Богдановская В.А. Лекции по Теории государства и права - файл n1.doc

Богдановская В.А. Лекции по Теории государства и права
скачать (671.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc672kb.24.08.2012 07:12скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6
К признакам права можно отнести следующие:

1. Право - это явление общественное. Оно возникает как продукт общест­ва на определенной ступени его развития.

2. Право есть регулятор социально значимого поведения человека, разно­видность социальных норм. Оно имеет дело с социальной сферой, которая включает в себя:

а) людей;

б) отношения между людьми (общественные отношения);

в) поведение субъектов общественных отношений.

3. Содержание права определяется потребностями общественного разви­тия, интересами участников общественного процесса, отраженными в обще­ственном сознании.

4. Право по своей природе (сущности) есть средство (инструмент, форма) социального компромисса в масштабе общества, установления баланса соци­альных интересов, справедливого распределения благ, мера социальной сво­боды индивида.

5. Через механизмы общественного сознания и коллективной воли реаль­ный баланс интересов в зависимости от расстановки политических сил более или менее адекватно отражается в формальных источниках права, что оз­начает приближение права к своему идеалу или отступление от него, от сво­ей сущности.

6. Право как разновидность социальных норм обладает качеством нор­мативности; оно действует как типовой регулятор, адресаты которого опре­делены не конкретно, поименно, а общими признаками (возраст, вменяе­мость, общие признаки юридического лица и т. п.). Нормативность права проявляется и в неоднократности действия юридических норм: они вступа­ют в процесс регулирования всякий раз, когда возникают типовые ситуации, установленные как условия их действия. Нормативность формируется как результат обобщения и фиксации устойчивых, повторяющихся социально по­лезных отношений и поступков людей.

7. Действие права основано на принципе применения равных мер к участни­кам общественных отношений независимо от их индивидуальных особенностей (физической силы, умственных способностей, социального положения и т. п.), то есть к фактически неравным субъектам (принцип формального равенства).

8. Нормы права должны быть объективированы вовне, закреплены в опре­деленных официальных формах (источниках права в формальном смысле): нор­мативно-правовых актах, правовых обычаях, юридических прецедентах и др.

9. С точки зрения внутренней организации право есть система (целост­ность), состоящая из элементов, связанных целесообразными отношениями (структурой) и взаимодействующих друг с другом.

10. Право общеобязательно. В отличие от других социальных норм, оно представляет собой единую (и единственную) общегосударственную норматив­ную систему, которая распространяет свое действие на всех членов общества.

11. Праву присуща процедурность. Процедуру как детально регламентиро­ванный порядок, последовательность в осуществлении тех или иных дейст­вий в какой-то мере используют все социальные регуляторы. Но в праве процедурность (как и нормативность) выражена наиболее глубоко: в системе права существуют целые процедурные отрасли (гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное и др.). Процедура касается как реализации, так и издания юридических норм.

12. Право действует как интеллектуально-волевой регулятор поведения. Право имеет не только специально-юридический, сугубо правовой механизм действия, но и психологический механизм: оно не может регулировать пове­дения иначе как через сознание и волю людей. В определенном аспекте пра­во можно рассматривать как информационную систему, содержащую инфор­мацию властного характера, которая, будучи осознана, детерминирует волю и поведение субъектов.

13. Право тесно связано с государством. Государство выявляет правовые притязания общества и оформляет их в процессе издания нормативно-право­вых актов (а также путем делегирования полномочий на издание норматив­но-правовых актов, санкционирования устоявшихся обычаев, создания юри­дических прецедентов), то есть «возводит в закон». Оно также осуществляет контроль за осуществлением юридических предписаний и в необходимых случаях обеспечивает их властную реализацию.

14. Право охраняется государственным принуждением. Никакие другие социальные нормы не обеспечены возможностью государственно-принуди­тельной реализации (речь может идти лишь об их поддержке со стороны го­сударства).

15. Признанием необходимости государственной охраны права в понятие права вводится понятие правонарушения: право для того и нужно, чтобы пре­секать отклонения от наиболее важных с общественной точки зрения вариан­тов поведения. То есть в качестве признака права можно назвать то, что оно всегда имеет дело с отклоняющимся от нормы поведением.

Определений права существует множество. И это вполне закономерно, поскольку никакое определение не может охватить всех признаков понятия. Тем более такого понятия, как «право», к характеристике которого существу­ют самые разнообразные подходы. В то же время в какой-то мере такое мно­гообразие определений права полезно, так как оно позволяет рассмотреть право с разных позиций, под разными углами зрения и на этой основе соста­вить о нем многомерное, объемное представление.

С учетом названных признаков можно сказать, что право есть оформлен­ная в официальных источниках и гарантированная государством единая в масштабе общества нормативная система, призванная регулировать социаль­но значимое поведение участников общественного процесса на основе балан­са интересов, согласования воль и правовых притязаний всех слоев общества.

А вообще более плодотворным в этом направлении является не формули­рование каких-либо определений, а совершенствование правопонимания на основе углубленного изучения свойств права.

Одним из объективных свойств права как социального регулятора являет­ся формальная определенность, то есть определенность по форме. Правовые нормы должны быть обязательно объективированы, выражены вовне, содер­жаться в тех или иных формах, которые являются способом их существова­ния, формами жизни. Без этого нормы права нельзя признать наличными, су­ществующими, не говоря уже о том, что они без внешнего объективирования не смогут выполнять свои задачи по регулированию поведения.

Такая постановка вопроса может быть признана противоречащей нали­чию естественного права, неотчуждаемых прав человека, которые издавна противопоставляются позитивному (писаному) праву. Однако мировая прак­тика уже показала, что развитие и полноценную реализацию права человека могут найти (и находят) через их закрепление в писаном праве, в норматив­но-правовых актах. Проф. А.Б. Венгеров справедливо замечает, что «в XX ве­ке по критерию формы права исчезает разница между естественно-правовы­ми положениями, вытекающими из самого существования человека (его основными правами и свободами), и другими правовыми положениями. Форма становится единой для всех сфер права - объективированное закреп­ление получают все правила поведения в актах и иных источниках».

То, что издавна именуется естественным правом, с точки зрения совре­менных задач и представлений составляет объективную основу права в виде правовых притязаний общества, определяющих содержание правовых пред­писаний. А уже дело государства - оформить это содержание в официальных источниках.

С проблемой объективирования права вовне связан ряд понятий и терми­нов, в которых нужно разобраться. Так, следует различать «форму права» и «правовую форму». Правовой формой именуют в целом правовые средства, когда они используются для опосредования тех или иных социальных процессов, решения социальных задач. Например, правовые формы регулирова­ния экономики.

Наряду с формами объективирования права, которые в этом случае назы­вают внешней формой, выделяют внутреннюю форму права, под которой по­нимают форму его внутренней организации, способ связи элементов (то, что в теории системного подхода именуется структурой).

Формы внешнего выражения норм права называют еще источниками пра­ва. Однако и этот термин неоднозначен. Выделяют источники права в фор­мальном смысле (формы права), источники права в материальном смысле (материальные условия жизни общества, которые объективно вызывают воз­никновение права, необходимость правового регулирования), источники знаний о праве (тексты законов прошлых эпох, летописи, исторические хро­ники и т. п.). Говорят об источниках права и в идеологическом смысле - пра­вовое сознание общества, взгляды, идеи, юридические доктрины.

Исторически первой формой права (или источником права в формальном смысле) явился правовой обычай - обычай, санкционированный государст­вом. По содержанию он остается тем же самым правилом поведения, но обре­тает возможность государственно-принудительной реализации: если не срабо­тает сила привычки, к делу подключится государство. Государственное санкционирование обычая производится двумя способами:

а) путем указания на обычай в нормативно-правовом акте (отсылки к обычаю);

б) использованием обычая в качестве нормативной основы судебного реше­ния. Если норма (правило) обычая полностью воспроизведена в тексте норма­тивно-правового акта или положена в основу судебного прецедента, то качест­ва самостоятельного источника права (правового обычая) обычай не обретает:

норма обычая существует уже в форме нормативного юридического акта или судебного прецедента.

В российской правовой системе роль правового обычая как источника права незначительна. Ссылки на применение международного обычая име­ются в Консульском уставе, Кодексе торгового мореплавания. Однако право­веды предполагают, что с развитием рыночной экономики и частного права значение обычая для российского права должно возрасти, о чем свидетельст­вует, например, введение в Гражданский кодекс РФ ст. 5 «Обычаи делового оборота».

Обычное право господствовало на ранних этапах развития правовых сис­тем. Однако оно используется и в современных правовых системах США, Ан­глии, ФРГ, в мусульманском праве. Велико значение обычая в развивающихся странах Азии, Африки и Океании. Источником международного права обычай признан Конвенцией ООН о международной купле-продаже товаров 1980 г.

Второй вид источников права - судебный прецедент, который признавал­ся источником права еще в Древнем Риме (преторское право). Был распрост­ранен в средние века. Важным источником права судебный прецедент в на­стоящее время является в странах, в которых получило распространение анг­ло-саксонское общее право (в Англии, США, Канаде, Австралии). Во всех этих странах публикуются судебные отчеты, из которых можно получить ин­формацию о прецедентах. Признание прецедента источником права означа­ет признание у суда правотворческой функции, условием чего, в принципе, являются высокая правовая культура и развитое правовое сознание как су­дебной системы, так и общества в целом, демократические традиции, отла­женные системы информации и социального контроля.

Суды не «творят» прецеденты, не изобретают их. С помощью прецедентов суды официально закрепляют уже фактически сложившиеся в обществе нор­мы. Суд может создавать прецедент как в случае отсутствия соответствующего закона, так и при его наличии. Прецеденты устанавливаются не всеми суда­ми, а только высшими судебными инстанциями. В Англии к таким инстанци­ям относятся Высокий суд. Апелляционный суд, палата лордов.

В российской правовой системе судебный прецедент официально источ­ником права не признан. Хотя, как отмечается в литературе, тенденция к та­кому признанию имеется.

В сфере управленческой деятельности государства источником права мо­жет быть административный прецедент.

Итак, юридический прецедент (судебный или административный) - это ре­шение судебного или административного органа, которое послужило образцом (эталоном, примером) при рассмотрении подобного (аналогичного) дела и ста­ло юридическим правилом. Строго говоря, судебный прецедент - это судебное решение, в котором суд фиксирует, находит новую юридическую норму и ис­пользует ее для решения своего дела, то есть прецедентом может быть названо и единичное судебное решение. Вместе с тем в странах «общего права» полага­ют, что прецедент создается несколькими судебными решениями.

Третьим видом источников норм права можно назвать нормативно-пра­вовой договор. Нормоустанавливающее значение договоров признается во всех правовых системах. Однако нужно отличать договор как источник пра­ва (нормативный договор) от правового договора как индивидуального юри­дического акта (например, договор купли-продажи в гражданском праве), который устанавливает не юридические правила, а конкретные юридические права и обязанности конкретных субъектов. Нормативно-правовым догово­ром выступает соглашение субъектов права, которое содержит новые юриди­ческие правила. Наибольшее значение договор как источник права имеет для международного и конституционного права, с развитием рыночных от­ношений получает распространение в сфере гражданского и трудового пра­ва. И вообще можно говорить о перспективности нормативно-правового до­говора как источника юридических норм.

Четвертым (и важнейшим) источником права является нормативно-пра­вовой акт. (См. о нем следующий вопрос.)

В качестве источника права может выступать юридическая доктрина (пра­вовые теории, учения о праве). Существенное значение она имела для права Древнего Рима. Наиболее известным римским юристам предоставлялось пра­во давать разъяснения, обязательные для судов. В настоящее время доктрина признается источником норм в мусульманском праве. В Англии судьи неред­ко обосновывают свои решения ссылками на труды ученых.

Во многих странах как континентального, так и общего права, источни­ком норм являются общие принципы права.

Нормативно-правовой акт используется как основная форма права в стра­нах с так называемым «писаным» правом, к которым относится и Россия. Его характерные черты определяются тем, что он, с одной стороны, является од­ним из источников юридических норм, а с другой - разновидностью правовых актов. Таким образом, нормативно-правовой акт:

а) содержит юридические нормы;

б) представляет собой официальный письменный акт-документ;

в) является результатом особой деятельности государства, которую имену­ют правотворческой.

Нормативно-правовой акт может приниматься также в порядке делегиро­ванного законодательства или референдума, но так или иначе с участием го­сударства и выражением его воли.

С учетом названных признаков нормативно-правовой акт можно опреде­лить как официальный письменный акт-документ, содержащий юридические нормы и принимаемый в определенной процедурной форме:

а) компетентными органами государства;

б) в порядке делегированного законодательства;

в) в пороядке референдума.

Нормативно-правовые акты следует отличать от другой разновидности правовых актов - индивидуальных юридических, а главное - от актов при­менения права. Их объединяет общая юридическая природа, и те и другие со­держат государственно-властные предписания, но у актов применения эти предписания имеют индивидуальный, конкретный (по субъектам и содержа­нию) характер.

Основная задача нормативно-правового акта, как и любой формы права, -хранить правовую информацию и оптимальным образом доводить ее до сведе­ния адресатов. В этом плане нормативно-правовой акт является наиболее удоб­ной и совершенной формой права - как для «рядовых» субъектов права, так и для государства. Посредством него государство может оперативно осуществ­лять правовое регулирование, реагировать на правовые потребности общества, координировать всю работу по управлению общественными процессами.

Виды нормативно-правовых актов. Они делятся прежде всего на законы и подзаконные нормативно-правовые акты.

Закон обладает следующими признаками:

а) принимается высшими органами государственной власти или в поряд­ке референдума;

б) ему присуща высшая юридическая сила и верховенство относительно других источников права;

в) принимается, изменяется и дополняется в особом процедурном порядке;

г) регулирует наиболее важные социальные сферы, закрепляет наиболее важные общественные связи, отправные начала правового регулирования;

д) должен отражать волю и интересы общества в целом;

е) исключительно нормативен (содержит только нормы права, в отличие от других нормативно-правовых актов, которые могут иметь «вкрапления» индивидуально-властных предписаний).

Законы, в свою очередь, делятся на конституционные законы и обыкно­венные. К числу конституционных относятся:

а) Конституция (как основной политико-правовой акт страны);

б) законы, которые вносят изменения и дополнения в текст Конституции;

в) законы, необходимость издания которых предусмотрена самой Консти­туцией.

В Конституции РФ 1993 г. предусмотрено издание 14 конституционных законов (о Правительстве РФ, о Конституционном Суде РФ и др.). Консти­туционные законы имеют более сложную, чем обыкновенные законы, проце­дуру принятия. В РФ на принятый конституционный закон не может быть наложено вето Президента.

Обыкновенные законы можно поделить на кодификационные (Основы за­конодательства, Кодексы) и текущие. В федеративном государстве законы раз­деляют на федеральные (общефедеральные) и законы субъектов Федерации.

Подзаконные нормативно-правовые акты должны быть основаны на зако­не и не должны ему противоречить.

В Российской Федерации подзаконными (по иерархии) нормативно-пра­вовыми актами являются следующие:

а) указы Президента РФ;

б) нормативные акты Правительства РФ;

в) нормативные акты центральных органов исполнительной власти (ми­нистерств, государственных комитетов и ведомств).

На уровне субъектов РФ - республиканские законы, акты президентов (в президентских республиках), постановления правительств республик, а также нормативные акты республиканских центральных органов исполни­тельной власти, органов власти края, области, автономной области, автоном­ных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга.

Статьей 19 Федерального закона «Об общих принципах организации ме­стного самоуправления в Российской Федерации» от 22 апреля 1996 г. орга­нам местного самоуправления (они не входят в систему органов государст­венной власти) предоставлено право принимать по вопросам своего ведения правовые акты.

Особой разновидностью нормативно-правовых актов можно считать ло­кальные нормативные акты (уставы, положения и др.), действующие только в пределах данного предприятия, учреждения

В юриспруденции слово «право» используется для обозначения двух взаи­мосвязанных, но разных явлений: одно из них именуется объективным пра­вом, другое - субъективным юридическим правом.

Объективное право - это разновидность социальных норм, социальный регулятор, то есть как бы «право вообще». Характерно, что в этом смысле о праве невозможно говорить во множественном числе: если речь идет о «пра­вах», значит имеются в виду права субъективные. Когда объективное право рассматривается вне связи с субъективным юридическим правом, то его на­зывают просто «правом»: гражданское право, административное право и т. д.

Субъективное юридическое право - явление, тесно связанное с объектив­ным правом, обусловленное им, возникающее на его основе, но тем не менее качественно от него отличающееся, то есть другое явление.

Анализируя данный вопрос, следует сразу разграничить две проблемы:

а) проблему объективного и субъективного в праве;

б) проблему объективного права и субъективного юридического права.

Первая имеет философский характер и смысл ее в том, чтобы определить, в какой степени то явление общественной жизни, которое юристы именуют «объ­ективным правом», объективно, а в какой — субъективно. Наша же проблема лежит в плоскости юриспруденции, и субъективное юридическое право здесь называется «субъективным» лишь по одной причине: оно есть нечто, принадле­жащее субъекту. Поэтому его даже проще было бы именовать не «субъектив­ным», а «субъектным» правом.

Иногда можно встретить такое определение: «субъективное право - это право субъекта». Кроме явной неполноты и тавтологичности, оно страдает еще одним серьезным недостатком. Ведь в силу такого специфического обстоятель­ства, как существование в правоведении еще одного, качественно отличного, понимания слова «право» - как особой разновидности социальных норм, мож­но прийти к довольно абсурдному выводу: субъективное юридическое право есть некая система норм, почему-то принадлежащая отдельному субъекту.

В определении субъективного юридического права должно быть дано объ­яснение каждому из трех слов, составляющих данный термин:

а) почему оно «субъективное»;

б) что означает «юридическое»;

в) какой смысл в этом случае вкладывается в слово «право».

Субъективное юридическое право - это предоставленная субъекту права юридическими нормами в целях удовлетворения его интересов мера возмож­ного (дозволенного) поведения в правоотношении, обеспеченная корреспон­дирующей обязанностью другого субъекта правоотношения и гарантирован­ная государством.

Данное определение базируется на следующих признаках:

1. Речь идет о возможности определенного поведения.

2. Эта возможность предоставляется не кому-либо, а именно субъекту права (лицу правоспособному).

3. Предоставлено субъекту права в целях удовлетворения его интересов.

4. Существует в правоотношении.

5. Имеет свои границы, будучи мерой поведения. Нарушение этой меры есть злоупотребление правом.

6. Субъективное юридическое право не может существовать вне связи с со­ответствующей юридической обязанностью, без реализации которой не мо­жет быть реализовано и само право.

7. Реализация гарантируется возможностью государственного принуж­дения по отношению к носителю корреспондирующей (соответствующей) юридической обязанности или иными способами правовой защиты.

8. Имеет юридическую природу, которая проявляется в том, что:

а) возможность определенного поведения предоставляется юридическими нормами;

б) осуществление этой возможности гарантируется государством.

Характеризуя субъективное право, возникающее на основе юридических норм, не следует исключать из его термина - «субъективное юридическое право» - слово «юридическое». Хотя зачастую говорят таким образом: «субъ­ективные права и юридические обязанности». При этом упуская из вида, что субъективные права могут быть и неюридическими. Ведь право - не единст­венный социальный регулятор. Сколько существует видов социальных норм, столько же существует и видов субъективных прав: на основе норм морали возникают субъективные моральные права, на основе корпоративных норм -субъективные права членов общественных организаций и т.д. Принципиальный механизм действия социальных норм един: норма — фактические условия — субъективные права и обязанности.

Надо вообще заметить, что слово «право» в русском языке может исполь­зоваться для обозначения и неюридических явлений. Кроме уже отмеченно­го случая, не имеют формально-юридического смысла такие словосочетания, как «естественное право», «права человека».

Субъективное юридическое право, как и объективное право, имеет свой «внутренний мир»: свои элементы, внутреннюю организацию, то есть опреде­ленное строение. Его элементы называются правомочиями. Известный россий­ский правовед Николай Григорьевич Александров предлагал в составе субъек­тивного юридического права выделять три правомочия: вид и меру возможного поведения его обладателя, возможность требовать определенного поведения от обязанных лиц и возможность прибегнуть в необходимых случаях к принуди­тельной силе государственного аппарата. Если говорить коротко, то это:

а) право на положительные действия;

б) право требования;

в) притязание.

Последнее правомочие иногда выделяют в самостоятельное субъективное юридическое право в рамках охранительных правоотношений.

Диалектической противоположностью субъективного юридического пра­ва является субъективная юридическая обязанность. Они неразрывно связа­ны и не могут существовать друг без друга. Право одного субъекта не может быть реализовано вне реализации соответствующей обязанности другого субъекта. Существование же обязанности вне связи с субъективным правом лишено смысла. Поэтому известный тезис о том, что «не может быть прав без обязанностей», не только отражает общие начала социальной справедливос­ти, но и выступает проявлением сугубо правовой закономерности в механиз­ме действия юридических норм.

Субъективная юридическая обязанность - это возложенная на субъекта права юридическими нормами в целях удовлетворения интересов управомоченного субъекта мера должного поведения в правоотношении, реализация которой обеспечена возможностью государственного принуждения.

Определение субъективной юридической обязанности отражает следую­щие ее характерные черты:

1. Речь идет о необходимости (долженствовании) определенного поведе­ния.

2. Может быть возложена лишь на право- и дееспособное лицо.

3. Возлагается на субъекта права в целях удовлетворения интересов управомоченного субъекта.

4. Существует в правоотношении.

5. Должное поведение имеет свои границы (меру).

6. Не может существовать вне связи с субъективным юридическим правом.

7. Реализация обеспечена возможностью государственного принуждения.

8. Имеет юридическую природу, которая выражается в том, что:

а) необходимость определенного поведения возлагается на субъектов юридическими нормами;

б) реализация обеспечивается возможностью государственного принуж­дения.

Субъективные юридические права и обязанности, как и всякие диалектиче­ские противоположности, имеют общие черты и в то же время существенно от­личаются друг от друга. Объединяет их, во-первых, общая юридическая приро­да: и право, и обязанность вытекают из юридических норм и гарантируются государством. Во-вторых, и право, и обязанность являются мерами поведения. В то же время право — это мера возможного поведения, а обязанность - мера поведения должного. Суть этого различия состоит в том, что реализация права зависит от воли управомоченного, а воля обязанного лица в этом отношении детерминирована жестко: оно должно реализовать свою обязанность.

Различие права и обязанности также в том, что если первое содержит бла­го для своего обладателя, то вторая осуществляется не в интересах своего но­сителя, а в интересах другого лица — управомоченного.

В заключение можно заметить, что в целом субъективные обязанности так же, как и субъективные права, могут быть неюридическими: субъективные моральные обязанности, субъективные обязанности членов общественных организаций и т. д.

Проблема соотношения права и закона родилась практически одновре­менно с правом, ставилась еще в древние времена (Демокрит, софисты, Со­крат, Платон, Аристотель, Эпикур, Цицерон, римские юристы) и до сих пор остается центральной в правопонимании.

В контексте данной проблемы под «законом» следует понимать не закон в строгом, специальном смысле (как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а все официальные источники юридических норм (зако­ны, указы, постановления, юридические прецеденты, санкционированные обычаи и др.).

Концепций, связанных с различением права и закона, существует множе­ство. Однако можно обозначить два принципиальных подхода:

а) право есть творение государственной власти и правом следует считать все официальные источники норм независимо от их содержания;

б) закон, даже принятый надлежащим субъектом и в надлежащей проце­дурной форме, может не иметь правового содержания, быть неправовым за­коном и выражать политический произвол.

Приверженцем первого подхода у нас в России был, в частности, извест­ный правовед и теоретик права Габриель Феликсович Шершеневич, который считал государственную власть источником всех норм права.

Современный исследователь этой проблемы проф. B.C. Нерсесянц ут­верждает, что правом можно считать только правовой закон. «Нормы действу­ющего законодательства («позитивного права»), - пишет он, - являются соб­ственно правовыми (по своей сути и понятию) лишь в той мере и постольку, поскольку в них присутствует, нормативно выражен и действует принцип формального равенства и формальной свободы индивидов». В разрешении этой сложной проблемы нужно исходить, с одной стороны, из общего соот­ношения и взаимодействия общества, права и государства, а с другой - из об­щефилософских закономерностей связи формы и содержания.

Признано, что право и государство являются самостоятельными (в том смысле, что не государство порождает право) продуктами, результатами об­щественного развития. В такой же степени независимы от государства и со­временные процессы правообразования: они идут в недрах общественного организма, проявляют себя в виде устойчивых, повторяющихся социальных отношений и актов поведения, формируются как правовые притязания обще­ства и фиксируются общественным сознанием. А уже дело государства - вы­явить эти притязания и, основываясь на началах справедливости, возвести их в закон, то есть оформить в официальных источниках как общеобязательные правила поведения. Таким образом, получается, что право как единство со­держания и формы складывается в результате взаимодействия общества и го­сударства: содержание права (сами правила поведения, информационная сто­рона права) создается объективно, под воздействием социальных процессов, а форму праву придает государство.

При различении права и закона обращают внимание на одну сторону про­блемы - на возможность неправового содержания у правовой формы (зако­на). Однако правомерен и другой вопрос: а может ли вообще право существо­вать вне какой-либо формы объективирования? На этот вопрос следует ответить отрицательно: не может быть права до и вне своей формы (закона). Ведь то, что называют «естественным правом», на самом деле представляет собой естественно-социальные начала, которые должны определять содержа­ние юридических предписаний, а правом в собственном смысле (с точки зре­ния современных представлений о свойствах права) не является. Тем более что, как справедливо замечает проф. B.C. Нерсесянц, различение естествен­ного права и позитивного права - лишь одна из многих возможных версий соотношения права и закона. В настоящее время суть проблемы различения права и закона состоит не в противопоставлении естественного права пози­тивному, а в установлении соответствия между содержанием и формой са­мого позитивного права.

С этих позиций можно наметить пункты, из которых следует исходить в характеристике соотношения права и закона:

1. Право и закон следует различать. Закон (официальные источники норм) - это форма выражения, объективирования права вовне, а право -единство этой формы и содержания (правил поведения).

2. Не может быть права до и вне закона (своей формы). Форма - способ жизни права, его существования. Как замечает проф. Мушинский: «Все со­временные системы права одеты в мундир законодательства».

3. Закон может иметь неправовое содержание, быть, с этой точки зрения, пустой, бессодержательной формой - «неправовым законом». (Правовое со­держание у закона или неправовое - это определяется как на основе общих естественно-правовых начал, так и исходя из конкретно-исторических усло­вий существования данного общества.)

Такой подход отвечает и общим законам связи формы и содержания явле­ний. Так, может иметь место бессодержательная форма (бессодержательна она, конечно, в строго заданном отношении: «какое-то» содержание у нее все равно есть), но не может быть содержания вне какой-либо формы. Например, можно имитировать из бумаги форму стула, которая внешне будет очень на него похожа. Однако с точки зрения самого предназначения, функций стула, эта конструкция будет абсолютно бессодержательна: стулом она является лишь по форме. С другой стороны, не удастся использовать в качестве стула то, что вообще не имеет никакой формы.
  1   2   3   4   5   6


К признакам права
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации