Пережогин Л.О. Общая судебная психиатрия - файл n1.doc

приобрести
Пережогин Л.О. Общая судебная психиатрия
скачать (620 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc620kb.08.07.2012 22:10скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6




МИНИСТЕРСТВО ПО НАЛОГАМ И СБОРАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВСЕРОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ НАЛОГОВАЯ АКАДЕМИЯ

ПЕРЕЖОГИН Л. О.


ОБЩАЯ СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ



(УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ)

МОСКВА 2003

Об авторе: Пережогин Лев Олегович, врач психиатр, психотерапевт, нарколог, кандидат медицинских наук, доцент кафедры Уголовно-правовых дисциплин Юридического факультета Всероссийской Государственной Налоговой Академии Министерства по налогам и сборам РФ, ведущий спецкурса «Судебная психиатрия».
Рецензент: Вострокнутов Николай Васильевич, врач психиатр, психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского Министерства Здравоохранения РФ.
Аннотация. Учебно-методическое пособие «Общая судебная психиатрия» в сжатой, конспективной форме излагает основы судебной психиатрии в объеме, необходимом для юриста, описывает действия юриста при назначении судебно-психиатрической экспертизы, подготовке материалов уголовного (гражданского) дела для передачи экспертам, помогает оценивать результаты экспертизы, правильно ориентироваться в содержании акта, понимать правовые последствия экспертных решений. Пособие демонстрирует юристам многообразие симптоматики психических расстройств, знакомит с современными тенденциями развития законодательства в области судебной психиатрии. Для студентов юридических специальностей.

Предисловие



Судебная психиатрия – одна из важных дисциплин, преподаваемых юристам, хотя и не является в полной мере отраслью права. Задача этой дисциплины – дать юристам знания о видах психических расстройств, способах их диагностики, и навыки правильного использования этих знаний в процессуальной деятельности, как в уголовном, так и гражданском процессах.

В условиях законодательной и судебной реформы, осуществляемой в Российской Федерации, в свете различных событий, претерпеваемых российским обществом, при высоком уровне психических расстройств в популяции, роль судебной психиатрии в подготовке квалифицированных специалистов в области права значительно возрастает. Как следствие, необходимо современное пособие по этой дисциплине.

Изучение судебной психиатрии – важный шаг при подготовке квалифицированных специалистов для МНС России. Главной задачей курса является дать студентам такой объем знаний, чтобы они могли самостоятельно на практике принимать решение о необходимости назначения судебно-психиатрических экспертиз, грамотно формулировать вопросы, адресуемые экспертам, правильно подготавливать медицинские документы, необходимые в процессе экспертного исследования, понимать характер экспертных заключений, знать процессуальные последствия различных экспертных решений.

Душевный мир человека необычайно глубок. Наверно, это самая тонкая материя, которая только могла появиться за несколько миллиардов лет эволюционного процесса на Земле. И как следствие - где тонко, там и рвется... Это наиболее уязвимая часть нашего человеческого существа. Уходящий век стал веком парадоксов. Его история включает и самые вопиющие акты жестокости, и примеры гуманизма, незнакомые предыдущим столетиям. И к наиболее уязвимым людям в обществе - душевнобольным - в последние годы мы стали, хочется верить, несколько терпимее.

Эта брошюра написана очень конспективно. Она ни в коем случае не претендует на роль учебника психиатрии. Главная задача настоящего пособия – в сжатой, конспективной форме изложить основы судебной психиатрии с позиций юриста, кратко описать действия юриста при назначении судебно-психиатрической экспертизы, подготовке материалов уголовного (гражданского) дела для передачи экспертам, научить оценивать результаты экспертизы, правильно ориентироваться в содержании акта, понимать правовые последствия экспертных решений. Вторая задача пособия – продемонстрировать юристам многообразие симптоматики психических расстройств, сформировать некоторую настороженность в отношении возможности обнаружения психических расстройств в судебно-следственной ситуации. Третья задача пособия – познакомить с современными тенденциями развития законодательства в области судебной психиатрии.

У юриста и врача-психиатра разные общественные роли. Но их совместная работа – важный шаг в построении демократического общества, построенного на принципах справедливости и гуманности.

Основы судебной психиатрии.
Судебная психиатрия – часть психиатрии и, следовательно, медицинская дисциплина. Однако, судебная психиатрия является наукой, ориентированной на решение правовых вопросов, используя законодательные нормы вместе с медицинскими методами исследования. Как медицинская наука она занимается диагностикой и лечением психических расстройств, но в ее задачи входит также и оценка этих расстройств в контексте уголовного или гражданского права. Этим обстоятельством и обусловлена важность изучения судебной психиатрии юристами.

Судебная психиатрия решает ряд клинических вопросов, имеющих многочисленные правовые последствия. Это вопросы вменяемости и невменяемости, применения ст. 22 УК РФ, дееспособности и недееспособности, учреждения опеки, способности давать показания (свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми), способности отбывать наказание, выбор принудительных мер медицинского характера, психиатрическая помощь осужденным и т.д. В связи с таким большим перечнем вопросов существует столь же обширная законодательная база, с опорой на которую решает эти вопросы судебная психиатрия.

В арсенале судебной психиатрии – все доступные современной медицине методы исследования. Это клинико-психопатологический метод, включающий расспрос больногоi о его актуальном состоянии и прошлой жизни (анамнез – история жизни до обращения к врачу, катамнез – после лечения), оценку сообщенной им информации и сравнение с информацией, поступившей из относительно объективных источников: от родственников, друзей, из медицинских документов, наблюдение за больным. Это экспериментально-психологические (патопсихологические, нейропсихологические) методы, которые позволяют объективно оценить состояние памяти, мышление, интеллект, эмоции, личностные особенности больного. Это данные, полученные в результате обследования другими клиническими специалистами – невропатологом, окулистом, терапевтом, сексопатологом и т.д., и результаты параклинических (инструментальных) методов исследования, анализов.

Судебно-психиатрическая экспертиза (СПЭ) подразумевает исследование сведущим в области психиатрии лицом (экспертом) участников уголовного или гражданского процесса с целью оценки их психического состояния в определенный (юридически значимый) период. В конечном итоге цель судебно-психиатрической экспертизы – помочь в установлении истины.

В России судебно-психиатрическая экспертиза осуществляется в соответствии с «Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы в РФ (СССР)» Министерства Здравоохранения РФ (в соответствии со ст.11 Закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ») (далее – Инструкция МЗ РФ), Основами законодательства об охране здоровья граждан, Законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», УК, УПК, ГК, ГПК, КоАП РФ. Текст Инструкции МЗ РФ приводится в приложенииii.

Судебно-психиатрическая экспертиза может производиться в гражданском судопроизводстве, уголовном процессе, а также в административном судопроизводстве (в случаях, когда дело об административном правонарушении рассматривается судьей). Судебно-психиатрическая экспертиза производится в порядке, установленном процессуальным законодательством, на основании определения или постановления суда или судьи, а также (в стадии предварительного расследования) постановления дознавателя, следователя, прокурора.

В задачи судебно-психиатрической экспертизы входит:

  1. Определение психического состояния подозреваемого и обвиняемого и решение вопросов об их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения общественно опасного деяния и ко времени производства по делу, а также заключение о необходимости применения в отношении этих лиц мер медицинского характера (ч. 3 ст. 196 УПК; ст. 21, 81, 100 и 101 УК).

  2. Определение психического состояния подозреваемого и обвиняемого и решение вопросов об их способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими во время совершения преступленияiii, а также заключение о необходимости применения в отношении этих лиц в случае их осуждения принудительных мер медицинского характера (ст. 22 ч. 2, ст. 99, ст. 104 УК).

  3. Определение способности подозреваемого и обвиняемого по своему психическому состоянию самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве (п. 3 ст. 196 и п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК).

  4. Определение характера и степени вреда, причиненного преступлением здоровью потерпевшего (п. 2 ст. 196 УПК, ст. 111-115 и другие статьи УК), в случаях, когда указанный вред здоровью вызван психическим расстройством.

  5. Определение психического состояния потерпевшего (п. 4 ст. 196 УПК), а также свидетеля и решение вопроса об их способности по состоянию психического здоровья правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания (ч. 4 ст. 195 УПК и п. 2.2.2. ст. 61 ГПК).

  6. Определение наличия или отсутствия психических расстройств, обусловливающих беспомощное состояние потерпевшего (п. «з» ч. 1 ст. 63, ч. 2 п. «в» ст. 105, ч. 2 п. «б» ст. 111, ч. 2 п. «г» ст. 117, ст. 125, ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК).

  7. Определение психического состояния лица, в отношении которого рассматривается дело о его гражданской дееспособности, и решение вопроса о способности этого лица по состоянию психического здоровья понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 29 ГК, ст. 260 ГПК).

  8. Определение психического состояния гражданского истца и ответчика и решение вопроса об их способности по состоянию психического здоровья понимать значение своих действий или руководить ими в момент заключения сделки (ст. 177 ГК) или совершения иного юридического действия, в связи с которым ведется производство по гражданскому делу (заключения брака, трудового договора и т.д.).

  9. Определение психического состояния лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении и решение вопроса о его способности во время совершения противоправных действий (бездействия) осознавать фактический характер и противоправность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 2.8. КоАП).

В принципе, перечень задач судебно-психиатрической экспертизы может быть расширен, исходя из соображений необходимости.

Экспертиза может быть проведена в стенах экспертного учреждения (стационарная, амбулаторная) или вне экспертного учреждения (в суде, на дому у подэкспертного, других местах, если там имеются условия для ее проведения). Наиболее совершенной формой является, разумеется, стационарная СПЭ, которая позволяет провести все необходимые исследования и, главное, в течение длительного срока (30 дней) наблюдать за больным. В то же время наиболее распространенной формой является амбулаторная СПЭ, на которую приходится приблизительно три четверти всех экспертиз. Амбулаторная экспертиза подразумевает однократное комиссионное освидетельствование подэкспертного. В большинстве случаев это оказывается достаточным для экспертного заключения, но иногда эксперты затрудняются с окончательными выводами и рекомендуют назначить стационарную СПЭ.

В случаях, если для решения поставленных перед экспертами вопросов, необходимы знания различных специалистов, назначается комплексная экспертиза, в которой кроме психиатров могут принимать участие нарколог, психолог, сексопатолог.

Экспертное учреждение - специализированное учреждение и специализированные подразделения учреждений, создаваемые федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации (ч. 1 и 2 ст. 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»). Экспертное учреждение может состоять из одного или нескольких судебно-психиатрических экспертных отделений. Они могут быть трех типов: амбулаторные, стационарные для лиц, не находящихся под стражей, стационарные для лиц, находящихся под стражей. В отделениях может осуществляться не только экспертная работа, но и медицинская (в том числе – психиатрическая) помощь.

Эксперт - работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей (ст. 12 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»iv). У эксперта имеются права и обязанности.

Эксперт имеет право:

  1. Знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету порученной ему экспертизы.

  2. Ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения.

  3. Ходатайствовать перед руководителем экспертного учреждения о необходимости привлечения к производству экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения.

  4. Участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в следственных или судебных действиях и задавать участникам этих действий вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

  5. Давать в пределах своей компетенции заключение по вопросам, хотя и не поставленным перед ним, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования (право экспертной инициативы).

  6. Делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или его показаний.

  7. Приносить жалобы на действия (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора, суда (судьи), нарушающие права эксперта.

  8. Получать возмещение расходов, связанных с явкой к дознавателю, следователю, прокурору или в суд (расходы по проезду, найму жилого помещения, суточные), а в случаях, когда экспертиза производилась на платной основе, получать вознаграждение за проведенную экспертизу.

Эксперт не имеет права:

  1. Самостоятельно собирать объекты и материалы для экспертного исследования.

  2. Без ведома органа или лица, назначивших экспертизу, вести переговоры с участниками процесса по вопросам, связанным с судебной экспертизой; вступать в личные контакты с участниками процесса и иными лицами, если это ставит под сомнение незаинтересованность эксперта в исходе дела.

  3. Сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших.

  4. Принимать поручение о производстве экспертизы в экспертном учреждении непосредственно от каких-либо органов или лиц (включая дознавателя, следователя, прокурора, судей), кроме руководителя экспертного учреждения, в котором работает эксперт.

Эксперт обязан:

  1. Принять к производству порученную ему экспертизу, провести полное исследование предоставленных ему объектов и материалов, включая необходимое обследование подэкспертного (при очной экспертизе) и дать обоснованное заключение по вопросам, поставленным на разрешение данной экспертизы.

  2. Отказаться от дачи экспертного заключения если экспертиза назначена с нарушением законодательства, поставленные вопросы выходят за границы его компетенции, объем и характер представленных материалов недостаточен для дачи заключения, подэкспертный отказывается от исследования (тогда, когда это возможно по закону).

  3. Являться по вызову дознавателя, следователя, прокурора, суда в предусмотренных процессуальным законом случаях в связи с назначаемой, назначенной или уже проведенной экспертизой (для производства экспертизы за пределами экспертного учреждения или для допроса в качестве эксперта).

  4. Заявить руководителю экспертного учреждения самоотвод при наличии данных, указанных в законе в качестве оснований для отвода судебного эксперта.

  5. Обеспечить сохранность представленных объектов исследования и материалов дела.

  6. Не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, сведения, составляющие государственную, врачебную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

  7. Не разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если эксперт был об этом заранее предупрежден дознавателем, следователем или прокурором в порядке, установленном ст. 161 УПК.

Производство экспертиз в экспертном учреждении организуется с соблюдением принципов: законности; соблюдения прав и свобод человека и гражданина; независимости эксперта; объективности, всесторонности и полноты экспертных исследований, проводимых с использованием современных достижений науки (статьи 5-8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»). Основаниями производства экспертизы в экспертном учреждении являются постановление или определение о ее назначении, вынесенные дознавателем, следователем, прокурором, судом или судьей. Экспертиза считается назначенной со дня вынесения постановления или определения (ч. 1 ст. 19 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»).

В соответствии со ст. 21 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» организация и производство комиссионной экспертизы возлагается на руководителя экспертного учреждения. Комиссия экспертов согласует цели, последовательность и объем предстоящих исследований, исходя из необходимости решения поставленных перед ней вопросов. В составе экспертной комиссии, которой поручено производство экспертизы, каждый эксперт независимо и самостоятельно проводит исследования, оценивает результаты, полученные им лично и другими экспертами, и формулирует выводы по поставленным вопросам в пределах своих знаний. Один из экспертов указанной комиссии может выполнять роль эксперта-организатора (председатель экспертной комиссии); его процессуальные функции не отличаются от функций остальных экспертов.

Основную работу с подэкспертным ведет эксперт-докладчик. На него возлагается обязанность ведения истории болезни подэкспертного и составления проекта акта экспертизы.

Юристы должны знать, что производство экспертизы и ее выводы зависят не только от опыта и квалификации психиатров-экспертов, но и от полноты и достоверности предоставленной им информации. Перед тем, как передать дело в распоряжение экспертов, следствие (суд) должны собрать необходимые документы, выяснить имеющие важное значение при производстве экспертизы факты.

К делу, передаваемому в распоряжение экспертов, необходимо приобщить медицинскую документацию, которую необходимо запросить в соответствующих медицинских учреждениях. В каких медицинских учреждениях наблюдалось лицо, в отношении которого назначается экспертиза, надо выяснить у него самого, у родственников и знакомых, у врачей, которые его наблюдали постоянно. Необходимо запрашивать не только сведения из психиатрических учреждений (больниц, диспансеров), но и из учреждений общего профиля, поскольку в этих документах могут содержаться очень важные факты. Надо допросить родителей и (или) близких лиц, друзей, сослуживцев, которые могли заметить какие-либо особенности в поведении лица, в отношении которого назначается экспертиза. В частности, у матери нужно выяснить, как протекали беременность и роды, как проходило раннее психическое развитие (когда начал ходить, говорить слова, фразы), какие были заболевания и травмы в детском возрасте, любимые игры, наличие друзей, поведение в детском саду и школе, увлечения, отдельно попросить отметить возможные странности в поведении. Подобные сведения можно выяснить у учителей, соседей, если не ограничиваться формальными характеристиками.

Если лицо, которому назначается экспертиза, наблюдалось врачом-психиатром, желательно кроме соответствующих медицинских документов получить его показания. Важные сведения могут содержаться в показаниях жен (мужей), детей, сослуживцев, специалистов частных (негосударственных) медицинских учреждений. Если лицо, которому назначается экспертиза, ранее находилось под следствием, очень важно приобщить к настоящему делу архивные материалы, сведения из мест лишения свободы, а возможно, в деле будут и акты предшествующих СПЭ.

Свидетелей (потерпевших) по настоящему делу надо спрашивать не только о формальной стороне событий, но и о деталях поведения лица, в отношении которого назначается экспертизаv. Что он (она) говорил, как двигался, куда смотрел, какое выражение лица было в момент правонарушения, реагировал ли на уговоры, понимал ли обращенную к нему речь, что делал потом – все эти факты могут иметь решающее значение для квалификации состояния подэкспертного.

В гражданском процессе свидетельские показания часто приобретают решающее значение. Необходимо помнить, что эксперт не может оценить, где свидетель говорит правду, а где умышленно или не нарочно лжет, это прерогатива суда. Часто бывает так, что в руки экспертов попадают противоречивые показания, исключающие друг друга, что затрудняет экспертную работу. При подготовке материалов дела можно обратиться за консультацией к психиатру-эксперту, который поможет уточнить, какие документы следует еще собрать, какой вид СПЭ целесообразно провести (амбулаторную или стационарную). Инструкцией о производстве СПЭ в СССР (1970) для этих целей предусмотрена экспертиза в кабинете следователя.

Судебно-психиатрическая экспертиза может быть проведена: в кабинете следователя, амбулаторно, стационарно, в судебном заседании, заочно (посмертно). Также принято выделять первичную, дополнительную и повторную экспертизы. Дополнительная экспертиза проводится тем же составом экспертов в том же экспертном учреждении. Необходимость ее проведения диктуется вновь открывшимися обстоятельствами, которые не были ранее известны следствию (суду) и не сообщались эксперту. Повторная экспертиза назначается иному составу экспертов или иному экспертному учреждению, если возникли сомнения в правильности сделанных экспертами выводов.

Амбулаторные экспертизы могут проводиться в амбулаторном отделении экспертного учреждения, а для лиц, содержащихся под стражей (по согласованию с администрацией СИЗО) в следственном изоляторе, если там созданы необходимые условия для производства экспертизы. Длительность амбулаторной экспертизы не должна превышать 20 дней с момента предоставления экспертам материалов дела и медицинской документации до окончания экспертизы. Однако если эксперты ходатайствовали о предоставлении им дополнительных материалов, время ожидания исключается из сроков экспертного исследования. В результате проведения амбулаторной экспертизы эксперты не всегда приходят к ответам на поставленные вопросы, поскольку условия амбулаторной СПЭ не оптимальны для исследования и возможности экспертов в анализе трудных случаев ограничены. В таком случае эксперты рекомендуют назначение стационарной СПЭ.

Стационарная СПЭ проводится в стационарном отделении экспертного учреждения. Для содержащихся под стражей и бесстражных подэкспертных нужны разные отделения. Подэкспертный помещается в стационарное отделение для проведения экспертизы на срок до 30 дней (ст. 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ»). В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания подэкспертного в стационарном отделении может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения стационарного отделения еще на 30 дней. В случае отказа судьи в продлении срока пребывания подэкспертного в стационарном отделении он подлежит выписке из отделения. В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в стационарном отделении. При этом общий срок пребывания подэкспертного в стационарном отделении при производстве одной стационарной экспертизы не может превышать 90 дней. Поводом для продления сроков экспертного исследования может быть сложность случая или отсутствие необходимых для исследования материалов. После того, как эксперт (при единоличной экспертизе) или эксперты (на заседании комиссии) приняли экспертное решение, подэкспертный подлежит выписке из стационарного экспертного отделения.

Заключение (акт экспертизы) должно быть составлено и подписано не позднее 10 дней после принятия экспертного решения.
Акт судебно-психиатрической экспертизы это письменный документ, в котором в соответствии с процессуальным законодательством (УПК и ГПK) отражаются основания и условия производства судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ); вопросы, поставленные перед экспертом или экспертами; проведенные ими исследования, а также излагаются экспертные выводы. Акт СПЭ является доказательством по уголовному и гражданскому делу.

Акт СПЭ составляется в печатном виде за подписью всех экспертов, проведших экспертизу, и скрепляется печатью учреждения, в котором проводилась СПЭ. Общий срок составления заключения (акта) СПЭ - не позднее 10 дней после окончания экспертных исследований и формулирования экспертных выводов (включая случаи, когда из-за разногласий между экспертами ими составлялось более одного экспертного заключения). При производстве комиссионной экспертизы акт пишется врачом-докладчиком и согласуется с остальными членами комиссии. В случае возникновения разногласий между экспертами, каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное заключение.

Акт состоит из общей части, исследовательской части, мотивировочной части (выводов экспертов и их обоснования). В общей части отражается: время и место производства судебно-психиатрической экспертизы, основания производства судебно-психиатрической экспертизы, сведения об органе или чиновнике, назначивших экспертизу (кем назначена, почему), сведения об экспертном учреждении и экспертах (имя, специальность, стаж работы, ученые степени и звания, должность), вопросы, поставленные перед экспертамиvi. Здесь необходимо указать, является экспертиза первичной или повторной, где проводились прежде экспертизы, к каким выводам приходили эксперты, почему назначена новая. Здесь же эксперты расписываются в том, что предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Ниже излагаются анамнестические сведения – в хронологическом порядке, с указанием источника (материалы дела, медицинские документы, рассказ подэкспертного о себе). Желательно описывать анамнез как можно подробнее, отразить раннее развитие, учебу, службу в армии, супружество, последовательность развития болезни, криминальные эпизоды в прошлом. Из анамнеза должны быть ясны не только факты жизни подэкспертного, но и особенности его личности. Если выявлялись психические расстройства, необходимо отразить не только их симптомы (или формальный диагноз), но и отношение к ним подэкспертного, их влияние на его жизньvii. Важно отразить реакции подэкспертного на психические травмы, смерть близких, иные жизненные коллизии. Необходимо (а в гражданском процессе порой принципиально важно) описать соматические болезни и травмы, перенесенные подэкспертным. Как заключение анамнеза излагается фабула настоящего дела, которую надо описать подробно. Наиболее важными являются сведения, характеризующие психическое состояние подэкспертного в период совершения правонарушения, которые можно получить в основном из показаний свидетелей (потерпевших). В случае проведения судебно-медицинской экспертизыviii, экспертизы оружия и т.д. необходимо использовать объективные сведения, содержащиеся в заключениях экспертов. Важно отразить и показания подэкспертного, а если они менялись, продемонстрировать их динамику. Целесообразно отразить особенности поведения подэкспертного в СИЗО. При изложении информации надо ссылаться на ее источник.

Исследовательская часть содержит описание соматического, неврологического и психического состояния. В ней необходимо описать общее состояние подэкспертного, включить данные анализов, параклинических исследований, заключения терапевта, хирурга, окулиста, невропатолога и врачей других специальностей. Всем обнаруженным изменениям в состоянии подэкспертного должна даваться клиническая оценка. Центральной частью является, разумеется, психический статус подэкспертного. В психическом статусе необходимо отразить состояние сознания, ориентировку, характеристики памяти, мышления, интеллекта, эмоциональной сферы, речи, особенности настоящего состояния (с описанием симптомов, синдромов) и отношение подэкспертного к пережитым болезненным эпизодам, наиболее колоритные фрагменты речи подэкспертного необходимо передать в неизменном виде. В статусе необходимо описывать и поведение подэкспертного во время беседы, мимику, жесты, эмоциональное реагирование. Должны быть отражены особенности речи, контакта с врачом, жалобы больного и их характер (спонтанность, субъективное переживание тех или иных симптомов, их критическая оценка больным). В ходе беседы должно быть выяснено отношение подэкспертного к правонарушению. Психический статус необходимо дополнить данными экспериментально-психологического исследования, а в случае стационарной СПЭ – результатами наблюдения в клинике. Исследовательская часть завершается общей оценкой состояния подэкспертного.

Мотивировочная часть (выводы и их обоснование) содержит оценку психического состояния подэкспертного и ответы на вопросы с подробным обоснованием. Если по ряду вопросов невозможно дать ответ, тогда это также обосновывается. Все специальные термины, употребленные экспертами, должны быть разъяснены. Если выводы экспертов расходятся с выводами предшествующей экспертизы, необходимо объяснить причину расхождений. Если проводилась комплексная СПЭ, то специалисты (психолог, нарколог, сексопатолог) отвечают также на адресованные им вопросы.

Подписи экспертов заверяются печатью экспертного учреждения.
Судебно-психиатрическая экспертиза в уголовном праве включает в себя экспертизу участников уголовного процесса (обвиняемых, подсудимых, свидетелей, потерпевших) и осужденных. Ключевыми понятиями СПЭ в уголовном процессе является вменяемость и невменяемость.

Невменяемость (ст. 21 УК РФ) – это состояние, во время которого лицо «не может осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить ими». Оно развивается в силу наличия психического расстройства – хронического, временного, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Принято говорить о медицинском критерии невменяемости (собственно, наличие психического расстройства, формы которого оговорены в ст. 21 УК РФ), и юридическом (психологическом) критерии невменяемости – способности осознавать (интеллектуальный признак) фактический характер своих действий и руководить (волевой признак) ими. Таким образом, чтобы быть признанным невменяемым, лицо должно на момент совершения правонарушения страдать психическим расстройством, которое лишало бы его способности либо осознавать фактический характер своих действий, либо – руководить ими (или и то, и другое вместе).

Статья 22 УК РФ (Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости) обычно обозначается как «ограниченная вменяемость», хотя и не совсем соответствует этой юридической норме, известной в зарубежном законодательстве. Главной в ней является часть 2, позволяющая назначать принудительные меры медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, и фактически признающая психическое расстройство смягчающим вину обстоятельством. Статья 22 УК РФ появилась в 1997 году. Она применяется экспертами не так уж часто и ее критерии в настоящий день разрабатываются психиатрами-экспертами применительно к различным состояниямix.

При назначении СПЭ необходимо поставить перед экспертами вопросы о вменяемости (невменяемости) подэкспертного. Надо спросить, страдает ли он (она) каким-либо психическим расстройством, и если да, то каким именно вообще (хроническое психическое расстройство и слабоумие) и страдал (страдала) ли в период совершения правонарушения (временное психическое расстройство), или обнаруживал иное болезненное состояние психики, лишавшее его возможности (способности) осознавать (для ст. 22 УК РФ – в полной мере осознавать) фактический характер своих действий (бездействия) или руководить ими.

В рамках СПЭ в уголовном процессе может решаться вопрос о способности обвиняемого (свидетеля, потерпевшего) участвовать в судебно-следственных действиях, в частности – давать показания. Этот вопрос обусловлен тем, что психическое расстройство может возникнуть и у подэкспертного, совершившего правонарушение в состоянии вменяемости, и иметься у потерпевшего либо свидетеля, искажая их показания. Ст. 81 УК РФ также позволяет освободить от наказания лиц, заболевших после совершения правонарушения или после вынесения приговора.

Поэтому экспертам может быть поставлен вопрос, способен ли подэкспертный правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (если у него выявлено психическое расстройство). В рамках комплексной психолого-психиатрической экспертизы круг вопросов может быть расширен. Можно выяснить, нет ли у свидетеля (потерпевшего) склонности к фантазированию (особенно, если речь идет о несовершеннолетних), мог ли потерпевший правильно понимать характер и значение совершаемых в отношении него противоправных действий, мог ли потерпевший оказывать сопротивление, могло ли его состояние соответствовать критериям беспомощного состояния и т.д.

В отношении несовершеннолетних может решаться вопрос о соответствии психического развития возрасту (ст. 20 ч. 3). В данном случае вопрос экспертам лучше формулировать следующим образом: «Имеется ли у несовершеннолетнего … отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, в силу которого он во время совершения правонарушения не мог в полной мере осознавать фактический характер своих действий (бездействия) либо руководить ими?».

Лицам, признанным невменяемыми, либо в отношении которых применены ст. 22 или ст. 81 УК РФ могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (статьи 97-104 УК РФ). Назначает их суд, руководствуясь рекомендациями экспертов. Перед экспертами необходимо поставить вопрос, нуждается ли подэкспертный в применении принудительных мер медицинского характера, и если да, то каких именноx.

В ряде случаев (довольно редко) в уголовном праве используется заочная (посмертная) экспертиза. Как правило, она назначается по делам, где предполагается самоубийство, либо в отношении лиц (потерпевших) сообщивших следствию важные сведения непосредственно перед смертью.
Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском праве. В последние годы отмечается рост числа СПЭ по гражданским делам. Ключевыми понятиями СПЭ в гражданском процессе являются дееспособность (ст. 21 ГК РФ) и недееспособность (ст. 29 ГК РФ).

Недееспособность – это неспособность гражданина вследствие психического расстройства «понимать значение своих действий или руководить ими». Как и в случае невменяемости здесь присутствуют медицинский (психическое расстройство) и юридический критерии.

Вопрос о недееспособности возникает в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, с целью установления над ними опеки, в ходе рассмотрения дел о признании сделки недействительной, при признании недействительным брака и в ходе ряда бракоразводных процессов. В то же время спектр дел, по которым может быть назначена СПЭ в гражданском процессе, весьма широк. Это и иски к врачам-психиатрам и психиатрическим учреждениям (например, о незаконности помещения в психиатрический стационарxi), и вопросы, связанные с ограничением родительских прав, и спор об ограничении способности выполнять определенный род деятельности.

В зависимости от ситуации формулируются соответствующие вопросы экспертам.
В России население обладает, к сожалению, очень низким уровнем юридической грамотности. В связи с этим на плечи юристов ложится высокая ответственность по защите прав граждан. Поскольку судебно-психиатрическая экспертиза требует специальных познаний в области психиатрии, ее осуществляют врачи психиатры. Назначение СПЭ – часть работы юриста. И хотя существует ряд случаев, в которых обязательность назначения СПЭ диктуется законом (например, при лишении гражданина дееспособности), или когда необходимость СПЭ не вызывает сомнений (крайне жестокое преступление, преступление совершено лицом, страдающим хроническим психическим расстройством), во многих случаях СПЭ назначается по субъективным причинам. Для того, чтобы выносить обоснованные решения о назначении СПЭ, юристы должны знать основы психопатологии.

Симптоматика психических расстройств.
Человеческое тело - живой организм, и жизнь его возможна только при условии, что все его органы и системы выполняют свои функции в достаточном объеме. Разумеется, каждый орган и каждая система имеют собственные резервы «функциональной прочности», а также способны в той или иной мере адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей среды и внутренней среды организма в целом. Если, однако, такая адаптация нарушается, то возникает особое состояние, характеризующееся своими причинами возникновения, развитием, проявлениями, исходом, называемое болезнью.

Болезнь - состояние всего организма в целом, значительно влияющее на функционирование всех его частей. Нелепо воспринимать организм как техническое устройство, в котором отдельные блоки независимы друг от друга и могут быть исправлены или заменены без последствий для других деталей.

В клинической медицине есть особое понятие - нозологическая форма. Когда говорят об определенной болезни, как о нозологической форме, подразумевают, что эта болезнь (это патологическое состояние) отличается от других патологических состояний по ряду критериев. Критериями выделения какого-либо состояния в самостоятельную нозологическую форму, как правило, служат: знание причины (этиологии) данной болезни, физиологических механизмов ее развития (патогенеза), внешних и внутренних проявлений (симптомов), которые, будучи связаны друг с другом патогенетически, объединяются в устойчивые симптомокомплексы - синдромы, совокупность которых, в свою очередь, формирует клиническую картину болезни, а также ее течения (времени появления и исчезновения симптомов и синдромов, закономерности их смены, изменения под влиянием сопротивляемости организма и лечения) и исхода (выздоровление, хронизация, смерть).

Таким образом, если болезнь - расстройство функционирования каких-либо систем или органов, например, легких или почек, то психическая болезнь - расстройство системы, отвечающей за психику, совокупность функций высшей нервной деятельности, свойственных наиболее высокоорганизованным существам, часть из которых, такие, как мышление и самосознание, возможно, присущи в полной мере только человеку. Таким образом, психическая болезнь является расстройством функционирования, в первую очередь, головного мозга. Распознаванием и лечением психических болезней и занимается психиатрия.

Справедливо замечание, что поскольку человек является существом с чрезвычайно сложно организованной психической деятельностью, очень трудно определить границу, которая строго разделила бы психическую норму со всеми разнообразными ее вариантами и психическую патологию. В отличие от большинства разделов клинической медицины, в большинстве случаев психиатрия не располагает убедительными данными об этиологии и патогенезе психических болезней. Основным критерием заболевания является в данном случае его клиническая картина. И не смотря на то, что психиатрия выделилась в самостоятельную клиническую дисциплину уже более 200 лет назад, и знания и опыт врачей-психиатров постоянно совершенствовались, в оценке ряда состояний психической деятельности возможен известный субъективизм. Именно поэтому в психиатрии особое значение приобретает клиническая практика.

Если заглянуть в медицинские справочники, станет очевидно, что выраженные психические расстройства встречаются у 2-5% населения. Разнообразие их весьма велико. Сегодня существует несколько конкурирующих классификаций психических болезней («психических расстройств» в англоязычной литературе), основанных на различных принципах. Ниже мы будем стараться придерживаться традиционных представлений отечественной психиатрической школы, в основном потому, что большинство понятий, которыми нам придется оперировать, прочно вошли в обиход, став привычными и, порой, обыденными словами.
Хотя мы прекрасно понимаем, что в большинстве случаев современная психиатрия не располагает точными данными о происхождении душевных болезней, за долгие годы своего существования эта наука прошла, будем надеяться, значительную часть пути к пониманию данной проблемы. Накоплено много достоверных данных, свидетельствующих о полиэтиологическом происхождении психических болезней. Основными причинами, приводящими к душевным болезням, являются, с точки зрения современной психиатрии, следующие:

Наследственная предрасположенность. Особенное значение фактор наследования по-видимому, играет в происхождении заболеваний, так или иначе связанных с нарушением тонких механизмов работы мозга, например, обмена нейромедиаторов, количества и уровня развития связей между нейронами, и т.д. Долгое время ведутся споры относительно типа наследования таких заболеваний, как шизофрения и эпилепсия. Данные популяционной генетики, генеалогических исследований, в частности - близнецового метода - свидетельствуют скорее о полигенетическом их наследовании. Немалую роль играет в данном случае и низкая пенетрантность (одно из свойств гена в классической генетике - способность аллели проявлять свое действие, реализовывать свое присутствие на уровне признака) генов, ответственных за наследование психических болезней, позволяющая им накапливаться в популяции, несмотря на противодействие естественного отбора.

Биохимические нарушения, как наследуемые, так и приобретенные. Исследования в этой области находят практический выход в применении психофармакологических средств. Большинство гипотез в этой области сводятся к нарушению нейромедиаторного обмена («дофаминовая» гипотеза, нейротрансмиттерная гипотеза (роль серотонина, гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК), моноаминоксидазы (МАО) и др. веществ, участвующих в обеспечении обмена медиаторов), а также обмена нейропептидов - эндорфинов (естественных морфиноподобных веществ) и энкефалинов.

Иммунологические нарушения на уровне дефицита систем неспецифической гуморальной защиты - системы комплемента (группа белков плазмы крови, способных при определенных условиях активировать друг друга и формировать сложные белковые комплексы, обладающие способностью активно воздействовать на антиген), пропердина, а также аутоиммунная патология. Важную роль играют, по-видимому, нарушения активности Т-лимфоцитов.

Органическая природа психических болезней. Для ряда заболеваний установлены вполне определенные морфологические критерии. При различных процессах, приводящих к нарушению морфологической структуры мозга (травмы, интоксикации) описаны соответствующие психические нарушения. Предпринималось много попыток описать патологоанатомическую картину психозов, однако общих закономерностей , обнаруживаемых на клеточном и макроскопическом уровнях, выявить не удалось.

Инфекции, паразитарные инвазии. Классическим примером психического заболевания, в полной мере отвечающего нозологическому принципу, является прогрессивный паралич - особая форма сифилиса нервной системы.

Психотравмы. Одной из наиболее популярных гипотез в настоящее время является гипотеза нарушения «барьера психической адаптации», базирующегося на биологической и социальной основах. Срыв адаптации в результате психотравмы, превышающей компенсационные возможности личности, приводит к болезни.

В большинстве случаев в психиатрии принято деление заболеваний на «эндогенные», т. е. возникшие, исходя из внутренних причин (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз), и «экзогенные», спровоцированные воздействием окружающей среды. Причины последних выглядят более очевидными. Патогенез большинства психических болезней может быть представлен только на уровне гипотез.
Наука о патологических проявлениях психической жизни человека называется психопатология. Она включает в себя феноменологические (от «феномен» в смысле «случай, явление») описания патологических признаков, которые должны отражать результат объективного наблюдения, данные экспериментов, например о взаимосвязи патологических явлений с психологическими процессами, и в меньшей степени, данные, полученные в результате теоретических исследований. Исторически психопатология формировалась как описательная наука, какой она и остается в значительной степени по сей день.

Фактически родоначальником системного феноменологического подхода в психопатологии явился Карл Ясперс, чей фундаментальный труд «Общая психопатология» увидел свет в 1913 годуxii. Эта книга до настоящего времени осталась самым лучшим и самым подробным описанием психопатологических феноменов.

В этой главе мы опишем симптомы психических расстройств. Симптом – это клинический критерий патологического состояния организма (Снежневский А. В.), это проявление психического расстройства, которое мы можем зафиксировать при наблюдении своими органами чувств либо приборами. По одному симптому нельзя судить о болезни. Это только знак, свидетельствующий о неблагополучном состоянии организма в целом. Однако, обнаружив симптом, мы должны предположить наличие психического расстройства.

Любая классификация симптомов условна. Обычно (и мы тоже будем придерживаться этого принципа) симптомы делят на классы, исходя из преимущественного поражения того или иного психического процесса (восприятия, мышления, памяти etc.). В 1920-е годы в работах М. О. Гуревича и М. Я. Серейского с опорой на работы И. М. Сеченова был использован физиологический принцип классификации, отражающий уровень симптома относительно звеньев рефлекторной дуги. С тех пор в большинстве отечественных руководств по психиатрии используется разделение на симптомы рецепторного отдела (часть дуги, ответственная за поступление информации), интрапсихические (подразумевается, что за их появления ответственна та часть рефлекторной дуги, что локализована в коре головного мозга) и эффекторные (часть дуги, ответственная за реализацию рефлекса)xiii.

Класс 1. Рецепторные расстройства (сенсопатии) – это самые простые симптомы, «связанные с нарушением чувственного познания» (Снежневский А. В.). К ним относятся гиперестезия (повышение чувствительности к свету, звуку, запаху, когда негромкий звук слышится как громовой удар, а светотень выглядит четкой и контрастной, словно клетки шахматной доски) и гипестезия (обратное гиперестезии состояние, когда весь мир блекнет, теряет форму и контуры, интонации и т.д.). Необычная, непроизвольная фиксация второстепенных предметов и явлений называется гиперметаморфозом. Пациенты фиксируют взгляд на незначительных предметах, например, чередовании нитей в обивке дивана, складок гардин, чуть слышном шуме за окном.

Часто встречаются явления, называемые сенестопатиями. Это неприятные странные и обычно плохо локализуемые ощущения, исходящие из тела больного. Они могут быть охарактеризованы как стягивание, скручивание, переливание, жжение и т.д. Как правило, сенестопатии описываются больными не так, как обычные соматические (от греческого «сома» - тело) симптомы, описания чаще носят вычурный характер, а сами симптомы очень стойки.

Нарушение восприятия пространства и формы и размера предметов называется метаморфопсией. Предметы могут неестественно уменьшаться или увеличиватьсяxiv, перекручиваться, надламываться. То же самое может происходить и с пространством.

Фактически этими феноменами исчерпывается перечень рецепторных расстройств. В то же время по достаточно формальным признакам в данный класс относят куда более сложные симптомы, условно объединяемые понятием дереализации. А. В. Снежневский указывал на промежуточное положение данной группы феноменов между рецепторными и интрапсихическими нарушениями.

Собственно дереализация – чувство неестественности, неправдоподобности окружающего мира, нередко сопровождающееся отчуждением собственных переживаний и ощущений, собственной личности (деперсонализация). Мир становится неузнаваемым, чуждым, как правило – обезличенным, лишенным красок, ирреальным. Нередко при данном состоянии возникают сомнения в реальности существования окружающего. В рамках дереализации могут отмечаться феномены «уже виденного (слышанного)» (незнакомое кажется знакомым) и «никогда не виденного (не слышанного)» (знакомое кажется незнакомым). Могут возникать расстройства осознавания времени (безвременье, пустота, разорванное время, утрата различий между прошлым, настоящим и будущим)xv и олицетворенное осознавание – чувство присутствия в помещении постороннего (как правило, сопровождается сознанием ошибочности этого чувства)xvi. В ряде случаев отмечается расстройство апперцепции – утрата способности понимать смысл происходящего в силу нарушения связи явлений.
Класс 2. Интрапсихические расстройства. Это большая группа симптомов различного характера и природы. Их объединяет то, что все они реализуются в результате нарушений в высшем отделе мозга – коре. Условно их принято делить на расстройства ориентировки и самосознания, расстройства восприятия, мышления (включая бред), эмоций (аффективные расстройства), памяти (собственно это разделение тоже грешит условностью, поскольку явления психической жизни трудно представить в изолированной форме).

Расстройства ориентировки (во времени, ситуации, в месте, в собственной личности) проявляется неспособностью назвать дату и время года, ориентироваться в новом или хорошо знакомом месте, собственной личности (в том числе и в рамках бреда, например, бреда величия). Как правило, эти состояния длятся недолго, если сопровождают расстройства сознания, но долго, если являются следствием грубых органических патологических процессов (например, болезни Альцгеймера). Непонимание своего состояния, сопровождающееся беспокойством, вопросами о себе, своем местонахождении, называют растерянностью. Она возникает на фоне нарушения самосознания (нарушение чувства собственного «Я», различий между «Я» и «не Я», собственной целостности, границ своего тела, иногда – сосуществование двух противоречивых личностей, которые обе воспринимаются как собственное «Я»xvii) вследствие острых расстройств психической деятельности.

В рамках расстройства ориентировки в собственной личности нужно рассматривать и деперсонализацию – отчуждение собственных психических свойств, перемену в самосознании, вследствие чего утрачивается чувство собственной реальности. Подобное состояние может сопровождаться чувством присутствия дополнительных конечностей или «отделения» от тела, наблюдения за собой «со стороны»xviii. Вероятно, деперсонализация – следствие искажения сознания (по В. Майер-Гроссу).

Расстройства восприятия включают иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации.

Иллюзия – искаженное восприятие реального объекта, полностью замещаемого ложным образом. При этом и реальный и иллюзорный объекты относятся к одной сфере чувств. Иллюзии бывают аффективные (как правило, возникают на фоне страхаxix), вербальные (искажение содержания речи окружающих) и парейдолические – фантастические образы, «воздушные замки» из облаков. К. Ясперс предостерегал от смешения понятий иллюзий и ошибочных суждений. Последнее представляет собой ложное умозаключение при сохранном восприятии, например человек принимает крышку от бутылки за монету на основании того, что видит на земле круглый блестящий предмет подходящего размера.

Галлюцинации – ложные восприятия, возникающие без участия реального объекта. Они могут возникать в любой сфере чувств (слуховые, зрительные, вкусовые, обонятельные, тактильные галлюцинации и комплексные галлюцинации – в нескольких анализаторах). Галлюцинации сопровождаются чувством реальности. Галлюцинирующий видит, слышит, осязает объект, реальный для него, а не представляет себе это. От зрительной галлюцинации можно отвернуться, чтобы не видеть ее, или закрыть глаза, чтобы не слышать «голосов» больные нередко зажимают уши. Такое поведение может служить объективным подтверждением существования галлюцинаций. Как правило, галлюцинации существуют в реальном времени и пространстве, что отличает их от псевдогаллюцинаций, однако бывают и исключения (экстакампинные зрительные галлюцинации вне поля зрения). Галлюцинации редко существуют изолированно, но как правило они – один из признаков психоза. Больные могут вести себя так, как подсказывает им ситуация (спасаться от преследователей, чьи голоса слышны за стеной, нападать на людей, которых галлюцинаторный голос назвал врагами). Особенно опасны императивные галлюцинации – голоса, приказывающие больному сделать что-либо (убить, покончить с собой), которым он не в силах сопротивляться. Отдельно рассматривают галлюцинации в переходный период между сном и бодрствованием (гипнагогические, если предшествуют сну, и гипнопомпические, если предваряют пробуждение) и функциональные (сосуществуют с реальным раздражителем в той же сфере чувств, например, на фоне стука колес слышен голос, поезд останавливается, голос умолкает) и рефлекторные (сосуществуют с реальным раздражителем в иной сфере чувств, например, на фоне стука молотка возникают яркие вспышки света) галлюцинации.

Псевдогаллюцинации описаны русским психиатром В. Х. Кандинскимxx. Они лишены реальности, воспринимаются иначе, не отождествляясь с настоящими голосами или образами. Им свойственно чувство «сделанности» - привнесенности явлений в сознание актом чужой воли. Больные говорят о псевдогаллюцинациях «в пассивном залоге» - не «я вижу, слышу», а «мне показывают, транслируют». Псевдогаллюцинации могут локализоваться в субъективном пространстве, например в голове больногоxxi, восприниматься субъективными органами чувствxxii («духовным зрением», «третьим глазом», «внутренним слухом»). Кроме псевдогаллюцинаций в сфере чувств встречаются и кинестетические псевдогаллюцинации – когда совершаемые действия носят характер чуждых, сопровождаются чувством сделанности, словно это акт чужой воли. Несмотря на то, что псевдогаллюцинаторные образы лишены реальности, больные не сомневаются в их действительности. По наблюдениям многих клиницистов псевдогаллюцинации встречаются чаще истинных галлюцинаций.

Расстройства мышления включают в себя нарушения течения мыслей, связей между мыслями, владения своими мыслями, навязчивости (обсессии) и бред.

Расстройства течения мыслей и связей между мыслями – это ускорение или замедление мышления, когда меняется темп и напор идей, мыслительных образов, ассоциаций. В крайнем случае мышление может приобретать форму неуправляемого и непрерывного потока мыслей (ментизм), когда мысли стремительно сменяют друг друга, создавая «вихрь идей». При бессвязности мышления наблюдается хаотическое нагромождение ассоциаций, образов, идей, в результате чего и речь больного представляет собой бессмысленный набор слов, нередко произносимых в рифму. Преобладание одной мысли над другими, ее постоянное возвращение, отраженное и в речи называют персеверацией. Внезапный обрыв мысли, сопровождающийся чувством потери нити беседы, растерянностью, называется шперрунгом (закупорка мышления). Сопоставление несвязанных ничем образов, явлений, умозаключений составляет паралогическое мышление. При нем наблюдаются соскальзывания (проявляется в речи смещением акцента на побочную тему с утратой логики изложения), патологический полисемантизм (искаженная трактовка смысла слов, как правило, по созвучию, с обнаружением «глубинного слоя» значенийxxiii), витиеватость мышления, использование неологизмов.

Навязчивости (обсессии) представлены мыслями, влечениями, чувствами. Их удобнее рассматривать вместе, хотя многие из них не соотносятся прямо с процессом мышления.

А. В. Снежневский предложил делить эти состояния на отвлеченные навязчивости (навязчивый счет, например, шагов, ступеней, навязчивые отвлеченные воспоминания, например, названий городов, имен, навязчивые рассужденияxxiv (бесплодное мудрствование) на темы вроде формы Земли, смысла жизни) и чувственные навязчивости (воспоминания, как правило, неприятных эпизодов жизни, навязчивые влечения (компульсии) совершать бессмысленные или противоправные поступки, навязчивые страхи (фобии), навязчивые действия). Все эти явления осознаются больными, часто воспринимаются как чуждые личности, характеризуются насильственностью, неодолимостью возникновения. В то же время навязчивые влечения, как правило, не претворяются в действия. Навязчивости очень широко распространены. Часто встречаются фобии (навязчивые страхи) самого различного содержания (страх темноты, высоты, собак, мышей, пауков, замкнутых пространств, открытых пространств, толпы, одиночества, болезни, смерти и т.д.). Фобии возникают несмотря на понимание бессмысленности страха и желание преодолеть его. Нередки навязчивые сомнения (выключен ли свет, газ, заперта ли дверь, не забыты ли нужные документы). Иногда навязчивости играют роль ритуалов, бессмысленных действий защитного или проверочного характера. Большинство навязчивостей мучительны для больных, что заставляет последних искать помощи у врачей.

Сверхценные идеи – это умозаключения, суждения, возникшие из реальности, но субъективно переоцененные, занимающее в сознании не по праву слишком заметное место. Они сопровождаются соответствующими их содержанию эмоциональными переживаниями, но не характеризуются тотальным вовлечением всей личности, что свойственно бреду.

Бред – это совокупность ложных представлений, умозаключений, логических связей между событиями, людьми, явлениями, изначально лишенных реальных оснований, полностью владеющих сознанием, не поддающихся коррекции.

Бред характеризуется убежденностью в непреложности истины составляющих его (бредовых) идей, невозможностью их коррекции (переубеждения), и хотя содержание бредовых идей может носить абсурдный характер, а им бывают противопоставлены самые веские аргументы, бреду свойственна собственная, внутренняя «кривая логика». Больные с бредом не меняют своих убеждений, они уверены в своей правоте. Бредовая идея – своего рода априорное знание.

Формированию бреда предшествует предчувствие, ожидание некого счастливого прозрения, либо напротив, беды. Окружающее, словно сгущающаяся туча, меняет облик и то манит, то угрожает. У больного возникает чувство «измененности», все приобретает некий иной смысл (т.н. «бредовое настроение»), а затем внезапно, словно сполох, возникает озарение – формируется («кристаллизуется» по И. М. Балинскому) бредовая идея.

Бред принято классифицировать по характеру возникновения (первичный, вторичный, индуцированный) и по содержанию (отношения, величия, ревности, ипохондрический, религиозный, виновности и т.д.).

Первичный бред (интеллектуальный, интерпретативный) опирается, как правило, на реальные факты, но постепенно искажается суждение о них, которое подкрепляется рядом субъективных, отмеченных «кривой логикой» доказательств, в результате чего формируется детально проработанная система, очень стойких, пронизывающих всю личность ложных убеждений самого различного содержания. Например, при бреде преследования больные, будучи убежденными, что их преследуют некие враги, меняют место жительства и работу, обращаются в суд, прокуратуру, изобретают свои способы защиты, порой весьма вычурные, могут напасть на «врагов».

Вторичный бред (чувственный, образный) возникает обычно на фоне галлюцинаций или аффективных нарушений. Ему свойственен образный характер, нет ни системы, ни логики, зато много фантастических, чувственных переживаний. Поступки больных внезапны и непредсказуемы. Человек, которому больной пять минут назад доверительно сообщал свои переживания, внезапно становится главным врагом, коварным шпионом, «выведавшим» у больного его тайну, и может стать жертвой его агрессии.

Индуцированный бред возникает, как правило, у родственников и ближайших друзей больных и во многом повторяет содержание бреда больного. Он очень нестоек и быстро распадается при разлучении индуктора и индуцированного.

По содержанию выделяют много вариантов бреда. Широко распространены: бред преследования (параноидный бред), когда пациент убежден в том, что за ним следят, преследуют, пытаются причинить ему вред отдельные люди или целые организации (разведка, полиция, тайные общества), бред отношения (предметы и люди имеют для больного особое значение, например, диктор в программе теленовостей передает некоторую информацию персонально для него), бред величия (убеждение в собственной уникальности, значимости), ипохондрический бред (больной убежден в наличии у него неизлечимого заболевания), сексуальный бред (больные убеждены в своей исключительной привлекательности, к ним все питают недвусмысленные чувства и испытывают почти неодолимое сексуальное желание), бред ревности. Необходимо заметить, что бред имеет четкую связь с доминирующим аффектом. При депрессивном аффекте чаще можно встретить бред самообвинения, осуждения, при маниакальном – величия, особого предназначения, изобретательства. Содержание бреда во многом зависит от уровня культуры больного и от господствующих в обществе представлений.

Эмоциональные (аффективные) расстройства – представлены маниакальным, депрессивным, дисфорическим аффектами, апатией, страхом, тревогой и рядом других состояний.

Маниакальный аффект (манияxxv) – приподнятое настроение, сопровождающееся активизацией мышления, ускорением темпа речи, физической активностью, в ущерб вниманию. Вся деятельность человека преображается: мир воспринимается «через розовые очки», человек оптимистичен и активен. При умеренной мании растет работоспособность, при более выраженной преобладает суетливость, деятельность становится малопродуктивной. Выделяют веселую манию (повышено настроение), спутанную манию (хаотичная двигательная активность), гневливую манию (с раздражительностью). Крайнее безмятежное, радужное настроение, сопровождающееся пассивным чувством наслаждения называют эйфорией, а крайнее ощущение блаженства, восторга – экстазом.

Депрессивный аффект (депрессия) – печальное, тоскливое настроение, сопровождающееся ограничением физической активности, иногда – тяжелыми физическими ощущениями, как правило, в области груди, сердца, замедлением мышления, снижением всех проялений активности, нередко – снижением аппетита, сексуального влечения, нарушением сна. Преобладают идеи виновности, собственной ненужности, безысходности. В крайнем случае наступает полное оцепенение – ступор. Выделяют ироническую депрессию (грустная ирония над своей беспомощностью), слезливую депрессию, адинамическую депрессию (обездвиженность, слабость, вялость), ажитированную депрессию (беспокойство, суетливость, возбуждение, очень опасное состояние в плане возможного суицида), маскированную депрессию (при внешнем относительном благополучии возникают симптомы, имитирующие соматические заболевания).

Дисфория – сочетание злобы и тоски, угрюмое настроение. В ответ на самый незначительный внешний раздражитель возникают вспышки гнева, больные бранятся, кидаются драться, сокрушают все на своем пути, совершают акты вандализма, тяжкие преступления. По нашим наблюдениям, дисфория часто встречается у асоциальных подростков в силу высокой встречаемости у них органического поражения головного мозга, обусловленного употреблением токсических веществ.

Страх – тяжелое чувство ожидания опасности, беды, катастрофы, смерти. Страх проявляется на физическом уровне – от «мурашек» до неспособности пошевелиться или, напротив, стремительным бегством. Это может быть «холодок» в груди, «волосы, вставшие дыбом», «мороз по коже», «душа, ушедшая в пятки» и т.д. Страх возникает при реальной угрозе (напомним, что галлюцинации воспринимаются как реальность) жизни, здоровью, благополучию. В отличие от страха тревога – смутное предчувствие опасности, неприятностей, которые чаще всего даже не могут быть предсказаны логически.

Апатия – полное безразличие к происходящим событиям, в том числе, касающимся лично больного, безучастность, утрата интересов и побуждений.

Болезненное психическое бесчувствие (anaesthesia psychica dolorosa) – болезненно переживаемое чувство утраты всех чувствxxvi.

Расстройства памяти. Память включает в себя способность фиксировать, хранить и воспроизводить информацию. Ослабление памяти называют дисмнезией, а полную утрату (на какой-то период) – амнезией. Принято выделять ретроградную амнезию – утрату памяти на события, непосредственно предшествующие психическому расстройству или эпизоду утраты сознания (например, при черепно-мозговой травме), антероградную амнезию – утрату памяти на события, последовавшие за психическим расстройством или потерей сознания, фиксационную амнезию – утрату способности запоминать текущие события, прогрессирующую амнезию – утрату способности запоминать и постепенное оскудение памяти на предшествующие события, причем сначала из памяти пропадают события недавнего, а потом – отдаленного прошлого (закон Т. Рибо). Отдельной формой выделяют палимпсестыxxvii – эпизоды ослабления памяти на детали, при сохранении общей канвы событий (при алкоголизме).

Среди расстройств памяти значительное место занимают ложные воспоминания. Выделяют конфабуляции – как правило, реальные события, имевшие место в прошлом, воспринимаемые субъективно как недавние, или (реже) фантастические псевдовоспоминания, порой самого удивительного содержания. Утрата различия между собственными воспоминаниями о событиях, реально имевших место с больным, и хранящейся в памяти информации, почерпнутой из книг, рассказов других лиц, фильмов называют криптомнезиейxxviii. Слияние настоящего с истинным воспоминанием и ложным воспоминанием называют парамнезией.
Класс 3. Эффекторные расстройства. В это класс относят расстройства психических функций, являющихся итоговыми, конечными этапами реализации интрапсихической деятельности.

Расстройства побуждений включают изменение основ жизнедеятельности личности, «ее активности, энергии, инициативы» (А. В. Снежневский). Это гипобулия (понижение волевойxxix активности) и абулия – полное отсутствие желаний, всякого рода деятельности, гипербулия (повышение волевой активности), парабулия – искажение, извращение, вычурность деятельности. Указанные изменения проявляются в идеаторной (мыслительной) и моторной (двигательной) сферах. Полная утрата движения, оцепенение, потеря речи, мимики называется ступором. Ступор может возникать в составе кататонии, депрессии, апатических состояний, как реакция на тяжелую психическую травму. Противоположность ступору представляет собой раптус – неистовство, «бешенство», сопровождающееся всплеском физической активностиxxx. Раптус может развиваться в рамках кататонии, при маниакальном состоянии, в рамках депрессии (меланхолический раптус, состояние с высоким риском осуществления суицида), при наплыве устрашающих галлюцинаций, при дисфории. Все эти состояния опасны для самого больного и окружающих.

Расстройства влечений – включают анорексию (утрату чувства голода), развивающуюся в рамках депрессии, мании, кататонии, либо как проявление сверхценных идей и бреда (сверхценная идея похудеть, бред отравления), булимию (обжорство вследствие повышения аппетита), полидипсию (неутолимую мучительную жажду), изменения полового влечения, импульсивные влечения. Импульсивные влечения возникают внезапно, подчиняя себе волю и поведение больного. Все сознание направлено только на реализацию импульсивного влечения. Больные уходят из дома, предпринимая длительные путешествия (дромомания)xxxi, беспробудно пьянствуют (дипсомания)xxxii, без цели совершают кражи (клептомания), совершают поджоги (пиромания). Совершая противоправные действия больные не руководствуются преступным умыслом, не имеют цели причинить кому-либо вред, но только одну цель – удовлетворить внезапно возникшее влечение.

Расстройства речи – большой класс симптомов эффекторного звена. Во многих случаях нарушения речи обнаруживаются и при неврологических расстройствах. Речь является зеркалом психической деятельности, и нарушения мышления, памяти, настроения находят свое отражение в речиxxxiii.

Смазанная, трудно воспринимаемая, с запинками, неправильным произношением звуков речь является дизартричной. Утрата способности к речи называется алалией,xxxiv а утрата способности пользоваться отдельными словами в устной или письменной форме, либо утрата способности понимать речь (при сохраненном слухе) – афазией. Ответы не в контексте вопроса, невпопад, называют паралогией. Замещение слов в речи схожими по звучанию представляет собой акатофазию. Разорванная речь, сохранившая грамматический строй, словесная окрошка, которой придается верная форма при отсутствии смысла называется шизофазией, а совершенно хаотичный набор слов – инкогеренцией. Постоянное повторение одного слова (фразы) носит название вербигерации, а механическое повторение только что услышанных слов – эхолалии.

Расстройства сна – очень частые симптомы широкого круга психических расстройств. Чаще всего нарушается засыпание, больные долго не могут уснуть. Возможны частые пробуждения, полные (возвращение в состояние бодрствования) и неполные, т.н. «просоночные состояния», когда действия осуществляются в автоматическом режиме, не осознаются и не сохраняются в памяти. Пробуждения могут возникать среди ночи несколько раз (прерывистый сон) или под утро, тогда больные уже не могут уснуть (ранние пробуждения). Во сне могут наблюдаться эпизоды сноговорения и даже снохождения.
Изложенные нами симптомы психических расстройств, конечно, не представляют собой полного перечня всех патологических феноменов, известных психиатрии. Многими известными психиатрами создавались объемные руководства, содержащие подробные, клинически иллюстрированные описания симптомов психических расстройств. Настоятельно рекомендуем ознакомиться с ними! (См. список рекомендуемой литературы).
  1   2   3   4   5   6


МИНИСТЕРСТВО ПО НАЛОГАМ И СБОРАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации