Ельмеев В.Я., Овсянников В.Г. Прикладная социология. Очерки методологии - файл n1.doc

приобрести
Ельмеев В.Я., Овсянников В.Г. Прикладная социология. Очерки методологии
скачать (309.1 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1531kb.23.07.2006 17:05скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

В. Я. ЕЛЬМЕЕВ, В. Г. ОВСЯННИКОВ

ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Очерки методологии

ИЗДАТЕЛЬСТВО С.-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
1999
ББК 60.5

Е56
Печатается по постановлению

Редакционно-издательского совета

С. -Петербургского государственного университета

Ельмеев В. Я., Овсянников В.Г.

Е56

Прикладная социология: Очерки методологии. — 2-е изд., испр. и доп. — СПб.: Издательство С.-Петербургского госу­дарственного университета, 1999. — 296 с.

ISBN 5-288-01809-Х
В очерках (1-е изд. вышло в 1994 г.) анализируются исходные методологические проблемы прикладных социологических исследований: способы приложения фундаментальных принципов социологической теории к реше­нию конкретных вопросов развития общества; особенности прикладного со­циологического исследования, проистекающие из его связей с практикой; использование законов общественных наук в социальной практике. Обосно­вывается особая методология новой отрасли социологической науки — со­циологии практики, ее методов и средств деятельности.

Для всех интересующихся вопросами применения социологии к практике.

Тем. план 1998 г., № 16

ББК 60.5

ISBN 5-288-01809-Х
В. Я. Ельмеев, В. Г. Овсянников, 1999

Издательство С.-Петербургского университета, 1999

ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемые очерки посвящены анализу наиболее важных тео­ретических и методологических проблем прикладной социологии. Ав­торы исходят из того, что методологическое обеспечение прикладного социологического исследования во многом предопределяет эффектив­ность его результатов. В очерках рассматриваются предмет, функции, особенности прикладной социологии, а также практические задачи по использованию результатов прикладных социологических исследова­ний.

Особое внимание уделяется проблемам превращения фундамен­тальных положений социологии в практически приложимую форму. С этой целью оценивается значимость методов конкретизации общих принципов социологической науки, в частности метода движения от абстрактного к конкретному и других приемов перевода теоретических положений на язык реальной социальной практики.

Выявляются особенности и назначение прикладных форм соци­ального познания, рассматриваются модификации, в которых высту­пают фундаментальные научные принципы, подготовленные для прак­тического применения и решения практических задач. Авторы, с одной стороны, обосновывают относительную самостоятельность приклад­ных форм социального познания, с другой — вскрывают неправомер­ность их абсолютизации, отрыва от исходных фундаментальных прин­ципов социологической науки.

Теоретические вопросы обсуждаются на материалах социологи­ческих исследований, проведенных классиками социологии, а также отечественными авторами, в том числе и авторами данной книги, принимавшими участие в исследованиях на различных предприятиях страны по разработке проблем экономического и социального разви­тия, социальных программ, различных мероприятий по тем или иным социальным проблемам. Обращаясь к практике, социология может решить многие свои проблемы, приведшие ее в тупиковое, кризисное состояние. Мы имеем в виду, прежде всего, проблему социальной рациональности и научности самой социологии, с которыми связыва­ется ее кризис.

На наших глазах социальная действительность теряет последние черты разумности. Разве можно говорить о рациональности всего того, к чему привели перестройка и экономические реформы: катастрофи­ческого падения жизненного уровня большинства населения, развала экономики, науки, культуры, разгула преступности и др.

Вполне очевидно, что и социология, оправдывающая перестройку и рыночные реформы, утверждающая, что «иного не дано», не может претендовать на научность. Не дает результатов и обращение к новым направлениям западной социологии, открыто выступающим против критерия научности с позиции антисциентизма.

Научность социологии может спасти только критерий социально-исторической практики. Мы на деле убеждаемся, что спор об истин­ности или ложности социологического познания вне практики теряет смысл как для науки, так и для самой социальной практики.

В этих условиях фундаментальное исследование особенностей социальной практики, ее методологии и методов становится серьезной научной задачей, имеющей непосредственное отношение к организа­ции эффективной социальной деятельности общества

По проблемам сближения науки с практикой написано немало работ, в том числе и методик. Встречное же движение от практики к науке остается вне серьезного анализа. Потребности социальной прак­тики в науке, особенно в использовании методов, созданных для по­знавательной деятельности, не изучались и не изучаются.

Предлагаемые очерки не повторяют имеющиеся аналогичные ра­боты — в них содержится концепция прикладного знания, применен­ная к социологии. Изложение материала в своей основной части имеет характер проблемных разработок.

Авторы выражают признательность коллегам по кафедре за цен­ные замечания, сделанные ими при чтении и обсуждении рукописи очерков, а также благодарят коллектив кафедры методики социологи­ческих исследований Московского университета за оказанную помощь в подготовке очерков.

Предисловие, части I и II очерков написаны проф. В. Я. Ельмеевым, часть III и послесловие — проф. В. Г. Овсянниковым, часть IV — совместно.


Часть I
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ В СТРУКТУРЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Очерк вводный
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

И АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА
§ 1. СОЦИОЛОГИЯ И ПОТРЕБНОСТИ ОБЩЕСТВА

Социологическая наука как отрасль обществоведения вступила в новый этап своего развития. Если до 60-х годов она разрабатывалась преимущественно в теоретико-методологическом плане, то в последнее время в ней воспреобладал эмпирический уклон. Однако при всей своей привлекательности эмпирическая направленность большинства социологических исследований нс привела к значительным успехам в социальной практике и в управлении общественными процессами. Эмпиризм, упрощенность в толковании вопросов общественного раз­вития оказались ненадежной базой для принятия практических реше­ний в социальной сфере. Все более очевидной становилась необходи­мость в высокой социологической теории и в ее переводе на язык практики.

С расширением фронта социологических исследований особо ак­туальными стали вопросы методологии и методики их проведения. И это вполне понятно. С одной стороны, на методологические проблемы долгое время не обращали внимания: в ряде исследований преобладал эмпиризм, стихийность и узость в постановке методик, не учитываю­щих высокие методологические требования. С другой стороны, в этой области пришлось столкнуться с влиянием эмпирической социологии. Вместе с методиками, разработанными на Западе, были механически, без учета специфики нашего общества, его истории и социально-пси­хологических реалий заимствованы и определенные методологические установки зарубежной социологии. Эти установки дают о себе знать и по сей день.

Опыт показал, что без солидного методологического фундамента социологические исследования положительных результатов дать не могут. Эффективность методик тоже оказалась в прямой зависимости от методологии, реализуемой при их разработке.

Все это поднимает значимость теоретических социологических исследований. Дело, понятно, не в том, что они стали модными. Есть более серьезные причины, требующие их развертывания. Решение задач социально-экономического развития нашего общества должно опи­раться на прочный теоретический фундамент. Стало очевидным, что мы еще не в должной мере изучили наше общество и присущие ему закономерности. Став на путь возрождения общества, мы, чтобы не оказаться во власти стихии и субъективизма, должны постоянно забо­титься о применении выработанных общественной наукой идей в со­циальной практике.

Социологам необходимо разработать научные основы целостной концепции социального развития нашего общества, которая могла бы служить теоретической базой социальной политики.

Не менее важно и научное обоснование социальной переориента­ции экономики, приоритета социального развития непосредственных производителей, соответствующего преобразования общественных от­ношений, и, прежде всего, отношений собственности, распределения и потребления. Предстоит разработать и претворить в жизнь методоло­гию и методику определения социальной эффективности обществен­ного производства, научно-технического прогресса, трудовой и других видов деятельности, оценки социальных результатов функционирова­ния и развития хозяйственных механизмов.

Новое звучание приобретают проблемы социальной структуры нашего общества, роли различных слоев и групп в общественной жизни, вопросы социального расслоения общества, противоречий меж­ду социальными группами, городом и деревней и способов из разре­шения, достижения социальной справедливости. К этой проблематике примыкают вопросы обострения межнациональных отношений и его социальных последствий, а также способов укрепления межнациональ­ных связей, отношений, сотрудничества и взаимопонимания.

Существенным является подчинение политики и деятельности го­сударства задачам обеспечения социального развития людей и свобод­ного развития личности, исследование социально-классового содержа­ния политики, путей дальнейшей демократизации страны, и прежде всего вовлечения трудящихся масс в управление социально-полити­ческими процессами на правах хозяина.

В социологическом анализе идеологии, сферы культуры на первый план выдвигается изучение динамики общественного сознания, путей формирования общественного и группового мнения, усвоения нового экономического, социального, экологического и политического опыта.

Социология и ее развитие охватывают актуальные проблемы всех сфер общественной жизни, что соответствует ее природе как науки об обществе в целом. Вместе с тем особое значение приобретает практи­ческое использование социологической науки.

В наше время без предварительных исследований и научного обоснования не могут быть успешно осуществлены никакие социаль­но-экономические преобразования. От работников общественных наук требуются не только теоретические разработки, но и добротные прак­тические рекомендации, предложения для принятия обоснованных ре­шений.
§ 2. ПРАКТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ СОЦИОЛОГИИ

Настоятельная потребность в решительном повороте обществен­ной науки к практике делает необходимым развитие тех звеньев на­учной социологической деятельности, от которых в первую очередь зависит внедрение результатов науки в общественную жизнь — при­кладных социологических исследований.

В естественных (технических) науках прикладные исследования и разработки заняли прочное место, как необходимое средство реали­зации результатов фундаментальных исследований. Сложились и со­ответствующие научно-исследовательские организации и учебные за­ведения: институты и вузы прикладного профиля; проектно-конструкторские и технологические организации. Ни у кого не вызывает со­мнений, что для более или менее значительного совершенствования техники и технологии производства нужны не только соответствующие теоретические разработки, но и прикладные исследования, причем в довольно большом объеме. Вопросы внедрения результатов естествен­ных наук в материальное производство отнимали у общества много времени: разрабатывались организационные формы и экономические методы соединения науки с производством; во имя их решения совер­шенствовались хозяйственный механизм, методы материального и мо­рального стимулирования; осуществлялся ряд других крупных меро­приятий по внедрению в практику достижений науки и техники.

Такого же, если не большего, внимания заслуживает и внедрение результатов общественных наук в социальную практику. Надо при­знать, что общественные науки пока не содержат в своем составе более или менее развитых прикладных звеньев, какие имеются в фундамен­тальных естественных науках. Например, математика, будучи не менее абстрактной наукой, чем философия или социология, включает в себя множество своих приложений; созданы даже факультеты прикладной математики. Естественные науки имеют такое важное звено, обеспе­чивающее их выход к производственной практике, как технические и технологические науки. В обществознании, к сожалению, еще не офор­милась окончательно система «фундаментальные исследования — внедрение и освоение научных результатов», слабо обеспечено иссле­довательскими организациями прикладное звено названного цикла, особенно такими, которые смогли бы фундаментальные положения общественной науки доводить до практически применяемого уровня.

Если в необходимости предварительной разработки технологичес­ких средств в тех или иных научно-исследовательских или конструк­торских организациях никто не сомневается, то социальным нововве­дениям не всегда предшествуют прикладные исследования и тем более — проектные или опытные разработки. Нет и четко организо­ванной системы внедрения выводов фундаментальных общественных наук в практику, специально созданных для этого социальных меха­низмов, которые еще предстоит организовать или усовершенствовать (наподобие хозяйственного механизма). Надо определить обязанности «поставщиков» новых идей в этой области, а также работников, ко­торые доводили бы их до практически реализуемой формы, до готов­ности для принятия практикой.

Практическая реализация выводов социологической науки во многом зависит от се потребителей. К сожалению, они не оказывают достаточного влияния на результативность социологических исследо­ваний. Многие практически важные разработки не встречают понима­ния и поддержки органов общественного управления, руководителей министерств и предприятий. Не организованы «приемные пункты» результатов социологических исследований, не производится их «ин­вентаризация», отбор нужных и пригодных для внедрения идей; не расставлены консультанты по их отбору и реализации, которые одно­временно могли бы наблюдать за необходимостью соблюдения выво­дов общественных наук при проведении тех или иных практических мероприятий.

К противоречиям и трудностям во взаимодействии фундаменталь­ных социологических исследований и практики, обусловленных соци­ально-экономическими причинами, необходимо добавить отсутствие достаточного теоретического обоснования выхода фундаментальной науки к социальной практике. Среди исследователей широко распро­странен взгляд, отождествляющий этот выход с редукцией теории к ее эмпирическим значениям, операционализацией или эмпирической интерпретацией теоретических, фундаментальных положений. Созда­ется ложное представление, будто редукция теории к эмпирии и есть переход от теории к практике. В результате теоретически оправдыва­ются эмпиризм в практике, деятельность по методу «проб и ошибок».

Подмена эмпирическим этапом познавательной деятельности дей­ствительной практики ограничивает возможность исследования прак­тических функций фундаментальной науки вне самой науки, замыкает их на эмпирической экспериментальной деятельности внутри науки.

В вопросе о связи фундаментальной науки с социальной практи­кой необходимо решительно отказаться от еще непреодоленной на Западе парадигмы позитивизма, укладывающей его решение в узкий диапазон отношения теоретического и эмпирического уровней позна­ния. Требуется разработка методологии и теории перевода фундамен­тальной теории в ее практически приложимую форму, что позволит рассматривать фундаментальные методологические принципы как ин­струмент не только теории, но и практики. Континуум теории, при­кладной разработки и практики — таков наиболее эффективный спо­соб соединения теории с практикой. Он дает возможность теоретичес­кие исследования доводить до необходимого уровня конкретизации, и практического использования и тем самым лучшим образом реализо­вать возрастание практических функций фундаментальной науки.

На этом пути не возникает необходимости фундаментальные на­учные принципы и методологию научного познания ограничивать (в их движении к практике) особой методологией, относящейся только к практике, — праксиологией, теорией «праксиса». На место прагма­тической методологии и позитивистского пренебрежения к фундамен­тальной теории необходимо поставить концепцию превращения тео­ретической идеи в практическую без низведения ее до уровня эмпирии и эмпирической деятельности, обосновать большую практическую эффективность высокой теории по сравнению с эмпирическим зна­нием. В этом смысле должны быть осмыслены и современные при­зывы к обновлению экономического, социального, экологического и подигического мышления и соответствующих форм общественной практики.

Необходимость в серьезном отношении к проблеме развития при­кладных исследований обостряется в связи с тем, что под прикладными социологическими исследованиями часто понимают эмпирические исследования или исследования в отраслевых науках, т. е. парадигма теоретического и эмпирического и здесь оказывается господствующей формой трактовки взаимодействия социальной теории и общественной практики. Этим во многом объясняется все еще встречающееся пре­небрежительное отношение к прикладным звеньям общественных наук, в том числе и к прикладной социологии.

Прикладные исследования — необходимая функция обществен­ной науки. Вопрос лишь в том, что на разных этапах истории эта функция нашей социальной науки «работала» по-разному. На одном этапе приходилось в первую очередь заниматься изучением и освое­нием нового материала, новых фактов, обращать больше внимания на теоретическое осмысление накопленных фактов, опыта истории с тем, чтобы развить дальше теорию. На другом — решалась задача приме­нения новой теории, ее претворения в жизнь, воплощения в приклад­ную форму и практику. Образцом приложения общей социальной теории к решению конкретных вопросов развития общества может служить работа В. И. Ленина «Развитие капитализма в России». Ряд важных приемов применения социологического метода к вопросам социологии труда содержится в работе Э. Дюркгейма «О разделении общественного труда».

Можно уверенно сказать, что социальная наука имеет богатый исторический опыт проведения прикладных исследований. Вместе с тем нельзя не отметить, что в последнее время мы во многих отно­шениях потеряли интерес к прикладным исследованиям в обществен­ных науках, в том числе и в социологии. В этой области за последние 30 лет (началом современных социологических исследований счита­ются 60-е годы) не было достигнуто удовлетворительных результатов. Конкретные социологические исследования ограничивались преиму­щественно рамками наиболее простого познавательного цикла: от жи­вого созерцания — к абстрактным определениям и от них — к эмпи­рическим действиям (рекомендациям). Этому соответствовало преоб­ладание эмпирических методов, чаще всего анкетных опросов. Не было подготовлено и проведено ни одного социального эксперимента. Нет ни одной разработанной собственно социальной программы (напри­мер, программы по развитию социальных связей между городом и деревней или умственным и физическим трудом в той или иной сфере общественной жизни),

В области так называемых конкретных социологических исследо­ваний с самого начала не ставилась и не решалась задача приложения фундаментальных положений общественной науки, ее выводов к практике сегодняшнего дня. Эти исследования по существу не были при­кладными, ибо речь шла чаще всего не о приложении фундаменталь­ной теории, а о создании специальных социологических теорий «сред­него» уровня и о выходе к практике через эти теории, а вовсе не через реализацию фундаментальных принципов, перевода этих принципов на язык реальной практики. Мы исходим из того, что прикладная социология является главным инструментом, призванным обеспечить решительный поворот социологической науки к практике. Что же касается эмпирических социологических исследований, то они высту­пают лишь одним из средств, помогающих изучать объект, к которому прилагаются фундаментальные положения социологии.

Методологический анализ при проведении прикладных социаль­ных исследований в наших очерках представлен в следующем виде:

а) сначала рассматривается применение принципов фундаменталь­ных общественных наук в прикладных социальных исследованиях;

б) затем определяются назначение и особенности прикладных исследований, в частности выявляются те модификации, которые пре­терпевают фундаментальные научные принципы в их прикладных фор­мах;

в) далее анализируются методологические проблемы эмпиричес­кого этапа социального исследования с тем, чтобы конкретизировать исходные методологические принципы применительно к особенностям экспериментального изучения социальных явлений.
Очерк I

ПРЕДМЕТ И ФУНКЦИИ ПРИКЛАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ
Прежде чем приступить к анализу основного содержания темы, необходимо определить место прикладной социологии в системе со­циологических наук, ее отношение к фундаментальной (теоретической) социологии. Для этого нужно сначала установить, что нами принима­ется за общую социологию (общесоциологическую теорию), как ха­рактеризуется ее предмет. Мы должны также обсудить, образует при­кладная социология самостоятельную науку (класс наук) или она яв­ляется особым звеном той же самой науки, обеспечивая ее выход к практике, ее практическое приложение.

Чтобы ответить на эти вопросы, следует рассмотреть круг специ­фических проблем, которые изучаются прикладной социологией: осо­бенности ее методологии, специфику ее методов, связанных с прило­жением фундаментальных принципов социологической науки; ее функции в познании и практическом освоении социальной действи­тельности.
§ 1. ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ (ОБЩАЯ) СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ КАК СУБЪЕКТ ПРИЛОЖЕНИЯ

Социология, если этот термин дословно перевести на русский язык, есть учение об обществе. Но она не сводится к простой сово­купности наук, изучающих общество и именуемых в школе общест­воведением. Социология в этом случае была бы лишь общим, соби­рательным названием определенного класса наук, а не самостоятель­ной наукой.

Каждая отдельная социальная наука исследует ту или иную сто­рону, сферу общества, те или иные общественные процессы и явления, Однако общество — не механическая сумма своих частей или сфер. Оно представляет собой нечто целое. Должна быть и наука, изучающая общество в целом, т.е. то общее, что имеется в многообразных социаль­ных явлениях и процессах. Но нельзя понять общество вообще без изучения данного общества, той или иной общественно-экономической формации. Сложности в понимании сущности общества не могут не сказываться и в определении предмета социологии как общей науки и ее взаимоотношений с частными общественньгми науками. Если социо­логия изучает общее, присущее всем обществам или всем сферам обще­ственной жизни, то может ли она существовать в виде общей науки, возвышающейся над всеми общественными науками, не будучи ни одной из них? Или же одна из этих наук берет на себя функцию общей науки об обществе? Общественную жизнь исследуют многие науки (экономические, исторические, политические, социальные и др.), в том числе и философия. Над ними не может стоять общая им всем наука, которая не была бы ни одной из них. Функции общей науки об обществе опять-таки выполняет одна из этих наук — философия. В этой роли могли выступать, например, философия истории, социальная философия. Попытки создания общей социальной науки, возвышаю­щейся над всеми общественными науками, но не имеющей отношения к философской науке, на Западе ограничились выдвижением «соци­альной» социологии, т. е. изучением общества со стороны его орга­низации как социальной системы. Но даже в этом случае западные авторы отказывают социологии в праве иметь дело со всем обществом и даже со всей социальной системой1.

В нашей литературе тоже есть предложения о превращении со­циально-системного рассмотрения общества в общую социологию, пре­тендующую на роль науки над всеми общественными науками, но не совпадающей с общей социологической теорией и методом. В этом случае социология сначала объявляется частной наукой (в ряду других общест­венных наук) о социальной сфере, о социальных общностях или — в более общей форме — о социальной системе и структуре общества, а затем эта «социальная» социология распространяется на остальные сферы, получает вид экономической социологии, социоло- гии политики, соци­ологии культуры и других «социологии», В итоге ей придается значение общей науки, обслуживающей не только вес общественные науки, но и науку в целом (социология науки). Вполне очевидно, что от распростра­нения частной науки на сферы, изучаемые другими, соответствующими этим сферам научными дисциплинами, ожидать сколько-нибудь положи­тельных результатов не приходится.

В роли общей науки об обществе выступает не какая-либо наука, возвышающаяся над всеми науками, а одна из наук, изучающих об­щественную жизнь. Но ею является не любая наука, а та из них, которая с самого начала имеет прямое отношение к философии, во «владению) которой находится область всеобщего. Такой наукой в марксизме является исторический материализм. Будучи философским, материалистическим пониманием общества, он по этой причине приобретает свойство общесоциологической теории, общей науки об обществе. Именно открытием исторического материализма был внесен решающий вклад в разработку как общей теории общества. так и общего социологического метода. Материалистическое пони­мание истории, по мысли В.И.Ленина, создало «возможность на­учной социологии», поставило «социологию на научную основу». возвело «социологию на степень науки», выступило в роли «соци­ологического метода» как «научный метод социологии». В филосо­фию вообще, согласно В. И. Ленину, «входит как гносеология, так и социология»2.

Трактовка исторического материализма как марксистско-ленин-ской социологии, по крайней мере, как общесоциологической теории марксизма превратилась в его традиционную характеристику. Так, Н.И. Бухарин, автор книги «Теория исторического материализма», определяет исторический материализм как марксистскую социологию, как марксистское направление в социологии3. Этого же мнения при­держивался автор изданной в 20-х годах книги «Основные вопросы марксистской социологии» С. А. Оранский4 В книге «Основы марксистско-ленинской социологии», написанной немецкими социологами-марксистами, также утверждается, что исторический материализм «яв­ляется общей социологической теорией марксизма-ленинизма». Они вполне определенно высказываются против тех, кто ратует за «осво­бождение» марксистской социологии от исторического материа­лизма5.

Исторический материализм позволяет выявить и обосновать то общее, что присуще всем общественно-экономическим формациям и сферам общественной жизни, т.е. представить общество как некое целое и закономерно развивающееся образование. Без знания общей основы всякого общества, общих законов его развития невозможна и сама общественная наука, и решение отдельных проблем в рамках частных общественных наук. Это было бы равносильно отрицанию общих социологических законов, их объективного характера6. В связи с этим уместно напомнить известное высказывание о том, что реше­ние частных вопросов без предварительного решения общих неминуе­мо заставляет на каждом шагу «натыкаться на эти общие вопросьо.

Предметом фундаментальной социологии, стало быть, является действительное, реально существующее в человеческой жизни общее. Но оно не есть некое формально-логическим путем образо­ванное общее, помещаемое или над, или между общественными формациями, сферами общественной жизни. Оно составляет их ре­альное основание, субстанцию и законы развития общества, которые «скрепляют» в единое целое исторический процесс и различные сферы общественной жизни. Следовательно, основа бытия всякого общества, законы его развития и функционирования образуют предмет фунда­ментальной социологической науки. Но эта основа не может быть только в социальной сфере. Она лежит глубже — в экономике, в материальном производстве, определяющих развитие других сфер об­щественной жизни.

Социология, однако, не исчерпывается общей теорией общества и общим методом его познания. Общее в ней существует в особенном и единичном. Так, общесоциологическая теория содержит в себе ряд подразделений, которые могут трактоваться как ее отрасли и которые способны превращаться в самостоятельные социологические науки. К ним относятся, например, социологическая теория личности, теория общественного развития и революций, теория социальной структуры общества и др. Теория морали (этика), теория культуры и другие разделы общесоциологической теории превратились в самостоятель­ные науки, и нет особой необходимости, на наш взгляд, называть, например, этику социологией морали. По отношению ко многим част­ным общественным и гуманитарным наукам социология выступает в виде социологических вопросов данных наук аналогично фило­софским вопросам естествознания, т. е. философским вопросам фи­зики, химии, биологии. Важно, чтобы существующие частные об­щественные или гуманитарные науки не подменялись соответству­ющими «социологиями»: политология, например, социологией политики; право — социологией права, теория государства — социо­логией государства и т.п.

Теории, отражающие общие, особенные и единичные аспекты жизни общества, образуют области социологической науки, которая, выполняя свои прикладные функции, призвана решать практические задачи.
§ 2. ОСОБЕННОСТИ ПРИКЛАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ

Место прикладной социологии в системе обществоведения еще не совсем осознано и не определено. Чаще всего ее отождествляют с проведением эмпирических или конкретных социологических иссле­дований: полагают, что прикладная социология — это наука, изучаю­щая конкретные общественные процессы, системы, институты, соци­альные структуры, организации и их компоненты7. При таком подходе прикладная социология выглядит как совокупность или отраслевых социологии, или проводимых в их рамках эмпирических социологи­ческих исследований, ставящих задачу эмпирического обоснования научного вывода, и лишь на заключительной стадии — разработку практических рекомендаций, преследующих внешние по отношению к социологии цели8.

Но эмпирические социологические исследования практические за­дачи самостоятельно не решают. Они чаще всего проводятся для того, чтобы на основе собранного фактического материала делать теорети­ческие обобщения. В подобной роли они выступают, скорее, средством теоретического познания социальной реальности, способом выявления эмпирических законов, т. е. служат для того, чтобы получить теоре­тические результаты, а не реализовать фундаментальные принципы науки на практике. И это вполне понятно, ибо и в настоящее время не отпала необходимость на основе эмпирических исследований делать первые абстрактные определения изучаемых объектов, особенно тех, познание которых только начинается. В рамках такой постановки вопроса можно оправдать суждения о том, что эмпирические иссле­дования не нуждаются в сильной теории «у входа» в изучаемую область. Однако эмпирические исследования могут и должны исполь­зоваться в прикладном исследовании как один из способов или средств, необходимых для применения теории к решению практичес­ких вопросов.

Для выхода теории к практике обычно требуется эмпирическое исследование, сбор необходимых сведений о том или ином явлении или объекте, к которому применяется теория. Наряду с этим эмпири­ческие социологические исследования могут использоваться и для поисков путей приложения социальной теории к практике. Они сходны с экспериментальными исследованиями в естественных науках. В математике, например, под прикладным «понимается любое исследова­ние, применяющее математику, предмет которого лежит за се преде­лами»9. Прикладные математики, таким образом, — это люди, «зани­мающиеся приложением математических методов к решению задач, возникающих не в недрах самой математики, а в реальной жизни».10 Прикладные и фундаментальные исследования считаются звеньями одной и той же науки, т.е. прикладные исследования не выделяются в особую науку, хотя они могут проводиться специализированными для этих целей научными учреждениями и категориями научных ра­ботников. Исследования, связанные с приложениями определенной науки к решению практических задач, обычно относят к той же самой науке. Так, «специальной дисциплины "прикладная математика" не существует». В данном случае «более правильно говорить не о науке, а об определенном аспекте математики, возникающем при ее при­ложениях»11.

Обращает на себя внимание тот факт, что представители приклад­ных исследований в естественных науках сознательно опираются на выводы фундаментальной науки, которые реализуются в конкретных практических сферах. Органическая связь прикладных исследований с фундаментальной наукой признается само собой разумеющейся, пред­ставляется в виде своеобразного моста с двусторонним движением. Указанные виды исследований объявляются, по существу, различными аспектами науки, сохраняющей важнейшие черты своего единства, если даже она выходит из теории и обращается к практике. Однако некоторые теоретики нередко рассматривают «прикладника» как уче­ного, который не способен работать предельно строго, разменивается на частности в ущерб общему. Такие защитники «чистой науки» не­редко остаются равнодушными к очевидному достоинству прикладни­ка — умению с достаточной для практических целей точностью ре­шать такие актуальные задачи, которые они сами строгими методами решить не могут.12 Не случайно прикладники подчас сами стремятся создать теорию, а потом ее как собственное творение практически применять, хотя и не всем удается сочетать качества теоретика и прикладника в одном лице. Так появляется желание выдать прикладное за теоретическое. Например, применение математики в экономике — экономико-математические методы, по мнению отдельных авторов, «не могут относиться как прикладная дисциплина к теории планиро­вания, политической экономии или экономике промышленности. Эко­номико-математические методы — органическая составная часть ме­тодологии экономической науки»13.

Действительно, нельзя устанавливать однозначное разделение между экономистами-теоретиками и экономистами-математиками: эко­номистам дать политическую экономию, качественный анализ, теорию, а математикам или экономистам-математикам — количественные рас­четы, выраженные в математических символах экономических кате­горий и соотношений, которые в качественном отношении уже сфор­мулированы. Верно и то, что применение математических методов в экономической науке позволяет получить новые выводы в самой эко­номической науке, пересмотрев ряд ее важнейших положений, углу­бить проникновение политической экономии в предмет исследования и т. д. Но в то же время объявлять приложения математики к экономике и результаты этого приложения политико-экономической теорией, на­правлением ее развития было бы неправомерно.

Естествознание, кроме собственных прикладных звеньев, в каче­стве дальнейшего своего продолжения в сферу практики имеет систему технических наук и инженерную деятельность. Технические науки в значительной мере являются приложением фундаментального естест­вознания к решению определенных инженерных задач. Знание законов природы, открываемых фундаментальной наукой, здесь воплощается в создаваемых технических устройствах и технологических процессах, которые составляют элементы производственной практики,

Опыт взаимодействия естественных наук с производственной практикой должен быть учтен при определении предметной области и функций прикладной социологии. Она, в отличие от теоретической социологии, решающей задачу получения знания, занимается вопро­сами применения этого знания к социальной практике, т.е. выполняет практические функции социологии. С этой точки зрения прикладные функции социологии неотделимы от нее самой, а прикладная социо­логия составляет функциональное назначение как общей социологии, так и ее отраслей, т.е. выполняет их практические задачи. Прикладные исследования в указанном смысле не образуют самостоятельной науки, принципиально отличной от тех общественных наук, в рамках которых они проводятся. Они остаются их составной частью, одним из их средств и орудий, хотя и могут стать предметом деятельности специ­ализированных работников и институтов, составлять особое разветвле­ние научной и педагогической работы.

Необходимо особо подчеркнуть, что общая социология тоже со­держит в себе практическую функцию. Она представлена прикладными социологическими исследованиями, которые, отличаясь от других подобных исследований (так же, как и общенаучный подход отличается от частнонаучного подхода), вместе с тем составляют необходимое звено общей социологии. Их особенность состоит лишь в том, что здесь решаются крупные проблемы общественной практики, как это было, например, с применением общих положений социальной рево­люции к условиям России. В связи с этим надо преодолеть мнение, что якобы в рамках общей социологической теории невозможно про­водить прикладные исследования.

Конечно, не обязательно каждому представителю общей или от­раслевой социологии заниматься прикладными исследованиями. В со­циологии, как и в других науках, требуется специализация, в одном случае речь идет о деятельности по развитию теории, в другом — о прикладных исследованиях. Однако без последних не может успешно развиваться и общая социология.

Прикладная социология больше, чем аналогичные отрасли есте­ствознания, нуждается в повышении престижа фундаментальных прин­ципов, Здесь из-за ее отождествления с конкретно-социологическими, или эмпирическими, исследованиями иногда забывают то, что подле­жит освоению, — принципы самой фундаментальной социологической науки. Во всяком случае для эмпирических, или конкретно-социоло­гических, изысканий обычно считаются достаточными эмпирические законы и правила, устанавливаемые так называемыми специальными (средними) социологическими теориями (например, закон определяю­щей роли коллектива по отношению к отдельному его члену; детер­минация отношения к труду содержанием человеческой деятельности и др.). Обычно подчеркивается необходимость вычленения особенного и частного из контекста общего и целого, т.е. в самой постановке вопроса снимается необходимость приложения законов общего, цело­го; и, следовательно, прикладные исследования под видом эмпиричес­ких лишаются своего главного содержания и основной функции, хотя и называются прикладными. В связи с этим особенно необходимо для социологической науки органическое соединение прикладных иссле­дований с фундаментальными. Следует подчеркнуть, что именно фун­даментальные научные принципы должны доводиться до готового к практическому применению уровня.

После выявления отличительных черт прикладных социологичес­ких исследований, их своеобразия по сравнению с фундаментальными, с одной стороны, и эмпирическими (конкретно-социологическими) ис­следованиями — с другой, важно установить их основные методологические особенности. Необходимо, в частности, сформулировать глав­ные проблемы в этой области, чтобы методологически обеспечить проведение прикладных исследовательских работ и добиться эффек­тивных в практическом отношении результатов.

Прикладные функции как принадлежность и составная часть самой социологии, не образующая сама по себе отдельной науки, вместе с тем могут и должны быть предметом специального исследо­вания в логико-методологическом и методическом отношении, нужда­ются в разработке особой отрасли методологии социального познания и практики.

Этой отрасли присущ свой предмет исследования. Им, прежде всего, является изучение общих принципов применения фундаменталь­ных положений социологии к решению вопросов, связанных с прак­тической деятельностью. В рамках самой науки для перехода к при­кладным задачам результаты теоретических исследований необходимо превращать в практически реализуемую форму, доводить до уровня, пригодного для практического применения. Для этого нужны соответ­ствующие методологические приемы и способы, посредством которых теоретические положения могли бы быть достаточно конкретизирова­ны и переведены на язык реальной практики. Основную проблему здесь составляет методологическое обоснование способов приложения фундаментальных научных принципов к области конкретного и мето­дов дальнейшей реализации полученных на этой основе прикладных результатов в практических действиях. Необходимо, следовательно, решить вопрос о том: а) как довести общие положения социологии до практически приложимой формы, придать им значение прикладного результата; б) как прикладные разработки согласовать, с одной сторо­ны, с фундаментальными принципами (чтобы, например, методика составлялась на базе фундаментальньк положений науки и не проти­воречила им), с другой — с реальной практикой, т. е. как превратить их в нормы и правила практической деятельности.

Решение первой задачи осуществляется в пределах самой науки: здесь речь идет, в конечном счете, о переводе теоретических, фунда­ментальных положений социологии на конкретный язык управленчес­ких решений, программ и планов социального развития, социальных нормативов и т. д. Логика этого перевода не укладывается в рамки перевода от теоретического к эмпирическому уровню знания, она должна быть логикой прикладного, а не эмпирического исследования. Ее разработка, особенно в методологическом аспекте, — дело прикладной социологии. «Для соединения теории с практикой следует формировать и развивать теорию прикладных исследований, а не про­сто эмпирических как таковых, независимо от их ориентации, т. е. делать предметом анализа функцию знания, а не его уровень».14

Эта задача еще не решена. Предстоит вьывить логическую струк­туру прикладного социологического исследования, ее отличие от структуры эмпирического исследовательского процесса. Перевод тео­рии на язык практических разработок в качестве проблемы и соответ­ственно предмета прикладной социологии характеризуется специфи­ческими методологическими особенностями. Если теория не доводится до уровня практической применимости, то она не приобретает логи­ческого завершения в прикладном исследовании.

В круг методологических проблем, составляющих предмет при­кладной социологии, необходимо включить также вопросы разработки исследовательских методик и процедур. Это прежде всего проблема превращения фундаментальных методологических принципов в те или иные прикладные формы, приспособленные для решения частных ме­тодологических задач, возникающих в процессе прикладного исследо­вания. В этой области в общем и целом возникают те же вопросы, которые были поставлены при анализе перехода от фундаментального к прикладному. В частности, иногда метод той или иной социальной науки полностью сводится к общесоциологическому методу. Так, ос­тается нерешенным вопрос об особенном методе политической эконо­мии, о том, в каком обличье, в каких модифицированных формах используется общая социологическая теория при анализе специфики производственных отношений общества, или что является типичным в совокупности общих и особенных требований диалектики примени­тельно к познанию экономических форм общества.

Конкретные методы социальных исследований обычно складыва­ются внутри предметной области той или иной науки и служат ее инструментами. Из общих моментов разных наук вырастают общена­учные методы. Они хотя и являются предметом философского изуче­ния (когда речь идет о связи различных методов, о принципах их применения), не могут быть полностью отнесены к предметной облас­ти философской методологии. В своем большинстве такого рода на­учные методы составляют принадлежность соответствующих наук и развиваются в их рамках. Но вместе с тем они могут стать объектом изучения со стороны традиционных философских наук, например ло­гики.

Особенности и способы использования ряда общенаучных и спе­цифических научных методов в социологических исследованиях, т. е. определенные варианты общенаучных методов присущие только со­циальным исследованиям, должны быть обязательным предметом ана­лиза. Подобно тому, как понятие «социологическое исследование» служит общим именем определенных исследований в области обще­ственных наук, так и категория «методы социологического исследова­ния» может рассматриваться как общее название используемых в при­кладных социальных исследованиях методов, т. е. не как особые ме­тоды наряду с методами, применяемыми в экономических, юридичес­ких, социально-психологических и других подобных исследованиях, а как общие для этих исследований методы или как их общие свойства.

Несомненно, модифицированные формы фундаментальных мето­дологических принципов, а также специально-научные и общенаучные методы необходимы. Но все же основным методологическим требо­ванием в этой области остается их подчиненность исходным методо­логическим основаниям. Это важно подчеркнуть, ибо в настоящее время главной опасностью для методологии прикладных социологи­ческих исследований является абсолютизация частных методов, про­цедурных инструментов. Нередко, особенно в зарубежной эмпиричес­кой социологии, вместо фундаментальной методологии предлагаются обычные методические приемы и процедуры. Так, функции общей методологии, с которыми связывается представление о системе и ее целостности, сводятся лишь к указанию на узость или широту выбран­ной для исследования проблемы. Ни о каком ее приложении к данному вопросу обычно не говорится, ибо отрицается сколько-нибудь значи­мая роль фундаментальной социологической теории в эмпирическом исследовании. Не может быть отнесено к серьезным, собственно ме­тодологическим проблемам социологии и выяснение содержания ис­пользуемых терминов и понятий, которое западные авторы превраща­ют чуть ли ни в центральную проблему методологии.15

К методологическим проблемам те же западные авторы относят объяснение техники исследования, выбор процедур исследования и другие подобные чисто методические приемы, которые вроде бы долж­ны характеризовать лишь процесс работы социолога, а не отношение научных принципов к изучаемой социальной действительности. Ме­тодология, отождествленная с правилами и процедурами, теряет свои специфические функции методологии и, по существу, превращается в совокупность процедур и приемов, в технику исследования, т. е. ме­тодика становится методологией. В таком виде она не годится для использования при проведении прикладного социологического иссле­дования.

Сказанное, однако, не означает, что функции общей методологии не должны реализовываться в методиках и процедурах прикладного социологического исследования. Научное понимание значимости ме­тодологии предполагает серьезный анализ ее связи с прикладными методическими приемами. Их самостоятельность и подчиненность не только требованиям фундаментальной науки, но и своим собственным, особым функциям и правилам не должны ставиться под сомнение. Наоборот, их специфические особенности должны всемерно учиты­ваться при исследовании конкретных социальных явлений.

Другую важную предметную особенность прикладной социологии образуют вопросы превращения прикладных разработок в формы и средства непосредственной практической социальной деятельности. Речь идет о непосредственном обслуживании социологией практики путем разработки ее методов и внедрения прикладных результатов в социальную жизнь. В определенной мере можно провести аналогию с технологическими науками; как теоретическое естествознание в них находит свое продолжение, так и фундаментальная социология должна быть дополнена системой прикладных наук, обеспечивающих ее не­посредственный выход к общественной практике. К таким наукам могут быть отнесены социальное прогнозирование, социальное проектирова­ние и программирование, социальное управление и планирование и т. п. Их теоретические предпосылки заложены в фундаментальной социологии, в ее теориях и методологии. В качестве же прикладных наук они имеют дело с разработкой методов практической социальной деятельности, призваны ее сопровождать и обслуживать, в частности прогнозировать результаты наличной деятельности и будущих соци­альных действий, разрабатывать проекты возможных социальных ре­зультатов и программы их достижения, планы социального развития и т. д. Они, в известном смысле, образуют «праксиологию», но не как особую общую науку о практике, а как прикладное звено обществен­ных наук.

Поскольку практика предстает формой объективного обществен­ного процесса, постольку социальное научное познание, будучи ее отражением, составляет науку и о практике. С этой точки зрения не может быть двух наук о социальной практике. Вместе с тем научная социальная теория и ее методология в приложении к практике выгля­дят иначе, чем в форме инструментов познавательной деятельности. Вопрос, следовательно, сводится к тому, чтобы исследовать практи­ческие формы теории, т.е. формы, в которых она выступает в роли руководства к действию, а также метода самой практики.

Знание методов социальной практики нужно, прежде всего, для «социальной инженерной деятельности», «социальной технологии» в широком ее смысле. Вопрос ставится не о заимствовании методов «социальной инженерии», принципов «инструментализма», «праксиса» или «социальной кибернетики», а о разработке средств и инструментов прикладной социологии. Прикладник-социолог — это не только ис­следователь, работающий в «академическом стиле» в заводских соци­ологических лабораториях.16 Это «строитель» социального мира, уча­ствующий в разработке и реализации новых социальных проектов, в изменении существующих и внедрении новых общественных отноше­ний. Это специалист по социальным нововведениям, разрабатывающий социальные программы, планы, контролирующий их выполнение.
ЛИТЕРАТУРА

  1. Бурдье П. Оппозиция современной социологии. // Социс. 1996. № 5.

  2. Гречихин В.Г. Лекции по методике и технике социологических исследований. М., 1988.

  3. Давидюк Г.П. Введение в прикладную социологию. Минск, 1979.

  4. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Гл. VI. // Полн. собр. соч. Т. 18.

  5. Маркс К. Послесловие ко второму изданию «Капитала». // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23.

  6. Монсон II. Современная западная социология. СПб., 1992.

  7. Социология. / Под ред. Г.В. Осипова и др. М., 1995.

  8. Фундаментальные и прикладные социальные исследования: методологичес­кие проблемы взаимодействия. / Под ред. В.Я. Ельмеева и В.Г. Овсянникова. Л., 1988.

  9. Энгельс Ф, Людвиг Фейербах к конец классической немецкой философии. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21.


Очерк II

МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПРИКЛАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ
В прикладной социологии, когда ставится вопрос о ее методоло­гии, имеются в виду не методы построения теории, а методы ее применения к решению конкретных задач в области прикладных раз­работок и практики. В первую очередь это касается методов фунда­ментальной социологии. Социолог-прикладник обязан знать, как их применять, и уметь их применять, переводить их требования на язык социальной практики.

Если способы и результаты реализации материалистического по­нимания истории в теоретических исследованиях широко представле­ны в научной социологической литературе, то этого нельзя сказать относительно прикладных исследований17. Можно ли использовать и как использовать общую методологию в прикладном анализе, какие конкретные формы она принимает в процессе своего применения — вот вопросы, которые ставятся и обсуждаются в данном очерке. Речь пойдет главным образом о методологических функциях материализма, поскольку значение диалектики как метода социологических исследо­ваний достаточно обосновано в общественной науке.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации