Брушлинский А.В. Культурно-историческая теория мышления - файл n1.doc

приобрести
Брушлинский А.В. Культурно-историческая теория мышления
скачать (258 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc258kb.23.08.2012 23:20скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5
АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ

ИССЛЕДОВАНИЯ МЫШЛЕНИЯ В СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА МОСКВА»-1966

А.В. Брушлинский

«КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ» ТЕОРИЯ МЫШЛЕНИЯ
«Культурно-историческая» теория стремится раскрыть специфику психического развития человека. В качестве теории «высших психологических» функций она развита в исследованиях Л.С. Выготского, одного из наиболее известных советских психологов, научным взглядам ко­торого уделяют большое внимание и за рубежом1. В разработке этой важнейшей темы им получены инте­ресные результаты, которые нельзя не учитывать в про­цессе дальнейшего развития психологической теории. Работы Л.С. Выготского оказывают большое влияние на советских психологов и философов.

________________________

1 См , например: Е. Нanfmann and J. Кasanin. Conceptual Thinking in Schizophrenia New York, 1942.
Некоторые основные принципы «культурно-исторической» теории

«Внесение в советскую психологическую науку исто­рического подхода к развитию психических процессов человека, борьба за создание конкретно-психологиче­ской теории сознания и в связи с этим углубленное экс­периментальное изучение развития понятий у детей, раз­работка сложного вопроса о соотношении обучения и умственного развития ребенка — таков был вклад» Л.С. Выготского в советскую психологию2. Исследова­ние мышления, как и других психических функций, осу­ществлялось Л.С. Выготским с позиций культурно-исто­рической теории психики. Необходимо поэтому рассмот­реть некоторые основные аспекты этой теории.

Л.С. Выготский стремится раскрыть социальную природу «высших» (т.е. специфически человеческих) психических, точнее психологических3, функций. Он пы­тается выяснить соотношение социального (культурно­го, «высшего») и биологического (натурального, «низ­шего», элементарного, примитивного) в психическом развитии человека на материале детской и частично исторической психологии.

________________________

2 А.Н. Леонтьев и А.Р. Лурия. Психологические воззрения Л.С. Выготского. — В кн.: Л.С. Выготский. Избранные психоло­гические исследования. М., 1956, стр. 4; см. также: А.Н. Леонтьев. Проблемы развития психики. М., 1959, стр. 274 и след.; А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия и Б.М. Теплов. Предисловие к кн.: Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций. М., 1960; О.К. Тихомиров. Общественно-исторический подход к развитию психической деятельности человека. — «Вопросы философии», 1961, № 12.

3 Л. С. Выготский различал психические и психологические про­цессы, но в данном случае этим можно пренебречь. См.: Л.С. Выготский. Психика, сознание и бессознательное. — Сб. «Элементы общей психологии». М., 1930.
Эта проблема не была новой в то время. Она стала центральной, например, для психологической концепции французской социологической школы и для примыкав­ших к ней психологов (Ж. Пиаже и др.), а также для П. Жанэ. Например, основная идея П. Жанэ заключа­лась в том, что специфически человеческие психические функции возникли в результате перенесения индивидом на себя тех форм социального поведения, которые пер­воначально выработались в его отношениях к другим людям (так, размышление есть внутренняя дискуссия с собой). Однако разработка этой проблемы заходила в тупик либо натурализма (К. Бюлер и др.), либо спи­ритуализма (например, Э. Шпрангер), что вызывало критику, в частности, и со стороны Л.С. Выготского.

У исследователей мышления (В. Штерн, К. Бюлер, Ж. Пиаже и др.) идеализм в трактовке природы мышле­ния соединялся с биологизмом в понимании движущих сил его развития. В советской психологии с первых же лет ее зарождения социальная обусловленность челове­ческой психики почти всеми признавалась бесспорной (К.Н. Корнилов, П.П. Блонский, М.Я. Басов и др.)4 Однако реализация этого общего положения наталкива­лась на огромные трудности.

Заслуга Л.С. Выготского состояла в том, что он впервые в советской психологии начал систематическую и детальную разработку проблемы соотношения соци­ального и биологического (органического) в психиче­ском развитии человека, проблемы общественно-исто­рической обусловленности человеческой психики. Его исследования (примерно после 1927 г., когда он постепенно начинает покидать бихевиористские позиции) проникнуты одной идеей—идеей исторического разви­тия психики, ее «очеловечения». Л.С. Выготский по­ставил задачу «выделить в развитии ребенка человече­ское и только человеческое... пробиться из биологическо­го пленения психологии в область исторической челове­ческой психологии»5.

Специфику человеческой психики Л.С. Выготский видит в ее опооредствованности культурными, социаль­ными знаками, с помощью которых человек «овладева­ет» течением собственных психических процессов и на­правляет их. Такими знаками-средствами являются речь, мнемотехнические средства вроде узелков, зарубок и т.д.6. В высшей (культурной) психичесой функций «функциональным определяющим целым или фокусом всего процесса является знак и способ его употребления. Подобно тому как применение того или иного орудия диктует весь строй трудовой операции, подобно этому характер употребляемого знака является тем основным моментом, 6 зависимости от которого конструируется весь осталь­ной процесс»7, высшая психическая функция.

________________________

4 Ср.: Л.С. Выготский. Психологическая наука. — Сб. «Об­щественные науки СССР. .1917—1927». М., 1928; см. также: А. А. Смирнов. Советская психология за 40 лет. — «Вопросы психоло­гии», 1957, № 5.

5 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 170, 172 и др. О первых шагах Л. С. Выготского по этому пути см., например: А.Р.Лурия. Речевые реакции ребенка. — Сб. «Речь и интеллект в развитии ребенка». М., 1927, стр. 8; он же. Современная психология в ее основных направлениях. М., 1928, стр. 49.

6 С этой теорией сочетается тезис о разных генетических корнях мышления и речи. См.: Л. С. Выготский. Генетические корни мышления и речи. — «Естествознание и марксизм», 1929, № 1.

7 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 160 и др.; см. также Л.С. Выготский и А.Р. Лурия Этю­ды по истории поведения. М. — Л., 1930, стр. 6 и др.
Из социальности знака как средства направления че­ловеческого поведения и психики выводится социаль­ность последней. Например, речь — это «социальный ме­ханизм поведения». Благодаря такому знаковому сред­ству осуществляется социальная детерминация поведе­ния (воздействие на человека с помощью речи и т. д.). «Слово, по Жанэ, первоначально было командой для других... потому-то оно и является основным сред­ством овладения поведением... Жанэ говорит, что за властью слова над психическими функциями стоит реальная власть начальника и подчиненного, отношение психических функций генетически должно быть отнесено к реальным отношениям между людьми. Регулирование посредством слова чужого поведения постепенно приво­дит к выработке вербализованного поведения самой личности»8.

В процессе развития, формулирует этот тезис и Л.С. Выготский, ребенок начинает применять по отно­шению к себе те формы поведения, которые первоначально другие применяли по отношению к нему В каче­стве примера Выготский приводит следующий факт из исследований Д. Болдуина, Ж. Пиаже и др.: высшие функции мышления (рассуждение и т. д.) сначала по­являются в коллективной жизни детей в виде спора между ними и затем извне как бы «переносятся внутрь самого ребенка».

Внешнее означает здесь социальное. Всякая высшая психическая функция была вначале внешней, по­скольку она была социальной раньше, чем стала внутренней, собственно психической; «она была прежде социальным отношением двух людей»9. В ее развитии все внутреннее первоначально было внеш­ним (в развитии низшей психической функции вначале все было внутренним)10. Развитие идет к «превращению» общественных отношений в высшие психические функции.

________________________

8 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 194 и след., а также стр. 192 и 193 (здесь и во всех последующих цитатах из произведений Л.С. Выготского разрядка моя. — Л.Б.).

9 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 197 и след.

10 «Интериоризация» (переход, превращение внешнего во внутрен­нее) здесь выступает как способ образования только высших психи­ческих функций Но она играет эту роль только в связи с противопо­ложно направленным процессом (переходом внутреннего во внешнее) как способом образования низших психических функций. Этот тезис сохраняет силу независимо от трактовки Л С Выготским низших функций (например, как чисто физиологических).
Прежде психологи полагали, что психическая функ­ция есть у индивида в готовой или зачаточной форме, в коллективе она лишь развертывается. На самом деле высшие «функции сперва складываются в коллективе в виде отношений детей, затем становятся психическими функциями личности»11. За игнорирова­ние этого Л.С. Выготский критикует теорию мышления Ж. Пиаже: развитие детского мышления совершается не от индивидуального к социализированному (как у Ж. Пиаже), а от социального к индивидуальному12.

Таким образом, с помощью знаков как «обществен­ных органов» или «социальной силы» человек овладе­вает своим поведением, низшими (натуральными) пси­хическими функциями. Его поведение становится произвольным, волевым и разумным. На основе низших функций возникают и развиваются высшие, культурные функции. Не ставя себе целью дать изложение и оценку всей концепции Л.С. Выготского, рассмотрим лишь не­которые результаты его работ.

Разработка Л.С. Выготским идеи о знаковой опосредованности человеческой психики имела в свое вре­мя принципиальный смысл и определенное историческое оправдание. Тогда представлялось возможным таким способом преодолеть идеалистическую трактовку пси­хики как замкнутой сферы идеального, оторванной от материальной действительности: знак, т.е. средство, на­ходящееся (подобно орудию труда) вне организма и потому «отделенное» от личности, как бы извне форми­рует сознание.

________________________

11 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 199 и след.

12 См. Л.С. Выготский. Проблема речи и мышления ребенка в учении Ж. Пиаже — В кн.: Ж. Пиаже. Речь и мышление ребенка. М. — Л., 1932, стр. 35.
Наибольшее внимание Л.С. Выготский уделяет словесному знаку, который носит явные «признаки социогенного происхождения». С момента овладения языком внутреннее развитие ребенка из животной фазы пере­ходит в собственно человеческую; язык приобщает ре­бенка к духовному опыту человечества и делает возмож­ным развитие высших психических функций (обобщение и т.д.)13. Вот почему роль речи оценивается исключитель­но высоко. Например, отстаивая тезис о единстве мы­шления и речи, он пишет об интеллектуальной функции речи: последняя имеет не только функцию общения, но и функцию мышления (т.е. мышление является функци­ей речи)14. В единстве мышления и речи ведущим оказывается не первое, а второе. Такое понимание речи связано с его общей трактовкой знака.

Л.С. Выготский вначале понимал знак (в частности, словесный) чисто формалистически, первое время игно­рируя даже его значение (что отмечалось критикой не­однократно). Это обнаруживается и в его трактовке взаимодействия субъекта с объектом. Знаковое стимул-средство искусственно вводится в ситуацию и не имеет к ней и к ответной реакции никакого отношения; «знак ничего не изменяет в объекте психологической операции...», он не имеет дела непосредственно с объектом, субъект проявляет свою «активность по отношению к себе, а не к объекту»15. Такова авто­стимуляция, т.е. создание субъектом стимулов-средств и определение с их помощью собственного поведения; отсюда направленность, детерминированность деятель­ности.

________________________

13 См.: Б.Е. Варшава и Л.С. Выготский. Психологиче­ский словарь. М., 1931, стр. 205 и др.

14 См.: Л.С. Выготский. Мышление и речь. Психологические исследования. М. — Л., 1934, стр. 11 и др. (Второе издание этой ра­боты см. в его кн. «Избранные психологические исследования»; в 1962 г. эта работа вышла в английском переводе с предисловием Д. Брунера и с комментариями Ж. Пиаже: L.S. Vуgоtskу. Thought and Language. New York.

15 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 125, 228, 168, а также 98 — 101, 105, 109, 162 и др.
Детерминация деятельности исходит здесь только от субъекта. Разрушаются единство и взаимодействие субъекта с объектом: последний либо выпадает, либо не рассматривается как основа этого взаимодействия.

Понимание знака как средства психического развития, как средства направления психических операций при­водит к отрыву средства от того, средством чего оно является, устанавливает различие и разрыв между «на­правляющим» и «направляемым» (как бы ни трактова­лось то и другое).

Аналогичный вывод вытекает из анализа той же про­блемы непосредственно с точки зрения соотношения культурного и биологического. Согласно общепризнанному мнению16, Л.С. Выготскому не удалось преодолеть широко распространенный в психологии того времени дуализм социального и биологического.

Л.С. Выготский исходит из правильного положения, что высшие психические функции образуются на основе низших. Однако его конкретизация этого общего тезиса вызывает возражения. По его мнению, натуральные про­цессы «образуют состав» высших форм поведения, при­чем высшая форма может быть «полностью и без всякого остатка» разложена на составляющие ее естественные элементарные нервно-психические процессы. О преобра­зовании низшего, входящего в состав высшего, почти ничего специально не говорится. (Такова позиция и не­которых других психологов, например, П.П. Блонского). Скорее наоборот: первым признаком развития признает­ся неизменность «субстрата, лежащего в основе развивающегося явления»17. Высшая ступень в развитии не сменяет, а «снимает», т.е. отрицает, низшую, но от­рицает, не уничтожая ее, а заключая ее в себе как составной момент (Л.С. Выготский стремится учесть ге­гелевское понятие «снятия»: устранения и сохранения18). В то же время высшие психические функции специфич­ны, развиваясь на основе употребления слова-знака. Благодаря этому появляются новое «сочетание», комби­нация, организация и «направленность» низших функ­ций.

________________________

16 См., например: Н.А. Менчинская. Развитие арифметических операций у детей школьного возраста. М., 1934, стр. 16 и др.

17 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 203, а также 15, 18, 20 — 21, 27, 29, 99, 153 — 157, 173, 200, 208 — 210, 223, 225, 228, 370, 371, 386, и др.; он же. Мышление и речь, стр. 115 — 117, 154 и др.

18 См.: Л.С. Выготский. Психология подростка. — В его кн. «Педология подростка». М.—Л., 1931, стр. 348 и др.
Итак, высшие, культурные, искусственные функ­ции могут быть сведены к низшим, естественным. С другой стороны, в тех же высших функциях возникают интеграция и направленность низших. Высшие, «искус­ственные акты суть те же естественные, они могут быть без остатка, до самого конца разложены и сведены к этим последним... Искусственной является ком­бинация (конструкция) и направленность, замеще­ние и использование этих естественных процессов»19, натуральных функций. Как же тогда возможна «направ­ленность», детерминированность психических операций? В иной форме здесь выступают различие и разрыв меж­ду направляющим и направляемым.

В этой связи надо учесть следующие положения Л.С. Выготского. Человек «овладевает» своими психи­ческими процессами и направляет их с помощью знаков. Овладение собой — это воля, осознание своих действий, в результате чего они становятся произвольными, сво­бодными и т.д. Но овладеть можно только тем, что уже есть. Поэтому овладение поведением, психическими операциями означает овладение низшими, естественными функциями. «Овладение психологическим орудием (зна­ком. — А. Б.) и при его посредстве своей собственной естественной психической функцией всякий раз подымает данную функцию на высшую ступень...»20, т.е. в результате возникает высшая, культур­ная функция.

При таком понимании высшие психические функ­ции — это низшие плюс овладение ими через знак (с по­мощью воли). Высшие функции суть низшие плюс их ор­ганизация (направленность, структура и т.д.). Напри­мер, интеллектуальная реакция — это навыки в их системе; мышление основывается на «вмешательстве» во­ли в представления (мышление — это представления плюс воля)21. Высшие функции суть низшие в их новом сочетании22.

________________________

19 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 225, 154 и др.

20 Там же, стр. 231, 390 и др.

21 См. там же, стр. 209, 174 и др.

22 См Л. С. Выготский. Психология подростка, стр. 347 и след. Самым существенным для характеристики человеческой пси­хики в концепции Л.С. Выготского «было признано овладение психикой натуральной, естественной, биологической через использо­вание вспомогательных психологических средств», т.е. знаков (П.И Зинченко. Проблема непроизвольного запоминания. — «Научные записки Харьковского гос. пед ин-та иностранных язы­ков», 11939, т 1, стр. 153).
Таким образом, культура, культурные средства-знаки и воля, посредством них овладевающая поведением, играют решающую роль как фактор направленности психических операций. Но «культура ничего не созда­ет, она только использует данное природой, видоизме­няет его и ставит на службу человеку», точно так же и «воля нигде не создает...»23 При овладении (осознании и т. д.) низшими функциями как будто бы не возникает ничего нового; это развитие тезиса о сведении высшего к низшему. С другой стороны, овладение низшими фун­кциями приводит к возникновению нового: «новым яв­ляется направление» психического процесса, его струк­тура и т. д. (Следовательно, новое возникает только извне.) Это неразрешимое противоречие в иной форме обнаруживает разрыв между знаковым средством и тем, средством чего оно является, между «направляющим» и «направляемым».

К аналогичному результату приводит также разви­тое Л.С. Выготским понимание взаимосвязи между «со­циальным и индивидуальным» в психическом развитии. С одной стороны, он прав, отвергая формулу Ж. Пиаже: от индивидуального к социализированному (в развитии мышления). Эта формула утверждает изначальную «асоциальность» ребенка, вытесняемую давлением общественной среды. Критика работ Ж. Пиаже с таких по­зиций имела большое значение. Это заслуга Л.С. Вы­готского в борьбе с натурализмом в психологии. С дру­гой стороны, позитивные выводы Л.С. Выготского требуют корректива. В его формуле «от социального к ин­дивидуальному» то и другое соотнесено чисто внешне. Социальное сводится к непосредственно коллектив­ному24 и первоначально как бы исключает индивидуальное25. На самом деле индивид (также и в его становле­нии) «не менее» социален, чем коллектив. Нет социаль­ного «до» или «без» индивидуального, личного. Только на такой основе можно ставить и решать проблему инди­видуального и общественного в создании, в психике че­ловека. Тогда различие между общественным и индиви­дуальным не выводит последнее за пределы социального.

________________________

23 Л.С. Выготский. Развитие высших психических функций, стр. 173, 200, 154 и др.

24 Правда, в некоторых своих ранних работах Л.С. Выготский как будто бы возражал против отождествления социального с коллек­тивным. См., например Л.С. Выготский. Психология искусства (рукопись, 1925, стр. 24 — 25, 45, 448 и др.).
В конечном счете у Л.С. Выготского все сводится к проблеме: что является «источником» человеческой пси­хики — низшие, натуральные психические функции или социальные отношения? Высшие психические функции — это осознание низших функций или «превра­щение» социальных взаимоотношений? При дуализме социального и биологического оба «источника» психи­ческого у человека исключают друг друга. К тому же в его концепции оставалась реальной опасность трактов­ки социального как взаимодействия только сознаний (ре­бенка и взрослого) — вне материальной практики26. По­этому сознание выступает прежде всего как осознание непосредственно низших психических функций или социальных отношений (причем последние сводятся к идеальным). Не учтено должным образом, что осозна­ние переживания — всегда не замыкание его во внутрен­нем мире, а соотнесение его с внешним предметным ми­ром, с объектом27. Здесь не является исходным положе­ние о том, что взаимодействие субъекта с объектом есть «источник» развития человеческой психики.

________________________

25 См.: Л.С. Выготский Развитие высших психических функ­ций, стр. 192 — 200, 224, 368, 343 и др.; он же. Психология подрост­ка, стр. 483 и след; он же. Мышление и речь, стр. 45, 91 и др.

26 См. об этом, например. П.Я. Гальперин. Развитие иссле­дований по формированию умственных действий. — «Психологическая наука в СССР», т. I. M., 1959, стр. 443 и др. В рамках «культурно-исторической» теории не исключена и возможность трактовки низших психических функций как физиологических (см. об этом, например: П.И. 3инченко. Проблема непроизвольного запоминания. — «На­учные записки Харьковского гос. пед. ин-та иностр. языков», 1939, т. 1). Иногда Л.С. Выготский прямо характеризует сознание как внутреннее, субъективное «выражение» физиологических процессов мозга (см., в частности: Б.Е. Варшава и Л.С. Выготский. Психологический словарь, стр. 162 и др.).

27 См.: С.Л. Рубинштейн. Основы психологии. M., 1935, стр. 43 и др.
Исходные принципы культурно-исторической теории психики в последние годы жизни Л.С. Выготского претерпели, (как известно, некоторые изменения. Но это со­ответствует его мнению о том, что основная линия его работ «все время неуклонно развивалась в одном основ­ном, взятом с самого начала направлении...»28 В ходе развития своей концепции и под влиянием критики Л.С. Выготский начинает преодолевать чисто формали­стическое понимание знака. Если вначале он специаль­но не учитывал значения у знака, то впоследствии он все большее внимание уделяет смысловой стороне знакового средства психического развития. Поскольку значение слова (словесного знака) рассматривается Выготским как понятие, а формирование и функционирование поня­тий составляют для него человеческое мышление, то становится ясным, что исследование последнего (вместе с речью) играет все более важную роль в развитии его концепции. Проблема мышления и речи становится «уз­ловой проблемой всей психологии человека, непосред­ственно приводящей исследователя к новой психологической теории сознания»29.

В развитии взглядов Л.С. Выготского условно мож­но выделить три этапа — в зависимости от того, что выступало на передний план в его трактовке основного средства и причины высших психических функций: 1) знак (без значения); 2) знак и его значение; 3) значе­ние (без знака). Эта грубая схема означает, что вначале Л.С. Выготский имел в виду знак вообще, специально не выделяя в большинстве случаев его значения. Затем он начал исследовать также и значение знака (значение слова как знака). Наконец, он почти совсем перестал да­же упоминать о знаках как о причинах психического раз­вития и занялся изучением значений, отождествляемых с понятиями30.

Так видоизменяется, но не отменяется основной прин­цип его теории. Переход ко второму этапу образует в ко­нечном счете его первое исследование развития понятий (полностью опубликовано в 1931 г.). Другое его иссле­дование детских понятий (1932 — 1934 гг.) составляет третий этап.

Л.С. Выготский начинает изучать познавательные процессы в условиях, когда проблема мышления относи­лась к числу наименее разработанных в психологии. Именно Л.С. Выготский и его сотрудники впервые в со­ветской психологии начали систематическую, ис­ходящую из единой теории разработку проблемы мыш­ления. В этом тоже их историческая заслуга. Вот почему основная книга Л.С. Выготского «Мышление и речь» была высоко оценена в 1934 г.31

________________________

28 Л.С. Выготский. Мышление и речь, стр. 3. Изменение не­которых основных принципов его концепции получило наиболее яр­кое выражение в последней (написанной незадолго до смерти) главе этой книги. Здесь он впервые пишет о специфике речи, по-новому ставит вопрос о генезисе значения и т.д.

29 Л.С. Выготский. Мышление и речь, стр. 3.

30 Следующие работы Л.С. Выготского составляют эти этапы. Первый этап: «История развития высших психических функций» (в кн. «Развитие высших психических функций»); «Этюды по истории поведения» (совместно с А.Р. Лурия); Предисловие к русскому изданию кн. В. Кёлер. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян. M., 1930. Второй этап: «Психология подростка» (см. преж­де всего гл. X; часть последней составила V главу книги «Мышление и речь»), второе предисловие кн.: А.Н. Леонтьев Развитие памяти. М — Л, 1931. Третий этап VI глава книги «Мышление и речь» (небольшая часть этой главы, датированная февралем 1934 г., опубликована в качестве предисловия к кн. Ж.И. Шиф. Развитие научных понятий у школьника М — Л, 1935), «Проблема развития и распада высших психических функций» (в кн.: «Развитие высших психических функций»), «Проблема развития в структурной психоло­гии Критическое исследование» (в кн.: К. Коффка Основы пси­хического развития М — Л, 1934)

31 См., например В.Н. Колбановский. Предисловие редак­тора к кн.: Л.С. Выготский. Мышление и речь, стр. III.
Мы вынуждены ограничиться здесь кратким анали­зом основных исследований Л.С. Выготского в области Мышления. Это его работы над проблемами: 1) искусственных понятий; 2) «житейских» и научных понятий; 3) «обучения и развития» (работы по двум последним проблемам оказали в последующем на советскую психо­логию мышления особенно большое влияние). Вне ана­лиза приходится оставить некоторые другие идеи Л.С. Выготского, впрочем почти не развитые им («обобще­ние обобщений» и др.).
  1   2   3   4   5


АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации