Культурология. Краткий тематический словарь - файл n1.doc

приобрести
Культурология. Краткий тематический словарь
скачать (520 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc520kb.22.08.2012 15:18скачать

n1.doc

  1   2   3   4
Ростовский государственный университет

Институт по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
КРАТКИЙ ТЕМАТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
Под редакцией:

д. ф. н., проф. Драч Г.В„ д. ф. н., проф. Матяш Т.П.
Ростов-на-Дону
ФЕНИКС”
2001


Культурология. Краткий тематический сло­варь. — Ростов Н/Д: “Феникс”, 2001. (Сло­вари XXI века).
“Культурология: краткий тематический словарь” предназ­начен для студентов высших учебных заведений, а также всех читателей, интересующихся историей и теорией куль­туры, занимающихся их изучением. Составленный в соот­ветствии с государственным образовательным стандартом, словарь призван ознакомить читателя с широким кругом культурологических вопросов. Книга состоит из десяти те­матических разделов, последовательно раскрывающих базо­вые проблемы теории и истории культуры, основные кон­цепции, понятия.

содержание
Предисловие
Тема 1. Структура и состав современного

культурологического знания

История культурологии как науки

Культурология и история культуры

Культурология и культурная антропология

Культурология и психология культуры

Культурология и социология культуры

Культурология и философия культуры

Культурология как наука

Культурология как учебная дисциплина

Культурология теоретическая и прикладная
Тема 2. Культурологические теории и методы

Раздел 1. Западные культурологические теории

Антиэволюционизм

Игровая теория культуры

Культурантропологические теории (американские) неклассические

Культурантропологические теорий (американские) неоклассические

Культуры идеалистические концепции

Культуры иррационалистические концепции

Культуры марксистская концепция

Культуры натуралистические концепции

Культуры нерационалистические теории

Культуры постструктуралистские концепции

Культуры рационалистические теории

Культуры структуралистские концепции

Культуры экзистенциальные концепции .

Метод культурологического анализа

Психоаналитический метод в культурологии

Теория символического интеракционизма

Раздел 2. Культурологическая мысль в России

Деятельностная концепция культуры

Культурологии в России генезис

Культурологическая концепция Н. Я. Данилевского

Культурологические теории и идеология

Культурологические теории и цивилизационное самосознание

Культурологический спор о России

Культурологическое россиеведение в России

Культурология в России

Культурология в России и цивилизационные теории

Современные культурологические теории в научно-исследовательском контексте
Тема 3. Основные понятия культурологии

Динамика и статика культуры

Культура

Культурная идентификация

Культурная картина мира

Культурная коммуникация

Культурная модернизация

Культурная самобытность

Культурная самоидентичность

Культурное наследие

Культурное разнообразие

Культурное самосознание

Культурные нормы

Культурные традиции

Культурные универсалии

Культурные ценности

Культурный миф

Культурный плюрализм

Культурный синкретизм

Культурный шок

Культурогенез

Культуры архетип

Культуры образ

Культуры объект

Культуры символ

Культуры субъект

Менталитет

Морфология культуры

Цивилизация
Тема 4. Типология культур

Контркультура

Культура буддистская

Культура восточная

Культура духовная

Культура западная

Культура массовая

Культура материальная

Культура национальная

Культура обыденная

Культура региональная

Культура специфическая

Культура срединная

Культура христианская

Культура элитарная

Культура этническая

Культурный ареал

Локальные культуры

Культур типы

Субкультура

Типология культур
Тема 5. Формы культуры

Идеология

Искусство

Культурные формы

Мифология

Мораль

Наука

Право

Религия как форма культуры

Философия

Экономика.

Тема 6. Культура и природа

Вторая природа

Географический детерминизм

Культура и природа.

Культура и расстояние

Культура национальная и природная среда

Культура физическая

Культурная деятельность

Культурный ландшафт

культуры география.

Труд
Тема 7. Культура, общество, история

Культура античная.

Культура Возрождения .

Культура общества демократического

Культура общества индустриального

Культура общества тоталитарного

Культура общества традиционного.

Культура Просвещения.

Культура социальных групп

Культура социальных общностей.

Культура средневековья

Культурная политика

Культуры история

Общество индустриальное .

Общество постиндустриальное .

Общество традиционное
Тема 8. Культура и личность

Культура и личность

Культура макросреды.

Культура микросреды

Культура мышления

Культура поведения

Культура речи

Культура человеческих отношений.

Личности инкультурация.

Личности социализация

Личность

Микросреда культурная.
Тема 9. Культура и глобальные проблемы современности

Глобальные проблемы

Кризис образования глобальный

Культурное запаздывание

Проблема демографическая

Проблема экологическая

Проблема энергосырьевая

Цивилизаций столкновение
Тема 10. Тенденции культурной универсализации в современном мире. Место и роль России в мировой культуре

Культура России

Культура России в диалоге культур.

Культура России в ее становлении и развитии

Культура России в современной культуре

Культура России и православие

Культур диалог

Культурная интеграция

Культурного опыта каналы массовой трансляции

Культурное взаимодействие

Культурный опыт

Культурный процесс мировой

Культуры России влияние на мировую культуру

Культуры России место в мировой культуре

Предисловие

В современную эпоху особенное значение приобре­тают вопросы гуманитарного плана. Культурная про­блематика, идеи личностного становления привлека­ют к себе все большее внимание. Система образования должна адекватно реагировать на эту настоятельную потребность, что приводит к постоянному возраста­нию роли культурологического знания и обучения.

Настоящий словарь призван не только ознакомить студентов с многообразием мировой культуры и ос­новными концепциями культурологии. Его цель, прежде всего, состоит в том, чтобы способствовать выработке ориентации на гуманитарные ценности, помочь освоить духовные богатства, созданные чело­вечеством. Развитие не только отдельного человека, но и всего общества невозможно без изучения куль­турного наследия, созданного предыдущими поколе­ниями, а само это изучение, в свою очередь, окажется невозможным без приобретения определенных навы­ков, культурной грамотности. Перед лицом тревожа­щих тенденций, связанных с ростом нигилизма и без­духовности, знакомство с культурами прошлого не только обеспечивает человека необходимым запасом знаний, но и помогает осмыслить культуру настояще­го, свое место в ней.

В доступной для студента, но в то же время не уп­рощенной форме, в словаре изложены основные поня­тия культурологического знания, описаны наиболее влиятельные теории, охарактеризовано соотношение между культурой и личностью, культурой и обще­ством, культурой и природой. Структура словаря со­здана с ориентацией на государственный образователь­ный стандарт.
Доктор философских наук,

профессор Драч Г. В., доктор философских наук, профессор Матяш Т. П.
Тема 1

СТРУКТУРА И СОСТАВ СОВРЕМЕННОГО КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
ИСТОРИЯ КУЛЬТУРОЛОГИИ КАК НАУЧНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ. Европейская культурология как наука “вторичная” формировалась, выходя из-под ро­дительской опеки философии и опираясь на ряд наук, выступивших по отношению к ней в роли “эмпириче­ских доноров”. Среди них особая роль принадлежит социологии, психологии, этнографии, искусствоведе­нию, религиоведению и т. д. Сама логика размежева­ния обозначилась как преодоление классического (опи­рающегося на процедуру теоретического самосознания) философствования и свойственного ему панлогизма и европоцентризма, разрушение классической модели культуры и выход в плоскость культурологизирования (чаще всего в форме обсуждения проблемы “кризиса Европы”). Не трудно заметить, что преодоление моно­линейной установки на мировое культурное развитие и признание равноценности различного типа культур требовало расширения исследовательского поля за счет отказа от философских спекуляций в пользу культур­ной конкретики.

Современное культурологическое знание складыва­лось как осознание кризиса культуры, невозможнос­ти гармонии человека и природы. Происходит отказ от поиска рациональных оснований этой гармонии и, соответственно, разрушение философской процедуры самосознания и рефлексии как метода реконструкции культурной традиции. “Разрывы”, “зазоры” между природой и культурой не удалось ликвидировать на почве идеалистического историзма. Этот факт можно рассматривать и как неудачу в построении определен­ной культурно-философской теории, и как крушение некоего культурного проекта, все еще связанного с эпохой Просвещения. Гегель достраивал свою фило­софию Абсолютного Духа, снимающего в себе все про­тиворечия, когда в Германии, а затем и во всей Евро­пе развивалось движение романтизма.

В романтической философии культуры оппозиция “культуры” и “природы” или “культуры” и “жизни” была вновь сформулирована со всей определенностью и резкостью, чтобы остаться впредь одной из основ­ных проблем философии культуры вообще. Затем фор­мирующееся в недрах “философии жизни” понима­ние культуры оказало мощное влияние на развитие культурологической теории. Другие ее проблемы со­здали противоречия внутри самой культуры, пред­определили последующий распад ее внутреннего един­ства (основой и целью которого служили Бог, Разум, Абсолютный Дух) и противопоставление прежде еди­ных ценностей и идеалов: ценностей науки, напри­мер, ценностям морали и искусства и т. д.

Все обостряющаяся борьба заставляет говорить о кризисе культуры, ее трагедии, и эта тема входит в философию культуры, доминируя в ней вплоть до вто­рой половины XX века. Разумеется, в расколовшейся культуре возникают самые разные концепции ее кри­зиса, различные его аспекты выделяются в качестве основных: кризис религиозного сознания (либераль­ная теология и ницшеанское “Бог умер”), кризис со­циально-экономического строя (марксизм), кризис ис­кусства, кризис рационалистической философии (по­зитивизм, “конец философии”, иррационализм), и даже кризис науки. В конце XIX—первой половине XX столетия кризис культуры становится одной из основных тем философствования. Практически невоз­можно назвать философское течение, которое не ста­вило и не решало бы этой проблемы.

В отличие от существовавших ранее и продолжав­ших свое развитие философских теорий культуры по­являются конкретные исследования культуры, опи­рающиеся на этнографический материал и данные так называемой полевой антропологии. Начало такого рода исследованиям было положено работой Тайлора “Пер­вобытная культура”. Открывался широкий спектр ви­дения многообразного типа культур, возможностей пе­рехода от рефлексивных форм осознания культуры к дескриптивным, от размышлений об основаниях куль­туры к проведению конкретных культурологических исследований, т. е. трансформации философии куль­туры в теорию культуры. В XX веке свои концепции культуры, развернутые культурологические сюжеты и образы создали практически все направления фило­софии.

Г. В. Драч
КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ. - И. к. есть неотъемлемая часть системы культурологических знаний. Формирование культуры протекает в рамках общего исторического процесса, подчинено его фунда­ментальным законам; однако история культуры име­ет специфические особенности, ряд процессов куль­турного развития не полностью совпадает с общими тенденциями и хронологией социальной истории. К. выявляет соотнесенность культуры с историей обще­ства, фиксирует специфику ее собственных этапов, логику их последовательных смен.

Мировая культура зарождалась и развивалась в ряде очагов. Европейская культура многими сущностными сторонами обязана античности, потому средневековье, новое и новейшее время в осмыслении культуры по­стоянно возвращаются к античным истокам. В то же время каждая из последующих эпох, реагируя на из­менения общественного бытия и сознания, рождает свои нормы культуры, методы их освоения, осмыс­ления; иногда эти процессы протекают с болезнен­ной остротой. Современная К. много внимания уде­ляет культурам внеевропейским (т. н. “восточным”, африканским, латиноамериканским и пр.), призна­вая за ними как собственную специфику, так и глу­бинное онтологическое родство всех проявлений культуры. Процесс взаимного влияния генетически различных культур протекает ныне весьма интенсив­но, ряд принципов, процессов, явлений, разных по происхождению, включаются в общекультурное дос­тояние.

Е. Г. Шевляков
КУЛЬТУРОЛОГИЯ И КУЛЬТУРНАЯ АНТРОПО­ЛОГИЯ. Культурантропология — одно из направле­ний в западной антропологии как науки гуманитар­ной. Под антропологией понимается вся совокупность знаний о человеке, включая физическую антрополо­гию, палеоантропологию, этническую и индивидуаль­ную психологию и “этнологию” в собственном смысле. Появление термина “этнология” (наука об этносах, на­родах) показывает попытки заявить о самостоятельном статусе науки, занимавшейся первоначально описани­ем жизни “диких народов”. Впрочем, были и обрат­ные попытки — самостоятельного рассмотрения этно­логических теорий, оставлявшие в стороне физиче­скую антропологию, археологию и т. д.

Важно, что и в первом случае — расширительного толкования антропологии “как всеобщей сравнитель­ной науки о человеке”, и во втором — специального выделения “истории этнологии” большое внимание уделялось проблемам теоретического рассмотрения этнических культур — “исторический” и “функцио­нальный” подходы, проблема “культурных кругов” и т. д. Наиболее показательной в этом плане является работа Феликса Кисинга “Культурная антропология”, в которой охарактеризованы основные направления этнографической науки. И как видно из этой книги, а также ряда других, в которых для обозначения эт­нографической науки употребляется и термин “этно­логия”, и термин “антропология”, авторы констати­руют накопление множества фактического материала в описании обычаев, систем родства и образа жизни многих народов и говорят о необходимости разработ­ки научных подходов, обобщений на основе этого фак­тического материала, методологических приемов по его осмыслению.

В этом контексте появляется обращение к термину “культура”, выявляются проблемы К. а. (взаимоот­ношение индивида и культуры, различного типа куль­тур и т. д.), констатация факта сближения антропо­логии и философии и развития антропологических (этнологических) теорий как своего рода истории тео­рий культуры. Хотя сам термин К. появился значи­тельно позднее, зарождение и развитие этнографичес­кой науки, которое исследователи относят к 60—70 гг. XIX века, было ознаменовано выходом классических работ по истории культуры, свидетельствующих о появлении общих концепций, основанных на этног­рафических данных и носящих выраженный культу­рологический характер.

Возможность и необходимость построения общей теории культуры как особой отрасли знания осознава­лись не единожды. Одним из первых исследователей, предпринявших попытку построения “культурологии” (он специально обосновывает необходимость введения в научный оборот данного термина для обозначения им феномена развития мышления о культуре) был известный американский культурантрополог Лесли Уайт. Именно он положил начало использованию тер­мина К. в качестве синонима “науки о культуре” (так и называется основной труд Л. Уайта). Понятие же культура у него охватывает особый объект действи­тельности, особый класс социальных явлений. Куль­тура, как система, находится у него над индивидом:

“Культура должна объясняться в присущих ей тер­минах, и, хотя это может показаться парадоксальным, непосредственным объектом изучения человечества оказывается вовсе не человек, а культура”.

Под культурантропологией часто понимают также современные английские научные школы, получив­шие название “британская социальная антропология”. Здесь невозможно обойти вниманием такого крупно­го представителя рассматриваемой школы как Бро­нислав Малиновский. Малиновский исследовал роль и значение (функцию) социальных институтов в су­ществовании культуры как целого. Разрушение од­ного из институтов культуры ведет к нарушениям в системе социального взаимодействия. У него поня­тие “культура” становится центральным, а исследо­вание протекает в области анализа форм социальных связей и социального контроля. Культура — это и есть способ социального контроля, который осуще­ствляется в традиционном обществе, своего рода куль­турный стандарт жизни.

Изучение К. а. столь важно потому, что она пока­зывает, что теория культуры имеет дело с этнически­ми общностями, имеющими свою самобытную куль­туру. Теория культуры должна опираться на большой этнографический материал (учитывая, что специали­сты насчитывают две-три тысячи этнических общностей, можно сказать, что он необъятен) и иметь про­гностический характер для описания их эволюции, взаимоотношений и развития. Именно К. а. открыла такие злободневные проблемы теории культуры, как взаимоотношение различного типа культур, аккультурация (подчинение, подпадание одной культуры в зависимость от другой) и т. д.

Г. В. Драч
КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ КУЛЬТУ­РЫ — одно из новейших направлений в современной гуманитарной науке, формирующееся на основе син­теза теоретико-методологических достижений культу­рологии и психологии. Возникновение П. к. во 2-ой пол. XX в. связано с проблемами: как культура от­ражает внутренний психический мир человека, спо­собствуя формированию и развитию его как субъекта культурной деятельности, каким образом человек спо­собен вносить изменения в процесс познания и интер­претации культурных феноменов. П. к. изучает лич­ность в ее функции создателя и потребителя культуры, механизмы социализации и инкультурации личнос­ти, генезис человеческой индивидуальности в куль­турном пространстве. В рамках П. к. развиваются на­правления: психология искусства, литературы, рели­гии, этнопсихология, психология социокультурного взаимодействия и конфликта, культурно-историческая психология, психосемантика и т. д.

Ю. П. Сакун
КУЛЬТУРОЛОГИЯ И СОЦИОЛОГИЯ КУЛЬТУ­РЫ— одно из направлений в современной гумани­тарной науке, развивающееся на стыке культуроло­гического и социологического знания. Возникновение С. к. в XX в. обусловлено теоретико-методологичес­кой потребностью осмысления социальной сущности культуры. С. к. исследует социальные закономерно­сти развития культуры, формы их проявления в чело­веческой деятельности, а также влияние внутренних социальных связей и общества на культуру. При этом предполагается, что общество является основой и за­щитой культуры от внешнего влияния. Без общества как единого целого культура не могла бы развивать­ся, т. к. с его помощью закрепляются культурные образцы и их отделение от доминирующего влияния других культурных систем. В рамках С. к. существу­ет ряд отраслей: социология искусства, литературы, кино, музыки, религии, науки, межкультурного вза­имодействия и т. д.

Ю. П. Сакун
КУЛЬТУРОЛОГИЯ И ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТУРЫ - взаимосвязанные научные дисциплины, изучающие культуру как целостное образование, но различающи­еся методологией, спецификой эмпирической базы, оформлением и уровнем обобщений исследования. К. — область знания, возникшая на стыке Ф. к., куль­ту рантропологии, социологии, этнологии, психоло­гии и истории культуры в процессе преодоления клас­сической модели культуры, отождествляющей куль­туру с духовными образованиями. Необходимость теоретического осмысления многообразного фактичес­кого материала, полученного в эмпирических иссле­дованиях конкретных культурных форм — одна из причин возникновения К. Разнообразие методов К. обусловлено ее интегративным характером. Ф. к. яв­ляется методологией осмысления метафизической сущ­ности культуры и ориентируется на ее философское постижение. В отличие от Ф. к., обладающей опреде­ленным категориальным оформлением в рамках пре­емственности традиции философского дискурса, офор­мление результатов культурологических исследований многообразно и многовариативно. В то время как Ф. к. осуществляет поиск культурных универсалий, т. е. норм культуротворчества (символические формы Э. Кассирера, структуры ценностного сознания М. Шелера и т. д.), К. занята изучением культурно-истори­ческих явлений, выявлением закономерностей их по­рождения, функционирования и изменчивости. В це­лом К. как самостоятельная философская дисциплина находится в стадии формирования, поэтому четкие критерии разграничения К. и Ф. к. еще не сформиро­ваны.

Ю. А. Овинникова
КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА. К., если она пре­тендует на роль научной дисциплины и собственный предмет исследования, с неизбежностью обращается к “археологии культуры”, выявляет ее генезис, фун­кционирование и развитие, раскрывает способы куль­турного наследования и устойчивости, “код” культур­ного развития. Эта работа осуществляется на трех уров­нях: сохранение культуры, ее базисных оснований, скрывающихся за вербальной, символической оболоч кой; обновление культуры, институты обновлени знания, новационные воздействия на “код” культу­ры; трансляция культуры — опредмеченный мир культуры как мир социализации индивидуума. Все три уровня, характеризуя культуру в широком спект­ре ее формообразований (наука, техника, искусство, религия, философия, политика, экономика и т. д.), в то же время позволяют выявить структуру, образ деятельности, целостность культуры, что не может сво­диться к описанию достижений культуры {элитарной культуры), и предполагает постановку и концепту­альное решение проблемы воссоздания такой целост­ности.

Все эти соображения дают возможность сделать некоторые выводы о предмете и задаче К. как науч­ной дисциплины. Ее предметом выступает генезис, функционирование и развитие культуры как спе­цифически-человеческого способа жизни, который раскрывает себя исторически как процесс культур­ного наследования, внешне сходного, но все же от­личного от существующего в мире живой природы. Задача К. — построить “генетику” культуры, кото­рая бы не только объяснила историко-культурный процесс (в мировом и национальном масштабах), но могла бы прогнозировать его и, в перспективе, уп­равлять им.

Поставленная задача предполагает решение следу­ющих фундаментальных проблем: выявление “гена” и “генетического кода” культурных феноменов, т. е. базисных структур, которые ответственны за сохране­ние, передачу социального опыта; изучение факто­ров, оказывающих расшатывающее, мутационное воздействие на “гены” культурно-исторических об­разований, перестраивающих их “код” в процессе творчества; изучение суммарных последствий тако­го развития как реальной истории “очеловечивания” мира.

Разумеется, такое понимание предмета, задач и про­граммы культурологических исследований требует во­влечения в научный оборот обширного, разносторон­него материала из всех областей и сфер социального творчества, однако главным полем исследования в этой синтетической области знания должен стать образ мысли, образ жизни, образ деятельности “рядовых” субъектов истории. Палеоантропологическая реконст­рукция — наряду с дешифровкой знаковых систем, т. е. семиотическим анализом, — поэтому есть и ме­тод, и содержание К. как теоретической дисципли­ны, не сводимой к иллюстративности и описательству и предполагающей строго концептуальный тип фор­мулирования, постановки и решения своих проблем. При этом надо учитывать, что К. допускает многооб­разие применяемых методов и соответствующую ре­конструкцию различных типов культур.

Сказанное позволяет охарактеризовать взаимодей­ствие элементов К. как системы знания. Прежде все­го нужно отметить, что К., выделяясь из философии, выступает как стиль философствования и связь с ней воплощается в философии культуры. Как бы ни рас­сматривалась сама философия (сциентистски или ми­ровоззренчески), философия культуры является ме­тодологией К. как самостоятельной научной дисцип­лины и обеспечивает выбор ее познавательных ориентиров, дает возможности различной трактовки природы культуры. Если философия культуры нацелена на ее пони­мание как целого (всеобщее), то К. рассматривает культуру в ее конкретных формах (особенное), с опо­рой на определенный материл. То есть в К. как науч­ной дисциплине по сравнению с философией культу­ры акценты смещены на объяснение ее конкретных форм с помощью теорий так называемого среднего уровня, основанных на исторической фактологии. А философия выполняет методологическую функцию, определяет общие познавательные ориентации куль­турологических исследований.

Г. В. Драч
КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИ­НА. Основные направления в построении К. как учеб­ной дисциплины определяются ее возможностями в художественно-эстетическом воздействии на личность (что и выделяет ее из других современных дисцип­лин гуманитарного цикла), а содержащийся в самом категориальном ядре науки о культуре массивный пласт аксиологии (учения о ценностях) позволяет ей выступать фундаментом гуманитаризации современ­ной высшей школы. Вопрос состоит в том, какие пла­сты европейской гуманитаристики удерживает К. как самостоятельная научная и учебная дисциплина. При­ходится учитывать, что академическая европейская К. вторична в том смысле, что черпает свои данные из искусствоведения, этнографии, истории религии, с одной стороны, и опирается в выработке теоретичес­кой модели и соответствующем отборе эмпирического материала на социальную философию, феноменологию и психоанализ и т. д., с другой.

Существенным является и то обстоятельство, что не все теоретические представления о культуре могут получить успешный “перевод” в конкретику истори­ческого и художественно-пластического материала. В практике преподавания общественных наук это озна­чает, что К. нередко сводится к кулътурантропологии: изучается культура этнических групп, проводят­ся сравнительные исследования морских и континен­тальных обществ и т. д. В то же время нередким является сведение ее к художественно-ознакомитель­ной практике и прикладной регионолистике. В этом случае К. как единая наука не существует, она разно­сится по разным ведомствам: в первом случае она от­носится к наукам социальным, история искусства ока­зывается за ее пределами; во втором— к дисципли­нам гуманитарным.

Между тем современному выпускнику Высшей школы необходимо ориентироваться в художествен­но-эстетической и нравственной проблематике и вес­ти себя в жизни в соответствии с требованиями, предъявляемыми к культурной, интеллигентной и профессионально грамотной личности. Специалисту социально-гуманитарного профиля в дополнение к изложенным требованиям необходимо не только иметь сведения по указанным направлениям, но и понимать логику основных концепций культуры, характеристики и противоречия в развитии цивили­зации и культуры XX века, знать основные законо­мерности становления и развития европейской циви­лизации и ее выдающейся роли в мировом процессе, владеть навыками эстетического и этического анали­за художественных произведений и жизненных ситу­аций, основами профессиональной этики.

Принципы культурологической подготовки долж­ны иметь адекватный механизм своей реализации, который формируется на основе анализа практики преподавания культурологических дисциплин в ву­зах России, а также требований государственного об­разовательного стандарта по К. Обобщение этих мате­риалов делает целесообразным выделение теоретичес­кого блока в качестве основания К. как учебной дисциплины. В ходе его освоения студенты должны получить представления об основах теории культуры (предмет, основные понятия К., структура и функции культуры и т. д.), а также главных школ, направле­ний, концепций в К. К ним следует отнести культурантропологию, философию культуры, символичес­кую, игровую, психологические концепции культу­ры, теорию архетипов культуры, структурализм, концепцию “локальных цивилизаций”, социологию культуры, постмодернизм. Сюда же входит блок ис­торический: проблемы исторической типологии и ге­незис и исторические этапы развития культуры. Он включает два раздела — историю мировой культуры и культуры России.

Блок художественно-эстетический не выделен в ГОСе как самостоятельный, но это не значит, что нет самостоятельных вопросов данного порядка. Художе­ственный образ делает доступным обращение к харак­терным чертам той или иной культуры, к ее традици­ям и национальным особенностям. Более того, обра­щение к художественному образу и эстетической пластике позволяет охватить культурно-историческую ситуацию в целом и в том случае, когда речь идет об отдельном типе культуры, и в том, когда воспроиз­водится всемирный культурный ряд в именах, датах, открытиях и идеях. Сам же художественный матери­ал кроме всего прочего может имплицитно содержать важные теоретические положения, которые будут ус­ваиваться при ознакомлении с ним с большей эффек­тивностью.

Г. В. Драч
КУЛЬТУРОЛОГИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРИ­КЛАДНАЯ. Как теоретическая дисциплина К. изу­чает культуру во всей полноте ее проявлений и в ее сущности, во всем многообразии ее исторических фор­мообразований и принципов современного функцио­нирования. Именно переход от явлений (многообра­зия проявлений культуры) к сущности (к принципам ее воспроизводства и существования), от описания и фактографии к анализу и синтезу позволяет теорети­чески охарактеризовать культуру как самозначащую и самовоспроизводящую себя в историческом пространстве и времени систему. Т. е. теоретическая К. иссле­дует культуру на уровне всеобщего и строит свое зна­ние о ней как целостность понятий, обладающих внут­ренней связью и доказательностью, что и позволяет ей воспроизвести базовые, фундаментальные черты культуры.

Теоретическое исследование культуры опирается на глубокие философские традиции, которые ее генети­чески связывают с философией истории и философи­ей культуры. Возможности К. в построении обобща­ющей модели культуры привлекают внимание пред­ставителей других наук, прежде всего — археологии, этнографии, психологии, истории, социологии. Но только в середине XX века начинается реализация все более осознаваемой потребности и возможности спе­циального межпредметного исследования культуры. Основы К. как самостоятельной научной дисципли­ны, в которой объект изучения — культура — не сво­дим к философскому и другим подходам к этому фе­номену, были заложены творчеством американского ученого Лесли Уайта. Попытки обнаружить за номи­нальным единством, фиксируемым понятием “куль­тура”, реальное содержание или, наоборот, показать, что такового не существует — одна из главных задач, которую должна решить Т. к.

Во многом это зависит от решения вопроса о соот­ношении К. как науки теоретической и науки при­кладной. В соответствии со сложившимися на сегод­няшний день представлениями, в культурологию

включают теорию культуры; историю культуры (ис­торическая культурология); прикладную культуроло­гию, непосредственно занимающуюся описанием и ос­мыслением культурной конкретики. Что сближает пос­леднюю с социологией культуры. В то же время необходимо отметить, К. п. в отличие от теоретичес­кой находится в сфере единичного, а не всеобщего:

она или непосредственно занята проблемами культур­ной конкретики, или использует общетеоретические выводы и обобщения для объяснения конкретных яв­лений, что предполагает и выработку соответствую­щих практик.

Г. В. Драч
Тема 2

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И МЕТОДЫ
Раздел 1. Западные культурологические теории
АНТИЭВОЛЮЦИОНИЗМ — направление в истории и теории культуры, рассматривающее культуру как расцветающее, стареющее и погибающее образование, но никак не бесконечно длящуюся череду событий. Представитель А. Н.Я.Данилевский (1822—1885) обо­сновал основополагающую идею о том, что между формами органической жизни и культурой можно прове­сти непосредственную аналогию. Культура не вечна и на определенном этапе утрачивает свой жизнеутверж­дающий пафос. Существование множества равноцен­ных по уровню достигнутой зрелости культур свиде­тельствует о единстве проявления жизни во Вселен­ной, а не о едином эволюционном процессе мировой истории. О. Шпенглер (1880-1936) выдвинул идею круговорота, цикличности развития разрозненных в пространстве и во времени культурных миров.

Д. В. Матяш
ИГРОВАЯ ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ— исследование роли мифов, фантазии в мировой цивилизации, игры как всеобщего принципа становления человеческой культуры. И. т. к. включает в себя три сферы анали­за: собственно историографию; разработку теории воз­никновения и развития мировой культуры; критику эпохи. Особое значение в возникновении и развитии мировой культуры придается игре как основе челове­ческого общежития в любую эпоху. Ее цивилизаци-онная роль — в следовании добровольно установлен­ным правилам, в обуздании стихии страстей. И. т. к. подчеркивает антиавторитаризм игры, допущение воз­можностей выбора игровых средств, отсутствие гнета “серьезности” фетишистских представлений. Осново­положник И. т. к. Хейзинга И. помещает в “игровое пространство” не только искусство, но и науку, быт, юриспруденцию и военное искусство культурных эпох прошлого.

Д. В. Матяш
КУЛЬТУРАНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ (АМЕ­РИКАНСКИЕ) НЕКЛАССИЧЕСКИЕ — теории, рас­крывающие специфику взаимодействия культуры и человека в картине мира первой половины XX в. К выдающимся создателям К.-а. т. в США следует отне­сти Франца Боаса (1858-1942), который первым выс­тупил против традиционного для XIX века эволюцио­низма. Последователи и ученики Боаса: К. Уисслер, А. Кребер, А. Гольденвейзер, М. Херсковиц, Р. Бе­недикт, М. Мид и др. Историзм, культурный реля­тивизм, антирасизм, отказ от европоцентризма, не­обходимость всестороннего и конкретного изучения взаимодействия народов, осторожность в формули­ровании всеобщих законов истории общечеловечес­кой культуры — идеи, объединяющие американских антропологов.

М. В. Заковоротная
КУЛЬТУРАНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ (АМЕ­РИКАНСКИЕ) НЕОКЛАССИЧЕСКИЕ — теории, рас­крывающие специфику взаимодействия культуры и человека в картине мира во второй половине XX в. К выдающимся культурным антропологам США этого периода можно отнести Л. Уайта (1900-1975), К. Гир-ца (р. 1926), В. Тернера (1920-1983). Уайт развил идеи неоэволюционизма, согласно которым культура есть класс предметов и явлений, зависящих от спо­собности человека к символизации. Возможность пе­редавать культуру небиологическими средствами — главная отличительная черта человека, использую­щего культуру в борьбе за выживание. К.Гирц со­здал герменевтическое направление в исследовании взаимодействия культуры и человека. Опираясь на принципы историзма, антиуниверсализма, признания разнообразия культур, синтетизма, взаимозависимос­ти культуры и природы человека, К.Гирц создал метод насыщенного описания, т. е. умения понять как жи­вут люди. Такое описание носит характер интерпре­тации социального дискурса.

М. В. Заковоротная
КУЛЬТУРЫ ИДЕАЛИСТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ - (от греч. Юёа — идея) — принадлежат к рационалис­тической традиции в исследовании культуры, созда­ны к началу XIX века в рамках немецкой классиче­ской философии (Кант, Гегель, Фихте, Шеллинг). К. и. к. исходят из того, что сущность культуры не может быть обнаружена на уровне эмпирического су­ществования человека, под которым понималась обы­денная жизнь буржуазного индивида. Отсюда попыт­ки показать возможные пути преодоления этого час­тичного бытия и восхождения на уровень рода (процесса смены человеческих поколений), где только и возможно настоящее культурное существование. Сущность культуры в этом контексте проявляет свой сверхчувственный характер, что требует для ее позна­ния специального теоретического анализа. Так, И. Кант считает сущность культуры противоречивой, как и сущность человека, который одновременно принадлежащих двум мирам: миру природы, естествен­ной необходимости (поскольку он руководствуется в своей деятельности рассудком) и миру свободы (неза­висимости от природы, поскольку обладает разумом). Путь к культуре — это восхождение индивида к сво­боде. Кант ставит несколько вопросов, позволяющих определить возможность такого “восхождения”: что заставляет человека стремиться к свободе?; позволя­ет ли “природа человека” надеяться на то, что чело­вечество ее достигнет?; не является ли действитель­ное состояние человечества доказательством удаления от мира свободы? Просветители, считал Кант, абсо­лютизировали стремление буржуазного индивида к собственному покою и благополучию, назвав их дос­тижение счастьем. Но действительное призвание че­ловека — преодолеть чувственную заинтересованность и с помощью разума выйти в мир свободы, где царит нравственный закон. Высшая цель культурного раз­вития — соблюдение каждым морального императи­ва (“золотого правила” морали): “поступай по отно­шению к другим так же, как бы ты хотел, чтобы они относились к тебе”. Это дает возможность стать сво­бодным: недостатки свои, как представителя физи­ческого рода, человек компенсирует как моральное существо. Культура, возникая как следствие частных устремлений, в итоге становится средством утвержде­ния всеобщего интереса; она эмпирична по происхож­дению, но сверхэмпирична по целям. При этом И. Кант признавал, что большинство людей полностью погло­щено стихией частной жизни, и возможность обрете­ния ими истинного предназначения оказывается глу­боко проблематичной. Г. Гегель развивает мысль о том, что достижение свободы, а следовательно, и культу­ры кроется в действиях человечества как целого рода, а не отдельного человека. Будучи объективным идеа­листом, Гегель считал, что образование индивида про­исходит путем философско-теоретического постижения “духовной субстанциальности целого”, для чего ин­дивиду необходимо пройти все ступени воплощения абсолютного духа и отразить их в своем мышлении. В этом процессе индивид совершит переход от единич­ности гражданской жизни к всеобщности мышления и воли, что и составляет содержание развития куль­туры.

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ ИРРАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ КОН­ЦЕПЦИИ (от лат. irrationalis — неразумный, бессоз­нательный) — сформированы в начале XX в. в рамках философии жизни и принадлежат к нерационалисти­ческому направлению в исследовании культуры

Начало К. и. к. было положено Ф. Ницше, к-рый в конце XIX в. гениально предугадал надвигавшийся кризис европейской культуры и указал на его суть:

теряют свою силу основные моральные ценности, на протяжении веков культивировавшиеся христиан­ством (“Бог умер”). На смену идет пафос судьбы, любви к року, проповедь слияния с иррационалистической стихией жизни. К. и. к. представлена в книге О. Шпенглера “Закат Европы” (первый том в 1918 г.). Отказываясь от традиции послевозрожденческого гу­манизма, представляющей культуру как словесность (совокупность словесно сформулированных идей в фи­лософии и литературе), Шпенглер трактует культуру как душу сплотившегося в народ коллектива людей, объединяющую его в целостность. В основе каждой из культур лежит миф, отражающий специфическое переживание трагедии жизненного порыва. Т. к. жизнь всегда оканчивается смертью, то душе остает­ся лишь найти формы примирения с ней, придания ей смысла. Исходное переживание выступает прафе-номеном, прообразом, задающим специфику культу­ры. Примером прафеномена может быть образ прямо­го и неуклонного пути для египетской, евклидовой телесности — для аполлоновской (греко-римской), идеи пространственной глубины — для фаустовской (западноевропейской) культур. Культурный организм вырастает из прафеномена как растение из семени и проходит все стадии существования живого, заканчи­вая смертью (срок жизни культурного организма око­ло 1000 лет). Погибая, культура перерождается в ци­вилизацию, т. е. переходит от творчества к диктату уже ставших форм, от становления к окостенению, от души к интеллекту, от деяния к работе. Каждая куль­тура (всего их 8 и одна, восточно-сибирская, находит­ся в становлении) — внутри себя замкнутая целост­ность, диалог между ними невозможен, поэтому нет единой общечеловеческой истории.

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ МАРКСИСТСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ — ос­нована К. Марксом и Ф. Энгельсом в XIX в. в рамках рационалистических теорий культуры. Посвящена созданию системы научного знания о человеке и его

мире. Основывается на трех методологических прин­ципах: 1) материализма (признание существования объективного мира предметов, имеющих субъектный источник происхождения, т. е. созданных человеком (артефактов). Мир артефактов имеет чувственно-сверх­чувственное содержание, в силу того, что в них нали­чествует человеческий смысл); 2) деятельности (мир культуры рождается в труде, особый общественный характер к-рого построен на том, что результаты дея­тельности одних субъектов становятся предпосылка­ми для деятельности других. Это превращает предмет в посредника между людьми, носителя общественных отношений. Предметное богатство культуры оказыва­ется внешней формой, а действительным содержани­ем является развитие самого человека как обществен­ного существа, т. е. его отношений, сил, способностей и потребностей); 3) историзма (“культуры вообще” не существует, но выработать общее представление о ней возможно, предположив, что ее всеобщее содержание конкретно, то есть обнаруживается не на начальных, а на более развитых ступенях существования, когда ее зачатки, предпосылки становятся всеобщими усло­виями человеческой жизни).

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ НАТУРАЛИСТИЧЕСКИЕ КОНЦЕП­ЦИИ (от лат. conceptio — понимание и natura — при­рода), принадлежат к рационалистической традиции в исследовании культуры, созданы в эпоху Просвещения. Первоначально просветители базируются на при­знании коренного отличия культуры и природы, выд­вигая тезис “культура — это не натура”. Во Франции и Англии решение проблемы специфики культуры в отличие от природы связано с политической и идео­логической борьбой, поэтому внимание прежде всего уделяется “духу народа”, проявления к-рого ищутся в специфике порядков, социальных институтов, нра­вов, обычаев и т. д. Фактически речь шла об особен­ностях жизни наций, сформировавшихся в Европе именно в Новое время. Отождествляя нацию с госу­дарством, а общество с политическими формами прав­ления, просветители ставят социально-политическую задачу достижения идеала “совершенного государ­ства”, что возможно через исправление отношений между государством и гражданином на пути “совер­шенствования разума”, т. е. осознания общественно­го интереса как собственного. Цель разума — счас­тье человека, а стремиться к нему в равной степени естественно для каждого от его природы (Гольбах). Т. е. жажда счастья естественна как любое природ­ное явление, а следовательно, что угодно природе, то угодно и разуму. Немецкое Просвещение во главу угла ставило проблемы нравственного воспитания челове­ка, уделяя при этом особое внимание содержанию социальных традиций, через освоение к-рых уже по­явившийся на свет человек как бы рождается во вто­рой раз как культурное существо. Традиции отража­ют закономерную связь вещей в мире, при этом муд­рость (“Бог”, по Гердеру), с к-рой устроена Вселен­ная, одна и та же как для истории, так и для приро­ды. Человек и культура рассматриваются как высшие звенья природной эволюции. Концепции культуры по­добного рода получили название “натуралистиче­ских”.

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ НЕРАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕО­РИИ — возникли в конце XIX в. и получили широ­кое распространение в веке XX, явившись результа­том осмысления кризиса классической европейской культуры, развившейся на основе наследия Просве­щения. К. н. т. представляют широкий спектр разно­образных попыток пересмотра мировоззренческих и методологических принципов решения проблемы куль­туры просветителями и их последователями. При этом внимание прежде всего уделяется содержанию основно­го принципа (принципа разума). В XX в. стало оче­видно, что принципы классической культуры не мо­гут уже обеспечить должный уровень ценностной ре­гуляции человеческой жизни; мир человека оказался неизмеримо более многообразным и противоречивым, чем предполагалось; мировые войны и вспышки массового насилия вызвали недоверие к разуму, не смогшему их предотвратить; развитие цивилизации поставило вопрос о сохранении культуры как непре­ходящего арсенала творчества; заявил о себе угрожа­ющий разрыв между самочувствием реального индивида и обезличенным потоком культурного творчества;

разрушение экологической среды, понимаемой в ши­роком смысле этого слова, стало насущной проблемой;

несовпадение социального и культурного циклов по­ставило под сомнение судьбу культурного наследова­ния и т. д.

Поскольку видение разума как основы культуры не оправдалось, исследователи предлагают вместо него иные основания: всё богатство потока человеческой субъективности (Ницше, Шопенгауэр, Шпенглер, Берг­сон); акт свободного личностного выбора (Сартр, Камю, Хайдеггер); нерефлектированные обычным человеком глубинные смысловые структуры (Леви-Строс, Барт, Фуко, Деррида, Делёз) и т. д. Коренные перевороты в понимании сущности культуры не могли не изменить представления о самом процессе получения знания. Если в основе культуры не лежит разум, то и проник­нуть в ее тайну можно не рациональным способом. Так, Шпенглер видел задачу философа в постижении истории как совокупности образов культур, каждая из к-рых может быть постигнута физиогномически, по аналогии с живой человеческой душой. Вживание, наблюдение, сравнение, непосредственная внутренняя уверенность, точная чувственная фантазия — вот средства, с помощью которых можно познать куль­туры. Созидание культуры понимается Шпенглером как акт, родственный гениальному художественно­му творчеству в его романтическом толковании. Тог­да постижение его результатов должно быть конге­ниальным творческим актом проникновения в тайну произведения, чуждым логике и исполненным оза­рений и интуиции.

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ ПОСТСТРУКТУРАЛИСТСКИЕ КОН­ЦЕПЦИИ (от лат. post — после и structura — строе­ние, порядок) — являются продолжением идейной эволюции классического структурализма. К. п. к, основываются на критике положения классиков струк­турализма, что структуры — это конечные объектив­но существующие данности и задавать вопрос об их происхождении неправомерно. Постструктуралисты (Р. Барт, М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Делёз, Ж. Бодрийяр, Ж. Ф. Лиотар, Ю. Кристева) ставят задачу по­казать их исторический, производный характер, ос­мыслить в них все “неструктурное”, позволяющее усомниться в их незыблемости. Круг возникающих при этом разнообразных вопросов они обозначают в тезисе “Нужно разомкнуть структуру в контекст”. Так, Фуко показал, что комплекс знаний, к-рые составля­ют кажущийся нам извечным, само собой разумею­щимся, современный концепт человека, на самом деле историчен и прошел долгий и тернистый путь станов­ления. Фуко исследовал не историю теорий, а форми­рование неявных (молчаливо принимаемых) концеп­туальных допущений, на к-рых основывается знание. Оказалось, что оно имеет нормативный характер, яв­ляется воплощением стратегий власти, надзора и оцен ки, принуждений и побуждений. Деррида раскрыл противоречивость даже исходных смысловых струк­тур классического знания. Вывод постструктуралис­тов: претендующая на абсолютную самоочевидность традиция европейского рационализма мыслить о мире и человеке исходя из понятия бытия как присутствия неправомерна. “Живого” настоящего не существует, оно не равно самому себе, затронуто отсрочкой и раз­личием, а следовательно, в текстах современной куль­туры нет единого смыслового направляющего, они воплощение разнозакония, неданности, инаковости. Делёз в этой связи предлагает новое прочтение “кни­ги культуры”, считая, что определенности культур­ных смыслов, к-рые нужно прочесть, отнюдь не пред-заданы заранее. Они каждый раз заново порождают­ся событиями, парадоксальны, а потому теорию о них можно построить только как серию парадоксов, что требует перехода к инфрасмыслу, к-рый нельзя офор­мить по привычным правилам грамматики и синтак­сиса.

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ

(от' лат. ratio — разум) формировались как выраже­ние смыслового единства идей, представлений, уста­новок, мысленных навыков эпохи Просвещения и оп­ределили постановку и решение проблемы культуры на протяжении XVII—XIX веков (концепции культу­ры европейского Просвещения, немецкой классичес­кой философии; марксистские теории). В рамках К. р. т. впервые формулируется понятие культуры. Оно стало ответом на историческую необходимость ос­мыслить новый характер отношения человека к при­роде, к другому и к самому себе, а также особеннос­тей ведущего типа деятельности в условиях буржуаз­ного общества. Просветительские варианты К. р. т. строятся на основе единства трех мировоззренческих принципов: гуманизма (в его послевозрожденческом варианте, к-рый исходит из творческого начала чело­века, уравнивающего его с Богом), рационализма (провозглашающего примат знания над верой, право человека судить о мире на основе собственного пони­мания) и историзма (в его нововременном понима­нии, как воплощения идеи бесконечного прогресса че­ловеческого рода). Эти принципы задают теоретичес­кую формулу “культура — это развитие человека как разумного существа”, которая явилась моделью ис­следования проблематики для всех К. р. т. Опреде­ляющим признавался принцип разума, давший на­звание всему направлению. Так просветители, решая проблему специфики культурного, утверждали, что граница, отделяющая человеческое от божественного и природного, задается тем, как человек осуществля­ет себя в качестве творящего существа. В своем твор­честве он руководствуется разумом, а значит, культу­ра— мир разума.

От века к веку содержание принципа рационализ­ма обновляется, но неизменной остается исследова тельская установка: поскольку в основе культуры ле­жит разум, она может быть понята разумным спосо­бом и теоретическо-логическая система знаний о ней возможна.

Н.Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ СТРУКТУРАЛИСТСКИЕ КОНЦЕП­ЦИИ (от лат. structura — строение, порядок) — при­надлежат к нерационалистической традиции в иссле­довании культуры, абсолютизируют объективные ос­нования культурного мира, теоретически оппонируют экзистенциализму. Становление методов структурного анализа началось в 20-е годы XX века как протест против экспансии психологизма в исследованиях культуры. К. с. к. особое распространение получили во Франции в 50-е-бО-е гг. (К. Леви-Строс, Р. Барт, М. Фуко, Ж. Лакан, Ж. Деррида и др.), когда разви­тие структуралистских методов стало претендовать на универсальность. Культура стала пониматься как все­охватывающая знаковая система, созданная людьми для общения друг с другом. Главное при ее осмысле­нии — разгадать тайну рождения смысла, на основе к-рого и происходит общение. Он определяется струк­турами (еовокупностями отношений между элемента­ми целого, сохраняющими устойчивость при измене­ниях и задающими его специфику), к-рые в обычной жизни не осознаются людьми, тем не менее объектив­но действующими на их основе. Для понимания К. с. к. показателен идейный путь Леви-Строса. Начав с

этнографического анализа ментальной жизни и соци­ального устройства первобытных племен, он прихо­дит к выводу, что вся первобытная культура построе­на по принципу бинарных оппозиций (природа — культура, растительное — животное, сырое — приго­товленное и т. д.). Опираясь на теорию информации, он поставил задачу найти общее для всех культур и народов. Это — гармония чувственного и рациональ­ного (сверхрационализм), утраченная современной ев­ропейской культурой и оставшаяся только на уровне первобытного мифологического мышления. Там она достигается, в частности, путем опосредования смыс­ловых противоположностей с помощью образов, из­начально не предназначенных для этого (бриколяж). По Леви-Стросу от оперирования отдельными образа­ми закономерен переход к глубинной логике чувств, действий, отношений и т. д. Р. Барт показал, что ев­ропейская культура XX в. по своему характеру мифо-логична, а значит методы классического структура­лизма могут быть применены и при ее исследовании.

Н. Н. Ефремов
КУЛЬТУРЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ КОНЦЕП­ЦИИ (от лат. existentia — существование) — принад­лежат к нерационалистической традиции в исследо­вании культуры. Абсолютизируют ее субъективную сторону. Возникают в 1-ой половине XX в. в странах Европы и США (Шестов, Бердяев, Хайдеггер, Ясперс, Сартр, Камю, Марсель и др.). К. э. к. исходным пун ктом исследования культур полагают противоречия не­посредственной данности человеческого существова­ния (экзистенции). Специфика К. э. к. демонстриру­ется уже употреблением основных понятий: любовь, простота, ясность, красота, жизнь, смерть, счастье, одиночество, верность самому себе, абсурд, трагизм, смысл жизни и др. Направленность на другое (интен-циональность) лежит в основе воображения как сути творчества культуры (Сартр). Сознание человека спон­танно творит из себя образы, в к-рых он постоянно проецирует себя в то, что не есть он и отрицает то, чем он является. Культура оказывается ареной посто­янного возникновения и преодоления “ничто” (раз­рыва между прошлым и настоящим). В обыденных ситуациях человек не задумывается над смыслом сво­ей жизни. Только в результате больших психологи­ческих потрясений (пограничных ситуаций) перед ним открывается великая диалектика жизни и смерти, абсурдность существования (Камю). Он осознает себя и весь мир во всей неприглядности и жестокости, но теперь он уже Человек и никогда не согласится стать рабом. Современный человек должен пройти все ста­дии духовного становления человечества (Сизиф, Про-метей, Елена), чтобы его сознание стало ясным. Дре­мавшие в нем творческие силы выльются тогда в бунт против пороков существующего мира. Бунтующий человек решает творчески преобразовать себя и мир, чтобы стать свободным и вернуть в мир красоту. В црлом К. э. к. — попытка преодолеть идущее от Про­свещения противопоставление культуры и природы, человека и культуры, и создать философию действую­щего субъекта, где всё объясняется противоречиями самого человека и самой культуры.

И. Н. Ефремов
МЕТОД КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА (от греч — путь исследования или познания) — совокупность способов и приемов исследования, на­правленных на постижение сущности культуры и по­строение целостного знания о ней. Выбор метода игра­ет решающую роль, поскольку задает общее направ­ление исследования, специфику подхода к объекту познания, является исходным пунктом в оценке полученных результатов. В истории культурологии М. к. а., как правило, являлись воплощениями фило­софских принципов познания и объяснения мира. Напр., в структуралистских теориях культуры, М. к. а. направлен на выявление структуры. Это дик­тует последовательность приёмов исследования:

1) представление реального состояния культуры как огромного поля разнообразных текстов; 2) поиск в них повторяющихся отношений, связывающих раз­нородные пары элементов; 3) формулировка правил преобразований и создание абстрактной модели об­щекультурного кода; 4) выведение из него всех воз­можных последствий. При всём своём историческом многообразии М. к. а., в конечном счете, направлены на проникновение в тайну становления универсаль ности человека. Поскольку человеческое в самом че­ловеке и в созданном им мире не представлено не­посредственно, его постижение предполагает исполь­зование специальных процедур познания, понимания, постижения.

Н. Н. Ефремов
ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ МЕТОД В КУЛЬТУРО­ЛОГИИ — особый метод анализа культурных текстов, восходящий к классическому психоанализу 3. Фрей­да. Наиболее разработанными концептуальными на­правлениями, базирующимися на П.-а. м. являются мотивный анализ и парасемантика языка. Мотивный анализ, представляя собой разновидность подхода к художественному тексту и любому семиотическому объекту, базируется на принципе 3. Фрейда “чем сво­боднее случайные ассоциации, тем они надежнее”. Введен в научный обиход проф. М.Б.Гаспаровым. Мо­тивный анализ не выделяет в тексте структурных уров­ней, а рассматривает мотивы как компоненты, прони­зывающие текст, структура которого напоминает не кристаллическую решетку, а запутанный клубок ни­тей. При этом за единицу анализа берутся не слова и предложения, а мотивы — кроссуровневые единицы, которые, варьируясь и переплетаясь, создают непов­торимую картину текста. Парасемантика— концеп­ция семантики языка, основывающаяся на том, что составляющие значение слова смыслы часто образу­ются путем случайных ассоциаций. Такое представ­ление имеет непосредственное отношение не только к 3. Фрейду, но и к ассоциативным текстам Карла Гус­тава Юнга — ученика и последователя 3. Фрейда, ос­нователя аналитической психологии.

Л. П. Алексеевская
ТЕОРИЯ СИМВОЛИЧЕСКОГО ИНТЕРАКЦИОНИЗМА (от англ. interaction — взаимодействие) — теоре­тико-методологическая концепция, сложившаяся пре­имущественно в рамках американской социологичес­кой мысли в нач. — сер. XX в. Ее основой послужили работы Дж. Г. Мида “Разум, я и общество” (1934) и Г. Блумера “Символический интеракционизм: перспек­тивы и метод” (1969). С. и. исходит из того, что об­щение (интеракция) между людьми как субъектами социокультурной деятельности осуществляется при по­мощи особых средств — символов, имеющих опреде­ленное значение и вызывающих ответную реакцию со стороны партнера по общению. Общее понимание слов, жестов и др. символов облегчает взаимодействие индивидов, позволяет интерпретировать поведение партнеров, осмысливать намерения друг друга и адек­ватно реагировать на них. Источник формирования значений символов коренится в самом процессе соци­альной интеракции, когда люди, стремясь к достиже­нию практических результатов во взаимной коопера­ции, договариваются о принятии определенных зна­чений за символами. В ходе социализации индивид осваивает значения различных символов, выработан ных в обществе, и тем самым более успешно осуще­ствляет процесс вхождения в социальную “роль” и воспринимает установки “обобщенного другого”. Сама социальная деятельность личности представляет со­бой совокупность ее социальных ролей, зафиксиро­ванных в системе языковых и др. символов. Теорети­ческие положения и методология исследования С. и. широко используются для объяснения символических основ социального взаимодействия в социальной пси­хологии и культурологии. В русле общей парадигмы С. и. работали М. Кун, Э. Гоффман, П. Рок, У. Джеймс и др.

Ю. П. Сакун
Раздел 2. Культурологическая мысль в России
ДЕЯТЕЛЬНОСТНАЯ КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРЫ — одно из наиболее влиятельных течений в отечествен­ных исследованиях культуры. Имеет два направле­ния. Первое характеризует культуру как универсаль­ное свойство общественной жизни (В. Е. Давидович, Ю. А. Жданов, М. С. Каган, 3. И. Файнбург, Э. С. Маркарян и др.). Культура рассматривается как техноло­гический аспект общественного процесса. Это способ человеческой деятельности, он состоит из сложной системы механизмов, выработанных внебиологически. С их помощью осуществляется активность людей в

обществе, а также стимуляция, программирование и координирование этой активности.

Представители Д. к. К. подчеркивают важную роль следующих свойств человеческой деятельности: 1) она является творческой и преобразовательной; 2) ее можно отождествить с производством, причем она носит не спонтанный (как у животных), а целеполагающий ха­рактер; 3) она социальна от начала до конца.

Деятельность рассматривается в трех аспектах: с точки зрения субъекта деятельности (кто действует);

участков приложения деятельности (на что направле­на человеческая деятельность); способа деятельности (как осуществляется человеческая деятельность и об­разуется ее совокупный эффект). Человеческая дея­тельность носит адаптирующе-адаптивный характер: человек не только изменяет природные условия со­гласно своим потребностям, но и сам приспосаблива­ется к природе.

Второе направление Д. к. к. (Э. А. Баллер, Л. Б. Ко­ган, В. М. Межуев и др.) кладет в основу анализа куль­туры личностное становление человека. Критерием раз­вития культуры, т. о., выступает то, в какой мере че­ловек развит в качестве личности. Теория культуры исследует не отношения между людьми по поводу оп-редмеченных результатов деятельности, например, то­варов (как социология). Она анализирует преобразо­вание самих индивидов в деятельности распредмечивания и опредмечивания.

Д. А. Чекалов
КУЛЬТУРОЛОГИИ В РОССИИ ГЕНЕЗИС — зарож­дение и первая, отправная культурологическая теория в отечественной мысли XIX в., связанная с именем П. Я. Чаадаева и его философией культуры, разработан­ной в рамках философии истории. Культура определя­лась Чаадаевым как духовное явление, основу которого составляют нравственность и религия. Мировая культу­ра представлена двумя основными формами — Восто­ком и Западом, главный исторический рубеж в ее раз­витии — христианство, достигшее своего максимально­го выражения в культуре в средневековой Западной Европе (католическая культура). Россия, связавшая свою судьбу с Византией и православием, — за пределами западной духовной культуры, но не содержит и тради­ций Востока. У нее, по большому счету, нет истории, нет культуры. Иными словами, Россия — в культур­ном отношении— есть “чистая доска”, а с мировой точки зрения— странный “пробел”, “загадка”. Госу­дарственность России — это лишь гигантское матери­альное тело нации, геополитически связующее Азию и Европу. С творчеством А. С. Пушкина и собственным философствованием Чаадаев, однако, связывал начало духовной “европеизации” России, долженствующее в дальнейшем выполнить великую историческую мис­сию — связать XIX век с католицизмом западноевро­пейского средневековья. Противоречивость чаадаевской культурологической теории стала отправным пунктом спора о России между западниками и славянофилами.

А. Н. Ерыгин
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ Н. Я. ДА­НИЛЕВСКОГО. Данилевский Николай Яковлевич (1822-1885) — русский естествоиспытатель, культу­ролог, социолог. Круг интеллектуальных интересов Д. включает в себя исследования в области ботаники, этнографии, филологии, экономики, общественных дисциплин.

Обладая нестандартным стилем мышления, мало схожим с академическим философствованием, Д. пы­тался рационалистическими доводами разрушить те­оретические предрассудки своего века и главный из них — европоцентризм. Д. упорно борется с идеей “об­щечеловеческой культуры”.

В своей книге “Россия и Европа” (1869) Д. пред­ставляет “естественную систему” рассмотрения всего культурно-исторического процесса, которая заключа­ется в признании многоплановости исторической жиз­ни человечества, в многообразии по типам развития. Мировая культура, по его мнению, есть поток, рас­членяемый не только по горизонтальному, но и по вертикальному измерению. Мощные вертикальные об­разования — это самостоятельные “культурно-истори­ческие типы”, ядром которых является самобытное национальное начало с определенным запасом жиз­ненной энергии и способностью к саморазвитию, выз­ванное к жизни божественным провидением. К.-ист. типы, как и все живые организмы, отмечены в мо­мент создания печатью неповторимости, они возника­ют и существуют независимо друг от друга, как “раз-личные типы прекрасного”. Человечество, т. о., не является чем-то “единым целым”, а скорее походит на некую “живую стихию”, которая стремится на раз­личных пространственно-временных точках склады­ваться в такие формы, которые Д. назвал “к.-ист. типами”. Суть культурно-исторического прогресса со­стоит в том, чтобы исходить все поприще историче­ской деятельности человека, а не в том, чтобы всем идти в одном направлении. Т. о., ни один к.-ист. тип не может гордиться тем, что он представляет наивыс­шую точку развития. Результаты “работы” многих к.-ист. типов складываются в общую “копилку”, кото­рая является истинно Всечеловеческим достоянием.

Говоря о том, что к.-ист. типы замкнуты и их “на­чала” не передаются другим типам, Д. большое место отводил проблемам взаимоотношения и взаимовлия­ния их друг на друга. В качестве основных форм воз2 действия к.-ист. типов друг на друга Д. выдвигает следующие: “пересадка” или колонизация; “привив­ка” или ассимиляция и “удобрение”. Т. о., намного раньше современной теории аккультурации Д. обра­тил внимание на сложность процесса культурного вза­имовлияния.

Д. как автор оригинальной культурологической кон­цепции во многом предвосхитил ряд современных ус­тановок в философии культуры, выдвинутая им в кни­ге “Россия и Европа” теория к.-ист. типов оказала исключительно большое влияние на современную за­падную философию культуры (О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин и др.). Международное общество срав­нительного изучения цивилизаций определило Д. как “пионера” в области исследования пространственно-временных локализаций явлений культуры, осново­положником теории множественности и разнокачественности культур.

А. С. Волошина
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И ИДЕОЛО­ГИЯ — вторичная форма в развитии культурологи­ческой мысли в России во второй половине XIX и особенно в XX в., связанная с воспроизведением в социокультурной области партийно-идеологической ориентации западноевропейской жизни. Консерва­тизм, либерализм и радикализм (в его самых разно­образных формах, включая марксизм) — основные направления этого развития. Консервативный харак­тер носили, прежде всего, различные россиецентрис-тские культурологическое теории (славянофильство, почвенничество, византизм, русская идея, евразий-ство). Либеральная струя была наиболее слабой, но имела крупных выразителей в исторической культу­рологии (К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин, С. М. Соловь­ев, П. Н. Милюков). Радикализм заявил себя вначале теориями революционеров-демократов (А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский), народников (М. А. Бакунин, П. Л. Лавров, П. Н. Ткачев), а затем и марксистов (Г. В. Плеханов), ленинско-истматовская модель кото­рого стала господствующей в советской идеологии. Идеологизированные варианты К. т. — это антитеза и цивилизационным формам культурологического само­сознания и тем более индивидуализированно-творче-ской разработке культурологической проблематики на строго научной основе.

А. Н. Ерыгин
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И ЦИВИЛИЗА-ЦИОННОЕ САМОСОЗНАНИЕ — исторически исход­ный и наиболее фундаментальный факт развития куль­турологической мысли в России в XIX-XX вв., сви­детельствующий о ее зарождении, становлении и самоопределении в контексте общего цивилизационно-исторического самосознания. Всякое Ц. с., осуще­ствляющееся в теоретической форме, возможно лишь в обществах и культурах с философской традицией и характерно для периодов резких обострений и пере­ломов цивилизационного масштаба (столкновения-контакты с иными цивилизациями, неустранимые из жизни общества, серьезное обновление собственной культурно-исторической традиции). Россия — страна европейская, но — подобно Византии и Западной Ев­ропе — обладающая собственным цивилизационным статусом, оказавшаяся при этом в новое время под воз­действием вторичной, модернизационной и секуляризационной европеизации. Этим обусловлена централь­ная тема русского Ц. с. — Россия в соотношении с Ев­ропой. С этим связано также наличие двух подходов и двух основных пластов как в самой культуре эпохи

Ц. с., так и в культурологической мысли: западоцентризма и россиецентризма. Западоцентристская основа характерна для К. т. католицистской, либеральной, де­мократической и социалистической (включая марксизм) ориентации. Россиецентризм был характерен прежде всего для самых различных консервативных К. т., в которых и были предложены основные варианты ци­вилизационного самообъяснения и самопонимания России. К их числу следует отнести теории славянофи­лов, почвенников, евразийцев, сторонников “византизма” и “русской идеи”. Курьезные варианты “смешан­ных” теорий — “русский социализм” и национал-боль­шевизм. Попытка абсолютизации российской культуры, отчасти присутствующая и в указанных теориях, была предпринята в 70-е гг. XIX в. Вл. Соловьевым.

А. Н. Ерыгин
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ СПОР О РОССИИ - столкновение и борьба в области философии культу­ры, как и в эстетике и философии истории, между западниками и славянофилами, ставшие первоначаль­ным выражением антитезы западоцентризма и рос­сиецентризма в российском цивилизационном само­сознании. Представители обоих течений исключали мысль о революционном преобразовании общества и культуры, о простой пересадке на русскую почву за­падных ценностей. Славянофилы при этом настаива­ли на принципиальной самобытности русской куль­туры — от начала российской истории и до возможно го осуществления и реализации в жизни христианско­го идеала. Западники, считая русский народ европей­ским, полагали, что культура развивается в общеев­ропейском русле, но к реализации общехристианско­го идеала он идет иным, чем в Западной Европе, историческим путем. Позднее — в трудах Б. Н. Чиче­рина— этот пункт был подправлен утверждением о единстве социокультурных исторических закономер­ностей развития всех европейских народов.

А. Н. Ерыгии
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ РОССИЕВЕДЕНИЕ В РОССИИ — ведущая и доминирующая отрасль ми­ровой русистики, изучающей и осмысляющей место, роль и специфику российской культуры во всемир­ном культурно-историческом контексте. Русистика наиболее интенсивно развивалась в XX в. за рубежом — по известным идеологическим и геополити­ческим причинам. Однако философское и культуро­логическое россиеведение, тесно связанное также с русской историографией (научно-историческим изуче­нием российской истории в отечественной интеллек­туальной традиции) и литературоведением (теория и история русской литературы), зародились и получи­ли наиболее значительное выражение именно в Рос­сии. Россия как философская, историческая и куль­турологическая проблема — важнейшая доминанта русской мысли XIX-XX вв. Этим объясняется не толь­ко наличие россиецентризма в русской мысли, полу­чившего серьезное выражение в таких ее течениях как славянофильство, почвенничество, византизм, евразийство, “русская идея”, но и ее общая ориентацион-ная специфика. Согласно последней основным пред­метом исследования и осмысления в отечественной философии истории, философии культуры и научной культурологии, начиная с Чаадаева и вплоть до после­днего времени, оказывалась именно Россия — ее ис­тория и культура. Иные культурологические темы, даже за пределами исторической культурологии, так­же рассматривались с той или иной, но неустранимой оглядкой на обозначенную основную проблему. В итоге отечественная культурология стала по преимуществу культурологическим россиеведением — ив контексте общего цивилизационного самосознания, и в период резкого поворота к идеологизации культурологической и всей вообще общественной и гуманитарной мысли, и в многочисленных проявлениях индивидуального творческого поиска.

А. Н. Ерыгчн
КУЛЬТУРОЛОГИЯ В РОССИИ — философия куль­туры, теоретическая и историческая культурология как наука, вообще культурологическая мысль, возникшая и получившая развитие в России в XIX—XX вв. Как и в Западной Европе, находилась под сильнейшим вли­янием сначала философии истории, а затем — исто­рической науки, этнографии, социальной антрополо­гии, формировалась и развивалась в тесной связи с эстетикой и языкознанием. Вторичный, связанный с европеизацией и модернизацией отечественной культу­ры ее характер в новое время, как и значительное стрем­ление к сохранению и развитию почвенной, отечествен­ной специфики получили соответствующее отражение в философском, историческом и культурологическом самосознании. Отсюда — два основных пласта и в рус­ской культурологии XIX-XX вв., тесно связанные меж­ду собою и лишь в своих крайних выражениях пред­ставляющие внешне- и внутренне ориентированные теории. Основным связующим звеном в досоветский период выступало православие или, по крайней мере, христианство. Сциентизация и особенно секуляриза­ция и атеизация культуры погрузили отечественную, как и зарубежную мысль в состояние нейтрализма и автономии “атомистической робинзонады”. В этих ус­ловиях чрезвычайную роль стала играть предельная идеологизация мысли, хотя сохранились определен­ные возможности для проявления индивидуального творческого потенциала в области культурологии как науки. Самосознание, идеологизация, творчество — три важнейшие сферы развития культурологической мысли в России, параллельно представленные на всем ее протяжении и периодически выступающие на пер­вый план, получающие гипертрофированное выраже­ние. Существенным моментом общей характеристики культурологии в России является также та особенность ее содержания, которая связана с превалированием исторической культурологии над теоретической и

россиецентризмом в самой исторической культуроло­гии. Отсюда — доминирующее значение в мировой культурологической русистике отечественного куль­турологического россиеведения.

А. Н. Ерыгин
КУЛЬТУРОЛОГИЯ В РОССИИ И ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ТЕОРИИ — зрелая фаза теоретического цивилизационного самосознания в России, начиная со второй половины XIX в. Цивилизационно-исторические теории этой эпохи (прежде всего, Н. Я. Данилев­ского, С. М. Соловьева и В. С. Соловьева) — основное достижение российской исторической культурологии и культурологического россиеведения. Складывались в русле романтизма, французской исторической шко­лы (Гизо и др.) и гегельянства, но обозначили новую и самостоятельную ступень культурологической мыс­ли, получившую соответствующее развитие в Запад­ной Европе уже в XX в. (в трудах Шпенглера, Тойнби, Ясперса). Имеются в виду теория культурно-истори­ческих типов Данилевского, сциентистская цивилизационно-историческая концепция С. М. Соловьева и философско-историческая универсалистская цивилизационная теория В, С. Соловьева.

А. Н. Ерыгин
СОВРЕМЕННЫЕ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕО­РИИ В НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМ КОН­ТЕКСТЕ — третья и наиболее плодотворная форма вы ражения и развития культурологической мысли, пре­одолевающая рамки идеологии и творчески учитыва­ющая и развивающая достижения русского цивилизационного самосознания. Уже в XIX — первой поло­вине XX вв. прослеживаются значительные элементы научно-исследовательского характера в российской культурологической мысли, особенно характерные для сциентистски-ориентированных культурологических теорий. В конце XX в. — ив оболочке официального марксизма, и вне ее — в России появляется значитель­ное число индивидуально-творческих достижений, по­зволяющих вместе с тем говорить о складывании куль­турологии как науки. К числу наиболее важных для исторической культурологии и культурологического россиеведения можно отнести труды А. С. Ахиезера, Л. С. Васильева, Г. Д. Гачева, А. Я. Гуревича, Л. Н. Гу­милева, Б. С. Ерасова, В. В. Кожинова, Н. И. Конрада, Ю. М. Лотмана, М. К. Петрова. Важнейшие идеи современной культурологии — о цивилизациях-тради­циях как основном способе цивилизационно-исторического существования, о “нормальности”, расчленен­ности и эволюционности Востока, о принципиальной специфике — аномальности западной цивилизационно-исторической традиции, о поэтическом характере специфики российской культуры.

А. Н. Ерыгин
  1   2   3   4


Ростовский государственный университет
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации