Дуюнов В.К. и др. Комментарий к УК РФ - файл n1.doc

приобрести
Дуюнов В.К. и др. Комментарий к УК РФ
скачать (3908 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc3908kb.22.08.2012 17:35скачать

n1.doc

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34
Глава 19. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина
В соответствии со ст. 1 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. "все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах" (РГ. 1995. 5 апр.). Конституция в ч. 2 ст. 17 и ст. 18, расположенных в гл. 2 "Права и свободы человека и гражданина", также провозглашает, что основные права и свободы человека неотчуждаемы, принадлежат каждому от рождения и являются непосредственно действующими.

Родовой объект преступлений гл. 19 определен как "конституционные права и свободы человека и гражданина". В связи с этим необходимо отметить следующее.

Во-первых, выделение прав и свобод в качестве самостоятельных понятий достаточно условно, поскольку по своей юридической природе и системе гарантий они идентичны. Можно лишь утверждать, что свобода характеризует возможность лица действовать по своему усмотрению (например, свободно высказывать свои убеждения, перемещаться в пространстве, исповедовать ту или иную религию и т.п.). Право же лица определяет конкретные действия человека (например, участвовать в управлении делами государства, право избирать и быть избранным).

Во-вторых, в заголовке гл. 19 речь идет о правах и свободах человека и гражданина. Такое словосочетание не случайно. Когда говорят о правах и свободах человека, имеют в виду в первую очередь естественные права и свободы индивида - принадлежащие ему от рождения и присущие всем членам человеческой семьи (как-то: право на жизнь, здоровье, духовную и физическую неприкосновенность и т.д.). Такого рода права и свободы государством и обществом должны приниматься к безусловному исполнению. Когда ведется речь о правах и свободах гражданина, имеются в виду те из них, которые касаются статуса человека в государстве, института гражданства, отношений индивида с иными гражданами, государственными органами, государством в целом (право избирать и быть избранным, право на защиту от безработицы и т.д.).

В-третьих, объектом преступлений рассматриваемой главы выступают конституционные права и свободы человека и гражданина, т.е. закрепленные в Конституции.

В-четвертых, не весь спектр прав и свобод, зафиксированный в гл. 2 Конституции, входит в содержание объекта гл. 19 УК. Так, конституционные права на жизнь (ст. 20), достоинство (ст. 21) и ряд других прав и свобод охраняются нормами иных глав УК (гл. 16, 17 и др.). В этом плане действительное содержание объекта гл. 19 УК является более узким: оно охватывает основные права и свободы, не признанные основным объектом соответствующих глав УК. Таким образом, объект гл. 19 УК в некоторой степени определяется "остаточным принципом", включая "иные" основные права и свободы.

В-пятых, охватываемые родовым объектом гл. 19 общественные отношения охраняются не только нормами данной главы. Так, неприкосновенность жилища (ст. 139) защищается и с помощью предписаний ст. 158, 161 и 162, устанавливающих ответственность за кражу, грабеж и разбой, сопряженные с проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище (п. "в" ч. 2); возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282) неизбежно влечет нарушение равноправия граждан (ст. 136) и, следовательно, ст. 282 предполагает в качестве попутно охраняемого объекта отношения равноправия граждан.

Объективная сторона преступлений анализируемой главы характеризуется со стороны деяния, как правило, активным поведением (действием). Об этом свидетельствует используемая законодателем терминология при описании соответствующих составов: "незаконное собирание или распространение" (ст. 137), "незаконные производство, сбыт или приобретение" (ч. 3 ст. 138), "незаконное проникновение" (ст. 139), "фальсификация" (ст. 142), "незаконное использование" (ст. 147) и т.д.

В отдельных случаях предполагается возможность совершения преступления и посредством бездействия, пассивным поведением, когда лицо не выполняет возложенные на него обязанности при наличии возможности действовать надлежащим образом. Таковы посягательства, выражающиеся в нарушениях равноправия граждан (ст. 136), правил охраны труда (ст. 143).

С субъективной стороны преступления против конституционных прав и свобод, по общему правилу, предполагают умышленную форму вины. Это касается как тех преступлений, которые содержат формальный состав (таковых, как отмечалось, абсолютное большинство), так и таких - с материальным составом, - как нарушение равноправия граждан (ст. 136) и нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137).

Деяние, названное в ч. 1 и 2 ст. 133, предполагает неосторожность.

Применительно к двум видам преступлений против конституционных прав и свобод обязательными признаками состава признаны мотивы поведения. В ст. 137 таковыми выступают корыстная или иная личная заинтересованность (здесь для признания поведения преступным требуется также причинение вреда правам и законным интересам граждан). В ст. 145 обязательным мотивом является мотив беременности женщины или наличия у нее детей в возрасте до трех лет.

Определенными особенностями обладает субъект преступлений. Относительно большинства видов деяний с основным составом субъектом может выступать любое лицо, достигшее 16 лет. Однако в ряде статей с основным составом (ч. 1 ст. 140, 142, 143, 145 и 149) и в преступлениях квалифицированного вида (ч. 2 ст. 136-138, 141, 144, ч. 3 ст. 139) предполагается повышенный возраст ответственности (18 лет), если служащие государственных и негосударственных структур использовали распорядительные и иные управленческие функции.

Предусмотренные в гл. 19 УК преступления можно классифицировать следующим образом:

1) преступления против гражданских (личных) прав и свобод (ст. 136-140, 148);

2) преступления против политических прав и свобод (ст. 141-142, 149);

3) преступления против социальных прав и свобод (ст. 143-147).

Из приведенной классификации видно, что экономические, культурные и экологические права и свободы оказываются вне уголовно-правового регулирования норм гл. 19: они охраняются нормами иных глав (гл. 21, 22, 26 и др.). С другой стороны, такие элементы, как жизнь и здоровье, свобода, честь и достоинство, безопасность и т.д., являясь компонентами личных, социальных и политических прав, тем не менее также выступают основными объектами иных глав, а не гл. 19.
Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина
1. Равенство относится к числу основных прав и свобод человека, принадлежащих каждому от рождения (ст. 1 Всеобщей декларации прав человека). В соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности и других обстоятельств. Одной из гарантий равенства служит установление уголовной ответственности за нарушение равноправия граждан.

2. Наряду с основным объектом (равенство) под угрозу могут ставиться такие факультативные объекты, как честь и достоинство, здоровье, а также дополнительный объект - нормальная деятельность и авторитет аппарата управления (ч. 2).

Потерпевшими ст. 136 признает граждан, что неточно в силу двух причин. Во-первых, для уголовной ответственности достаточно нарушения права хотя бы одного физического лица. Во-вторых, в Конституции говорится о равенстве прав и свобод человека и гражданина; лицо рождается свободным и равным в своем достоинстве и правах, поэтому точнее вести речь о нарушении равенства человека и гражданина. Это тем более очевидно, что потерпевшими могут быть лица без гражданства, и ч. 3 ст. 62 провозглашает, что эти лица пользуются в Российской Федерации теми же правами.

3. Объективная сторона анализируемого преступления составляет деяние, которое выражается в нарушении равенства. Нарушение - антипод соблюдению равенства. Конституция (ч. 2 ст. 19) обязывает государство обеспечить соблюдение равенства независимо от таких обстоятельств, как пол, раса, национальность и т.д. Перечень этих обстоятельств в Конституции носит примерный характер: назвав 11 наиболее значимых, важных их видов, законодатель оговаривается, что равенство гарантируется независимо также и от других (помимо названных) обстоятельств.

4. Нарушение равенства как противозаконное поведение осуществляется в зависимости от конкретно названных в Конституции и воспроизводимых в ст. 136 одиннадцати видов обстоятельств: пола (например, женщину не пускают в казино, поскольку она "не того" пола); расы; национальности (например, лицо не обслуживают в ресторане или не поселяют в гостиницу по тем мотивам, что "черным" в этих местах быть не положено); языка (например, не принимают на работу ввиду невладения или плохого владения терминологией местонахождения предприятия); происхождения; имущественного и должностного положения (например, получают преимущество при поступлении в вуз лица, имеющие "знатное" происхождение или богатых родителей); места жительства (например, принимают на работу лишь лиц, проживающих в данном городе); отношения к религии; убеждений; принадлежности к общественным организациям (например, препятствуют проходу на митинг сторонникам оппозиционных сил).

5. Перечень указанных в ст. 136 УК обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Это означает, что ущемление прав и свобод либо предоставление преимуществ отдельным гражданам в зависимости от других обстоятельств (например, семейного положения, угрюмого вида и т.д.) по ст. 136 ненаказуемо. Возможна дисциплинарная, гражданско-правовая ответственность либо наказуемость по иной статье (например, по ст. 285).

6. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. В учебной литературе нередко утверждается, что допустим и косвенный умысел (см., например, Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 95; Российское уголовное право. Особенная часть/Под ред. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. С. 144).

Мотив поведения виновного - негативное (недоброжелательное либо даже враждебное) или, напротив, поощрительное отношение к определенному лицу либо группе лиц ввиду их пола, расы, национальности, языка и т.д. Отсюда неточно встречающееся утверждение о наличии у виновного исключительно низменных побуждений.
7. Субъект преступления общий (лицо, достигшее 16 лет) - по ч. 1 и специальный - по ч. 2 данной статьи, предусматривающей в качестве единственного квалифицирующего обстоятельства использование виновным при нарушении равенства своего служебного положения. В таком случае им может быть:

а) должностное лицо (ст. 285);

б) субъект, выполняющий управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201);

в) иной служащий - органа государственного, местного самоуправления, коммерческой или иной организации.

8. Квалифицирующим признаком признается способ - использование служебного положения. Поскольку в ч. 2 говорится об использовании положения, а не полномочий (см. ч. 1 ст. 201, 285), квалифицирующим обстоятельством должно признаваться использование лицом также своего служебного авторитета, возможностей, которыми виновный располагает в связи с занимаемым им служебным положением.
Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни
1. В ч. 1 ст. 23 Конституции провозглашается, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Частная жизнь - в противовес государственной и общественной ее сферам, публичности - это та сфера жизнедеятельности человека, которая связана с обеспечением его суверенитета, относительной независимости. Данная сфера охватывает внутренний духовный мир лица, его склонности, привычки и мировоззрение, его внутрисемейные, родственные и межличностные отношения, в том числе интимного характера. Частная жизнь - основа автономного существования в обществе и государстве. Поэтому, согласно ч. 1 ст. 24 Конституции, без согласия лица не допускаются такие акты поведения в отношении него, как сбор, хранение, использование и распространение информации о его частной жизни.

Одним из правовых средств обеспечения данного конституционного предписания служат положения ст. 137 о недопустимости нарушения частной жизни.

2. В этом плане следует обратить внимание на две особенности данной уголовно-правовой нормы. Первая из них касается предмета преступления - им законодатель признает не любую информацию (сведения) о частной жизни лица, а лишь ту ее часть, которая составляет личную или семейную тайну, т.е. не только не предназначенную для третьих лиц, но и в нераспространении сведений, в конфиденциальности которых заинтересован ее обладатель. Эти сведения не обязательно должны носить компрометирующий характер, опорочивать их обладателя.

Личная тайна может затрагивать сведения о здоровье лица, его симпатиях и антипатиях, круге знакомых и взглядах на те или иные стороны жизни в обществе, образе жизни, его интимных связях, увлечениях, планах и т.д. Семейная тайна может касаться отношений между супругами, проблем внутрисемейного воспитания, заболеваний членов семьи, расхождений взглядов на те или иные вопросы между членами семьи и т.д. Сведения такого рода могут составлять предмет врачебной, адвокатской тайны, тайны исповеди и вклада и т.п.

Важно, в конечном счете, что вмешательство без согласия потерпевшего в его личную и семейную жизнь разрушает (или способно разрушить) его самостоятельность, ставит под вопрос статус его автономии, независимость его как личности. Лишь в случаях, специально оговоренных законом (об оперативно-розыскной, процессуальной деятельности, об охране здоровья и т.д.), возможно вмешательство в частную жизнь человека без его согласия, сбор или распространение информации о ней. Так, медицинский работник обязан сообщить в правоохранительные органы о поступившем в лечебное учреждение лице с явными признаками совершенного в отношении него преступления; руководители банковского учреждения по письменному запросу органа, ведущего расследование по делу, обязаны дать сведения о наличии (отсутствии) вклада и его размерах в отношении конкретного лица и т.д.

По общему же правилу, вторжение в частную жизнь лица, тем более касающееся его личной или семейной тайны, недопустимо.

3. Помимо основного объекта - отношений, обеспечивающих неприкосновенность частной жизни, описанные в ст. 137 деяния способны причинить вред и дополнительным объектам, как-то: чести и достоинству потерпевшего и близких ему лиц, имущественным интересам и т.д.

4. Вторая особенность ст. 137 заключена в объективной стороне и выражается в том, что наказуемыми признаются не все виды запрещаемого Конституцией (ст. 24) поведения, а лишь незаконное собирание и распространение сведений. Вне действия ст. 137 оказывается хранение и использование (не связанное с распространением) сведений о частной жизни без согласия потерпевшего. Исключение из сферы уголовно-правового регулирования неправомерного использования сведений, равно как и хранения (в целях их использования в дальнейшем без согласия потерпевшего), вряд ли оправданно.

Применительно ко второму виду уголовно наказуемого поведения в ст. 137 выделяются:

а) распространение сведений о частной жизни лица без его согласия;

б) распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

В последнем случае, по сути, речь идет о более опасной разновидности распространения, которая должна бы влечь повышенную ответственность по более строгой санкции. Родовые же признаки у них общие: сведения распространяются без согласия потерпевшего, с нарушением закона или другого подзаконного нормативного акта.

Распространение сведений вполне мыслимо без предварительного их собирания, например, виновному эти сведения были ранее доверены потерпевшим под условием их неразглашения.

Собирание может осуществляться способами, признаваемыми Кодексом самостоятельными видами преступлений: путем хищения, вымогательства, с нарушением тайны переписки, с незаконным проникновением в жилище и т.д. В этих случаях требуется квалификация по совокупности, поскольку, как правило, сам способ оказывается более тяжким преступлением, нежели собирание.

Незаконное распространение сведений также нередко фигурирует в Кодексе в качестве самостоятельного преступления - например, при разглашении тайны усыновления (ст. 155), разглашении сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 311, 320). Налицо конкурирующие нормы, специальные по отношению к ст. 137, поэтому в соответствующих случаях им должно отдаваться предпочтение. Распространение клеветнических измышлений о частной жизни потерпевшего также должно влечь ответственность по ст. 129, поскольку основной объект, а также предмет преступления здесь иные - честь и достоинство личности, заведомо ложные сведения.

Заинтересованное лицо, организующее или склоняющее другое лицо к собиранию или распространению сведений, составляющих личную или семейную тайну потерпевшего, должно рассматриваться как организатор либо подстрекатель к посягательству, предусмотренному ст. 137.

5. Состав преступления формальный. Исходя из конструкции состава ст. 137, если виновному не удалось добыть (собрать) сведения, содеянное следует квалифицировать как неоконченное преступление (ст. 33, 137).

6. С субъективной стороны характерна вина в форме умысла. Относительно вида умысла единства мнений в юридической литературе не наблюдается: многие полагают, что допустим как прямой, так и косвенный умысел. Правильным представляется иное мнение - преступление, предусмотренное ст. 137, предполагает наличие только прямого умысла: виновный осознает, что незаконно собирает либо без согласия потерпевшего незаконно распространяет сведения, составляющие его личную или семейную тайну, предвидит неизбежность причинения вреда и желает этого.

Неосторожное предание сведений огласке исключает ответственность по ст. 137.

7. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет. Им может быть и член семьи, в том числе супруг, собирающий и распространяющий сведения, составляющие личную или семейную тайну, без согласия другого супруга, других членов семьи.

8. Ответственность по ст. 137 дифференцирована. Так же, как и в ст. 136, ч. 2 предусматривает повышенную ответственность за описанные в ч. 1 деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Следовательно, и в этом случае квалифицирующим признаком выступает способ совершения преступления, который влечет нарушение еще одного, дополнительного объекта (нормальной деятельности порядка управления). При этом нередко облегчается осуществление посягательства, возрастает вероятность причинения вреда правам и законным интересам граждан. В том случае, когда наличествуют и признаки состава преступления, совершаемого по службе (ст. 201, 285, 286 УК), содеянное должно квалифицироваться по совокупности этих статей и ст. 137.
Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений
1. В соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24 декабря 1993 г. N 13 "О некоторых вопросах применения статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 3), подобные ограничения возможны лишь по мотивированному решению суда, подтверждающему необходимость ограничений (п. 4).

Статья 138 УК в этом плане призвана служить одной из гарантий соблюдения упомянутого конституционного положения.

2. Основным объектом являются отношения, обеспечивающие тайну почтово-телеграфных и иных названных в ст. 138 сообщений. По сути, речь идет об уголовно-правовой охране частной жизни в одной из сфер, но в отличие от ст. 137 здесь не требуется устанавливать, что содержанием сообщений была личная или семейная тайна. Наказуемо само нарушение тайны передачи информации. Факультативными объектами могут выступать честь и достоинство личности, ее психическая неприкосновенность.

Предмет преступления - тайна переписки и иных упомянутых в ст. 138 сообщений, а следовательно, передаваемых сведений. Согласно Федеральному закону от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" (РГ. 2003. 10 июля), операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи, передаваемые сведения могут выдаваться только отправителям и получателям или их уполномоченным представителям (ст. 63). Потерпевшими от преступления могут быть лишь физические (но не юридические) лица: в ст. 137 говорится о нарушении тайны сообщений граждан.

3. Объективная сторона выражается в нарушении тайны переписки, иных сообщений граждан. С фактической стороны оно заключается в перлюстрации (вскрытии) и прочитывании корреспонденции, в подслушивании телефонных разговоров, в ознакомлении с переданными по телеграфу, факсу, телетайпу сведениями и т.д. С правовой точки зрения важно, что подобного рода "перехват" информации происходит без согласия отправителя и адресата либо с нарушением порядка ограничения права лица на тайну сообщений. Согласие лица на ознакомление с адресованным им или ему отправлением исключает уголовную ответственность по ст. 138.

4. Состав преступления - формальный. Преступление в юридическом смысле считается оконченным, когда нарушена тайна сообщений. Неточным представляется утверждение, что окончание рассматриваемого преступления определяется моментом ознакомления и последующего сообщения полученных сведений хотя бы одному лицу без разрешения потерпевшего. Такая трактовка проистекает из чрезмерно широкого понимания деяния, включающего будто бы обязательно последующее (после ознакомления) разглашение, и, видимо, ограничения круга субъектов преступления лишь работниками учреждений связи.

5. В том случае, если виновный осуществил и незаконное ознакомление, и последующее разглашение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну потерпевшего, содеянное должно квалифицироваться по правилам о совокупности преступлений (ст. 137 и 138).

6. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что в отступление от действующих правил нарушает тайну сообщений граждан путем ознакомления с содержанием писем, телеграмм, посредством подслушивания телефонных переговоров, предоставлением таковой возможности третьим лицам и т.д., и желает этого.

Мотивы поведения виновного могут быть различными - любопытство, корысть, зависть и т.д. - и на квалификацию содеянного не влияют.

7. Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее 16 лет.

8. В ч. 2 предусмотрены два квалифицирующих обстоятельства, относящихся к способу посягательства, - совершение предусмотренного в ч. 1 деяния:

а) с использованием виновным своего служебного положения;

б) с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Содержание первого из них во многом идентично упомянутому в ч. 2 ст. 136 и 137 обстоятельству. Субъекты данного квалифицированного вида - специальные: работники связи, правоохранительных органов, иные служащие государственных и негосударственных организаций, посредством использования служебного положения нарушающие тайну переписки или иных сообщений. Данное деяние может совершаться и вне места службы, когда используются служебные связи или служебный авторитет виновного.

Если субъектом нарушения тайны сообщений выступает не просто служащий, а должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, необходима квалификация помимо ст. 138 и по ст. 201, 285 или 286.

Под специальными техническими средствами понимаются приборы и иная аппаратура как заводского, так и кустарного изготовления, целевым назначением которой является негласное получение информации (аудио- и видеотехника, кино- и фотосъемка и т.д.). Использование таких средств облегчает доступ к информации - снятие ее, запись, расшифровку и т.п., чем заметно увеличивается возможность нарушения тайны сообщений.

9. В ч. 3 описан самостоятельный вид преступления, хотя и тесно связанный с описанными в ч. 1 и 2 деяниями.

10. С объективной стороны данный вид представляет собой деятельность, выражающуюся в незаконных:

а) производстве;

б) сбыте;

в) приобретении в целях сбыта специальных технических средств, о понятии которых говорилось выше.

Производство - это изготовление, разработка, приспособление и усовершенствование означенных предметов. Сбыт охватывает различные формы отчуждения специальных технических средств. Приобретение - получение предмета в собственность для последующего его сбыта. Незаконность означает, что у лица отсутствует право (лицензия) на осуществление того или иного вида деятельности из числа упомянутых в ч. 3 ст. 138. Согласно ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" (СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349) разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, подлежат лицензированию.

11. Преступление считается оконченным с момента совершения любого из трех деяний. Если, изготовив или приобретя специальное техническое средство, виновный его использует по целевому назначению - для негласного получения информации, содеянное должно квалифицироваться, помимо ч. 3, и по ч. 1 и 2 указанной статьи.

12. Субъект преступления ч. 3 - любое лицо, достигшее 16 лет.
Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
1. Конституция (ст. 25) провозглашает: "Жилище неприкосновенно". Это в полной мере согласуется с положениями ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, закрепившей недопустимость произвольного посягательства на неприкосновенность жилища.

2. Статья 139 устанавливает ответственность лишь за такую форму нарушения неприкосновенности жилища, как незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица. При незаконном проникновении помимо основного может быть нарушен и факультативный объект - это зависит от избранного виновным способа проникновения (со взломом, унижением достоинства проживающего и т.д.). Соответственно таким факультативным объектом может быть собственность или честь, достоинство, личная неприкосновенность и т.д.

3. Потерпевшим является лицо, чье право на неприкосновенность жилища нарушается. Им может оказаться также и гражданин, препятствующий незаконному проникновению виновного в чужое жилище.

Термин "жилище" раскрывается ныне в примечании к ст. 139. Под ним понимается не только место жительства (оно характеризуется постоянным или преимущественным проживанием в нем людей), но и место пребывания - официальное и временное (гостиница, дом отдыха, больница, пансионат). Помещения, отделенные от жилых построек, не используемые для проживания (погреба, амбары, гаражи и т.п.), к жилищу не относятся.

Таким образом, анализируемое понятие не совпадает с понятием жилого помещения по жилищному законодательству.

4. С объективной стороны наказуемое по ст. 139 деяние характеризуется активным поведением, выражающимся в:

а) незаконном;

б) проникновении в жилище;

в) совершенном против воли проживающего в нем лица.

Проникновение - это вторжение в жилище, которое может совершаться тайно или открыто, с преодолением препятствий, сопротивлением людей или беспрепятственно. Вторжение означает, что лицо оказывается внутри помещения, пребывает какое-то время на территории, являющейся жилищем потерпевшего.

Признаки незаконности и совершения проникновения против воли частично совпадают. "Против воли" - означает без согласия потерпевшего. Проникновение осуществляется вопреки (когда проживающее лицо возражает) либо помимо воли потерпевшего (когда последний ввиду отсутствия на месте в момент проникновения или по иным причинам не может возразить против вторжения в жилище виновного). Согласие виновного отсутствует в тех случаях, когда воля потерпевшего фальсифицирована (например, проживающий впускает виновного после предъявления "липового" ордера на обыск).

5. Право на неприкосновенность жилища не носит абсолютного характера. Возможны ограничения, устанавливаемые законом "исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других" (например, для вселения на законном основании определенного лица) "и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе" (ст. 29 Всеобщей декларации прав человека).

В одних случаях вторжение в жилище без согласия проживающего возможно непосредственно на основании закона (например, в состоянии крайней необходимости, в условиях чрезвычайного положения). В других - требуется решение суда. Так, в соответствии со ст. 9 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" судья единолично и незамедлительно по предоставленным ему материалам решает вопрос об ограничении конституционного права на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Пленум Верховного Суда РФ в п. 24 постановления от 24 декабря 1993 г. N 13 "О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 3) указал на обязанность судов рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, и принимать по ним мотивированное постановление о разрешении на действия, ограничивающие право на неприкосновенность жилища.

6. Состав преступления формальный. Преступление считается оконченным с момента незаконного проникновения в жилище. В тех случаях, когда нарушение неприкосновенности жилища сопряжено с уничтожением или повреждением имущества проживающего (решеток, дверей, запоров, стекол и рам на лоджиях и т.д.), и если это повлекло причинение значительного ущерба, то содеянное надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 167.
Но если виновный проник в жилище не с преступной целью, не для совершения хищения (например, из любопытства, из хулиганских побуждений) и затем завладел чужим имуществом, в его действиях квалифицирующий признак отсутствует.

8. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет.

9. Ответственность за преступление по ст. 139 дифференцирована.

В ч. 2 квалифицирующими (усиливающими) ответственность признаками выступают применение насилия или угроза его применения.

Насилием как формой физического воздействия охватывается совершение побоев или иных насильственных действий (ст. 116), причинение легкого вреда здоровью (ст. 115), а также связывание, запирание и т.п. Если причиняемый вред более опасный, в том числе средней тяжести или тяжкий, содеянное требует квалификации по совокупности со ст. 111 или 112.

Угроза насилием как форма психического воздействия, используемая в процессе нарушения неприкосновенности жилища, может быть выражена устно, письменно либо путем жестов (например, демонстрацией оружия). Важно, однако, установить, что была выражена угроза применения именно насилия и имелись основания опасаться ее осуществления. Дополнительная квалификация по ст. 119, санкция которой строже, требуется при высказывании виновным угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Особо квалифицирующий признак в ч. 3 - использование субъектом при незаконном проникновении своего служебного положения. По содержанию данный признак, характеризующий способ совершения деяния и лицо в качестве специального субъекта преступления, аналогичен в основном одноименному квалифицирующему признаку, предусмотренному ч. 2 ст. 136-138 и рассмотренному выше.
Статья 140. Отказ в предоставлении гражданину информации
1. В соответствии с Конституцией (ч. 4 ст. 29) каждый имеет право свободно искать и получать информацию законными способами, в том числе касающуюся его частной жизни. На органы государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц возложена конституционная обязанность обеспечить каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 24).
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   34


Глава 19. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации