Карпов С.П. (ред.) История средних веков. В 2-х тт. Том 1 - файл n1.doc

приобрести
Карпов С.П. (ред.) История средних веков. В 2-х тт. Том 1
скачать (3391 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3391kb.24.08.2012 03:04скачать

n1.doc

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28
Глава 17
Валахия и Молдавия до конца XV в.
Формирование валашской и молдавской средневековых народ­ностей. Древними обитателями территории современной Румы­нии являлись фракийские племена гетов и даков. Их племенные объединения и политические союзы, существовавшие в I в. н. э. распались в результате завоеваний римлян. На землях даков в 106 г. была образована римская провинция Дакия, включавшая терри­тории современной Трансильвании, Баната и Олтении (западной Валахии). С переселением сюда римлян и распространением ра­бовладельческих отношений местное население постепенно ро­манизировалось, воспринимая латинский язык и письменность, многие элементы римской культуры, религии и быта. Племена, населявшие Мунтению (восточную Валахию) и Молдавию, не под­верглись римскому завоеванию и жили в условиях разложения первобытнообщинного строя.

После отхода римлян в конце III в. за Дунай, в Карпато-Дунайских землях в IV—VI вв. происходили передвижения и расселение различных племен — готов, гуннов, гепидов, лангобардов, бол­гар. Местное земледельческое население продолжало обитать в долинных областях Подунавья, а скотоводы — в предгорьях Карпат.

С начала VI в. на левобережье Дуная расселялись славяне. Археологические материалы свидетельствуют о проживании их в Карпато-Дунайских землях вместе с местным романизированным на­селением. В условиях постоянных контактов, тесных экономиче­ских и культурных связей между ними, к X в. сформировалась восточнороманская этническая общность, которая в латинских и греческих источниках называется «влахами», в славянских — «волохами».

Уже около двух столетий ученые ведут споры о происхождении влахов — предков румын, молдаван. Современное состояние ис­точников и уровень исследования проблемы позволяет утверждать, что этнической основой их формирования было романизирован­ное гето-дакийское население, длительное обитание которого вме­сте со славянами по обоим берегам Дуная привело к появлению в X в. влахов. Влахи стали этнически господствующими к северу от Дуная, к югу возобладали славяне. Но контакты между ними про­должались и в последующие периоды истории.

Славяне оставили значительный след в истории духовной и материальной культуры влахов, особенно во всем, что связано с зем­леделием и ремеслами. Славянское влияние сказалось и в облас­ти социальных отношений. Первые политические объединения влахов и славян X—XIII вв. возникали в форме славянских инсти­тутов «кнезатов» и «воеводатов». Вместе с христианством, вос­принятым влахами у южных славян, с X в. во влашском обществе распространяется славянское письмо и книжнославянский язык, который стал официальным языком в возникших в XIV в. Валаш­ском и Молдавском княжествах. Влияние славян проявилось и в процессе формирования языка восточнороманского населения, о чем говорит значительное число славянских заимствований в его лексике при сохранении основного словарного фонда и грамма­тической структуры народной латыни.

В результате особенностей контактов и взаимовлияния влахов к северу от Дуная с разными ветвями славянства — в юго-запад­ных областях региона с южными славянами, в Восточном При­карпатье — с восточными, к XIV в. в Карпато-Дунайских землях возникли две народности, формированию которых способство­вало создание двух самостоятельных государств — Валашского и Молдавского княжеств. Влахи, обитавшие на территории Тран­сильвании, оказались под властью королевства Венгрии (см.гл.16).

Экономическое и социальное развитие Карпато-Дунайских зе­мель в ХШ-ХГУ вв. Первые раннегосударственные объединения. В XIII—XIV вв. в результате притока влахов из южнодунайских областей и бежавших от феодальной эксплуатации с территорий, входивших в состав королевства Венгрии, в Карпато-Дунайских землях и Восточном Прикарпатье возрастает и становится пре­обладающим влашское население.

Главными отраслями хозяйства здесь были скотоводство и зем­леделие. Развивалось и ремесло: получили распространение гон­чарное дело, добыча и обработка металлов. Отделение ремесла от сельского хозяйства приводило к его концентрации в отдельных районах, где складывались центры производства и торговли, воз­никали города. В юго-западной части региона в конце XIII—XIV вв. появились города Кымпулунг, Куртя де Арджеш, в Восточном При­карпатье — Байя, Сирет, Сучава. Расширялся внутренний обмен, чему способствовала и транзитная торговля. Через Карпато-Дуиайские земли проходили торговые пути, связывавшие Западную и Центральную Европу с Причерноморьем и Балканским полу­островом, Балтийское море с Черным.

Основой социальной организации сельского населения была территориальная община, объединявшая одно или несколько посе­лений в совместном владении земельной площадью (хотаром). Об­щинники получали во владение участки земли; леса, пастбища, луга и водоемы находились в общем пользовании. Дела в общине решались общим собранием ее членов, управлял общиной совет старейшин (жуде) из числа зажиточных крестьян. В совет входил вождь (кнез), осуществлявший власть в военное время. С разло­жением общин роль общих собраний падает, власть кнеза стано­вится постоянной.

Из среды зажиточных общинников, сосредоточивавших в своих руках крупные земельные и материальные богатства, формирова­лась феодализирующаяся знать, захватывавшая административную и судебную власть в общине. Постепенно в XIII—XIV вв. общин­ная знать превращалась в верхушку раннефеодального общества. Вместе с общинной собственностью эта знать присваивала себе право взимания общинных повинностей, превращая часть членов общины в зависимых крестьян.

В XIII — начале XIV вв. в Карпато-Дунайских землях оформля­ются раннегосударственные объединения влахов — кнезаты и воеводаты. Возглавлял их кнез или воевода, власть которого опира­лась на военную дружину. В случае военной опасности созыва­лось народное ополчение. Административные и судебные функции также были в руках кнеза или воеводы, их власть постепенно ста­новилась наследственной.

В середине XIII в. на территории Олтении существовали кнеза­ты Иоанна и Фаркаша, на севере Олтении и северных склонах южных Карпат сформировался кнезат Литовоя. В северной части Мунтении располагались земли воеводы Сенеслава. Имеются дан­ные, свидетельствующие о существовании политических объеди­нений влахов и в Восточном Прикарпатье.

Эти раннефеодальные политические объединения влахов нахо­дились в трудных внешнеполитических условиях, будучи вынуж­денными сохранять самостоятельность в окружении половцев и татар. В XIII в. кнезаты и воеводаты юго-западного района Кар­пато-Дунайских земель оказались в зависимости от королевства Венгрии. Необходимость внешней защиты, внутреннее социаль­ное развитие вызывали стремление кнезатов и воеводатов к объе­динению в более крупные государственные формирования.

Образование княжеств Валахии и Молдавии. В начале ХГУ в. ис­точники фиксируют в Мунтении государство во главе с воеводой Басарабом. В господарских грамотах того времени оно называет­ся «Румынской землей» или «Угровлахией», позднее появляется название Валахия. Образованию этого государства благоприятст­вовала внешнеполитическая обстановка на юго-востоке Европы. После гибели хана Ногая Золотая орда была отвлечена борьбой с Ираном. В королевстве Венгрии вспыхнула феодальная анархия, вызванная борьбой магнатских группировок. Византия, Болгария, Сербия соперничали между собой.

В этих условиях Басарабу удалось объединить существовавшие в юго-западных районах Карпато-Дунайских земель кнезаты и вое­водаты в одно государство с центром в Куртя де Арджеш. При­знав формально вассальную зависимость от венгерской короны, Басараб стремился проводить самостоятельную внешнюю поли­тику, участвовал в нападениях татар, болгар и сербов на южные границы королевства Венгрии. В 1330 г. венгерский король Карл Роберт предпринял поход против валашского воеводы, но был вынужден отступить из-за трудных гористых условий. Около мес­течка Посада Басараб устроил ловушку отступающим королевским войскам и выиграл сражение с ними.

Победа при Посаде способствовала укреплению власти воеводы в княжестве в борьбе против крупной знати, противившейся цен­трализации. Опорой воеводы являлись крестьяне-общинники, обя­занные нести воинскую повинность и составлявшие войско в слу­чае военной опасности. При преемниках Басараба расширяется территория, княжества, происходит прогресс в социально-эконо­мическом развитии, растет его политический вес, о чем говорит учреждение в 1359 г. в Куртя де Арджеш «угровлашской» митро­полии. Упрочение внутреннего положения княжества побуждало валашских воевод к проведению самостоятельной политики, что встречало противодействие венгерской короны, стремившейся к укреплению своего сюзеренитета в Карпато-Дунайских землях.

В восточном Прикарпатье в середине ХГУ в. возникло другое государство, называвшееся в источниках «Молдавская земля». Центром его формирования был бассейн реки Молдовы, откуда, как полагают ученые, и происходит это название. В начале ХГУ в. Восточное Прикарпатье оказалось под властью венгерских коро­лей и управлялось их наместниками.

Недовольное правлением венгерского наместника местное на­селение поддержало восстание влахов входившей в королевство области Марамуреша, выступивших против попытки короля уп­разднить их автономию. Во главе восставших встал воевода Бог­дан, который в 1359 г. с частью влахов переселился в район Мол­довы и установил свою власть на большей части территории Вос­точного Прикарпатья. Воспользовавшись занятостью венгерского короля Лайоша войной с Венецией и балканскими проблемами, Богдан объединил существовавшие здесь политические образова­ния влахов в единое государство и в 1365 г. добился признания его независимости. Большое значение для укрепления нового го­сударства на юго-востоке Европы имела смута в Золотой Орде и победа русских над татарами на Куликовом поле, заставившие Орду оттянуть свои силы из Нижнего Подунавья.

Государственное устройство Валахии и Молдавии. Возникшие Валашское и Молдавское княжества сформировались как монар­хии во главе с воеводой, титуловавшимся также господарем. Гос­подарь избирался собранием светских и духовных феодалов, ко­торое решало и важные государственные вопросы — объявление войны и мира, отношения с иностранными державами. Господарская власть была наследственной. Поддержка отдельными груп­пами феодалов разных претендентов на престол приводила к час­тым феодальным распрям и междоусобным войнам. Власть гос­подаря ограничивалась боярским советом, в который входили наиболее влиятельные и родовитые феодалы, а также служилые бояре.

Административно княжества были разделены на округа во главе с назначаемыми господарем пыркалабами, которые представляли власть на местах, осуществляли судебные функции. Возглавлял судопроизводство господарь. Судебные дела велись на основе обы­чаев земли, называющихся в источниках «волошским правом». В судопроизводстве княжеств долгое время сохранялся обычай при­несения присяги; главной мерой наказания были штрафы. Осно­ву военных сил составляли господарские и боярские дружины из служилых людей, так называемое «малое войско». В периоды войн путем призыва крестьян собиралось «большое войско». Опорой господарской власти служила и православная церковь в княжест­вах, пользовавшаяся автономией при формальной зависимости от Константинопольского патриархата.

Развитие феодальных отношений. Складывание государственно­сти стимулировало процесс феодализации в княжествах. Проявив­шиеся в ходе этого процесса особенности в каждом из княжеств были обусловлены различным уровнем развития феодальных от­ношений на территориях, где они сложились. В Валахии ко вре­мени образования государства уже была сильная феодальная знать, сосредоточившая в своих руках значительную часть земель, что обусловило небольшие размеры домена валашского господаря. В этих условиях формирование частного землевладения за счет гос-подарских пожалований здесь было ограничено, источником для феодалов оказывались общинные земли. На территории Молдав­ского княжества, где феодальная знать еще не окрепла, в руках господаря оказались обширные земли. В данном случае складыва­ние владений светских и церковных феодалов происходило пре­имущественно за счет господарских земельных пожалований.

К концу XV в. в обоих княжествах процесс оформления частнофеодального землевладения завершается. По сравнению со стра­нами Центральной и Восточной Европы размеры частновладель­ческой ренты в княжествах были незначительными. Основным ее видом был оброк продуктами в размере десятины. Барщинные работы ограничивались 2—6 днями в году и состояли главным об­разом из сенокошения, извоза, ремонта мельниц, ухода за пруда­ми и озерами. Сравнительно выше были государственные повин­ности частновладельческих крестьян (подворный налог-бир, де­сятина натурой с различных отраслей крестьянского хозяйства, выполнение отработок, связанных со строительством и ремонтом дорог, заготовкой дров и т.д.). Государственные крестьяне несли такие же повинности в пользу государства, но в больших разме­рах. Денежная рента большого распространения не имела.

Церковные феодалы в княжествах пользовались значительным податным и судебным иммунитетом. Светские вотчинники, хотя формально и обладали правами в сборе податей и суда над свои­ми подданными, были ограничены государственной властью в осуществлении финансовых и судебных функций. Это обуслови­ло то, что развитие феодальных отношений в княжествах не при­вело к политической раздробленности.

Процесс феодализации, сопровождавшийся установлением фео­дальной зависимости крестьян, встречал сопротивление с их сто­роны. Крестьяне отказывались от выполнения повинностей, зах­ватывали земли бояр и монастырей. Широко распространилось бегство за границу. Молдавские крестьяне переселялись на укра­инские земли, входившие в состав Польши. Крестьяне из Вала­хии уходили в Карпатские горы и за Дунай. Крестьянские волне­ния перерастали иногда в открытые выступления. В 1490 г. вспых­нуло антифеодальное восстание молдавских и украинских крестьян в пограничных с Польшей районах, которое возглавил «волошин» Муха. Социальный протест крестьянства и городских низов нахо­дил выражение также в распространении религиозных ересей бо­гомильства и гусизма, проникавших из соседних Болгарии и Чехии.

Развитие ремесла, городов и торговли. Образование Валашско­го и Молдавского государств ускорило процесс отделения ремес­ла от сельского хозяйства. Развитие ремесла шло по линии спе­циализации, о чем говорит существование многочисленных про­фессий — скорняков, ткачей, портных, сапожников, кузнецов и т.д. В XIV—XV вв. ремесленное производство было мало связано с рынком, большинство ремесленников работало на заказ. Одна­ко потребности внутреннего обмена стимулировали развитие тор­говли в городах. Главной ее формой становятся ярмарки, где кре­стьяне начинают сбывать свою продукцию и покупать необходи­мые изделия ремесла.

Возникали новые торгово-ремесленные поселения, перерастав­шие в города. Городское население состояло главным образом из ремесленников и торговцев. Проживали здесь феодалы и духо­венство, а также крестьяне. Многие горожане занимались земле­делием и несли государственные повинности. Города пользова­лись некоторым самоуправлением. Во главе их находился город­ской совет из 12 членов, деятельность которого контролировалась входившим в него представителем господаря.

Развитию внешней торговли княжеств способствовало соседст­во с Причерноморьем, где скрещивались международные торго­вые артерии, связывавшие европейские страны с Востоком. По­сле завоевания османами Малой Азии важное значение в XV в. приобрел «молдавский торговый путь», по которому шли через Молдавское княжество восточные товары в Валахию, Трансильванию, на Львов и далее в Центральную и Западную Европу. Тран­зитная торговля стимулировала внешние связи княжеств. Осо­бенно оживленными были торговые отношения молдавских и ва­лашских городов со Львовом и трансильванскими городами Брашовом, Сибиу, Быстрицей. Ввозились в княжества преиму­щественно ремесленные изделия, а вывозились скот, продукты сельскохозяйственного производства. Большую роль во внешней торговле княжеств играли иностранные купцы — генуэзцы, нем­цы, греки, армяне и др., находившиеся иод покровительством властей и получавшие от господарей торговые привилегии. С XV в. в торговле начинают участвовать и местные купцы.

Внешнеполитическое положение Валахии и Молдавии в условиях экспансии Османской, империи. В конце XIV в. над Валахией на­висла османская угроза. В этих условиях господарь Мирча Старый (1386—1418) принял меры по стабилизации экономики княжества и укреплению своей власти. Чтобы упрочить внешнеполитическое положение княжества, Мирча наладил отношения с молдавским господарем Петром Мушатом и польским королем Владиславом Ягеллоном, укрепил крепости на южных границах. Осенью 1394 г. Мирче удалось одержать победу над османами при Ровине. Но несмотря на определенные успехи в антиосманской борьбе, Мир­ча в 1415 г. был вынужден согласиться на уплату дани Порте.

После смерти Мирчи в Валахии начинается период длительной политической неустойчивости. Борьба различных группировок валашского боярства за власть, искавших поддержки извне, созда­вала условия для вмешательства соседей — королевства Венгрии и Османской империи, соперничавших за утверждение позиций в Юго-Восточной Европе.

Влад Цепеш (1456—1462), занявший престол при поддержке Яноша Хуньяди, сумел вновь стабилизировать положение в княжест­ве. Господарь жестоко расправлялся с боярством, часто приказы­вая сажать своих противников на кол, за что и получил прозвище Цепеш-Колосажатель. Во внешней политике Цепеш ориентиро­вался на Венгрию. Чтобы расправиться с неугодным господарем, султан Мехмед II в 1462 г. вторгся с войсками в Валахию. Недо­вольное централизаторской политикой крупное боярство пошло на сговор с османами и поддержало ставленника Порты на пре­стол Раду Красивого, брата Цепеша. Раду Красивый (1462—1476) стал послушным данником султана.

Предательская политика крупного валашского боярства приве­ла к тому, что к концу XV в. Валахия оказалась в вассальной за­висимости от Османской империи. Султан утверждал господаря и обязывал ежегодно лично доставлять ему дань, участвовать с войском в османских походах.

Для Молдавского княжества османская угроза возникла позд­нее. Сменивший Богдана на молдавском престоле господарь Лацку (1365—1374), а затем Петр I Мушат (1374—1392) проводили по­литику укрепления центральной власти, отвечавшую интересам политической консолидации феодалов и защиты княжества от внешней опасности. В 1387 г. Петр признал вассальную зависи­мость от польского короля, который обязывался защищать кня­жество, а господарь Должен был в случае войны оказывать по­мощь сюзерену. Значительных успехов в централизаторской по­литике достиг господарь Александр Добрый (1400—1432). Для укрепления внешнеполитического положения княжества большое значение имело завоевание им порта Килии в устье Дуная и Монкастро (Белгорода Днестровского).

Начавшаяся после смерти Александра Доброго борьба боярских группировок ослабила центральную власть (до 1457 г. сменилось 15 господарей), усилила могущество крупного боярства, ухудшила международное положение княжества. Венгерские короли не ос­тавляли надежду на восстановление своей власти в Восточном При­карпатье. На северо-восточных границах княжества не прекраща­лись нападения татар из Крыма, хотя Золотая Орда испытывала уже упадок. Возрастала османская опасность. По мере усиления влияния Порты в Валахии, она стала реальной для Молдавского княжества после завоевания Мехмедом II Константинополя в 1453 г. В условиях тяжелого внутреннего положения в княжестве, раздираемом боярскими междоусобицами, господарь Петр III Арон осенью 1455 г. был вынужден согласиться на уплату султану дани.

Сместивший Арона Стефан III Великий (1457—1504) вначале то­же платил Порте дань. Опираясь на военно-служилое сословие, города и церковь, он укротил крупное оппозиционное боярство и добился упрочения своей власти. Для защиты от внешней опас­ности он создал сильную армию, построил сеть крепостей и по­граничных укреплений. Имея в виду планы королевства Венгрии по восстановлению своих прежних вассальных территорий и то, что король Матяш Корвин поддерживал его соперника Петра Аро­на, Стефан принес присягу польскому королю. Обострению молдавско-венгерских отношений способствовал и захват господарем в 1465 г. крепости Килии, уступленной Петром II в 1448 г. вен­герской короне за помощь в получении престола.

В 1467 г., воспользовавшись причастностью Стефана к восста­нию трансильванских феодалов против короля, Матяш Корвин предпринял поход на Молдавское княжество. Решительными дей­ствиями молдавский господарь нанес поражение венгерским вой­скам в сражении при Байя. Раненый венгерский король с боль­шими потерями вынужден был отступить.

В 1469 г. Стефан расправился с соперником Петром Ароном и в следующем году выступил против валашского господаря Раду Кра­сивого, вассала Венгрии и данника Порты. Стремясь сделать Ва­лахию союзницей, Стефан в течение нескольких лет вел борьбу за утверждение на валашском престоле своего ставленника. Эта борьба привела его к конфронтации с Османской империей. В 1473 г. он отказался от уплаты дани Порте. Султан решил силой подчинить молдавского господаря. В конце 1474 г. многочислен­ное османское войско во главе с румелийским бейлербеем Хаджи Сулейман-пашой вступило на территорию Молдавского княжест­ва. Применив тактику «выжженной земли», Стефан нанес непри­ятелю поражение у Васлуя (10 января 1475 г.).

Молдавский господарь понимал, что остановить новый натиск османов можно только совместными усилиями европейских стран. Но, занятые своими проблемами, они были заинтересованы в мир­ных отношениях с Портой. Польский король также начал перего­воры с султаном, которые закончились заключением мира в 1476 г. Это заставило Стефана признать в 1475 г. венгерский сюзеренитет.

После захвата в 1475 г. Каффы, Мангупа и подчинения Крыма султан Мехмед II сам двинулся в 1476 г. на Молдавское княжество, но решающего успеха не сумел добиться. Сказывалась вновь примененная Стефаном тактика «выжженной земли», в османской армии начались голод, чума. Весть о приближении венгерской помощи заставила султана отступить.

Общие интересы в противодействии планам польских Ягеллонов сблизили Стефана с Русским государством. Важное значение для укрепления молдавско-русских связей имело бракосочетание в 1483 г. его дочери Елены с сыном Ивана III Иваном.

В 1483 г. Венгрия договорилась о мире с Портой. Новый султан Баязид II возобновил экспансию и в 1484 г. захватил крепости Килию и Белгород. Внешнеполитическое положение Молдавско­го княжества осложнилось. Соседние европейские правители, ус­тановив мирные отношения с османами, были заняты соперни­чеством друг с другом. Валахия оказалась в вассальной зависимо­сти от Османской империи. Внутри княжества оппозиционное боярство открыто выступало за мир с Портой. В этих условиях Стефан был вынужден согласиться на уплату дани султану.

В складывавшейся к концу XV в. трудной для Молдавского кня­жества международной обстановке, стремясь избежать подчине­ния османам, господарь использовал конфронтацию Венгрии и Польши с Османской империей. Учет этого фактора позволил Стефану отразить нападение польских войск во главе с королем Яном Ольбрахтом на Молдавское княжество в 1497 г. Когда же Венгрия и Польша вступили в 1498 г. в антиосманский союз, Стефан присоединился к нему, заключив при посредничестве вен­герского короля мир с Яном Ольбрахтом и отказавшись от упла­ты дани султану.

Изменившаяся в связи с военными успехами османов в начале XVI в. международная ситуация на юго-востоке Европы заставила молдавского господаря вернуться к мирным отношениям с Пор­той. При преемниках Стефана угроза подчинения княжества Ос­манской империи возрастает. К середине XVI в. Молдавское кня­жество также оказывается в вассальной зависимости от султана.

Культурное развитие населения Карпато-Дунайских земель в XXIII вв. Культура в Валахии и Молдавии XIVXV вв. Населе­ние Карпато-Дунайских земель достигло в X в. достаточно высо­кого уровня культуры, характеризовавшейся сочетанием дако-романских традиций с культурным влиянием Византии и славян.

В Х-Х1П вв. церковная организация влахов испытывала влияние соседних славянских государств. Распространение в этот период юрисдикции болгарских епископий на территории Добруджи и Валахии, Галицкой епископий на территорию Молдавии приве­ло к тому, что в письменной культуре, как церковной, так и свет­ской, доминирующим стал старославянский язык. Этим объясняет­ся хождение славянской религиозной литературы на территории Карпато-Дунайских земель в период, предшествовавший образо­ванию государств.

Самыми древними свидетельствами славянской письменности в регионе являются эпиграфические надписи X в. в Добрудже и Валахии. К XIII—XIV вв. относятся составленные в Нямецком мо­настыре Молдавии «Восьмигласник» и «Четвероевангелие».

Археологические материалы, относящиеся к Карпато-Дунайскому региону X—XIV вв., позволяют судить об уровне строительной техники при возведении крепостей, монастырей, о формирова­нии на византийской основе определенного стиля церковной ар­хитектуры. Одним из образцов строений XIII в. является сохра­нившийся фундамент господарского дворца в Куртя де Арджеш. Остатки некоторых церковных сооружений XIV в. выявляют черты оформившегося впоследствии архитектурного стиля трехчастного храма. Обнаруженные археологами остатки керамики, украшений, различных изделий из благородных металлов свидетельствуют о значительном развитии искусства у населения Карпато-Дунайских земель в X—XIV вв.

С образованием в XIV в. государств развитие культуры населе­ния региона происходило в рамках Валашского и Молдавского княжеств. Оформление государственности дало толчок развитию письменности.

В XIV—XV вв. большинство богослужебных книг, имевших хо­ждение в Валахии, составляли славянские рукописи болгарского и сербского происхождения, переписывавшиеся церковными книжниками при монастырях. К началу XV в. относится появле­ние и первого оригинального славяно-валашского произведения церковной литературы — сборника церковных песнопений валаш­ского логофета Филоса. Среди византийских книг, циркулиро­вавших в Валахии в славянских рукописных переводах, были «Но­моканоны», или, как их называли в Валахии «Правила». Они пред­ставляли собой сборники византийских церковных и светских положений, основанных на законодательстве императора Юсти­ниана I и других юридических и канонических памятниках. Наи­более древней являлась славянская рукопись «Законника», пере­писанная в 1451 г. в Тырговиште дьяконом Драгомиром. «Прави­ла» широко применялись в судопроизводстве, что было связано с политикой укрепления государственной власти в княжестве. Централизаторским целям служили и славяно-валашские летописи, которые не дошли до нас, но следы их, по мнению ученых, обнаруживаются в позднейших хрониках Валахии.

В Молдавском княжестве была широко распространена не только переводная, но и оригинальная славянская религиозная литература. Среди авторов дошедших до нас ранних оригинальных цер­ковных произведений XV — начала XVI в. монах Путнянского монастыря Евстафий и игумен Нямецкого монастыря Феодосий. Немалая заслуга в создании оригинальной славяно-молдавской литературы принадлежит известному книжнику из Тырново, а впо­следствии киевскому митрополиту Григорию Цамблаку, который в начале XV в. был игуменом Нямецкого монастыря и служил проповедником при дворе господаря Александра Доброго. Из-под пера Цамблака вышли несколько проповедей, произнесенных им при господарском дворе, а также жизнеописание почитавшегося в Молдавии святого Иоанна Нового.

Помимо религиозных рукописей, большое место в переводной литературе занимали юридические трактаты. Широкую известность в Молдавском княжестве получил славянский перевод трактата «Синтагмы» Матвея Властаря, в который были включены некото­рые положения церковного и гражданского права и который из­вестен в нескольких списках.

Успехи политики централизации при господаре Стефане III Ве­ликом обусловили в XV в. более развитое, в отличие от Валахии, официальное господарское летописание. При дворе Стефана бы­ла составлена летопись его правления, которая дошла до нас в нескольких списках в составе более поздних летописных сводов. Один из списков, условно называемый молдо-русской летописью, в переработанном и сокращенном виде включен в русскую Вос­кресенскую летопись.

Развитие культуры в Валахии и Молдавии происходило в усло­виях постоянных контактов между княжествами, способствовав­ших культурному обогащению каждого из них. В то же время ска­зывалось отрицательное воздействие военных столкновений, про­исходивших в юго-восточном регионе в ходе соперничества европейских стран и особенно участившихся с началом экспан­сии Османской империи на Балканах.
Глава 18

Византия в XIII—XV вв.
Четвертый крестовый поход и Латинская Романия. Наступив­ший с конца XII в. кризис усилил процесс децентрализации Ви­зантии, облегчил успехи завоевателей. Еще в 1185 г. сицилийский король Вильгельм II отторгнул у Византии Ионические острова. В 1191 г. английский король Ричард I овладел Кипром, уступив его через год бывшему иерусалимскому королю Ги де Лузиньяну. Возникло самостоятельное Кипрское королевство (1192—1489). Од­нако систематический захват византийских земель начался в ходе Четвертого крестового похода. 13 апреля 1204 г. его участники взя­ли штурмом Константинополь. Византия пала и на ее месте обра­зовалась Латинская империя (1204—1261). Но крестоносцам не уда­лось осуществить план подчинения всех земель, некогда принад­лежавших Византии: этому помешало сопротивление местного населения малоазийских и балканских провинций, а также Бол­гарского царства. В северо-западной части Малой Азии возникло самостоятельное греческое государство — Никейская империя, в Южном Причерноморье — Трапезундская империя, на западе Бал­кан — Эпирское государство. Все они в той или иной мере счита­ли себя наследниками Византии и боролись за ее восстановление.

Тем не менее западноевропейскими рыцарями, венецианцами, а позднее и генуэзцами были основаны государства и колонии, протянувшиеся от Ионического до Черного моря. Их совокуп­ность получила название Латинской Романии (так как в Запад­ной Европе Византию нередко называли Романией). В состав Ла­тинской Романии входили: Латинская империя со столицей в Кон­стантинополе и государства «франков» на Балканах; владения Венецианской республики, колонии и фактории генуэзцев, тер­ритории, принадлежавшие духовно-рыцарскому ордену госпиталь­еров (иоаннитов): Родос и острова Додеканеса (1306-1522).

Латинская империя. После того как Константинополь перешел в руки латинян, совместная комиссия, состоявшая из венецианцев и франков, избрала императором одного из вождей похода, графа Фландрии и Эно Балдуина I. По форме как бы восстанавливалась византийская государственность, сохранялся пышный церемониал и титулатура византийских монархов. Но по существу Латинская империя строилась на основе разветвленной феодальной иерар­хии французского образца. Централизация страны была поверх­ностной. Императору непосредственно принадлежала лишь часть Константинополя (другой частью владели венецианцы) и завое­ванные впоследствии Фракия и северо-западная часть Малой Азии. Правители других государств Латинской Романии считались вас­салами императора, но их зависимость от него была номиналь­ной. На Балканах были основаны Фессалоникское королевство (1204-1224), Афинская сеньория, затем герцогство (1205-1456), Морейское, или Ахейское княжество (1205-1432).

Латинская империя, формально объединившая эти владения, ока­залась непрочной. Балдуин Фландрский сразу же отказался от лю­бого сотрудничества с греками и вступил в конфликт с болгар­ским царем Калояном, разгромившим войска империи в битве при Адрианополе (1205). От этого поражения Латинская империя не смогла оправиться. Несмотря на временную стабилизацию, дос­тигнутую при преемнике Балдуина Генрихе I (1205-1216), силы ее таяли, ожидаемого притока рыцарей с Запада не было. Теряв­шее одно владение за другим, это государство пало в 1261 г. По­добную же судьбу разделило и Фессалоникское королевство. Иначе складывалась ситуация в Центральной и Южной Греции. Вся земля там была разделена на рыцарские лены. Бароны считались пэра­ми Морейского княжества и владели десятками ленов. Самый крупный домен принадлежал князю Морей. В феодальную ие­рархическую структуру были включены и греческие феодалы, слой которых был достаточно многочисленным и обеспечивал власти морейских князей большую устойчивость.

«Франки» принесли в Грецию феодальные отношения, осно­ванные на широком распространении домениального хозяйства. Повсеместно усилилась частноправовая зависимость крестьян от сеньора, возросла барщина. Основной категорией зависимого кре­стьянства были парики, или вилланы, лишенные личной свобо­ды. Вилланский статус был пожизненным.

Греческие феодалы — архонты. — сохранили в Морейском кня­жестве свои земли и привилегии, особый правовой статус. Совла­дение отдельными территориями, смешанные браки способство­вали сближению двух этнически разных групп господствующего класса. Медленно, но неуклонно развивались процессы эллини­зации «франков», усваивавших язык и традиции местного насе­ления. Консолидации Морейского княжества способствовало и то, что православная церковь отчасти сохранила здесь свои пози­ции: весь низший клир оставался греческим и лишь верхушка епископата принадлежала к римско-католической церкви. Морей-ские князья сознавали, что унификация обрядов и полное подчи­нение церкви папству резко усилят сопротивление местного на­селения господству «франков».

В XV в. Морейское княжество было завоевано византийцами (1428-1432), а Афинское герцогство — османами (1456) .

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   28


Глава 17 Валахия и Молдавия до конца XV в
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации