Ядгаров Я.С. История экономических учений - файл n1.doc

приобрести
Ядгаров Я.С. История экономических учений
скачать (1590 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1590kb.24.08.2012 03:30скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21

Тема 10. Антирыночные доктрины социалистов-утопистов



Из этой темы вы узнаете:

  1. что возникновение антирыночных доктрин социалистов-утопис­тов было обусловлено во многом обоснованно аргументированным неприятием ими модели идеального (в условиях либеральной эко­номики) социального устройства общества в учении авторов клас­сической политической экономии;

  2. какие из лидеров утопического социализма первой половины XIX в. явились «истинной предтечей коллективизма» и какие из них же­лали, чтобы «индивид не потерялся в массе» после того, как «объе­динение... придет снизу, а не сверху (Ш.Жид и Ш.Рист);

  3. каковы особенности реформаторских идей Р.Оуэна, К.Сен-Симона и Ш.Фурье о ненасильственной ломке «эксплуататорского» обще­ства и утверждении принципов социальной справедливости, яко­бы естественным образом присущих только и единственно социализму.


§ 1. Общая характеристика утопического социализма первой половины XIX в.
В ранних социалистических утопиях, начиная с сочинений Платона и кончая произведениями Т.Мора, Т.Компанеллы и дру­гих, речь шла о критике частной собственности, как правило, с позиций морали. Из сути их утопических концепций было очевид­но тяготение к примитивному идеалу общественного устройства на принципах равенства потребностей и равенства способностей.

Однако в первой половине XIX в. под влиянием трудов пред­ставителей классической политической экономии доктрины соци­алистов-утопистов претерпели существенные качественные изме­нения. Для утопического социализма данный период, связанный с завершением промышленного переворота, знаменателен осмыс­лением новых экономических реалий, которые нашли свое отра­жение в разработках лидеров нового поколения этой школы эко­номической мысли, и, прежде всего Р.Оуэна в Англии и К.Сен-Симона и Ш.Фурье во Франции.

Именно эти авторы и их последователи стали увязывать свои идеи со сложившимися к началу XIX в. экономическими условия­ми и господствовавшими тогда принципами политической эконо­мии классической школы. В частности, они, как и классики, рату­ют за дальнейшее ускорение технических изобретений и научных открытий и всемерный рост общественного производства, считая это главной целью экономической политики. Кроме того, и те и другие придерживаются концепции естественного порядка, т.е. выдвигают модели идеального социального устройства общества и каждого человека, с той, правда, разницей, что сущность этих моделей и пути их построения у тех и других диаметрально проти­воположны.

В данном контексте речь идет о том, что, в отличие от класси­ков, социалисты-утописты эпохи промышленного переворота не приемлют (Р.Оуэн) либо критикуют (К.Сен-Симон и Ш.Фурье) институт частной собственности, а также осуждают идею и прак­тику экономики ничем не ограниченной свободы конкуренции, видя в последней причину не только эксплуатации человека чело­веком, но и неизбежной монополизации хозяйственной жизни и, соответственно, экономических кризисов.

Исходя из этого в качестве основной ими выдвигается задача проведения повсеместной агитации и пропаганды, направленных на достижение цели по уничтожению антагонистических классов и конкуренции при сохранении свободы и запросов производства в рамках рекомендуемых (и организуемых лично) свободных ас­социативных образований трудящихся, в которых каждый сохра­нит для себя полный продукт своего труда.

Следует также отметить, что, с одной стороны, социалисты-утописты нового поколения, как и их предшественники, отрицают как возможность эволюционных социально-экономических преобразований к лучшему, так и необходимость революционной, т.е. насильственной, ломки «эксплуататорского» общества. Но с другой, их доктрины, базирующиеся по-прежнему на агитации и пропаганде идеи соци­альной справедливости, присущей социализму, в естественный характер которого будто достаточно поверить, чтобы всем миром сразу отказаться от несправедливого настоящего, — эти доктрины обретают уже существо не просто утопических, а антирыночных.

Наконец, важно указать и на сложившиеся различия в содер­жании самих антирыночных доктрин утопического социализма первой половины XIX в. При этом имеется в виду то, как пред­ставляли себе авторы этой школы, во-первых, механизм замены индивидуализма коллективизмом и, во-вторых, принцип предсто­ящего объединения трудящихся в коллективные организации. Об­ратив внимание на эти обстоятельства, Ш.Жид и Ш.Рист сдела­ли, к примеру, следующие выводы1:

К.Сен-Симон и его единомышленники являются «истинной предтечей коллективизма», поскольку они стремятся «захватить в коллективную организацию всех членов нации» и возможность такого объединения предполагают «сверху», т.е. посредством «национализации» и других действий «правительства экономическо­го», которое сменит «правительство политическое»;

Р.Оуэн и Ш.Фурье и их последователи это «социалисты-ассоцианисты», так как в отличие от «сен-симонистов» желают, что­бы «индивид не потерялся в массе», и предпочитают «сохранить его с помощью организации маленьких автономных групп», т.е. предполагают, что «объединение... придет снизу, а не сверху».
§2. Экономические воззрения Р.Оуэна, К.Сен-Симона и Ш.Фурье
Роберт Оуэн (1771-1858) — английский социалист-утопист, автор ряда работ, содержащих проекты социалистических преобра­зований. В их числе такие сочинения, как: «Об образовании челове­ческого характера» (1813-1814), «Доклад графству Нью-Ланарк» (3820), «Книга о новом нравственном мире» (1836-1844) и др.

Его теоретические воззрения в части трактовки стоимости близ­ки к классикам, особенно Д.Рикардо. В частности, он безоговорочно принял у них трудовую теорию стоимости, хотя, в отличие от них, не допускал положения о том, что ценность товара включает в себя еще и прибыль. Именно несправедливость возникновения последней, на его взгляд, является причиной обездоленности рабочих и эко­номических кризисов.

Не разделял Р.Оуэн и малътусовскую теорию народонаселения, полагая, что «при правильном руководстве физическим трудом... страны могут давать средства существования безгранично возрас­тающему в численности населению, притом с большой выгодой для всех жителей»2.

Вместе с тем важно обратить внимание на то, что, будучи дли­тельное время крупным фабрикантом, Р.Оуэн, вопреки класси­кам, предвосхитил многие, ставшие впоследствии обыденными, мероприятия по решению социальных проблем в условиях фабрич­но-заводской организации общественного производства. Так, для своих фабричных рабочих в Нью-Ланарке еще в начале XIX в. им были построены специальные благоустроенные жилища, столовая, торговая лавка, сберегательная касса, детский сад и ясли и. т.д. А установленным там порядком труда он фактически на полвека опередил соответствующее фабричное законодательство3:

1) сократив рабочий день для взрослых с 17 до 10 часов;

2) отказавшись пользоваться трудом детей в возрасте менее 10 лет и создав для них школы, которое впервые были абсолютно светскими;

3) уничтожив штрафы, которые были тогда весьма обычными.

В своих многочисленных публикациях Р.Оуэн пытается обосно­вать концепцию «разумного устройства общества». По его замыслу, основным требованием при переходе к такого рода новому обще­ству является устранение посредством принятия «разумных зако­нов» самих причин, вызывающих надобность в «ничего не произ­водящих потребителях» и тем самым предотвратить катастрофу насильственного ниспровержения «всей социальной системы»4. Причем, на взгляд ученого, главным образом господство частной собственности является решающей причиной бесчисленного мно­жества «несправедливостей, преступлений и бедствий», испыты­ваемых человеком, а машины, которые могут быть «величайшим благодеянием», становятся ее «величайшим проклятием»5.

Р.Оуэн убежден в нецелесообразности «любого насильственного переворота», подчеркивая, что действенной силой в руководстве «неизбежным переходом от лжи к истине», т.е. в процессе рево­люции «в сознании и в навыках человечества», должны стать прежде всего «существующие правительства» и их «переходные порядки»6. Замена же «несправедливого общественного строя», полагает он, будет осуществляться «постепенно, мирно и мудро» и при условии реализации «научных начал». К примеру, предлагается постепенно скупить землю «по ее рыночной цене у тех, кто желает продать ее, и превратить таким образом в будущем в общественную собствен­ность с тем, чтобы она служила единственным источником госу­дарственных доходов»7, и т.п.

Говоря о реализации задач по проектированию на участках куп­ленной государством земли оуэновских ассоциативных «самостоя­тельных поселков» с числом от 500 до 3000 человек (процесс их со­здания рассматривается по статусу федеративных образований для масштабов всего земного шара за период не более 10 лет), следует указать, что для этого все свои надежды ученый вновь возлагает на усилия «разумного правительства» по обеспечению соответствую­щих «разумных условий»8. При этом к числу таких условий (они систематизированы Р.Оуэном в 26 законах так называемой рацио­нальной конституции) им, в частности, отнесены9:

широкое применение в ассоциациях машин для замены ручно­го труда в различных сферах, включая домашнее хозяйство; превращение труда в единственное мерило ценности; обретение деньгами собственной внутренней стоимости настоль­ко, чтобы она стала «значительно ниже ценности железа и стали»; обеспечение изобилия богатства после того, как человечество уничтожит металлические деньги и заменит их «национальными деньгами» — бонами труда;

использование различных методов просвещения населения и особенно посредством периодической печати;

ликвидация «бесполезной частной собственности», а соответ­ственно и прибыли благодаря контактам производителей без по­средников и др.

Клод Анри де Рубруа Сен-Симон (1760—1825) — французский социалист-утопист, в силу своих политических убеждений в пользу социалистических идей, отказавшийся от графского титула и дво­рянского звания, — является одним из ярких авторов данного на­правления экономической мысли. Его перу принадлежат значитель­ные научные произведения, в числе которых «Письма Женевско­го обитателя к современникам» (1803), «О промышленной систе­ме» (1821), «Катехизис промышленников» (1823—1824) и др.

Для К.Сен-Симона социальная система с экономикой свобод­ной конкуренции — это не просто переходный этап между уходя­щим феодализмом и пока еще не достигнутой идеальной социаль­ной организацией, но и этап, располагающий всем необходимым, чтобы без революционных потрясений мирно и достаточно быстро перейти к основанному на «индустриальном равенстве» обществу социальной справедливости.

В своих рассуждениях предстоящий переход от существующего к справедливому индустриальному общественному устройству он объявляет исторически неизбежным, ссылаясь на растущий потен­циал ускоряющих приближение грядущих перемен факторов, как-то: наука, разум и передовые идеи. При этом в идеализируемом им индустриальном обществе так же, как у других социалистов-уто­пистов, предвидится исчезновение антагонистических классов и обретение правительством функций сугубо экономических вместо политических.

Однако следует отметить, что в отличие от всех других пред­ставителей утопического социализма, в том числе даже своих пос­ледователей, К.Сен-Симон не отвергает частную собственность при социализме, подчеркивая, что «именно этот институт служит основой общественного здания» и что необходим «закон, устанав­ливающий собственность и регулирующий пользование ею»10.

Специфичность воззрений этого ученого наряду с позитивным отношением к частной собственности очевидна также из некото­рых других присущих лично ему методологических и теоретичес­ких позиций.

Так, историзм в методологии К.Сен-Симона своеобразен на­столько, что в его понимании разложение феодализма завершит­ся тогда, когда обществом будут добровольно оплачены «все расходы по переходу от феодальной системы, видоизмененной в кон­ституционный режим, к системе чисто промышленной...»11. Нена­сильственный же характер этому переходу будет обеспечен, пи­шет он, если лично король Франции признает особую роль в об­ществе неких «промышленников», благодаря которым «громадное большинство нации» станет жить «в более счастливых условиях»12. Отсюда ученый заключает, что «изменение общественного устрой­ства должно быть возвещено так же внезапно, как внезапно оно должно совершиться»13.

Но кто же такие сен-симоновские «промышленники»?

Судя по определению К.Сен-Симона, «промышленник» — это земледелец и каретник, слесарь и столяр, фабрикант и купец, извозчик и матрос, т.е. все те, кто «составляет три крупных клас­са, которые называются земледельцами, фабрикантами и торгов­цами»14. К особенностям и достоинствам «промышленников» он относит то, что будто они15:

производят все богатства и поэтому владеют денежными сред­ствами;

достигают по численности более 24/25 нации;

превосходят других в умственном отношении.

В соответствии с его утверждением, класс «промышленников» прежде всегда противостоял двум другим «непромышленным клас­сам» — дворянам и буржуа. Но с наступлением «эпохи переходной»16 (от феодализма к социализму. — Я.Я.), уточняет ученый, в составе нации остается только два класса, а именно: промышленники и расширивший свои границы «класс правителей», потому что бур­жуа «заставили допустить себя» в этот непромышленный класс и «теперь промышленники должны содержать дворян и буржуа»17.

Отсюда становится понятным, почему К.Сен-Симон столь уве­рен в исторической миссии именно «промышленников» и в том, что «они возьмут высшее руководство достоянием государства... чтобы передать его в руки наиболее значительных людей в своей среде»18.

Итак, по Сен-Симону, мирными усилиями «ученых и вождей промышленников», а также «волей короля» грядет падение непро­мышленного «класса правителей», что предопределит19:

закономерную перемену «современного строя» на систему «наи­более полного равенства, какое только возможно»;

ликвидацию анархии — «величайшего зла для честных людей»;

учреждение во всей Европе «промышленной системы» и «унич­тожение системы феодальной».

Наконец, К.Сен-Симон убежден и в необратимости итогов «ны­нешней революции», полагая, что благодаря ей впредь благосос­тояние государства начнет развиваться с необычайной быстротой и что поэтому «общество будет обладать всем тем индивидуальным и общественным счастьем, на какое только может притязать че­ловеческая природа»20.

Шарль Фурье (1772—1832) — французский социалист-утопист, предложивший не менее оригинальную модель «справедливого» социального устройства будущего, чем его современники Р.Оуэн и К.Сен-Симон. Наиболее значительными публикациями этого ученого являются «Теория четырех движений и всеобщих судеб» (1808), «Новый хозяйственный и социетарный мир, или Откры­тие способов привлекательного и природосообразного труда, рас­пределенного в сериях по страсти» (1829), «О трех внешних един­ствах» (посмертно, 1845) и др.

Выходец из купеческой семьи, торговый агент по профессии и самоучка в различных областях науки, Ш.Фурье в своих трудах гнев­но критикует классическую политическую экономию и восхваляемую ее представителями экономику свободной конкуренции. Он предла­гает покончить с порочной эксплуататорской системой так назы­ваемого цивилизованного общества и перейти посредством реформ к новому «социетарному миру», осознав заранее (благодаря агитации, пропаганде и личному примеру) достоинства рекомендуемых им ассоциативных образований «фаланстеров». В последних, по его замыслу, не будет места наемному труду, так как собственность приобретет всеобщий характер, а рабочий, став акционером, смо­жет участвовать в прибылях и быть избранным на руководящие дол­жности в структуре соответствующей фаланги.

В большинстве своих сочинений Ш.Фурье весьма нелицепри­ятно высказывается в адрес классиков, обвиняя их за превраще­ние политической экономии в науку, «которая говорит только кошельку... которая, превращая наслаждения роскоши и сладост­растия в религиозные действа... забрасывала бы цветами эту жаж­ду золота, возбужденную экономистами»21. По вине классиков, под­черкивает он, «всякое производство полезно, лишь бы оно создавало легионы изможденных голодом людей, продающих себя по низкой цене приобретателям и заведующим мастерскими»22. И именно из-за приверженности идее свободной конкуренции, по его оценке, «в одной только Франции миллион жителей оторван от земледельческого труда и промышленных производств»23,

Исходя из подобного рода суждений, Ш.Фурье приходит к зак­лючению о том, что экономика свободной конкуренции неоправ­данно расширяет армию «торговцев и торговых агентов» — пред­ставителей «паразитирующего» и «второстепенного класса», сумев­шего подчинить себе «все основные классы... и. даже правительство» и превратиться в «чудовищную силу, ибо она уклоняется от вме­шательства правительства...»24.

Вместе с тем Ш.Фурье не уповает на правительственные рефор­мы, предпочитая, как и Р.Оуэн, инициативу «снизу», хотя, на его взгляд, «секта Оуэна» предложила «систему, целиком противную природе» и слишком «мало прибыльную»25. Свою же собственную программу реформ он излагает на основе целого ряда обстоятель­ных сопоставлений, с одной стороны, недостатков «строя циви­лизации», а с другой — достоинств «строя согласованности», при котором, как ему представляется, будет установлен «социетарный режим», «социетарный порядок» и «гарантизм».

К недостаткам «строя цивилизации» им, в частности, отнесены26:

социальный хаос;

ограбление бедняков и обогащение богачей;

неопределенность возрастания народонаселения;

индустриализм, лишь усиливающий нищету бедняков;

нелепость порядка цивилизации в частях, как и в целом, и др.

Достоинствами же «строя согласованности», переход к которому вплоть до «гарантизма», по его мысли, «занял бы промежуток времени в тридцать лет», станут27:

всемерная гармония;

установление по всему земному шару единства языка, денег, мер, типографских (печатных) знаков и других средств сношений;

неизменно более высокие урожаи для возможностей местного и внешнего потребления;

освобождение негров и рабов, согласованное добровольно с их хозяевами;

всеобщее достижение культурных нравов;

недопущение никакой уравнительности;

четыре гарантии против неопределенного возрастания народо­населения;

превращение промышленного производства только в дополне­ние к земледелию;

возможность сразу умножить вчетверо доход от хозяйственной деятельности и в двадцать раз доход, полученный от разумного хозяйствования, и др.
Вопросы и задания для контроля


  1. Какие общие с классиками теоретико-методологические позиции присущи творчеству социалистов-утопистов первой половины XIX в.?

  2. Какими аргументами мотивируют лидеры утопического социализ­ма свое неприятие идеи ничем не ограниченной свободы конку­ренции и критику института частной собственности?

  3. Каковы конечные цели антирыночных доктрин утопического соци­ализма эпохи промышленного переворота?

  4. В чем особенности теоретических положений Р.Оуэна о стоимости и народонаселении?

  5. Проанализируйте сущность оуэновской концепции «разумного ус­тройства общества» в ассоциативных «самостоятельных поселках» будущего,

  6. Как характеризует К.Сен-Симон рекомендуемое им ндустриальное общество? Изложите свое отношение к его идее о том, что необ­ходим «закон, устанавливающий собственность и регулирующий пользование ею».

  7. Кто такие сен-симоновские «промышленники»? Кого он относит к «непромышленным классам» и «классу правителей»?

  8. В чем суть критики классической политической экономии в трудах Ш.Фурье? Прокомментируйте сформированные им недостатки «строя цивилизации» и достоинства «строя согласованности».



Список рекомендуемой литературы


Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М.: Экономи­ка, 1995.

Левита Р.Я. История экономических учений. М.: Catallaxy, при уча­стии ЗАО «КноРус», 1988.

Оуэн Р. Избр. соч. В 2-х т. М.—Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1950.

Сен-Симон К. Избр. соч. В 2-х т. М.-Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1948.

Фурье Ш. Избр. соч. В 3-х т. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1951-1954.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21


Тема 10. Антирыночные доктрины социалистов-утопистов
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации