.

114 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.3. Право на защиту репутации • 115


Такая норма отсутствовала в проекте договора, но появилась в ст. 5(1) До­говора ВОИС по исполнениям и фонограммам как компромисс между на­мерением большинства стран признать личные неимущественные права исполнителей на все виды исполнений и нежеланием ряда других стран, прежде всего США, предоставить такие права исполнителям аудио­визуальных произведений.

Национальное законодательство предоставляет право исполнительст­ва, как правило, на все виды исполнений без всяких условий и оговорок.

В ст. 1315(1) Гражданского кодекса Российской Федерации исполни­тель наделяется правом авторства на свое исполнение. Однако использо­вание такого понятия нельзя считать обоснованным. Дело в том, что по Бернской конвенции автор имеет право «claim authorship of the work», кото­рое впоследствии и стало называться правом авторства. В Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам установлено, что исполнитель имеет пра­во «claim to be identified as the performer of his performances», что может пони­маться только как право исполнительства, но не как право авторства.

В раннем законодательстве Российской Федерации исполнителям предоставлялось право на имя, но не право авторства. Как уже обсужда­лось выше, право на имя автора произведения обеспечивается правом ав­торства. Аналогичное справедливо и для права на имя исполнителя: оно обеспечивается правом исполнительства.

§ 4.3. Право на защиту репутации

Право автора на защиту репутации — это личное неимущественное право автора противодействовать любому извращению, искажению, изменению и любому иному посягательству на свое произведение, вклю­чая его название, способному нанести ущерб его чести, достоинству или репутации.

Право на защиту репутации признается Бернской конвенцией с 1928 г. В соответствии со ст. 6bls автор имеет право «противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному на­нести ущерб чести или репутации автора»1. Слова «иного посягательства» были введены в Бернскую конвенцию в 1948 г. для того, чтобы подчерк­нуть, что ущерб репутации автора может нанести не только искажение его произведения.

Естественно, речь идет только о разрешенных автором изменениях про­изведения, в противном случае никто не имеет права изменять произведе­ние. Другими словами, даже если автор передал другому лицу свое исклю-

' Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Женева: ВОИС, № 287(R). 1990. С. 14.

чительное право на переработку, у него остается личное неимущественное право контролировать переработку, чтобы не было извращено или искаже­но содержание его произведения и не нанесен ущерб его чести, достоинст­ву или репутации.

Таким образом, передача исключительного права на переработку произ­ведения не означает предоставления полной свободы переработчику, по­скольку право на защиту репутации позволяет автору требовать, чтобы при переработке произведения не искажалось содержание произведения. При этом автор сам решает, подрывает ли его репутацию переработка его про­изведения или нет.

Ситуация не меняется, если произведение перешло в общественное достояние, т. е. когда переработка может осуществляться без согласия ав­тора. Даже в этом случае наследники автора имеют право запрещать любые изменения произведения, которые, по их мнению, искажают или извра­щают содержание произведения и наносят ущерб чести и достоинству ав­тора.

Ущерб репутации автора могут нанести и иные посягательства на произведение, например добавление к произведению предисловий, после­словий, пояснений, комментариев, иллюстраций.

Следует отметить, что право на защиту репутации не идентично праву на неприкосновенность произведения, признаваемому ст. 1266 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Право на неприкосновенность произведения означает, что никто не имеет права изменять или перерабатывать произведения без разрешения автора. Однако в соответствии с Бернской конвенцией автор обладает пра­вом разрешать переработку своего произведения. Другими словами, никто имеет права перерабатывать произведение без разрешения автора. Од-ко точно такое же содержание имеет и право на неприкосновенность оизведения. Таким образом, «личное неимущественное» право на не-икосновенность идентично праву на переработку, они лишь по-разному эмулируют запрет переработки произведения без разрешения автора, ождественность этих двух прав означает, что право на неприкосновенность еет исключительный, а не личный характер.

С другой стороны, право на защиту репутации автора является личным

'имущественным правом. Другими словами, право на защиту репута-

и действует даже тогда, когда срок действия права на переработку и

«прикосновенность произведения» исчерпан. Поэтому установленная

ст. 1267(1) Гражданского кодекса Российской Федерации бессрочность

ава на неприкосновенность является ошибочной. После перехода в об-

ественное достояние любое произведение может быть «прикосновен-

ш», т. е. использоваться любым образом, но так, чтобы не нанести ущерб

ести и достоинству автора. Следовательно, бессрочным является не право

неприкосновенность произведения, а право на защиту репутации авто-

. Именно такой правильный подход существовал в раннем законодатель-

§ 4.4. Право на воспроизведение • 117

"116 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

стве Российской Федерации: «право на защиту репутации охраняется бес­срочно»1.

Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам впервые признал пра­во на защиту репутации исполнителя в весьма ограниченной форме, даже не назвав его. Однако по аналогии со ст. 6bis(l) Бернской конвенции, кото­рая ввела понятие права на защиту репутации автора, аналогичное личное неимущественное право исполнителя может быть названо «правом на за­щиту репутации исполнителя», которое может быть определено следую­щим образом.

Право исполнителя на защиту репутации — это право на защиту не­записанных устных исполнений или записанных на фонограммы исполне­ний (включая их названия) от всякого искажения или иного посягатель­ства, способного нанести ущерб чести и достоинству исполнителя, за исключением тех случаев, когда непредоставление такого права про­диктовано характером использования исполнения.

Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам ввел ограничения на право исполнительства, поэтому право на защиту репутации не может рас­пространяться на те случаи, когда право исполнительства не признается. В противном случае исполнитель не имел бы права исполнительства, но имел бы право на защиту репутации. Таким образом, необходимо при­знать, что оба личных неимущественных права исполнителя должны иметь один и тот же объем. Следовательно, исполнителю может принадлежать право на защиту репутации только в отношении незаписанных или запи­санных на фонограммы исполнений. Но даже при соблюдении этих усло­вий исполнителю может не предоставляться право на защиту репутации, если непредоставление этого права продиктовано характером использования исполнения. Данная оговорка предназначена для ограничения прав испол­нителя, в частности в отношении аудиовизуальных исполнений.

Национальное законодательство предоставляет право на защиту ре­путации исполнителя на все виды исполнений без условий и оговорок. По­добно праву на неприкосновенность произведения, Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 1315(1) установил право на неприкосновен­ность исполнения. Различие между правом на защиту репутации исполни­теля и правом на неприкосновенность исполнения аналогично различию соответствующих прав автора. Правильный подход к защите репутации ис­полнителя существовал в раннем законодательстве Российской Федера­ции2.

§ 4.4. Право на воспроизведение

Понятие «воспроизведение объектов интеллектуальной собственно­сти» является одним из важнейших в системе интеллектуальной собствен­ности и как правовая категория возникло вместе с авторским правом. Авторское право, или copyright, — это право копирования. Впоследствии ко­пирование книг, в которых воплощены произведения, стали называть вос­произведением произведений.

Поскольку копирование является одним из основных использований объектов интеллектуальной собственности, в законодательстве большин­ства стран давно введено право на воспроизведение. На международном уровне это право признается Бернской конвенцией с 1967 г. Одну из при­чин столь позднего признания этого права объясняют трудностями выра­ботки понятия такого права, которое должно быть достаточно общим, но в то же время и конкретным. В настоящее время полагают, что таким требо­ваниям удовлетворяет содержание ст. 9(1) Бернской конвенции1. Договор ВОИС по авторскому праву и Договор ВОИС по исполнениям и фоно­граммам установили, что право на воспроизведение применимо в цифро­вой среде и к использованию объектов в цифровой форме2. Другими слова­ми, право на воспроизведение может быть определено следующим образом.

Право на воспроизведение — это исключительное право на воплощение объекта авторского права или смежных прав в исходной или любой иной форме, в том числе в цифровой, в товаре любым возможным способом.

Естественно, не каждый объект авторского права или смежных прав допускает воспроизведение всеми способами и в любой форме, поскольку способ и форма воспроизведения определяются видом объекта. Например, воспроизведением не может считаться публичное исполнение произведе­ния хотя бы потому, что это исполнение, а не произведение.

Исключительная широта понятия «право на воспроизведение» означа­ет, что существует множество форм воспроизведений как объектов автор­ского права, так и смежных прав. Рассмотрим некоторые из них.

Репродуцирование. Законодательство ряда стран содержит нормы в отно­шении репродуцирования произведений, под которым понимают факси­мильное воспроизведение произведения с помощью технических средств, осуществляемых не в целях издания (см. ст. 1275(2) Гражданского кодекса Российской Федерации). Следует признать, что это одно из наименее удач­ных правовых определений.


1 Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». М.: Рес­
публика, 1993. Ст. 27(1). С. 22.

2 См. там же. С. 34.

1 См.: Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведе­
ний. Женева: ВОИС, № 287(R). 1990. С. 17.

2 См.: Договор ВОИС по авторскому праву и согласованные заявления в отношении
договора ВОИС по авторскому праву. Женева: ВОИС, № 226(R). 2000. С. 20.

У

118 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

Во-первых, репродуцирование — это прямая транслитерация анг­лийского слова «reproduction», которое переводится как «воспроизведение». Поэтому определять воспроизведение через воспроизведение — это тавто­логия.

Во-вторых, упоминание особого вида воспроизведения (факсимиль­ного) ничего не меняет, поскольку факсимиле — это точное воспроизведе­ние объекта (рукописи, документа, изображения и т. д.), а репрография — это воспроизведение с помощью копировально-множительного обо­рудования.

Все это означает, что обычно под репрографией понимается копирова­ние объектов с помощью копировально-множительного оборудования.

Действительный смысл понятия «репродуцирование» легко устано­вить из обычно используемой в законодательстве оговорки, что «репрогра­фическое воспроизведение не включает в себя хранение или воспроизве­дение указанных копий в электронной (включая цифровую), оптической или иной машиночитаемой форме». Если учесть, что массовое оптическое копирование уже не существует, а машиночитаемая и электронная фор­ма — это фактически цифровая форма, то сделанная оговорка означает, что репродуцирование является воспроизведением объекта не в цифровой форме, а в аналоговой. Итак, необходимо признать такое определение.

Репродуцирование — это воспроизведение некоторых объектов автор­ского права в аналоговой форме с помощью копировально-множитель­ных и иных устройств.

Другими словами, если сделана аналоговая копия объекта на бумаге — это репродуцирование, а если сделана цифровая копия, например с помо­щью сканера, цифрового фотоаппарата и т. д., — это воспроизведение.

Обнародование произведения. Как уже отмечалось в § 2.7, под обнародо­ванием произведения понимается любое действие, с помощью которого произведение становится доступным для всеобщего сведения. К обнародо­ванию прежде всего относится опубликование произведения. С другой стороны, обнародование произведения — это его воспроизведение. Дело в том, что автор передает издательству для издания (обнародования) свое произведение, представляющее собой рукопись. Воплощение этого же произведения в книгах или иных изданиях — это и есть воспроизведение произведения в иной форме. С этой точки зрения право на обнародование произведения это частный случай права на воспроизведение.

Как в ст. 15(1) Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», так и в ст. 1255(1) Гражданского кодекса Российской Федерации право на обнародование отнесено к числу личных неимущест­венных прав.

Бернская конвенция не содержит права на обнародование, однако при ее пересмотре в 1928 г. предлагалось ввести аналогичное право. Предпола­галось, что право на разглашение произведения позволило бы защитить инте-

§ 4.4. Право на воспроизведение • 119

ресы автора, поскольку никто иной не имел права обнародовать произве-■ение без согласия автора даже по решению суда, например для покрытия долгов или по иным причинам, и в интересах других лиц. Однако «предло­жение включить право на разглашение в Конвенцию не нашло поддержки И на более поздних конференциях по пересмотру не обсуждалось»'.

Несмотря на это, право на разглашение как право на обнародование Включено в законодательство Российской Федерации. Противоречивый Характер права на обнародование следует из ст. 1267(1), в которой установ­лено, что «авторство, имя автора и неприкосновенность произведения ох­раняются бессрочно». Следовательно, все иные права не охраняются бес­срочно, т. е. срок действия права на обнародование такой же, как и любого иного исключительного авторского права.

Наделение автора правом на обнародование является формальным, Поскольку автор не может им воспользоваться. Например, если автор за­ключил договор на обнародование произведения, то он воспользовался Своим исключительным правом на использование своего произведения од­ним из возможных способов (посредством воспроизведения) и никакого Иного права ему не нужно для обнародования своего произведения. Таким образом, право на обнародование, по существу, совпадает с исключительным правом на воспроизведение и является излишним.

Сейчас трудно восстановить логику разработчиков, введших право на обнародование. Возможно, это была попытка оградить автора от произво­ла организаций, заключивших договор на обнародование произведения, Но по тем или иным причинам не выполнивших своих обязательств. Пред­полагалось, что включение права на обнародование в число личных не­имущественных прав улучшит правовое и материальное положение авто­ра, однако в действительности это привело к введению мертворожденных норм и к противоречивости законодательства.

Отзыв произведения. В ст. 1255(3) и 1269 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации декларируется право автора на отзыв произведения для отказа от ранее принятого решения об обнародовании.

Введение права на отзыв является еще менее обоснованным, чем вве­дение права на обнародование произведения. Дело в том, что право на от­зыв может возникнуть, когда автор уже воспользовался своим правом на воспроизведение произведения и заключил соответствующий договор на его обнародование. Вполне возможно, что автор хотел бы отозвать произ­ведение, когда оно уже было издано и направлено в торговую сеть. Право отзыва означает, что, игнорируя условия договора на обнародование про­изведения, автор может потребовать изъятия своего произведения из всех торговых организаций. Однако издательство в соответствии с договором

Международные конвенции об авторском праве. 1982. С. 61—62.

120 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.6. Право на распространение • 121

с автором уже понесло издержки по обнародованию произведения, и право на отзыв ставит издательство в разорительное положение.

Понимая абсурдность права на отзыв, разработчики вместо отказа от этого права переложили ответственность на автора за реализацию ему же предоставленного права, поскольку автор обязан возместить пользователю причиненные его решением (отзывом произведения) убытки. Если произ­ведение уже было обнародовано, то автор обязан публично оповестить об отзыве произведения.

Бернская конвенция право на отзыв не признает, не было аналогич­ных положений и в ранее действовавших гражданских кодексах союзных республик. Более того, такое право вообще не допускалось, поскольку ус­танавливалось, что согласие автора, данное при заключении авторского дого­вора, не может быть отозвано в одностороннем порядке. Поскольку речь идет о договоре на обнародование произведения, никакого отзыва произ­ведений гражданское законодательство не допускало.

Запись исполнений. Римская конвенция, Соглашение ТРИПС и Дого­вор ВОИС по исполнениям и фонограммам наделили исполнителей пра­вом на запись незаписанных исполнений. Такое право вводится как отдельное право, в отличие от права на запись записанных исполнений, которое пред­ставляет собой право на воспроизведение записанного исполнения. В дейст­вительности же это не так, поскольку запись исполнения — это воспроиз­ведение изображений и звуков, создаваемых исполнением.

Большинство исполнений не являются индивидуальными и осущест­вляются коллективами исполнителей как самостоятельно, так и в условиях выполнения служебных обязанностей или служебных заданий тех или иных учреждений или организаций культуры — театров, филармоний, иных сценических площадок. Очень многие исполнения являются служеб­ными и право на запись исполнений принадлежит не исполнителям, а иным лицам — руководителям коллективов исполнителей, театров, фи­лармоний и т. д.

Право на запись исполнений означает, что никто не имеет права запи­сывать любое исполнение без разрешения лиц, которым принадлежит исклю­чительное право на исполнение. Поэтому любая запись исполнения, в том числе «любительская» или «бутлегерство» (bootlegging), считается неправо­мерной.

§ 4.5. Право на переработку

Обычно в законодательстве из общего права на воспроизведение про­изведений выделяется право на перевод произведений и право на переделку или иную переработку произведений.

Право на перевод это исключительное право осуществлять или разре­шать перевод произведения на другие языки.

Любое лицо, которое намерено перевести охраняемое произведение на другой язык, должно получить разрешение от автора или иного правооб­ладателя.

Ограниченное право на перевод признавалось в ст. 33 Закона Россий­ской империи 1911 г. «Об авторском праве»: «Исключительное право пере­вода принадлежит автору в течение десяти лет со времени издания подлин­ника под условием напечатания перевода автором в течение пяти лет со времени издания подлинника»1. В СССР право на перевод признано толь­ко в 1973 г. в связи с присоединением к Всемирной конвенции об ав-

[торском праве.

Бернская конвенция признает право на перевод. В соответствии со

|рт. 2(3) и 8 переводы литературных произведений охраняются наравне с ори-

j гинальными произведениями без ущерба правам автора оригинального про­изведения, причем авторы охраняемых произведений «в течение всего срока действия их прав на оригинальное произведение пользуются исключитель-

1 ним правом переводить и разрешать переводы своих произведений»2.

Право на переработку это исключительное право осуществлять или разрешать переработку произведения в другие формы.

Любое лицо, которое намерено переработать охраняемое произведе-

|ние, обязано получить разрешение от автора или иного правообладателя.

I Исторически развитие права на переработку произведений очень близко

становлению права на перевод. В ст. 2(3) Бернской конвенции установле-

э, что «адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки лите-

атурного или художественного произведения охраняются наравне с ори-

шальными произведениями, без ущерба правам автора оригинального

эизведения»'. Кроме того, согласно ст. 12 «авторы литературных и худо-

ественных произведений пользуются исключительным правом разре-

ать переделки, аранжировки и другие изменения своих произведений»4.

чалогичные нормы используются в законодательстве об авторском праве

ольшинства стран.

§ 4.6. Право на распространение

Помимо исключительного права на воспроизведение, автору или ино-правообладателю предоставлено право на распространение произведе-

Беляцкин С. А. Указ соч. С. 141.

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений, енева: ВОИС, № 287(R). 1990. С. 9, 17. Там же. С. 9. Там же. С. 21.

122 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.7. Право на публичный показ • 123


В законодательстве об авторском праве и смежных правах под рас­пространением произведения понимается предоставление публике то­варов, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав, посредством продажи или иной передани права собственности. По­этому в полном соответствии с положениями, рассмотренными в § 1.10, право на распространение может быть сформулировано следующим об­разом.

Право на распространение это исключительное право на введение в гражданский оборот товара, в котором воплощены объекты автор­ского права или смежных прав.

Товары вводятся в гражданский оборот посредством продажи или иной передачи прав собственности на товар. Исключительное право на распространение предоставляется автору, исполнителю или иным право­обладателям.

Исключительное право на распространение означает, что товар, в ко­тором воплощено произведение или объект смежных прав, может быть введен в гражданский оборот только с разрешения правообладателя. Например, такое разрешение дает автор, заключая договор с издательст­вом для дальнейшего распространения произведения в виде книг, бро­шюр, журналов, сборников и т. д. Реализовать оригинал своего произве­дения — картину, скульптуру и т. д. автор может либо самостоятельно, либо через посредника.

Право на распространение перестает действовать после введения в гра­жданский оборот товара, в котором воплощено произведение или объект смежных прав. В ст. 6(2) Договора ВОИС по авторскому праву подтвержде­на свобода стран определять или не определять условия прекращения или исчерпания права на распространение. В законодательстве стран с переход­ной экономикой такие условия установлены, но термин «исчерпание права на распространение» не используется. В § 1.11 исчерпание права на распространение отнесено к одному из основных принципов системы ин­теллектуальной собственности. Для объектов авторского права и смежных прав принцип исчерпания права на распространение формулируется так.

Принцип исчерпания права на распространение — после введения в гражданский оборот товара, в котором воплощены объекты авторско­го права или смежных прав, для дальнейшего распространения товара не требуется согласия правообладателей этих объектов.

При распространении оригиналов произведений изобразительного искусства или оригиналов рукописей исчерпание права на распростране­ние также признается, однако автор обычно имеет право на авторское воз­награждение от перепродажи оригинала произведения (право следова­ния).

§ 4.7. Право на публичный показ

Право на публичный показ — это исключительное право осуществлять или разрешать представление или демонстрацию произведений в мес­тах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не принадле­жащие к обычному кругу семьи или к близким знакомым семьи.

Форма демонстрации произведения зависит от его вида. Для литера­турных, музыкальных, аудиовизуальных произведений и произведений искусства способы показа различны и могут требовать тех или иных технических средств.

Показ произведений является рекламой автора и его произведения. Он не является распространением произведения, поскольку распространяют­ся сведения или информация о произведении с целью его дальнейшего широкого коммерческого распространения.

Право на публичный показ произведения признается исключитель­ным правом автора, которое подразумевает запрет публичного показа произведения, поскольку плохо организованный или тенденциозный публичный показ может стать антирекламой, что снизит объем реализации товаров, т. е. приведет по меньшей мере к упущенной выгоде. Кроме того, неудачный показ может сказаться на репутации автора. Именно поэтому автору предоставляется право разрешать или запрещать публичный показ своего произведения, если это право не было передано иным лицам ис­ключительным образом.

Следует отметить, что с точки зрения маркетинга, рекламы и организа­ции продаж товаров Интернет представляет собой идеальное средство и широко используется авторами или их доверенными лицами.

§ 4.8. Право на публичное исполнение

Право на публичное исполнение — это исключительное право осу­ществлять или разрешать воплощение произведения реальными или вир­туальными исполнителями посредством игры, танца, декламирования, чтения, пения или с помощью музыкальных и иных инструментов и тех­нических средств в местах, где присутствуют или могут присутство­вать лица, не принадлежащие к обычному кругу семьи или к близким зна­комым семьи.

Публичное исполнение является одним из наиболее массовых спосо­бов использования и распространения многих видов произведений лите­ратуры и искусства. Особенностью публичного исполнения является то, что авторы и иные правообладатели не могут осуществить свои исключи­тельные права самостоятельно, т. е. не могут заключить договоры со всеми

124 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.10. Право на доведение до всеобщего сведения • 125


пользователями их произведений, и поэтому права авторов на такие про­изведения могут оказаться нарушенными.

В целях обеспечения исключительных прав авторов в случаях, когда их трудно практически реализовать в индивидуальном порядке, в каждой стране действуют организации, осуществляющие исключительные права указанных лиц на коллективной основе. В большинстве стран устанавли­ваются особые тарифы (ставки авторского вознаграждения) за публичное исполнение произведений литературы и искусства и особый порядок при­менения таких ставок.

В странах с переходной экономикой ставки обычно устанавливаются постановлением правительства. В интересах авторов, как правило, вводят­ся минимальные ставки авторского вознаграждения за публичное исполне­ние произведений литературы и искусства, другими словами, автор может заключить договор с пользователем на право публичного исполнения его произведения и по более высоким ставкам.

§ 4.9. Право на сообщение для всеобщего сведения

Понятие «сообщение для всеобщего сведения» сформировалось после широкого распространения фонограмм (грампластинок) и передач эфир­ного вещания (радиопередач). В настоящее время право на сообщение для всеобщего сведения включено в национальное законодательство и призна­но международными договорами. Обычно оно определяется следующим образом.

Право на сообщение для всеобщего сведения — это исключительное пра­во осуществлять или разрешать передачу исполнения произведения в эфир или по кабелю, а также воспроизведение передач вещания, фонограмм и аудиовизуальных исполнений.

Объекты авторского права и смежных прав могут распространяться не только в виде вещественных товаров, в которых они воплощены, но и пе­редаваться как изображения и звуки реальных («живых») или записанных исполнений с помощью различных технических средств. Передача объек­тов осуществляется средствами эфирного, спутникового и кабельного ве­щания (радиотелевизионной аппаратуры, видеокамер, ретрансляторов, спутников, кабельных сетей).

Прием передач обеспечивается бытовыми техническими устройствами (телевизорами, радиоприемниками), который может быть публичным, т. е. вне круга семьи, или индивидуальным или личным, т. е. в кругу семьи.

Кроме того, бытовая аппаратура позволяет воспроизводить (проигры­вать) записи передач вещания и исполнений, в том числе и фонограммы, как публично, так и индивидуально или в кругу семьи. Публичное воспро­изведение записей исполнений и передач вещания характерно для сферы

служивания (рестораны, кафе, магазины, общественный и прочий анспорт) в качестве фоновой и иной музыки.

Рассмотренный способ распространения объектов является самым ссовым, поскольку слушателями, зрителями и пользователями этихсис-м являются миллиарды людей во всех странах, регионах и материках. Технически сообщение для всеобщего сведения не может осуществ-ься для всех видов произведений, например для литературных, включая мпьютерные программы и базы данных, что соответствует особенно­стям таких произведений. С другой стороны, изображения фотографи­ческих, графических произведений, произведений искусства могут быть сообщены для всеобщего сведения методами телевидения.

Бернская конвенция предоставила авторам литературных и художест­венных произведений право разрешать «передачу своих произведений в ир или сообщение для всеобщего сведения этих произведений любым угим способом беспроволочной передачи знаков, звуков или изображе-й»1. Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам расширил термин фирное вещание» на спутниковые передачи, в том числе кодированные. Передача по кабелю — это сообщение объектов авторского права или смежных прав для всеобщего сведения посредством передачи по проводам (кабелю). Права на кабельное вещание пока не установлены в междуна­родных договорах. В национальном законодательстве право на сообщение для всеобщего сведения обычно распространяется и на кабельное веща­ние.

Право на сообщение для всеобщего сведения означает, что при пуб­личном приеме сообщений для всеобщего сведения и при публичном про­игрывании воплощенных в товарах фонограмм и записей аудиовизуаль­ных исполнений правообладатель вправе требовать от пользователей (ресторанов, кафе, магазинов, транспорта и проч.) единовременного спра­ведливого вознаграждения. Размер такого вознаграждения обычно уста­навливается в каждой стране решением правительства или каким-либо иным образом.

Сбор и выплата вознаграждения обычно осуществляются через орга­низации по коллективному управлению исключительными правами авто­ров, исполнителей и производителей фонограмм.

§ 4.10. Право на доведение до всеобщего сведения

В последние десятилетия появились иные технические возможности распространять объекты авторского права и смежных прав с помощью гло­бальных компьютерных сетей, прежде всего Интернета. Подобное распро-

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Женева: ВОИС, № 287(R). 1990. С. 18.

126 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.10. Право на доведение до всеобщего сведения • 127


странение объектов стало называться доведением до всеобщего сведения, ко­торое включает две стадии:

  1. размещение объектов в цифровой форме в цифровой среде, т. е. на серверах, персональных компьютерах или иных электронных устройствах, являющихся элементами компьютерных сетей;

  2. доступ к размещенным в компьютерной сети объектам любым пользователем компьютерной сети.

Первая фаза представляет собой воспроизведение объектов в элект­ронном средстве, а вторая — индивидуальный доступ к размещенным в компьютерной сети объектам.

Право на доведение до общего сведения объектов авторского права и некоторых объектов смежных прав в компьютерных сетях введено в Дого воре ВОИС по авторскому праву и в Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам.

Необходимость выработки новых норм права была вызвана тем, что Интернет стал представлять серьезную опасность для интересов правооб­ладателей различных объектов авторского права и смежных прав. Интер нет как цифровая среда представляет собой идеальное средство воспроиз­ведения и распространения почти любых объектов авторского права и смежных прав. В результате в компьютерных сетях оказались размещен­ными огромные информационные ресурсы, в том числе охраняемые.

Доступ к информационным ресурсам представляет несомненное об­щественное благо, способствующее распространению знания и инфор­мации, однако многие ресурсы размещались в компьютерных сетях непра­вомерно. Применимость действующего законодательства осложнялась отсутствием государственных границ в компьютерных сетях. Вот почему в течение ряда лет эксперты пытались разработать нормы, которые могли стать действенными для охраны цифровых объектов, размещенных в циф­ровой среде.

В Договоре ВОИС по авторскому праву и Договоре ВОИС по исполне­ниям и фонограммам установлены далеко не совершенные правовые нор­мы. Дело не только в неуклюжих формулировках, но и в противоречивости принятых мер. Даже право доведения до всеобщего сведения было сфор­мулировано в договорах по-разному: в Договоре ВОИС по авторскому пра­ву оно оказалось частью права на сообщение до всеобщего сведения, а в Дого­воре ВОИС по исполнения и фонограммам — самостоятельным правом. Расширяя эти формулировки1, любым объектам авторского права и смеж­ных прав, которые могут быть размещены в компьютерных сетях, можно дать такое определение.

1 См.: Договор ВОИС по авторскому праву и согласованные заявления в отношении договора ВОИС по авторскому праву. Женева: ВОИС, № 226(R). 2000. С. 9; Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам и согласованные заявления в отношении до говора ВОИС по исполнениям и фонограммам. Женева: ВОИС, № 227(R). 2000 С. 13, 15.

Право на доведение объектов до всеобщего сведения — это исключи­тельное право осуществлять или разрешать доступ к этим объектам по проводам или с помощью беспроводной связи таким образом, что представители публики могут его осуществлять из любого места и в любое время по их собственному выбору.

В данном праве главное заключается не в разрешении доступа к объек­там в сети, а в их размещении в компьютерной сети. Для доступа не нужны разрешения, а для размещения охраняемых объектов в сети такие разреше­ния необходимы. Поэтому следует иметь в виду, что право на доведение до всеобщего сведения лишь подтверждает существование права на воспроизве­дение объектов в цифровой среде.

Следует подчеркнуть, что разрешение публике осуществлять доступ К объектам из любого места и в любое время по их собственному выбору Лвляется декларативным, поскольку для его реализации необходимо иметь технические и финансовые возможности доступа к компью­терной сети.

Между доведением до всеобщего сведения и сообщением для всеобще-то сведения существует не только схожесть, но и принципиальные отли­чия.

Во-первых, право на сообщение для всеобщего сведения может 'иметь публичный характер, если прием передач организаций вещания или проигрывание фонограмм или иных объектов происходит публич­но, т. е. не в кругу семьи. Право на доведение до всеобщего сведения не имеет публичного характера и реализуется индивидуально даже не всегда в Кругу семьи.

Во-вторых, в отличие от сообщения для всеобщего сведения доводить до всеобщего сведения можно любые объекты авторского права и смежных прав, даже трехмерные в голографической форме. Понятно, что для произ­ведений искусства и архитектуры могут быть доведены до всеобщего сведе­ния только изображения этих объектов.

В-третьих, в случае доведения до всеобщего сведения любой пользова­тель сам выбирает интересующий его объект из их множества. При сооб­щении до всеобщего сведения пользователь может выбирать только между передачами организаций вещания в выбранный момент времени. Ситуа­ция радикально не изменяется в случае «вещания по запросу», поскольку и здесь выбор ограничен. Положение лучше при интернет-вещании, когда пользователь может выбирать из записей передач, размещенных в Интер­нете. Но это уже не сообщение для всеобщего сведения, а доведение до всеобщего сведения!

Доведение до всеобщего сведения является одной из форм распро­странения объектов авторского права и смежных прав не в форме вещест­венных товаров, а в виде цифровых объектов. Принято считать, что если объекты распространяются не в виде вещественных товаров, то исчерпа-

128 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.12. Право на прокат • 129


ние права на распространение не происходит. Например, считается, что право на сообщение для всеобщего сведения не подлежит исчерпанию.

Однако такой подход лишен смысла в компьютерных сетях. Непризна­ние исчерпания права на распространение объектов в цифровой форме оз­начало бы, что пользователь, правомерно сохранив (download) на своем компьютере те или иные объекты, не мог бы иметь право на их дальнейшее распространение в той же форме. Однако именно такие действия часто раз­решаются владельцами сайтов для распространения размещенных объек­тов.

Еще более абсурдная ситуация возникает, если охраняемый объект правомерно приобретен в компьютерной сети. В этом случае нет никаких оснований считать, что покупатель не имеет права продать, подарить, об­менять этот объект в цифровой форме, т. е. ввести его в гражданский обо­рот.

Таким образом, право на доведение до всеобщего сведения в компьютер­ных сетях подлежит исчерпанию, как и право на распространение объек­тов, воплощенных в вещественных товарах.

§ 4.11. Право на импорт

В ряде стран с переходной экономикой введено право на импорт в следующей форме.

Право на импорт — это право разрешать или запрещать импорт то­варов, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав.

Право на импорт установлено в ст. 1270(2) Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации, хотя такого права нет ни в одном международном до­говоре, в том числе и в Соглашении ТРИ ПС. Это право было введено в Модельном законе ВОИС об авторском праве и смежных правах для стран с переходной экономикой якобы для выполнения положений Соглашения ТРИ ПС. Предполагалось, что такое право позволит пресечь перемещение контрафактных товаров через таможенные границы. Однако, как показал опыт, введение права на импорт не привело к улучшению ситуации с трансграничным импортом контрафактных товаров.

Другими словами, право на импорт оказалось мертворожденным и лоббирование заинтересованных лиц не дало никаких результатов. Более того, контроль импорта товаров в компьютерных сетях вне транснацио­нальных границ оказался вообще невозможным. В основном по этой при­чине Договор ВОИС по авторскому праву и Договор ВОИС по исполнени­ям и фонограммам даже не упоминают о праве на импорт. Не следовало его признавать и в национальном законодательстве.

§ 4.12. Право на прокат

Под прокатом понимается предоставление товаров во временное поль-вание, как правило, на возмездной основе. Прокат широко распростра-ен и имеет различные формы — от библиотечного обслуживания до ли-инга.

Несмотря на то что безвозмездный, например библиотечный, прокат иг известен давно, международные нормы проката товаров, в которых площены некоторые объекты авторского права и смежных прав, впер-ые были сформулированы в Директиве Европейского союза «О правах на рокат и на предоставление во временное пользование и некоторых пра-°х, связанных с авторским правом в области интеллектуальной собствен-ости»'. Соглашение ТРИПС, а вслед за ним Договор ВОИС по авторско-у праву и Договор по исполнениям и фонограммам подтвердили право на рокат.

Право на прокат это исключительное право осуществлять или разрешать прокат товаров, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав.

Международные нормы устанавливают следующие особенности проката:

  1. объектом проката являются товары, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав;

  2. право на прокат принадлежит правообладателю даже после введения товара в гражданский оборот;

  3. право на прокат компьютерных программ, аудиовизуальных произ­ведений и фонограмм применяется только в том случае, если:

•компьютерные программы или фонограммы являются основным объектом проката;

• прокат аудиовизуальных произведений или фонограмм приводит к их широкому копированию.

Право на прокат не предоставляется, если он не наносит существенно­го ущерба исключительному праву на воспроизведение.

Право на прокат в странах с переходной экономикой впервые введено в Законе Российской Федерации 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах» и подтверждено в ст. 1270(2), 1317(2), 1324(2) Гражданского кодек­са Российской Федерации для товаров, в которых воплощены произведе­ния, записи исполнений и фонограммы.

Council Directive «On Rental Right and Lending Right and on Certain Rights Related to Copyright in the Field of Intellectual Property», 92/100/EEC of 19 November 1992.

S Право интеллектуальной собственности.

130 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.14. Срок действия интеллектуальных прав • 131


§ 4.13. Право следования и право доступа

Помимо рассмотренных выше интеллектуальных прав, в законода­тельстве ряда стран авторам некоторых видов произведений предоставля­ются и иные права, в частности право следования и право доступа.

Право следования это право автора на долю доходов от публичной пе­репродажи оригиналов произведений изобразительного искусства и ори­гиналов рукописей.

Право следования или право долевого участия включено в 1948 г. в ст. 141ег(1) Бернской конвенции: «В отношении оригиналов произведений искусства и оригиналов рукописей писателей и композиторов автор, а по­сле его смерти лица или учреждения, управомоченные национальным за­конодательством, пользуются неотчуждаемым правом долевого участия в каждой продаже произведения, следующей за первой его уступкой, совер­шенной автором произведения»1.

Право следования ограничивается случаями публичной перепродажи произведений изобразительного искусства и оригиналов рукописей через галереи изобразительного искусства, художественные салоны, магазины или иные подобные организации. Право следования установлено в ст. 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Право следования имеет элементы как личного неимущественного, так и исключительного права. С одной стороны, право следования являет­ся неотчуждаемым, что свойственно личному неимущественному праву, причем неотчуждаемость права введена в законодательство для предотвра­щения вынуждаемого отказа автора от своего права. С другой стороны, срок действия права следования равен сроку действия исключительного права.

Предоставление права следования — это попытка учесть интересы ху­дожников, скульпторов, других авторов художественных произведений, которые иногда вынуждены за бесценок продавать свои произведения из-за тяжелого материального положения. Впоследствии их произведения могут значительно повышаться в цене, однако автор не имеет дополни­тельных доходов.

Право доступа — это право автора произведения изобразительного ис­кусства требовать от его собственника возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения, например фото- и ви­деосъемкой.

Право доступа не установлено в международных договорах и существу­ет в законодательстве немногих стран. В Российской Федерации право

1 Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. Женева: ВОИС. № 287(R). 1990. С. 24.

доступа признавалось как в раннем законодательстве, так и в ст. 1292 Гра­жданского кодекса. Введение права доступа делается в интересах автора, который мог продать свое произведение изобразительного искусства без договора и без документа, подтверждающего такую сделку. Продажа това­ра, в котором воплощено произведение изобразительного искусства, не означает перехода исключительного права к собственнику товара. С дру­гой стороны, автор лишен возможности требовать обеспечения своего ис­ключительного права, поскольку его авторство на воплощенное в товаре произведение трудно установить. Именно по этой причине многие страны отказываются от введения права доступа.

§ 4.14. Срок действия интеллектуальных прав

Личные неимущественные права авторов. Как уже отмечалось в § 4.1, с 1928 г. в Бернской конвенции установлено, что право авторства и право на защиту репутации принадлежат автору и «сохраняют силу после его смерти по крайней мере до прекращения исключительных прав»1. Это оз­начает, что личные неимущественные права не передаются иным лицам и имеют ограниченный срок действия после смерти автора. В соответствии со ст. 9(1) Соглашения ТРИПС члены ВТО могут не признавать личные неимущественные права.

Тем не менее в большинстве стран личные неимущественные права ав­торов признаются бессрочными и неотчуждаемыми, т. е. они принадлежат вечно автору, который не может отказаться и передать их иным лицам, в том числе и родственникам. Такая модель охраны личных неимущест­венных прав авторов использована как в ст. 27(1) раннего российского за­конодательства2, так и в ст. 1267(1) Гражданского кодекса Российской Федерации.

Личные неимущественные права исполнителей. Международное при­звание личного неимущественного права исполнителей действует с 2002 г., после вступления в силу Договора ВОИС по исполнениям и фонограм­мам. В соответствии со ст. 5(1) страны могут признавать личные неиму­щественные права исполнителей только в отношении незаписанных ис­полнений и исполнений, записанных на фонограммы. Однако даже для таких исполнений личное неимущественное право может не предостав­ляться из-за характера использования исполнения. Кроме того, в ст. 5(2) установлено, что личные неимущественные права исполнителя «сохраня­ются после его смерти по крайней мере до прекращения действия исклю-

1 Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений.

С, 14.

2 См.: Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». М.:

Республика, 1993. С. 22.

132 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.14. Срок действия интеллектуальных прав • 133

охрану личных неимущественных прав исполнителя после его смерти, ес­ли такое положение существует в этих странах.

Другими словами, Договор ВОИСпо исполнениям и фонограммам не при­знает бессрочным личное неимущественное право исполнителей даже для не­которых видов исполнений.

Исключительное авторское право. Авторское право с самого начала предоставлялось издателям и авторам на ограниченный срок. Статут Анны 1710г. предоставлял право на издание произведения сроком на 14 лет изда­телю, а затем на 14 лет — автору. Во французском законе 1791 г. действие исключительного права расширено на всю жизнь автора и 10 лет после его смерти. С тех пор срок действия исключительного права постоянно увели­чивался. Впервые в мире посмертный 50-летний срок охраны авторского права был установлен в Российской империи в 1837 г. в связи с трагичес­кой гибелью А. С. Пушкина1.

В Бернской конвенции с 1948 г. установлен минимальный срок охраны исключительного права на время жизни автора и 50лет после его смерти. Од­на из директив Европейского союза2 обязала страны расширить действие исключительных прав на 70 лет после смерти автора. Дополнение (Sonny Bono Copyright Act) к закону об авторском праве США, принятое в 1998 г. в интересах прежде всего компании Диснея, увеличило срок действия корпо­ративного исключительного авторского права почти до 100лет.

При обосновании необходимости увеличения срока охраны исключи­тельного права считают, что посмертный срок охраны должен соответство­вать средней продолжительности жизни прямых наследников авторов, которая увеличивается. Ложная забота об интересах наследников исполь­зуется, чтобы скрыть основную причину увеличения срока охраны исклю­чительного права. Срок охраны увеличивается не столько в интересах на­следников, сколько в интересах правообладателей, которым автор полностью передал исключительное право. Другими словами, в большин­стве случаев исключительные права принадлежат не автору или его наслед­никам, а совсем иным лицам, которые лоббируют увеличение срока охра­ны исключительного права.

Увеличение срока действия исключительного права не соответствует интересам общества, поскольку произведения литературы, науки и искус­ства становятся на больший срок малодоступными обществу, что отрица­тельным образом сказывается на развитии науки, образования и культуры. В случае длительного срока охраны несколько поколений наследников мо-

3 См.: Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам. Женева: ВОИС, № 227(R). 2000. С. 10.

1 См.: Авторское право: Доклад комиссии С.-Петербургского литературного
общества по поводу проекта закона об авторском праве. СПб.: Т-во художественной
печати, 1908. С. 35

2 См.: Council Directive 92/100/EEC On Rental Right and Lending Right and on Certain
Rights Related to Copyright in the Field of Intellectual Property, November 19, 1992.

тельным образом сказывается на развитии науки, образования и культуры. В случае длительного срока охраны несколько поколений наследников мо­гут получать нетрудовые доходы за счет творческого труда автора, которого они даже не знали, как и его произведений. Об этом говорили российские специалисты еще при подготовке Закона Российской империи 1911 г. «Об авторском праве»1.

В соответствии со ст. 1281(1) Гражданского кодекса Российской Феде­рации исключительное право на произведение действует в течение всей жиз­ни автора и 70лет после его смерти. Срок действия исключительного права на совместное произведение, созданное авторами, распространяется на жизнь соавторов и на 70лет после смерти автора, пережившего других соав­торов.

Эта формально простая норма сложна в применении к анонимным произведениям, произведениям под псевдонимом и совместным произве­дениям. Нормы охраны анонимных произведений и произведений под псевдо­нимом установлены в ст. 7(3) Бернской конвенции и в ст. 12 Соглашения ТРИПС весьма запутанно и неточно. Представляется, что соответствую­щая норма должна иметь следующее содержание.

Срок охраны анонимного произведения или произведения под псевдонимом составляет 70 лет с момента:

•создания произведения, если оно не было опубликовано или иным образом обнародовано.

Если автор раскроет свою личность, срок действия исключительного права продолжается всю его жизнь и установленный посмертный срок.

Таким образом, международные и национальные нормы авторского права предоставляют обнародованным анонимным произведениям и про­изведениям под псевдонимом меньший срок охраны, чем произведениям под подлинным именем автора.

Срок охраны исключительного права после смерти автора исчисляется с 1 января года, следующего за годом смерти автора. Такое начало отсчета срока действия исключительного права не означает, что с момента осуще­ствления юридического факта до 1 января следующего года авторское пра­во не действует. Срок действия авторского права продлевается на срок с момента осуществления вышеуказанных юридических фактов до 1 января следующего года.

Исключительное смежное право. В международных договорах в области смежных прав установлены следующие сроки действия исключительных

1 См.: Авторское право: Доклад комиссии С.-Петербургского литературного общес­тва по поводу проекта закона об авторском праве. С. 35.

134 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.14. Срок действия интеллектуальных прав • 135


прав субъектов охраны, которые закреплены в законодательстве большин­ства стран, в том числе и в Российской Федерации:

исключительное право организации вещания действует в течение 50лет с момента осуществления передачи;

исключительное право производителей инвестиционных баз данных действует в течение 15лет с момента создания базы данных с возможно­стью возобновления срока охраны при любых существенных изменениях содержания базы данных;

исключительное право публикатора действует в течение 25 лет с мо­
мента обнародования посмертного произведения.

В национальном законодательстве исчисление сроков действия лич­ного неимущественного права исполнителя и исключительных прав субъ­ектов смежных прав начинается с 1 января года, следующего за годом, в ко­тором имел место соответствующий юридический факт, т. е. первая запись исполнения, первое опубликование фонограммы, первая запись фоно­граммы, осуществление передачи организацией вещания, обнародование инвестиционной базы данных и посмертного произведения.

Как и в случае авторского права, установленное начало отсчета срока исчисления смежного права продлевает его действие на срок с момента осуществления юридического факта до 1 января следующего года.

Ретроактивная охрана. В ст. 18 Бернской конвенции установлен прин­цип охраны обратной силы или принцип ретроактивности: при присоеди­нении страны к Бернскому союзу в ней должны охраняться все произведе­ния, на которые не истек срок охраны в других странах Союза.

Ретроактивная охрана противоречит конституционным принципам многих стран. Например, в соответствии со ст. 54( 1) Конституции Россий­ской Федерации «закон, устанавливающий или отягчающий ответствен­ность, обратной силы не имеет». Следовательно, закон может иметь обрат­ную силу, если он улучшает положение граждан. Проблемы существуют в тех случаях, когда положение одних лиц улучшается, а других — ухудша­ется.

Долгие годы ВОИС считала, что присоединение к Бернской конвен­ции влечет финансовые последствия за предшествующее бездоговорное ис­пользование охраняемых произведений, что отражено в «Руководстве к Бернской конвенции», где прямо заявлено, что при присоединении к Бернской конвенции «следует подумать о тех, кто должным образом осу­ществлял использование этих произведений и кого затронет финансовая

сторона дела»1. Подтверждением несомненного существования финансо­вых последствий явилось присоединение в 1989 г. США к Бернской кон­венции без обратной силы. В противном случае США были бы обязаны произвести огромные выплаты иностранным правообладателям за про­шлое бездоговорное использование произведений других стран.

После «предварительного» присоединения к Бернской конвенции США предпринимали меры по изменению действовавшего толкования ст. 18 Бернской конвенции для того, чтобы присоединение с обратной силой не повлекло для них финансовых последствий за прошлое бездого­ворное использование охраняемых в других странах произведений. В ре­зультате было признано, что ретроактивная охрана не влечет финансовых последствий. С этого времени ВОИС стала направлять потенциальным членам Бернского союза принципы нового толкования ст. 18 Бернской конвенции, подготовленного Патентным ведомством США, впоследст­вии сокращенный вариант этих «разъяснений» стал направляться стра­нам от имени ВОИС.

В отношении объектов смежных прав ретроактивная охрана признана в ст. 14(6) Соглашения ТРИПС, в соответствии с которой «положения ста­тьи 18 Бернской конвенции, с учетом соответствующих изменений, также применяются к правам исполнителей и производителей фонограмм на фо­нограммы»2. В Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам в ст. 22(1) повторена эта же норма. Однако ст. 22(2) позволяет не применять ретроак­тивность в отношении личных неимущественных прав исполнителя как в отношении незаписанных устных исполнений, так и исполнений, запи­санных на фонограммы.

Таким образом, страны должны следовать принципу ретроактивной охраны и охранять исключительные права исполнителей, производителей фонограмм, организаций вещания, на которые не истек срок охраны в дру­гих странах, являющихся членами ВТО и Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. В ранних международных договорах в области смежных прав принцип ретроактивности не признавался.

Общественное достояние это материальные и нематериальные объ­екты и блага, которыми может свободно пользоваться любой член общества.

Общественное достояние существует во многих странах. К нему отно­сятся, например: заповедники, парки, леса, реки, озера, дороги, библиоте­ки, средства массовой информации и т. д.

1 Международные конвенции об авторском праве. Бернская конвенция об охране
литературных и художественных произведений / Комментарий К. Мазуйе. С. 114.

2 Последствия Соглашения ТРИПС для договоров, административные функции
которых выполняет ВОИС. С. 8, 17.

136 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.15. Ограничения исключительного права • 137


К числу нематериальных объектов, являющихся общественным досто­янием, относятся прежде всего результаты творческой и интеллектуальной деятельности. В связи с существованием системы интеллектуальной собст­венности большинство результатов интеллектуальной деятельности явля­ются охраняемыми и свободное использование охраняемых объектов за­прещено. Поэтому охраняемые объекты интеллектуальной собственности могут не относиться к общественному достоянию. Вместе с тем исключи­тельное право на результаты интеллектуальной деятельности не является бессрочным и по истечении срока действия исключительного права любой человек может свободно использовать соответствующий объект интел­лектуальной собственности. Следовательно, к общественному достоянию относятся все объекты интеллектуальной собственности, срок охраны ко­торых истек.

В ст. 18(1) Бернской конвенции отмечено существование произведе­ний, которые «перешли в общественное достояние в стране происхожде­ния вследствие истечения срока охраны»1.

Национальное законодательство обычно признает существование об­щественного достояния. Например, ст. 1282 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации устанавливает, что при истечении срока действия ис­ключительного права любое произведение переходит в общественное достояние, т. е. может быть свободно использовано с соблюдением личных неимущественных прав авторов. Аналогичные положения существуют и для объектов смежных прав (ст. 1318(5), 1327(3), 1331(3)). Следует особо подчеркнуть, что в отношении некреативных баз данных таких положений нет, т. е. подтверждено, что такие базы данных не переходят в обществен­ное достояние, их охрана признается бессрочной.

§ 4.15. Ограничения исключительного права

Как уже отмечалось в § 1.11, принцип ограничений исключительного права является одним из основных принципов современной системы ин­теллектуальной собственности. Допустимость ограничений исключитель­ного права на объекты авторского права и смежных прав устанавливается на основе трехуровневого критерия.

В национальном законодательстве об авторском праве и смежных пра­вах обычно устанавливаются особые случаи свободного использования объектов, которые соответствует трехуровневому критерию. С другой сто­роны, трехуровневый критерий расширяет случаи свободного использова­ния произведений, прямо установленные в законодательстве. Поэтому не

' Berne Convention for the Protection of the Literary and Artistic Works. Geneva: W1PO, No 287(E). 1999. P. 24 (в официальном русском переводе неточно переведен термин «public domain»).

следует считать, что существуют только те случаи свободного использова­ния объектов, которые прямо сформулированы в законодательстве.

Свободные использования произведений литературы, науки и искус­ства допускаются как в личных, так и в общественных целях, например: в исследовательских, образовательных, полемических, критических и т. д.

В личных целях законодательство многих стран разрешает свободное воспроизведение произведений, т. е. можно сделать как аналоговую, так и цифровую копию произведения или его части. Однако право личного ко­пирования законодательство ограничивает.

Во-первых, копирование должно относиться к правомерно опублико­ванным произведениям, но не к контрафактным, что нельзя считать правильным, поскольку покупатель, приобретая товар в торговой сети, не может нести ответственность за его происхождение и не обязан устанавли­вать правовое положение реализуемых торговлей товаров. Ответствен­ность за правомерность реализуемых товаров несет торговля, а контро­лировать и регулировать правомерность реализации товаров входит в обязанности государства. Законодательство о правах потребителей не на­лагает на них обязанность установления происхождения приобретаемых товаров.

Во-вторых, запрещено копировать:

Следует признать, что такие запреты декларативны и трудно вы­полнимы.

Запрещение копирования книг и нотных текстов долгое время обес­печивалось высокой стоимостью копирования. С появлением сканеров, цифровых фотоаппаратов и видеокамер копирование любых письменных произведений стало фактически бесплатным и потому повсеместным, хотя и трудоемким. Цифровое копирование соответствует трехуровневому кри­терию, если происходит в образовательных, а не в коммерческих целях. Кроме того, его недопустимо контролировать, поскольку это стало бы вме­шательством в личную жизнь граждан.

Несмотря на запрещение копирования компьютерных программ, лицо, правомерно владеющее дистрибутивом компьютерной программы, может сделать ее архивную копию для использования, если дистрибутив окажет­ся утерянным или непригодным для использования. Однако это разре­шение оказывается декларативным, если копия не сделана до установки программы. Следовательно, под разрешенным копированием следует по­нимать архивирование программы с целью последующего ее восстановле­ния и использования по основному предназначению. Всякое иное копиро­вание компьютерных программ, даже для личных целей, запрещено

138 • Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

§ 4.15. Ограничения исключительного права • 139


законом, хотя и происходит повсеместно во всех странах. С правовой точ­ки зрения такое копирование, несмотря на его осуждение производителя­ми компьютерных программ и их адвокатами, не противоречит трехуров­невому критерию из-за завышенных цен на компьютерные программы. Большинство пользователей даже в развитых странах не могут позволить себе приобретать все лицензионные программы, необходимые для их дея­тельности, поэтому копирование программ не может уменьшить доходы производителей, т. е. «не ущемляет законные интересы правообладателя».

Запрещение копирования баз данных или существенных частей из них нельзя признать рациональным, поскольку такой запрет может сдержи­вать развитие науки и техники, образования и культуры1. Законода­тельство обычно допускает цитирование отрывков из любых правомерно опубликованных произведений в научных, исследовательских, учебных, полемических, критических и информационных целях в объеме, оправдан­ном целью цитирования. Такое цитирование возможно только при копиро­вании существенных частей из произведений, в том числе и из баз данных. Следовательно, введенное ограничение внутренне противоречиво.

Копирование произведений архитектуры в форме зданий или других сооружений невозможно без чертежей и иной документации, поэтому за­прет оказывается декларацией. С другой стороны, возможное использова­ние и воплощение идей, заложенных в любом произведении архитектуры, является самостоятельным, а не производным произведением.

В общественных целях законодательство многих стран допускает сво­бодное воспроизведение правомерно опубликованных произведений ли­тературы, науки или искусства при некоторых условиях, к которым отно­сятся:

Требование указания автора произведения предназначено для учета личных неимущественных прав. Другими словами, если отрывок из произ­ведения приведен в газетной, журнальной статье, книге, монографии, дис­сертации без указания автора произведения и источника заимствования, то журналист, писатель, студент, аспирант, преподаватель или ученый на­рушают законодательство и их деяния влекут ответственность по закону. К сожалению, такое нарушение законодательства является массовым, и осо­бенно этим отличаются журналисты. Распространено незаконное цитиро­вание отрывков из произведений без указания источника заимствования, а иногда и авторов в монографиях, учебниках, диссертациях гуманитарного профиля.

1 См.: The Digital Dilemma: Intellectual Property in the Information Age, Washington, D.C., National Academy Press, 2000; A Question of Balance Private Rights and the Public Interests in Scientific and Technical Databases, Washington, D.C., National Academy Press, 1999; Zheng Shengli, The Economic Impact of the Protection of Database in China, Geneva: WIPO. SCCR/7/6. April 22. 2002.

Выполнить требование обязательного указания автора произведения и источника заимствования легко в случае опубликованного произведе­ния. При ином обнародовании произведения, в том числе в Интернете, указание источника заимствования может представлять значительные трудности. Например, указание доменного имени сайта, на котором раз­мещено произведение, не всегда надежно, поскольку многие ссылки не­долговечны.

Введение в законодательство ограничения объема воспроизведения озна­чает, что в некоторых случаях разрешается использовать только отрывки из произведений. Это требование формулируется в законодательстве в весьма общей форме. Например, допускается воспроизведение отрывков из произведений в объеме, оправданном:

В законодательстве Советского Союза об авторском праве допускались мимствования из произведений в прозе в объеме 10 тыс. символов, а из на­учных трудов — до 40 тыс. символов, т. е. до одного авторского листа из произведений одного автора, и т. д.

Приведем список разрешенных для свободного использования объектов авторского права, который содержится в законодательстве стран с пере­ходной экономикой, в том числе Российской Федерации:




•воспроизведение и доведение до всеобщего сведения произведений архитектуры, изобразительного искусства, фотографий, которые располо­жены в местах свободного посещения;

• воспроизведение произведений рельефно-точечным шрифтом или
другими специальными способами для слепых;

•воспроизведение произведений для судебного или административ­ного производства;

• исполнение произведений при оказании ритуальных услуг.

I

• Глава 4. Права авторов, исполнителей и иных лиц

список исключений является исчерпывающим, однако в действительно­сти список ограничений исключительного права не является исчерпывающим,

поскольку трехуровневый критерий его существенно расширяет.

Допустимость ограничений исключительного смежного права признает­ся в ст. 15 Римской конвенции, в ст. 6 Женевской конвенции об охране производителей фонограмм от несанкционированного воспроизведения их фонограмм, в ст. 14(6) Соглашения ТРИПС и в ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, причем в последней статье установлено, что страны могут в своем национальном законодательстве:

•предусмотреть те же виды ограничений в отношении охраны прав исполнителей и производителей фонограмм, которые они предусматрива­ют в отношении авторского права на литературные и художественные про­изведения1;

• установить ограничения прав в определенных особых случаях, кото­рые не наносят ущерба нормальному использованию исполнения или фо­нограммы и необоснованным образом не ущемляют законные интересы исполнителя или производителя фонограммы.

Таким образом, в отношении записанных исполнений и фонограмм Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам позволяет использовать трехуровневый критерий допустимости ограничений исключительного права исполнителей и производителей фонограмм. В отношении осталь­ных объектов смежных прав такой критерий не установлен, поэтому до­пустимы такие же ограничения исключительного права с соответствующи­ми изменениями, как и для авторского права. Некоторые ограничения исключительного авторского права не могут быть применимыми к исклю­чительному смежному праву из-за различия объектов авторского и смеж­ного права. Это положение подтверждено в ст. 1306 Гражданского кодексу Российской Федерации, допускающей использование объектов смежных прав в случаях свободного использования произведений, рассмотренных выше

выше

1 См.: Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: Проспект, 1999. С. 243—254; Судариков С. А. Основы авторского права. С. 403-422.

1 См.: Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам. Женева: ВОИС, № 227(R). 2000. С. 16.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19


Глава 4 ПРАВА АВТОРОВ, ИСПОЛНИТЕЛЕЙ И ИНЫХ ЛИЦ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации