Реферат - «Органическая» теория Ф. Ратцеля - файл n1.doc

Реферат - «Органическая» теория Ф. Ратцеля
скачать (90 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc90kb.05.06.2012 06:52скачать

n1.doc

  1   2   3



РЕФЕРАТ

на тему: ««Органическая» теория Ф. Ратцеля »

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………………………….3

Жизнь Ф. Ратцеля………………………………………………………………………………..4

Политическая география Ф. Ратцеля…………………………………………………………...5

Взгляды Ф. Ратцеля о пространстве……………………………………………………………8

Заключение……………………………………………………………………………………...10

Список литературы……………………………………………………………………………..11
Введение

Немецкий ученый-геополитик Отто Мауль подлинным отцом геополитики считал своего со­отечественника Фридриха Ратцеля. «Без Ратце­ля, — писал он, — развитие геополитики было бы немыслимо, поэтому Челлен, например, или кто-либо другой не может быть назван, как это иногда случается по невежеству, отцом геополи­тики. Им является Ратцель»1.

Специальностью Фридриха Ратцеля (Friedrich Ratzel, 1844-1904) была не география, а фармацевтика и зоология. Сегодня термин «геополитика» используется каждый раз, когда объясняют - вернее пытаются объяснить - необъяснимое: геополитическим становится любой запутанный вопрос, выходящий за рамки рационального и затрагивающий глобальные интересы, т.е. такие, которые не поддаются точному определению.

Согласно самому простому определению, геополитика изучает отношения между пространством (во всех смыслах этого слова) и политикой: какое влияние оказывает пространственный фактор на политику и поведение политических деятелей? И как используется сам пространственный фактор политическими деятелями?

Геополитика является порождением чистого разума, но как всякая наука она возникла отнюдь не случайно. Ее формирование в конце XIX и в начале XX века неразрывно связано с развитием восприятия географии в обществе. В это время сложилось первое современное геополитическое течение в странах, занимавших господствующее положение на морях (США, Англия). Формирование немецкой геополитики связано в значительной степени с реакцией континентальной державы на геополитику морских держав.

Большую роль в их формировании сыграли взгляды Ф. Ратцеля. Концепцию Ф.Ратцеля отличало внимание к пространству, как главной силе государства. Государство же, в свою очередь, рассматривалось им как живой организм, укорененный в почву деятельностью людей, заинтересованных в защите от внешнего мира.
Каждое государство и народ имеют свой "пространственный смысл" и свою "пространственную энергию", которые предопределяют их судьбу. Упадок государства, считал Ратцель, есть результат его слабеющего пространственной энергии.
Таким образом, Ратцель от описательского пассивного характера географического пространства перешел к геополитическому аспекту роли пространства. Эти идеи были подхвачены его учениками, как в Германии, так и за ее пределами.
Жизнь Ф. Ратцеля

Немецкий географ, этнограф, социолог, но, прежде всего, родо­начальник геополитики, Фридрих Ратцель родился 30 августа 1844 года в Карлсруэ в семье придворного камердинера великого герцога Баденского. Богатая библиотека герцога послужила мощным подспорь­ем для духовного развития юного Фридриха. Ратцель учился в выс­шей технической школе Карлсруэ и в университетах Галле, Иены и Берлина, где поначалу изучал фармацевтику, но потом увлекся есте­ственными науками (преимущественно зоологией). В конце 1860-х и первой половине 1870-х, после защиты диссертации по зоологии в 1868 году, совершил продолжительные путешествия во Францию, в Ита­лию, в США, в Мексику и на Кубу в качестве научного корреспонден­та немецкой газеты «Kolnische Zeitung», что и пробудило в нем глубо­кий интерес к географии и этнографии. Написанные им статьи гео­графической и страноведческой тематики были изданы в виде сбор­ников «Путешествия натуралиста» (1873-74), «Города и культурные картинки Северной Америки» (1876) и др. С июля 1870 по март 1871 года находился на военной службе в прусской армии, записавшись добровольцем в рядовые 5 Баденского пехотного полка. Принимал участие в боевых действиях во время франко-прусской войны, был ранен и получил за храбрость Железный крест 2 степени; война ока­зала на Ратцеля тяжелое впечатление и ему нужно было время, чтобы прийти в себя после нее. 1875 год стал важнейшей вехой в биографии Ратцеля - научный корреспондент превратился в ученого и универ­ситетского преподавателя: в декабре этого года он прочел пробную лекцию в Высшей технической школе Мюнхена, а в 1876, представив габилитационную работу «Китайская эмиграция. К культурной и тор­говой географии», был избран экстраординарным профессором, а в 1880 - и ординарным профессором кафедры географии. В 1886 занял профессорскую кафедру в Лейпцигском университете. Здесь он снис­кал себе не только известность автора популярных и высоко ценимых научной общественностью трудов, но и завоевал славу умелого и по­пулярного лектора; несмотря на тихий голос, его лекции, благодаря насыщенности мыслями, обладали большой притягательной для ау­дитории силой: если в первые годы в Лейпцигском университете его слушали 40-70 студентов, то в 1900 — более 300. Преподавательскую карьеру Ратцеля оборвала смерть, настигшая его 9 августа 1904 года.

В числе основных научных трудов Ратцеля следует назвать следу­ющие произведения: «Антропогеография» (2 тт., 1882, 91), «Народо­ведение» (3 тт., 1885-88), «Политическая география» (1897), «Герма­ния. Введение в изучение родины» (1898), «Земля и жизнь» (2 тт., 1901, 02). Ратцель как автор отличался большим трудолюбием и работоспо­собностью: из-под его пера вышло 25 книг и 518 статей2.


Политическая география Ф. Ратцеля
Мировоззрением и методологией Ф. Ратцеля были идеи эволюционизма и дарвинизма. В системе взглядов немецкого учено­го — «отца» геополитики видны многие идеи родоначальника со­циологии француза Огюста Конта: эволюционизм, признание влияния географической среды на развитие народа, государства, роли демографических и космических факторов в функционирова­нии политических систем, жизни этносов и государства.

Это влияние О. Конта просматривается в работах Ратцеля «Зем­ля и жизнь. Сравнительное землеведение», «Народоведение» и в фундаментальной книге «Политическая география». Уже в работе «Земля и жизнь»3 он рассматривает землю как единое целое: твер­дая, жидкая и газообразная части земли, равно как жизнь, разви­вающаяся в них,— одно целое, элементы которого связаны между собой исторически и находятся в непрерывном взаимодействии. Все это, как пишет Ф. Ратцель, «мы и называем органическим по­ниманием земли». Водные и воздушные бассейны он считал двумя морями, где твердая часть земли являлась дном этих двух морей. Первый шаг людей к морю ученый определяет как «начало всемир­ной истории человечества». Народоведение несовершенно, если оно знает только земледельцев и скотоводов, кочевников и охотников. Морские народы, по мнению Ратцеля, образуют оригинальную группу: их распространение, жилища, деятельность совершенно своеобразны. Морские народы распространяются скачками с остро­ва на остров, с одной береговой полосы на другую.

Такая морская кочевая жизнь, полагает Ратцель, обусловлена избытком населения, повторяющимся через несколько поколений, что-то сходное с природой моря лежит в истории этих народов. Он утверждает, что история Египта или Китая, где отсутствует морская кочевая жизнь, однообразна, ее ходу не хватает живого обмена про­тиворечий, и она рано приходит в застой. Отсюда он делает вывод: в замкнутой среде материковых земель развиваются лишь полукульту­ры, а пастушеские народы живут вне границ культуры, враждебны ей.

Настоящей мировой державой, по его мнению, была та держава, которая владела морем: Рим, Испания, Англия.

Ратцель также обстоятельно анализирует значение климата в жизни народов, особо останавливаясь на факторах воздействия климата на человека: влияние теплоты, давления и влажности воз­духа на тело и психику человека, влияние света, климата на внеш­ний образ жизни человека. Он также исследует образ жизни чело­века в течение одних суток и годового цикла времени и при этом отмечает троякого рода влияние климата4.

1. Происходят непосредственные изменения в физической и душевной жизни человека под влиянием света, тепла, холода, сыро­сти, сухости, давления воздуха и ветров, влажный воздух тропиков действует усыпляющим образом, тогда как сухость австралийского воздуха возбуждает нервную систему. Отсюда различия характеров провансальца, живущего в климате Средиземного моря, и бретонца или нормандца, страна которого обладает климатом южной Англии. Те же отличии видны в характере жителей Северной Америки или Техаса, новой Англии и Канады или Калифорнии.

2. Климат воздействует на переселение народов. Континенталь­ный климат степей приводит к кочевому образу жизни: кочевники переходят границы своих земель, наводняют другие страны, где под влиянием сырого климата обращаются в земледельцев.

3. От климата зависят произрастание растительности и распре­деление животных, а следовательно, образ жизни человека. В Ис­ландии невозможно развитие земледелия, и население занимается овцеводством и рыболовством. В тех же южных штатах Северной Америки, где произрастают табак и хлопок, появились рабы-негры и образовался своеобразный социальный слой.

Однако автор делает исключение из этого правила, отмечая, что народы не на всякой ступени развития одинаково подчиняются влиянию климата. Но при работе и переселении на новые места, особенно в тропиках, климатические воздействия сказываются всего сильнее. По мере развития культуры противодействие этому влиянию увеличивается, так что для недоразвившегося народа климат является главнейшим условием его дальнейшего существования.

Температурные колебания, по Ратцелю, благоприятствуют здо­ровью и культуре, обмену веществ, развитию ума, а тропический климат действует так удручающе и усыпляюще исключительно бла­годаря малым колебаниям температуры. Давление воздуха также оказывает влияние на тело и психику человека:

«На высотах более разреженный воздух отнимает меньше тепла у ор­ганизма, а последний получает от солнца и небесного свода гораздо больше лучей, чем в низинах, так как поглощение лучей влагой здесь меньше, благодаря сухости воздуха на высотах умеренных поясов нет многих заразных болезней, а на тропических высотах нет ни малярий, ни других болезней, свойственных влажным и сырым низменностям»5.

Главной задачей своего труда «Народоведение» Ратцель считает географическое воззрение (рассмотрение внешних условий) и тропи­ческое разъяснение (рассмотрение развития). В своей фундаменталь­ной работе он формулирует и продвигает тезис о том, что распространение человеческих рас, форм брака, развитие общественного труда связаны во многом с природно-климатическими условиями. Однако он подчеркивает родовой признак людей, единство человеческого рода. Это, по его мнению, «есть теллурический, или планетный, признак»6.

Человек — гражданин земли в самом широком смысле слова. Из всех существ, связанных с почвой, он — одно из самых подвиж­ных. Отдельные движения сплетаются между собою и из них выхо­дит великое движение, субстратом которого является все человече­ство. Таким образом, мы получаем право говорить о единстве чело­веческого рода, если под единством мы будем подразумевать общность естественной почвы, создаваемую природой.

В качестве доказательства влияния почвы, географической сре­ды на виды деятельности человека Ратцель приводит данные стати­стики о плотности населения развитых регионов планеты: Африки, Северной Америки, Азии, Океании и т.д. Численность людей, по его мнению, тесно связана с почвой, оказывающей значительное влияние на их внутреннее развитие, распространение и взаимные отношения:

«Развитие нынешних состояний человечества зависит в гораздо выс­шей мере, чем обыкновенно полагают, от увеличившейся численности населения. Организация народов внеевропейского культурного круга не допускает плотного народонаселения. Небольшие общины, обрабаты­вающие клочки земли, отделены друг от друга обширными пустыми пространствами... Они значительно ограничивают сношения между людьми и делают невозможными большие скопления людей»7.

Другим фактором, влияющим на образ жизни населения, по мнению Ратцеля, является культура, в частности культура землевла­дения, садоводства. Где выше уровень культуры земледелия, там гуще население. Он пишет:

«...чем ближе люди соприкасаются между собою, тем ближе они принимают участие друг в друге, тем менее погибает культурных при­обретений, тем выше поднимается соревнование в проявлении силы. Умножение и укрепление численности народа находится в самой тес­ной связи с развитием культуры:... в старых и новых культурных цен­трах мы видим плотно скученные народные массы»8.

Этот тезис подтверждается ссылкой на плотность населения Ки­тая и Индии (кочевых народов Монголии и Тибета, восточных тюркских народов), где проживает менее 1/60 ч от общего числа китайцев и индийцев.

Ратцель делает вывод о том, что редкое население уже само в себе заключает повод к упадку: его небольшая численность легче подвергается ослаблению и исчезновению. Быстрый расход жиз­ненных сил является признаком всех народов более низких ступе­ней культуры. Основа, на которой держится их хозяйство, узка и неполна: воздержанность часто граничит с бедностью, нужда явля­ется частым гостем и отсутствуют все меры предосторожности, ко­торыми врачебное искусство окружает нашу жизнь. В борьбе с торжествующими силами природы арктических стран и степных облас­тей Южного полушария упадок, замечаемый на границе эйкумены, может доходить до полного истощения, даже до уничтожения цело­го народа.

По мнению Ратцеля, вымирание диких народов происходит в случае самоуничтожения и под влиянием высшей культуры. Обе эти причины действуют вместе.

Таким образом, распространение культуры представляется ему самоускоряющимся разрастанием культурных народов на земном шаре, которое ведет к более полному осуществлению единства че­ловеческого рода.

Ратцель рассматривает различия между народами по степени давления на них культуры, по характеру связи с природой. Он пишет:

«Культура делает нас свободными не в смысле полного отреше­ния от природы, а в смысле более разнообразной и широкой связи с нею. Крестьянин, собирающий свой хлеб в житницу, столько же за­висит от почвы своего поля, сколько индиец, собирающий в болоте водяной рис, который он не сеял, но для первого эта зависимость менее тяжела, так как запас, который он предварительно собрал, ос­вобождает его от забот, тогда как последнего близко затрагивает ка­ждая буря, сбивающая колосья в воду. Мы не освобождаемся от влияния природы... мы освобождаемся только от влияния отдельных случайностей... вследствие того, что связь наша с нею становится разнообразнее»9.
  1   2   3


Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации