Толстой В.С. Исполнение обязательств - файл n1.doc

приобрести
Толстой В.С. Исполнение обязательств
скачать (273 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1083kb.07.02.2004 13:21скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7
в. с. толстой
ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

«ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» Москва—1973



Толстой В. С.

Исполнение обязательств 1973.

208 с


М., «Юрид лит»,




В книге рассматриваются правила об исполнении отдельных обязанностей и гражданско правовых обязательств в целом Исследуются субъекты и способы, место и время исполнения а также особенности исполнения отдельных видов обязательств На основании анализа действующего законодательства и практики его при мнения высказываются предложения по дальнейшему совершенствованию нормативных актов


1102—066"

012(01)—73


БЗ-35-25—73


34С4




{С^ Издательство «Юридическая литератора», 1973 ;|

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы все большее внимание юридической науки привлекает проблема эффективности советского законодательства1 Исследования в этом направлении позволят ответить на ряд практически важных вопросов достаточны ли предпосылки для того, чтобы граждане и организации добровольно осуществляли права и исполняли обязанности, если нет, то какими средствами лучше воз действовать на поведение сторон—установлением поощре­ния либо введением санкций за возможные нарушения (в свою очередь наказанием может быть либо применение мер оперативного воздействия, либо возложение на нарушителя невыгодных имущественных последствий, и таком случае важно дать эжошомичсгкос обопюпап и. размера эчих имущек-ппсшных последа тип и i д

Вмесге с тем для поиокош срсдсш, которые Moiyi привести к повышению эффективности законодательна.!, важным представляется и другое направление hcc'icio

1 См, например, М П Лебедев. Об эффективности воздси ствия социалистического права на общественные отношения («Советское государство и право» 1963 г № 1, стр 22—31) А М Яковлев, Социальная эффективность уголовного закона («Советское государство и право» 1967 г 10, стр 55—63) И С Самощепко, В И Никитинский, О рсэульпт ix действия норм права, «Ученые записки ВНИИСЗ» впп 20 М 1970, стр 3—20, А С Пашков, Л С Яви ч Эффективность действия правовой нормы (К методологии и методике социочоппс около исследования) («Советское государство и право» 1970 г .№ Ч стр 40—48), В И Никитинский, Эффективность норм тру дового права, «Юридическая литература», 1971, М II Б р i г и и с к и и. Повысить эффективность otbctctbchhociii в \оэянс1венш1\ обязательствах («Советское государство и гцпво» IQ7^ r 8, стр 79—84)

ватой, именно изучение'того, каким образом правоотно­шения реализуются в поведении их участников, насколь­ко этот прощеюс при данных условиях является оптималь­ным, есть ли пути его дальнейшего совершенствования и т. д. Разумеется, невозможной одной сравнительно не­большой работе рассмотреть все эти проблемы.

В данной книге на^при.мере одного из видов граж­данских правоотношений?-'обязательственных — пред-шринята попытка проанализировать законодательство об исполнении, проследить^прр^еос^ исполнения обязаннос­тей каждой из сторон, ^выявить ^соотношение между обя­занностью и фактическим поведением должника, уста­новить последовательность совершения действий каждым из субъектов, правоотношения.

Термин «обязательство» имеет несколько значений. Он используется для обозначения: 1) документа, выдаваемого должником кредитору, 2) отдельной обязанности, 3) обязанности с соответствующим ей правомочием, 4) совокупности обязанностей с соответствующими пра­вомочиями, объединенных по тем или иным признакам1. Иногда сами обязательственные правоотношения назы­вают договорами2.' )

Представляется, что употребление одного термина для обозначения стольких понятий, «• тому же сходных меж­ду собой, вряд ли оправдано.

Необходимо не "только различать понятия «обяза­тельство» и «обязанность», но и* обозначать их различ­ными терминами. В главной норме обязательственного права—ч. 1 ст. 33 Основ, гражданского законодатель­ства3—разграничение понятий выдержано четко: обязан­ность (вместе с противостоящим ей правомочием) наз­вана составной частью обязательства. '

Однако следует отметить,, что в целом законодательст­во в этом отношении не всегда последовательно и тер­мины «обязательство» и, «обязанность» часто употреб­ляются как взаимозаменяемые. Достаточно проанализи-

' Ом. М. М Агарков, Обязательство по советскому граж­данскому праву, Юриздат, 1940, ..стр. 15; «Гражданское право», т. I, Юриадат, 1944, стр.^288—289; «Советское гражданское право», т. 1, «Юридическая литература», 1965, стр. 425.

2 См. «Гражданский кодекс РСФСР», учебно-практическое по» собие, ч. 1, Свердловск, 1965, етр, ЗйО.

3 В дальнейшем именуются — Основь!.

ровать CT.icr. 169—176 ГК РСФСР1, чтобы убедиться в справедливости такого вывода. Например, в соответствии со ст. 170 ГК «кредитор вправе 'не принимать исполнения обязательства по частям». Совершенно очевидно, что речь здесь идет о принятии исполнения по отдельной обязанности, а не по обязательству в целом, поскольку по­следнее включает и обязанности, возложенные на само­го кpeдитqpa, по которым он, следовательно, никак не может принимать исполнения. Это обстоятельство по­рождает определенные затруднения в толковании и при­менении норм права.

В настоящей работе термин «обязательство» исполь­зуется только для обозначения соответствующего право­отношения в целом. Обязанность же признается лишь одним из элементов обязательства2.

Рассмотрим "несколько подробнее понятие обязан­ности.

Обязанность всегда возникает как составная часть обязательственного или иного правоотношения. Послед­нее представляет собой 'в известном смысле программу ^будущих взаимных действий его участников, которая оз­начает возможность совершения определенных действий в 'будущем. Так, в соответствии с содержанием обяза­тельственного правоотношения, основанного на договоре займа, заимодавец может потребовать возврата переданных взаймы денег или вещей, а другая сторона обя­зана возвратить предмет долга.

Каждая возможность становится действительностью в поведении соответствующих лиц. Часто совершение оп­ределенного действия участником правоотношения закон оставляет на усмотрение тех субъектов, от которых оно должно исходить. Например, сдавший вещь на хранение вправе явиться за нею раньше времени или в согласо­ванный сторонами срок либо вообще не предъявлять тре-

' В дальнейшем именуется—ГК

2 Четкое проведение различий между указанными понятиями влечет некоторые осложнения, так как при изложении содержания нормы права зачастую приходится использовать не тот термин, ко торый указан законодателем, а тот, который имелся в виду Напри­мер, в цитироваяной ст. 170 ГК вместо термина «обязательство» 'следует употребить термин «обязаиность» Такая замена не меняет смысла нормы, но приводит ее в соответствие с ч. 1 ст. 33 Основ (ч, 1 ст. 168 ГК).

бовавдия о ее возврате. Но столь же часто усмотрение других субъектов правоотношения ограничено либо во­обще сведено к нулю. Например, в соответствии с тем же договором хранения хранителю предстоит лишь вер­нуть принятую от 'контр агента 'вещь в сохранности, в Противном 'случае встанет вопрос о 'выплате ее стоимос­ти и возмещении убытков.

Ограничивая усмотрение хранителя (и других лид, которые находятся в ' аналогичном положении), закон тем самым создает'высокую степень вероятности того, что предусмотренное и желательное для другой стороны поведение станет реальностью. В законодательстве и юридической литературе возможность первого рода (в частности, она имеется у лица, сдавшего вещь на хране­ние) обычно называют правом, субъективным правом, правомочием, а возможность второго 'рода — обязан­ностью (в приведенном примере она возложена на хра­нителя). '. N •'

Таким образом, обязанность, как и право,—возмож­ность совершения некоторого действия, но ее отличитель­ная особенность заключается в угрозе применить к обя­занному лицу санкции, если оно допустит нарушение. По предположению законодателя санкции настолько невы­годны для носителя обязанности, что у него остается единственный выход— следовать установленному предпи­санию, Видимо, чтобы подчеркнуть крайнюю ограни­ченность должника в выборе, иногда утверждают, что обязанность есть необходимость совершения определен­ного действия1.'

Хотя термин «необходимость» н подчеркивает то об­стоятельство, что носитель обязанности ограничен в вы­боре вариантов поведения либо ".ему вообще не предо­ставлено никакой правомерной .альтернативы, использо­вание его в данном случае неправильно по существу. Даже при наличии угрозы очень сурового 'наказания вы­бор все-таки остается. Убедительным доказательством этому являются сравнительно нередкие факты, когда от-

' См. Б. Л. Назаров, Некоторые вопросы советских социали­стических правоотношений,- «Ученые записки ВЮЗИ», 'вып. 11, М., 1960, стр. 77; О. Э. Лейст, Санкции в советском праве, Госюр-издат, '1962, стр. 50; С. Ф. Кечекьян, Нормы права и правоот­ношения («Советское государство и право» 1955 г. № 2, стр. 25).

дельные граждане и организации вместо правомерного поведения умышленно нарушают закон. О. Э. Лепет, 'подробно доказывая, что существо обязанности полно выражается словом «необходимость», в то же время признает, что, «определяя юридические обязанности, го­сударство исходит не из невозможности, а, напротив, из признания возможности противоправного поведения»1.

Сущность обязанности не становится я'сней, если по­ведение лица, на которого она возложена, называть дол­жным'поведением2, ибо при этом происходит лишь заме­на термина «обязанность» его синонимам.

В отличие от обязанности, понятия которой закон не дает, понятие обязательства сформулировано в ч. 1 ст. '33 Основ следующим образом: «В силу обязатель­ства одно лицо (должник) обязано саверинить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п. либо воздержаться от определенного дей­ствия, а 'кредитор имеет право требовать от должника (исполнения его обязанности».

Отсюда следует, что обязательство представляет со­бой сочетание каждой отдельной обязанности с коррес­пондирующим правомочием. В литературе также неод­нократно прямо или косвенно высказывалась 'подобная точка зрения3.

Но в действительности участники обязательственного •правоотношения чаще всего имеют две и более обязан­ности (с корреспондирующими правомочиями), которые находятся между собой в неразрывном единстве4.

Сложный характер обязательственного правоотноше­ния косвенно признает и действующее законодательство:

' О. .Э. Л ей с т, указ соч., стр. 52.

2 С,м. Н. Г. Александров, Юридическая норма и право­отношение, М., 1947, стр. 9; О. С. Иоффе, Советское граждан­ское право, «Юридическая литература», 1967, стр. 89; В. П. Г р и-б а н о в, Основные проблемы осуществления и защиты граждан­ских прав, автореферат докт. диос., М., 1970, стр. 7.

3 См., например, И. Б. Новицкий, Л. А. Л у н ц, Общее учение об обязательстве, Госюриздат, 1950, стр. 50, 133, 134; «Совет­ское гражданское право», «Высшая школа», 1967, стр. 196; «Основы советского права», «Юридическая литература», 1968, стр. 53—54.

4'Подробнее ом. В. С. Толстой, Понятие обязательства по советскому гражданскому праву, «Ученые записки ВЮЗИ», вып. XIX, 1971, стр. 108—110.
вслед за общим ''определением обязательства Основы переходят к^регулироваяию' отдельных его 'видов. Статья 44 Основ,'например, передачу продукции, принятие и оп-

•латуее называет обязанностями сторон, заключивших до­говор поставки.'Во'исполнение своих обязанностей по договору контрактации сдающая и заготовительная орга­низации должны совершить целый ряд действий: передать обусловленный предмет, принять его, "оплатить, выдать аванс, оказать колхозу эдли совхозу содействие в произ­водстве продукции, а также транспортировке ее на при­емные пункты (ст. 52 Основ). Значит, по смыслу указан­ных статей обязательство—это .не обязанность с соот­ветствующим ей правомочием (как вытекает из содержа­ния ч. 1 ст. 33 Основ), а весь комплекс, перечисленных в них прав и обязанностей.

Все изложенное убеждает в том, что тенденция рас­сматривать обязательство как сочетание правомочия с обязанностью несостоятельна. Правы авторы, по мнению которых обязательство является не тем иным, как право­отношением, причем в подавляющем большинстве случа­ев сложным1. ,

Приводившееся выше определение обязательства, дан­ное в ч. 1 ст. 33 Основ, не только до предела ограничива­ет его содержание, упоминая лишь о 'праве и обязаннос­ти в единственном числе, но заключает в -себе еще одну неточность, а именно: признает допустимым установле­ние обязанности воздерживаться от совершения поло­жительного действия. 'Аналогичное правило было и в ГК 1922 года.'Такая позиция законодателя не встречает воз­ражений в литературе2. Более того, иногда в качестве особого вида выделяют, так называемые обязательства с отрицательным содержанием3.

' См. «Гражданское право», т. I, «Юридическая литература», 1969, стр. 435—436. -

2 См. М. М. А г а р к о в, Обязательство по советскому граж­данскому праву, стр.'И, 41; И. Б. Новицкий, Л. А. Лун ц, Общее учение об обязательстве, стр. 55; «Советское гражданское право», учебник для юридических школ, Госюриздат, 1950, стр. 231;

Д. М. Генкин, Право собственности в СССР, Госюриздат, 1961, стр. 44; М. И.Брагинский, Общее учение о хозяйственных договорах, .Минск, 1967, стр. 146;" «Советское гражданское право», т. I, «Высшая школа», 1968, стр. 408, 409, 441; «Советское граждан­ское право», т. I, изд-во ЛГУ, 1971, стр. 357—358.

, 3 См. «Советское гражданское право», т. 1, «Юридическая ли­тература», 1965, стр. 429.

Вместе с тем в литературе наметился несколько иной подход к решению данного вопроса. О. С. Иоффе обра­щает внимание на то, что действие и воздержат нс от него не являются равнозначными формами поведения в обязательстве, поскольку «самая природа [последнего приводит к тому, что бездействие неизбежно играет в нем подчиненную роль по отношению к действию»'. В. П. Грибанов отмечает, что обязательства, в которых должнику надлежит воздерживаться от совершения оп­ределенного действия, «встречаются лишь как побочные, неразрывно связанные с переходом 'имущественных бла1г»2.

Верно, договоры и административные акты никогда не устанавливают в качестве самостоятельной цели обязанность воздержания от положительного действия. Примеров подобного рода нет в законодательстве, и они не приводятся в литературе, за исключением одного—обя­зательства «собственника домовладения не IIp&пятc^вo-вать проезду через его двор на время возведения стро­ения на соседнем участке»3. Однако еще необходимо до­казать, бездействует ли собственник или, наоборот, соз­дает необходимые для проезда условия путем соверше­ния положительных действий: открывает ворота, убира­ет с 'пути предметы и т. л.

Что же касается сложщых обязательственных прапо-отигошсший, то действитслыно в нормах 'лражуютского права нередко в числе других указаний можно встретит) и предписание тому или иному субъекту воздерживаться от положительного действия. Но такой запрет необходи­мо рассматривать в совокупности с другими постановле­ниями данного или иных законодательных актов. Тогда становится понятным его настоящий смысл

Как известно, содержание субъективното права оп­ределяется в законе посредством указания типа поведе­ния, которое разрешается управомочепному4. Соответст-

1 О. С. И о ф ф е. Советское гражданское право (ьурс лек­ций), изд-во ЛГУ, 1958, стр. 372. См. также «Советское граждан­ское право», т.I,1971, стр. 358.

2 «Гражданское право», т. 1, 1969, стр. 432.

3 «Советское гражданское право», т. 1, 1965, стр 429.

4 См. О. С. Иоффе, В. П. Грибанов, Пределы осуще­ствления субъективных гражданских прав («Советское государство и право» 1964 г. № 7, стр. 77).

•вующим опаооаолг6 (лредпйсанием типа поведения) ус-танавливаютсяУ-,обязайноста должника. Определить тип дозволяемого^или,'"предписываемого поведения можно:

1) путем^ прямого указания на него либо 2) путем ис-ключения^всех 'остальных типов-кроме того, который же­лателен для законодателя и для самих участников пра­воотношения. Первый из названных приемов применяется в подавляющем большинстве случаев. Установление ' обязанности должника вторым способом также имеет место. Таким образом, формулирование обязанностей должяика в отрицательной форме представляет собой всего лишь один ив приемов законодательной техники. Например, .в соответствии .с п. 12 Типового постановоч­ного договора «впредь до первой постановки произведения театром или впредь до истечения срока на постановку... автор обязуется без письмеядюго согласия театра не разрешать публичного исполнения своего произведения иному театру того же города». Отсюда вытекает, будго автору предписывается воздержаться от указанного по­ложительного действия. Однако в формулировке п. 12 можно сделать акцент на праве театра, а именно, из­ложить его в такой редакции: нцредь до первой постанов­ки или истечения срока на постановку произведения ав­тор предоставляет толыко театру, с которым заключен договор, право »а использование его произведения в данном городе, если иное не 'будет предусмотрено после­дующим игисьменньш соглашением. Значит, обязанность автора воздерживаться от действия оказывается факти­чески его правом совершить строго установленное дей­ствие. Равным образом и запрещение заказчику исполь­зовать для ювоих нужд и эксплуатации здания и соору­жения, не законченные строительством', можно изложить как разрешение 'использовать их только после окончания строительства.

Таким образом, .когда признают возможность 'бездей­ствия в обязательстве, исходят' из способа изложения правовой нормы, за'бывая при этом, что соответствующая редакции есть только средство сформулировать закон кратко и четко.

1 См. п. 55 Правил о договорах подряда на капитальное строи­тельство (СП СССР 1970 г. № 2, ст. 11).

10

На основе всего изложенного можно сделать вывод, что обязательством является относительное гражданское правоот ношение', содержа­ние которого составляют одна или несколь­ко обязанностей (с соответствующими пра­вомочиями) совершить положительные д е ii-ст в и я.

Положительное действие как отличительный признак служит наиболее надежным критерием, с помощью кото­рого обязательственные правоотношения можно отграни­чить от правоотношений абсолютных, где, как известно, обязанность лиц, противостоящих управомоченному, состоит только в воздержании от определенного положи­тельного действия. Совершение того действия, от которо­го граждане и организации должны вюзвдржшватося, означает нарушение обязанности в абсолютном право­отношении.

В качестве критерия для разграничения можно ис­пользовать и субъектный состав указанных двух ви­дов правоотношений. Но этот критерий пригоден не всегда. Достаточно сослаться на пример отношении, возникающих из публичного обещания награды за луч­шее выполнение работы: с момента объявления конкур­са и до истечения срока представления работ соотвсгсшу-ющей организации противостоит право неопределенного множества л ищ, .каждое из которых можсг продюгсыяпь результат своего труда и требовать принятия его к рас­смотрению. И это не единственный случай, когда состав участников обязательственного правоотношения остается неопределенным в течение некоторого времени2.

Указанная отличительная особенность обязательст­венного правоотношений—обязанность должника совер­шить только положительное действие—дает основание отнести к обязательствам и те гражданские правоотно­шения, .видовую принадлежность которых закон не оп­ределяет.

' В настоящей работе не рассматриваются так называемые внутрихозяйственные и хозяйственно-управленческие обязательства (см. И. А. Танчук, В. П. Еф и мочкин, Т. Е. А б о в а. Хо­зяйственные обявательства, «Юридическая литература», 1970, стр. 54—122).

2 Другие примеры юм. в работе: Е А Ф л е ii ш и ц. Абсо­лютная природа права собственности, «Проблемы гражданского и административного права», изд-во ЛГУ, 1962, стр 222—225.

11
РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБ ИСПОЛНЕНИИ

ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Глава I

ПОНЯТИЕ ИСПОЛНЕНИЯ И ЕГО ПРЕДМЕТ

. Субъективные права и обязанности в обязательстве

•представляют собой юридические возможности. Реализа­ция их заключается в совершении соответствующих дей­ствий лицами, которым они -принадлежат.

Совершение действия, которое вытекает из содержа­ния возникшей обязанности, и есть ее исполнение. Одна­ко такое определение; 'будучи верным в самых общих чертах, нуждается в; уточнении. Прежде чем судить о содержании рассматриваемого 'понятия, необходимо оста­новиться'на его_ различных толйоваииях, в юридической литературе. •'• /,„ , '..', • . • ." Если обязанность—-возникшая по воле ('в той или .иной степени) людей ^возможнрсть^некоторого действия, то оно должно быть определено всесторонне, а именно, кто и где его совершает, в чем оно состоит, на какой пред­мет должно быть направлено и т. д. Следовательно, только выполнение действия, которое 'по всем своим элементам соответствует предусмотренному в обязанности, можно считать ее осуществлением. В противном случае нельзя утверждать, что действие совершено . во исполнение именно данной обязанности. Так, если пю договору пе­ревозки железная дорога обязалась 'подать грузоотпра­вителю два пятитонных контейнера, а вместо этого пред­лагает один десятитонный 'вагон, обязанность перевозчи­ка оказывается неисполненной. Конечно, подача вагона вместо контейнер а. возможна и на 'основе •предваритель­нойдоговор eiHHOic™ сторон, но тогда, последующее сог-лашение'г,представляет собой изменение обязанности и подача'^ватона есть .уже" исполнение другой обязанности.
Договориться об изменении правоотношения можно и иным образом, т. е. 'путем молчалигваго принятия .креди­тором 'предмета, отличающегося от ранее обусловленно­го. Если, например, наймодатель 'вошреки достигнутой в апреле договоренности сообщает нанимателю, что ему вместо обещанной комнаты 'будет .предоставлена лишь ве­ранда'дачного помещения, и .последний в июне переезжа­ет туда, нетрудно сделать вывод о его согласия на за­мену исполнения. Следует подчеркнуть, что разрешение поселиться на веранде не является исполнением обязан­ности, возникшей из договора, подписанного в апреле. В этом отношении представляет интерес следующее ар­битражное дело. •

Согласно нарядам Московской межобластной конторы «Росглавстройснабсбыта» завод «Гигант» должен был отгружать заводу железобетонных изделий № 5 цемент марки «'500». Фактически изготовитель отгружал цемент марки «600» по более дорогой цене. До 4 февраля 1966 г. получатель без возражений принимал поступающую про­дукцию' и использовал в своем производстве. Поэтому, когда он обратился с иском о возмещении убытков, выз­ванных поставкой более дорогого материала, в соответ­ствующей части иска было отказано'. Надо полагать, от­сутствие возражений на поставку арбитраж признал согласием на.замену исполнения.

С таких позиций следует ощешитаать и значение •гак называемого «суррогата» йополнапия. Иногда суррога­том называют действие, произведенное должником и при­знанное кредитором взамен обусловленного ранее2. В приведенном выше примере суррогатом следовало бы считать 'предоставление веранды вместо комнаты. Но ведь такая замена к долгу в прежнем виде никакого от­ношения не имеет. Новый предмет предоставляется с целью погасить иную обязанность, а потому является во­все не суррогатом, а обычным исполнением. Отсюда, ра­зумеется, не вытекает, что в гражданском праве не до­пускается .«замена исполнения»3.

1 См. «Научно-практический комментарий арбитражной прак­тики», вып. 1, «Юридическая литература», 1968, стр. 119—120.

2 См. И. Б. Новицкий, Л. А. Лу1пц, Общее учение об обязательстве, стр. 272.

3 Возможность замены исполнения прямо не предусматривает­ся в нормах обязательственного права, но допустимость се выте-

13

-I - „I •<•'-; ;

По соображениям, .изложенным выше, неверно также полагать, будтр^и уплата неустойки (пени, штрафа), и возмещение "убытков также суррогаты исполнения'. Обя­занность уплатить, например, штраф входит составной частью в единое правоотношение и существует наряду с основным долгом (передать вещь, выполнить работу, ока­зать услугу и т. п.). Следовательно, если уплачен штраф, то тем самым погашается только 'соответствующая обя­занность. Основная же обязанность этим не прекраща­ется (ч. бет. 36 Основ), кроме случаев, прямо предусмот­ренных законом, например, когда плановое задание ут­ратило оилу. Следовательно, неустойка (пеня, штраф) и возмещение убытков не являются суррогатами2.

Одним из случаев замены исполнения является так называемое «предоставление с целью исполнения»3. Сущ-ность этого понятия состоит в том, что, передавая кре­дитору некоторый предмет, должник предлагает ему са­мому приобрести вещь, которую обязан был передать должник. Например, наследодатель обязывает одного из наследников за очет полученного по завещанию имущест­ва купить пианино и передать его третьему лицу. Наслед­ник же договаривается с отказополучателем, что послед­нему будут переданы деньги, а инструмент он приобретет сам. Указание на цель, ради которой должник делает продостащлеиие, призвано ограничить право распоряже­ния кредитора. Но юридическая сила такой оговорки весьма незначительна, ибо отказополучатель в приведен­ном примере (всегда может заявить, что пианино ему не нужно и он все равно продал бы его. Нет никакого смыс­ла вынуждать кредитора по завещательному отказу к покупке определенной вещи, с там чтобы он тут же мог ее продать. Значит, предоставление вещи с целью ис­полнения есть обычное соглашение о замене предмета долга.

кает из ч. 1 ст. 14 Основ, упоминающей правоизменяющие сделки, одним из видов которых являются договоры

' См, например, «Курс советомого хозяйствениого права», т II, М, 1935, стр. 83; М. К. С у л е и м е н о в, Ответственность за на­рушение сроков исполнения договорных обязательств, Алма-Ата, il97il„ стр. 24; Ф. И. Гавз-е, Обяаательственное Право (общие по­ложения), Минск, 1968, стр. 39,

2 См. А. Граяберг, Исполнение договоров («Бюллетень Госарбитража при СНК СССР» 1932 г. № 8, стр. 8, 11)

3 «Граждацокое право», т. 1, 1944, стпр. 367.

14


•Т

Таким образом, передача вещи в качестве замены либо суррогата исполнения, а также предоставление с целью исполнения являются по отношению к измененной обя­занности обычным исполнением.

Нельзя говорить об исполнении, когда обязанность прекращается без каких-либо положительных действии со стороны лица, на которое она возложена Допустим, наниматель комнаты должен уплатить ее собственнику некоторую сумму денег Еще до наступления срока пла­тежа наниматель заключает договор о продаже паимо-дателю-собственнику вещи по цене, равной месячной наемной плате, причем последний задерживает погашение своего долга до наступления срока внесения квартплаты. В результате зачета взаимные обязанное™ сторон, на­правленные на передачу равных сумм, превращаются, а потому каждая из них по обоим договорам с экономиче­ской точки зрения достигла результата, к которому стре милась: реализовала потребительную стоимость и при­обрела меновую—деньги. Но при этом ни один из субъ­ектов в действительности никакой передачи не совершил, в то время как соответствующими обязанностями прямо предусматривались положительные действия. Следова­тельно, упомянутые юридические возможности остались неосуществленными. Вряд ли ость основания полагать, что предоставлением комнаты собственник избавился от своей обязанности передать допыгп, обусловленные и до­говоре 'купли-продажи; во-первых, п момент заключения договора жилищного найма и поселения нанимателя в комнату обязательства по купле-продаже вообще не су­ществовало; во-вторых, предоставление комнаты, равно-как 'и передача проданной вещи нанимателем (продав­цом), является реализацией самостоятельной обязан­ности.

Таким образом, отсутствуют причины для того, чтобы признавать зачет «видом и способом исполнения обязг тельства»1. Зачет—это один из приемов, применяемых в целях упрощения отношений между участниками граж­данского оборота, поскольку он избавляет «каждого из кредиторов, имеющих взаимные требования, от необхо

' «Советское гражданское право», т 1, Госюриздат, 1950, стр 477.

15

CT^^Sft^'^''- '••'••-— дим^тд^^йватьс^ этих своих требований»1,

- а;ЗДф|Нййы[|1|||1[§я зачета «никаких реальных . .дейс^^оюерша^Ё^не^приходится»2. . ' .• '.^'^Егце^юйныие^.имёётсяоснований утверждать, будто ; вьвдмйтое^арбитражем.";-• решения по преддоговорному 4oпopy§'являeycя: •принудительным пополнением обязан-

-ности^тои{ Стороны, которая уклоняется' от заключения ; договора или отказывается включить в него некоторые

\ условия?в редакции контрагента. Если истец просит о 'понуждении, к заключению договора на .условиях, пред-.люжен.ных им, и арбитраж находит эти требования обос-

- новаиными, то уже непосредственно на основании реше­ния арбитража договор считается заключенным в редак­ции истца, и ни со стороны ответчика, ни со стороны ар­битража в .последующем никаких действий не требуется. Правда, в литературе 'было 'высказано мнение, 'будто ре­шения по' искам' подобного рода нуждаются в принуди­тельном со стороны арбитража исполнении, которое «оттягивается до момента разрешения арбитражем дела поимущественному спору, возникающему из-за неиспол­нения обязанной стороной условий договора, установлен­ных •решением арбитража 'по преддоговорному спору»3. Однако на самом деле никаких действий с целью испол­нения своего решения по такого рода делам арбитраж не производит, .Следовательно, надо признать 'правоту тех авторов4, которые полагают, что решения по таким делам не требуют исполнения. . ^ ;

Тем более нет оснований полагать, что совершение кредитором за ,счет должника действия, к которому последний был обязан, также является исполнением5. В, настоящее время поводом для таких утверждений6 слу-

' «Советское гражданское право», т. 1, Госюриздат, 1959, стр. 477. ' „

2 О. С. Иоффе, Ю. К. Толстой, Новый Гражданский ко­декс РСФСР, язд-во ЛГУ, 1965, стр. 244.

3 П. В. Лог-и но в, -Решение государственного арбитража, «Юридическая литература», 1964, стр.-ИЗ. -

4 См.. «Арбитраж .в .СССР», Госюриада-г, 1960, стр. 167;

'П.- П; Заворотько, И. Г. Побирченко, Усилить гарантии добровольного исполнения арбитражных решений («Советское го­сударство и право» 1967 .г. № 7, стр. 65).

6'См. И. Б. Но .виц к.и и. Реальное исполнение .обязательств, «Труды яаучяой сессии ВИЮ.Н», М., 1948, сИр. 167.

6 См. О. С. Иоффе, Ю. К. Толстой, Новый Граждан­ский кодекс РСФСР, стр. 228.

.16 . '' " -'• • •• . \ •-••"'•'.

жит содержание ст. 218 ГК, согласно которой в случае неисполнения должником обязанности произвести опреде­ленную работу кредитор вправе вделать это своими сред­ствами, но за счет должника, если иное не вытекает из за­кона или договора (ст. 218 детализирована 'в ч. 2 ст. 284 и ч. 2 ст. 360 ГК). Предположим, колхоз заключил с гражданином договор на рытье колодца для питьевой во­ды. По истечении установленного срока обязанность под­рядчика осталась 'невыполненной. Естественно, колхоз вправе заключить новый договор на выполнение этой ра­боты с любым третьим лицом. Однако сделать это мож­но не за счет первого подрядчика, а за свой собствен­ный1, ибо, воспользовавшись правом, предоставленным ст. 218 ГК, колхоз получил бы неосновательное обога­щение, что противоречит закону. Следовательно, выпол­нение работы вторым подрядчиком—исполнение другого самостоятельного обязательства.

Иногда обязанность одной из сторон выполнить неко­торую работу за свой счет входит в состав сложного обязательственного правоотношения. Например, по дого­вору имущественного найма наймодатель должен за свой счет производить капитальный ремонт вещи, нахо­дящейся в пользовании нанимателя. Если это вопреки неотложной необходимости те сделано, шапшматсль впра­ве сам 'произвести ремонт, но за счет паймодателя. Вы­полнение ремонта силами и средстчвамп нанимателя ве­дет к- прекращению соответствующей обяза.п.постп па стороне контрагента, но не потому, что последний реали­зовал ее своими действиями (он вообще бездействовал). Значит, обязанность прекратилась не в связи с ее испол­нением. Даже если наниматель с целью произвести ре­монт заключил договор с третьим лицом, то последнее совершает необходимые действия во исполнение вновь


2. Заказ 3198

17
' Санкцией для первого (неисправного) подрядчика является взыскание с него убытков и неустойки (если она предусмотрена за­коном или договором). Предположение, будто заказчик вправе взыскать с неисправного подрядчика полную стоимость работ, про­тиворечит ч. 1 ст. 36 Основ, согласно которой должник отвечает лишь • в размере причиненных убытков. Сумма же, которую заказ­чик должен был уплатить подрядчику, по не уплатил, убытком не является.. Она не может рассматриваться и в качестве неустойки, .если в правилах о данном виде обязательств или в договоре она так не названа.


возникшей своей обязанности, р. не той, которая существо. вала чю договору найма. ^

То, что совершение самим кредитором либо его конг-рагентом 'по другому договору действия вместо основно­го должника не является исполнением ico стороны послед­него, вытекает из содержания ряда гражданско-право-вых норм. Например, если грузополучатель сдал желез­ной дороге после выгрузки неочищенный подвижной состав, последняя произведет его очистку. Но действия железной дороги не освобождают грузополучателя от обязанности уплатить штраф (ч 2 ст. 161 УЖД). Бели 'в поставленной продукции недостатки таковы, что могут быть устранены покупателем, и он согласен это сделать, то изготовитель оплачивает стоимость допол­нительных работ. Кроме того, ass. несет ответственность в форме взыскания неустойки (in. 62 Положения о пос­тавках продукции производственно-технического назна­чения1). Значит, если бы 'в приведенных случаях дейст­вия железной дороги и покупателя признавались ис­полнением, их контрагентов не за что было_бы наказы­вать.

Вызывает еще больше сомнений точка зрения, сог­ласно которой возможность принудительного отобрания вещи у должника и передача ее кредитору является средством обеспечения исполнения обязательств2.

Допустим, решение Госарбитража о взыскании с предприятия некоторой суммы исполняется путем пере­дачи органам Госбанка приказа и безакцептного списа­ния денег с расчетного счета ответчика, который об этом некоторое время даже не знает В этом случае, как и во многих других подобных, получается тот же результат, который мог бы быть достигнут и путем наполнения, но средством к его достижению служит не само исполнение (но крайней мере, если и исполнение, то только решения органа, имеющего властные полномочия). Поэтому труд­но признать справедливым утверждение Н. С Малеина будто «принудительное исполнение остается исполнени­ем обязательства»3.

' В дальнейшем именуется — Положение о поставках продук­ции

2 См , например, В К. Р а и х е р, Правовые вопросы договор­ной дисциплины в СССР, изд-во ЛГУ, 1958, стр 24

3 Н. Cv М а л е и н, Имущественная ответственность в хозяй­ственных отношениях, «Наука», 1968, стр 13.

18

Если совершается положительное действие, его мож­но считать исполнением лишь при условии, что опю име­ет место на основе уже возникшей обязанности

Причем следует иметь в виду, что исполняю лея имен­но обязанности и только обязанности, а не сделки или договоры, как иногда принято говорить. Правда, неред­ко, выражаясь таким образом, недвусмысленно имеют в виду исполнение обязательства, возникшего из двусго-ронней сделки. Тот же смысл можно придать словосоче­таниям «исполнение плана», «исполнение односторонней сделки» и т д Но в любом случае 'выражаться таким образом—значит допускать существенную неточносгь, поскольку это наводит на мысль, что исполняется сам факт, послуживший основанием для правоотношения А разве может исполняться такой факт, как отбытие или причинение вреда? Поэтому нельзя называть реализацию обязательств исполнением договоров', нельзя говорить oi6 исполнении договоров, подразумевая под этим реали­зацию обязательств2.

Точность терминологии важна во всяком научном исследовании. Что же касается юридической науки, то здесь больше, чем где бы то ни было нетерпимы терми­нологические неточности, ибо обозначения понятий, вы­работанные в юридическон лтсратурс, нередко воспро­изводятся затем законодательством. Таким обр^юм, ог терминологической четкости подчас завист и чсикос1ь регламентации соответствующего вида общссгвениых отношений3.

Термин «исполнение договоров» — один из тех, упот­ребления которых, как представляется, следует избегать в законодательстве, литературе и судебно-ар)битражнои практике не только по причине, указанной выше По-

' cim , например, И Б Новицкий, указ статья, «Труды научной сессии ВИЮН», М, 1948, стр 155, П Д Каминская, Основания ответственности по договорным обязательствам, «Вопро сы гражданского права», Госюриздат, 1957, стр 61 3 Г Крыло в а. Исполнение договора поставки, «Юридическая литература», 1968; О С Иоффе, План и структура договорных связей («Со ветокое государство и право» 1969 г № 6, стр 52)

2 Си, например, ст 225 ГК Молдавской ССР

3 См в подтверждение этого М Александров Дольник, Что же такое «простой вагонов»? («Советская юстиция» 1967 г № 14, стр 25—26)

2* 19

средством -данного JrepWHa иногда обозначается испол­нение обязаийостёй^на^самом деле не возникших либо ввиду недействительности договора, который направлен на их установление,-либо ло другой причине.

•Между там обязанность не может быть исполнена, пока она не вызвана "к жизни фактом, которому закон придает юридическую силу. Отсюда вытекает, что дей­ствия, которые ^ совершаются на основе фактически несуществующих обязанностей, либо безразличны для"* закона, либо имеют иное значение с его точки зрения.

Если обязанность прекратилась в связи с истечением исковой давности, то действие, совершенное должником после окончания давностного срока, также не является наполнением. Правда, в литературе до сих nqp остается опорным вопрос относительно того, какое влияние ока­зывает истечение исковой давности на 'соответствующее правоотношение: прекращает его или как-то изменяет. Причиной продолжающихся опоров является несоот­ветствие двух норм в законодательстве об исковой дав­ности. Согласно ч. 1 ст. 87 ГК «истечение срока исковой давности до предъявления иска является основанием к отказу в иске». Казалось бы логичным после этого вве­дение правила, предусматривающего возврат предмега, переданного после истечения срока1 исковой давности.

Однако ГК устанавливает, что при исполнении обя­занности должником по истечении срока исковой давно­сти он не'вправе требовать переданного долга обратно, хотя бы в момент передачи он и не знал об истечении давности (ч. 1 ст. 89, ей аналогична ст. 47 ГК 1922 года). Основываясь на последнем положении закона, некоторые авторы признают определенное влияние истечения ука­занного срока на соответствующее правоотношение, но в то же время полагают, что' такое правоотношение не прекращается, а управомоченный, пропустивший давно-стный срок, пользуется лишь так называемой ослаблен- • ной защитой, и должник, надо полагать, подвергается ослабленному принуждению.

Доводы, предложенные в защиту данной концепции1,

' См. «Советское гражданское право», т. 1, 1950, стр 255, И. Б. Новицкий, Сделки. Исковая давность, Госюриздат, 1954,

20

представляются неубедительными и противоречащими общим положениям гражданского права. А поэтому сле­дует признать, что правы авгоры, которые связывают с истечением исковой давности прекращение обязатель­ственного правоотношения1. С этой точки зрения совер­шенно правильной представляется позиция Госарбитра­жа при Совете Министров УССР, выраженная в решении по .следующему делу.

Управление материально-технического снабжения треста «Карагандашахтстрой» обратилось с иском к от­делу капитального строительства Макеевского метал­лургического завода о взыскании стоимости оборудова­ния. ,

Поскольку требование было предъявлено с пропу­ском'qpoKa исковой давности, Госарбитраж в удовлет­ворении его отказал. Вместе с тем в решении было ука­зано, что спорное оборудование остается в распоряжении УМТС.

Госарбитраж при Совете Министров УССР ре­шение в той части, согласно которой оборудование ix тавлено в распоряжении истца, отменил и указал, чю, поскольку прекращено право на взыскание с-юимосги оборудования, тем самым прекращается и право распо­ряжения им либо отобрания в натуре, так как и для этих требований предусмотрен годичиып срок шсковои давности2.

Теперь, когда показано, что не всякое действие, по­средством которого прекращается обязанность, являегся исполнением, и установлено, что не может рассматри­ваться в качестве исполнения действие, совершенное на основе еще не возникшей или ранее прекращенной (по

стр. 227; Б Б Черепахи н, Спорные вопросы понятия и дейст­вия исковой давности («Советское государство и право» 1957 г № 7, стр. 64)

'См М М Агарков, Обязательство по советскому граж датскому праву, стр 56—58, М А Гурвич, Право на иск, изд-во АН СССР, 1949, стр. 172, Ю К Толстой, Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР, изд во „ЛГУ, 1955, стр 164; А. Н Арзамасцев, Охрана социалистиче­ской собственности по советскому гражданскому праву, изд во ЛГУ, 1956, стр 70, О. С Иоффе, Советское гражданское право, 1967, стр 352.

2 gm «Радянське право» 1970 г. № 9, стр 108.

21
Другим осаованиям)|'обязанности, можно перейти •к оп­ределению рассматриваемого понятия. <

Определение^ исполнения должно быть дано в соот­ветствии с общими правилами логики, в частности путем указания яа род и видовое отличие. Все авторы, форму­лируя понятие исполнения, правильно называют его ро­довую принадлежность: исполнение всегда представляет собой действие. Обязанность—это возможность, а по­тому она может осуществляться лишь в действиях ее носителя. Значит, когда в качестве одного из видовых признаков исполнения называют совершение действия должником1, этр tHe может вызывать возражений, ибо, как показано выше, действия, 'произведенные кредитором и тем более компетентными органами государства вмесго должника» не являются реализацией обязанности.

Само собой понятно, не всякое действие должника может быть исполнением данной обязанности, следова­тельно, необходим еще один признак. Им может служить соответствие между действием и обязанностью или, что одно и то же, соответствие действия праву требования кредитора. .

Из всего изложенного можно .сделать вывод, что и с-полнение обязанности в обязательствен­ном правоотношении представляет собой совершение должником действия, которо­го вправе требовать от него кредитор.

Для характеристики исполнения недостаточно дать определение понятия. С теоретической точки зрения ин­тересно выявить природу соответствующих действий. Этот воцрос важен также и в практическом, отношении:

ведь в зависимости от того, к какому виду актов принад­лежит действие по 'дополнению обязанностей, выбира' ются правовые нормы. Сторонам важно правильно вы­брать норму законодательства, с тем чтобы сообразовы­вать с наю свои действия в продессе исполнения. Для органов суда и арбитража это также имеет первосте­пенное значение, так как / лишь на основе правильно выбранных нормативных актов можно 'вынести верное решение по рассматриваемому опору. В самом деле, если исполнение—юридический поступок, то к нему


1965,

' См., 'например, «Советское гражданское право», т. 1, стр. 476; «Гражданское право», т. I, 1969, стр. 479.

22

применимы только правила об исполнении обязательств. Если же оно есть соглашение, то надо принимать во вни­мание также правила о договорах и сделках. А если ис­полнение—односторонняя сделка, то следует руковод­ствоваться законодательством о сделках наряду с правилами об 'исполнении, правила же, касающиеся договоров, в таком случае неприменимы.

Рассмотрим природу действий по исполнению обязан­ностей.

Если на должнике лежит обязанность, он стреми гся совершить соответствующее действие и тем самым пога­сить требование, принадлежащее другой стороне. При этом не имеет значения, какова причина такого стрем­ления должника: в силу ли его добросовестности, -ялл потому, что он заинтересован в скорейшем получении встречного удовлетворения, либо из боязни понести не­выгодные последствия, которые установлены в качесгве санкции.

Важно другое: совершая определенные дей­ствия, должник имеет целью прекратить обязанность с противостоящим ей субъективным правом. Действия. совершенные с известной целью, принято считать на­правленными на эту цель. Действия же, направленные па установление, изменение или прекращение прав и обя­занностей, являются сделками (ч. 1 ст. 14 Основ). Значщ действия по исполнению обязанностей всеми своими признаками подходят под определение сделок'. Поэтому нельзя согласиться с авторами, которые причисляют их к юридическим поступкам2.

Сделки бывают двух видов3—договоры и односторон­ние сделки. Договоры—это соглашения двух или более

[ См. С Н. Братусь, Субъекты гражданского права, Гос-юриздат, 1950, стр 11

2 См. О. А. Красавчиков, Юридические факты в совет­ском гражданском праве, Госюриздат, 1958, стр'1154

3 На основе ст. 14 Основ в литературе принято подразделять сделки на односторонние, двух- и многосторонние Однако такая классификация несколько неточна В самом деле, как рассматри­вать договор о совместной деятельности между двумя лицами в ка­честве двусторонней или многосторонней сделки^ Причина неточ­ности критикуемой классификации в том, что в ее основу положе-' ны два различных признака. Односторонние сделки отличаются от сделок двух других видов по характеру волеизъявления, т. е в за­висимости от тою, является ли оно действием одного единственного

23

лиц. В 'период^иополнения'8 обязанностей такие соглаше­ния, однако, перезаключаются. Каждая ив сторон дей­ствует самостоятельно с целью 'погашения своего долга Если организация-продавец доставляет своим транспор­том продаяную ею и 'оплаченную покупателем вещь, то тем самым уже одно это действие вызывает юридический результат: прекращаются обязанность организации пере­дать предмет купли-продажи и корреспондирующее пра­во покупателя требовать такой передачи.

Действием, самостоятельно вызывающим правовые последствия, является и принятие 'вещи кредитором. В упомянутом выше случае, принимая вещь, покупатель прекращает соответствующую свою обязанность и одно­временно у контрагента погашается корреспондирующее право требовать принятия вещи.

|На рассмотренном примере нетрудно убедиться, что каждая из сторон обязательства преследует цель прек­ратить лежащую на ней обязанность и для этого доста­точно их самостоятельной активности А потому- дей­ствия, совершаемые субъектами в процессе исполнения, ^являются односторонними сделками1. Эта черта актов по "'исполнению явствует и из структуры ряда правовых норм. Например, в соответствии со ст. 244 ГК, если по­купатель в нарушение договора откажется принять куп­ленную вещь или уплатить за яее установленную цену,

лица или соглашением между несколькими субъектами Сделки же двух- и многосторонние различаются структурой порождаемого ими правоотношения Договор купли-продажи, например, всегда дву­сторонний, даже если на стороне продавца и покупателя имеется по нескольку субъектов Здесь каждому сокредитору принадлежит право требования только к должнику (должникам), и наоборот— каждый из содолжников нееет обязанности по отношению к креди­тору (кредиторам). Если же кто-либо из сокредиторов и имеет тре­бования к другим кредиторам (пусть даже по поводу того же предмета купли-продажи), то эти права основаны на других юри­дических фактах, а не на данном договоре купли-продажи Договор же о совместной деятельности—всегда Многосторонняя сделка (это очевидно, если его заключили три и более субъекта), посколь­ку каждый из его субъектов имеет права и обязанности по отноше­нию ко всем остальным участникам С этой точки зрения договор о совместной деятельности между двумя гражданами или органи­зациями надо рассматривать как частный случай многосторонней сделки

'Ом В. Н. Охоцимский, Основные моменты исполнения по обязательствам, Саратов, 1929, стр. 81.

24

продавец вправе требовать принятия вещи покупателем, уплаты ее стоимости и возмещения причиненных убыт­ков. Значит, уже одним предложением предмега доли продавец прекращает свою обязанносгь и счавт поку­пателя перед необходимостью, в свою очередь, исполнить обязанности, лежащие на н&м.

Таким Образам, во всех случаях действие по испол­нению обязанности является сделкой, а следовательно, юридическим актом. Если иногда и говорят о фактиче­ском исполнении' или фактических действиях, связан­ных с исполнением2, то под этим под разум ев аютоя осо бые случаи, когда в реализации обязательства участву­ют должник и лица, привлеченные им по договору или на основе административных полномочий, и когда, следо­вательно, исполнителем является не тот, кому противо­стоит цраво требования кредитора, а, так оказать, суб­должник, т. е. лицо, которое на самом деле (фактически) производит исполнение. Но и действие этого лица пред­ставляет собой юридический акт, поскольку оно также порождает правовые последствия, в частности прекраща­ет обязанность основного должника перед его кредите рам. С ним могут быть связаны и некоторые другие по­следствия, например прекращение права собспваппосщ шии трава оперативного управления.

Как уже было показано, обязанность п обязаюльсг ibo—различные понятия. Поэтому и реализация их про­исходит по-разному. Если исполнение обязаппосгп -одно действие, то для прекращения обязательства не обходим ряд действий в зависимости от числа отдельных обязанностей, составляющих его содержание Вопрзс о разграничении указанных понятий имеет и важное прак­тическое значение.

В тех случаях, когда в составе обязательственного правоотношения имеется одна обязанность и оша испол няется ненадлежащим образам, отказ кредигора от при

'См М И Брагинский, М Я Б я л и к, Транзитные поставки товаров («Советское государство и право» 1956 г № 1, стр 58), 3 Г Крылова, Исполнение договора поставки, ^стр 21, Л И Семенова, Возложение исполнения обязатель ства на третьих лиц в отношениях между социалистическими орга низациями («Правоведение» 1966 г № 3, стр 120)

2 См О С. Иоффе, Ю К Толстой, Новый Граждан ский кодекс РСФСР, стр 192

25

мятия иополнеаия^и. заявление о расторжении договора •практически совпадают. Для' обязательств такого рода ааюон и предусматривает право кредитора в случае на­рушений со стороны должника расторгнуть договор (см., например, ст. ст. 246, 282 ГК). В обязательствах со сложным содержанием (поставка, контрактация, экспе­диция и т. д) ненадлежащее исполнение одной обязан­ности не должно влечь прекращения других обязаннос­тей. Поэтому их участникам и не дано права расторгнуть соответствующий договор из-за поставки ошвой пар гни некачественной продукции, из-^за ненадлежащего оказа­ния одной услуги и т. д.

Различать наполнение обязанности и обязательства 'практически важно и потому, что момент исполнения от­дельной обязанности ню передаче вещи в собственность или в оперативное управление дает возможность решить, относится ли данное правоотношение к купле-продаже или поставке (ст. 44 Основ), следовательно, правильно определить норму, на основе которой разрешается спор.

'Как известно, неплановый договор поставки отлича­ется от договора купли-продажи тем, что основанное на договоре поставки обязательство исполняется в срок, не совпадающий с моментом заключения договора. Данное обстоятельство не было учтено при определении вида обя­зательства по следующему арбитражному делу. Завод '«Ростселымаш» отгрузил » адрес сбытовой кюнторы не­качественные шины. Контора обратилась в арбитраж с иском о взыскании стоимости забракованных изделий и неустойки. В решении арбитраж отметил: «Отгрузка шин произведена ответчиком... без заключения договора', и эти шины сразу же были оплачены представителем ис­тца по чековой книжке. Указанная сделка по своему со­держанию 'является договорам купли-продажи». Поэтому во взыскании штрафа за передачу некачественных изде­лий было отказано2. Между тем по содержанию обяза­тельства невозможно отличить куплю-продажу от непла­новой твоставки. Здесь следовало исходить из того, что

1 Если бы в заседании арбитража получил подтверждение факт заключения договора поставки в устной форме (вместо обя­зательной письменной), тогда следовало бы поставить вопрос о не­действительности данного договора.

2 Дело № 523/10 за 1970 год Госарбитража при Совете Мини­стров РСФСР.

26

моменты заключения договора и отпрузки продукции (если судить по смыслу приведаншой части решения) не совпадали. Значит, данное правоотношение является обязательством поставки, а потому штраф за накачест-|вейность шин подлежал взысканию.

Легко заметить, что если обязательственное право­отношение содержит одну обязанность с корреспондиру­ющим правомочием, то исполнение того и другого coisna-дает. Но, как правило, исполнение обязательства — длительный процесс, в ходе которого возникает ряд спе­цифических вопросов. Поэтому он рассматривается осо­бо после того, как будет всесторонне исследовано ис­полнение отдельных обязанностей.

Предмет исполнения есть то, на что направлено соответствующее действие Если в момент возникновения обязательства нужная кредитору вещь есть в наличии, действия обязанного лица имеют своим предметом уже готовую вещь, которую он передает кредитору. Но сторо­ны могут обусловить и предварительное (до передачи) изготовление вещи.

Однако наличие предмета исполнения не всегда оче­видно. В самом деле, что представляет собой предмет действий должника, если та остове договора он произ­водит научпю-июсЛедовательские работы н заюм сообща­ет о результатах заказчику? Или если культурто-шро&вс-тителынюе учреждение по договору с комитетом профсо­юза устраивает концерт для коллектива предприятия? Здесь нет того видимого результата, который'имеегся, например, при выполнении работы подрядчиком.

Несмотря на то, что действия научно-исследоватзль-ских, культурню-просветнтельпых и других подобных ор­ганизаций не направлены на вещи и их изменение, резу­льтат все-таки имеется и он объективен1. Допустим,

' Если допустить, что при исполнении обязанностей подобного рода нет объективного результата, это приведет к выводам, очевид­но, неприемлемым Во-первых, если нет того, на что направлены действия по исполнению, невольно напрашивается вывод, будто предметом исполнения являются действия должника А поскольку само^вополнение есть действие, значит, действие должника является предметом действий должника Бессмысленность такого заключения не вызывает сомнений Во-вторых, если бы действия научно-иссле-дователыских, культурно-проаветитечьных н подобных организаций не порождали объективного результата, потребности кредитора, для

27

гражданин нанимает: репетитора для обучения иностран­ному языку. Давая уроки, репетитор сообщает обучаемо­му определенные сведения, которые приобретают объек­тивную форму.

Эффект описанных 'и им подобных действий нельзя увидеть. В этом смысле его можно было бы назвать не­материальным. Но он находит выражение в других бес­спорно материальных явлениях. Например, подрядчик сообщает заказчику о некачественности материалов, из которых последний собирается строить дом. Заказчик в связи с этим принимает ме)ры к замене 'некачественных материалов другими.

Действия, 'которые совершают обязанные лица в рас­смотренных обязательствах, направлены на передачу об­леченной в объективную форму информации, представ­ляющей научную, художественную идя иную ценность.

Именно информация выступает 'в качестве того, что получает управомоченный. Ее нельзя передать, не воп­лотив чв доступную форму, но сам материал, несущий информацию, не имеет ценности для кредитора. Креди­тор по соответствующему обязательству использует не материал, а те сведения, которые в нам 'воплощены.

Действия должника могут преследовать цель обеспе­чить другой стороне возможность пользоваться теми бла­гами, которыми она располагает. Здесь объективность результата заключается в сохранении вещей, которые при отсутствии действий обязанного лица, возможно, были бы ^повреждены или похищены злоумышленниками либо подверглись порче или уничтожению по другим причинам. Например, по договору предприятия, которо­му принадлежит охраняемый объект, с организацией вне­ведомственной сторожевой охраны шоследняя обязана организовать и обеспечить охрану товарно-материаль­ных ценностей и денежных сумм от расхищения и не до­пускать проникновения посторонних лиц на охраняемые объекты (п. 8 Типового договора об охране объектов подразделениями вневедомственной охраны при органах милиции'). '"

удовлетворения которых установлено Данное обязательство, -"остава­лись бы неудовлетворенными, несмотря на совершение соответству­ющих действий должником.

1 См. «Сборник инструктивных указаний Государственного ар­битража при Совете Министров СССР» (в -дальнейшем именуется —

28 .. -— "

Таким образом, всякое действие, производимое то наполнение обязанности, направлено на вещь либо па достижение иного объективного результата. Вещь либо иной результат как раз и являются предметом испол­нения'.

Практическое значение этого вывода заключается в там, что на его основе можно выработать достаточно на­дежные критерии для оценки надлежащего исполнения таких обязанностей, которые принимают на себя про-ектночконструкторкжие организации, граждане по автор­ским договорам, предприятия и учреждения по обяза­тельствам из объявления конкурса и т. д Тем самый становится возможным более последовательное и полное регулирование соответствующих отношений2.

Предмет исполнения может быть определен родовыми либо индивидуальными признаками.

Правда, иногда в момент возникновения обязательст­ва предмет определяется альтернативно, т е для долж­ника предусматривается возможность совершить одно либо другое действие. Например, согласно ч 2 ст 41 Основ продавец, передавший покупателю вещь ненадле­жащего качества, обязан в зависимости от вы1бора поку­пателя или заменить, ее вещью надлежащего качегтза, или соразмерно снизить покупную цену, пли безвозмезд­но устранить недостатки, или возмссшть расходы па их направление, ищи признать договор купли-продажи рас­торгнутым с возмещением покупателю протшнсппых убытков. Наличие альтернативы служит лишь выраже-

«Сборник инструктивных указаний»), вып 27, «Юридическая лите­ратура», 1968, стр 38—48

1 Отредел&ние предмета исполнения должно быть дано именно в таком общем виде, в противном случае оно будет недостаточно полным, о чем свидетельствуют имеющиеся в литературе высказы­вания: «Предметом обязательства считается то материальное бла­го, в отношении которого должник обязан совершить действие в пользу кредитора» («Гражданское право», т I, 1969, стр 489) Не­точность состоит в том, что в данном определении нет упоминания о результатах интеллектуального творчества (см. «Советское граж­данское право», т I, 1965, стр 477; «Советское гражданское пра­во», т I, 1968, стр 450) Но и указания на них недостаточно, пото­му что в ряде случаев действие должника заключается в передаче сведений, добытых не в результате интеллектуального труда, па пример адресных справок,

^ Подробнее об этом ам в гл IV

29

нием тсяго, что"обяза1Н1Ность 'с соответствующим ей право­мочием еще'не сформирована в'полной мере, а следова­тельно, ни одно из-названных действий еще не подлежит совершению.

В чем бы ни выражалась неопределенность предмета, к моменту исполнения он должен быть индивидуали­зирован. По общему правилу индивидуализацию произ­водит должник, который среди многих родовых или не­скольких альтернативных предметов выбирает один. По поводу этого предмета 'и совершаются необходимые дей­ствия. Если предмет исполнения—вещь, то выделением ее среди родовых и альтернативных предметов является уже то, что обязанное лицо ее упаковывает, маркируег, сдает органам транспорта и т. д.

  1   2   3   4   5   6   7


ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации