Радугин А.А. Культурология: учебное пособие - файл n1.doc

приобрести
Радугин А.А. Культурология: учебное пособие
скачать (343.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1855kb.28.07.2007 14:20скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Глава 3. Кулътура как система


1. Структурная целостность культуры

1.1. Материальная и духовная стороны культуры.

Человек — системообразующий фактор в развитии культуры

1.2. Культура как нормативно-ценностная и познавательная деятельность

2. Многомерность культуры как системы

2.1. Предназначение культуры

2,2. Взаимодействие природы и культуры. Экологическая культура деятельности человека

2.3. Взаимоотношение культуры и общества

2.4. Миф, религия, искусство и наука как основополагающие институты

культуры

1. Структурная целостность культуры

1.1. Материальная и духовная стороны культуры. Человек — системообразующий фактор в развитии культуры


Культура, если ее рассматривать в широком плане, включает в себя как материальные, так и духовные средства жизнедеятель­ности человека, которые созданы самим человеком. Материаль­ные и духовные реальности, созданные творческим трудом чело­века, называются артефактами, т. е. искусственно созданными. Таким образом, артефакты, будучи материальными или духовны­ми ценностями, имеют не естественное, природное, происхожде­ние, а задуманы и созданы человеком как творцом, хотя, конечно, он использует для этого в качестве исходного материалы объекты, энергию или сырье природы и действует в согласии с законами природы.

При более внимательном рассмотрении оказывается, что и сам человек относится к классу артефактов. С одной стороны, он возник в результате эволюции природы, имеет естественное про­исхождение, живет и действует как материальное существо, а с другой стороны, он существо духовное и социальное, живет и дей­ствует как созидатель, носитель и потребитель духовных ценнос­тей, которые природа «сама по себе» создать не способна.

Человек, таким образом, дитя не только природы, но и культуры, не столь существо биологическое, сколько социальное, а его природа не столько материальная, сколько духовная. Сущность че­ловека включает в себя качества и свойства как собственно природ­ные, материальные, прежде всего биолого-физиологические, так и духовные, не материальные, продуцированные культурой и ин­теллектуальным трудом, художественным, научным или техниче­ским творчеством.

50

В силу того, что человек по своей природе существо духов­но-материальное, он потребляет как материальные, так и духов­ные артефакты. Для удовлетворения материальных потребностей он создает и потребляет пищу, одежду, жилища, создает технику, материалы, здания, сооружения, дороги и т. п. Для удовлетворе­ния духовных потребностей он создает художественные ценности, нравственные и эстетические идеалы, политические, идеологиче­ские и религиозные идеалы, науку и искусство. Поэтому деятель­ность человека распространяется по всем каналам как материаль­ной, так и духовной культуры. Вот почему можно рассматривать человека как исходный системообразующий фактор в развитии культуры. Человек создает и использует мир вещей и мир идей, который вращается вокруг него; и его роль — это роль демиурга, роль творца, а место его в культуре — это место центра мирозда­ния артефактов, т. е. центра культуры. Человек творит культуру, воспроизводит и использует ее как средство для собственного раз­вития. Он архитектор, строитель и житель того природного мира, который называется культурой мира, «второй природой», «искус­ственно созданным» обиталищем человечества. Это тот мир ре­альностей, который на планете Земля до человека не существо­вал, реальность, которая возникает, живет и развивается вместе с человеком и которая будет существовать до тех пор, пока будет существовать человечество.

Культура функционирует как живая система ценностей, как живой организм до тех пор, пока активно действует человек как творческое, создающее и активно действующее существо. Человек организовывает потоки ценностей по каналам культуры, он совер­шает обмен и распределение их, он сохраняет, продуцирует и по­требляет как материальные, так и духовные продукты культуры, а осуществляя эту работу, он созидает и самого себя как субъекта культуры, как социального существа.

Фигурально говоря, человек—и начало и результат в разви­тии культуры, и цель и средство ее функционирования, и замысел ее и воплощение. Объективная целостность человека задает цело­стность его деятельности, которая затем типизирует целостность и системность культуры в трех основных направлениях: в генезисе, в структуре и функционировании.

Генезис и развитие культуры идут как целостный процесс с усвоением и сохранением ценностей прошлого, трансформацией и обогащением их в настоящем и передачей этих ценностей как ис­ходного материала для культуры будущего.

Структурная целостность проявляется в том, что ценности культуры соотносятся иерархическим образом, существуют суб­ординация и ранжирование их: одни из них занимают центральное и фундаментальное место, а другие — второстепенное и производ­ное, одни из них имеют общее и тотальное значение, другие — ло­кальное и конкретное.

51

Важно отметить, что целостность культуры опирается, как на фундамент, на целостность природы.

Целостность природы как система объективных и естествен­ных условий существования человечества на планете Земля вклю­чает в себя прежде всего целостность биосферы, которая, однако, опирается на целостность климатических и географических усло­вий, а они, в свою очередь, зиждятся на целостности геологических предпосылок. Если продолжить этот анализ, то он приведет к цело­стности планетарной и далее к космической.

Однако та целостность культуры, с которой человек стал­кивается в повседневной жизни — это целостность материаль­ной и духовной жизни человека, целостность всех тех матери­альных и духовных средств, которыми он пользуется в своей жизни ежедневно, т. е. это целостность материальной и духовной культур.

Материальная культура более непосредственно и более прямо обусловлена качествами и свойствами природных объек­тов, той разновидностью форм вещества, энергии и информации, которые используются человеком в качестве исходных материа­лов или сырья при создании материальных предметов, матери­альных продуктов и материальных средств существования че­ловека.

Материальная культура включает в себя разнообразные по типам и формам артефакты, где природный объект и его материал трансформированы так, что объект превращен в вещь, т. е. в пред­мет, свойства и характеристики которого заданы и продуцированы творческими способностями человека так, чтобы они более точно или более полно удовлетворяли потребности человека как «homo sapiens», а следовательно, имели культурно целесообразное пред­назначение и цивилизационную роль.

Материальная культура, в другом смысле слова, — это че­ловеческое «Я», переодетое в вещь; это духовность человека, во­площенная в форму вещи; это человеческая душа, осуществлен­ная в вещах; это материализовавшийся и опредметившийся дух человечества.

В материальную культуру входят прежде всего разнооб­разные средства материального производства. Это энергетичес­кие и сырьевые ресурсы неорганического или органического про­исхождения, геологические, гидрологические или атмосферные составляющие технологии материального производства. Это орудия труда — от простейших орудийных форм до сложных ма­шинных комплексов. Это разнообразные средства потребления и продукты материального производства. Это различные виды ма­териально-предметной, практической деятельности человека. Это материально-предметные отношения человека в сфере тех­нологии производства или в сфере обмена, т. е. производственные отношения. Однако следует подчеркнуть, что материальная

52

культура человечества всегда шире существующего материаль­ного производства. В нее входят все виды материальных ценнос­тей: архитектурные ценности, здания и сооружения, средства коммуникации и транспорта, парки и оборудованные ландшаф­ты и т. п.

Кроме того материальная культура хранит в себе матери­альные ценности прошлом — памятники, археологические объек­ты, оборудованные памятники природы и т. п. Следовательно, объ­ем материальных ценностей культуры шире объема материально­го производства, и уже поэтому нет тождества между материальной культурой в целом и материальным производством в частности. Кроме того само по себе материальное производство можно характеризовать в терминах культурологии, т. е. говорить о культуре ма­териального производства, о степени его совершенства, о степени его рациональности и цивилизованности, об эстетичности и экологичности тех форм и способов, в которых оно осуществляется, о нравственности и справедливости тех распределительных отно­шений, которые в нем складываются. В этом смысле говорят о куль­туре технологии производства, о культуре управления и организа­ции его, о культуре условий труда, о культуре обмена и распреде­ления и т. п.

Следовательно, в культурологическом подходе материаль­ное производство изучается прежде всего с точки зрения его гума­нитарного или гуманистического совершенства, в то время как с экономической точки зрения, материальное производство изуча­ется с технократической точки зрения, т. е. его эффективности, ве­личины КПД, себестоимости, прибыльности и т. п.

Материальная культура в целом, как и материальное произ­водство в частности, оценивается культурологией с точки зрения создаваемых ими средств и условий для совершенствования жиз­недеятельности человека, для развития его «Я», его творческих по­тенций, сущности человека как разумного существа, с точки зре­ния роста и расширения возможностей реализации способностей человека как субъекта культуры. В этом смысле понятно, что как на различных этапах эволюции материальной культуры, так и в конкретно-исторических общественных способах материального производства, складывались различные условия и создавались различные по уровню совершенства средства для воплощения творческих идей и замыслов человека в стремлении улучшить мир и самого себя.

Гармоничные отношения между материально-технически­ми возможностями и преобразующими замыслами человека в ис­тории существуют не всегда, но когда это объективно становится возможным, культура развивается в оптимальных и сбалансиро­ванных формах. Если гармонии нет — культура становится неус­тойчивой, несбалансированной и страдает либо инерционностью и консервативностью, либо утопичностью и революционизмом.

53

1.2. Культура как нормативно-ценностная и познавательная деятельность


Таким образом, становится очевидным, что возможности духовного развития человека сопряжены с материально-техническим разви­тием и наоборот — уровень совершенства материального производ­ства зависит от возможностей духовного потенциала общества. Ду­ховная культура включает в себя, с одной стороны, совокупность результатов духовной деятельности, а с другой — и саму духовную деятельность. Артефакты духовной культуры существуют в разно­образных формах. Это обычаи, нормы и образцы поведения челове­ка, сложившиеся в конкретно-исторических социальных условиях. Это также нравственные, эстетические, религиозные или полити­ческие идеалы и ценности, различные идеи и научные знания. В об­щем, это всегда продукты интеллектуальной, духовной деятельности. Они, как и продукты материального производства, использу­ются в качестве жизнедеятельности человека, для удовлетворения его определенных потребностей.

Обычаи — одно из самых древних явлений в духовной исто­рии человечества. Этнографические исследования показывают, что обычаи доминируют в качестве основных регуляторов поведе­ния в архаичных обществах, в основном в той бытовой среде, кото­рая характеризуется повышенной устойчивостью и инерцией. В социальных структурах, более современных и более динамичных, они играют менее обязательную роль, однако присутствуют в лю­бой развитой культуре.

Обычаи — это привычные, мало подвергаемые осознанию, целостные образцы поведения. Обычаи включают в себя традиции, которые поддерживаются и практикуются через обрядовые или ри­туальные действия, куда обязательно включаются нравственные регулятивы. Исторически обычаи должны отшлифовываться в той или иной социальной среде, долго практикуются и апробируются, т. е. они представляют собой социально-стандартизированные образ­цы поведения, которые закрепляются в общественной памяти и пе­редаются из поколения в поколение как формы поведения в труде, быту, общении, воспитании и т. п. Как и всякий образец, обычай мо­жет нести в себе разрешение на определенные действия, и тогда он играет роль алгоритма исполнения. Но он также может играть за­претительную роль, и тогда он выполняет функцию алгоритма, блокирующего определенные действия человека.

Жизнь человека в обществе, коллективе или социальной группе требует согласования действий и упорядоченных отноше­ний. Обычай, как нормирующий механизм культурного поведения, обеспечивает сотрудничество людей. Передаваясь из поколения в поколение, он срастается с внутренними мотивами поведения и со­здает потребность в его соблюдении, что создает устойчивость от­ношений, обеспечивает сотрудничество с предсказуемыми резуль­татами, что обеспечивает взаимопонимаемость.

54

В духовной культуре могут действовать нормы, которые вы­делялись из обычаев и приобрели самостоятельное существование или специально разработаны для случаев специализированного поведения человека. Это могут быть нормы экономические или по­литические, технические или технологические, нравственные или правовые и т. д. Такие нормы могут не иметь ритуального или обря­дового характера, но они санкционируются определенным образом и действуют так же, как и обычаи, — запретительным или разре­шительным образом.

В закрытых культурах обычаи и нормы регламентируются, и их соблюдение является неукоснительным. В открытых культу­рах возможен плюрализм норм и обычаев, что порождает атмосфе­ру терпимости. Такие условия требуют от человека выбора и более творческого подхода к избираемым мотивам поведения. Все это спо­собствует духовному обогащению личности и росту социальной комфортности в жизни человека.

На более высоком уровне духовной культуры доминирую­щее значение в качестве регулятивов приобретают ценности. Это более сложный и более развитый продукт духовной культуры. Цен­ность формируется через синтез не только функций нормы или обычая, но она включает в себя интерес и потребность, долг и идеал, побуждение и мотивацию. Ценность, как более сложный регулятив поведения, подразумевает выбор, допускает полярность решений, что свидетельствует об амбивалентной, двойственной природе цен­ности. Учитывая смысл одной и той же ценности, можно отвергать или принимать событие, давать положительную или отрицатель­ную его интерпретацию и оценку. В разных ситуациях в качестве доминирующего основания для выбора могут выступать различ­ные составляющие ценности. Например, при интерпретации такой ценности, как патриотизм, в одном случае на первом месте может стоять долг, в другом — идеал, в третьем — потребность и т. д.

Некоторые исследователи выделяют различные типы цен­ностей, например: ценности витальные, связанные с идеалами здоровой жизни, физического и духовного здоровья, идеального образа жизни; ценности социальные, связанные с социальным благополучием, должностью, благосостоянием, комфортной ра­ботой; ценности политические, связанные с идеалами свободы, правопорядка и социальной безопасности, гарантий гражданско­го равенства; ценности нравственные, связанные с идеалами спра­ведливости, нести, добра и т. п.; религиозные и идеологические ценности, связанные с идеалом смысла жизни, предназначения человека, поиска целей для будущего; художественно-эстетичес­кие ценности, связанные с идеалами прекрасного, гармонии, воз­вышенным смыслом и идеалами чистой красоты; семейно-родственные ценности, связанные с идеалами семейного уюта, благопо­лучия и гармонии интересов, взаимопонимания и уважения идеалов различных поколений, гармонии семейной традиции и

55

обновления их; ценности трудовые, связанные с идеалами мас­терства, талантливости, справедливого удовлетворения резуль­татами труда и т. д.

Ценности более гибко определяют нормы поведения, они мо­гут иметь санкцию, выданную тем или иным институтом, автором или традицией. Ценности допускают градацию от низших — к выс­шим, и наоборот. В некоторых системах ценностей они персонифи­цируются (святые, герои, вожди, классики и т. п.).

Ценности в духовной жизни общества создают смысловые поля различной напряженности. Человек, побуждаемый поиском смысла своих действий, не может вести себя в таких полях ин­дифферентно. Он либо принимает существующие смыслы, либо становится к ним в оппозицию, либо пытается найти компромисс. Чем выше уровень духовной культуры, тем разнообразнее ценно­сти и смыслы. Чтобы культура могла обогащаться, она должна быть способной ассимилировать и синтезировать ценности. По­этому развитые культуры полиморфны. Такие культуры более эффективно работают в ситуациях внутренних или внешних вы­зовов. Обладая более богатым набором ценностей, они имеют бо­лее широкие возможности и для конструирования ответа, для бо­лее гибкой реакции и, следовательно, имеют более высокую сту­пень выживаемости.

Развитая культура способна создать подвижную систему ценностей и регулятивов. Эта подвижность проявляется в том, что ценность на одном уровне бесспорна, а на другом уровне она изме­няется. Устойчивость развитых культур обеспечивается тем, что в них есть механизмы согласования ценностей без взаимного их раз­рушения, именно благодаря возможности уточнять смысл ценнос­ти и соотнесения ее к фиксированному уровню. Как тут не вспом­нить: «Кесарю — кесарево, Богу — Богово». Но чтобы механизм со­гласования ценностей работал, культура должна иметь принятую в ней иерархию ценностей, уметь распределять ценности по раз­личным нишам культуры, взвешивать ценности по их социальным последствиям. В целом, чем выше уровень ценностей, входящих в ту или иную культуру, тем более она требует осознанности этих ценностей от носителей этой культуры. Чем выше органичность системы ценностей в той или иной культуре, тем выше целостность духовной жизни в такой культуре. Максимально ограниченные ценности образуют ядро культуры. Ядро формирует основные иде­алы, и если культура полиценностна, то эта работа осуществляет­ся без крайностей, т. е. с максимально достижимой в данной куль­туре универсальностью. Это способствует тому, что такая культу­ра способна гасить крайности и чрезмерный радикализм. Ядро модифицируется в зависимости от исторических особенностей развития общества. Ценностное ядро родового общества, напри­мер, отличается от ценностного ядра национального или многона­ционального общества.

56

Природа ценностей такова, что они технологичны, т. е. они за­ряжены целевыми установками, причем цели, как правило, имеют некоторую возвышенность, а поэтому они выходят за рамки обы­денной жизни. В обществе всегда есть социальные силы, которые стремятся рафинировать ценности, придать им элитарный статус. Есть силы, которые стремятся снять харизму с целей, приземлить и упростить ценности. Гибкая, развитая культура вырабатывает ме­ханизмы интеграции элитарных ценностей и повседневных потреб­ностей. Для этого работают идеологи, политики, философы и т. д. Они изыскивают пути рационализации ценностей, где цель и сред­ства ее достижения соотносятся с точки зрения их адекватности. Культура стремится обеспечивать выживание и отбор тех ценнос­тей, которые обеспечивают человека более эффективными регуля-тивами. Для отдельного человека фактически возможны следую­щие ситуации: он знает ценности своей культуры и способен их ре­ализовать; он плохо знает ценности и его возможности ограничены этим обстоятельством; он догматизировал свое знание о ценностях, а в реальности они уже преобразовались; и, наконец, — человек ру­ководствуется ценностями, которые еще не вошли в культуру. Во всяком случае необходимо уметь находить меру, а это уже не толь­ко знания и эрудиция, но и житейская мудрость, искусство жить.

Привлечение ценностей как материальной, так и духовной культуры для достижения жизненно важных целей человек, как правило, осуществляет по нескольким основным направлениям и основаниям. Прежде всего необходимо располагать достаточно пол­ными и систематизированными данными о языке и явлениях дан­ной культуры. Эти знания позволяют зафиксировать объем содер­жания данной культуры, представить масштабы и глубину контек­ста ее ценностей. Затем необходимо выработать представление об истории ценностей данной культуры. Это хронология возникнове­ния их, список этих ценностей, основные этапы их развития и рас­пределение по степени важности на каждом этапе и, особенно, на этапе, современном с жизнедеятельностью самого выбирающего эти ценности. Далее следует определить корпус образцовых для данной культуры достижений и ценностей, так сказать, понять объ­ем и место классического наследия в данной культуре, иметь пред­ставление о канонизированных образцах и ценностях культуры. Это сведения о классических памятниках, текстах и т. п. После этого ста­новится возможным правильное понимание имен, авторов данной культуры в зависимости от их вклада в культуру. Это, так сказать, пантеон данной культуры и знание его позволяет видеть потенциал данной культуры. Кроме этого каждая культура содержит в себе набор образцов поведения, имеющих нормативный характер и ал­горитмизирующий характер поведения в соответствующей куль­туре или обществе. Это функциональная часть культуры, которая задает регламент поведения человека в мире ценностей. И, наконец, человек должен уметь грамотно интерпретировать ценности дан-

57

ной культуры, обладать искусством толкования их содержания, умением нахождения действительного смысла этих ценностей. Овладев всеми этими подсистемами культуры, человек может предпринимать усилия по ее освоению, по ее использованию и воссозда­нию, т. е. он становится субъектом культуры.

Чтобы стать действительным субъектом культуры, необхо­димо исходить из знания о культуре и действовать сознательно. Знание, в культурологическом смысле, не только то, что продуци­рует наука, т. е. не только научное знание. Знание для культуроло­гии — есть объем сведений или информации, проверенной обще­ственно-исторической практикой и зафиксированной средства­ми культуры в форме представлений, текстов, суждений или теорий, т. е. достоверные и системно-упорядоченные данные. В культуре всякое знание сопряжено и сопоставимо с определенным видом или уровнем жизнедеятельности. С практической, повсед­невной и обыденной жизнедеятельностью сопоставимо обыденное, житейское знание. С духовной жизнью человека сопоставимо ду­ховное знание. С художественной деятельностью сопоставимо ху­дожественно-эстетическое знание. С познавательной деятельнос­тью — эмпирическое и теоретическое знание, с политической или идеологической — политическое и идеологическое знание, с нрав­ственной — этическое и т. д.

Таким образом, с точки зрения культурологии, знание тож­дественно достоверной информации, а сама информация является непременной предпосылкой такой деятельности человека в кон­тексте культуры, которая предполагает сознательное и осознава­емое отношение как к объекту деятельности, так и к самой дея­тельности. Знание само по себе не создает новых видов реальности, но оно открывает их и, следовательно, включает их в культурогенное творчество, более рационально и более быстро осваивает их. Оно способно, следовательно, усиливать продуктивность творчест­ва человека, повышать эффективность усилий человека в поиске и создании новых материальных или духовных средств жизнедея­тельности. Чем выше уровень культуры человека, тем продуктив­ней действует он как создатель, носитель и потребитель ценностей, а следовательно, тем богаче и совершеннее сама культура, но те­перь уже как ресурс и источник развития самого человека.

2. Многомерность культуры как системы

2.1. Предназначение культуры


Культура исторически сформировалась в конечном счете как спо­соб духовного освоения действительности, как духовное произ­водство. Культура характеризуется прежде всего способностью продуцировать, сохранять и транслировать духовные ценности различных форм и типов. Главная функция культуры — сохра-

58

нять и воспроизводить совокупный духовный опыт человечества, передавать его из поколения в поколение и обогащать его. Для вы­полнения этих задач возникли различные формы и способы ду­ховной деятельности, которые постепенно приобрели самостоя­тельный статус и в современной культуре существуют уже как институты культуры.

Культура превратилась в сложное по деятельности, много­образное по формам духовное образование. Сюда входят нравст­венность, религия, искусство, наука, философия и идеология, по­литика, миф, мировоззрение и т. д. Сложное взаимодействие этих систем артефактов образует целостную ткань культуры. Развитие процессов общественного разделения труда привело к тому, что эти формы духовной деятельности все глубже дифференцирова­лись и специализировались. В развитой культуре они превраща­ются в относительно самостоятельные сферы деятельности и, на­конец, обретают статус самостоятельных институтов культуры.

Каждый из таких институтов обладает специфической сис­темой методов, особым типом ценностей и особыми культурогенными функциями. Понятно, что художественные ценности и худо­жественная деятельность существенно отличаются, например, от научной деятельности, хотя они лишь различающие способы ду­ховного освоения мира, способы производства различных духов­ных ценностей.

В обобщающем смысле, однако, можно говорить о некото­рых целостных функциях культур. Прежде всего, это продуциро­вание и накопление духовных ценностей. Культура постепенно гармонизирует многообразные ценности и создает целостное про­странство духовного богатства человечества. Далее, духовные цен­ности апробируются в массовой деятельности людей, и здесь уста­навливается нормативная сущность культуры. Она осуществляет нормативизацию действий, средств и целей человеческой жизне­деятельности. Практическое использование норм культуры поз­воляет вскрыть их значение и эффективность. Культура оказыва­ется способной реализовать оценочную функцию. Она подразде­ляет действия человека на положительные и отрицательные, изящные и нет, гуманные и бесчеловечные, прогрессивные или консервативные и т. д. Культура создает методы и критерии оцен­ки действий человека и таким образом формирует режим регла­ментированного и ранжированного поведения человека. Кроме это­го, культура, формируя эталонные, идеализированные ценности, вырабатывает идеалы, которые выполняют роль стимулов и целе­полагания для формирования и отбора целей в жизнедеятельнос­ти человека. Культура выполняет функцию целеполагания, она типизирует цели, разрабатывает их содержание и делает достоя­нием общества.

Практическая работа по достижению целей, по их реализа­ции и воплощению в жизнь требует от человека знаний и умений,

59

причем знаний не только специально-научных, т. е. в основном тех­нократических, но и знаний гуманитарных, т. е. нравственно-ду­ховных.

Поэтому следующая функция культуры — познавательная в широком смысле слова. Культура осуществляет различные фор­мы познавательной деятельности. Кроме науки, как профессиона­лизированного познания, в культуре осуществляется художест­венное познание, религиозное, нравственное и т. д. Основным ре­зультатом познавательного отношения к миру в культуре является установление смысла и значения содержания артефактов или яв­лений природы, которые стали объектом культуры. Смыслообра­зующая функция культуры осуществляется с помощью различ­ных творческих приемов, особых для каждого вида духовной дея­тельности, языков и знаков, специфического набора символов и образов, понятий и идей. Продуцируя и репродуцируя духовные ценности, культура создает определенную систему коммуника­ций, которая должна обеспечить обмен и взаимодействие участни­ков культурного процесса. Культура обеспечивает взаимодействие людей через ценности, интегрирует общество, поддерживает и раз­вивает его целостность. Осуществляя эту работу, культура осуще­ствляет социализацию человека, постоянно предлагая ему нормы, образцы и алгоритмы жизнедеятельности, отличающиеся от пове­дения животных.

Таким образом, культура выводит человека из мира живот­ного в мир «homo sapiens», человека разумного, осознающего свое общественно-социальное предназначение. Кроме этого культура способна выполнять роль общественной памяти. Она создает спо­собы и средства сохранения и накопления опыта духовной дея­тельности человека. Благодаря этой роли культуры становится возможным формирование глубинных, подсознательно действую­щих алгоритмов культурного поведения человека, т. е. формиро­вание архетипов, которые закрепляют поведенческие образцы или модели на психофизиологическом уровне. К. Юнг убедительно по­казал, что архетипы действуют как врожденные психические структурные образования, которые возникли, однако, в результа­те культурного развития человека. Архетипы служат питатель­ной почвой для творчески продуктивной духовной деятельности

человека.

И, наконец, рекреативная функция культуры, которая про­является в создании способов и учреждений, где человек получает возможность восстанавливать свои духовные силы, обновлять и приводить в норму свой духовный потенциал, проводить своеоб­разную профилактику своего духовного состояния, то, что обычно называется «очищением души». Это можно делать в театре, а мож­но и в храме или на карнавале. В открытой культуре человек свобо­ден в своем выборе и поэтому ему доступны все формы и функции культуры.

60

2.2. Взаимодействие природы и культуры. Экологическая культура деятельности человека


Очевидно, что культура — это целостный организм и наиболее благо­приятного результата достигает та личность, которая не замыкает себя в отдельных и изолированно практикуемых видах духовной деятель­ности. В открытой культуре и личность должна быть открытой, конеч­но, при развитой духовной ее самостоятельности и самодостаточности.

Всякая культура реализует свои функции не в вакууме, а по отношению к реально существующим объектам: либо природы «первой» — естественной, либо «второй», искусственной природе. В целом, для культуры объективно реальна и та, и другая природа. Мир, в котором живет человек, — целостен, он представляет собой сложную систему «природа-общество», и культура функциониру­ет на всех уровнях именно этой системы. Поэтому направления, в которых культура осуществляет реализацию своих функций мно­гообразны, хотя внутренне целостны и едины.

Исторически самым ранним объектом культуропреобразующего воздействия стала природа, причем природа не только как объективная реальность, но и природная сущность самого челове­ка. Когда человек начал созидать «собственный мир», когда он стал переделывать природу в «свое» обиталище, в «свой» дом, он сделал первый шаг к разрыву с матерью-природой, породившей его. Эво­люции человека оказалось тесным лоно природы, и он вышел за ее границы, вышел в мир внеприродной реальности, создал мир арте­фактов, т. е. мир культуры и социума.

Для естественноприродных явлений, как подчеркивал Н. Бердяев, принципы происхождения находятся в самих этих явле­ниях. В то время, как для артефактов, явлений, созданных культу­рой, принципы происхождения находятся вне этих явлений, в голо­ве человека, проектирующего и осуществляющего продуцирова­ние артефактов.

В этом можно усматривать несовместимость природы и куль­туры. Существует точка зрения, которая разрабатывает идею не­совместимости природы и культуры, противоречия биологическо­го и социального в человеке.

Однако очевидно, что вне природы «первой» никакая куль­тура невозможна, что культура трансформирует, преобразовы­вает то, что дано первой природой. По этому поводу существует противоположная точка зрения, которая разрабатывает идею природоцентризма, где обосновывается вывод о центральной и основополагающей роли первой природы в развитии культуры и человека. Однако более предпочтительной кажется идея об.общения этих двух крайних точек зрения, идея поиска гармонизации природы и культуры (А. Бенуа).

Культура, конечно, формирует человека настолько сущест­венно и глубоко, что можно утверждать, что она создает новый вид человека. Собственно, до культуры или вне культуры не существует

61

человека как «homo sapiens», как разумного и социального существа. Сущность человека глубоко сопряжена с сущностью культуры. Од­нако сущность человека в широком смысле слова не исключает био­логические характеристики его как.вида. Поэтому возникновение культуры логичнее было бы рассматривать как дальнейший шаг ес­тественной, природной эволюции.

Таким образом, человек выполняет роль соединительного звена двух типов эволюции — природной и культурной, или, как еще говорят, творческой эволюции.

Человек обладает внутренней принадлежностью к природе и культуре, внутренней принадлежностью к естественной и творчес­кой эволюции. В конце концов, культура — это пересозданная чело­веком природа. Человек, «пересотворяя природу», утверждает тем самым себя как субъекта культуры, как ее создателя и, следователь­но, как Человека. В артефактах синтезированы два типа реальности — природно-ограниченный и духовно-технический. Прогресс куль­туры сопровождается ростом массы и сложности артефактов, и вме­сте с тем удельный вес и значение духовно-технических компонентов в них так же существенно растет.

Культура все более сложно и более глубоко опосредует отно­шение человека к природе. Как следствие этого — нарастает сте­пень отчужденности природы и человека. Созидая надприродную реальность, человек постепенно теряет естественные корни своего бытия, естественную природную детерминацию своего существо­вания. Культура XX века показала это наглядно и довела отчужде­ние до максимума, что породило формы техницизированного бытия человека и вслед за этим — экологические проблемы. Рост и разви­тие культуры сопровождается тем, что исчезает и уменьшается ор­ганичность единства человека и природы. Природа — это среда ин­стинктивного обитания человека, а вне этого человек не способен су­ществовать как биологический вид.

Но наряду с этим, не менее существенной и реальной средой обитания человека является культура, которая создает надинстинктивную систему поведения, поведения сознательного, но от этого не менее необходимого.

Культура постепенно делает своим объектом отношение к природе, т. е. возникает культура экологической деятельности че­ловека, или, чаще говорят, экологическая культура. Ее задача — поднять на новый уровень оценки отношения природы и человека, ввести знание об этих отношениях в систему ценностей культуры. Это потребует переориентации всех видов жизнедеятельно­сти человека, его менталитета, целей и идеалов, т. е. мировоззре­ния. Природа в этом мировоззрении должна рассматриваться как самоценность, и ее преобразование должно санкционироваться высшими духовными смыслами, а не технократическими показа­телями, как это зачастую делается в современной культуре. Такая оценка природы должна быть имманентна самосознанию человека,

62

а не только культуре. Природа должна оцениваться человеком как источник эстетических, нравственных и других идеалов. Гуманизм, при таком подходе, с необходимостью должен включать в себя цен­ности и идеалы экологического характера, т. е. необходимо выйти за границы антропоцентрических ценностей и идеалов. Возможно, это будет биосфероцентристский менталитет и мировоззрение, где основная задача культуротворческой деятельности человека должна сводиться к развитию и установлению экологической са­модостаточности человечества. Очевидно, что это — задача новой по духу культуры и нового по мировоззрению человека.

2.3. Взаимоотношение культуры и общества


Наряду с действием на природу, культура влияет на ход истории человечества, где она взаимодействует с обществом, с социумом.

История человечества — более широкая реальность, чем культура. Культура является продуктом творческой и созидаю­щей деятельности человека. Но в историю человечества входит и разрушительная деятельность человека, например, войны, воз­никновение которых всегда сопровождается разрушением куль­туры. История, таким образом, включает все виды жизнедеятель­ности человека — конструктивные и деструктивные, прогрессив­ные и регрессивные. Поэтому полного тождества между развити­ем культуры и историей общества не может быть. Однако верно и то, что культура обнаруживает себя в истории общества и вне это­го она непостижима и невозможна. Смысл и содержание культуры невозможно понять, если рассматривать явления культуры вне конкретных исторических рамок, т. е. абстрактно. Сущность исто­рического процесса, конкретной стадии в развитии общества яв­ляется контекстом, по отношению к которому выявляется кон­кретный смысл и значение артефактов культуры.

Многие исследователи считают, что культура возникла прежде всего под воздействием общественных запросов и потреб­ностей. Прежде всего общество нуждалось в закреплении и пере­даче духовных ценностей, которые вне общественных форм жиз­недеятельности человека могли бы погибать вместе с автором этих ценностей. Общество, таким образом, процессу созидания ценнос­тей придало устойчивый и преемственный характер. В обществе стало возможным накопление ценностей, культура стала приобре­тать кумулятивный характер развития. Кроме того, общество со­здало возможности для публичного создания и использования цен­ностей, что привело к возможности более быстрого их понимания и апробирования другими членами общества.

Таким образом, общество создает условия для социального развития человека, т. е. человека как личности. Личность несет пе­чать конкретной культуры и конкретного общества. Кроме того об­щество создает условия для массового использования ценностей культуры, а следовательно, порождает потребности в тиражиро-

63

вании и репродуцировании артефактов, что, в свою очередь, пре­вращается в процессы воспроизводства культуры. Понятно, что вне общественных форм жизни эти особенности в развитии куль­туры были бы невозможны. Культура своими нормами и ценностя­ми входит во взаимодействие с другими системами саморегуляции в обществе, такими, как политика, право и т. п., но в отличие от них регулятивы культуры амбивалентны и могут использоваться на принципах свободного выбора.

Развитие интересов и потребностей личности может стиму­лировать изменение ценностей культуры, и тогда они подвергаются реформированию или даже замене. Общество в данной ситуации может играть роль как стимулирующего, так и подавляющего фак­тора. В целом здесь возможны три типичные ситуации: первая, ког­да общество менее динамично и менее открыто, чем культура. Куль­тура будет предлагать ценности, оппозиционные по смыслу, а обще­ство будет стремиться их отторгнуть. Сдерживается прогрессивное развитие культуры, общество догматизирует имеющиеся ценности и в целом возникают неблагоприятные условия для развития лич­ности. Возможна и обратная ситуация, когда общество в силу поли­тических или социальных потрясений изменяется, а культура не успевает с обновлением норм и ценностей. Для личностного разви­тия вновь нет оптимальных условий. И, наконец, возможно гармо­ничное, сбалансированное изменение общества и культуры. В этих условиях возможно конструктивное, непротиворечивое и гармо­ничное развитие личности.

В развитом обществе человек стремится действовать на ос­нове единства, целостности и тождественности своего «Я». Евро­пейская культура всегда придавала личностному началу качество безусловности, независимости от других регулятивов общества, устойчивости и целостности личного мира человека. Только при та­ком положении личность способна в самой себе находить регуляти­вы и ценности, которые позволяют выстоять перед вызовом обсто­ятельств, и придать этому вызову смысл, опираясь на собственное «Я», только при таком положении возможно чувство ответственно­сти в осуществлении своих целей, индивидуализм как установка на самостоятельное значение человека. Эти идеалы и ценности лично­стного поведения в обществе культивируются уже с античности в первых идеях рационального и мудрого образа жизни. Затем в хри­стианстве, в идеях и идеалах индивидуального спасения. Далее, в эпоху Возрождения — идеалы гражданского и естественного пра­ва, просвещения и научности, рационализма в нравственных и пра­вовых идеалах, и, наконец, в идеалах демократии, открытого обще­ства и открытой культуры, характерных для XX века.

Культурное богатство личности зависит от включения цен­ностей в личную деятельность и от того, насколько общество сти­мулирует этот процесс, насколько оно способствует ему. В личнос­ти ценности культуры превращаются в поведение, культура живет

64

в личностном поведении человека. Общество создает условия для этого, а они могут в различной степени как соответствовать, так и не соответствовать превращению ценностей культуры в акты поведе­ния личности. Общество развивается в режиме поиска все более благоприятных условий для формирования личности как активно­го субъекта культуры, как творца и носителя ценностей культуры.

2.4.Миф,религия,искусство и наука как основополагающие институты культуры

Развитие культуры сопровождается возникновением и становле­нием относительно самостоятельных систем ценностей. Вначале они включены в контекст культуры, но затем развитие приводит ко все более глубокой специализации и, наконец, к относительной их самостоятельности. Так случилось с мифологией, религией, искус­ством, наукой.

В современной культуре можно уже говорить об относитель­ной их самостоятельности и о взаимодействии культуры с этими институтами.

Миф — наиболее древняя система ценностей. Считается, что в целом культура движется от мифа к логосу, т. е. от вымысла и условности к знанию, к закону. В этом плане в современной куль­туре миф играет архаичную роль, а его ценности и идеалы имеют рудиментарное значение. Развитие науки и цивилизации часто обесценивает миф, показывает неадекватность регулятивных функций и ценностей мифа, сущности современной социокуль­турной действительности. Однако это не значит, что миф исчерпал себя. Миф в современной культуре создает средства и способы сим­волического мышления, он способен ценности современной куль­туры интерпретировать через идею «героического», что, скажем, недоступно науке. В ценностях мифа чувственное и рациональное даны синкретно, слитно, что мало доступно другим средствам куль­туры XX века. Фантазия и вымысел позволяют легко преодоле­вать несовместимость смыслов и содержания, ибо в мифе все ус­ловно и символично.

В этих условиях выбор и ориентация личности раскрепоща­ется и, следовательно, используя условность, она может достигать высокой гибкости, что, например, почти недоступно в религии. Миф, очеловечивая и персонифицируя явления окружающего мира, сво­дит их к человеческим представлениям. На этой почве становится возможной конкретно-чувственная ориентация человека, а это один из самых простых способов упорядочивания его деятельности. В ранних и примитивных культурах такому способу принадлежала ведущая роль, например, в язычестве. Но в развитых культурах по­добные явления имеют скорее характер рецидива или являются ме­ханизмом реализации того или иного архетипа, особенно в массовой культуре или массовом поведении. Мифологизация часто исполь­зуется в XX веке как усилитель ценностей, обычно за счет их гипер-

65

трофирования и фетишизации. Миф позволяет заострять тот или иной аспект ценности, гиперболизировать ее, а, следовательно, под­черкивать и даже выпячивать.

Религия стала доминировать в культуре вслед за мифом. Ценности светской культуры и ценности религии часто не гармо­ничны и противоречат друг другу. Например, в понимании смысла жизни, в миропонимании и т. д. Главное почти во всякой религии — это вера в Бога или вера в сверхъестественное, в чудо, что непости­жимо разумом, рациональным путем. В этом ключе и формируют­ся все ценности религии. Культура, как правило, модифицирует становление религии, но утвердившись, религия начинает изме­нять культуру, так что дальнейшее развитие культуры идет под значительным влиянием религии. Э. Дюркгейм подчеркивал, что религия оперирует в основном коллективными представлениями и поэтому сплочение и связь — главные ее регулятивы. Ценности ре­лигии принимаются сообществом единоверцев, поэтому религия действует прежде всего через мотивы консолидации, за счет еди­нообразной оценки окружающей действительности, жизненных целей, сущности человека. Религия устанавливает градацию цен­ностей, придает им святость и безусловность, что затем ведет к то­му, что религия упорядочивает ценности по «вертикали» — от зем­ных и обыденных до божественных и небесных. Требование посто­янного морального совершенства человека в русле предлагаемых религией ценностей создает поле напряжения смыслов и значений, попадая в которое человек регламентирует свой выбор в границах греха и справедливости. Это порождает тенденцию к консервации ценностей и культурных традиций, что может вести к социальной стабилизации, но за счет сдерживания светских ценностей.

Светские ценности более условны, они легче подвергаются преобразованиям и интерпретации в духе времени. Общая тенден­ция проявляется здесь в том, что в развитии культуры постепенно усиливаются процессы секуляризации, т. е освобождения культу­ры из-под влияния религии.

Параллельно с мифом и религией в истории культуры су­ществовало и действовало искусство. Оно продуцирует свои цен­ности за счет художественной деятельности, художественного ос­воения действительности. Задача искусства сводится к познанию эстетического, к художественной интерпретации автором явле­ний окружающего мира. В художественном мышлении познава­тельная и оценочная деятельность не разделены и используются в единстве. Работает такое мышление с мощью системы образных средств и создает производную (вторичную) реальность — эсте­тические оценки. Искусство обогащает культуру духовными цен­ностями через художественное производство, через создание субъективированных представлений о мире, через систему обра­зов, символизирующих смыслы и идеалы определенного времени, определенной эпохи.

66

Искусство рефлектирует мир, воспроизводит его. Сама ре­флексия может иметь три измерения: прошлое, настоящее и бу­дущее. В соответствии с этим возможны различия в типах тех ценностей, которые создает искусство. Это ретроценности, кото­рые ориентированы в прошлое, это реалистические ценности, которые «точно» ориентированы к настоящему, и, наконец, аван­гардные ценности, ориентированные на будущее. Отсюда — осо­бенности их регулятивной роли. Однако общим для всех этих ценностей является то, что всегда они обращены к человеческо­му «Я». В этом содержатся как положительные, так и отрица­тельные моменты, т. е. художественные ценности, преломляясь в сознании и подсознании человеческого «Я», могут порождать как рациональные так и иррациональные мотивы и стимулы к выбо­ру в поведении человека.

Роль искусства в развитии культуры противоречива. Оно конструктивно и деструктивно, оно может воспитывать в духе возвышенных идеалов и наоборот. В целом же искусство, благода­ря объективации, способно поддерживать открытость системы ценностей, открытость поиска и выбора ориентации в культуре, что в конечном счете воспитывает духовную независимость чело­века, свободу духа. Для культуры это важный потенциал и фактор ее развития.

Наука — один из новых институтов в структуре культуры. Однако значение ее быстро растет, а современная культура воспи­тывает глубокие изменения под влиянием науки. Духовная эволю­ция через миф, религию и философию привела человечество к на­уке, где достоверность и истинность получаемых знаний проверя­ется специально разработанными средствами и способами. Наука, таким образом, существует как особый способ производства объек­тивных знаний. Объективность не включает в себя оценочного от­ношения к объекту познания, т. е. наука лишает объект какого-ли­бо ценностного значения для наблюдателя. Наука, давая знания человеку, вооружает его, дает ему силы. «Знание — сила!» — ут­верждал Ф. Бэкон. Но для каких целей и с каким смыслом употреб­ляется эта сила? На этот вопрос должна отвечать культура.

Гуманистическая ценность, культурогенная роль науки не­однозначны. Если ценность науки измерять практическими послед­ствиями, то она, с одной стороны, дала компьютер, а с другой — ядерное оружие. Высшая ценность для науки — истина, в то время как высшая ценность для культуры—человек. Наука, будучи мощ­ным средством рационализации человеческого труда, может с ус­пехом «роботизировать» человека. Подавляя другие формы истин, наука ограничивает возможности духовного развития. Стремясь контролировать содержание образования, наука косвенно контро­лирует систему человеческих ориентиров, что ведет в дальнейшем к созданию условий для формирования одномерного человека, т. е. узкого и глубокого специалиста.

67

Познание, будучи жизненно важной потребностью челове­ка, приобрело вид отчужденной силы человеческого прогресса, когда оно стало развиваться в форме науки. Н. Бердяев подчер­кивал, что жажда познания, оторванная от ценностей, идеалов Добра и Красоты, оборачивается роком в судьбе человечества. Поскольку главная социальная функция науки — усовершенст­вовать средства жизнедеятельности человека, т. е. задача повы­шения эффективности, постольку она порождает прагматизм как стиль жизни. Постоянное стремление рационализировать, улуч­шать и обновлять технику, материалы, технологию закрепило в общественном сознании идеалы прогресса, которые все более ощутимо довлеют над другими смыслами и установками жизни человека. Тот же Н. Бердяев замечал по этому поводу: это идея прогресса превращает каждое поколение, каждого человека, каждую эпоху в истории человечества в средство и орудие дости­жения некой «окончательной цели».

Самый важный результат научного прогресса — возникно­вение цивилизации, как системы рационализированных и техницизированных форм бытия человека. В определенном смысле, ци­вилизация и культура несовместимы. Техницизированные фор­мы бытия человека противостоят внутренним началам духовной сущности человека. Эти начала культура воплощает в ценностях и идеалах. Культура — это скорее творческая лаборатория чело­веческого духа, в то время как науку скорее можно понимать как творческую лабораторию только разума. Первое следствие раз­рыва культуры и науки проявляется в нарастающей подмене ду­ховных смыслов и ценностей жизни материальными результата­ми прогресса.

Современная история человечества без науки не представима. Наука принадлежит современной культуре, порождает циви­лизацию и таким образом связывает их в целостное образование. Наука превратилась в фундаментальный фактор выживания че­ловечества, она экспериментирует с его возможностями, создает новые возможности, реконструирует средства жизнедеятельности человека, а через это она изменяет и самого человека. Творческие возможности науки огромны, и они все более глубоко преобразовы­вают культуру. Можно утверждать, что наука обладает некоторой культурогенной ролью, она придает культуре рационалистичес­кие формы и атрибуты. Идеалы объективности и рациональности в такой культуре приобретают все более важную роль. Но это ведет к тому, что вытесняются ценности субъективности: личностные, эмо­циональные и чувственные компоненты культуры, а без них нет ре­ального человека. Культура всегда нравственно нагружена, она в этом смысле более органична сущности человека, а наука более от­чуждена, она более условна. Ценность научного знания пропорцио­нальна его полезности, но это, по существу, технократическая ха­рактеристика. Наука расширяет пространство для технократичес-

68

ких атрибутов, обогащает сознание человека технократическими смыслами и значениями, но это все элементы цивилизации. Можно утверждать, что в истории человечества наука действует как ци­вилизующая сила, а культура — как одухотворяющая сила. Наука создает, по определению В. Вернадского, ноосферу — сферу разу­ма, рационального обитания. Рациональность не всегда укладыва­ется в требования нравственности. В культуре XX в. борьба здесь идет с нарастанием, и не ясно, как разрешится эта ситуация. По этой причине современная культура не является гармоничной и сбалансированной. Скорее всего противоречие между рациональ­ностью и нравственностью не разрешится до тех пор в истории че­ловечества, пока оно не выполнит древний завет: «Познай самого себя!» Наукоемкость культуры возрастает, и это показатель про­гресса человеческой истории. Но «гуманность» тоже должна расти, ибо это показатель человечности исторического прогресса. Только синтез того и другого дает надежду, что будет построена гуманис­тическая цивилизация.
ЛИТЕРАТУРА

Культурология. XX век. Антология. — М., 1995.

Моль А. Социодинамика культуры. — М., 1973.

Проблемы философии культуры. Под ред. Келле Р. Ж. — М., 1984.

Самосознание европейской культуры XX века. — М., 1991.

Сноу И. Две культуры. — М., 1973.

Тойнби А. Дж. Постижение истории. — М.,1991.

Философия культуры. Отв. ред. Мжвениерадзе В. В. — М., 1987.

Шпенглер О. Закат Европы. — М., 1995.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


Глава 3. Кулътура как система
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации