Зенин И.А. Гражданское и торговое право зарубежных стран - файл n1.rtf

приобрести
Зенин И.А. Гражданское и торговое право зарубежных стран
скачать (2792.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.rtf2793kb.26.08.2012 15:13скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.rtf

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
7"

ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

который в законодательстве и доктрине других стран обычно рассматривается как само­стоятельный. По смыслу как ст. 547, 548 ФГК, так и законов других стран (в частности § 99-100 ГГУ) под плодами и доходами понимают естественные плоды земли, растений и животных, а также доходы, приносимые вещами в результате их хозяйственного исполь­зования, например сдачи в аренду.

Приобретатсльная давность в качестве первоначального способа приобретения права собственности предусматривается законодательством или судебной практикой всех западных стран. Основанием возникновения права собственности признается сам факт длительного владения вещью, отвечающий условиям, предусматриваемым законом или практикой, в частности § 937 ГГУ и ст. 2262-2265 ФГК. Для приобретения права собст­венности по давности владения последнее должно быть добросовестным, открытым и не­прерывным в течение установленного законом срока. Например, во Франции для приоб­ретения недвижимости по давности установлены три срока: 30 лет по истечении этого срока владелец (даже недобросовестный) не обязан указывать основания приобретения имущества; 20 лет - если владелец получил имущество на законном основании и прожи­вает вне округа апелляционного суда, в котором находится недвижимость; 10 лет - если тот же владелец проживает в округе указанного суда. Для приобретения права на недви­жимость по давности владения в Англии установлен 12-летний срок. В отличие от Анг­лии, Франции и некоторых других стран, в ФРГ право собственности по давности вла­дения можно приобрести только на движимое имущество. § 937 ГГУ предусматривает 10-летний срок приобретательной давности.

Среди первоначальных способов приобретения права собственности иногда назы­вают создание новых вещей: Однако поскольку возникновение права собственности на эти вещи считается очевидным и относится к менее оспариваемым на практике случаям, оно не подвергается специальному юридическому нормированию. Другие авторы относят к первоначальным способам приобретения права собственности национализацию, кон­фискацию и реквизицию, т. е. принудительный переход к государству имущества част­ных лиц, как правило, с определенной компенсацией (национализация), либо безвозмезд­но в виде санкции за правонарушение (конфискация), либо возмездно на время в чрезвы­чайных обстоятельствах (реквизиция). Однако этой позиции придерживаются не вес авто­ры. Некоторые авторы считают, что реквизиция, конфискация и национализация относят­ся к производным способам приобретения права собственности, осуществляемым вопреки воле правопрсдшественников1. Важно подчеркнуть, что здесь речь идет о приобретении не частной, а государственной собственности. В частную собственность национализиро­ванное имущество вновь переходит в случае, как зто нередко бывает, денационализации (приватизации) народнохозяйственных объектов.

Под производными способами приобретения права собственности подразуме­ваются такие, когда право собственности возникает у приобретателя в порядке право­преемства от предшествующего собственника. Типичными основаниями правопреемства служат двух- и многосторонние сделки; договоры купли-продажи, дарения, подряда, займа, а также наследование и установление общности имущества супругов. Например, в США, как отмечает Г. Ласк, большинство лиц, обладающих в настоящее время правом собственности на недвижимое имущество, приобрели свое право путем покупки этого имущества у предшествующего собственника'.

1 Гражданское и торговое право капиталистических государств. М. 1983 Ч. 1. С. 244-245. * См.: Ласк Г. Указ. соч. С. 492.

52

ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

§ 4. Защита вещных нрав

Гражданское и торговое право предусматривает различные средства защиты соб­ственности. Одни из них применяются в рамках обязательств: обеспечивая соблюдение различных обязательств, например обязанности арендатора в установленный срок вернуть нанятое имущество, частное право тем самым защищает и право собственности на данное имущество. Однако в дополнение к обязательственно-правовым частное право устанав­ливает и вещно-правовыс меры защиты нрава собственности. В числе таких мер виндикации, т. с, иск невладсгощсго собственника к владеющему несобствсннику, и не-гаторный иск, т. е. требование собственника об устранении препятствий в пользовании своей собственностью, хотя бы и не связанных с лишением владения ею.

ГГУ, не употребляя самого термина "виндикационный иск" (actio rei vindicatio), тем не менее в § 985 и 986 регламентирует "требования собственника на выдачу вещи", равнозначные традиционной виндикации. По смыслу § 985 ГГУ собственник вправе тре­бовать от владельца выдачи вещи. Решение вопроса об изъятии вещи зависит от призна­ния владельца добросовестным или недобросовестным. Добросовестен тот владелец ве­щи, который не знает и не должен знать, что приобрел ее у лица, не имеющего права на ее отчуждение. Владелец, который знал или по обстоятельствам дела должен был знать о не­правомерности отчуждения вещи, является недобросовестным. По общему правилу, у добросовестного приобретателя вещь не изымается, а у недобросовестного изымается. Однако в обоих случаях существуют исключения. Например, если вещь выбыла из обла­дания собственника или другого титульного владельца (хранителя, арендатора, комиссио­нера) помимо его воли (украдена, потеряна), то она изымается даже у добросовестного владельца. Исключение составляют лишь деньги и ценные бумаги на предъявителя, кото­рые и в этих случаях не подлежат изъятию у добросовестных владельцев в целях обеспе­чения устойчивости оборота денег и ценных бумаг. Кроме того, законодательством Япо­нии, Англии и США не допускается изъятие у добросовестного приобретателя также ве­щей, купленных на аукционе, в розничном магазине или у любого продавца, открыто тор­гующего этими вещами.

Виндикация обычно сопровождается взаимными расчетами сторон. Недобросо­вестный владелец возвращает собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из вещи за все время неправомерного владения ею. В случае изъятия вещи у добросовестного приобретателя последний возвращает лишь те плоды и доходы от вещи, которые он получил после того, как узнал или должен был узнать о неправомерности сво­его владения либо после предъявления к нему виндикационного иска, как это предусмат­ривает, например, § 987 ГГУ.

С другой стороны, и добросовестный, и недобросовестный владелец имеют право на возмещение необходимых расходов, произведенных за время владения вещью. К при­меру, в силу ст. 1381 ФГК "тот, кому вещь возвращена, должен возместить даже недобро­совестному владельцу все необходимые и полезные расходы, сделанные для сохранения вещи". Напротив, § 989 ГГУ предусматривает возмещение необходимых расходов лишь с того времени, с какого собственник вправе истребовать плоды и доходы, приносимые ве­щью. Произведенные улучшения, повышающие стоимость вещи, возмещаются, если это было сделано до того, как владелец узнал о противоправности владения.

Негаторный иск (actio ncgatoria) - это требование прекращения противоправных действий, препятствующих осуществлению правомочий собственника, хотя бы и без утра­ты им владения вещью. Типичным проявлением подобных действий является лишение собственника "света и воздуха", нормального входа и выхода из своего дома. Собственник

53

ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

вещи, гласит § 1004 ГГУ, права которого нарушены не захватом или неправомерным удержанием владения, может требовать от нарушителя прекращения нарушения своего права. Если есть основания ожидать дальнейших нарушений, то собственник может предъявить иск о недопущении их в будущем. Во Франции правила о виндикационном и негаторном исках прямо не установлены гражданским кодексом. Они выработаны док­триной и судебной практикой путем толкования и применения норм о добросовестном и недобросовестном владении имуществом, а также об исковой, приобрстательной давности и о "как бы договорах" (квази-договорах).

Особенностью права Англии, США и других стран общего права является отсутст­вие виндикационного и нсгаторного исков. Право собственности защищается в Англии отдельными видами исков из правонарушений, прежде всего иском из нарушения владе­ния недвижимым имуществом. Имеется в виду и насильственное завладение чужим зе­мельным участком, и просто вход на огороженную территорию, в чужую квартиру или сад. Нарушения владения могут касаться и движимых вещей, в том числе удержания их без намерения обратить в свою собственность. Рассматривая подобные иски, суды или изымают вещи у нарушителей, или запрещают владение ими, или, наконец, налагают на нарушителей штраф.

Строго говоря, защита владения известна всем развитым странам. В странах обще­го права она лишь более ярко выражена. Повышенное внимание частного права к владе­нию и его защите обусловливается не в последнюю очередь тем фактом, что владение -это правомочие не только иных титульных владельцев (арендатора, хранителя либо ко­миссионера), но и самого собственника. Не случайно в ст. 2279 ФГК подчеркивается, что "в отношении движимостсй владение равнозначно правооснованию", т. с. праву собствен­ности. В соответствии с § 1006 (1) ГГУ "владелец движимой вещи предполагается ее соб­ственником". Владению как "господству над вещью" посвящен целый первый раздел третьей книги ГГУ, регламентирующий отношения по приобретению и прекращению вла­дения, совладению и переходу владения по наследству. Помимо права на самопомощь или самозащиту (§ 859 ГГУ) владелец вправе предъявить иски о возврате самоуправно ото­бранного владения, об устранении помех владению, а также иски из предшествующего владения (§ 854-872 ГГУ).

В соответствии с субъективной теорией владения (выдвинутой К.-Ф. Савиньи в начале XIX в. и до сих пор отражающейся, скажем, во французском частном праве) владе­ние - это осуществление или возможность немедленного осуществления фактического господства над вещью в зависимости от воли лица1. Защита владения прежде всего под­чинена облегчению охраны права собственности. Хотя частное право обеспечивает защи­ту данного права как такового специальными исками собственника, возможность исполь­зования им также правовых средств защиты фактического обладания вещью с помощью владельческих исков является упрощенным способом достижения той же цели.

Вещные права и прежде всего право частной собственности служат материальной базой власти в обществе. Собственность и власть напрямую связаны, в частности, в ак­ционерных обществах, несмотря на происходящее отделение функции управлении част­ной собственностью от самих собственников. В подтверждение своих тезисов о "социали­зации"; "демократизации" собственности исследователи приводят статистику владельцев акций в развитых странах. Если в 1952 г. в США владели акциями 6,5 млн. человек, то в 1959 г. уже 12,5. в 1965 г. - 20,1 и в 1975 г. 25,3 млн человек. По разным источникам к

1 Гражданское и торговое право капитал иста ческих государств. Ч. 1 С. 275.

54

ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

началу 70-х годов в Японии насчитывалось 8-10 млн акционеров, в ФРГ 5 млн. а в Анг­лии - свыше 2 млн1. В настоящее время эти цифры еще возросли.

Тем не менее участие работников, в частности размер участия отдельных работни­ков акционерных компаний, ограничивается в целом небольшой величиной. Так, в США лишь 2,8% рабочих и 03%- фермеров владеют акциями. В то же время одному лишь се­мейству Дюпонов принадлежит в десять раз больше акций, чем всем рабочим США. Про­слойка свсрхбогачсй, составляющая всего 0,5% населения США, обладает 49,3% всех ак­ций. Поэтому, думается, по-прежнему весьма спорны теории о "социализации" частной собственности, превращении ее в "юридическую этикетку", затрудняющую, а не стимули­рующую анализ реальной власти на средства производства",

§ 5. Ограничения нрава собственности

На деле расслоение мелкой, средней и крупной частной собственности сохраняет­ся. Более того, наблюдается заметный отход от принципа священности и неприкосно­венности частной собственности именно в интересах крупной собственности. Запад­ные авторы с различной мерой откровенности и прямоты вынуждены сами это призна­вать. "Согласно философии общества со свободной конкуренцией, пишет Г. Ласк, от­дельное лицо поощряется к тому, чтобы прилагать максимум усилий к производству по­лезных для общества вещей, и американские законы составлены так, чтобы закреплять за тем, кто создал что-либо полезное для общества, плоды его трудов. Мы признаем также, что для того, чтобы каждый мог пожинать высшую награду своих усилий, необходимы ограничения"3.

Японские авторы также вначале весьма сдержанно отмечают, что в настоящее вре­мя право собственности приобрело "универсальное содержание" в отношении использо­вания вещи, правда, в рамках ограничений, предусмотренных законом. Хотя суперфиций и эмфитевзис содержат такие ограничения, которые практически сводят на нет содержа­ние права собственности, эти ограничения лимитированы во времени и теоретически в определенный момент права собственника вновь восстанавливаются во всей полноте. В этом плане право собственности обладает "эластичностью", так как стремится возвратить­ся к состоянию полного господства над вещью, а также "постоянством" в том смысле, что оно не прекращается истечением срока давности4. Однако, отдав дань словесной эквилиб­ристике, тс же авторы прямолинейно заявляют, что подобная характеристика права собст­венности относится "лишь к теоретическим конструкциям. На практике же право собст­венности подвержено различным ограничениям, в связи с чем реальный облик этого права не так абсолютен и свободен"5. В современной Японии число нормативных актов, ограни­чивающих право собственности, постоянно увеличивается. Все более разнообразным ста­новится характер данных ограничений. Поэтому закрепленное в ЯГК право свободного

использования, извлечения выгоды и распоряжения в настоящий момент "имеет не более

>*б чем историческое значение .

1 См.: Кулагин М.И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М., 1987. С. 78.

2 Оценка теорий о "трансформации" собственности, "народном капитализме", "превращении рабочих в соб­ственников'1, "направляемом", "регулируемом капитализме" и "демократическом социализме" дается Я. Ла-заром в упоминавшейся книге "Собственность в буржуазной правовой теории" (М., 1985). -Ласк Г. Указ. соч. С. 463. 1 Вагацума С., Ариидзуми Т, Указ. соч. С. 178. 5Тамже. С. 178-179. h Там же. С. 179.

55

ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Авторы классифицируют ограничения права собственности по различным осно­ваниям. В зависимости от целей выделяют, в частности, ограничения, направленные: на обеспечение "общественного спокойствия" (противопожарные мероприятия, техника безопасности, предотвращение загрязнения окружающей среды); на принудительное изъ­ятие права собственности в публичных интересах (строительство шоссейных и железных дорог, поддержание в порядке рек, прокладка линий электропередач); на развитие опреде­ленной отрасли экономики (например, горнодобывающей); на сохранение определенных культурных ценностей. Те же ограничения классифицируются также с точки зрения их содержания.

Вместе с тем авторы по существу уходят от оценки субъектов ограничений. Они правильно указывают, что в настоящее время серьезную проблему составляют сотрясение почвы, задымление, зловоние и шумы, исходящие от расположенных вблизи земельной собственности предприятий или проходящих мимо нее автомашин. Однако авторы не да­ют оценки того, в чьих интересах нарушается в подобных случаях право собственности. По их мнению, "данный круг вопросов должен решаться на основе принципов, лежащих вне пределов охраны права земельной собственности" .

Фактически нормы гражданских кодексов Японии, Франции, ФРГ и других стран о правомочиях земельных собственников давно'стали анахронизмом. Тем не менее, они со­храняются как действующие и добросовестно комментируются. Речь прежде всего идет о нормах, в силу которых: "собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится сверху, и на то, что находится снизу" (ч. 1 ст. 552 ФГК); в пределах ограни­чений, содержащихся в законодательстве, право земельной собственности распространя­ется на пространство над поверхностью земли и на ее недра (ст. 207 ЯГК). Однако, по­скольку технические и экономические возможности собственников далеко не одинако­вы, уже давно возникла проблема, до каких подлинных пределов простираются их пра­вомочия. Частное право последовательно решает эту проблему в интересах крупных собственников.

Наиболее заметно отход от принципа священности и неприкосновенности права собственности в интересах монополий проявляется в Германском гражданском уложении. ГГУ уже в своей первоначальной редакции содержало отступления от традиционных норм о правах земельных собственников. Так, § 905 ГГУ с самого начала предусматривал, что собственник не вправе запретить воздействие на свой участок, осуществляемое на такой высоте или глубине, что его устранение "не представляет для него интереса".

В развитие данного положения акты горного и воздушного законодательства, зако­нодательства об использовании путей сообщения и телеграфной связи допускают кон­кретные воздействия подобного рода, по существу ограничивающие права собственника. По данному законодательству собственник обязан, в частности, безвозмездно разрешать использование воздушного пространства над его участком в целях полетов летательных аппаратов, прокладки телеграфных и телефонных линий.

В ФРГ существуют правила о выдаче государством специальных разрешений на добычу полезных ископаемых. Эти правила, естественно, затрагивают и субъектов права собственности на соответствующие земельные участки. В Италии действует разветвлен­ное законодательство о разработке недр. В Великобритании субъекту права собственности на земельный участок формально принадлежит все, что находится под этим участком. Однако в последние десятилетия в связи с энергетическим кризисом, переживаемым стра-

1 Вагацума С., Ариидзуми Т. Указ, соч. С. 181.

56

ВЕЩНОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

нами Запада, и освоением атомной энергии стали появляться многочисленные правила, регламентирующие разработку полезных ископаемых1.

Наряду с воздействиями, осуществляемыми над и под участком и формально не за­трагивающими интересы собственника, п.(1) §906 ГГУ ущемляет права собственника уча­стка при воздействии на него со стороны другого участка. В силу данного пункта собст­венник не вправе запретить воздействие с другого земельного участка на свой участок га­за, дыма, запаха, копоти, сажи, тепла, шума, колебаний и других подобных явлений, если они не влияют или незначительно влияют на пользование участком. § 906 ГГУ в редак­ции, действующей с 1 июня 1960 г., еще более ограничивает права мелких и средних соб­ственников. В соответствии с п.(2) § 906 в данной редакции собственник не вправе запре­тить и существенные стеснения в пользовании земельным участком, если они вызыва­ются принятым в данной местности (т. е. обычным) использованием другого участка и не могут быть предотвращены мерами, хозяйственно доступными пользователям этого рода,

В повседневной жизни в качестве стесняющих собственника воздействий высту­пают: шум и запах бензина из соседнего гаража, кваканье лягушек в соседнем пруду, кри­ки детей из роддома или детсада, собачий запах из собаководческого заведения, концерт­ная музыка и т. п. Однако эти воздейетвия не самые существенные и не на их "охрану" прежде всего направлена последняя редакция § 906 ГГУ. Главные факторы это воздей­ствия, производимые промышленными, строительными, транспортными и другими круп­ными предприятиями: пыль, копоть, газовые выбросы, сотрясения и шум от заводов, стро­ек, автомобилей, поездов, самолетов, радиация от АЭС и химическое заражение от заво­дов по производству ядохимикатов.

Формулировка п.(2) § 906 ГГУ не оставляет сомнений в том, что указанные воздей­ствия или будут судами признаваться незначительными, или хотя и значительными (су­щественными), но вызываемыми принятым в данной местности использованием другого участка и не предотвратимыми хозяйственно доступными мерами. В пользу этого говорит образец толкования степени стеснения, например, профессором Г. Розенталем, ставящим во главу угла восприятие некоего нормального среднего (а не особенно нервного) челове­ка и ссылающегося при этом на решение имперского суда Германии 1932 г.2.

Конечно, в ФРГ, как и в других развитых западных странах, принимаются меры по охране окружающей среды. В частности, в 1971 г. там был принят закон о защите от шу­мов, связанных с воздухоплаванием. Закон предусматривает создание вокруг аэродромов охранных зон, в пределах которых ограничивается жилая застройка3. Однако в свете из­ложенного трудно быть уверенным в том, что если какой-либо мелкий собственник предъявит иск о нарушении его прав к фирме, эксплуатирующей современный аэродром, суд в угоду фирме (пользующейся услугами хорошо оплачиваемых опытных адвокатов) не отнесет его к разряду особо нервных, а воздействие к категории несущественных или обычно принятых и хозяйственно непредотвратимых.

1 См.: Рубанов А.А. Эволюция права собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы//

Сов. государство и право. 1987. № 4. С. 11 3.

: Rozenthal H. Burgerliches Gesetzbuch. 15. Auflage. bColn, Bonn, Munchcn, 1965. S. 1016, 1017.

'См.: Рубанов А.А. Указ. соч. С. 114.

57

ВЗак. 98

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

1.3. Обязательственное право зарубежных стран

§ 1. Понятие, основания возникновения, субъекты, виды, исполнение, ответственность за нарушение и прекращение обязательств

Обязательственное право наиболее мобильная, подвижная, "живая" часть граж­данского и торгового права. R обязательства повседневно вступают миллионы физических и юридических лиц. Однако в зарубежном праве нет единого подхода к данному институ­ту. Строго говоря, в странах общего права нет и понятия "обязательственное право", а есть два самостоятельных института: договорное право (Contract Law) и деликтное право (Law of TortsV Им посвящена обширная литература .

Законодательство некоторых стран дает общее определение обязательства. На­пример, в соответствии с § 241 ГГУ "на основании обязательства кредитор вправе требо­вать от должника совершения определенного действия. Исполнение может заключаться и в воздержании от действия". Чаще же понятие обязательства определяется доктриной и практикой) исходя из всей совокупности факторов, характеризующих данную правовую категорию.

По мнению Е.А.Крамера, § 241 ГГУ - это сугубо теорстизированное определение (cine thcoretisierende Bestimimmg), нуждающееся в дальнейшем научном истолковании". Одно из таких толкований дает проф. К.Ларснц, который предполагает, что "обязательст­венные отношения есть правоотношения, имеющие своим содержанием частноправовое обязательство (или несколько подобных обязательств) одного лица перед другим (обычно их обоих друг перед другом)50

Англо-американское договорное право является важной частью обязательственно­го права. Оно относится к тому виду юридических обязательств, источником которых служат "правомерные по своему содержанию волеизъявления стороны, принявшей на се­бя обязательство, либо совпадающие волеизъявления этой стороны и стороны, по отно­шению к которой первая приняла на себя обязательство"4. Иными словами, по англо­американскому праву всякая юридическая сделка (кроме завещания), направленная на возникновение, изменение или прекращение обязательств, признается договором.

Заимствованные США и другими странами принципы английского договорного права почти целиком созданы английскими судами, и законодательство до недавнего вре­мени играло незначительную роль в его развитии. В большей своей части эти принципы сложились за последние 200 лет, ибо договорное право является детищем торговли и раз­вивалось по мере превращения Англии из страны в основном сельскохозяйственной в страну по преимуществу торговую и промышленную. О сравнительно скромной роли до­говорного права в прошлом свидетельствуют Комментарии к праву Англии Блэкстона,

1 См. например: McKendrick E. Contract law. Second Ed. Macmillan Press ltd. London. 1994; Mullis A., Oliphant K, Torts. The Macmillan Press ltd. London. 1993; Burrows A. Remedies for Torts and Breach of Contract. Second Ed. Butterworths. London, Dublin, Edinburgh. 1994; Stanlon K-.M. The modern Law of Torts. Sweet and Maxwell.London 1994; Downes T. Antony. A Textbook on Contract. Third Ed. Blackstone Press Limited. London. 1994; Jones M. Textbook on Torts. Blackstone Press Ltd. London. 1994. Treitel G.H. The Law of Contract. Eigth Ed. Sweet and Maxwell/Stevens and Sons. London. 1991; Salmond and Houston. On the Law of Torts. Twentieth Ed. Sweet and Maxwell Ltd. London. 1992;

2 См.: Munchener Kommentar zum Biirgerlichen Gesctzbuch. Band 2. Shuldrecht. Allgcmeiner Teil. § 241-432. Mitnchen. S. 75.

Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. Band 1. Allgemeiner Tcil. Miinchen, 1970. S. 1, Allgcmeiner Teil des Schuldrechts. Miinchen, 1987, S. 3. 4 Самонд и Вильяме. Основы договорного права. М., 1955. С. 23.

58

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

изданные впервые в 1756 году, где 380 страниц посвящены праву недвижимой собствен­ности и лишь 28 страниц - договору1.

Несмотря на указанные исторические различия обязательственного права стран континентальной Европы и общего права, определения обязательств, даваемые англо-американскими авторами, порой существенно (по крайней мере внешне) не различают­ся. В частности, по В. Ансону принятие на себя обязательства можно определить как "сделанное другому лицу заявление или заверение, констатирующее определенное со­стояние дел или устанавливающее, что лицо исполнит или воздержится от совершения какого-либо определенного действия, и предоставляющее другому лицу право требовать исполнения такого заявления или заверения. Следовательно, обязательство связывает по меньшей мере две стороны сторону, от которой исходит заявление, и сторону, прини­мающую заявление. Эти стороны называются соответственно "должник" и "кредитор"2.

Основаниями возникновения обязательств служат: договор, квази-договор, причинение вреда или другое противоправное действие, т. е. деликт и квази-деликт. Ква­зи-договор и квази-деликт предусматриваются в законодательстве не всех стран. В неко­торых же странах им посвящено довольно большое число норм. Например, согласно ст. 1371 ФГК "как бы договорами являются совершаемые исключительно по собственному побуждению действия человека, из которых вытекает какое-либо обязательство перед третьим лицом и иногда взаимное обязательство сторон".

Это, в частности, может быть добровольное ведение чужих дел без поручения: "вне зависимости от того, знает ли собственник о ведении дел или не знает, тот, кто ведет дела, заключает молчаливое обязательство продолжать ведение дела, которое он начал, и дове­сти его вплоть до времени, когда собственник будет в состоянии сам заботиться о своих делах" (ст. 1372). В свою очередь, "хозяин, дело которого велось хорошо, должен выпол­нить обязательства, которые ведущий дело заключил от его имени, дать последнему воз­мещение за все личные обязательства, которые тот принял на себя, и оплатить ему все сделанные им полезные и необходимые расходы" (ст. 1376). Обязательства из квази­договоров регламентируют также ст. 1373-1375 и 1377-1381 ФГК.

Правонарушениям (деликтам) и как бы правонарушениям (квази-деликтам) как основаниям возникновения обязательств посвящены ст. 1382-1386 ФГК. По общему правилу, "какое то ни было действие человека, которое причиняет другому ущерб, обязы­вает того, по вине кого ущерб произошел, к возмещению ущерба" (ст. 1382). По японско­му гражданскому праву "деликт представляет собой незаконное действие, причиняющее вред другому лицу, на основании чего возникает обязанность причинившего вред возмес­тить ero"J. Разумеется, ущерб может быть причинен и в результате неисполнения обяза­тельства одной из сторон по договору, однако в этих случаях отношения сторон регули­руются нормами о договорной ответственности. Японский гражданский кодекс в качестве общих условий дсликтной ответственности признает умысел и неосторожность (ст. 709). К квази-деликтам относятся действия, причиняющие вред, но не охватываемые поня­тием деликтов. Например, в силу ст. 1384 ФГК "ответственность возникает не только за ущерб, который кто-либо причинил своим действием, но и за ущерб, который причинен действием лиц, за которых он должен отвечать, или вещами, которые находятся под его надзором".

В некоторых странах при отсутствии такой категории, как квази-деликт, преду­сматривается в качестве основания возникновения обязательств неосновательное обога-

1 См.: Лнсоп В. Договорное право. М., 1984. С. 13. "Там же. С. 14. Вагацума С., Лриидзуми Т. Гражданское право Японии. М„ 1983. Кн. 2. С. 133.

59

ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

щепие - Schuidvcrhaltnisse aus ungercchtfertigter Bercichenmg (§812-822 ГГУ)'. В соответ­ствии с § 812 ГГУ "тот, кто без юридического основания вследствие исполнения в его пользу обязательства другого лица или иным образом получил имущество за счет другого, обязан возвратить ему полученное. Обязанность возвратить полученное наступает и в случае, когда юридическое основание отпадает впоследствии или не наступит событие, которое, согласно содержанию сделки, стороны имели в виду".

В других странах основания возникновения обязательств иногда именуются их "источниками". Например, в Испании, согласно ст. 1089 ГКИ, к этим "источникам" отно­сят закон, договоры и квази-договоры, а также незаконные действия - виновные или не­брежные. Предусматриваемое ст. 1089 ГКИ "порождение" обязательств законом (это де­лается также в ФГК и ГК ряда латиноамериканских стран) признается неудачным М. Аль-баладехо~.

Субъектами обязательства являются как физические, так и юридические лица, а также структурные подразделения последних, не пользующиеся правами юридических лиц. Частному праву известна категория множественности лиц в обязательствах - на сто­роне кредитора или должника либо того и другого одновременно".

Наиболее часто применяемыми в практике основаниями перемены лиц в обязатель­стве служат уступка требования (цессия) и перевод долга. В первом случае кредитор (цедент) передаст третьему лицу (цессионарию) свои права требования к должнику. Со­гласия должника на это не требуется. Специальной формой передачи всех прав и гарантий кредитора третьему лицу является суброгация. Страховая компания, выплатив полное страховое возмещение, становится кредитором по отношению к должнику (т. е. причини-телю вреда)4. В отличие от цессии (суброгации) перевод долга осуществляется только с согласия кредитора.

Виды обязательств. Краткий анализ оснований возникновения и субъектов обяза­тельств позволяет классифицировать их как договорные и mic.ioi опорные. Вместе с тем возможно разграничение обязательств и по другим основаниям. Так, по своему экономи­ческому содержанию особую группу составляют денежные обязательства, прежде всего заемные. В силу ст. 1895 ФГК "обязательство, вытекающее из займа денег, сводится все­гда к номинальной сумме, указанной в договоре. Если до срока платежа денежная единица увеличилась или уменьшилась, то должник обязан возвратить данную взаймы номиналь­ную сумму и обязан отдать эту сумму в денежных единицах, имеющих хождение в мо­мент платежа".

К числу специфических видов относятся, в частности, так называемые "обязатель­ства совести" (к примеру, обязательства, основанные на правилах игры или пари, а также некоторые натуральные обязательства, скажем, обязательство родителей дать приданое детям).

Множественность лиц на стороне должника или кредитора порождает деление обя­зательств на долевые и солидарные5, а также категорию регрсссных обязательств: один из солидарных должников, полностью исполнивший обязательство, получает право рег­ресса к остальным должникам.

Larenz К. Lehrbuchdes Schuldrechls. Band II. Bcsonderer Tcil. Mimchcn, 1972. S. 401.

2 Albaladejo M. Compendio de Derecho civil. Barcelona, 1983. P. 177.

3 Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. Band 1. S. 425-432; Savatie R. La Theorie des obligations en droil prive

economique. Paris, 1979. P. 107.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации