Ядгаров Я.С. История экономических учений - файл n1.doc

приобрести
Ядгаров Я.С. История экономических учений
скачать (1590 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1590kb.24.08.2012 03:30скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Тема 5. Первый этап эволюции классической политической экономии



Данная тема познакомит вас с тем:


§ 1. Экономическое учение У.Петти
Уильям Петти (1623—1687) — основоположник классической политической экономии в Англии, изложивший свои экономичес­кие взгляды в произведениях, опубликованных в 60—80-е гг. XVII в. По словам К.Маркса, У.Петти — «отец политической экономии... гениальнейший и оригинальнейший исследователь — экономист»1.

У.Петти родился в г. Ромси, что на юге Англии, в семье сукон­щика. В детстве в годы учебы в городской школе изучаемые дисцип­лины и особенно латынь постигал с заметной легкостью. В 14 лет, не восприняв отцовского ремесла, ушел из дома, нанявшись юн­гой на корабль. Уже через год волею случая из-за перелома ноги был высажен с корабля на ближайшем берегу, которым оказался север Франции. На чужбине, благодаря знанию латыни, юный У.Петти был принят в Каннский коллеж, обеспечивавший слушателям пол­ное материальное содержание. Коллеж позволил ему овладеть гре­ческим и французским языками, математикой, астрономией.

Возвратившись в 1640 г. по окончании коллежа в Лондон, У.Пет­ти не терял надежды продолжить свое образование. Зарабатывая на жизнь черчением морских карт, а затем службой в военном фло­те, спустя три года 20-летний У.Петти покинул Англию для изу­чения медицины за границей. В Амстердаме и Париже прошли пер­вые четыре года учебы, которую необходимо было сочетать с раз­личными побочными заработками. Завершил медицинское образование У.Петти все же на родине, проучившись еще три года в Оксфордском университете.

В 1650 г. в 27 лет У.Петти получил степень доктора физики, стал профессором анатомии одного из английских колледжей. Но че­рез год неожиданно для многих принял предложение занять дол­жность врача при главнокомандующем английской армией в Ир­ландии, и с этого времени жизнь скромного медика кардинально изменилась. Проявив завидную предприимчивость, по подсчетам самого У.Петти, ему удалось «заработать» 9 тыс. фунтов стерлин­гов за обычный, казалось бы, правительственный подряд по под­готовке им лично планов земельных участков для последующих за­меров и составления карты покоренной Ирландии. Как выясни­лось, У.Петти оформил на свое имя скупку земли на разных кон­цах острова за всех тех офицеров и солдат, кто не мог или не хо­тел дождаться получения своего земельного надела.

Всего через 10 лет, в 1661 г., 38-летний интеллигент-разночи­нец был возведен в рыцарское звание, заслужил право именоваться сэром У.Петти, В дальнейшем положение состоятельного и прак­тичного землевладельца в сочетании с пытливым умом и острой интуицией отразилось на новых занятиях У.Петти, связанных с описанием собственного видения экономической жизни общества и государства. В результате появились такие его произведения, как «Трактат о налогах и сборах» (1662), «Политическая анатомия Ирландии» (1672), «Разное о деньгах» (1682) и другие, в которых красной нитью прослеживается мысль о неприятии протекциони­стских идей меркантилистов. В частности, в предисловии «Тракта­та о налогах и сборах» он писал: «Я хорошо знаю, что... дела (что бы я ни хотел или мог сказать) будут идти своим путем, и приро­ду не обманешь»2.
Предмет изучения
Судя по трудам У.Петти, предметом изучения экономической науки (политической экономии), на его взгляд, является прежде всего анализ проблем сферы производства. Это, в частности, очевидно из убежденности данного ученого в том, что создание и приумно­жение богатства происходит якобы исключительно в сфере мате­риального производства, причем без какого-либо участия в этом процессе торговли и торгового капитала.
Метод изучения
Методологические позиции У.Петти хотя и не лишены неко­торых, присущих меркантилизму, элементов эмпиризма (например, в части толкования им цены земли) и государственного вме­шательства в хозяйственную жизнь (когда он, к примеру, реко­мендует сократить численность купцов в стране), но в основном он придерживался принципов laissez faire, настаивая, в отличие от меркантилистов, на либерализации денежного обращения и тор­говли. Одновременно присущий его творчеству экономический либерализм обусловил такие методические упрощения, как:

отрицание обратного влияния сферы обращения на сферу про­изводства;

приверженность ортодоксальной версии количественной теории денег, уводящей от признания взаимозависимости денежного и товарного рынков;

затратная (на каузальной основе) характеристика природы происхождения стоимости (ценности) товаров и услуг;

трактовка заработной платы как цены труда рабочего, размер которой в условиях свободной конкуренции всегда минимален, и др.
Теория богатства и денег
В отличие от меркантилистов, богатство, по мнению У.Петти, образуют не только драгоценные металлы и камни, включая день­ги, но и земли страны, дома, корабли, товары и даже домашняя обстановка. В рассуждениях по данному поводу он высказал весь­ма популярное и в наши дни убеждение: «Труд есть отец и актив­ный принцип богатства, а земля его жать»3.

Для увеличения богатства страны У.Петти полагал, что вместо наказания тюремным заключением необходимо ввести денежные штрафы, а «несостоятельных воров» отдавать «в рабство», застав­лять трудиться. Это, в противовес меркантилистам, означало, что богатство создается прежде всего трудом и его результатами, т.е. отрицалась «особая» роль денег в хозяйственной жизни. Поэтому, уточнял У.Петти, если какое-либо государство прибегает к порче монет, то это характеризует его упадок, бесчестие положения го­сударя, измену общественному доверию к деньгам.

В развитие данной мысли У.Петти обращает внимание на бес­смысленность и невозможность запрета вывоза денег. Подобное деяние государства равносильно, по его словам, запрету ввоза в страну импортных товаров, В этих и других суждениях У.Петти про­являет себя как сторонник количественной теории денег, демон­стрируя понимание закономерности о количестве денег, необходи­мом для обращения. Однако в то же время очевидна и его упро­щенческая позиция по поводу роли денег в экономике. С одной стороны, количественная теория денег действительно показала, что «деньги сами по себе не конституируют богатства», с другой же. У.Петти, а затем другие авторы классической политической экономии не поняли, говоря словами М.Блауга, главного; «...фо­кусируя внимание исключительно на роли денег как средства об­ращения, она (количественная теория денег. — Я.Я.) вела к игно­рированию взаимосвязи между товарным и денежными рынками, проистекающей от функции денег как средства сохранения цен­ности»4. Вот почему справедливая во многом критика мерканти­лизма сопровождается в трудах У.Петти и некоторыми тенденци­озными соображениями. Он, например, совершенно предвзято отрицает участие торговли и торгового капитала в создании наци­онального богатства, настаивая даже на сокращении значительной части купцов. Последних У.Петти сравнивает с «игроками», заня­тыми распределением «крови» и «питательных соков» государства, под которыми имел в виду продукцию сельского хозяйства и про­мышленности.
Теория стоимости
Неприятие меркантилистских идей отразилось в творчестве У.Петти не только в связи с характеристикой сущности богатства и путей его приумножения, но и в попытках выявить природу происхождения стоимости товаров, а также причины, влияющие на уровень их ценности на рынке. Трактовки, предложенные им в данной связи, впоследствии позволили признать его первым авто­ром трудовой теории стоимости, ставшей одним из главных при­знаков классической политической экономии в целом.

В одной из них говорится, что стоимость товара создается тру­дом по добыче серебра и является его «естественной ценой»; сто­имость же товаров, выясненная приравниванием к стоимости се­ребра, является их «истинной рыночной ценой». Другая гласит, что стоимость товара обусловлена участием в ее создании труда и зем­ли, или, как выразился сам У.Петти, «нам следовало бы говорить: стоимость корабля или сюртука равна стоимости такого-то и та­кого-то количества земли, такого-то и такого-то количества тру­да, потому что ведь оба — и корабль, и сюртук — произведены землей и человеческим трудом»5. Как видим, у У.Петти в основе цены товара в каждой из трактовок ее сущности лежит затратный, т.е. тупиковый, подход.
Теория доходов
Положения, высказанные У.Петти по поводу доходов рабочих и собственников денежного капитала и землевладельцев, послужили основой для теоретических изысканий многих последующих представителей «классической школы». Например, следуя, мож­но сказать, У.Петти, заработная плата характеризовалась и Д.Рикардо, и Т.Мальтусом как цена труда рабочего, представляющая ми­нимум средств для его существования и его семьи. У.Петти, в част­ности, утверждал: «Закон должен был бы обеспечивать рабочему только средства к жизни, потому что если ему позволяют полу­чать вдвое больше, то он работает вдвое меньше, чем мог бы ра­ботать и стал бы работать, а это для общества означает потерю такого же количества труда»6. Однако здесь представляется умест­ным привести замечание В.Леонтьева, а именно: «Ссылка на то, что ни один рабочий не торговался из-за реальной заработной платы — даже если это и так, — совершенно ничего не доказыва­ет, так как, торгуясь за свою заработную плату в денежном выра­жении, работник может в действительности руководствоваться в своих действиях реальной покупательной способностью дохода»7.

Доходы предпринимателей и землевладельцев охарактеризова­ны У.Петти посредством унифицированного им по существу по­нятия «рента». В частности, называя рентой с земли разницу меж­ду стоимостью хлеба и издержками на его производство, он под­менял ею такое понятие, как прибыль фермера. В другом приме­ре, рассматривая суть происхождения ссудного процента, У.Пет­ти вновь прибегает к упрощению, заявив, что этот показатель дол­жен быть равен «ренте с такого-то количества земли, которое может быть куплено на те же данные в ссуду деньги при условии полной общественной безопасности»8.

Еще в одном примере У.Петти ведет речь об одной из форм проявления земельной ренты, обусловленной местоположением земельных участков и рынка. При этом он делает вывод: «Таким образом, поблизости населенных мест, для пропитания населения которых нужны большие районы, земли не только приносят на этом основании более высокую ренту, но и стоят большей суммы годичных рент, чем земли совершенно такого же качества, но находящиеся в более отдаленных местностях»9, Тем самым У.Пет­ти затронул еще одну проблему, связанную с определением цены земли. Однако и здесь ученый довольствуется только поверхност­ной характеристикой, утверждая следующее: «Почти всегда одно­временно живут только три члена непрерывного ряда нисходящих потомков (дед, отец и сын. — Я.Я.}.., Поэтому я принимаю, что сумма годичных рент, составляющая стоимость данного участка земли, равна естественной продолжительности жизни трех таких лиц. У нас в Англии эта продолжительность считается равной двадцати одному году. Поэтому и стоимость земли равна прибли­зительно такой же сумме годичных рент»10. В то же время подход У.Петти к определению цены земли имеет отдельные достоинства, заложенные в его идее о взаимосвязи ссудного процента и ренты с земли за год11.
§ 2. Экономическое учение П. Буагильбера
Пьер Буагильбер (1646—1714) — родоначальник классической политической экономии во Франции. Как и основатель подобной школы экономической мысли в Англии У.Петти, он не был про­фессиональным ученым-экономистом.

Сын нормандского дворянина, юриста, П.Буагильбер, следуя отцу, получил юридическое образование. В 31 год был удостоен административной должности судьи в Нормандии. Через 12 лет профессиональные успехи позволили ему занять доходную и вли­ятельную должность генерального начальника судебного округа Руана. На посту главного судьи города, в функции которого в то время входило общемуниципальное управление, включая полицей­ское управление, П.Буагильбер оставался в течение 25 лет, т.е. почти до конца жизни, и только за два месяца до смерти передал эту должность старшему сыну.

Пытливый ум, высокое общественное положение вызвали ин­терес П.Буагильбера к экономическим проблемам страны, побу­дили разобраться в причинах низкого уровня жизни в провинциях Франции на рубеже XVII—XVIII вв. Свои первые реформаторские (антимеркантилистские) соображения он опубликовал в возрасте 50 лет, анонимно издав в 1695—1696 гг. книгу с весьма замыслова­тым заглавием «Подробное описание положения Франции, при­чины падения ее благосостояния и простые способы восстановле­ния, или как за один месяц доставить королю все деньги, в которых он нуждается, и обогатить все население».

Первая книга П.Буагильбера осталась почти незамеченной, несмотря на содержащуюся в ней резкую критику экономической политики меркантилизма, проводником которой в тот период был министр финансов при короле Людовике XIV Ж.Б. Кольбер. Пос­ледний, как отмечалось в третьей теме, оказывая государственную протекцию по расширению сети мануфактур (в том числе приви­легированных королевских мануфактур, которые получали прави­тельственные субсидии), узаконил положения, поощрявшие экс­порт французских товаров при ограничении ввоза в страну импор­тных товаров, обложение непомерно высокими налогами сельскохозяйственного производства, что отрицательно сказывалось на уровне, как промышленного производства, так и национального хозяйства в целом.

Поиск путей преодоления негативных обстоятельств в эконо­мике остался главной задачей и в последующих произведениях П.Буагильбера, опубликованных в начале XVIII в. В них, как и прежде, он продолжал критику меркантилизма, обосновывал не­обходимость реформ, более всего, уделяя внимание проблемам раз­вития сельскохозяйственного производства, в котором видел ос­нову экономического роста и богатства государства. Заметим, что аналогичный тенденциозный подход сохранился в экономической мысли Франции вплоть до начала второй половины XVIII столе­тия, когда здесь процветал физиократизм, пропагандировавший решающую роль в социально-экономическом развитии общества фермерского уклада сельскохозяйственного производства.

Свое обновленное реформаторское сочинение под названием «Обвинение Франции» П.Буагильбер издал в двух томах в 1707г. За резкую критику в адрес правительства книга была запрещена. Но неуемный провинциальный судья трижды переиздавал ее, почти полностью изъяв из содержания выпады против правитель­ства и оставив по существу не столько доказательства, сколько уговоры и заклинания о необходимости проведения экономичес­ких реформ. Тем не менее, ни признания, ни поддержки или по­нимания своих идей министрами правительства, на которые он рассчитывал до последних дней жизни, так и не получил.
Предмет изучения
П.Буагильбер, подобно У.Петти, противопоставив мерканти­листам собственное видение сущности богатства, пришел к так называемой концепции общественного богатства. Последнее, на его взгляд, проявляет себя не в физической массе денег, а во всем многообразии полезных благ и вещей или, как он выражается, в пользовании «хлебом, вином, мясом, одеждой, всем великолепием сверх необходимого». При этом он подчеркивает, что ни владение землей, ни денежным богатством не обеспечит такого достатка, чтобы не «позволить погибнуть в нищете их владельцу, когда пер­вые вовсе не обрабатываются, а вторые не обмениваются на жиз­ненно необходимые предметы, как пища и одежда, без чего ник­то не может обойтись. Только их надо почитать богатством»12.

Таким образом, по Буагильберу, не приумножение денег, а, напротив, рост производства «пищи и одежды» представляет со­бой главную задачу экономической науки. Иными словами, он, как и У.Петти, предметом изучения политической экономии считает анализ проблем сферы производства, признавая эту сферу наибо­лее значимой и приоритетной в сравнении со сферой обращения.
Метод изучения
Наряду с тенденциозной позицией в рассмотрении сфер произ­водства и потребления (обращения) о методологических особенно­стях творческого наследия П.Буагильбера свидетельствуют также:

убежденность в автоматическом равновесии экономики в усло­виях ничем не ограниченной свободной конкуренции;

приверженность затратной характеристике стоимости (ценно­сти) товаров и услуг;

признание в интересах национальной экономики личного интереса выше общественного;

недооценка самостоятельной и значимой роли денег в хозяй­ственной жизни и др.

В частности, еще задолго до появления знаменитой концепции А.Смита об «экономическом человеке» и «невидимой руке» П.Буагильбер предвосхитил одну из ее ключевых идей, заявив, что «все поддерживают день и ночь это богатство исключительно во имя собственных интересов и создают тем самым, хотя это то, о чем они менее всего заботятся, всеобщее благо..,»13.
Особенности теоретических положений
Важным достижением П.Буагильбера, как и У.Петти, являет­ся «обоснование» трудовой теории стоимости, к пониманию ко­торой он пришел, анализируя, механизм менового отношения между товарами на рынке с учетом количества затраченного тру­да или рабочего времени. Несмотря на известное несовершенство такой концепции (в ее основе лежит затратный принцип), она для своего времени была, несомненно, прогрессивной, поскольку, в отличие от меркантилистской, не исходила из якобы естествен­ной (природной) роли денег в ценообразовании.

Вместе с тем во многом справедливо осуждая меркантилизм, П.Буагильбер намеренно абсолютизировал роль сельского хозяйства в экономическом росте страны, недооценивая роль денег как това­ров, отрицал реальное значение в приумножении имущественно­го богатства промышленности и торговли. Он явился единствен­ным среди всех представителей классической политической эко­номии, кто считал возможным и необходимым упразднение денег, нарушающих, на его взгляд, обмен товаров по «истинной стоимости».

Характерно, что более чем через 100 лет французские экономисты-социологи С.Сисмонди и П.Прудон, отвергшие многие положения классической школы политической экономии, соли­даризировались по ряду идей своих реформаторских программ с П.Буагильбером. Так, С.Сисмонди, также сочувствуя бедным и малоимущим слоям общества, уповал исключительно на прави­тельственные законодательные решения, никак не сообразуя свои утопические прожекты с реалиями и неотвратимостью научно-тех­нического прогресса. А П.Прудон ратовал как за отмену денег, так и за другие реформаторские идеи, содержание которых граничи­ло между утопией и анархией (см. тему 9).
§ 3. Ф.Кенэ — основоположник учения физиократов
Франсуа Кенэ (1694—1774) — признанный лидер и основопо­ложник школы физиократов — специфического течения в рамках классической политической экономии. Слово «физиократия» имеет греческое происхождение и в переводе означает власть природы. В этом смысле представители физиократизма исходили из опреде­ляющей роли в экономике земли, сельскохозяйственного произ­водства. По словам Ф.Кенэ, «именно постоянно воспроизводимые богатства сельского хозяйства служат основой для всех профессий, способствуют расцвету торговли, благополучию населения, при­водят в движение промышленность и поддерживают процветание нации»14. «Оно (земледелие. — Я.Я.) служит основой для всей эко­номики государства»15.

Ф.Кенэ, как и другие авторы первого этапа развития класси­ческой политической экономии, не является профессиональным экономистом. Уроженец одного из пригородов Версаля (под Па­рижем), восьмой из тринадцати детей крестьянина — мелкого тор­говца Ф.Кенэ исключительно благодаря своим природным даро­ваниям достиг профессии врача, которая всегда оставалась для него основной.

Чтобы стать медиком, в 17 лет уехал в Париж, где одновременно практиковал в госпитале и подрабатывал на жизнь в одной из граверных мастерских. Через 6 лет получил диплом хирурга и при­ступил к врачебной практике вблизи от Парижа в городке Мант.

В 1734 г. популярнейшему к этому времени врачу Ф.Кенэ пред­ложил постоянную работу в качестве медика в своем доме в Париже герцог Виллеруа. В 1749 г. после аналогичной «просьбы» не­безызвестной маркизы Помпадур Ф.Кенэ обретает еще более по­четную «службу», и наконец с 1752 г. он удостаивается положения лейб-медика самого короля Людовика XV. Последний благоволил ему, произвел в дворянство; обращаясь к нему не иначе как «мой мыслитель», слушал советы своего доктора. Следуя одному из них, Людовик XV в качестве полезных здоровью физических упражне­ний собственноручно сделал на печатном станке Ф.Кенэ первые оттиски «Экономической таблицы», явившейся, как выяснилось впоследствии, первой попыткой научного анализа общественно­го воспроизводства.

По мере улучшения и упрочения своего материального поло­жения (в парижский период жизни) Ф.Кенэ все более увлекается проблемами, далеко выходящими за рамки медицины. Свободное время он начинает посвящать вначале философской науке, а за­тем целиком экономической теории. С 1756 г., будучи немолодым, он дает согласие участвовать в «Энциклопедии», издававшейся Дидро и д'Аламбером, в которой и были опубликованы основные его экономические произведения (статьи): «Население» (1756), «Фермеры», «Зерно», «Налоги» (1757), «Экономическая таблица» (1758) и др.
Предмет изучения
В сочинениях Ф.Кенэ решительно осуждаются взгляды меркан­тилистов на экономические проблемы, что по сути явилось отра­жением нараставшей в стране на протяжении ряда десятилетий неудовлетворенности состоянием сельского хозяйства, к которо­му привел его так называемый кольбертизм времен короля Людо­вика XIV (это отмечал и А.Смит, характеризуя физиократию как реакцию на меркантилистскую политику Ж.Б.Кольбера). В них от­ражена его убежденность в необходимости перехода к фермерско­му хозяйству как основе свободного (рыночного) механизма хо­зяйствования на принципах полной свободы ценообразования в стране и вывоза за границу сельскохозяйственной продукции.

Таким образом, можно заключить, что в качестве предмета изучения политической экономии Ф.Кенэ избрал чрезмерно воз­величенные им же с точки зрения общественного благополучия проблемы сельскохозяйственного производства, являющегося состав­ной частью сферы производства. Причем он явно недооценивает взаимосвязь всех сфер экономики, что обусловлено методологи­ческими принципами, которых этот автор неизменно придержи­вался в своем творчестве.
Метод изучения
Методологической платформой экономического исследования Ф.Кенэ стала разработанная им концепция о естественном поряд­ке, юридической основой которой, на его взгляд, являются фи­зические и моральные законы государства, охраняющие частную собственность, частные интересы и обеспечивающие воспроизвод­ство и правильное распределение благ. По его словам, «сущность порядка такова, что частный интерес одного никогда не может быть отделен от общего интереса всех, а это бывает при господстве свободы. Мир идет тогда сам собой. Желание наслаждаться сооб­щает обществу движение, которое становится постоянной тенден­цией к возможно лучшему состоянию»16.

Одновременно Ф.Кенэ предупреждает, что «верховная власть» не должна быть аристократической или представленной крупным земельным собственникам; последние, соединившись вместе, могли бы образовать власть более могущественную, чем сами за­коны, поработить нацию, причинить своими честолюбивыми и жестокими распрями разорение, неустройства, несправедливости, наиболее зверские насилия и создать самую разнузданную анар­хию»17. Он считал целесообразным сосредоточить высшую государ­ственную власть в одном просвещенном лице, обладающем зна­нием законов естественного порядка, необходимых для осуществ­ления государственного руководства.

Оценивая методологию исследования Ф.Кенэ и его последова­телей, Н.Кондратьев отмечал, что «в учении физиократов можно найти уже систему теоретических экономических взглядов», хотя по сути эти исследователи не провели «методологической грани меж­ду чисто теоретическими и практическими (экономико-политичес­кими) суждениями». Провозглашенная физиократами экономичес­кая наука, по его мнению, изучает физические и моральные зако­ны «наиболее совершенного строя», который вызывает у них «...вдохновение и энтузиазм, до известной степени сектантский ха­рактер всего их течения и мессианизм во взглядах на свою роль»19. Достаточно критично характеризует методологию физиократов и Й.Шумпетер, который писал: «Едва только исследователи дви­нулись дальше, они попали в колею статического представления. Сначала это были... физиократы»30.

Наконец, по оценке М.Блауга, видно, что для Кенэ «деньги — не более чем средство обращения, что торговля в сущности сво­дится к бартерному обмену и что производство автоматически ге­нерирует доход, выплата которого позволяет перейти к следующему производственному циклу»21.
Учение о чистом продукте
В теоретическом наследии творчества Ф.Кенэ важное место за­нимает учение о чистом продукте, который сейчас называют на­циональным доходом. По его мнению, источниками чистого про­дукта являются земля и приложенный к ней труд людей, занятых в сельскохозяйственном производстве. А в промышленности и других отраслях экономики чистой прибавки к доходу не произ­водится и происходит якобы только смена первоначальной фор­мы этого продукта.

Одновременно о значении торговли он высказал ряд положи­тельных суждений. К примеру, признавая торговлю «бесплодным занятием», лидер физиократов все же предостерегал от ложного впечатления, «что благодаря всемирной конкуренции она стано­вится вредной... иностранные купцы увозят и расходуют на своей родине то вознаграждение, которое мы уплачиваем им за оказан­ные нам услуги; таким образом, мы обогащаем этим вознаграж­дением прочие нации»22. Не соглашаясь с таким заблуждением, Ф.Кенэ утверждал, что необходима только «абсолютная свобода торговли»'как условие расширения торговли, изгнания монопо­лии и сокращения торговых издержек23.
Теория классов
В отличие от торговли промышленность Ф.Кенэ не считал бес­полезной. Но при этом он исходил из выдвинутого им же впервые положения о производительной сущности различных социальных групп общества — классов. Так, Ф.Кенэ утверждал, что «нация состоит из трех классов граждан: класса производительного, класса собственников и класса бесплодного»24; к производительному клас­су относил всех людей, занятых в сельском хозяйстве, включая крестьян и фермеров; к классу собственников — землевладельцев, включая короля и духовенство; к бесплодному классу — всех граж­дан вне земледелия, т.е. в промышленности, торговле и других отраслях сферы услуг.

Вместе с тем Ф.Кенэ отнюдь не тенденциозен, подразделяя об­щество на классы, поскольку, по его словам, «трудолюбивые пред­ставители низших классов» вправе рассчитывать на работу с выго­дой. В развитие этой мысли ученый писал: «Зажиточность возбуж­дает трудолюбие потому, что люди пользуются благосостоянием, которое оно доставляет, привыкают к удобствам жизни, к хоро­шей пище, хорошей одежде и боятся бедности... воспитывают своих детей в такой же привычке к труду и благосостоянию... а удача до­ставляет удовлетворение их родительским чувствам и самолюбию»25.
Теория капитала
Ф.Кенэ и его последователям принадлежит первое в истории экономической мысли достаточно глубокое теоретическое обосно­вание положений о капитале. В этой связи К.Маркс писал: «Они (физиократы. — Я.Я.) в пределах буржуазного кругозора дали ана­лиз капитала. Эта-то заслуга и делает их настоящими отцами со­временной политической экономии»26.

Если меркантилисты отождествляли капитал, как правило, с деньгами, то Ф.Кенэ считал, «что деньги сами по себе представля­ют собой бесплодное богатство, которое ничего не производит...»27. По его терминологии, сельскохозяйственные орудия, постройки, скот и все то, что используется в земледелии в течение несколь­ких производственных циклов, представляют «первоначальные аван­сы» (по современной терминологии — основной капитал). Затра­ты на семена, корма, оплату труда работников и другие, осуще­ствляемые на период одного производственного цикла (обычно до года), он относил к «ежегодным авансам» (по современной терми­нологии — оборотный капитал). Но заслуга Ф.Кенэ состоит не только в подразделении капитала на основной и оборотный по его производительному признаку. Он, кроме того, смог убедительно доказать, что в движении находится наряду с оборотным и основ­ной капитал.
Теория воспроизводства
В своей знаменитой «Экономической таблице» Ф.Кенэ выпол­нил первый научный анализ кругооборота хозяйственной жизни, т.е. общественного воспроизводственного процесса. Идеи этой рабо­ты свидетельствуют о необходимости соблюдения и обоснованно­го прогнозирования определенных народнохозяйственных пропор­ций в структуре экономики. Им выявлена взаимосвязь, которую он характеризовал так: «Воспроизводство постоянно возобновля­ется издержками, а издержки возобновляются воспроизводством»28.

Рассматривая «Экономическую таблицу» Ф.Кенэ как первую попытку макроэкономического исследования, тем не менее в этой работе нетрудно заметить формальные недостатки, как-то: простая иллюстрация взаимозависимости отраслей; обозначение так назы­ваемого непроизводительного сектора, обладающего основным капиталом; признание экономической деятельности на земле ис­точником чистого дохода, не выясняя механизма превращения зем­ли в источник ценности, и т.д.29
§ 4. Экономическое учение А. Тюрго
Анн Робер Жак Тюрго (1727—1781) — по происхождению дво­рянин. Его предки традиционно находились на государственной службе в Париже. Согласно семейной традиции он как третий сын вынужден был получить духовное образование. Но по окончании семинарии и теологического факультета Сорбонны 23-летний аб­бат А.Тюрго неожиданно решил отказаться от своего предназна­чения для церкви, не желая, по его словам, «всю жизнь носить маску на лице», и перешел на государственную службу. К тому времени этот молодой чиновник хорошо владел шестью языками, круг его интересов составляли философия, филология, юриспру­денция, естественные науки, математика, художественная лите­ратура, поэзия.

Уже в начале своей служебной карьеры в магистратуре Парижа А.Тюрго более всего интересовался волновавшим его экономичес­ким положением Франции. В 25 лет он уже занимал судебную дол­жность в парижском парламенте, а еще через год — докладчика судебной палаты, став заметной фигурой светских и философских кругов французской столицы. В эти годы А.Тюрго сблизился с од­ним из коллег — интендантом торговли Венсаном Гурнэ, дружба с которым, в том числе как с экономическим наставником, про­должалась вплоть до смерти В.Гурнэ в 1759 г. Вместе с ним он бывал в кругу друзей Ф.Кенэ, проживавшего, как известно, в одной из квартир на антресолях Версальского дворца.

Очередным служебным назначением А.Тюрго в 1761 г. был ут­вержден в должности интенданта (губернатора) в Лиможе (центр провинции Лимузен), которую занимал почти 13 лет. Представляя центральную власть в отдаленной провинции, он ведал хозяйствен­ными вопросами, в том числе системой взимания налогов. Имен­но в лиможский период жизни А.Тюрго написал свое главное экономическое сочинение «Размышления о создании и распреде­лении богатств» (1766), незаконченную работу «Ценности и день­ги» (1769) и другие произведения. Все они, как очевидно, бази­ровались на физиократических взглядах, а также на принципах рыночных экономических отношений и, прежде всего свободной конкуренции и свободной торговли.

В 1774 г. А.Тюрго получил последнее в своей служебной карьере назначение, когда вступивший на престол король Людовик XVI выделил ему пост морского министра, а через несколько недель перевел на должность генерального контролера финансов, равно­значную должности министра финансов — важнейшему в то вре­мя посту во внутренних делах королевства.

За 18 месяцев пребывания в должности генерального контро­лера финансов А.Тюрго хотя и не добился сокращения государ­ственных расходов, но смог провести ряд указов и законопроек­тов (эдикты), открывавших возможность для всемерной либерали­зации экономики страны. Однако каждое его реформаторское но­вовведение наталкивалось на ожесточенное сопротивление парла­мента, находившегося под явным влиянием придворного окруже­ния, дворянства, духовенства и некоторой части предпринимате­лей, стремившихся сохранить свое монопольное положение. По­этому реализация положений эдиктов была кратковременной по­бедой А.Тюрго и его единомышленников. В мае 1776 г. королевс­ким посланцем ему был вручен приказ о сдаче дел в связи с от­ставкой, а спустя три месяца король отменил все эдикты мини­стра-реформатора.

Главными достижениями Тюрго-министра в период реформ явились: введение свободной торговли зерном и мукой внутри страны; свободный ввоз и беспошлинный вывоз зерна из коро­левства; замена натуральной дорожной повинности денежной по­земельной податью; упразднение ремесленных цехов и гильдий, тормозивших рост предпринимательства в промышленной сфе­ре, и др.
Предмет и метод изучения
А.Тюрго не считал себя ни учеником, ни последователем Ф.Кенэ, отрицая какую-либо свою причастность к «секте», как он выразился, физиократов. Тем не менее, творческое наследие и практические дела свидетельствуют о его приверженности осно­вам физиократического учения и принципам экономического либе­рализма.

Например, подобно физиократам, А.Тюрго утверждал: «Земле­делец является первой движущей силой в ходе (всех) работ; это он производит на своей земле заработок всех ремесленников... Труд земледельца — единственный труд, производящий больше того, что составляет оплату труда. Поэтому он единственный источник всякого богатства»30.

После смерти своего друга В.Гурнэ Тюрго опубликовал сочи­нение «Похвальное слово Венсану де Гурнэ», в котором раскрыл негативное значение протекционистской политики в экономике и выразил убеждение в том, что «общая свобода покупки и про­дажи является единственным средством обеспечить, с одной сто­роны, продавцу — цену, способную поощрить производство, с другой — покупателю — наилучший товар по наименьшей цене»31.
Теория денег
Еще в 1749 г. будучи в 22-летнем возрасте, опубликовав «Пись­мо аббату де Сисэ о бумажных деньгах», А.Тюрго предвосхитил идеи количественной теории денег, «классически» изложенные спустя почти 30 лет самим А. Смитом. В частности, в «Письме» он вопрошал к Джону Ло словами: «Но позволительно ли было Ло не знать того, что золото, как и все остальное, теряет в цене, если его количество увеличивается?»32 Кроме того, он с пониманием сути проблемы аргументировал и положение о неудобстве бумаж­ных денег, когда их количество не соответствует количеству про­изводимых товаров и услуг.

Деньги из драгоценных металлов рассматриваются А.Тюрго по существу в качестве одного из товаров в товарном мире, подчер­кивая, что «особенно золото и серебро более, чем всякий другой материал, пригодны служить монетой», ибо они «по самой при­роде вещей сделались монетой и притом всеобщей монетой незави­симо от всякого соглашения и всякого закона»33 (курсив мой. — Я.Я.). По его убеждению, деньги, т.е. «золото и серебро, изменяются в цене не только по сравнению со всеми другими товарами, но и по отношению друг к другу, смотря по большему или меньшему их изобилию»34.

Наконец, критикуя меркантилистов, к «богатству нации» А.Тюрго относит прежде всего земли и получаемый с них «чис­тый доход», поскольку, на его взгляд, «хотя деньги составляют не­посредственный предмет сбережений и являются, так сказать, главным материалом капиталов при образовании их, но деньги, как таковые, составляют почти незаметную часть совокупной сум­мы капиталов»35, а «...роскошь непрерывно ведет к их уничтоже­нию»36.
Теория стоимости
А.Тюрго, как и Ф.Кенэ, придерживался затратной концепции происхождения стоимости, сводя ее сущность к затратам живого и овеществленного (прошлого) труда. В то же время, обосновывая механизм формирования цен на рынке, А.Тюрго выделяет цены текущие и основные. Первые, как он полагает, устанавливаются соотношением спроса и предложения, вторые «в применении к товару есть то, чего данная вещь стоит работнику... это тот мини­мум, ниже которого она (цена. — Я.Я.) не может опуститься»37. При этом, по мнению А.Тюрго, редкость является «одним из элемен­тов оценки»38 при приобретении товаров.
Теория классов
А.Тюрго, разделяя взгляды Ф.Кенэ, выделяет в обществе три класса: производительный (люди, занятые в сельскохозяйственном производстве); бесплодный (люди, занятые в промышленности и других отраслях материального производства и сферы услуг); соб­ственники земли. Однако первые два класса он называет «работа­ющими или занятыми классами», полагая, что каждый из них «рас­падается на два разряда людей: на предпринимателей, или капи­талистов, дающих авансы, и на простых рабочих, получающих заработную плату»39 (курсив мой. — Я.Я). Причем, как уточняет уче­ный, именно бесплодный класс включает в себя «членов обще­ства, получающих заработную плату»40.
Теория доходов
В определении сущности и величины заработной платы рабо­чих А. Тюрго не расходится ни с У.Петти, ни с Ф.Кенэ, как и они, считая ее результатом «от продажи своего труда другим» и пола­гая, что она «ограничена необходимым минимумом для его суще­ствования... тем, что ему безусловно необходимо для поддержания жизни»41. Но в отличие от своих предшественников А.Тюрго отно­сил заработную плату к числу элементов, лежащих в основе выд­винутого им понятия об «общем экономическом равновесии». Последнее, по его словам, устанавливается «между ценностью всех произведений земли, потреблением различного рода товаров, раз­личными видами изделий, числом занятых (их производством) людей и ценой их заработной платы»42.

Серьезное внимание уделил А.Тюрго исследованию природы происхождения и такого дохода, как ссудный (денежный) процент, осуждая при этом предрассудки моралистов, рассматривающих «отдачу в рост как преступление» и прибегающих к словам из Еван­гелия: «Взаймы давайте, не ожидая ничего». Он утверждает, что в течение времени займа заимодавец теряет доход, который мог бы получить, потому что рискует своим капиталом, а заемщик мо­жет использовать деньги для выгодных приобретений, которые могут принести ему большую прибыль. Поэтому, заключает А.Тюр­го, заимодавец «...не наносит никакого ущерба заемщику, ибо этот последний соглашается на его условия и не имеет никаких прав на занятую сумму. Прибыль, которую можно получить, имея день­ги, является, несомненно, одним из наиболее частых побуждений, склоняющих заемщиков брать в заем под проценты; это один из источников, который дает возможность выплачивать этот процент»43. Что касается текущего процента, то он, по мнению А. Тюрго, служит на рынке термометром, по которому можно судить об избытке или недостатке капиталов, уточняя, в частности, что низкий денежный процент — это и последствие и показатель избытка капиталов.
Вопросы и задания для контроля
1. Приведите примеры антимеркантилистских взглядов У.Петти и П.Буагильбсра. Соответствует ли их трактовка богатства современ­ному определению данной экономической категории?

2. Из чего исходил У.Петти, полагая, что уровень заработной платы рабочих имеет минимальную величину? Насколько соответствуют его трактовки по поводу категории «рента» современной экономи­ческой теории?

3. Почему У.Петти и П.Буагильбср отрицательно рассматривали роль торговли и торгового капитала в создании национального богат­ства? Как ими трактуется теория стоимости?

4. Что такое физиократия? Какие особенности присущи учению фи­зиократов?

5. В чем суть концепции естественного порядка Ф.Кенэ? Раскройте сущность его учения о «чистом продукте».

6. Каковы особенности теоретических воззрений Ф.Кенэ о классах, капитале, производительном труде?

7. Как представлял себе Ф.Кенэ механизм кругооборота хозяйствен­ной жизни? В чем историко-экономическое значение его теории воспроизводства?

8. Какие экономические идеи А.Тюрго показывают его привержен­ность учению физиократов? В чем новизна теории классов этого ученого?

9. Разъясните, насколько соответствуют определениям современной экономической пауки трактовки А.Тюрго категорий «богатство», «заработная плата», «общее экономическое равновесие», «деньги», «ссудный процент», «цена».
Список рекомендуемой литературы
Аникин А.В. Юность науки. М.: Политиздат, 1985.

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М/. «Дело Лтд», 1994.

Дроздов В.В. Франсуа Кенэ. М.: Экономика, 1988.

Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М.: Экономи­ка, 1995.

Кенэ Ф. Избранные экономические произведения. М.: Соцэкгиз, 1960.

Кондратьев Н.Д. Избр. соч. М.: Экономика, 1993.

Леонтьев В.В. Экономические эссе. Теории, исследования, факты и политика. М.: Политиздат, 1990.

Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От про­роков до профессоров. М.: Дело, Вита-пресс, 1996.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 26. Ч. I.

Петти В. Избранные работы: «Трактат о налогах и сборах»; «Verbum sapient! — слово мудрым»; «Разное о деньгах)». М.: «Ось-89», 1997.

Петти У. Трактат о налогах и сборах: Антология экономической классики. М.: Эконов, 1993. Т. 1.

Петти У. Экономические и статистические работы. М.: Соцэкгиз, 1940.

Тюрго А.Р. Избранные экономические произведения. М.: Соцэкгиз, 1961.

Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.

Тема 6. Второй этап эволюции классической политической экономии. Учение Адама Смита

Из этой темы вы узнаете:


Исторически сложилось так, что почти повсеместно формиро­вание экономической науки чаще всего увязывается с именем и творчеством Адама Смита — величайшего английского ученого-экономиста конца XVIII в. Даже пушкинский Евгений Онегин «читал Адама Смита» и благодаря ему «умел судить о том, как государство богатеет». Его и в наши дни считают тем, кто создал «первый в экономической науке полноценный труд, излагающий общую основу науки... причем весь этот труд проникнут высокой идеей «очевидной и простой системы естественной свободы», к которой, как казалось Адаму Смиту, идет весь мир»1.

Адам Смит родился 5 июня 1723 г, в Шотландии в городке Кирколде, расположенном неподалеку от ее столицы Эдинбурга, в семье таможенного чиновника. С детства проявив способности к учебе, в 14 лет поступил в Глазговский университет, который за­кончил спустя три года, в 1740 г. В числе лучших студентов он был удостоен стипендии для завершения своего образования в Оксфор­дском университете, где учился вплоть до 1746 г. Уровень препо­давания здесь не устраивал его, в том числе по той причине, что большинство профессоров даже не читали своих лекций. Из Окс­форда А.Смит вернулся в Эдинбург с намерением заняться само­образованием и чтением публичных лекций по английской лите­ратуре и политической экономии. Уже тогда, судя по его лекци­ям, он придерживался принципов экономического либерализма и особенно принципа свободы торговли. В 1751 г. А.Смит был назна­чен профессором логики в Глазговском университете, а в конце того же года перешел на кафедру моральной философии, на ко­торой преподавал до 1764 г. Крупная научная работа «Теория мо­ральных чувств», изданная им в 1759 г., принесла ему широкую известность. Но в дальнейшем научный интерес А.Смита все бо­лее смещается к экономической науке, что было связано отчасти с активным его участием в своеобразном Глазговском клубе по­литической экономии, а отчасти — дружбой с философом и эко­номистом Давидом Юмом.

В 1764 г. в жизни А.Смита произошло, можно сказать, перелом­ное событие: он оставил кафедру (как окажется навсегда) и при­нял предложение сопровождать во время заграничного путешествия молодого лорда, пасынка видного политического деятеля — гер­цога Баклю. Материальный интерес от этого путешествия имел для А.Смита не последнее значение: поездка гарантировала ему 800 фунтов стерлингов ежемесячно до конца жизни, что было явно больше его профессорского гонорара. Путешествие длилось с 1764 по 1766 г., т.е. более двух лет, из которых полтора года он провел в Тулузе, два месяца в Женеве, где ему довелось встретиться с Воль­тером, и девять месяцев в Париже. Тесное знакомство за время по­ездки с французскими философами д'Аламбером, Гельвецием, Гольбахом, а также с физиократами, в том числе с Ф.Кенэ и А.Тюрго, отразилось впоследствии в его главном труде «Исследо­вание о природе и причинах богатства народов», к которому он приступил еще в Тулузе.

По возвращении в Шотландию А.Смит решает поселиться у своей матери, где с 1767 г. уединяется для завершения работы над «Богатством народов». Книга вышла в свет в 1776 г. и упрочила и без того широкую известность ее автора. Она четырежды переиз­давалась при жизни А.Смита и еще три раза со дня его смерти (1790) и до конца века.

Влияние А.Смита на своих современников было настолько ве­лико, что даже английский премьер-министр У.Питт - младший все­гда объявлял себя его учеником. Они неоднократно встречались и обсуждали вместе ряд финансовых проектов. Одним из результа­тов этих контактов с ученым явилось подписание У.Питтом в 1786 г. первого либерального торгового договора с Францией — догово­ра Эдена, который существенно изменил таможенные тарифы. Результатом влияния творческого наследия автора «Богатства народов» можно также признать то, что один из его учеников — Дугалл Стюарт — в 1801 г. стал читать в Эдинбургском университе­те самостоятельный курс политической экономии, который преж­де входил в состав дисциплин курса нравственной философии.

В январе 1778 г. А.Смит был назначен комиссаром таможни в Эдинбурге, оставаясь в этой должности до своей кончины в 1790 г.

Из особенностей характера А.Смита известно, что ему были присущи подчеркнуто деликатное поведение и одновременно ле­гендарная рассеянность.
§ 1. Предмет и метод изучения
В своей книге «Исследование о природе и причинах богатства народов» в качестве предмета изучения политической экономии А.Смит назвал проблему экономического развития общества и повышения его благосостояния. Как заметил в этой связи Н.Кондратьев, «весь классический труд Смита о богатстве народов на­писан под углом зрения, какие условия и каким образом ведут людей к наибольшему благосостоянию, как он его понимал»2.

Судя по разъяснениям в самом начале «Богатства народов», А.Смит, отрицая денежную суть экономического роста и повыше­ния благосостояния, настаивает на том, что «годичный труд каж­дого народа» превращается в богатство, прежде всего в виде мате­риальных (физических) ресурсов. А последние, на его взгляд, со­здаются исключительно в сфере производства, роль которой в хозяйственной жизни он заведомо считал приоритетной.

Однако относительно вопроса о том, в каких материальных от­раслях экономики богатство растет быстрее, соображения А.Сми­та оказались небесспорными. Так, во второй книге своего пятикни­жия он пишет, что «капитал, вкладываемый в земледелие… добав­ляет... гораздо большую стоимость... к действительному богатству и доходу...»3. При этом А.Смит полагал, что с развитием эконо­мики цены на промышленные товары имеют тенденцию снижаться, а на сельскохозяйственные продукты — подниматься, поэто­му, по его мысли, «в странах, где сельское хозяйство представля­ет собою самое выгодное из всех приложений капитала... капита­лы отдельных лиц будут, естественно, прилагаться самым выгод­ным для всего общества образом»4. Он также убежден в том, что «все, что благоприятствует или вредит интересам» землевладель­цев, «неизбежно благоприятствует или вредит интересам обще­ства»5.

Центральное место в методологии исследования А.Смита зани­мает концепция экономического либерализма, в основу которой, как и физиократы, он положил идею естественного порядка, т.е. рыночных экономических отношений. В то же время в отличие, скажем, от Ф.Кенэ, в понимании А.Смита, и он это постоянно подчеркивает, рыночные законы лучшим образом могут воздействовать на экономику, когда частный интерес стоит выше общественного, т.е. когда интересы общества в целом рассматриваются как сумма интересов составляющих его лиц. В развитие этой идеи автор «Бо­гатства народов» вводит ставшие затем знаменитыми понятия «эко­номический человек» и «невидимая рука».

Сущность «экономического человека»6 достаточно рельефно показана уже во второй главе книги I «Богатства народов», где особо впечатляет положение о том, что разделение труда является результатом определенной склонности человеческой природы к торговле и обмену. Напомнив вначале читателю, что собаки друг с другом сознательно костью не меняются, А.Смит характеризует «экономического человека» словами: «Он скорее достигнет своей цели, если обратится к их (своих ближних. — Я.Я.) эгоизму и су­меет показать им, что в их собственных интересах сделать для него то, что он требует от них... Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно — таков смысл всякого подобного пред­ложения... Не от благожелательности мясника, пивовара или бу­лочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов»7.

Без особых комментариев А.Смит преподносит читателю и по­ложение о «невидимой руке». Он говорит о ней как бы между про­чим, обращая внимание читателя на то, что «каждый отдельный человек... имеет в виду свою собственную выгоду, а отнюдь не выгоды общества... причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения...» и что «преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится сделать это»8.

Таким образом, смитовская «невидимая рука» предполагает такое соотношение между «экономическим человеком» и обще­ством, т.е. «видимой рукой» государственного управления, когда последняя, не противодействуя объективным законам экономи­ки, перестанет ограничивать экспорт и импорт и выступать искус­ственной преградой «естественному» рыночному механизму. Кон­кретно за государством А.Смит считает целесообразным закрепить «три весьма важные обязанности», а именно: осуществление из­держек на общественные работы, на обеспечение военной безо­пасности и на отправление правосудия.

Непременным условием для того, чтобы экономические зако­ны действовали, является, по убеждению А.Смита, свободная конкуренция9. Только она, считает он, может лишить участников рынка власти над ценой, и чем больше продавцов, тем менее ве­роятен монополизм, ибо, на его взгляд, «монополисты, поддер­живая постоянный недостаток продуктов на рынке и никогда не удовлетворяя полностью действительный спрос, продают свои товары намного дороже естественной цены и поднимают свои доходы…»10.

В защиту идей свободной конкуренции в десятой главе книги I А.Смит осуждает исключительные привилегии торговых компаний, законы об ученичестве, цеховые постановления, законы о бедных, полагая, что они (законы) ограничивают рынок труда, мобиль­ность рабочей силы и масштабы конкурентной борьбы. Он также убежден, что, как только представители одного и того же вида торговли и ремесла собираются вместе, их разговор редко не за­канчивается «...заговором против публики или каким-либо согла­шением о повышении цен»11. Но что касается структуры самой торговли, то и здесь автор «Богатства народов» делает свои акцен­ты противоположными принципам меркантилизма, ставя на пер­вое место внутреннюю, на второе — внешнюю, на третье — тран­зитную торговлю.

Наконец, в связи с особенностями смитовской методологии необходимо обратить внимание на одно из замечаний Й.Шумпетера, который писал: «Если мы проанализируем ход мыслей Ада­ма Смита, то обнаружим в них экономические истины по суще­ству только статического характера»12.
§ 2. Особенности теоретических разработок
Теория разделения труда
«Богатство народов» А.Смита начинается с проблематики раз­деления труда вовсе не случайно. На ставшем хрестоматийным примере, показывающем, как в булавочной мануфактуре разделе­ние труда по меньшей мере трояко повышает производительность труда (речь идет о повышении квалификации работников; эконо­мии времени при переходе от одной операции (работы) к другой; изобретении машин и механизмов), он фактически подготовил «почву» для будущих рассуждений и споров по многим ключевым теоретическим проблемам политической экономии. Одной из та­ких теорий, имевших неоднозначное толкование еще до А.Смита, была теория стоимости (ценности) товаров и услуг. Эта теория впоследствии вплоть до конца XIX в. оставалась центральной тео­рией экономической науки.
Теория стоимости
Отметив наличие у каждого товара потребительной и меновой стоимости, первую А.Смит оставил без рассмотрения. Причина здесь в том, что в понятие «потребительная стоимость» А.Смит вкладывал смысл полезности не предельной, а полной, т.е. возможность отдельного предмета, блага удовлетворить потребность человека, причем не конкретную, а общую. Поэтому для него потребитель­ная стоимость не может быть условием меновой стоимости товара.

Далее, отмежевавшись от рассмотрения потребительной стоимо­сти, А.Смит обращается к выяснению причин и механизма обме­на, сущности меновой стоимости, и в результате появились его выводы о том, что стоимость одинакового количества труда рабо­чего «во все времена и во всех местах» одинакова и поэтому «имен­но труд составляет их (товаров. — Я.Я.) действительную цену, а деньги составляют лишь их номинальную цену»13.

Что касается смитовской сентенции о постоянстве стоимости труда, которая по сути означает условие производства каждой единицы товара при постоянных издержках, то она, конечно, не выдерживает никакой критики, так как в зависимости от объема производства удельные издержки, как известно', подвержены из­менению. Другой свой тезис, согласно которому труд «составляет действительную цену» товаров, А.Смит развивает с двойственных позиций, следуя которым впоследствии одни смитианцы увидели «трудовую» природу происхождения стоимости товаров, а дру­гие — через издержки. Сама же двойственность развития тезиса состоит в следующем.

Автор «Богатства народов» будто бы сделал окончательный вывод, говоря, что «труд является единственным всеобщим, равно как и единственным точным, мерилом стоимости, или единственной мерой, посредством которой мы можем сравнивать между собою стоимости различных товаров (курсив мой, — Я.Я.) во все времена и во всех местах»14. Но буквально через несколько страниц после­довали два уточнения. В соответствии с первым из них — только «в обществе первобытном и малоразвитом, предшествовавшем накоп­лению капитала и обращению земли в частную собственность, соотношение между количествами труда... было, по-видимому, единственным основанием... для обмена их друг на друга (курсив мой. — Я.Я.)»15. В соответствии со вторым уточнением — стоимость определяется как сумма доходов (заработная плата, прибыль и рен­та), поскольку «е каждом развитом обществе все эти три состав­ные части в большей или меньшей мере входят в цену громадного большинства товаров (курсив мой. — Я.Я.)»16

Итак, по приведенным выше уточнениям, связанным с теори­ей стоимости (ценности), можно было бы предположить, что А.Смит был склонен не к трудовой теории, а к теории издержек.

Но в двойственности его позиции не остается сомнений, когда в восьмой главе книги I он утверждает о трудовом происхождении всех доходов, из которых складывается цена, а не о сумме издер­жек, обусловливающих эти доходы, как составляющие цены. Ведь, по словам автора «Богатства народов» рента — это «первый вычет из продукта труда, затраченного на обработку земли»; прибыль — «второй вычет из продукта труда, затрачиваемого на обработку зем­ли»; заработная плата — «продукт труда», который «...составляет естественное вознаграждение за труд»17.
Теория производительного труда
Автор «Богатства народов», введя в третьей главе книги II по­нятие производительного труда, сформулировал его как труд, ко­торый «...увеличивает стоимость материалов, которые он перера­батывает»18, а также «...закрепляется и реализуется в каком-либо отдельном предмете или товаре, который можно продать и кото­рый существует по крайней мере некоторое время после того, как закончен труд (курсив мой. — Я.Я.)»19. Соответственно, непроиз­водительный труд, по Смиту, — это услуги, которые «исчезают в самый момент их оказания», а труд для выполнения (оказания) которых: «ничего не добавляет к стоимости... имеет свою стоимость и заслуживает вознаграждения... не закрепляется и не реализуется в каком-либо отдельном предмете или товаре, пригодном для продажи»20

К сожалению, почти все представители классической полити­ческой экономии (кроме Дж.Мак-Куллоха, Н.Сениора и некото­рых других) безоговорочно приняли смитовское разграничение труда на производительный и непроизводительный виды, которое затем от К.Маркса перешло в так называемую «марксистско-ле­нинскую политическую экономию»21.
Теория денег
В пятой главе книги I А.Смит отмечает, что деньги сделались общепринятым средством торговли с тех пор, «как прекратилась меновая торговля», но, «подобно всем другим товарам, золото и серебро меняются в своей стоимости»22. Затем в одиннадцатой гла­ве книги I мы видим историко-экономический экскурс в пользу количественной теории денег. Здесь, в частности, говорится, что «труд, а не какой-либо особый товар или группа товаров, является действительным мерилом стоимости серебра (денег. — Я.Я.)»23; осуждается меркантилистская система взглядов, соглас­но которой «национальное богатство заключается в изобилии золота и серебра, а национальная бедность — в их недостаточ­ном количестве»24.

Однако специально проблематике денег А.Смит посвятил вто­рую главу книги II. Именно здесь произнесена одна из его крыла­тых фраз: «Деньги — это великое колесо обращения»25. Высказан­ное в этой главе положение о том, что «падение курса бумажных денег ниже стоимости золотой и серебряной монеты отнюдь не вызывает падения стоимости этих металлов»26, — конечно, небе­зынтересно для читателя и в наше время. Наконец, следует под­черкнуть, что автор «Богатства народов» рассматривает деньги, как и все классики, не иначе как техническое орудие для обмена, тор­говли, ставя на первое место их функцию средства обращения.
Теория доходов
По Смиту, годичный продукт распределяется в виде доходов между тремя классами — рабочими, капиталистами, землевладельцами.

Доход рабочих — заработная плата — в рассмотрении А.Смита находится в прямой зависимости от уровня национального богат­ства страны. Достоинство его теории заработной платы состоит прежде всего в том, что в отличие, скажем, от У.Петти, физио­кратов, а затем и Д.Рикардо он отрицал так называемую законо­мерность снижения величины оплаты труда до уровня прожиточ­ного минимума. Более того, по его убеждению, «при наличии высокой заработной платы мы всегда найдем рабочих более дея­тельными, прилежными и смышлеными, чем при низкой заработ­ной плате...»27. Разве что, предупреждает автор «Богатства народов», «хозяева всегда и повсеместно находятся в своего рода молчали­вой, но постоянной и единообразной стачке с целью не повышать заработной платы рабочих выше ее существующего размера»28.

Прибыль как доход на капитал определяется, как пишет А.Смит в главе девятой книги I, «стоимостью употребленного в дело капи­тала и бывает больше или меньше в зависимости от размеров это­го капитала» и ее не следует путать с заработной платой, устанав­ливаемой в «соответствии с количеством, тяжестью или сложно­стью... предполагаемого труда по надзору и управлению»29. По его мнению, сумма прибыли «предпринимателя, рискующего своим капиталом», — это часть созданной рабочими стоимости, направ­ляемая «на оплату прибыли их предпринимателя на весь капитал, который он авансировал в виде материалов и заработной платы»30.

Еще одному виду доходов — ренте специально посвящена пос­ледняя одиннадцатая глава книги I. Она гораздо слабее исследова­на, чем, скажем, у Д.Рикардо, но отдельные положения все же заслуживают внимания. В частности, по Смиту, пищевые продук­ты являют собой «единственный сельскохозяйственный продукт, который всегда и необходимо дает некоторую ренту землевладель­цу»31. Оригинальна здесь и его подсказка читателю: «Стремление к пище ограничивается у каждого человека небольшой вместимос­тью человеческого желудка...»32.
Теория капитала
В теории капитала А.Смита (первая глава книги II) очевидна его более прогрессивная позиция по сравнению с физиократами. Капитал характеризуется им как одна из двух частей запасов, «от которой ожидают получать доход», а «другая часть, — пишет он, — эта та, которая идет на непосредственное... потребление...»33. В отличие от физиократов, по Смиту, производительным являет­ся капитал, занятый не только в сельском хозяйстве, но и во всей сфере материального производства. Кроме того, им вводится деле­ние капитала на основной и оборотный, показывается различие в соотношении между этими частями капитала в зависимости от отрасли хозяйства. Основной капитал, по мнению автора «Богат­ства народов», состоит в числе прочего «из приобретенных и по­лезных способностей всех жителей или членов общества»34, т.е. как бы включает в себя «человеческий капитал».
Теория воспроизводства
После блистательно показанного Ф.Кенэ механизма кругообо­рота хозяйственной жизни А.Смиту так и не удалось сколько-нибудь заметно углубиться в сущность теории воспроизводства. Разве что у последнего центральным звеном воспроизводственного процес­са объявлено не сельскохозяйственное производство, а сфера про­изводства в целом, что все равно не освобождает обоих этих авто­ров от приверженности принципам каузального метода анализа.

Между тем известно, что позицию А.Смита по этой проблема­тике К.Маркс оценил критически и назвал его теоретические воззрения «баснословной догмой Смита». Но критика К.Маркса на этот счет действительно значима, поскольку автор «Богатства на­родов», характеризуя то, из чего состоит подлежащая распределе­нию «вся цена годичного продукта труда», целиком сводит после­днюю к доходам -, из которых складывается, как он полагает, и цена любого товара. Иными словами, по Смиту, речь идет не о расши­ренном, а о простом воспроизводстве, при котором потребление исключает накопление на возмещение стоимости (амортизацию) средств производства.

Вопросы и задания для контроля


1. Раскройте особенности предмета изучения А.Смита.

2. В чем сущность концепции А.Смита об «экономическом человеке» и «невидимой руке»?

3. Какие положения обосновывает А.Смит в своей теории разделения труда?

4. Какие классы выделял в обществе А.Смит? Сравните его позицию по этой проблеме с физократической.

5. Покажите противоречивость трактовок А.Смита по поводу катего­рии «стоимость».

6. Как формулирует А.Смит сущность производительного и непроиз­водительного труда? Какова роль этой теории в экономической на­уке?

7. Прокомментируйте высказывание А.Смита о том, что «деньги — это великое колесо обращения».

8. Охарактеризуйте теоретические позиции А.Смита о заработной плате, прибыли, ренте и капитале.

9.Сравните теории воспроизводства Ф.Кенэ и А.Смита и раскройте суть «Баснословной догмы Смита».
Список рекомендуемой литературы
Аникин А.В. Адам Смит. М.: Молодая гвардия, 1968.

Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: «Дело Лтд», 1994.

Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М.: Экономи­ка, 1995.

Кондратьев Н.Д. Избр. соч. М.: Экономика, 1993.

Роббинс Л. Предмет экономической науки // THESIS. Зима 1993. Т, 1.Вып. 1.

Самуэльсоп П. Экономика. В 2-х т. М.: Алгол, 1992.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства пародов. М.: Соцэкгиз, 1962.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. 1 — 2 кн. //Антология экономической классики. М.: Эконов, 1993. Т. 1.

Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


Тема 5. Первый этап эволюции классической политической экономии
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации