Ядгаров Я.С. История экономических учений - файл n1.doc

приобрести
Ядгаров Я.С. История экономических учений
скачать (1590 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1590kb.24.08.2012 03:30скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Тема 7. Третий этап эволюции классической политической экономии



Изучив эту тему, вы будете знать:


Среди приверженцев умения А.Смита в постмануфактурный период, т.е. в первой половине XIX в., в истории экономической мысли в первую очередь упоминают имена Д.Рикардо, Ж.Б.Сэя, Т.Мальтуса, Н.Сениора, Ф.Бастиа и некоторых других экономис­тов. Их творчество несет на себе отпечаток «нового» времени, по­казавшего, что экономической науке следует снова заняться ос­мыслением достигнутого в «Богатстве народов» по многим эконо­мическим категориям и теориям.
§ 1. Экономическое учение Д. Рикардо
Давид Рикардо (1772—1823) — одна из ярких личностей клас­сической политической экономии Англии, последователь и одно­временно активный оппонент отдельных теоретических положе­ний наследия великого А.Смита.

Он был родом из испано-голландской еврейской семьи, при­ехавшей в Англию. Родился в Лондоне, став третьим из 17 детей биржевого маклера. Ему не пришлось учиться в колледже или в университете, так как под влиянием отца с детства начал пости­гать основы коммерции, помогая ему в торговых и биржевых опе­рациях. Зато к 16 годам Д.Рикардо, хотя и не имел систематичес­кого образования, мог уже самостоятельно справляться со многи­ми деловыми поручениями отца на бирже и в конторе.

Женитьба в 21 год без благословения родителей могла обернуть­ся для Д.Рикардо тяжелыми испытаниями бедности. Ведь вступая в брак, он отказался от своей религии и, изгнанный отцом, по­рвал с семьей, имея всего 800 фунтов стерлингов. Д.Рикардо оста­валось рассчитывать лишь на удачу от полученной им профессии маклера на бирже. Однако спустя 5—6 лет, когда у него было уже трое детей (всего было их восемь), природные способности и та­лант помогли ему преуспеть в биржевых операциях без опеки отца и добиться достаточного финансового благополучия, чтобы позво­лить себе даже сочетать деятельность бизнесмена с изучением не­когда непознанных в должной мере математики, естествознания и других наук. Через 12 лет Д.Рикардо бросил занятие биржевого брокера, положив начало своим миллионам, которые, по ряду оце­нок, составляли сумму в 40 млн. франков1. К 38 годам Д.Рикардо становится крупной финансовой фигурой, владельцем собствен­ного дома в аристократическом квартале Лондона и личной заго­родной резиденции2.

Со слов Д.Рикардо, экономическая наука вызвала у него осо­бый интерес после обстоятельного знакомства в 1799 г. с «Богат­ством народов» А.Смита. С этого времени состоятельный человек Д.Рикардо занятиям по минералогии все более стал предпочитать политическую экономию, ищущую, как он понимал, ответы на вопросы о причинах материального богатства общества.

По свидетельству многих исследователей Д.Рикардо связывала многолетняя творческая дружба со многими учеными-экономис­тами того времени. Но особые отношения у него были только с одним из них — с Джеймсом Миллем. Как пишет П.Самуэльсон, «Рикардо стал бы не более чем памфлетистом и членом парла­мента от какого-нибудь захолустья... Старший Милль (отец Дж.С.Милля. — Я.Я) буквально угрозами заставил Рикардо на­писать его «Принципы политической экономии и налогообложе­ния» (1817), и это составило славу Рикардо»3.

Его как ученого, судя по написанным им сочинениям и осо­бенно главному из них — книге «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817), — отличают искусная полемика и высокие принципы научной этики, достойные уважения и в наше время.

Говоря о биографии Д.Рикардо, следует также отметить, что за 4 года до своей кончины он оставил свое первое, считавшееся глав­ным, занятие в сфере бизнеса. Это решение им было принято не столько для того, чтобы, используя свое достаточно приличное материальное и финансовое положение, продолжить дальнейшие научные изыскания в области экономической теории, от которой он в принципе не самоустранялся, сколько из желания на государственном уровне воплотить в жизнь собственные экономические идеи. Именно с этой целью в 1819 г. Д.Рикардо, произведя необходимые в то время «денежные издержки», добился своего избрания членом в палату общин английского парламента от одного из избирательных округов Ирландии. Не примкнув официально ни к одной парламентской фракции, Д.Рикардо придерживался независимой позиции по всем проблемам. В парламентских речах он решительно выступал за отмену хлебных законов, поддерживал требования о либерализации экономики, свободе торговли и печати, недопущении ограничений права собраний и др.

Наконец, еще одной важной вехой в биографии Д.Рикардо является, по-видимому, событие 1821 г., в котором именно он, как свидетельствуют исследователи творческого пути этого ученого, основал первый в Англии клуб политической экономии4.
Предмет изучения
Уже в предисловии своего знаменитого произведения «Начала политической экономии...» Д.Рикардо, исходя из смитовского деления общества на три основных класса (землевладельцы, капиталисты, рабочие), а доходов соответственно на ренту, прибыль и заработную плату, сформулировал «главную задачу политической экономии». Она, по его словам, заключается в том, чтобы «определить законы, которые управляют этим распределением (доходов, — Я.Я.)5. Тем самым он показал, что его, как А.Смита, интересуют прежде всего неотвратимые экономические «законы», знание которых позволит управлять распределением создаваемых в сфере материального производства доходов.
Метод изучения
Аналогично концепции естественного порядка А.Смита для приумножения богатства страны, рассматриваемого как соотве1ет-ствующая величина физического объема производства, Д.Рикардо главным условием считает свободную конкуренцию и другие принципы политики экономического либерализма. Это, в частности, видно из его совершенно недвусмысленного заявления о том, что только «плодотворная страна, особенно если она разрешает свободный ввоз пищевых продуктов, может накоплять капитал в изобилии без значительного уменьшения нормы прибыли или значительного возрастания земельной ренты (курсив мой. — Я.Я.)»6. Поэтому, характеризуя методологическую позицию «классиков», Н.Кон­дратьев указывал: «Однако и он (Д.Рикардо. — Я.Я.) считал воз­можным вместе со Смитом и доктриной естественного права в качестве научной истины утверждать, что при свободной конку­ренции интересы индивида и целого не сталкиваются, что режим свободной конкуренции в общем с теми или иными практическими отступлениями является наиболее целесообразным и ближе всего отвечающим интересам нации (курсив мой. — Я.Я.)»7.

Наряду с этим необходимо отметить, что Д.Рикардо, следуя А.Смиту, широко использовал и метод логической абстракции. Достижения Д.Рикардо в этой связи высоко оценил Й.Шумпетер, который пишет: «В этом абстрактном уточнении определенных принципов как раз и заключается вклад Рикардо. Его работы — это... творения мастера, в то время как все теоретики последующего периода — вплоть до появления теории предельной полезности — действительно являются "школярами"»8.
Теория стоимости
Теории стоимости Д.Рикардо посвятил самую первую главу своих «Начал». При этом отрицая смитовскую двойственную оценку этой категории, он безапелляционно настаивает на том, что только один фактор «труд» лежит в основе стоимости. Согласно его фор­мулировке «стоимость товара или количество какого-либо друго­го товара, на которое он обменивается, зависит от относительно­го количества труда, которое необходимо для его производства, а не от большего или меньшего вознаграждения, которое уплачи­вается за этот труд»9.
Теория денег.
Позиции Д.Рикардо по теории денег базировались на положе­ниях, характерных для формы золотомонетного стандарта, согласно которому оговоренному законом количеству золота в отчеканен­ной для обращения монете подлежал свободный и гарантирован­ный размен бумажных денег. С учетом этого автор «Начал» писал, что «ни золото, ни какой-либо другой товар не могут служить всегда совершенной мерой стоимости для всех вещей»10. Кроме того, Д.Ри­кардо был сторонником количественной теории денег, увязывая из­менение их стоимости как товаров с их (денег) количеством в обращении. Он также полагал, что «деньги служат всеобщим сред­ством обмена между всеми цивилизованными странами и распре­деляются между ними в пропорциях, которые изменяются с каждым усовершенствованием в торговле и машинах, с каждым уве­личением трудности добывания пищи и других предметов жизнен­ной необходимости для растущего населения»11. Наконец, по его мысли, деньги как товары при снижении своей стоимости обу­словливают необходимость роста заработной платы, что в свою очередь «...неизменно сопровождается повышением цены това­ров»12.
Теория капитала
В теории Д.Рикардо о капитале, прежде всего, обращает на себя внимание положение о прямой зависимости снижения уровня меновой стоимости товаров от растущего использования в их про­изводстве основного капитала и убежденность в том, что «чем большую долю составляет основной капитал, тем больше будет то падение»13. Что же касается сути категории «капитал», то ее автор «Начал» характеризует как «часть богатства страны, которая упот­ребляется в производстве и состоит из пищи, одежды, инструмен­тов, сырых материалов, машин и пр., необходимых, чтобы при­вести в движение труд»14. Здесь его позиция хотя и созвучна с дру­гими представителями классической политической экономии, обращавшимися до него к теории капитала, но в отличие от них он сумел показать, что из-за неравенства прибыли на вложенный капитал последний «...перемещается из одного занятия в другое»15.
Теория доходов
Теория доходов Д.Рикардо существенно обогатила классичес­кую политическую экономию в части характеристики сущности ренты, прибыли и заработной платы. В связи с каждой из этих категорий ему принадлежат интересные концепции, получившие неоднозначную оценку, как у его сторонников, так и оппонентов16.

Так, концепция Д.Рикардо о ренте сохраняет свою актуальность даже в наше время. Главные ее идеи заключаются в том, что рента всегда платится за пользование землей, поскольку ее количество не беспредельно, качество — неодинаково, а с ростом численности населения обработке начинают подвергаться новые участки зем­ли, худшие по своему качеству и расположению, затратами труда на которых определяется стоимость сельскохозяйственных продук­тов. Как пояснял Д.Рикардо, «не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог»17, а сама «рента не есть составная часть цены товаров». Убедительны и названные им рентообразующие факторы: неодинаковый природный потенциал участков (плодородие) и разная удаленность этих участков от рынков, где может быть реализована полученная с них товарная продукция.

Очевидно, что для Д.Рикардо, как и других классиков, земля невоспроизводима и рассматривается как ресурс физический, а не экономический. Поэтому в его понимании не только земля, но и рента выступают в качестве «свободного дара земли». И поскольку ограниченный фонд земли используется только одним способом (например, как пашня или как пастбище), да еще и с закономер­ностью убывающей отдачи от нее (земли), — Д.Рикардо высказы­вает предостережение: «Труд природы оплачивается не потому, что она делает много, а потому, что она делает мало. Чем скупее ста­новится она на свои дары, тем большую цену требует она за свою работу»19.

Характеризуя «естественную цену труда» как возможность ра­бочего содержать за свой труд себя и семью, оплачивая расходы на пищу, предметы насущной необходимости и удобства, а «ры­ночную цену труда» как плату, складывающуюся с учетом реаль­ного соотношения спроса и предложения на труд, Д.Рикардо сде­лал весьма сомнительный (почти мальтусовский) прогноз по по­воду перспективного уровня заработной платы в обществе в связи с темпами народонаселения. Он писал: «При естественном движе­нии общества заработная плата имеет тенденцию к падению, по­скольку она регулируется предложением и спросом, потому что приток рабочих будет постоянно возрастать в одной и той же сте­пени, тогда как спрос на них будет увеличиваться медленнее»20. В подтверждение своего пессимистического прогноза Д.Рикардо добавлял также, что повышение заработной платы будет всегда не в той мере, «чтобы рабочий имел возможность покупать столь же много предметов комфорта и необходимости, сколько он покупал до повышения цены этих товаров»21. Правда, исследуя «законы, которые регулируют заработную плату», он делал принципиаль­ную оговорку, что доказываемая им тенденция заработной платы к падению может иметь место только в условиях «частной и сво­бодной рыночной конкуренции» и когда заработная плата не бу­дет «контролироваться вмешательством законодательства»22.

Как и в случае с заработной платой, в условиях свободной кон­куренции, по мнению Д.Рикардо, «прибыль имеет естественную тенденцию падать, потому что с прогрессом общества и богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все большего и большего труда». Однако здесь же он вполне право­мерно добавил следующее: «К счастью, эта тенденция, это, так сказать, тяготение прибыли, приостанавливается через повторные промежутки времени благодаря усовершенствованиям в машинах, применяемых в производстве предметов жизненной необходимос­ти, а также открытиям в агрономической науке, которые позволя­ют нам сберечь часть труда, требовавшегося раньше, и таким обра­зом понизить цену предметов первой необходимости рабочего»23.
Теория воспроизводства
Исследуя закономерности экономического развития общества, в котором господствуют принципы неограниченной свободной конкуренции предпринимателей и свободы торговли, Д.Рикардо, пожалуй, не предвидел того, что в условиях экономического ли­берализма (и это подтвердил практический опыт мировой циви­лизации) неотвратимы ограничивающие их тенденции и как след­ствие кризисы несоответствия произведенной товарной продук­ции и услуг платежеспособному спросу на эти товары и услуги, т.е. так называемые кризисы перепроизводства (или, по другой трактовке, кризисы недопотребления). Подобный кризис впервые произошел в 1825 г. на родине ученого спустя два года после его смерти.

Сказанное свидетельствует о том, что Д.Рикардо признавал «за­кон рынков Сэя» (знакомство с этим «законом» последует ниже), т.е. догму о бескризисном и равновесном состоянии экономики при полной занятости. В частности, как бы в признание «закона Сэя» он писал: «Продукты всегда покупаются за продукты или услуги; деньги служат только мерилом, при помощи которого совершает­ся этот обмен. Какой-нибудь товар может быть произведен в из­лишнем количестве, и рынок будет до такой степени переполнен, что не будет даже возмещен капитал, затраченный на этот товар.

Но это не может случиться одновременно со всеми товарами»24.
§2. Экономическое учение Ж.Б. Сэя
Жан Батист Сэй (1767-1832) родился во французском городе Лионе в семье купца. Получив образование, достаточное по тем временам, чтобы продолжить семейные предпринимательские традиции, Ж.Б.Сэй решил заняться самообразованием, особенно изучением политической экономии. Для познания последней, как выяснилось впоследствии, решающее значение он придал «Бо­гатству народов» А.Смита, идеи которого, на его взгляд, заслу­живали популяризации на благо как Франции, так и всего чело­вечества.

Одной из его ранних, но значимых работ под названием «Трак­тат политической экономии, или простое изложение способа, которым образуются, распределяются и потребляются богатства» (1803) была книга, лишь на первый взгляд повторявшая и интер­претировавшая идеи А.Смита. После ее издания Ж.Б.Сэй, как и его английские коллеги, продолжал работать над совершенство­ванием своего труда, неоднократно дополняя и переделывая для обновленных изданий, которые при его жизни имели место пять раз и превратили это сочинение в лучшее из всех остальных.

Как признанный ученый в 1816г. в Атене Ж.Б.Сэй открыл курс лекций по политической экономии. В 1817 г. выпустил в свет свой «Катехизис политической экономии». С 1819 г. в Консерватории искусств и ремесел приступил к чтению лекций по специально введенному для него правительством Реставрации «Курсу индуст­риальной экономии».

В последние годы жизни с 1830 г. Ж.Б.Сэй возглавил специаль­но созданную для него кафедру политической экономии в Кол­ледж де Франс, став основателем собственной школы экономи­ческой мысли, которую впоследствии представляли Фредерик Бастиа, Мишель Шевалье, Шарль Дюнуайе и другие. За несколь­ко лет до своей смерти (1928-1929) Ж.Б.Сэй издал как бы итого­вую в своей жизни работу «Полный курс практической полити­ческой экономии». В ней он попытался отразить прежде всего прак­тическую значимость экономической теории, базирующейся на принципах экономического либерализма, невмешательства в экономику извне.

Оценивая творческое наследие Ж.Б.Сэя, следует отметить, что, по словам К.Маркса, он якобы не более чем вульгаризировал смитовское учение и политическую экономию. Но если утопичес­кий социализм, а затем и марксизм «извлекли» из учения А.Смит: прежде всего положение об эксплуатации рабочего класса ка­питалистами и землевладельцами (посредством вычета в свою пользу из полного продукта труда и его стоимости), то «школа Сэя» во Франции, также строившая свое «мышление» на трудах А Смита, одним из главных извлечений сделала положение о вза­имосвязи и взаимообусловленности труда, капитала и земли как основных факторов общественного производства и создания сто­имости общественного продукта.

С уважением и симпатией к Ж.Б.Сэю относился и его современник Д.Рикардо, который продолжал с ним интенсивно пере­писываться вплоть до своей смерти. В своих «Началах политичес­кой экономии» Д.Рикардо подчеркивал, что политическую экономию как науку обогатили в числе английских исследователей Дж.Стюарт, Дж.Милль и А.Смит, а французских — А.Тюрго, С.Сисмонди и Ж.Б.Сэй.
Предмет изучения
Заострив внимание читателя в названии и содержании своей главной работы — «Трактате политической экономии...» на таких, обозначающих название этапов экономического цикла понятиях. как производство, распределение и потребление, Ж.Б.Сэй стре­мился подчеркнуть тем самым не столько последовательность этих этапов, сколько первостепенную роль в создании богатства (мате­риального) сферы производства. Это значит, что и по Сэю пред­метом изучения политической экономии является прежде всего про­блематика материального благополучия общества, а источник бо­гатства он видит в производственном потенциале нации.
Метод изучения
Необходимо отметить, что Ж.Б.Сэй аналогично другим клас­сикам объяснял конструирование политической экономии по об­разцу точных наук, таких, например, как физика. В методологи­ческом плане это означает признание законов, категорий и теорий, имеющих универсальное и первостепенное значение. Но нельзя не сказать также о том, что, по Сэю, назначение политической эко­номии всего лишь теоретическое и описательное. Так, в своем письме Т.Мальтусу в 1820 г., говоря о роли ученого-экономис­та, он писал: «Мы должны только сказать обществу, как и поче­му такой-то факт является последствием такого-то другого. Со­гласится ли оно с этим последствием или отвергнет его, этого будет для него достаточно, оно знает, что ему делать, но ника­ких поучений»25.

Ж.Б.Сэй снискал себе несомненный авторитет смитианца, бе­зоговорочно приняв принципы свободы рынков, ценообразования, внутренней и внешней торговли (фритредерство), неограничен­ной свободной конкуренции предпринимателей и недопустимос­ти никаких проявлений протекционизма и возведя эти принципы в ранг абсолюта. В случае их принятия он предвещал человечеству объективную невозможность ни перепроизводства, ни недопотреб­ления общественного продукта, т.е. экономических кризисов. По­ложение Ж.Б.Сэя о реализации общественного продукта позже получило название «закона рынков» или просто «закона Сэя», и разделяли этот «закон» не только столпы классической политической экономии Д.Рикардо, Т.Мальтус и др., но и экономисты многих других школ экономической мысли вплоть до начала XX в. Как образно выразился в данной связи Дж. К.Гэлбрейт, «принятие или непринятие человеком закона Сэя было до 30-х гг. (XX в. — Я.Я.) основным признаком, по которому экономисты отличались от дураков»26.

Таким образом, в истории экономических учений имя Ж.Б.Сэя ассоциируется, как правило, с образом ученого, беззаветно верив­шего в гармонию интересов классов общества в условиях рыноч­ных экономических отношений и проповедовавшего для их утвер­ждения принципы смитовской концепции экономического либе­рализма, саморегулируемости экономики. Однако следует признать и то, что «необходимость ясности в изложении иногда понуждала его (Ж.Б.Сэя. — Я.Я.) скользить по поверхности важных проблем, вместо того чтобы проникать в глубь их. В его руках политическая экономия часто становится слишком простой... Неясность Смита часто плодотворна для ума, а ясность Сэя не дает ему никакого стимула» (курсив мой, — Я.Я.)27.
Теория трех главных факторов производства
Ж.Б.Сэй, задавшись целью популяризировать учение А.Смита, ввел в научный оборот так называемую теорию трех главных фак­торов производства, которая стала, тем не менее, одной из самых значимых теорий классической политической экономии на всем протяжении XIX в. Суть этой теории состоит в том, что в обще­ственном производстве взаимодействуют три главных фактора — труд, капитал и земля. Причем степень участия каждого из назван­ных факторов в создании стоимости (ценообразовании) и дохо­дов общества обусловлена якобы тем, кому из трех классов — ра­бочим, капиталистам или землевладельцам — принадлежит соот­ветствующий фактор. Отсюда, по Сэю, следует, что благодаря условиям полного laissez faire будет достигнуто наиболее эффек­тивное взаимодействие этих факторов и отношения между клас­сами станут гармоничными.
Теория стоимости
С появлением теории трех главных факторов производства Ж.Б.Сэя стало очевидным, что она стала по существу одним из полярных «извлечений», сделанных последователями творческого наследия А.Смита. В частности, популярная на значительном про­тяжении XIX столетия теория издержек производства Т.Мальтуса практически целиком зиждется на положениях выдвинутой немно­гим ранее него Ж.Б.Сэем о труде, капитале и земле как о главных факторах производства. Поэтому, если Д.Рикардо, социалисты-утописты, С.Сисмонди, К.Маркс и некоторые другие экономис­ты, следуя «заветам» А.Смита, единственным источником стоимо­сти товара (услуги) считали труд, то другая и также значительная часть экономистов различных школ и течений экономической мысли приняла в качестве исходной аргументацию Сэя—Мальту­са, в соответствии с которой стоимость товара складывается из издержек, собственника-предпринимателя в процессе производства на средства производства (фактор капитал), на заработную плату (фак­тор труд) и на ренту (фактор земля).

В результате последователи Смита—Рикардо стали усматривать происхождение прибыли и ренты как вычет из стоимости труда рабочих, в эксплуатации труда капиталом и антагонизме классов. Последователи Сэя—Мальтуса, также считавшие себя смитианцами, и стоимость товара, и доходы классов общества увидели в со­вместном труде и мирном сотрудничестве представителей этих классов. Но только в конце XIX в. маржиналисты второй волны в лице А.Маршалла и других ученых доказали тупиковую сущность и теории трудовой стоимости, и теории издержек производства, поскольку в их основе лежит затратный принцип.

Однако что касается теории стоимости Ж.Б.Сэя, то к сказан­ному выше следует добавить, что у него на этот счет, как и у его учителя А.Смита, имели место несколько определений. Причем и здесь Ж.Б.Сэй не столько повторял своего кумира, сколько имп­ровизировал в поисках новых «открытий». Например, памятуя по­ложение А.Смита, что любой товар имеет два неразрывных свой­ства — меновую стоимость и потребительную стоимость, — Ж.Б.Сэй оттенил особое значение взаимосвязи полезности и цен­ности предметов (товаров). В этой связи он писал, в частности, что «ценность есть мерило полезности»28 предмета. Тем самым Ж.Б.Сэй допускал возможность измерения стоимости не только количеством затраченного труда, но и степенью полезности продукта труда29.
Теория доходов
Труд, земля и капитал, участвуя в процессе производства, по мнению Ж.Б.Сэя, оказывают услугу по созданию не только сто­имости, но и доходов. Но триединая формула, вытекающая из теории трех факторов, в соответствии с которой фактор «труд» порождает заработную плату как доход рабочих, фактор «капитал» порождает прибыль как доход капиталистов, а фактор «земля» — ренту как доход землевладельцев, по сути своей явилась своеобраз­ной интерпретацией взглядов А.Смита. Речь идет о том, что, за­имствовав у А.Смита идею о воздействии классовой структуры об­щества на происхождение и распределение различных видов до­ходов, Ж.Б.Сэй как бы «уточнил», что названные выше факторы («труд», «капитал», «земля») имеют самостоятельное значение в создании доходов рабочих, капиталистов и землевладельцев.

Следовательно, у Ж.Б.Сэя отвергается всякая мысль о возмож­ности в условиях ничем не ограниченной свободной конкуренции предпринимателей эксплуатации факторов производства и клас­сов общества. Ж.Б.Сэй и его ученики, таким образом, пытались вывести весьма упрощенное положение о гармонии экономичес­ких интересов всех слоев общества, строя свои суждения на изве­стной идее А.Смита о том, что личный интерес «экономического человека», направляемый «невидимой рукой», обязательно совпа­дает с общественным.

Вопрос о пропорциях, в которых созданная главными факто­рами производства стоимость общественного продукта распреде­ляется на доходы владеющих этими факторами классов общества, по мнению Ж.Б.Сэя, самостоятельного значения не имеет. В част­ности, доходы предпринимателя, по определению Ж.Б.Сэя, пред­ставляют собой «вознаграждение за его промышленные способности, за его таланты, деятельность, дух порядка и руководительство»30. Как и Т.Мальтус, он был убежден, что положение «низших классов» непременно улучшается, и поэтому ради пополнения «высших классов» сам «рабочий класс больше всех других заинтересован в техническом успехе производства»31. Что же касается «производи­телей», то и среди них каждый заинтересован в благополучии дру­гого32. Наконец, отметим, что само понятие «вульгарная полити­ческая экономия», которое ввел в научный оборот главным обра­зом К.Маркс, в значительной степени связано с теориями трех факторов производства и доходов Ж.Б.Сэя. Эти теории, равно как и теорию издержек Т.Мальтуса, К.Маркс счел апологетической, преднамеренной и вульгарной защитой интересов эксплуататорс­ких слоев капиталистического общества.
Теория воспроизводства
Чтобы объяснить «долгожительство» главной концепции Ж.Б.Сэя — концепции о беспрепятственной и полной реализации общественного продукта и о бескризисном экономическом росте, воплотившейся в так называемом законе рынков, — необходимо указать на три обстоятельства, своими корнями уходящие в насле­дие А.Смита. Во-первых, смитовский «естественный порядок» предполагает гибкость цен и гибкость заработной платы, взаимовы­годный при пассивной роли денег обмен трудом и результатами сво­его труда всех субъектов рынка. С учетом этого по «закону Сэя» иной ход вещей совершенно неприемлем. Во-вторых, также «благодаря» А.Смиту «закон Сэя» исключает всякое вмешательство в экономику извне. В нем поддерживается требование о минимизации бюрокра­тического по своей природе государственного аппарата, недопу­щении протекционизма. И в-третьих, «закон Сэя» предрекает по­ступательное развитие рыночных экономических отношений в обще­стве на базе достижений научно-технического прогресса. Несовер­шившиеся катаклизмы, которые «обещал» С.Сисмонди в случае падения приоритетной роли в экономической жизни страны уча­стников уходящего в прошлое натурального хозяйства — «третьих лиц» (ремесленников, крестьян, кустарей), также отметали аргу­менты против этого «закона».

Итак, квинтэссенция «закона Сэя» состоит в том, что при до­стижении и соблюдении обществом всех принципов экономичес­кого либерализма производство (предложение) будет порождать адекватное потребление (спрос), т.е. производство товаров и услуг в условиях смитовского «естественного порядка» обязательно по­рождает доходы, на которые эти товары и услуги свободно реали­зуются. Подобным образом «закон Сэя» воспринимался всеми сто­ронниками концепции экономического либерализма, полагавшими, что гибкое и свободное ценообразование на рынке будет при­водить к почти мгновенной реакции на изменения в конъюнктуре хозяйства, являясь гарантией саморегулируемости экономики.

В самом деле, если допустить возможность бартерной экономи­ки, где деньги всего лишь счетные единицы и совокупный спрос на них равен ценности всех подлежащих к обмену на деньги това­ров, то общее перепроизводство действительно становится невоз­можным. Отсюда понятен и вывод М.Блауга: «"Продукты уплачи­ваются за продукты" во внутренней торговле так же, как и во внеш­ней — вот суть закона рынков Сэя. Столь простая мысль произвела фурор, не совсем утихший и по сей день»33.

Вместе с тем примечательно то обстоятельство, что сам Ж.Б.Сэй фразу «предложение создает соответствующий ему спрос» никог­да не использовал, а изобретена она была Дж.М.Кейнсом. После­дний, очевидно, прибег к ней, чтобы опровергнуть главную мысль Ж.Б.Сэя о том, что якобы только тот или иной товар в отдельности могут быть произведены в избытке, но никогда не все товары сразу. При этом классиком, по Кейнсу, является любой автор, разделявший «закон рынков Сэя»34.
§ 3. Экономическое учение Т. Мальтуса
Томас Роберт Мальтус (1766-1834) — видный представитель классической политической экономии Англии. Творчество этого ученого формировалось в основном в первой четверти XIX в., но результаты его научных изысканий ценны и для современной эко­номической теории.

Родился Т.Мальтус в сельской местности вблизи Лондона в семье помещика. Его отец был человеком образованным, водил знакомство с философами и экономистами своего времени, в том числе с Д.Юмом и другими.

Как младшему сыну Т.Мальтусу по обычаю предназначалась духовная карьера. Поэтому не случайно, что, закончив колледж Кембриджского университета, он принял духовный сан и полу­чил в сельском приходе место второго священника. Однако моло­дой Мальтус, всегда тяготевший к науке, с 1793 г. (в 27 лет) стал одновременно преподавать в колледже. При этом все свое свобод­ное время он целиком посвящал исследованию захватившей его еще в юношеских беседах и дискуссиях с отцом проблемы взаи­мосвязи экономических процессов с природными явлениями.

Из основных этапов в биографии Т.Мальтуса немаловажно ука­зать также на тот факт, что женился он довольно поздно, в 39 лет, и имел трех сыновей и одну дочь.

В 1798 г. появилась анонимно опубликованная книга под назва­нием «Опыт о законе народонаселения». Ее автором оказался не­женатый молодой пастор — будущий ученый-экономист Т.Маль­тус, вызвавший на себя неисчислимые нападки. Во многом по данной причине, а точнее, для улучшения своего произведения он в течение J 799-1802 гг. совершает путешествие по ряду госу­дарств Европы. И спустя 5 лет, на этот раз под своим именем, в 1803 г. выпускает второе издание этой книги (всего при его жизни вышло шесть изданий нарастающим раз за разом тиражом).

Талант Т.Мальтуса как ученого-исследователя и преподавателя с более чем десятилетним стажем не остался незамеченным. В 1805г. он принял предложенную ему кафедру профессора современной истории и политической экономии во вновь созданном коллед­же Ост-Индской компании, где исполнял также обязанности свя­щенника.

Продолжая научные изыскания, в 1815 г. Т.Мальтус издал еще одно произведение, первые слова названия которого повторяют заголовок знаменитого «Богатства народов» А.Смита. Им стала книга «Исследование о природе и возрастании земельной ренты». В данном сочинении Т.Мальтус, исходя из естественной природы ренты, пытался раскрыть механизм ее формирования и роста, обосновать значение этого вида доходов в реализации произведен­ного в обществе совокупного продукта. Однако окончательное суж­дение о ренте и некоторых других проблемах экономики он выс­казал позднее, в 1820 г. В тот год Т.Мальтус выпустил свой глав­ный в творческом отношении труд «Принципы политической эко­номии, рассматриваемые в расчете на их практическое примене­ние», который в теоретико-методологическом плане не имел су­щественных отличий от изданных тремя годами ранее знаменитых «Начал политической экономии» его друга Д.Рикардо.
Предмет изучения
Т.Мальтус, как и другие классики, основную задачу политичес­кой экономии видел в приумножении, благодаря прежде всего раз­витию сферы производства, материального богатства общество. Вместе с тем определенной особенностью его воззрений в этой связи явилась впервые предпринятая попытка увязать проблемы экономического роста и роста народонаселения, ибо до него в эко­номической науке считалось как бы «бесспорным», что в услови­ях либеральной экономики чем больше численность населения и темпы его роста, тем якобы благотворнее это скажется на разви­тии национального хозяйства, и наоборот.
Метод изучения
Своеобразие методологических принципов Т.Мальтуса очевидно из того, что он, безоговорочно принимая концепцию экономическо­го либерализма, смог в то же время с научных позиций обосновать свое предвидение взаимосвязи темпов роста экономики и народонаселения. Ведь его теория народонаселения стала, как об этом признавали они сами, неотъемлемой частью методологической базы и Чарль­за Дарвина, и Давида Рикардо, и многих других ученых с миро­вым именем. Причем с точки зрения новизны методологии цен­ность мальтусовской теории народонаселения состоит в том, что она позволяет получить важные аналитические выводы для выра­ботки соответствующей национальной экономической политики по преодолению причин бедности, обусловленных простым соотношением темпа прироста населения и темпа прироста жизнен­ных благ, определяемых так называемым прожиточным миниму­мом. Вот почему, по Мальтусу, пишет М.Блауг, всякая сознатель­ная попытка усовершенствования человеческого общества с по­мощью социального законодательства (социальных реформ) бу­дет сметена неодолимой людской массой, и поэтому каждому че­ловеку необходимо заботиться о себе самому и полностью отве­чать за свою непредусмотрительность35.
Теория народонаселения
Эта теория, изложенная Т.Мальтусом в книге «Опыт о законе народонаселения», из краткого памфлета в первом издании во всех остальных представляла емкое исследование. Как полагает А.Мар­шалл, в ее первых изданиях ход рассуждений Т.Мальтуса был на­правлен на доказательство того, что «все народы, об истории ко­торых имеются достоверные данные, были столь плодовиты, что увеличение их численности оказалось бы стремительным и непре­рывным, если бы оно не задерживалось либо нехваткой средств существования, либо... болезнями, войнами, убийствами новорож­денных или, наконец, добровольным воздержанием»36. Но уже во втором и последующих изданиях, уточняет он, «Мальтус строит свое исследование на таком большом количестве и на столь тща­тельном подборе фактов, что он может претендовать на место в ряду основателей историко-экономической науки; он смягчил и устранил многие «острые углы» своей прежней доктрины, хотя и не отказался (как мы предполагали в первых изданиях данного тру­да) от употребления выражения «в арифметической пропорции». Примечательно, что он стал на менее мрачную точку зрения от­носительно будущего рода человеческого и выразил надежду на возможность ограничения роста населения на основе соблюдения нравственных принципов и на то, что действия «болезней и бед­ности» — старых сдерживающих факторов — можно будет не допускать»"

В самом деле, центральная идея мальтусовской теории о влиянии численности и темпов прироста населения на благосостояние общества в принципе верна и актуальна. Однако расчеты его, которые должны были с достоверностью подтвердить вытекающие из нее прогнозы, оказались, к счастью, нереальными. Ведь он пытался возвести в ранг закона положение о том, что при благоприятных условиях (если будут изжиты ставшие почти естественными и неотвратимыми в силу бе­зудержного роста численности населения войны, болезни и нищета бедных слоев общества) население, увеличиваясь по принципу геометрической прогрессии, будет удваиваться каждые 20-25 лет, а производство пищи и других необходимых предметов существования, возрастая всего лишь по арифметической прогрессии, не. сможет приумножаться аналогичными темпами. И тогда из-за перенаселения бедность может стать жалким уделом всего человечества.

Как видим, биологическую способность человека к продолже­нию рода Т.Мальтус характеризует его природными инстинктами так же, как и у животных. Причем эта способность, полагает он, несмотря на постоянно действующие принудительные и предуп­редительные ограничения, превосходит физическую способность человека наращивать продовольственные ресурсы. Столь простые и не требующие дополнительных аргументов и фактов идеи стали истинной причиной многочисленных и неоднозначных откликов на теорию Т.Мальтуса38.

Наконец, следует обратить внимание на то обстоятельство, что «совершенно невероятный успех, ни с чем не сравнимый в исто­рии экономической мысли»39, который принесла Т.Мальтусу его теория народонаселения, не освобождает его от ошибок не толь­ко в упомянутых выше расчетах. Дело в том, что, по Мальтусу, невозможность увеличивать производство продовольствия объяс­няется не столько медленными техническими усовершенствовани­ями в сельском хозяйстве и ограниченностью ресурсов земли, а, прежде всего надуманным и популярным в то время «законом убывающего плодородия почвы». Кроме того, использованная им американская статистика в пользу «геометрической прогрессии» роста численности населения более чем сомнительна, ибо не от­ражает разницу между числом иммигрантов в США и числом ро­дившихся в этой стране. Но одновременно' нельзя, по-видимому, забывать оговорку самого Т.Мальтуса о том, что, познакомившись с его трудом, «всякий читатель должен признать, что, несмотря на возможные ошибки, практическая цель, которую преследовал автор этого сочинения, состояла в улучшении участи и увеличе­нии счастья низших классов общества»40.

Резюмируя все «за» и «против» в связи с «Опытом» Т.Мальту­са, М.Блауг приходит к выводу, что даже в результате столетней дискуссии по поводу теории народонаселения этого автора «его теорию можно интерпретировать так, чтобы она соответствовала критерию опровержимости (в этом виде она и была опроверг­нута)»41.
Теория стоимости и доходов
Выше уже отмечалось, что теория трех факторов Ж.Б.Сэя за­няла важное место в теоретических воззрениях экономистов-клас­сиков XIX столетия. Это особенно очевидно из теории стоимости и доходов Т.Мальтуса.

В частности, в основе стоимости, по Мальтусу, лежат издерж­ки в процессе производства на труд, капитал и землю. Поэтому мож­но сказать, что отличие этой затратной теории стоимости от ана­логичной теории последователей Смита—Рикардо заключается в признании в качестве источника стоимости наряду с трудом еще земли и капитала.

Что касается теории доходов Т.Мальтуса, то и здесь его сужде­ния созвучны с положениями Ж.Б.Сэя и даже Д.Рикардо. Так, в экономической литературе, как правило, отмечается, что эконо­мисты-классики постмануфактурного периода разделяли именно «железный закон заработной платы» Т.Мальтуса, вытекающий из его теории народонаселения и в соответствии с которым (законом) зарплата якобы не может расти, неизменно оставаясь на низком уровне42.

К сказанному добавим также, что Т.Мальтус фактически по­вторил Д.Рикардо в освещении теории прибыли. Последнюю оба автора представляли себе в качестве составной части цены. При­чем по формулировке Т.Мальтуса для ее выявления из стоимости (цены) товара следует вычесть издержки в процессе производства на труд и капитал.
Теория воспроизводства
Личный вклад Т.Мальтуса в разработки классической полити­ческой экономии и концепции рыночных экономических отноше­ний отнюдь не ограничивается выявлением взаимосвязи экономи­ческих процессов с природой или полемикой с Д.Рикардо, помо­гавшей обоим ученым вносить коррективы в свои теоретические и. методологические позиции. Есть также важный аспект, в кото­ром Т.Мальтус пошел дальше Д.Рикардо и других экономистов той поры и который делает ему большую честь в истории экономичес­кой мысли, это — его исследование проблем реализации совокуп­ного общественного продукта, т.е. теория воспроизводства. Дело в том, что в соответствии с достигнутым к началу XIX в. «классической школой» уровнем экономической теории (особенно «благодаря» А.Смиту и Д.Рикардо) ключевой проблемой в экономике считалось накопление, обеспечивающее инвестирование дальней­шего роста производства. Возможные трудности в потреблении, т.е. реализации производимой товарной массы, во внимание не при­нимались и оценивались как частное преходящее явление. И это несмотря на завершившийся к этому времени в развитых европей­ских странах промышленный переворот, который сопровождался и такими новыми социальными невзгодами, как разорение в кон­курентной борьбе мелких собственников-предпринимателей и без­работица.

Учитывая определенную тенденциозность своих предшествен­ников и современников «по школе» о производительном и непро­изводительном характере труда различных «классов» общества, Т.Мальтус в «Принципах» выдвинул неожиданное в ту пору по­ложение о недостижимости достаточного спроса и полной реали­зации производимого общественного продукта без посильного и столь же необходимого участия в этом наряду с производительными классами и «непроизводительных классов». Тем самым Т.Мальтус бросил вызов тем, кто допускал абсурдную мысль о паразитизме огромных масс людей, относимых, к непроизводительным классам из-за их деятельности, скажем, в вооруженных силах (армии) или религиозных и административных учреждениях и т.п. По мнению Т. Мальтуса, чиновничество и другие непроизводительные слои обще­ства представляют собой совокупность «третьих лиц», содействую­щих, и созданию, и реализации общественного продукта. В частности, «по Мальтусу интересы земледельцев отнюдь не противоречат всегда интересам остального общества — напротив, экономическое процветание зависит от процветания класса лендлордов»43.

Т.Мальтус, как и Д.Рикардо, считает, что пределов для расши­рения производства не существует. А на вопрос о масштабах пере­производства отвечает так; «Вопрос о перепроизводстве состоит исключительно в том, может ли оно быть всеобщим, также как и затрагивать отдельные сферы экономики, а не в том, может ли оно быть перманентным так же, как и временным»44. Следовательно, по Мальтусу в отличие от Рикардо возможны не только частные, но и общие кризисы. Но при этом оба они единодушны в том, что любые кризисы — явления временные, и в этом смысле доводы об их отступ­ничестве от постулатов «закона Сэя» исключаются 45.
Вопросы и задания для контроля
1. Как формирует Д. Рикардо главную задачу политической экономии?

2. Приведите суждения Д.Рикардо по поводу категорий «стоимость» и «капитал», доходов основных классов общества и денег.

3. Дайте оценку высказываниям Д.Рикардо о тенденции заработной платы и прибыли к понижению в условиях «частной и свободной рыночной конкуренции».

4. Чем обусловлено положение Д.Рикардо о том, что «рента не есть составная часть цены товаров»?

5. В чем суть и основные положения «закона Сэя»? Что свидетельствует о приверженности к этому «закону» других авторов «классической школы»?

6. Раскройте общие положения в теории трех факторов Ж.Б.Сэя и теории издержек производства Т.Мальтуса.

7. В чем отличие теории стоимости Ж.Б.Сэя от трудовой теории сто­имости?

8. Правомерна ли трактовка Ж.Б.Сэя о происхождении доходов пред­принимателей?

9. Каковы основные идеи книги Т.Мальтуса «Опыт о законе народо­населения» и в чем их значение для экономической науки?

10. Какова взаимосвязь «закона убывающего плодородия почвы» и «железного закона заработной платы» Т.Мальтуса?

11. Раскройте суть «теории третьих лиц» Т.Мальтуса.

12. Почему Дж.М.Ксйнс считал Т.Мальтуса одним из прсдшествен-ников.своей концепции бескризисного экономического развития?
Список рекомендуемой литературы
Аникин А.В. Юность науки. М.: Политиздат, 1985. Антология экономической классики. В 2-хт. М.: Эконов, 1993. Афанасьев B.C., Давид Рикардо. М.: Экономика, 1988. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: «Дело Лтд», 1994.

Гэлбрсйт Дж.К. Экономические теории и цели общества. М.: Про­гресс, 1979.

Жид Щ., Рист Ш. История экономических учений. М.: Экономи­ка, 1995.

Кондратьев Н.Д. Избр. соч. М.: Экономика, 1993. Маршалл А. Принципы экономической науки. В 3-х т. М.: Прогресс, 1993.

Рикардо Д. Сочинения. Т. 1. М.: ГосПолитиздат, 1955. Самуэльсон П. Экономика. В 2-х т. М.: НПО «Алгоп», 1992. Сэй Ж.Б. Трактат политической экономии. М.: 1896. Шумпетср И. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Тема 7. Третий этап эволюции классической политической экономии
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации