Елизаров А.Н. Основы консультативной психологии - файл n1.doc

приобрести
Елизаров А.Н. Основы консультативной психологии
скачать (350 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc350kb.23.08.2012 22:59скачать

n1.doc

  1   2


Елизаров А. Н.

ОСНОВЫ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ВВЕДЕНИЕ
Цель данного издания - облегчить студентам процесс изучения нового учебного курса, по которому пока вообще отсутствуют какие-либо учебные пособия.

При написании пособия мы стремились направить внимание студентов на анализ самого процесса консультирования как такового, пробудить у них интерес к изучению основных параметров консультативной беседы.

Мы стремились также заложить базовые основы знаний, необходимые для рефлексивного использования психологического консультирования в различных прикладных областях: в образовании, менеджменте, политике, работе с семьями и так далее. Предполагается, что конкретные знания о специфике консультирования в прикладных областях студенты получат в последующих специальных курсах.

В ссылках на литературу, для подготовки к семинарским занятиям, приведены, в основном, базовые литературные источники. Более специфичную литературу к каждой теме легко найти по персоналиям.

Глава 1. Предмет и задачи консультативной психологии


Консультативную психологию можно определить как раздел современной науки, направленный на изучение структуры и закономерностей процесса психологического консультирования.

Слово «консультирование» происходит от латинского слова consultare – совещаться, заботиться, советоваться. Под этим словом в русском языке подразумевается совет, разъяснение специалиста по какому-либо вопросу, беседа с целью расширения и углубления знаний. Буквально «консультировать» значит давать совет или советоваться по интересующей проблеме.

Слово «психологическое» можно понимать двояко. С одной стороны, оно может указывать на то, что консультирование основано на данных психологической науки. С другой стороны, его можно рассматривать как указание на то, что консультирование осуществляется по психологическим проблемам, то есть, касается таких явлений, как психика, деятельность, поведение.

Вне зависимости от того, как трактовать этот вид деятельности, очевидно, что психологическое консультирование и в том, и в другом контексте, по крайней мере, на настоящем этапе развития общества, является реальностью, требующей своего изучения.

Возникновение консультативной психологии подготовлено всем ходом развития психологии вплоть до начала XXI века.

На разных этапах развития психологии возникали и становились актуальными различные ее отрасли.

Психологическая наука зародилась как наука о закономерностях психической деятельности, направленная на изучение такого сложного объекта, как психика. Сначала авторов интересовали наиболее общие законы психической деятельности. Изучалось:

  1. как человек вообще (некий обобщенный, абстрактный человек) познает окружающий мир;

  2. как на основе отдельных ощущений, поступающих от органов чувств, у него складывается некоторый целостный образ мира и себя в этом мире;

  3. как он выстраивает образ своего действования в мире;

  4. как он реально в этом мире действует.

Так появилась и начала развиваться общая психология.

Со временем на этом пути психология подошла к факту существования индивидуальных различий, благодаря чему появилась дифференциальная психология, стала интенсивно развиваться психодиагностика. Исследование закономерностей поведения человека вообще стало себя исчерпывать. Как это показывает в своем исследовании Анастази А. [1982, с.20 –22], для психологов-экспериментаторов школы Вильгельма Вундта (1832 – 1920) не было очевидным, что люди не одинаковы, что они по-разному познают окружающий мир и по-разному предпочитают действовать в нем. Для утверждения этого потребовалась определенная научная дискуссия. Так Джеймс Маккин Кэттелл (1860 – 1944) в Лейпциге вопреки неприятию В. Вундтом такого типа исследований специально написал диссертацию об индивидуальных различиях во времени реакции.

Сначала возникли типологии индивидуальных различий, затем методики для их выявления. Использование данных об индивидуальных различиях сильно продвинуло науку и прочно вошло к концу двадцатого века в обиход психологов-практиков.

Далее это направление исследований также начинает себя исчерпывать. Фокус анализа все более смещается в сторону такой уникальности, которая не поддается типологизации. Теперь уже мы все чаще говорим об уникальности, непредсказуемости каждого человека. Естественно, что и общие закономерности психического существуют, и типологии, например, темперамента, характера оправданы. Но мы все более подходим к тем аспектам, которые невозможно было исследовать с помощью старых парадигм. Этому факту соответствует появление и развитие гуманистической психологии.

Здесь же закладываются основы и консультативной психологии. Когда стали исследовать уникальность, познавать ее законы, использовать эти законы в практике оказания помощи конкретному человеку, вместо закономерностей психики предметом научного анализа все более начали становиться закономерности диалога, позволяющие работать с индивидуальностью. Фокус исследования различий сместился с индивидуальных различий на различия в способах ведения диалога, различия в формах организации взаимоотношений между специалистом, оказывающим воздействие, и клиентом. Стало интересовать, какие способы организации диалога способствуют выявлению закономерностей функционирования уникальности данного конкретного человека, а какие препятствуют этому процессу, блокируют его, делают порой это совсем невозможным. Какие параметры взаимоотношений помогают оказывать психологическую помощь в опоре на закономерности уникальности клиента, а какие мешают. Примером такого рода исследования является работа Джеймса Бьюдженталя «Искусство психотерапевта», опубликованная на Западе в 1987 году, а в нашей стране в 2001 году.

Другим важным шагом на пути развития психологии, предопределившим появление консультативной психологии, было включение в контекст психологического анализа социальной среды, в которой человек живет. Стали изучать влияние факта включенности в большие и малые группы на психическую активность человека. Этому соответствовало возникновение и развитие социальной психологии в области научных и прикладных исследований.

Но и в психотерапии, в области, возникшей из практики оказания психологической помощи и благодаря этой практике, фокус анализа на протяжении XX века все более смещается в сторону социального контекста. Теперь мы видим, что, согласно многим направлениям современной практической психологии, фактор текущей социальной среды вообще признается решающим для объяснения поведения человека, вопреки, скажем, его прошлому, детству. Ярким примером этого служит современная семейная терапия, где в рамках крупнейшего и влиятельнейшего системного подхода (Сальвадор Минухин, Мюррей Боуэн, Натан Аккерман, Карл Витакер, Иван Бошормени-Надь, Теодор Лидс и другие) межличностный контекст (фокусирование на текущих взаимодействиях) всецело доминирует над интрапсихическим контекстом (концентрация внимания на прошлом индивида) [Браун Дж., Кристенсен Д., 2001,с. 32].

Следует по достоинству оценить роль психотерапии для возникновения консультативной психологии. На первоначальных этапах своего развития психология была преимущественно академической наукой. Не стоял вопрос о широком использовании ее достижений, поскольку достижений этих было не так много. Неотложные и наиболее болезненные задачи практики положили начало возникновению в конце XIX – начале XX веков на Западе психотерапии. Путем напряженной работы с крайними, тяжелыми формами душевных расстройств, представителям этого движения, которому на первоначальных этапах отказывали в научности, на протяжении XX века удалось накопить и использовать огромный материал, который по праву можно именовать золотым фондом современной психологии. Почти единственным методом, который позволил накопить этот материал, является рефлексивность, рефлексивное отношение к тому, что делаешь в момент работы с клиентом, постоянные раздумья над тем, что же реально происходит. Такое отношение к диалогу помогло открыть и описать многие феномены, которые имеют или могут иметь отношение к консультативному диалогу. Так начали закладываться основы консультативной психологии. Кроме этого сильно увеличился объем психологических знаний вообще, например, психотерапия значительно продвинула вперед такую отрасль общей психологии, как психология личности [см., например, Хьелл Л., Зиглер Д., 1998].

Далее же, конечно, должен следовать анализ и систематизация накопленного и осмысленного опыта, сопоставление выводов различных авторов относительно исследуемого предмета как касательно выводов о природе человеческого поведения и его нарушениях, так и касательно конструктивных форм диалога, взаимоотношений между психологом и клиентом. Следует отметить, что решение этих задач еще не завершено. Прошедший век оставил нам калейдоскоп блестящих теорий, которые, впрочем, не всегда ясно и систематично изложены. Требуется много времени, чтобы их понять, ими овладеть, знакомясь с ними по первоисточникам. Но, даже по решении этой задачи, остается другая – реконструировать на основе имеющихся теорий целостное представление:

  1. о душевных расстройствах;

  2. о факторах, их обуславливающих;

  3. о признаках и чертах гармонично устроенной психики человека;

  4. об условиях ее гармоничного формирования;

  5. об условиях, которые должны существовать между клиентом и специалистом, оказывающим воздействие, для того чтобы способствовать исчезновению душевного расстройства.

На первый взгляд только последняя из перечисленных выше задач имеет отношение для консультативной психологии. Но, похоже, что при решении остальных четырех исследователи, так или иначе, будут обращаться к природе человеческих взаимоотношений, травмирующих личность или же открывающих горизонты к совершенству, эффективному функционированию. Тут потребуются данные консультативной психологии. Конечно, исследовать природу человеческих взаимоотношений не обязательно в условиях психологической консультации. Однако консультативный диалог обладает уникальным свойством сочетания:

  1. профессионала, который десять, а то и двадцать лет своей жизни занимается исследованием психологических феноменов;

  2. крайне заинтересованного в неформальном общении клиента, чье существование в данный момент представляет динамику (человек, который приходит к психологу, уже, судя по самому факту обращения, готов к переменам).

Наличие профессионала обусловливает редкое сочетание включенности и рефлексии (в смысле наблюдения, размышления над процессом консультирования). Наличие заинтересованного клиента не позволяет процессу общения стать формальным, способствует раскрытию наиболее глубинных сторон человеческого бытия в процессе общения.

Конкурентной этой ситуации является лишь ситуация пребывания психолога в семье. Таким образом, консультативная психология обладает значительным потенциалом, чтобы внести свой вклад в решение остальных четырех задач.

Ну и естественно сама практика психологического консультирования постоянно порождает запрос на те знания, которые может или могла бы предложить консультативная психология.

Психологическое консультирование возникло в середине XX века именно благодаря успехам психотерапии, когда накопленные знания позволили перейти к оказанию помощи психически здоровым людям. У людей же успехи психотерапии во многом обусловили интерес к получению психологической помощи.

На первых этапах развития психологического консультирования естественным был интерес к природе той реальности, с которой сталкивается клиент в своей жизни, которая порождает проблемы, с которыми он приходит в психологическую консультацию. Например, психолог, занимающийся психологическим консультированием в организации, естественный интерес будет проявлять к психологии организаций, к тем психологическим закономерностям, которые обусловливают поведение людей в организациях. Психолога, работающего с семейными проблемами, будет интересовать психология семьи. И так далее. Такой интерес, безусловно, оправдан и полезен. Но в последнее время все более отчетливо начал заявлять о себе другой ракурс анализа – что реально происходит в момент консультирования между консультантом и лицом, находящимся в положении клиента. Многие психологи-консультанты, оказывающие помощь на основе доведения до клиентов имеющей отношение к их проблемам психологической информации, не раз отмечали, что в процессе диалога между ними и клиентами возникало и еще что-то кроме объективного контекста, что помогало решать проблемы. После консультации, с фокуса проблем клиента они переключались на фокус анализа самого процесса диалога. Этому ракурсу и соответствует консультативная психология.

Примером интереса современных психологов-консультантов к контексту консультативного взаимодействия может служить то, как Абрамова Галина Сергеевна [2001, с. 370] определяет предмет практической психологии – изучение индивидуальной жизни через воздействие на нее. Такое воздействие, как пишет Г.С. Абрамова [2001, с. 272], может осуществляться в разных сферах: психологическая диагностика, психологическая коррекция, психологическое консультирование, психотерапия.

Можно выделить несколько аспектов проблемы анализа структуры и факторов консультативного процесса, каждый из которых задает сразу несколько задач применительно к исследуемому предмету:

  1. Если существуют индивидуальные различия между людьми, то, возможно, существуют подобные различия и в консультативных ситуациях. Тогда можно создать типологию консультативных ситуаций и исследовать различные факторы, обуславливающие эту типологию. Рассмотрим некоторые группы этих факторов:

  1. На первое место, безусловно, выйдут индивидуальные различия, как клиентов, так и консультантов. Задача исследования индивидуальных различий между психологами и клиентами и влияния этого фактора на процесс психологического консультирования очень важна. Даже степень компетентности психолога в той реальности, с которой у клиента возникают проблемы, зависит, по сути, от индивидуальных различий между психологами и факторов, их определяющих.

  2. Реальность, с которой обращается клиент в психологическую консультацию, которая может задавать различные формы работы с ним. Необходимо создать типологию запроса и применительно к различным формам запроса выделить и описать конкретные виды и формы психологического консультирования, так как нельзя решать многие задачи одним методом. В этом плане представляется интересным анализ консультативной деятельности психологов в разных областях: политике, менеджменте, образовании, работе с последствиями пребывания в деструктивных культах, семейном консультировании.

  3. Не менее актуальна задача создания типологии ситуаций, не привязанной к конкретным сферам консультирования, но имеющей отношение к различным состояниям клиента. Речь здесь может идти, например, об эмоциональной подоплеке проблемы, эмоциональном состоянии клиента. Применительно к такого класса типологиям также необходимо выделить и описать специфические виды и формы психологического консультирования.

  4. Актуальна и мало изучена проблема влияния социального контекста, среды, в которой живут психолог и клиент на процесс консультирования.

  5. Также актуальна и мало изучена обратная проблема – влияния психологического консультирования на социальный контекст, на среду, на социальное сообщество, проблема функционирования человека, обращающегося за психологической помощью, в социальной среде.

  1. По мере развития психологии знание о строении индивидуальной психики человека становилось все более детализированным. Например, мы имеем развернутую структуру личностных свойств, отдельно говорим даже о структуре характера, темперамента. А насколько детализировано наше знание о консультативной беседе? Сколько мы знаем элементов, понятий, помогающих нам рефлексивно воспринимать консультативный процесс сам по себе? Насколько полны наши знания о том, что происходит и вообще может происходить в различных ситуациях консультативного диалога? Эти вопросы ставят перед нами задачу выявления и описания основных параметров структуры консультативной беседы. Цель этого – создание новых возможностей для рефлексивного анализа консультативной беседы в плане повышения ее эффективности.

  2. Психолог и клиент, как каждый сам по себе, так и если рассматривать их вместе как некую целостную единицу, не существуют, независимо от сообщества, членами которого они являются. Ошибочной была бы позиция вненаходимости по отношению к культурной среде, социальным ценностям, которые являются достижениями развития человеческого сообщества. Это делает актуальной задачу выработки этических норм, этического кодекса поведения, как для психолога-консультанта, так и для клиента.

  3. Необходим анализ различных форм организации диалога между психологом-консультантом и клиентом. В этом плане необходимо исследовать специфику, например, дистантного консультирования, куда входят консультирование на телефоне доверия, консультирование посредством переписки, консультирование посредством электронных средств коммуникации, печатных изданий.

  4. Необходимо разрабатывать научные основы организации труда психолога, исследовать проблему «сгорания» психолога-консультанта, изучать жизненный путь психолога-консультанта и трудности этого пути, обусловленные спецификой профессии.

  5. Необходимо разрабатывать новые исследовательские методы для решения задач, стоящих перед консультативной психологией. Традиционные для психологии XIX и XX столетий исследовательские методы достаточно надежны, но на данном этапе развития науки их возможности во многом исчерпаны. С нашей точки зрения особое внимание здесь следует уделить методологии рефлексивного анализа субъективного опыта применительно к различным классам реальности. Полагаем, что основы такой методологии заложены в трудах психологов гуманистической ориентации. Однако этот пласт знаний крайне слабо структурирован и мало доступен вследствие субъективного характера стиля изложения.

В данном курсе мы лишь отчасти рассмотрим эти вопросы.

Глава 2. Принципы психологического консультирования

Слово принцип происходит от латинского слова principium – основа, начало. Под этим словом понимается основное, исходное положение какой-либо теории, учения; руководящая идея, основное правило деятельности. Принципы психологического консультирования суть правила этой работы, возникшие из опыта практической деятельности людей в этой области. В нашем описании принципов психологического консультирования мы будем придерживаться того порядка, который некогда задала Ю.Е. Алешина [1994]. Естественно, что там, где мы будем считать необходимым, мы будем расширять и дополнять эту схему. Итак, приступим к изложению основных принципов психологического консультирования:

  1. Доброжелательное и безоценочное отношение к клиенту. В истории отдельной культуры или всего человеческого сообщества могут наступать такие времена, когда типичной формой отношения одного человека к другому становится недоброжелательность. Недоброжелательность следует рассматривать как невротический защитный механизм, возникающий у человека в качестве реакции на попытку оскорбить его, унизить, лишить человеческого достоинства.

Человек защищается от травмирующих переживаний, связанных с такого рода систематическими воздействиями, через идентификацию, отождествление себя, с обидчиком, агрессором, недоброжелателем. В результате он сам становится недоброжелателем, обидчиком, агрессором. Позиция недоброжелателя, обидчика, агрессора как бы узаконивается, признается единственно правильной. Подробно о механизмах образования подобного рода психологических защит и их влиянии на характер жизни в сообществе рекомендуем ознакомиться по книге Бассиюни Кристиане «Воспитание народоубийц» [1999]. Подобного рода защитные механизмы могут возникать в массовом масштабе в сообществах, которые переживают серьезные потрясения, когда требуется максимальная концентрация усилий многих людей на одном. Уникальность, личностность человека как бы игнорируется, не замечается. На первый план выходит то, насколько человек способен осуществлять некую узкую функцию – роль солдата, исполнителя приказов. Отсюда недоброжелательность ко всему «не имеющему отношения к делу», ко всему личностному, уникальному, субъективно важному как внутри себя, так и в других людях. В условиях войны, стихийного бедствия такая позиция может быть и оправдана. Но плохо, когда такой подход к человеку закрепляется надолго. Плохо, если и после прекращения экстремальных ситуаций, человек по-прежнему продолжает рассматриваться как средство, то есть в узко функциональном плане – как рабочий, солдат, исполнитель. Ко всему человеческому в человеке принято относиться недоброжелательно. Смысл жизни человека в таком случае как бы выхолащивается из жизни. Люди – хорошие защитники, солдаты, рабочие, инженеры, но они не живут в том смысле, в котором можно говорить о жизни людей. Их жизнь подобна жизни механизмов, пчел, муравьев. Они как бы отложили настоящую жизнь до лучших времен и, похоже, что эти времена вообще никогда для них не наступят. Хорошие солдаты, но плохие люди. К сожалению, эта болезнь чрезвычайно актуальна и для нашей страны. Еще А.С. Пушкин отмечал недоброжелательство как черту современного ему общества [1986, с.334]. «В народе выражается она насмешливостью, в высшем кругу невниманием и холодностию», - писал он. Именно в этом он видел причину, почему иностранному дипломату так трудно чувствовать себя в русском обществе. Доброжелательность – та атмосфера, в которую должен быть погружен клиент на приеме у психолога. Здесь важно личностное, то, что в иных отношениях высмеивается, игнорируется. Здесь серьезно относятся к тому, к чему в других местах серьезно не относятся. Здесь важно не внешнее – карьера, деньги, обязанности, а внутреннее – то самое, что в других случаях называют ерундой, от чего отмахиваются, чего боятся, чего предпочитают не замечать. На самом деле это - не ерунда, это и есть самое важное, то, что составляет ткань жизни человека – его субъективное. Наоборот, карьера, деньги, престиж, рутинные повседневные обязанности, ограничивающие поле реальной душевной жизни человека, - это и есть ерунда, они мешают человеку решать его субъективные проблемы личностного роста.

С доброжелательностью тесно сплетается безоценочное отношение к человеку. Это значит, что, общаясь с человеком, мы не выдвигаем по отношению к нему условий ценности. Например, я бы тебя уважал, если бы ты принадлежал к той же политической, религиозной ориентации, что и я, происходил бы из благополучной семьи (или наоборот), имел бы другой цвет волос, глаз, форму носа, знал бы иностранные языки и так далее. Мы пытаемся понять, принять и полюбить другого человека таким, каков он есть, мы не берем на себя роль воспитателя, инженера человеческих душ, не стремимся подогнать его под некий симпатичный нам стандарт человека. Мы благоговеем перед чудом непохожести, уникальности. Это не значит, что мы не имеем права в процессе консультирования стремиться к изменениям. Речь идет об ограничении себя относительно того личностного качества, которое так свойственно гражданам тоталитарных режимов – социальная роль идеолога, педагога на общественных началах. Суть этой личностной позиции можно было бы выразить следующим образом: «Меня уже переделали, теперь давай я тебя переделаю: через двадцать минут ты будешь абсолютно все понимать, избавишься от своих ничтожных проблем и будешь абсолютно счастливым, таким же, как я. Если же ты со мной не согласен, то ты мой враг, и я не хочу иметь с тобой ничего общего». По сути, здесь происходит игнорирование другого человека, упрощение его сущности, отрицание его уникальности, самостоятельного пути развития. Так готовят человека к роли солдата, послушного раба опытного манипулятора людьми, к роли механизма, но не к роли человека. Психолог не должен идти по такому пути. Призвание психолога-консультанта - скорее делать из солдат и механизмов людей, чем из людей делать солдат или наделенных сознанием механизмов. Практика показывает, что люди, как правило, разочаровываются, когда в психологической консультации вместо психолога они сталкиваются с идеологом-педагогом на общественных началах, объясняющим людям как им надо жить. Такого рода помощи вокруг и так много. Интуитивно они ищут чего-то принципиально нового, того, что поможет им самим решить свои проблемы.

  1. Ориентация на нормы и ценности клиента. Этот принцип означает, что психолог во время работы ориентируется не на социально принятые нормы и правила и не на те нормы и ценности, которые симпатичны ему лично, а на те жизненные принципы и идеалы, носителем которых является клиент. Он центрирован на клиенте, а не на своих правилах. Люди ценят свою автономию, уникальность и склонны противостоять попыткам, расправиться с этими свойствами своей природы. Если мы начнем «читать мораль» клиенту, то человек замкнется, не сможет быть искренним и открытым. Похоже, он так делал уже не раз, почему и защитил свою личностность, почему и не удовлетворили его советы окружающих, почему, собственно, он и пришел к нам, надеясь услышать нечто иное. Выстраивая работу с клиентом, мы должны исходить из его ценностей, из его принципов и идеалов. В предлагаемых вариантах улучшения жизни он должен видеть реализацию своих ценностей, своих желаний, своих представлений о правильном поведении в этом мире. На более поздних этапах работы с клиентом, когда будет установлено доверие, психолог-консультант может сделать ценности и идеалы клиента объектом своего воздействия в том случае, если они являются препятствием на пути нормального функционирования человека. Естественно, что это предполагает уже высокую степень осознания клиентом того, что его нынешние ценности и идеалы на данном этапе его развития являются препятствием на пути его личностного роста и эффективного функционирования в окружающем мире.

  2. Осторожное отношение к советам. Алешина Ю.Е.[1994] формулирует этот принцип более строго – как запрет давать советы вообще. В пользу этого она приводит следующие аргументы:

а) гарантированный совет другому дать невозможно – жизнь каждого уникальна и непредсказуема;

б) советуя, консультант берет на себя ответственность за происходящее, что не способствует развитию личности консультируемого и его адекватному отношению к действительности – у клиента формируется пассивное и поверхностное отношение к происходящему;

в) любые неудачи в реализации совета обычно приписываются консультанту, как давшему совет авторитету, что, естественно, мешает пониманию клиентом своей роли в происходящих событиях.

В дополнение к этому Столин В.В. [1981] выдвигал в пользу отказа от конкретных рекомендаций в процессе психологического консультирования следующие аргументы:

а) до прихода в психологическую консультацию клиент имел гораздо более времени для рационального осмысления своей ситуации, чем имеет психолог – на этом фоне совет психолога чаще всего будет выглядеть как скороспелый;

б) хотя клиент и обращается в консультацию чаще всего за советом, он может неосознанно бояться именно прямых советов, ведь принять такой совет значит, в какой-то степени, признать себя некомпетентным в собственной жизни.

Однако другие авторы полагают, что в определенных случаях совет в психологическом консультировании приемлем и оправдан. Так Копьев А.Ф. [1991, с.16] считает, что, особенно на начальных этапах консультирования, допустимо советовать, так как это вполне органично жанровой природе разговора и избегание советов со стороны консультанта сделало бы общение искусственным. Совет может выступать здесь в роли:

а) формы поддержки, сочувствия клиенту;

б) формы наиболее удобной актуализации в сознании клиента нравственных норм;

в) индикатора для обнаружения клиентом игнорируемых форм поведения.

Самоукина Наталия Васильевна [1997] полагает, что советовать в психологическом консультировании можно в случаях, если:

а) клиент находится в кризисной, опасной для его жизни ситуации и в данный момент не способен принимать решения;

б) клиент закрыт для диалога, а его действия наносят психологический ущерб близким; совет психолога в этом случае может быть изложен в директивной форме, буквально как предписание, рецепт;

в) если клиент активен, действует и нуждается только в квалифицированной информации типа «как делать».

Ошибкой Самоукина Н.В. считает стремление психолога-консультанта обязательно дать полезный совет, поскольку совет сбивает внимание клиента с анализа самого себя, закрывается движение клиента по пути к самому себе. Она полагает, что если клиент открыт для диалога, то следует воздерживаться от совета.

Таким образом, мы видим, что психологи-консультанты пытаются в той или иной форме ограничивать себя от дачи советов и если все-таки приходится их давать, то они делают это сознательно, отслеживая психологический смысл данного консультативного действия и соизмеряя его результаты со своими консультативными целями. Они имеют четкое представление о желательных и нежелательных последствиях советов в психологическом консультировании и регулируют свою деятельность по даче советов в соответствии с этими представлениями и последствиями советов в каждом конкретном консультативном случае. Это мы и называем осторожным отношением к советам.

  1. Разграничение личных и профессиональных отношений. Здесь имеется в виду то, что психологу-консультанту не рекомендуется переходить с клиентом на дружественные отношения и пытаться оказывать профессиональную помощь своим друзьям и близким. Это связано с явлениями переноса и контрпереноса. Под переносом здесь понимается склонность клиента переносить (проецировать) на специалиста, оказывающего воздействие, и свои отношения с ним свои отношения со значимыми людьми, основные проблемы и конфликты. Под контрпереносом – склонность специалиста, оказывающего воздействие, проецировать свои отношения со значимыми людьми, основные внутренние проблемы и конфликты на отношения с клиентом. Человеческие отношения находятся под влиянием внутренних, личностных потребностей человека, которые он чаще всего не осознает, и которые проявляются в феномене переноса. Установление тесных личных отношений между консультантом и клиентом приводит к тому, что они, как близкие люди, начинают удовлетворять те или иные эмоциональные потребности и желания друг друга и консультант уже не может сохранять объективную и отстраненную позицию, необходимую для эффективного разрешения проблем клиента. Крайним вариантом такой ситуации являются сексуальные отношения, которые несовместимы с консультированием. В такой ситуации консультирование лучше переадресовать другому консультанту. Консультирование друзей и близких опасно тем, что может разрушить типичные формы межличностных отношений и отдалить людей друг от друга.

Кочюнас Р.-А. Б. [1999] обращает внимание на недопустимость сексуальных контактов с клиентами, так как консультирование дает специалисту преимущественное положение и возникает угроза, что при личных отношениях это преимущество может использоваться в целях эксплуатации. У клиентов развивается крайняя зависимость, а консультант теряет объективность. На этом заканчивается любое профессиональное консультирование и психотерапия.

  1. Включенность клиента в процесс консультирования. Имеется в виду то, что клиент во время приема должен чувствовать себя максимально включенным в беседу, ярко и эмоционально переживать все, что обсуждается с консультантом. Для этого необходимо следить за тем, чтобы:

а) развитие разговора выглядело для клиента логичным и понятным;

б) чтобы клиенту было интересно.

Алешина Ю.Е. (1994) в свое время сформулировала еще один принцип – Анонимность. Имеется в виду, что любая информация, сообщенная клиентом психологу, не может быть передана без согласия клиента ни в какие общественные или государственные организации, частным лицам, в том числе родственникам и друзьям. Однако за последнее время выяснилось, что это правило может иметь исключения. Психолог в ряде случаев должен иметь право разглашать информацию, полученную от клиента, например, в случае угрозы жизни и здоровью кого-либо. Подробнее мы обсудим этот вопрос, когда будем рассматривать этические аспекты работы психолога-консультанта.

Глава 3. Требования к личности психолога-консультанта, модель эффективного психолога-консультанта.


Существуют поверхностные и более глубокие взгляды на этот предмет.

Обозов Н.Н. [1993, с. 20 - 26] обращает внимание на следующие качества:

  1. Безоценочное отношение к индивидуальным различиям людей.

  1. Чуткость к эмоциональному состоянию человека, который находится рядом. В психологическом консультировании эта чуткость может выглядеть как профессиональный такт. Например, психолог-консультант избегает доводить до клиента информацию в той форме, которая может его травмировать.

  2. Пластичность (динамичность в сочетании с гибкостью). Имеется в виду способность легко переключаться с одной темы на другую, легко выходить из тупиков, быстро менять различные точки зрения при рассмотрении того или иного вопроса.

  3. Эмоциональная сдержанность и терпимость. Имеется в виду способность избегать невротических и субъективных отклонений в собственных оценках и поведении. Быть предельно сдержанным в ответ на «срывы» клиента, уметь снять тревожность другого, его успокоить – терпимость к возможным невротическим срывам с его стороны.

  4. Поддержание общей культуры поведения. Возможно только при многочисленных и разнообразных контактах психолога с другими людьми. В результате этого формируются своеобразные «штампы» речевых оборотов, форм общения, предпочтений относительно близости – дистантности в межличностных контактах, характерной жестикуляции и мимики. Необходимо иметь и навыки переписки для ситуации дистантного письма. Психолог-консультант должен знать лучшие образцы культурного наследия, но не замыкаться на них.

  5. Умение выстраивать и выдерживать до конца свою линию поведения. Имеется в виду, что, если клиент нервничает и перескакивает с одной темы на другую, то психолог-консультант сможет своевременно возвратить беседу к заданной теме. Если обсуждение других людей начнет выходить за рамки объективности, то психолог-консультант сумеет сохранить эти рамки.

  6. Наличие знаний в области возможного поведения людей в конфликтах. Имеется в виду, что интравертированному, застенчивому индивиду бывает сложно, порой, выйти из «напряженной ситуации», он не всегда легко говорит «нет», а, оказавшись в зависимости от другого, использует более экстремальные средства разрешения затруднения в отношениях, включается в эмоциональную или интеллектуальную конфронтацию.

Кочюнас Римантас-Антанас Броневич [1999, с. 25 - 32] пишет о следующих чертах:

  1. Проявление глубокого интереса к людям, следствием чего является терпение в общении с ними.

  1. Чувствительность к установкам и поведению других людей, способность отождествляться с самыми разными людьми.

  2. Эмоциональная стабильность и объективность. Имеется в виду способность уважать права других людей, восприятие других людей, как способных решать свои собственные проблемы и принимать на себя ответственность.

Но наиболее значимыми, соответствующими западной парадигме консультативной психологии, из черт, рассмотренных Кочюнасом Р.-А. Б., нам представляются следующие:

  1. Аутентичность. Имеется в виду, что человек жаждет быть и является сам собой в противовес расходованию энергии на проигрывание ролей и создание внешнего фасада, вместо того, чтобы использовать ее на решение реальных проблем. Дж. Бьюдженталь [2001, с. 42 - 43] отождествляет слово «аутентичность» с близким словом «присутствие». В этом качестве он выделяет две стороны:

  1. Доступность. Обозначает степень того, насколько человек допускает, чтобы происходящее в данной ситуации имело для него значение, воздействовало на него.

  2. Экспрессивность. Обозначает степень, в которой человек склонен позволять другому (другим) действительно узнать себя в данной ситуации. Это включает в себя самораскрытие без маскировки каких-то субъективных переживаний.

  1. Открытость собственному опыту. Это означает искренность в восприятии собственных чувств. Консультант должен знать, замечать свои чувства, в том числе и отрицательные, не вытеснять их. Только в таком случае он будет успешно контролировать свое поведение. Вытесненные же чувства становятся иррациональными, источником неконтролируемого поведения. Консультант способен содействовать позитивным изменениям клиента только тогда, когда проявляет терпимость ко всему разнообразию чужих и своих эмоциональных реакций.

  2. Развитое самопознание. Чем больше консультант знает о самом себе, тем больше он поймет своих клиентов. Этому способствует умение слышать то, что творится внутри нас.

  3. Сильная идентичность. Понятие «идентичность» относительно новое для отечественного контекста, поэтому остановимся на нем поподробнее. В данном изложении мы будем опираться на результаты анализа зарубежных и отечественных публикаций по проблемам, связанным с идентичностью, осуществленным Антоновой Н.В. [1995] . Идентичность – сложная динамическая структура, формирующаяся и развивающаяся на протяжении всей жизни человека. Единицей этой структуры является самоопределение – некоторое решение относительно себя, своей жизни, своих ценностей, принятое в результате интериоризации родительских ожиданий («Преждевременная идентичность») или в результате преодоления кризиса идентичности («Достигнутая идентичность»). Кризис идентичности предполагает наличие ситуации выбора, начиная от выбора школы, работы, и, кончая поиском и выбором цели и смысла своего существования. Кризис идентичности отнюдь не всегда завершается формированием единиц идентичности – самоопределений. Возможен также деструктивный вариант последствий кризиса. Это происходит, когда человек не замечает необходимости самоизменения, не видит имеющихся в его распоряжении альтернатив выбора. В таком случае человек может испытывать ряд негативных состояний:

высокий уровень тревожности;

ощущение собственной беспомощности;

неверие в будущее;

пониженный эмоциональный фон;

ощущение потери смысла в жизни вплоть до депрессии и склонности к самоубийству.

    Незнание причин своего состояния у такого человека, тем не менее, может выражаться в утверждениях, что у него все в порядке, ему не нужно что-либо менять в своей жизни. Описанный выше конструктивный путь достижения идентичности (вследствие личностного поиска и выбора) приводит к формированию того, что принято называть личностной идентичностью. Но возможен и другой путь. Столкнувшись с кризисом идентичности, пытаясь избавиться от негативных эмоциональных состояний, связанных с деструктивным вариантом последствий кризиса, человек пытается приобрести идентичность, присоединившись к группе, имеющей позитивный статус в обществе, и присвоить себе ее нормы и ценности, спрятаться за социальной ролью от необходимости личностного выбора. Такой путь характерен для формирования социальной идентичности. Антонова Н.В. [1995] описала две основных шкалы для измерения степени развития у человека качеств, связанных с идентичностью:

сила – слабость идентичности;

открытость – закрытость идентичности.

    Исходя из этих двух шкал, можно выделить четыре крайних варианта развития идентичности:

  1. Открытая сильная идентичность – сложившееся в результате личностного выбора в ситуации кризиса идентичности представление о себе и своей жизни. При этом человек не теряет возможности воспринимать новое, изменяться, в чем собственно и проявляется открытость идентичности. Но, меняясь, он не теряет лучшее из своего прошлого «я», ощущает единство своего прошлого с настоящим и будущим, что создает у него ощущение целенаправленности, осмысленности своей жизни. В этом и проявляется сила его идентичности.

  2. Закрытая сильная идентичность – человек характеризуется раз и навсегда сложившимся, жестким, не меняющимся «образом я». Он предпочитает оставаться в рамках стереотипов и не желает меняться. Возможно, это связано со страхом, вновь пережить кризис идентичности, потерять идентичность. Такой страх видимо определяется тем, что выход из ситуации кризиса был не совсем сознательным. Возможно, идентичность была приобретена путем идентификации с группой.

  3. Открытая слабая (диффузная) идентичность – люди ощущают смысл своих страданий и активно идут путем приобретения идентичности. Пробуют различные способы поведения и общения, ищут литературу и так далее.

  4. Закрытая слабая (диффузная) идентичность – люди смутно ощущают, что делают что-то не так, но не знают, как надо, и не видят перспектив для самоизменения. Возможно, закрытость определяется неудачными, травмирующими последствиями некоей поисковой активности, бывшей в прошлом. Или можно предположить, что это связано с рудиментами преждевременной идентичности, усвоенной от родителей, когда в образе мира и себя в этом мире упор делался на том, что самостоятельный личностный поиск неэтичен, греховен. Другие компоненты идентичности практически не сформировались, что и объясняет страдания. Путь же к личностному поиску закрыт. Такие люди идут путем деструктивного кризиса. В нашей консультативной практике мы наблюдали стимуляцию у клиента изменений в ситуации подобного рода психосоматической симптоматикой.

    Сильная личностная идентичность нужна психологу-консультанту для того, чтобы в консультировании иметь свою внутреннюю позицию, не быть простым отражением надежд других людей.

  1. Толерантность к неопределенности. Ситуации неопределенности составляют ткань консультирования, поэтому психолог-консультант должен уметь без значительного дискомфорта переносить их. Достигается это через:

уверенность в своей интуиции и адекватности чувств;

убежденность в правильности принимаемых решений;

способность рисковать.

Все эти качества приобретаются по мере личного и профессионального опыта.

  1. Принятие личной ответственности. Имеется в виду то, что критика не вызывает у такого человека механизмов психологической защиты, а служит полезной обратной связью, улучшающей эффективность деятельности и даже организацию жизни.

  2. Стремление к глубине межличностных отношений. Обычно этому препятствуют: страх потерять свободу, быть более уязвимым, страх непринятия другим положительных чувств, отклонение их. Для того, чтобы эти факторы не мешали стремлению к развитию глубоких межличностных отношений, в среде, где живет психолог-консультант, необходимо стараться создавать такую атмосферу, чтобы люди избегали осуждения, «наклеивания ярлыков». Шабалина В. В. [1998, с.17 - 18] предлагает интересный прием для того, чтобы блокировать у некоторых людей тенденцию к осуждению, «наклеиванию ярлыков», деланию из других «козлов отпущения». В момент подобных действий рекомендуется спросить у человека, их совершающего, что в данный момент происходит с его чувствами, переключить его внимание с другого на самого себя, свои чувства. Если он от этого получает удовольствие, то, может быть, проблема в нем?

  3. Постановка реалистичных целей. Имеется в виду, что человек вследствие неудач или удач не торопится слишком повышать или понижать планку притязаний, ни один консультант не всемогущ. Порой необходимо отказаться от нереального стремления стать чересчур совершенным, что ведет к чувству вины. Следует не винить себя за ошибки, а делать полезные выводы. Правильная оценка собственных возможностей позволяет ставить перед собой лишь достижимые цели.



Таким образом, как подытоживает Кочюнас Р.-А. Б. [1999], эффективный консультант – это, прежде всего зрелый человек. Чем разнообразнее будет у него стиль личной и профессиональной жизни, тем эффективнее будет его деятельность. В консультировании, как и в жизни, следует руководствоваться не формулами, а своей интуицией и потребностями ситуации. Кочюнас Р.-А. Б. полагает, что появление у клиента перечисленных выше черт зрелой личности, которые хотелось бы видеть у консультанта, может рассматриваться как весомый критерий эффективности консультирования.

Кочюнас Р.-А. Б. [1999] также описывает особо вредные для консультанта черты: авторитарность, пассивность и зависимость, замкнутость, склонность использовать клиентов для удовлетворения своих потребностей, неумение быть терпимым к различным побуждениям клиентов, невротические установки в отношении денег.
Бондаренко Ольга Рифкатовна [1998] осуществила исследование, результаты которого показали, что большая часть ошибок начинающих психологов-консультантов связана с двумя противоположными тенденциями:


  1. Сверзабота о клиенте. Клиента сравнивают с больным, которому нужны своеобразные «таблетки» - слова консультанта, его внимание, с утопающим, которому требуется спасательный круг, даже с беспомощным котенком. Консультанта же отождествляют с советчиком, спасателем, поводырем. Выражается полное недоверие ресурсам клиента, он воспринимается, как неспособный заботиться о себе.

  2. Сверхсамоценность консультанта. Проявляется в стремлении реализовывать себя в консультировании, игнорируя при этом потребности и права клиента. Например, клиент сравнивается с «катком, на котором приятно скользить, если у тебя хорошие коньки, и ты умеешь классно кататься». Консультант же сравнивается, например, со «сталеваром, который направляет огненное, расплавленное железо в нужное (кому?) русло». Или с «ювелиром», «дворником, который хочет навести порядок в душе клиента».

Преодоление этих двух тенденций Бондаренко О.Р. [1998] связывает с развитием у новичков доверия к «ситуации незнания», которая возникает всякий раз при встрече с «индивидуальным способом переживания мира». Тогда консультант будет открыт для восприятия любых форм переживаний, установок, особенностей перцептивной сферы клиента. Консультант должен научиться чувствовать себя комфортно в ситуации неопределенности, не стремясь «знать точно», что происходит с клиентом, доверяя естественному ходу взаимоотношений. Это состояние близко состоянию аутентичности, присутствия, описанному Дж. Бьюдженталем [2001, с. 42 - 43], которое мы упоминали выше.
Самоукина Н.В. [1997, с. 142 - 145] описала типичные ошибки психолога-консультанта и дала рекомендации относительно того, как с некоторыми из них работать:


  1. Самоутверждение психолога-консультанта в диалоге. Ощущает и показывает себя в качестве человека более успешного, мудрого и сильного, чем клиент. В голосе слышатся нотки снисхождения, жалости или высокомерия, холодной отстраненности. Клиент при этом может испытывать унижение, консультация проходит формально, клиент начинает сожалеть, что пришел.

Работа с этим:


    1. В ходе разговора вспоминать свои проблемы, кризисные периоды в жизни, душевную боль.

    2. Укреплять в себе способность к состраданию, сочувствию.

    3. Видеть в каждом клиенте своего брата или сестру.

  1. Излишняя естественность (говорит и делает, что ему хочется) или искусственность (играет роль, надевает «маску», психологически защищается, прячась за искусственный фасад) поведения психолога-консультанта в диалоге. Естественность опасна тем, что не осуществляется процесс психологической работы, а идет обычный разговор собеседников, с взаимными упреками, раздражениями и так далее. Искусственность (главное – «техника») опасна тем, что клиент не получает «эмоционально-энергетического лекарства», нет ощущения встречи.

Как с этим работать:


    1. Опишите, каким Вы представляете себя в профессии. Опишите внешне привлекательный для Вас образ психолога-консультанта.

    2. Представьте себе, что Вы на сцене, играете свою профессиональную роль. Придумайте сценарий. Какие события развиваются в спектакле? Какая роль в этих событиях принадлежит Вам?

    3. Кто из знакомых Вам психологов вызывал у Вас чувство восхищения и желания подражать? Какую профессиональную роль играл этот психолог?

  1. Стремление психолога-консультанта обязательно дать полезный совет.

  2. Психологическая консультация как монолог психолога-консультанта:

    1. С неуверенным клиентом психолог может полностью захватить инициативу в разговоре: разворачивать общие размышления, поучать, строить беседу с позиции более спокойного, всезнающего человека.

    2. Это может быть также связано с тем, что консультант испытывает внутренний страх перед молчанием, поэтому он стремится собственной активностью заполнить каждую наступившую паузу. На какое-то время это снижает возникшее напряжение, но снижает общий результат консультации.

Как с этим работать:


    1. Если в ходе консультации возникла пауза, необходимо «включить» собственное интуитивное видение и почувствовать, какой эмоциональный заряд несет пауза. Если молчание клиента имеет мрачный, тяжелый эмоциональный оттенок, вызвано скованностью, зажатостью, то следует при помощи одного-двух вопросов активизировать беседу, но не вступать в собственный монолог.

    2. Если же в период молчания собеседник переживает или размышляет – не мешать, отодвинуть себя на второй план, пусть возникнет одухотворенная тишина. Желательно, чтобы после паузы начал первым говорить клиент.

  1. Психолог переносит (проецирует) собственные трудности на клиента. Например, одинокий психолог видит в клиенте одиночество и не замечает других, более актуальных для клиента проблем.

Как с этим работать:


    1. Если психолог в момент беседы находится в состоянии внутреннего напряженного переживания и неосознанно для него срабатывает механизм психологической защиты в форме проекции, то необходимо настроить себя на рабочее состояние.

    2. Психолог должен анализировать не только характер ответов клиента, но и характер своих вопросов. Необходимо стараться всегда видеть консультацию как бы со стороны, в зеркале.

  1. Психолог оценивает клиента. Например, «Удивительно умный человек: сам все понимает» или «Двух фраз сказать не может!». Оценочное суждение психолога – барьер на пути его понимания состояния и проблем клиента. Клиент соотносится с «нормой» - самим консультантом. Психолог имеет центр тяжести в самом себе, а не в клиенте.

  2. Психолог переживает проблемы клиента как свои собственные. Психолог принимает проблемы клиента слишком близко к сердцу, сам расстраивается, перегорает, теряет внутреннее равновесие и не может в полной осуществить действенную психологическую помощь клиенту.

  3. Многочасовая консультация как ошибка консультанта. Причина – внутренняя неуверенность консультанта: он не может определиться в собственных действиях и занимает позицию пассивного слушателя. Вторая причина – внутренняя установка психолога на выслушивание клиента.

Как с этим работать:


Консультант должен вовремя почувствовать «центр проблем» клиента, его основную «болевую точку» и начать задавать вопросы, направляя беседу по нужному, конструктивному руслу.

  1. Психолог как объект манипулирования со стороны клиента. Психолога пытаются использовать в борьбе с ближним, как мощное «дальнобойное орудие», как своеобразного «жизненного судью», как авторитет, мнение которого для обычных людей может выступать в качестве «закона поведения». Если психолог идет на это, то он превращается в слабого и безвольного человека.

Как с этим работать:


Нужно отказаться от выполнения подобных просьб и повышать собственную активность клиента в решении своих проблем. Например, можно сказать: «Я не могу быть судьей между Вами и Вашими близкими. Ваши проблемы Вы должны научиться решать самостоятельно, а я Вам в этом помогу».

Глава 4. Этические аспекты психологического консультирования.



Кочюнас Р.-А. Б. [1999, с. 227 - 233], проанализировав зарубежную литературу, сформулировал следующие принципы этичного поведения в психологическом консультировании:

  1. Консультант ответственен в своей работе:

                • Перед своим клиентом.

                • Перед членами семьи клиента.

                • Перед организацией, в которой он работает.

                • Вообще перед общественностью.

                • Перед своей профессией.

  2. Клиент должен принять решение о своем вступлении в процесс психологического консультирования осознанно, поэтому до начала процесса консультирования консультант обязан во время первой встречи предоставить клиенту максимум информации о процессе консультирования:

                • Об основных целях консультирования.

                • О своей квалификации.

                • Об оплате за консультирование.

                • О приблизительной продолжительности консультирования.

                • О целесообразности консультирования в данной ситуации.

                • О риске временного ухудшения состояния клиента в процессе консультирования.

                • О границах конфиденциальности.

Важно заранее согласовать с клиентом возможности аудио и видео записи, наблюдения через зеркало одностороннего видения, присутствие на консультации других лиц (стажеров, студентов). Без согласия клиента это исключается.

Правила конфиденциальности:




  1. Информацию о клиенте можно использовать только в профессиональных целях. Информация эта должна использоваться только для блага клиента.

  2. Материалы консультативных встреч в форме, в которой они не могут причинить вред интересам клиента, консультант может использовать в своей профессиональной научной или преподавательской деятельности. Они не попадают под правило конфиденциальности.

  3. Ориентируясь на право клиента на доброе имя и сохранение тайны, консультант в определенных случаях может не предоставлять информацию о клиенте правоохранительным органам, если этим не нарушаются права третьих лиц.

  4. Конфиденциальность ограничена правом консультанта на сохранение собственного достоинства и безопасность своей личности.

  5. Конфиденциальность ограничена правами третьих лиц и общественности.

Кочюнас Р.-А. Б. [1999] приводит примерный список обстоятельств, при которых требование конфиденциальности может быть нарушено:

  1. Преступные действия (насилие, развращение, инцест и подобные), совершаемые над несовершеннолетними.

  2. Необходимость госпитализации клиента.

  3. Участие клиента и других лиц в распространении наркотиков и прочих преступных действиях.

  4. Повышенный риск для жизни клиента или других людей.

Выяснив в процессе консультирования, что клиент представляет для кого-то серьезную угрозу, консультант обязан:

                • Принять меры для защиты потенциальной жертвы или жертв.

                • Проинформировать об опасности ее саму (или их).

                • Родителей или близких этого человека.

                • Правоохранительные органы.

Консультант также должен сообщить клиенту о своих намерениях.

Глава 5. Виды психологического консультирования.


В Психотерапевтической энциклопедии под редакцией Б.Д. Карвасарского [1999] описаны следующие виды психологического консультирования:

  1. Проблемно-ориентированное консультирование (consulting). Акцент здесь делается на модификации поведения, анализе внешних причин проблемы. Цель работы с клиентом: формирование и укрепление способности клиента к адекватным ситуации действиям, овладение техниками, позволяющими улучшить самоконтроль. Много приемов, используемых в рамках этого направления, взято из поведенческой терапии. Студенты МГОПУ подробно изучают их в курсе «Концепции и методы психологической помощи».

  2. Личностно-ориентированное консультирование
    (
    counseling). Центрировано на анализе индивидуальных, личностных причин проблемы, процессе складывания деструктивных личностных стереотипов, предотвращении подобных проблем в будущем. Консультант здесь принципиально воздерживается от советов и организационной помощи, так как это уводит в сторону от внутренних, глубинных причин проблемы. Много приемов, используемых в рамках этого направления, взято из многочисленных психоаналитических и постпсихоаналитических течений западной психотерапии. Прежде всего, сюда следует отнести техники гештальтерапии, гуманистической психотерапии.

  3. Решение-ориентированное консультирование (solution talk). Упор здесь делается на активацию собственных ресурсов клиента для решения проблемы. Представители этого подхода обращают внимание на тот факт, что анализ причин проблемы неминуемо приводит к усилению чувства вины у клиента, что является препятствием к сотрудничеству психолога-консультанта и клиента. Много приемов, используемых в рамках этого подхода, взято из краткосрочной позитивной терапии.


Рассмотрим подробнее некоторые техники решение-ориентированного психологического консультирования. Активация ресурсов, поиск их у клиента осуществляются с помощью вопросов или цепочек вопросов. Поиск ресурсов может быть ориентирован на прошлое («Что раньше помогало Вам преодолевать подобные проблемы?», «Как такие проблемы решали Ваши родственники, знакомые?»), на настоящее («Что сейчас помогает Вам решать проблему хотя бы временно?») и на будущее («Кто или что могло бы Вам помочь в разрешении проблемы?»).
Наиболее применяемые приемы:


Овчарова Раиса Викторовна [2000, с. 74 - 76] позволяет выделить шесть бинарных оппозиций, в соответствии с которыми можно составить целый калейдоскоп видов психологического консультирования:

Кроме этого, выделять виды психологического консультирования можно по характеру решаемых задач: возрастно-психологическое, профессиональное, психолого-педагогическое, семейное и другие виды психологического консультирования.

В качестве основания для выделения видов психологического консультирования можно использовать и характер теоретического подхода, в котором работает психолог-консультант: когнитивная психология, бихевиоризм, гуманистическая психология, психоанализ.

Можно также использовать в качестве основания для выделения внутри психологического консультирования видов степень непосредственности или опосредованности контакта между психологом-консультантом и клиентом. В этом плане можно говорить об очном консультировании, консультировании на телефоне доверия, консультировании посредством дистантного письма, консультировании посредством написания популярных книг по психологии или открытых ответов психологов на письма читателей в популярных журналах. Все перечисленные выше формы психологического консультирования кроме очного психологического консультирования можно объединить под единым понятием – дистантное психологическое консультирование.

Рассмотрим специфику дистантного консультирования. Начнем с консультирования на телефоне доверия. Можно выделить следующие преимущества консультирования по телефону доверия:

  1. Сведение до минимума конкурентных интерферирующих влияний (дорога, помещение, регистраторы, внешность консультанта и так далее).

  2. Большая доступность, большая возможность повторных обращений, в том числе из других городов, стран.

  3. Большая дешевизна.

  4. Большая анонимность, конфиденциальность.

  5. Большая защищенность психолога-консультанта.

  6. Экстренность, своевременность оказания помощи.

  7. Психолог и клиент меньше тревожатся, комплексуют.

  8. Меньше возможностей для негативных атрибуций, тенденция к взаимной идеализации, что повышает значимость информации психолога для клиента, а консультанту помогает в принятии клиента и объективном отношении к нему, расширении его зоны ближайшего развития.

  9. Значительно легче решается проблема разграничения личных и профессиональных отношений, что обеспечивает большую искренность и смысловую насыщенность общения.

  10. Телефон доверия – это не только средство консультирования, но и форма социальной работы. Сюда обращаются за эмоциональной поддержкой те, кому некуда больше обратиться – психически больные люди, инвалиды, которые подчас годами не покидают своей постели, дети, если мама ушла из дома и им страшно.

  11. Телефон доверия выполняет в сообществе и просветительские функции, здесь люди часто получают информацию о том, чего они не понимают.

  12. Телефон доверия – адекватная форма работы с подростками и молодежью. Считается, что так они меньше комплексуют по поводу своей внешности.

  13. Адекватная форма вывода людей из кризисных состояний. Например, если человек несколько недель или даже месяцев не покидал своей квартиры, то начинать возвращаться к нормальной жизни легче с обращения на телефон доверия.

  14. Телефон доверия может эффективно выполнять функции отбора людей, которым действительно необходимо именно очное консультирование.

  15. Круглосуточный телефон доверия в организации может выполнять также функцию охраны помещения, использоваться для оперативной координации различных вопросов внутри организации.

  16. Телефон доверия может быть эффективной формой мониторинга эмоционального состояния сообщества.


Недостатки и проблемные области, связанные с работой телефона доверия:

  1. Мешают работать «шутники» и люди с извращенной фантазией, которые хотят воспользоваться консультантом как средством удовлетворения своих извращенных потребностей.

  2. От консультанта телефона доверия требуется гораздо более высокая эрудиция и развитость в морально-этическом плане, чем от очного психолога-консультанта, устойчивость его психической сферы, высокое чувство ответственности.

  3. Намного труднее контролировать то, насколько клиент действительно вовлечен в диалог, ограничены возможности для эмпатического слушания – только через вербалику можно отразить свое участие в разговоре.

  4. Анонимность и удаленность благодарности клиента от того места, где помощь была реально оказана. По результатам некоторых исследований, это может служить причиной «сгорания» консультанта телефона доверия.

  5. Опасность нарушения социальных связей психолога-консультанта. Его клиенты – вся его жизнь. Подчас за пределами консультации и телефона доверия он лишь отдыхает от интенсивных нагрузок, связанных с напряженным и глубоким межличностным общением.

  6. Некоторых людей, работающих на телефоне доверия, факт анонимности личности консультанта может приводить к деградации личности, например, алкоголизму, чувству превосходства над другими людьми.

  7. Длительная интенсивная работа на телефоне доверия может приводить к зацикленности на отрицательных сторонах бытия. Телефон доверия обеспечивает недостаток позитивных примеров.

  8. Работа на телефоне доверия порой легко перерастает в сверхвовлеченность консультанта в работу, следствием чего является переутомление и срыв. Число обращений за помощью за одно дежурство может значительно превышать возможности консультанта.


Психологическое консультирование посредством дистантного письма имеет следующие преимущества:

  1. Письмо всегда оставляет время для обдуманного и взвешенного ответа.

  2. Письмо усиливает рефлексивный анализ своей проблемы у клиента, ибо многое надо выразить немногими словами, лаконично и понятно.

  3. На одно письмо клиента ответ могут дать несколько консультантов, что побуждает клиента к самостоятельному выбору, делает его более свободным в принятии решения относительно своей жизни.


Недостатки и проблемные области, связанные с дистантным письмом:

  1. Письмо, написанное клиентом, как правило, не содержит более или менее значительную часть информации, необходимую для формулирования и проверки консультативных гипотез. Возникает соблазн домыслить эту информацию и написать клиенту ответ. Рекомендуется все же поделиться с клиентом своими затруднениями и запросить большую информацию. Это будет способствовать и лучшему пониманию своей проблемы клиентом.

  2. Между написанием письма клиентом и ответом психолога проходит значительный отрезок времени и ситуация может сильно измениться.

  3. Письмо психологу может быть адресовано с очень далекого расстояния. Психолог может не знать всех реалий контекста, в котором живет его респондент, возможности же выяснить что-либо ограничены.
  1   2


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации