Ядгаров Я.С. История экономических учений - файл n1.doc

приобрести
Ядгаров Я.С. История экономических учений
скачать (1590 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1590kb.24.08.2012 03:30скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ЭПОХИ ДОРЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ



Тема 2. Натурально-хозяйственная экономическая мысль древнего мира и средневековья
Изучив эту тему, вы будете знать:


§ 1. Экономическая мысль древнего мира
В древнем мире еще в четвертом тысячелетии до нашей эры, ког­да появились первые древневосточные государственные образова­ния и установились государственные формы управления рабовла­дельческой экономикой, началась систематизация экономической мысли в экономическую теорию, принимаемую обществом в ка­честве руководства к действию в осуществлении хозяйственной политики. Поэтому не случайно принято считать, что экономичес­кая наука зародилась именно на Древнем Востоке — в колыбели мировой цивилизации.

Уже тогда в недрах натурального хозяйства восточного рабства («азиатского способа производства») с присущим ему активным участием государства в экономических процессах неумолимо рас­ширялись масштабы товарно-денежных отношений и становились псе более злободневными проблемы сосуществования государствен­ной, общинной и частной собственности. В дальнейшем на протя­жении первого тысячелетия до нашей эры необходимость осмыс­ления сути экономических категорий и законов проявила себя не менее остро и в государствах классического (античного) рабства.

Общая черта экономической мысли древнего мира состоит в стрем­лении сохранить приоритет натурального хозяйства, осудить с позиций нравов, морали и этики крупные торгово-ростовщические операции, нарушающие якобы эквивалентный и пропорциональный характер обмена товаров по их стоимости и не соответ­ствующие открытому разумом и охраняемому гражданскими зако­нами «естественному порядку». Причем выразителями подобного рода воззрений и в древневосточных и в античных странах были, как правило, мыслители (философы) и отдельные правители ра­бовладельческих государств.
Экономическая мысль Древнего Востока. Вавилония
Из дошедших до наших времен ранних письменных источни­ков — памятников экономической мысли цивилизаций Древнего Востока наиболее известным является так называемый кодекс за­конов Вавилонии, принятый в XVIII в. до н.э. царем Хаммурапи (1792-1850 до н.э.)1. В тот период в этом государстве Месопотамии, расположенном в междуречье Тигра и Евфрата, возникла реаль­ная угроза сохранению его устоев и, возможно, суверенитета, ибо быстрое развитие здесь товарно-денежных отношений сопровож­далось резким сокращением поступлений налогов в казну и соот­ветственно ослаблением государственных структур и особенно армии. Консолидировавший общество и экономическую жизнь старовавилонского государства кодекс Хаммурапи внешне был нацелен на то, чтобы «сильный не притеснял слабого». Фактичес­ки же закрепленные в нем правовые нормы жестко регламенти­ровали натурально-хозяйственные основы, увязав их не только с экономической ответственностью.

Так, за покушение на частную собственность мерой пресече­ния виновного могли стать обращение в рабство либо смертная казнь. Попытки увести чужого раба, а последний приравнивался к имущественному богатству, также сурово карались, т.е. вплоть до смертной казни. Своеобразные требования государство узаконило в части «снижения» тяжести кабалы и рабства за долги, а также ростовщичества. К примеру, царские воины и другие граждане — вавилоняне по «новым» законам, впредь не лишались своих земель­ных наделов за долги; отдавая (или продавая) за долги в рабство свою жену, сына или дочь, отцу семейства гарантировалось «за­коном», что по истечении трех лет члена его семьи освободят и одновременно аннулируется долг; масштабы ростовщичества были «упорядочены» так, что предел денежной ссуды не должен был превышать 20%, а натуральной ссуды — 33%.
Экономическая мысль античного рабства. Древняя Греция
Лучшие достижения экономической мысли античного (класси­ческого) рабства были достигнуты в V-IV вв. до н.э., а самым известным представителем этого периода является древнегречес­кий философ Аристотель (384—322 до н.э.)2. Этот автор, будучи убежденным идеологом сложившихся в его стране натурально-хо­зяйственных отношений, смог значительно больше других своих современников (Ксенофонта, Платона и др.) углубиться в конк­ретные экономические проблемы и разработать оригинальнейший по тем временам проект идеального государства.

Согласно проекту Аристотеля естественные «законы природы» обусловливают деление общества на свободных и рабов и их труда на умственный и физический. При этом оригинально то, что все виды хозяйства и деятельности людей (будь то: свободные гражда­не, выполняющие управленческо-контрольные функции, или зем­ледельцы, скотоводы, ремесленники, торговцы) рассматриваются в нем с точки зрения используемых каждым сословием способов жизнеобеспечения и приобретения богатства и относятся либо к естественной сфере — экономике, либо к неестественной сфере — хрематистике.

Экономика в суждениях Аристотеля представлена, прежде все­го важнейшей и почетной деятельностью людей в земледелии, а также теми, кто занят ремеслом и мелкой торговлей. Ее цель — удов­летворение насущных жизненных потребностей человека, и поэто­му она должна быть объектом заботы государства. Хрематистику мыслитель сравнивает с беспечным искусством наживать состоя­ние посредством крупных торговых сделок для перепродажи и ро­стовщических операций. Ее цель беспредельна, так как главное в этой сфере — «обладание деньгами».

В концепции об экономике и хрематистике очевидна недвусмыс­ленная позиция Аристотеля как сторонника натурального хозяй­ства. Идеализируя в рамках этой концепции модель рабовладель­ческого государственного устройства, он как бы искусственно «упрощает» важнейшие элементы хозяйственной жизни. Например, по Аристотелю, «в действительности вещи столь различные не могут стать соизмеримыми». Отсюда «5 лож — 1 дому» потому, что их соизмеримость достигается якобы только благодаря деньгам. Сами же деньги, как наиболее «удобный в обиходе» товар, воз­никли, по мысли философа, не стихийно, а как результат согла­шения между людьми и «в нашей власти», чтобы они (деньги) стали «неупотребительными».

К «издержкам» аристотелевской концепции об экономике и хрематистике следует отнести также двойственную характеристи­ку обмена. Речь идет о том, что в одном случае обмен расценива­ется им как акт удовлетворения потребности и позволяет тракто­вать потребительную стоимость товара как категорию сферы экономики, а в другом случае — наоборот: обмен символизирует акт наживы и дает основание меновую стоимость товара считать кате­горией сферы хрематистики.

Наконец, с позиций этой же концепции Аристотель демонст­рирует свое неприятие крупной торговли и ссудных операций, тен­денциозно анализируя этапы эволюции форм торговли и денеж­ного обращения. В частности, такие ранние формы торговли, как прямой товарообмен и товарообмен посредством денег, он отно­сит к сфере экономики, а движение торгового капитала, т.е. когда товарообмен осуществляется с приращением первоначально аван­сированных на эти цели денег, — к сфере хрематистики. Анало­гично трактует Аристотель свое отношение к формам денежного обращения, относя функции денег по отображению меры стоимо­сти и средства обращения к сфере экономики, а их применение как средство накопления прибыли, т.е. в качестве ростовщическо­го капитала, — к сфере хрематистики. По словам Аристотеля, ро­стовщичество «с полным основанием вызывает ненависть» и яв­ляется «по преимуществу противным природе» потому, что «оно делает сами денежные знаки предметом собственности, которые, таким образом, утрачивают то свое назначение, ради которого они были созданы: ведь они возникли ради меновой торговли, взима­ние же процентов ведет именно к росту денег»3.
§ 2. Экономическая мысль средневековья
Экономические воззрения средневековья (феодального обще­ства), судя по дошедшим до нас литературным источникам, но­сят ярко выраженный богословский характер. Научное наследие духовных идеологов этой эпохи, в том числе в области хозяйствен­ной политики, переполняют схоластика, софистические рассуж­дения, религиозно-этические нормы, посредством которых ими оправдывается сословный характер и иерархическая структура об­щества, рост концентрации политической власти и экономичес­кого могущества у светских и церковных феодалов. Их доктринам присущи также двусмысленное толкование необходимости расши­рения масштабов товарности экономики, осуждение либо неяв­ное одобрение ростовщичества и другие признаки неприятия в хозяйстве основополагающих принципов рыночных отношений.
Средневековая экономическая мысль в восточных странах. Исламский арабский Восток
Автором одной из значительных концепций общественного прогресса на базе экономических факторов является видный мыслитель арабского Востока Ибн-Хальдун (1332—1406)4, который жил и творил в североафриканских странах Магриба. К этому времени здесь к унаследованным традициям древности, позволявшим государству сохранять за собой и распоряжаться большим фондом земельных угодий и пополнять казну налогами, прибавились еще и «всесильные» постулаты Корана, лежащего в основе зародившей­ся в начале VII в. новой религиозной идеологии — ислама. Причем примечательно, что «услышал», а затем распространял в своих проповедях «откровения бога», став тем самым основателем исла­ма, некий пророк Мухаммед — несомненно, искушенный в эко­номических проблемах купец из Мекки.

В концепции Ибн-Хальдуна («социальная физика») не отверга­ются богоугодность торговли и провозглашаемое исламом в Кора­не возвышенное отношение к труду, порицание скупости, жад­ности и расточительства, а также то, что «Аллах дал преимуще­ство одних людей перед другими». Ее основным достижением яв­ляется дифференцированная характеристика эволюции общества от «примитивности» к «цивилизации». Последняя, на его взгляд, к традиционным хозяйственным занятиям людей в земледелии и ско­товодстве прибавила такие прогрессивные сферы экономической деятельности, как ремесло и торговля. Успешное развитие всех отраслей экономики, полагает мыслитель, позволит многократно приумножить богатство народа, сделать роскошь достоянием каж­дого человека. Однако переход к цивилизации с ее возможностя­ми для избыточного производства материальных благ, предупреж­дает ученый, не означает, что наступит всеобщее социальное и имущественное равенство и отпадет необходимость в «предводи­тельстве» над подданными и в разделении общества на сословия («слои») по имущественному признаку.

Ибн-Хальдун показал понимание того, что обеспечение граж­дан предметами первой необходимости и предметами роскоши или, по его терминологии, «необходимым» и «лишенным необходимо­сти», зависит прежде всего от степени населенности города, сим­волизирующей как его процветание, так и упадок. Поэтому, если город растет, в нем будут в достатке и «необходимое» и «лишен­ное необходимости»; при этом цены на первое (благодаря учас­тию в земледелии, в том числе и горожан) будут снижаться, а на второе (из-за резкого роста спроса на предметы роскоши) — бу­дут увеличиваться. И наоборот, упадок города как результат мало­численности проживающего в нем населения обусловливает недо­статок и дороговизну всех без исключения материальных благ. Одновременно с этим мыслитель отмечает, что чем ниже устанав­ливается размер налогов (включая пошлины и поборы правителей на городских рынках), тем более реален расцвет любого города, общества в целом.

Деньги Ибн-Хальдун считает важнейшим элементом хозяй­ственной жизни, настаивая на том, чтобы их роль выполняли пол­ноценные монеты из созданных богом двух металлов — золота и серебра. По его мысли, деньги отображают количественное содер­жание человеческого труда «во всем приобретаемом», ценность «всякого движимого имущества», и в них «основа приобретения, накопления и сокровища». Он совершенно нетенденциозен при ха­рактеристике «стоимости труда», т.е. заработной платы, утверждая, что ее размер зависит, во-первых, «от количества труда челове­ка», во-вторых, «его мест среди других трудов» и, в-третьих, от «потребности людей в нем» (в труде. — Я.Я.).
Средневековая экономическая мысль в западноевропейских странах. Католическая школа канонистов
Наиболее значимым автором западноевропейской экономичес­кой мысли средневековья называют, как правило, доминиканс­кого итальянца монаха Фому Аквинского (Аквината) (1225—1274), отнесенного в 1879 г. католической церковью к лику святых. Он стал достойным продолжателем и оппонентом одного из основателей школы раннего канонизма Августина Блаженного (Святого Авгу­стина) (353-430), который в конце IV — начале V вв., будучи епископом во владениях Римской империи в Северной Африке, заложил догматические безальтернативные принципы религиоз­но-этического подхода к экономическим проблемам. И эти прин­ципы в течение V—XI вв. оставались почти незыблемыми.

В период раннего средневековья господствовавшая экономичес­кая мысль ранних канонистов категорически осуждала торговую прибыль и ростовщический процент, характеризуя их как резуль­тат неправильного обмена и присвоения чужого труда, т.е. как грех. Эквивалентный и пропорциональный обмен считался возможным только при условии установления «справедливых цен». Авторы церковных законов (канонов) выступали также против свойствен­ного идеологам античного мира презрительного отношения к физическому труду, исключительного права на богатство отдель­ных лиц в ущерб большинству населения. Крупная торговля, ссуд­ные операции, как явления грешные, вообще запрещались.

Однако в XIII-XIV вв., в период расцвета позднего средневе­ковья (когда усилилась сословная дифференциация общества, воз­росли число и экономическая мощь городов, в которых, наряду с земледелием, стали процветать ремесло, промыслы, торговля и ростовщичество, т.е. когда товарно-денежные отношения обрели для общества и государства судьбоносное значение), поздние ка­нонисты расширили круг аргументов, «объясняющих» экономи­ческие проблемы и причины социального неравенства. Здесь име­ется в виду то, что методологической базой, на которую опирались ранние канонисты, были прежде всего авторитарность доказа­тельств (посредством ссылок на тексты священного писания и груды церковных теоретиков) и морально-этическая характерис­тика экономических категорий (включая положение о «справедли­вой цене»). К этим принципам поздние канонисты прибавили еще принцип двойственности оценок, позволяющий посредством ком­ментариев, уточнений и оговорок первоначальную трактовку кон­кретного хозяйственного явления или экономической категории преподнести в ином или даже противоположном смысле.

Вышесказанное очевидно из суждений Ф.Аквинского по мно­гим экономическим проблемам, актуальным в странах Западной Европы в средние века и нашедшим отражение в его трактате «Сумма теологии». Например, если ранние канонисты, подразде­ляя труд на умственный и физический виды, исходили из боже­ственного (естественного) предназначения, но не отделяли эти виды друг от друга с учетом их влияния на достоинство человека в связи с занимаемым положением в обществе, то Ф.Аквинский «уточняет» это «доказательство» в пользу сословного деления об­щества. При этом он пишет: «Деление людей по различным про­фессиям обусловлено, во-первых, божественным провидением, которое разделило людей по сословиям... Во-вторых, естественными причинами, которые определили то, что различные люди склон­ны к различным профессиям...»5

Двойственную и компромиссную позицию в сравнении с ран­ними канонистами автор «Суммы теологии» занимает также по поводу трактовки таких экономических категорий, как богатство, обмен, стоимость (ценность), деньги, торговая прибыль, ростов­щический процент. Рассмотрим вкратце эту позицию ученого при­менительно к каждой названной категории.

Богатство со времен Августина рассматривалось канонистами как совокупность материальных благ, т.е. в натуральной форме, и признавалось грехом, если оно создано иными средствами, чем прилагаемый для этого труд. В соответствии с этим постулатом бесчестное приумножение (накопление) золота и серебра, считав­шихся по своей природе «искусственным богатством», не могло соответствовать нравственным и прочим нормам общества. Но, по Аквинскому, «справедливые цены» (о них речь пойдет ниже) мо­гут быть неоспоримым источником роста частной собственности и создания «умеренного» богатства, что грехом не является.

Обмен в древнем мире и в средние века воспринимался иссле­дователями как акт волеизъявления людей, результат которого пропорционален и эквивалентен. Не отвергая данный принцип, Ф.Аквинский обращает внимание на многочисленные примеры, превращающие обмен в субъективный процесс, обеспечивающий равенство извлекаемой пользы при неэквивалентном, казалось бы, обмене вещей. Иными словами, условия обмена лишь тогда нару­шаются, когда вещь «поступает на пользу одному и в ущерб дру­гому».

«Справедливая цена» — это категория, которая в экономичес­ком учении канонистов подменяла категории «стоимость» (цен­ность), «рыночная цена». Она устанавливалась и закреплялась на определенной территории феодальной знатью. Ее уровень ранние канонисты «объясняли», как правило, ссылками на трудовые и ма­териальные затраты в процессе товарного производства. Однако Ф.Аквинский затратный подход назначения «справедливой цены» считает недостаточно исчерпывающей характеристикой. По его мысли, наряду с этим следует признать, что продавец может «по праву продавать вещь дороже, чем она стоит сама по себе», и при этом она «не будет продана дороже, чем стоит владельцу», в про­тивном случае ущерб будет нанесен и продавцу, который недопо­лучит соответствующее его положению в обществе количество де­нег, и всей «общественной жизни».

Деньги (монеты) Ф.Аквинским трактуются подобно авторам древнего мира и раннего канонизма. Он указывает, что причиной их возникновения стало волеизъявление людей для обладания «вер­нейшей мерой» в «торговле и обороте». Выражая свою привержен­ность номиналистической концепции денег, автор «Суммы тео­логии» признает, что, хотя монеты имеют «внутреннюю ценность», государство, тем не менее вправе допускать некоторое отклонение ценности монеты от ее «внутренней ценности». Здесь ученый вновь верен своему пристрастию к двойственности, с одной стороны, признавая, что порча монеты может сделать бессмысленным из­мерение достоинства денег на внешнем рынке, а с другой — вве­ряя государству право устанавливать «номинальную ценность» подлежащих чеканке денег по своему усмотрению.

Торговая прибыль и ростовщический процент осуждались кано­нистами как не богоугодные, т.е. грешные, явления. С определенными оговорками и уточнениями «осуждал» их и Ф.Аквинский. Поэтому в результате, по его мысли, торговая прибыль и процент за ссуду все же должны присваиваться соответственно торговцем (купцом) и ростовщиком, если при этом очевидно, что они со­вершают вполне благопристойные деяния. Иначе говоря, необхо­димо, чтобы такого рода доходы являлись не самоцелью, а заслу­женной платой и вознаграждением за имеющие место в торговых и ссудных операциях труд, транспортные и прочие материальные издержки и даже за риск.
Вопросы и задания для контроля

1. Приведите аргументы авторов экономических идей и концепций древнего мира и средневековья, посредством которых ими отста­ивался приоритет натурального хозяйства и осуждалось расшире­ние масштабов товарно-денежных отношений. Можно ли с ними согласиться в том, что деньги возникли не стихийно, а в резуль­тате соглашения людей между собой?

2. В чем особенности модели идеального государства в трудах Аристо­теля? Раскройте сущность аристотелевской концепции об эконо­мике и хрематистике.

3. Каковы основные черты средневековой экономической мысли на арабском Востоке? Изложите суть концепции «социальной физи­ки» Ибн-Хальдуна.

4. Какие методологические принципы использовали в своих экономи­ческих воззрениях ранние и поздние канонисты? Приведите при­меры исторической аналогии в тоталитарных государствах XX сто­летия.

5. Сравните трактовки основных экономических категорий в. перио­ды раннего и позднего канонизма. Как они формируются в совре­менной экономической литературе?
Список рекомендуемой литературы
Аристотель. Соч. в4-хт. М.: Мысль, 1975—1983.

Артхашастра, или Наука политики. М.—-Л.: Изд-во АН СССР, 1959.

Древнекитайская философия. Сборник текстов. В 2-х т. М.: Мысль, 1972-1973.

Игнатенко А.А. Ибн-Хальдун. М.: Мысль, 1980.

Платон. Соч. в 3-х т. М.: Мысль, 1968—1972.

Самуэльсои П. Экономика. В 2-хт. М.: НПО «Алгон», 1992.

Хрестоматия по истории Древнего Востока. В 2-х ч. М.: Высшая шко­ла, 1980.
Тема 3. Меркантилизм — экономическая мысль периода зарождения рыночных экономических отношений
Изучив эту тему, вы будете знать:


§ 1. Предмет а метод меркантилистской школы экономической мысли
Вытеснение натурально-хозяйственных отношений рыночны­ми экономическими отношениями охватывает исторический от­резок «переходного времени» примерно с XVI по XVIII в. Этот период в экономической литературе называют обычно периодом меркантилизма или меркантилистской системы.

Понятие «меркантилизм» происходит от слова латинского про­исхождения теrcari (торговать). По-английски и по-французски mercantile означает «торговый», а итальянское mercante означает «тор­говец» или «купец». Однако меркантилистская система представляет собой гораздо более сложную концепцию, возникновение которой тесно связано с последствиями великих географических от­крытий, обусловивших ускорение «первоначального накопления ка­питала», возникновение новых типов хозяйствующих субъектов — собственников-предпринимателей и наемных работников.

По оценке Н.Д. Кондратьева, система меркантилистов «была системой практической политики, системой, которая в основном отвечала на вопрос, каким должно быть народное хозяйство и как должна вести себя в отношении его государственная власть»1. Дан­ная оценка вполне увязывается с озвученными М.Блаугом миро­воззренческими принципами меркантилистов, как-то2:

1) золото и сокровища, любого рода как выражение сути бо­гатства;

2) регулирование внешней торговли с целью обеспечения при­тока в страну золота и серебра;

3) поддержка промышленности путем импорта дешевого сырья;

4) протекционистские тарифы на импортируемые промышлен­ные товары;

5) поощрение экспорта, особенно готовой продукции;

6) рост населения для поддержания низкого уровня заработ­ной платы.

Наряду с этим следует отметить, что в отличие от средневеко­вых «традиций и обычаев» государственного вмешательства в эко­номику в период меркантилизма координирующие и регулирующие хозяйственную жизнь меры государства проявляли себя через раз­личные указы и статуты, посредством которых предполагалось воз­вести «всеобщую коммерциализацию в ранг национальной поли­тики». Однако в то же время, подобно сторонникам феодального порядка, меркантилисты не допускали идею коммерциализации труда и земли — исходного условия формирования рыночной эко­номики. Поэтому «при меркантилистском хозяйственном строе не­зависимая экономическая система попросту не существовала», а «безусловная вера в абсолютную власть просвещенной деспотии еще не была поколеблена даже намеками на демократию»3.

Такого рода государственная забота меркантилистов о развитии рыночной системы совершенно нерыночными способами предоп­ределила объективную невозможность политики свободной кон­куренции. Это, в частности, проявилось в сохранении во Фран­ции ремесленных цехов и феодальных привилегий вплоть до 1790 г. В Англии же только в 1813-1814 гг. был аннулирован Статуте ре­месленниках и лишь в 1834 г. был отменен елизаветинский Закон о бедных.

Тем не менее, ярко выраженная протекционистская экономичес­кая политика государственной власти времен меркантилизма, ко­торая нацелена (ради приумножения денежного богатства) на пре­вышение экспорта над импортом и неэквивалентный обмен во внешней торговле, обеспечивающий активный торговый баланс (положительное сальдо), кардинально изменила роль торгового ка­питала в экономике. Дело в том, что при меркантилизме именно благодаря непосредственному участию купцов в национальной промышленности последняя стала развиваться на коммерческой основе и постепенно перешла под их контроль. Подобное стало возможным еще и потому, пишет К. Поланьи, что купец «знал рынок, знал объем и качество существующего спроса, он мог, наконец, обеспечивать поставки... товаров, которые использовались в надомном производстве... но так как дорогое оборудование еще не существовало, то купец особенно ничем не рисковал, беря на себя ответственность за производство»4. Вот почему вплоть до конца XVIII в. промышленное производство в Западной Европе оставалось простым придатком торговли3.

Кроме того, необходимо обратить внимание на то, что в доиндустриальной экономике меркантилизма еще отсутствовали про­блемы регулярной занятости и фабричной дисциплины. При этом в теориях меркантилистов преобладали представления о неэластичности спроса и целесообразности превышения экспорта над импортом, поощрения экспорта капитала и одобрения обществен­ных работ, а также предубеждение, будто только политика «разо­ри соседа» обогатит нацию,

Таким образом, меркантилизм как первая школа экономичес­кой мысли периода зарождающихся рыночных экономических отношений имеет целый ряд теоретико-методологических особен­ностей. Их суть сводится к тому, что меркантилисты:

в качестве предмета изучения (экономического анализа) пред­почитают рассмотрение проблем сферы обращения, причем в от­рыве от проблематики сферы производства;

в качестве метода изучения используют в основном эмпиризм, приводящий к описанию на каузальной основе внешних проявле­ний экономических явлений и исключающий возможность систем­ного анализа всех сфер экономики;

возникновение денег считают следствием искусственного изоб­ретения людей, а сами деньги отождествляют с богатством;

происхождение стоимости (ценности) денег трактуют в связи с «естественной природой» золотых и серебряных денег и их ко­личеством в стране;

повышение предложения труда увязывают с необходимостью более низкой, а не высокой заработной платы;

экономический рост рассматривают как следствие приумноже­ния денежного богатства страны благодаря государственному ре­гулированию внешней торговли и достижению положительного сальдо торгового баланса и т.д.

Вместе с тем эти и другие положения меркантилистской шко­лы в экономической литературе традиционно характеризуют с учетом двух этапов в ее развитии — раннего и позднего. Такое де­ление на этапы обусловлено различиями в видении ранних и по­здних меркантилистов путей достижения активного торгового ба­ланса, о чем и последует речь далее.
§ 2. Особенности раннего и позднего меркантилизма
Ранний меркантилизм возник еще до великих географических открытий и был актуален до середины XVI в. На том этапе торговые связи между странами были развиты слабо, имели эпизоди­ческий характер. Для достижения положительного сальдо во внеш­ней торговле ранние меркантилисты считали целесообразным:

устанавливать максимально высокие цены на экспортируемые товары;

всемерно ограничивать импорт товаров;

не допускать вывоза из страны золота и серебра (с ними отож­дествлялось денежное богатство).

Следовательно, теория монетаризма ранних меркантилистов может быть определена как теория «денежного баланса».

Раннему меркантилизму было присуще понимание ошибочно­сти концепции номиналистической теории денег, восходящей к древним временам и в том числе к трудам древнегреческого фи­лософа Аристотеля (IV в. до н.э.). Последний, как известно, пола­гал, что монета «существует не по природе, а по установлению, и в нашей власти изменить ее или вывести из употребления»6. Рас­суждая так, номиналисты отрицали не только товарную природу денег, но и их связь с благородными металлами.

Однако во времена раннего меркантилизма, как и в средние века, правительство занималось порчей национальной монеты, снижая ее ценность и вес в надежде заинтересовать иностранных купцов обменивать их деньги на туземные и покупать больше товаров. Превращение денег в условный знак, фиксированное соот­ношение находящихся в обращении золотых и серебряных денег (система биметаллизма) оправдывались как фактами обращения неполноценных денег, так и ошибочной констатацией того, что золото и серебро являются деньгами в силу своих природных свойств, выполняя функции меры стоимости, сокровища и ми­ровых денег.

Поздний меркантилизм охватывает период со второй полови­ны XVI в. по вторую половину XVII в., хотя отдельные его эле­менты продолжали проявлять себя и в XVIII в. На этом этапе тор­говые связи между странами становятся развитыми и регулярны­ми, что во многом было обусловлено поощрением развития на­циональной промышленности и торговли государством. Чтобы достичь активного торгового баланса выдвигались рекомендации:

завоевывать внешние рынки благодаря относительно дешевым товарам (т.е. невысоким ценам), а также перепродаже товаров од­них стран в других странах;

допускать импорт товаров (кроме предметов роскоши) при сохранении в стране активного торгового баланса;

вывозить золото и серебро для осуществления выгодных торго­вых сделок, посредничества, т.е. для увеличения их массы в стра­не и сохранения активного торгового баланса.

Поздние меркантилисты сместили акцент в теории монетариз­ма, противопоставив идее «денежного баланса» ранних мерканти­листов идею «торгового баланса».

Признавая товарную сущность денег, их ценность поздние мер­кантилисты по-прежнему усматривали в естественных свойствах золота и серебра. Однако именно они обусловили переход от ме­таллической к количественной теории денег и системе монометал­лизма. И если ранние меркантилисты определяющей функцией денег считали функцию накопления, то поздние — функцию сред­ства обращения.

Возникновение количественной теории денег стало как бы ес­тественной реакцией на «революцию цен» XVIв., вызванную огром­ным приливом в Европу из Нового Света золота и серебра и по­казавшую причинную взаимосвязь изменений количества денег и цен товаров. По убеждению поздних меркантилистов, ценность денег находится в обратной зависимости от их количества, а уро­вень цен на товары прямо пропорционален количеству денег. Они тенденциозно полагали, что увеличение предложения денег, по­вышая спрос на них, стимулирует торговлю.

Рассмотрим кратко основные позиции наиболее популяр­ных меркантилистов позднего или, как еще говорят, зрелого периода.

Например, Томас Мен даже название своей книги озаглавил так: «Богатство Англии во внешней торговле, или Баланс нашей внеш­ней торговли как принцип нашего богатства» (1664). Этот автор хотя и признавал, что приток в страну драгоценных металлов подни­мает внутренние цены, тем не менее, настаивал только на этом положении. Он был уверен, что надо «продавать по возможности дешево, лишь бы не терять сбыта...»7. Что же касается увеличения ввоза в страну товаров за наличные деньги, то выгоду здесь Т.Мен видел в том, что достигнутое увеличение «...в конце концов, пос­ле вывоза этих товаров снова за границу, превращается в ввоз го­раздо большего количества денег»8.

Во многом похожие с Т. Меном суждения высказывал Дж. Локк, считавший, кстати, что «богатство» надо рассматривать не просто как большое количество золота и серебра, а большее в сравнении с другими странами.

Почти повторил Дж. Локка и Р. Кантильон, утверждая в своем «Очерке о природе торговли» (1755), что «любое государство, где и обращении находится больше денег, нежели в соседних странах, имеет над ними преимущество, пока поддерживает данное изобилие»9.

Наконец, следует упомянуть и о так называемом бумажно-де­нежном меркантилисте Дж. Ло, который в своей работе «Анализ денег и торговли» (1705) настойчиво аргументировал положение о том, что небольшое увеличение цены приводит к существенно­му росту предложения, т.е. о том, что эластичность предложения товаров достаточна высока. Отсюда вполне логичен вывод о воз­можности значительного воздействия нарост производства посред­ством увеличения количества денег в обращении.
§ 3. Историческое значение меркантилизма
Меркантилизм оставил заметный след в истории экономичес­кой мысли, имея в виду как позитивные, так и негативные эле­менты творческого наследия его представителей.

Во-первых, концепция меркантилистов почти целиком была обращена к практике хозяйственной жизни, хотя в основном в сфере обращения (потребления). Это, тем не менее позволило им ввести в научный оборот многие экономические категории, выя-нить важные закономерности в области торговли, ссудных опера­ций и денежного обращения. Но их влияние на другие сферы эко­номики было не всегда адекватным.

Так, вполне правомерно рассматривая деньги как важнейшее средство для развития отечественной промышленности и торгов­ли, меркантилисты, тем не менее, не придавали значения привле­чению в национальную экономику заграничных инвестиций. Кро­ме того, для них несущественной была и проблема безработицы; основной причиной «добровольной безработицы» считались либо «ленность», либо «развращенность», порождающие нежелание работать в цехах или на фабриках и заводах ради собственного досуга.

Во-вторых, меркантилизм обусловил специфику формирования рыночных экономических отношений и особенности сменившей lto классической политической экономии в развитых европейских странах и прежде всего в Англии и во Франции.

В частности, во Франции, где наиболее активно политику про­текционизма в XVII в. проводил суперинтендант (министр) фи­нансов Жан Батист Кольбер, создавалась мощная сеть мануфактур в промышленности. Но одновременно здесь, в том числе по­средством запрета вывоза хлеба из страны и свободного его ввоза из других стран, сдерживалось становление фермерства. Этим об­стоятельством в конечном счете объясняется «узость» в тот пери­од внутреннего рынка Франции по сравнению с ее давней сопер­ницей — Англией. Впоследствии французский меркантилизм по данной причине стали именовать кальбертизмом, а своеобразной французской школой в рамках классической политической эконо­мии стало так называемое учение физиократов.

В Англии же меркантилизм, как очевидно из истории эконо­мики, оказался значительно более «плодотворным», чем во Фран­ции. Основные успехи протекционистской политики этой страны в области торговли и промышленности в XVII в. связывают обыч­но с именем Томаса Мена — одного из лидеров Ост-Индской компании. Известно также, что в результате идеологической борьбы с меркантилизмом именно в Англии были достигнуты лучшие теоретические обобщения ценностей классической политической экономии, нашедшие отражение в трудах А.Смита, Д.Рикардо, Т.Мальтуса, Дж.С.Милля и других. Кроме того, Англия, будучи на значительном протяжении XIX столетия наиболее экономически развитой державой мира, положила начало практической реали­зации важнейшей антимеркантилистской позиции, заявив в сере­дине XIX в. о своей безоговорочной приверженности политике фритредерства, т.е. полной свободе и внутренней и внешней тор­говли.

В-третьих, издав в 1615 г. книгу под названием «Трактат поли­тической экономии», французский меркантилист Антуан Монкретьен ввел в научный оборот не только термин «политическая экономия», но, как показала вся последующая история экономи­ческой науки, и ее новое название, остававшееся безальтернатив­ным вплоть до начала XX в.

Однако в этой связи, расценивая меркантилизм как «эпоху за­рождения политической экономии», Й.Шумпетер предупрежда­ет, что его положения представляют собой «не столько научное направление, сколько практическую политику, и порожденная им литература, будучи вторичным и побочным явлением, содержит в общем и в целом только зачатки науки»10. Он также отмечает, что в период меркантилизма «мы не в состоянии отыскать в тог­дашней литературе и глубоких обобщений»11. С этой позицией в числе многих современных историков экономической мысли со­лидарен и М.Блауг, который пишет: «Необразованные авторы, подхваченные потоком общественного мнения, обнаружили по­разительные и подчас убедительные основания для защиты от обывателя меркантилистской экономической науки и в схватке с логическими следствиями своих презумпций явили экономичес­кую теорию во младенчестве»12.
Вопросы и задания для контроля


  1. Что такое меркантилизм? Какие исторические предпосылки обу­словили его возникновение?

  2. Раскройте суть концепции национального богатства и путей его приумножения в воззрениях ранних и поздних меркантилистов.

  3. В чем сущность порчи национальной монеты и к каким последствиям она может привести экономику страны?

  4. Сравните трактовки денег и их функций в периоды раннего и по­зднего меркантилизма.

  5. Изложите исторические особенности меркантилизма в Англии и во Франции.



Список рекомендуемой литературы


Блауг.М. Экономическая мысль в ретроспективе. М.: «Дело Лтд» 1994.

Кондратьев Н.Д. Избр. соч. М.: Экономика, 1993. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. Ч. 1.

Меркантилизм / Под ред. И.С, Плотникова. Л.: ОГИЗ-Соцэкгиз 1935.

Поланьи К, Саморегулирующийся рынок и фиктивные товары: труд, земля, деньги//THESIS. 1993. Т. 1. Вып. 2.

Самуэльсон П. Экономика. В 2-х т. М.: НПО «Алгон», 1992. Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.

Раздел второй
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ЭПОХИ НЕРЕГУЛИРУЕМЫХ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ЭПОХИ ДОРЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации