Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность - файл n1.doc

приобрести
Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность
скачать (1046.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1047kb.08.07.2012 21:28скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8
§ 3. Система как целое

Здесь мы подошли к одному из сложнейших и запутан­ных моментов развития. Многократно доказано, и при­рода непрерывно дает нам практическое подтверждение тому, что различие элементов системы неизбежно приво­дит к образованию противоположных подсистем в еди­ной системе, каждая из которых объединяет элементы, обладающие функциональными качествами, противопо­ложными функциональным качествам элементов другой подсистемы.

Процесс дифференциации элементов, в основе которо­го лежит противоречие между ними, неизбежно приводит к появлению противоположных подсистем.

Анализ развития конкретных систем показывает, что характер взаимодействия противоположных подсистем в разных системах неодинаков и зависит от многих при­чин: формы, типа, вида движения системы, глубины и формы отличия ее элементов в способах взаимодействия с источником существования. Можно выделить следую­щие типы взаимодействия противоположных подсистем одной системы:

1. Элементы обеих подсистем таким образом изменя­ют свои функциональные качества, что каждая из них, будучи противоположна другой и сохраняя способность самостоятельного взаимодействия р источником сущест-

135

вования, в то же время дополняет другую в чем-то жиз­ненно важном для их существования.

В данном случае между противоположностями явно преобладают взаимодействия гармонии, взаимодополне­ния.

2. Элементы одной из подсистем таким образом из­
менили свое функциональное качество, что их функцио­
нирование обеспечивает существование элементов с про­
тивоположным функциональным качеством, и наоборот.
Скажем, корневая система и крона деревьев.

В данном случае, с одной стороны, налицо гармониче­ское взаимодействие между противоположными подси­стемами, ибо каждая из них дополняет другую, способст­вует существованию другой. С другой стороны, явно про­сматривается противоречивое взаимодействие между противоположностями, ибо каждая из них в определен­ной мере является одним из источников существования противоположной себе подсистемы. А взаимодействие системы с источником существования всегда противоре­чиво, коллизионно, ибо это взаимодействие неизбежно влечет прекращение существования системы, являющей­ся источником существования другой системы ',

3. Элементы одной из подсистем таким образом изме­
нили свое функциональное качество, что потеряли спо­
собность непосредственного взаимодействия с внешним
источником существования. Теперь единственным источ­
ником их существования являются функциональные ка­
чества противоположных элементов или сами эти элемен­
ты. Например, буржуа и пролетариат, хищник и жертва,
растительный организм и травоядные животные. Здесь
преобладает противоречивое взаимодействие между про­
тивоположностями, ибо это есть отношение системы к
источнику своего существования.

Конечно, действительные отношения противополож­ностей не ограничиваются рассмотренными выше. Встре­чаются такие системы, в которых взаимодействия между противоположностями обладают бездной оттенков, пуль­саций, переплетений, так что бывает затруднительно от­нести их к какому-то определенному типу взаимодейст­вий. Реальность неизмеримо богаче любых абстрактных схем.

Как было показано, противоположности могут взаи-

Речь идет о непосредственно перерабатываемых системах.

136

модействовать различным образом. Противоречие не яв­ляется единственным видом взаимодействия противопо­ложностей. Гармония здесь играет такую же роль, как и между качественно-тождественными элементами, т. е. она начинает преобладать над противоречивым взаимо­действием в тех случаях, когда противоположные эле­менты, как и качественно-тождественные, имеют общую цель. Под целью в данном случае понимается естествен­ная тенденция объединения возможностей элементов для обеспечения существования системы в целом. Но всегда и при всех обстоятельствах противоречивые взаимодейст­вия между элементами остаются. Они могут видоизме­няться, обостряться или сглаживаться, выдвигаться на первый план или уходить в тень, менять форму проявле­ния и т. д., но исчезают они только с исчезновением си­стемы. То же самое относится и к взаимодействиям гар­монии. В связи с этим сделаем небольшое отступление. Когда исследователи начинают доказывать, что про­тиворечие существует не только между противоположно­стями и различиями, но и между качественно-тождест­венными элементами, или что и между противоположно­стями могут быть гармонические взаимодействия, то кри­тика главным аргументом выставляет ленинские выска­зывания о противоречиях. Да, В. И. Ленин многократно упоминал в своих работах о единстве и борьбе противо­положностей. Его мысли по этому поводу широко извест­ны и отражают действительные процессы развития. Но из всего, что сказано В. И. Лениным о противоречиях, единстве и борьбе противоположностей, отнюдь не вы­текают утверждения, что противоречия существуют толь­ко между противоположностями и различиями, что вза­имодействие противоположностей может быть только противоречивым. Более того, у В. И. Ленина можно встретить места, где говорится о противоречиях, но не упоминается о противоположностях и т. д. Подобные вы­сказывания есть и у К. Маркса и Ф. Энгельса. Мы созна­тельно их не цитируем, потому что у нас порой философ­ская дискуссия превращается в схоластический спор о той или иной форме трактовки высказываний классиков марксизма-ленинизма: «В. И. Ленин по такому-то пово­ду сказал то-то (цитата)». Нет, говорят другие, В. И. Ленин по этому поводу сказал другое (цитата). Но «цитатная война» еще никогда не двигала науку вперед. К. Маркс, Ф. Энгельс и В. И. Ленин были величайшими

137

диалектиками, и вполне понятно, что по одному и тому же поводу, но в разной ситуации, в разных случаях они высказывались по-разному. Марксизм-ленинизм требует анализа конкретной реальности, а не выискивания у классиков готовых рецептов на все случаи жизни. И для проведения такого анализа классики марксизма-лениниз­ма вооружили нас диалектическим методом.

Но вернемся к существу проблемы.

Система, достигшая зрелости, находится в устойчи­вом состоянии. Вместе с тем в ней продолжаются взаимо­действия противоречивых сторон, которые обусловлива­ют ее дальнейшее преобразование.

Рассмотрим подробнее процессы, протекающие в зре­лой системе. Характер этих процессов обусловлен про­тиворечивым состоянием целостной системы. Во-первых, как система, завершившая определенную форму движе­ния, она может дальше развиваться, лишь количественно умножая тождественно-дифференцированные элементы, и то опять-таки до определенного предела, ибо любой вид движения ограничен и качеством (сложностью связи), и количеством (количеством элементов, находящихся в данной форме связи). Так, например, микрофизическая форма движения завершается уже атомом водорода. Иначе говоря, атом водорода представляет собой систе­му, в которой не может больше идти никакой дифферен­циации, ибо различие между ее элементами достигло про­тивоположности. Начинается процесс полимеризации, т. е. бесконечного повторения системой самой себя.

Но микрофизическая форма движения, завершившись в атоме водорода, не исчерпала себя полностью. Наряду с онтогенезом идет и филогенез. Происходит количествен­ное увеличение противоположных элементов в атоме как системе, что приводит к их качественному разнообразию.

Количественный рост элементарных частиц в атоме и соответственно усложнение его структуры есть развитие в период зрелости. Микрофизическая, форма движения «стремится» исчерпать себя и в этом направлении. Это действительно происходит в атомах радиоактивных эле­ментов, где силы отталкивания начинают преобладать над силами притяжения.

Возьмем далее систему — носительницу химической формы движения, скажем, хлорид натрия (КаС1). По существу химическая форма движения в данной системе завершается образованием элементарной ячейки кри-

138

сталла, структура которой определяется расположением шести ионов хлора вокруг иона натрия. Дальнейшая диф­ференциация элементов системы невозможна, ибо нали­цо противоположность между ионами натрия и хлора. Система полимеризуется, т. е. происходит ее многократ­ное повторение самой себя при благоприятных условиях.

Обратимся к биологической форме движения. По сви­детельству биологов, структурная дифференцировка ор­ганизма завершается периодом полового созревания. В организме происходит поляризация клеток на зароды­шевые и соматические. Это говорит о том, что биологиче­ская форма движения ' завершается в организме, достиг­шем половой зрелости. В дальнейшем может наблюдать­ся преимущественно количественный рост дифференциро­ванных элементов и подсистем организма как системы, что, как известно, также ограничено определенными пре­делами.

Очень показательна в этом плане иллюстрация, при­водимая К. Гробстайном. Организмы миксомицета, напо­минающие амебу, размножаются в чашке с агаром, по­глощая бактерии. Воспроизведение и рост у них череду­ются с делением, и популяция миксомицета продолжает расти за счет увеличения числа подобных особей. Но вот наступает момент, когда количество бактерий, составля­ющих пищу данных организмов, уменьшается.

«Тут поведение амебоподобных организмов резко ме­няется. Вместо того чтобы продолжать беспорядочно передвигаться по агару, они начинают собираться в скоп­ления... Эти скопления привлекают к себе все больше и больше амебоидных клеток, так что, наконец, образуется студенистая многоклеточная масса, или плазмодий, ко­торый некоторое время передвигается по поверхности агара как единое целое. Активность отдельных особей в таких многоклеточных образованиях координирована. Это становится очевидным при рассмотрении стадий раз-

1 Обычно в литературе под «биологической формой движения» понимается чрезвычайно разнообразный комплекс движений органи­ческой материи. Под это определение попадают внутриклеточные про­цессы и межклеточные взаимодействия, развитие такой сложной си­стемы, как животный организм, и развитие вида. В данном случае речь идет о завершении биологической формы движения не вообще, ибо еще не определены более или менее четкие границы изменений органической материи, попадающих под это определение, а о завер­шении данного вида биологической формы движения в конкретном организме.

139

вития миксомицета... Некоторое время плазмодий пере­ползает по агару, оставляя за собой заметные следы. За­тем он теряет подвижность, и на его поверхности обра­зуется небольшой вырост, который далее развивается в спорангий, состоящий из ножки и округлого образования (соруса) на ее вершине. Отдельные амебы, ко­торые прежде ничем не отличались друг от друга, теперь образовали несколько различных типов... Так, амебы, из которых состо­ит ножка, продуцируют целлюлозу, главный опорный материал растений, и вследствие накопления капелек, или вакуолей, в своей цитоплазме разбухают. Фактиче­ски они перестают быть отдельными организмами и пре­вращаются в специализированные клетки многоклеточ­ной ткани. Амебы, образующие сорус, превращаются в споры; содержание воды в них падает, и у них развивает­ся толстая защитная оболочка... Таким образом, в про­цессе агрегации и спороношения мы наблюдаем миксо-мицет в его многоклеточной фазе, когда отдельные само­стоятельные клетки становятся компонентами одного ор­ганизма. Более того, при этом происходит также сегре­гация клеток, или дифференцировка, которая приводит к образованию в организме репродуктивных и не­репродуктивных единиц... Нерепродуктивные единицы питают клетки зародышевого пути, тем самым способствуя сохранению ,и непрерывности этого пути»1.

В данном случае отчетливо видно, как тождество эле­ментов переходит в их различие, различие — в противо­положность, ибо репродуктивные (зародышевые) и нере­продуктивные ( соматические) клетки являются противо­положностями.

Конечно, как уже не раз отмечалось, процессы, про­текающие в сложных системах, особенно таких, как об­щество, качественно отличаются от процессов, протекаю­щих в простых системах. То, что в простых системах выражено четко и определенно, в сложных системах мо­жет быть скрыто и иеясно. Речь идет о тенденции разви­тия систем и его конечном результате. Совершенно не обязательно, что в развитии каждой системы и в каждый период ее развития должны проявляться все характерные черты и особенности, присущие именно этому периоду развития.

1 К- Гробстайн. Стратегия жизни, стр. 89, 92, 93 (разрядка моя.— А. А.).

140

Напротив, действительность постоянно убеждает нас в обратном. Одним системам свойственна четкость прояв­ления основных закономерностей развития, скажем, в пе­риод становления, другим — в период зрелости; одни си­стемы (это касается прежде всего сложных систем) могут вообще миновать период зрелости, переходя из стадии становления в стадию преобразования. Кроме того, для данного исследования не представляют интерес детали и специфика процессов, протекающих в развивающихся системах. Интересен конечный результат этих процессов, а он одинаков и для простых, и для сложных систем: пе­риод зрелости любой системы имеет довольно четкую на­чальную границу, выраженную в прекращении диффе­ренциации элементов, вследствие перехода различий ме­жду основными составляющими элементами (или подси­стемами) ее в противоположность.

Раздвоение системы на противоположности как раз и обеспечивает ее относительное равновесное состояние и дает ей возможность длительного существования, в пери­од которого происходят преимущественно изменения в количественном соотношении противоположных элемен­тов. Безусловно, в конечном итоге количественные изме­нения неизбежно приводят к качественным изменениям, что будет рассмотрено в следующем параграфе.

Система, вступившая в период зрелости, одновре­менно становится развитым элементом другой, высшей системы. Гегель писал: «... плод развития... есть резуль­тат движения. Но поскольку оно есть лишь результат одной ступени, оно, как последнее этой ступени, и есть вместе с тем начальный пункт и первое другой ступени развития... Материя, которая, как развитая, обладает фор­мой, есть, в свою очередь, материя для новой формы»'.

Конечно, любая система с момента возникновения уже является одновременно и элементом, ибо она возни­кает в существующей системе. Но система как элемент и как сама по себе еще не развита. Развиваясь как си­стема, завершающая один вид движения, она развивается и как элемент — носитель новой формы движения. А это значит, что ее развитие неизбежно подчиняется потреб­ностям высшей системы. Иначе говоря, высшая система оказывает воздействие на характер дифференциации си­стемы, становящейся ее развитым элементом.

1 Гегель. Соч., т. IX, стр. 31—32. 141

в"<»*л~ьЩ*&Ш*1вЙЫ,




Зрелая система есть конкретная определенная систе­ма. Гегель отмечал: «Начальное есть наиболее абстракт­ное, потому что оно есть начальное и еще не двигалось вперед; последний образ, возникший из этого поступа­тельного движения, представляющего собою процесс раз­вития определений, является наиболее конкретным обра­зом» '.

Если Гегеля прочитать материалистически, то это означает, что конкретность зрелой системы заключается в характере ее функционирования, в специализации ее функций. В момент возникновения система объединяет в себе множество функций, взаимодействие ее с окружаю­щей средой целиком и полностью используется на собст­венное развитие, самапроявление. По мере становления системы все четче вырисовывается и развивается одна или несколько ее функций. Система специализируется, приспособляется к определенному способу взаимодейст­вия с окружающей средой, причем теперь этот способ взаимодействия не столько непосредственно обеспечивает собственное существование, сколько способствует суще­ствованию высшей системы, элементом которой она ста­новится. Думается, нет надобности иллюстрировать это положение примерами развития систем различных уров­ней организации, ибо этот процесс достаточно подробно описан в предыдущем параграфе.

Ограничимся высказыванием К. Маркса, который, рассматривая процесс труда, пишет: «Пока процесс тру­да является чисто индивидуальным, один и тот же рабо­чий объединяет все те функции, которые впоследствии разделяются»2. По мере развития процесс труда прини­мает все более кооперативный характер. Теперь рабоче­му «достаточно быть органом совокупного рабочего, вы­полнять одну из его подфункций»3.

Система в период зрелости внутренне противоречива не только в силу глубокой дифференциации элементов, приводящей доминирующие из них к взаимной противо­положности, но и в силу двойственности своего состояния как системы, завершающей одну форму движения, и как системы, являющейся элементарным носителем высшей формы движения.

1 Гегель. Соч., т. IX, стр. 44.

2 '/С- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 516.

3 См. там же, стр. 517.

142

Как завершающая одну форму движения система «стремится» полностью раскрыть возможности этой фор­мы движения. В этом случае система есть целостность, индивидуальность. Она свободна в реализации всех сво­их функций. Но с другой стороны, как элемент высшей системы, как элементарная система — носительница но­вой формы движения она ограничена в своем существо­вании законами высшей системы. Естественно, что это противоречие между возможностью и действительностью в развитии системы в целом оказывает воздействие и на развитие ее элементов. Наиболее перспективными в раз­витии оказываются те элементы, функции которых соот­ветствуют потребностям высшей системы. Иначе говоря, система, специализируясь, успешно воздействует на раз­витие преимущественно тех элементов, чьи функции отве-'. чают ее специализации.

Вследствие прекращения дифференциации элементов в период зрелости системы между ними образуется устой­чивая связь. Эта связь закрепляет функциональную диф-ференцировку элементов. А так как в системе преобла­дающими являются элементы, чьи функции соответству­ют условиям высшей системы (или окружающей среде, если говорить вообще), то и система в целом становится функционально специализированной. Она может суще­ствовать, функционировать только в той среде, в которой сформировалась. Всякий переход зрелой системы в дру­гую среду неизбежно вызывает ее преобразование. Это закон существования любых систем. Так, В. И. Вернад­ский отмечает, что «каждый минерал может су­ществовать неизменно лишь до тех пор, пока он находится в условиях своего об­разования. Как только он из них вышел, для него начинаются новые стадии существования»1. «Простой пе­реход минерала из одной области в другую вызывает в нем изменения и перегруппировку, отвечающие новым

условиям»2.

Что касается биологических систем, то они также ус­тойчивы только в условиях своего образования. Извест­ны, например, виды растений и животных, которые дли­тельное время существуют без изменений, находясь в постоянной среде.

1 В. И. Вернадский. Избр. соч., т. II. М., 1955, стр. 40.

2 Там же, стр. 21.

14)

Но, говорит Ф. Энгельс, «всякое равновесие лишь от­носительно и временно» '. Даже при благоприятных внеш­них условиях внутренние противоречия системы выводят ее из состояния равновесия. Система вступает в период преобразования.

§ 4. Неизбежность и закономерности качественного преобразования систем

Преобразование систем как акт перехода в новое каче­ство представляет собой сложный, многосторонний про­цесс. Вообще понятие «преобразование» включает в себя широкий круг явлений, и, быть может, не совсем точно определять этим термином последний этап развития. Действительно,(система на протяжении всего развития находится в состоянии преобразования, т. е. ее структура непрерывно изменяется. Система в период возникновения качественно отличается от системы периода становления, та в свою очередь — от периода зрелостиГТПоэтому по­следний этап развития системы, можетг-бшю бы точнее определить гегелевским термином «прехождение», но в силу того, что данный термин не получил в нашей фило­софской литературе распространения, будем пользовать­ся термином- «преобразование», относя его только к за­вершающему этапу развития данной системы.

Как уже отмечалось, процесс преобразования одной системы есть одновременно процесс возникновения новой системы, механизм преобразования —одновременно и ме­ханизм возникновения. Но процесс преобразования имеет и свои особенности, свою специфику. Преобразование отражает изменения, протекающие в старом качестве. Сущность его не менее сложна и «таинственна», чем сущ­ность возникновения и становления. Почему система не может существовать вечно? Почему она обязательно должна погибнуть? И должна ли она действительно по­гибнуть? Все эта вопросы для каждого человека пред­ставляют куда больший интерес, чем, скажем, проблема возникновения. Ибо сам человек представляет собой си­стему, и, конечно, он далеко не равнодушен к своему бу-

1 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 562.

144

дугцему. Но, как ни странно, если учитывать этот повы­шенный интерес к процессу преобразования системы, последний так же мало исследован, как и процесс станов­ления- Речь идет не только о философском аспекте иссле­дования. Еще И. И. Мечников отмечал, что проблема смерти «занимает преобладающее место в религиях, фи­лософиях, литературах и народных преданиях, в науке ей отведено лишь незначительное внимание»!. В связи с этим он приводит любопытный эпизод из жизни Л. Н. Тол­стого: «Граф Толстой, преследуемый желанием разре­шить эту задачу (речь идет о проблеме смерти. — А. А.), ■обратился к научным .сочинениям, но нашел в них одни неопределенные или незначащие ответы. И велико же было его возмущение против ученых, которые изучают разные бесполезные, по его мнению, вопросы (как, напри­мер, мир насекомых, строение тканей и клеток) и не в состоянии выяснить ни судеб человеческих, ни того, что такое смерть!»2

Конечно, со времен И. И. Мечникова наука шагнула далеко вперед. Достигнуты определенные результаты и в исследовании преобразования систем. Но будь и сегодня жив Л. Н. Толстой, он не получил бы от современной науки исчерпывающего ответа на вопрос о природе смер­ти. Еще не наступило время ее разгадки. И дело не толь­ко в смерти человека. Смерть человека есть преобразо­вание систем одного вида. Она не может быть до конца понята без соответствующего представления о законах преобразования систем вообще.

Сейчас исследователи процесса преобразования кон­кретных физических, химических, биологических и других систем выделяют специфичность закономерностей этого преобразования в каждой отдельной системе. Но хорошо известно, что за кажущейся уникальностью явления скрывается и нечто общее, которое, собственно говоря, и позволяет понять это уникальное.

Рассмотрим некоторые представления о причинах и сущности преобразования разнокачественных систем и попытаемся выделить общие его закономерности.

Существует множество гипотез, рисующих «артины преобразования звезд и звездных систем. Так, в одних гипотезах обосновывается мысль о преобразовании звезд

1 См. И. И. Мечников. Этюды оптимизма. М., 1964, стр. 96.

2 Там же.

145

/

и звездных систем в силу выгорания водорода и посте­пенного их остывания. Другие, напротив, доказывают, что причиной преобразования является разогревание звезд, приводящее к .их взрыву '-

Есть и такие, которые усматривают гибель космиче­ских систем в преобладании тенденции притяжения в их движении. Известно, например, что подобной гипотезы придерживался и Ф. Энгельс2. Растет число сторонников и противоположной гипотезы, основанной на ряде наблю­даемых явлений, свидетельствующих о преобладании сил отталкивания в развитии космических систем. Так назы­ваемое разбегание галактик, открытое Э. П. Хабблом, не-стациояарность звездных ассоциаций, выявленная В. А. Амбарцумяном, свидетельствуют о тенденции рас­пада систем вследствие ослабления связи между состав­ляющими их элементами.

Более четкая картина преобразования вырисовывает­ся у физических систем земной поверхности, таких, как минералы, горные породы. Ведущую роль в их преобра­зовании играют внешние условия: смена температур, во­да, ветер, кислород-

Существует множество гипотез, объясняющих процесс старения и гибели клеток и организмов. А. Вейсман в свое время утверждал, что «у одноклеточны х... нет старости и смерти, которая входила бы в н о р м а л ь н ы й ц и к л р а з в и т и я о с о б и»3, и что «ес­тественная смерть появляется впервые при создании те­ла, как чего-то противоположного зародышевым клет­кам...»4. По Вейсману, причина преобразования много­клеточного организма состоит в клеточной дифференциа­ции, приводящей отдельные клетки к потере функции воспроизведения. Чем более дифференцированна клетка, чем уже ее специализация, тем менее она способна к вос­произведению 5.

Американские биофизики Б. Л. Стрелер и А. С. Милд-ван исходят из предположения, что подсистемы организ­ма «непрерывно отклоняются от состояния равновесия.

1 См. «Происхождение и эволюция звезд». М., 1962, стр. 144—
147, 168—175, 245—265, 282—302.

2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 359—360.

3 А. Вейсман. Лекции по эволюционной теории, ч, I. М., 1905,
стр. 312.

4 Там же, стр. 315.

5 См. там же.

146

Эти отклонения связаны с расходом энергии, так как ра­бота организма в общем направлена в сторону восста­новления исходного состояния равновесия... Смерть на­ступает всякий раз, когда необходимая скорость расхо­дования энергии в одной из подсистем оказывается выше максимально возможной. Это заставляет окружающие подсистемы изменяться до тех пор, пока они не утратят способность отвечать на предъявляемые к ним требова­ния. В итоге система теряет способность к восстанов­лению» К

Стрелер также считает, что «по мере старения инди­вида степень упорядоченности в расположении клеток явно уменьшается»2.

Другие исследователи выдвигают в качестве причины старения прекращение роста системы, нарушение функ­циональной деятельности клеток и органов, накопление с возрастом солей кальция в тканях и т. д.

И. И. Мечников считал истинной причиной старения организма накопление токсичных продуктов гниения в кишечнике. По его теории, «преждевременная и болезнен­ная старость зависит от отравления наших тканей яда­ми, идущими главным образом из наших кишок и вы­рабатываемыми преимущественно кишечными микро­бами...» 3.

Иначе говоря, единой точки зрения на процесс ста­рения нет.

Детальное и всестороннее исследование процесса пре­образования общественных систем было проведено клас­сиками марксизма-ленинизма. В общих чертах суть пре­образования общественных систем была сформулирована К. Марксом так: «На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества прихо­дят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превра­щаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции» 4.

1 Б. Стрелер. Время, клетки и старение. М., 1964, стр. 108.

2 Там же, стр. 148.

3 И. И. Мечников. Этюды оптимизма, стр. 174.

4 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 13, стр. 7.

147

Действительно, на первый взгляд трудно обнаружить что-либо общее в процессах преобразования разнокаче­ственных систем. Но так ли это на самом деле? При бли­жайшем рассмотрении процесса преобразования разнока­чественных систем можно выделить общие характерные закономерности. Это прежде всего общность причины преобразования — противоречие между формой связи элементов системы и их взаимодействием со средой. При этом неважно, вызвано ли это противоречие внутренним развитием или внешним воздействием.

Давайте еще раз обратимся к фактам. В результате метаморфизма .из расплавленной магмы выделяются твердые породы и поднимаются на поверхность Земли. Если в момент возникновения и существования в глубин­ных условиях способ взаимодействия каждого элемента или подсистемы с окружающей средой, их функции соот­ветствовали определенному типу обмена, типу связи ме­жду «ими (в противном случае никакой системы не обра­зовалось бы!), то в условиях земной поверхности между этими двумя процессами возникает противоречие. Внеш­няя среда воздействует на элементы системы и систему в целом таким образом, что изменяет функции взаимодей­ствующих с ней элементов, их способ взаимодействие с ней. А раз меняется функция отдельных элементов, то, естественно, ослабляется и видоизменяется их связь с ■ остальными элементами, функционирующими по-прежне­му. Происходит процесс уменьшения количества старых элементов и накопление новых, обладающих новым спо­собом взаимодействия с новой окружающей средой. Одна система разрушается, другая возникает.

Но, как уже говорилось, функциональные изменения элементов и подсистем даже и в неорганических системах происходят не только под воздействием внешних причин. Дифференциация элементов может привести к глубоко­му функциональному отличию одной группы элементов от другой, в силу чего меняются связи между элемента­ми и происходит разделение системы на другие системы или полное преобразование одной системы в другую. Ко­нечно, и в этом случае воздействие внешней среды не­сомненно. Дифференциация элементов в определенной степени наряду с другими факторами есть следствие диф­ференциации среды- Однако это уже опосредованное воз­действие, преломленное внутренним развитием.

Возвращаясь к процессу преобразования органиче-

148

ских систем, обнаруживаем, что ведущим противоречием их преобразования и здесь выступает противоречие меж­ду изменением функции элементов или групп элементов и господствующим типом обмена между ними. Действи­тельно, из приведенной гипотезы Стрелера — Милдвана (а она в общем виде отражает содержание большинства гипотез старения и гибели организмов) прямо вытекает, что с изменением функционирования хотя бы одной из подсистем организма нарушается деятельность всего организма.

Рассмотренное позволяет сделать вывод, что преобра­зование есть следствие растущего противоречия между способом взаимодействия элемента или группы элементов со средой и типом обмена или типом существенной связи между ними. В общем виде можно выделить внешние и внутренние причины развития этого противоречия, прояв­ляющиеся с большей или меньшей силой в различных системах.

Внешние причины:

  1. Изменение внешней среды, вызывающее функцио­нальное изменение элементов. В той или иной мере внеш­няя среда является одной из главных причин преобра­зования любых систем. В изменяющейся среде невозмож­но длительное существование неизменной системы. А лю­бое изменение, как бы медленно и незаметно оно ни про­текало, неизбежно приведет к качественному преобразо­ванию системы. Причем изменение внешней среды идет как независимо от системы, так и под воздействием са­мой системы. Яркий пример тому — деятельность челове­ческого общества, способствующего в отдельных случаях (загрязнение водоемов, атмосферы и пр.) изменению ок­ружающей среды во вред себе.

  2. Проникновение в систему чуждых объектов, при­водящих в отдельных случаях к функциональным измене­ниям отдельных элементов. Скажем, превращение атомов химических элементов под воздействием космических лучей, отравление организмов ядами и т. д.

Внутренние причины:

  1. Непрерывный количественный рост дифференциро­ванных элементов системы в ограниченном пространстве, в результате чего обостряется противоречие между их функциями и принципом обмена-

  2. Накопление «ошибок» в репликации, т. е. в вос­произведении себе подобных, то, что в биологии носит

149

название мутации. Мутация неизбежно сопровождается функциональным изменением в прогрессивную или ре­грессивную сторону. Если мутант более соответствует изменяющейся среде, то он начинает размножаться. Это и есть возникновение нового, которое вступает в проти­воречие со старым. Вообще противоречие между функци­ей элемента и типом обмена между элементами в системе есть по существу противоречие между возникающим новым и сопротивляющимся старым.

3. И наконец, система гибнет, когда прекращаются рост и воспроизведение составляющих ее элементов. Это по существу есть преобразование как в силу внутренних, так и внешних причин.

Конечно, этим перечислением далеко не исчерпыва­ются причины, лежащие в основе преобразования. Но они, на наш взгляд, являются главными, основными и имеют всеобщий характер: проявляются в той или иной степени в любых целостных системах неорганической и органической природы.

Можно сказать, что система существует без значи­тельных изменений до тех пор, .пока способ взаимодейст­вия ее элементов со средой соответствует типу обмена между элементами. Неизбежное изменение функциониро­вания элементов ведет к преобразованию системы. Но преобразование преобразованию рознь.

Исходя из понимания зрелой системы как единства и постоянства структуры, состава, функций элементов и типа обмена между ними, определим различные формы преобразования, непосредственно связанные с изменени­ем каждого из перечисленных атрибутов системы.

  1. Преобразование, приводящее к уничтожению всех атрибутов преобразующейся системы. Например, разру­шение атома, распад кристалла, смерть организма и т. д.

  2. Преобразование системы в качественно иное, но равное по степени организованности состояние. Оно про­исходит в силу:

а) изменения состава элементов системы, скажем, за­
мещения в кристалле атомов одного элемента атомами
другого;

б) функционального изменения отдельных элементов
и подсистем в системе. Например, переход млекопитаю­
щих с сухопутного образа жизни к водному.

3. Преобразование системы в качественно иное, но
низшее по степени организованности состояние.

150

Характер этого преобразования заключается в сле­дующем:

а) происходят функциональные изменения элементов и подсистем системы. Например, приспособление отдель­ных видов животных и растительных организмов к пара­зитическому образу жизни;

>б) идет структурное изменение, скажем, модифика-ционные изменения в отдельных неорганических систе­мах. Например, переход белого олова в серое, алмаза—■ в графит и т. д.

4. Преобразование системы в качественно иное, но высшее по степени организованности состояние. Подоб­ное преобразование системы происходит как в рамках одной формы движения, так и при переходе системы от одной формы движения к другой. Этот тип преобразова­ния представляет особый интерес, так как отражает про­грессивное, поступательное развитие системы. Рассмот­рим его подробнее.

Как было показано в предыдущем параграфе, систе­ма вступает в период зрелости тогда, когда дальнейшая дифференциация ее элементов становится невозможной. По своим обобщенным функциям элементы разделяются на противоположности. Борьба между ними является ве­дущим внутренним источником развития системы. Но борьба эта, естественно, не может продолжаться беско­нечно. Одна из сторон всегда оказывается более актив­ной, чем другая. Непрерывный количественный рост эле­ментов системы в целом всегда преобладает у одной из сторон.

Возьмем ли мы атомные системы, у которых общий рост количества нуклонов ядра всегда является первич­ным по отношению к росту количества электронов. Ска­жем, атом водорода, развиваясь как система, увеличи­вает количество нуклонов в ядре до трех (два нейтрона и один протон), в то время как электрон остается один.

Здесь, конечно, не место домыслам, но вполне естественно предположение, что следующим этапом раз­вития атома, как такового, является превращение трития в изотоп гелия путем превращения нейтрона в протон с испусканием электрона. На возможность такого превра­щения элементов наталкивает существование так назы­ваемых зеркальных ядер, т. е. ядер с одинаковым числом нуклонов, но принадлежащих различным элементам в силу количественного различия протонов и нейтронов в

151

ядре. В таком случае каждый раз причиной преобразо­вания одного химического элемента в другой является рост числа нейтронов в ядре и последующее их превра­щение в протоны с испусканием электронов ].

Исследования В. А. Амбарцумяна дают основание сделать вывод об активной роли ядер звезд и галактик, о накоплении в них вещества и энергии. Так, он пишет: «Приходится допустить, что энергия может доставляться из внутренних слоев (звезды. —А. А.) наружу путем пря­мого выброса внутризвездного вещества, являющегося носителем внутризвездной энергии»2. Аналогичным об­разом допускается, «что существует тесная связь между процессом деления первоначального ядра (галактики. — А. А.) и образованием спиральных рукавов» 3.

В биологических системах, скажем в животных орга­низмах, деятельной, активной непрерывно количественно увеличивающейся стороной в зрелых системах являются зародышевые клетки в отличие от соматических.

В общественных системах в период их зрелости, ак­тивной и количественно быстрее увеличивающейся сторо­ной всегда является один из противоположных классов. Так, К- Маркс в «Святом семействе» пишет: «Пролета­риат и богатство — это противоположности. Как таковые, они образуют некоторое единое целое. Они оба порож­дены миром частной собственности. Весь вопрос в том, какое определенное положение каждый из этих двух эле­ментов занимает внутри противоположности. Недостаточ­но объявить их двумя сторонами единого целого.

Частная собственность как частная собственность, как богатство, вынуждена сохранять свое собственное суще­ствование, а тем самым и существование своей противо-

1 Согласно одной из групп космологических гипотез, «во Вселен­
ной все время происходят преобразования атомов одного элемента
в атомы другого элемента. В основе этих процессов лежит эволюция
атомного ядра, сводящаяся к захвату ядром отдельных протопоп
или нейтронов. Каждый такой захват преобразует ядро или в ядро
атома следующего более тяжелого элемента или в ядро более тяже­
лого изотопа того же элемента» (П. И. Воронов. Космологические тео­
рии и возможности нх проверки. — «Труды по теории поля», вып. II.
М., 1965, стр. 93).

2 В. А. Амбарцумян. Явление непрерывной эмиссии и источники
звездной энергии. [Сообщения Бюраканской обсерватории, XIII вы­
пуск]. Ереван, 1954. стр. 6.

3 См. Л. В. Мирзоян. Космогония звезд и галактик. — «Проб­
лемы современной космогонии», стр. 154.

152

положности — пролетариата. Это — положительная сто­рона антагонизма, удовлетворенная в себе самой частная собственность.

Напротив, пролетариат как пролетариат вынужден упразднить самого себя, а тем самым и обусловливаю­щую его противоположность — частную собственность, — делающую его пролетариатом. Это — отрицательная сто­рона антагонизма, его беспокойство внутри него самого, упраздненная и упраздняющая себя частная собствен­ность...

Таким образом, в пределах всего антагонизма частный собственник представляет собой консервативную сторо­ну, пролетарий — разрушительную. От первого исходит действие, направленное на сохранение антагонизма, от второго — действие, направленное на его уничтожение» '.

Количественное увеличение элементов в системе или количественное увеличение их энергии неизбежно приво­дят систему в такое состояние, когда форма связи между элементами оказывается не соответствующей их функ­ционированию. Равновесие системы нарушается. Проис­ходит разрушение старой формы связи и образование но­вой формы связи между элементами. Если рассматривать этот процесс в рамках одной формы движения, то обна­руживается следующая интересная картина: происходит изменение формы связи между элементами, вся прежняя структура, рушится, но элементы как системы, завершаю­щие предшествующую форму движения, сохраняются.

Примером тому является преобразование вещества из газообразного в жидкое, а затем и в твердое состояние. Атомный состав в таком преобразовании не меняется, меняется лишь форма связи между атомами. Но вещест­во, допустим железо, в газообразном состоянии образует систему, которая соответственно проходит все стадии развития от возникновения до преобразования. Аналогич­ным образом железо образует независимые системы и в жидком и в твердом состоянии. Одновременно все три агрегатных состояния железа есть этапы, стадии разви­тия железа как системы от менее упорядоченного к более упорядоченному состоянию, если мы будем рассматри­вать естественно протекающий в природе процесс превра­щения вещества из газообразного в твердое состояние.

1 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 2, стр. 38—39. 153

Подобное явление наблюдается и в органической при­роде. Так, каждое растение проходит в своем развитии ряд последовательных стадий, причем каждая стадия в отдельности может рассматриваться как самостоятель­ная, независимая система. Например, пшеничное зерно представляет собой систему, формирование которой впол­не может быть прослежено; стебель пшеницы также пред­ставляет собой систему со всеми периодами развития и т. д. Но и зерно, и стебель, и колос суть стадии в раз­витии пшеницы как растения в целом.

Хорошо известна стадийность развития насекомых (например, гусеница, бабочка), земноводных (голова­стик, лягушка). Как отмечает Гробстайн, «жизненный цикл многих организмов состоит из серии сравнительно устойчивых стадий, сильно отличающихся друг от дру­га» '• Высшие организмы также проходят определенные стадии развития, правда, с менее выраженным отличием этих стадий друг от друга.

В рамках социальной формы движения происходит преобразование одной общественно-экономической фор­мации как системы в другую. Например, феодализм воз­никает, становится, функционирует как целое и преобра­зовывается в капитализм. Возникают и преобразовывают­ся все общественно-экономические формации. И изуча­ются они как конкретные, самостоятельные системы. Но с другой стороны, общественно-экономические системы есть этапы поступательного развития человеческого об­щества в целом.

«Производственные отношения, — писал К. Маркс, — в своей совокупности образуют то, что называют обще­ственными отношениями, обществом, и притом образуют общество, находящееся на определенной ступени истори­ческого развития, общество с своеобразным отличитель­ным характером. Античное общество, феодальное обще­ство, буржуазное общество представляют собой такие со­вокупности производственных отношений, из которых каждая вместе с тем знаменует собой особую сту­пень в историческом развитии человечест­ва»2. Аналогичные мысли высказываются и Ф. Энгель­сом: «...все общественные порядки, сменяющие друг дру-

1 К. Гробстайн. Стратегия жизни, стр. 97.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 6, стр. 442 (разрядка моя. —
А. А.).

154



га в ходе истории, представляют собой лишь преходящие ступени бесконечного развития человеческого общества от низшей ступени к высшей»'. В. И. Ленин подчеркивал, что социальная эволюция рассматривается материалиста­ми-диалектиками «как естественно-исторический процесс развития общественно-экономических формаций»2.

Как видно из приведенных фактов, начиная с возник­новения, цикл развития любой системы состоит из опре­деленных стадий, каждая из которых может 1рассматри-ваться как самостоятельная система. Преобразование систем-стадий друг в друга есть по существу преобразо­вание структур, т. е. природное качество элементов, их составляющих, остается при этом преобразовании неиз­менным. Меняется лишь функциональное качество эле­ментов.

В целом рассматриваемый вопрос чрезвычайно важен для понимания не только стадии преобразования, но и развития систем вообще. Системы-стадии есть этапы, сту­пени развития единой системы. Поэтому наиболее полным исследованием развития системы в целом будет анализ этапов ее развития как самостоятельной системы.

На это обращал внимание В. И. Ленин. Разъясняя ме­тод исследования К. Марксом капиталистической обще-ственно;Экономической формации, он писал: «Научное значение такого исследования состоит в выяснении тех особых (исторических) законов, которые регулируют воз­никновение, существование, развитие и смерть данного общественного организма и замену его другим, высшим организмом»3.

Однако устойчивость природного качества элементов системы в процессе ее развития дает при внешних благо­приятных условиях реальную возможность длительному существованию ее определенных стадий. Незначительные функциональные изменения элементов и в соответствии с этим перестройка структуры не затрагивают основных определяющих связей, качественно характеризующих данную ступень развития системы. Объективная действи­тельность дает нам массу примеров длительного сущест­вования систем-стадий. Отдельные химические элементы, биологические виды, экологические системы могут суще-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 275.

2 См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 1, стр. 165—166.

3 Там же, стр. 167.

155



ствовать неопределенно долго без видимых изменений. Это создает иллюзию их неизменности, их вечности. Так, например, длительное неизмененное существование хими­ческих элементов вызвало представление об 'их единовре­менном возникновении и качественном постоянстве. Цар­ство природы, писал Д. И. Менделеев, «долговечнее, его подвижное равновесие устоялось так прочно, что года и люди тут мелки для счета, и эволюция в вечности едва мыслима; мелочи меняются, но общее вращается около устойчивого, хотя и подвижного равновесия» '.

Поэтому Д. И. Менделеев очень осторожно относился к идее взаимопревращаемости элементов. «...Никогда и никто не встретил ни одного явления, при котором одно простое тело переходило бы в другое, откуда .и делается предположительное заключение, положенное в основу всей нашей науки: химические элементы самостоятельны, ими надо ограничить познание о превращаемости ве­ществ друг в друга. Докажется иное, выиграется, быть может, возможность понять закономерность, примечен­ную в элементах, а именно их периодичность, но пока что говорить о превращении одних элементов в другие про­сто-напросто нет никакого повода...»2

Как известно, дальнейшее развитие науки доказало взаимопревращаемость химических элементов. По суще­ству химические элементы—стадии, этапы развития ве­щества.

Аналогичным образом долгое время держалось пред­ставление и о неизменчивости видов, которое, как извест­но, опроверг Ч. Дарвин.

На возможности и реальных фактах длительного су­ществования определенных систем строятся и все теории индивидуального бессмертия человека.

Но, как уже говорилось, любая форма движения имеет свои пределы. Непрерывное, пусть даже незначи­тельное, изменение функций элементов и структуры си­стемы неизбежно приведет ее к глубоким качественным преобразованиям. Ни одна система не может существо­вать вечно, так как все состоит из вечно изменяющихся систем-

«Что же в таком случае надо считать бессмертным? — задавал вопрос А. Вейсман и отвечал: — По всей види-

' Д. И. Менделеев. Избр. соч., т. II. Л., стр. 441. 2 Там же, стр. 440.

156

мости, отнюдь не вещества, а определенную форму дви­жения»1. Через шесть десятилетий с лишним после Вей-смана близок к этим мыслям Н. Винер: «Наши ткани из­меняются на протяжении нашей жизни: принимаемая на-м-и пища и вдыхаемый воздух становятся плотью и костью нашего тела, а преходящие элементы нашей плоти и ко­стей ежедневно выделяются из нашего тела вместе с экс­крементами. Мы лишь водовороты в вечно текущей реке. Мы представляем собой не вещество, которое сохраняет­ся, а форму строения, которая увековечивает себя»2.

Но и Вейеман и Винер явно не до конца последова­тельны. И «форма движения», и «форма строения» тоже изменяются! Понятие «бессмертие» — абстракция. Оно неприменимо к конкретному. Бессмертна Вселенная, но смертны все составляющие ее элементы.

Однако вернемся к рассмотрению форм и характера преобразования систем. Наряду с рассмотренными выше четырьмя видами преобразования существует еще и пя­тое, которое лежит в основе бесконечного поступатель­ного развития материи вообще. Речь идет о размножении систем.

Как только система достигает периода зрелости, она получает возможность размножаться. Под размножением будем понимать любым путем происходящее умножение качественно-тождественных систем3. В основе размноже­ния систем лежит непрерывное количественное увеличе­ние составляющих ее элементов. Как уже было показа­но, в период возникновения и становления количествен­ный рост элементов вызывает лишь их дифференциацию. Но в период зрелости, когда дифференциация в основном закончилась раздвоением на противоположности элемен­тов системы и образовалась жесткая структура, система оказывается неспособной удержать в себе непрерывно

' Цит. по: Б. Стрелер. Время, клетки и старение, стр. 52.

2 Норберт Винер. Кибернетика и общество. М., 1958, стр. 104
(курсив мой. — Л. Д.).

3 Процесс, который определяется понятием «размножение»,
происходит при благоприятных условиях во всех существующих си­
стемах. Естественно, что умножение . качественно-тождественных
систем в каждом конкретном случае глубоко специфично. Однако
^тот процесс имеет и общие черты. При определении процесса умно­
жения качественно-тождественных систем специальным понятием
«размножение» учитывалась его информационная ценность как по­
нятия, наиболее точно соответствующего определяемому реальному
процессу.

157




растущее количество элементов (равно энергии или ин­формации). Она делится. Но образование двух и более взаимодействующих систем есть возникновение качест­венно новой системы. Она отличается от образовавших ее систем уже не структурно, как это происходит в слу­чае преобразования систем-стадий друг в друга, а по основному качеству. Ее основное качество определяется уже новой, высшей формой движения, элементарными носителями которой выступают системы, размножившие­ся и дочерние.

Начинается цикл развития новой системы, механизм которого в общих чертах повторяет механизм развития предшествующей системы. В данном случае полностью проявляется неизбежность действия закона отрицания отрицания: множество целостных систем отрицаются, ста­новясь элементами единого высшего целого. Это высшее нелое в свою очередь отрицается, становясь элементом им же порожденного множества.

На предыдущих страницах уже приводились примеры размножения систем. Здесь лишь напомним некоторые из них. Так, «согласно наблюдательным данным.... около 80% мощных радиогалактик показывают признаки двой­ственности» !. В. А. Амбарцумян объясняет этот феномен делением ядер галактик и возникновением новых, дочер­них галактик. Галактики в совокупности образуют систе­мы, качественно отличные от них самих.

Если процессы, протекающие в системах неорганиче­ской природы, скрыты от нас пространственными и вре­менными интервалами, то органический мир, напротив, представляет нам возможность в деталях проследить лю­бые изменения систем, в том числе и преобразование как превращение системы в элемент другой системы. Поме­стив простейший организм, скажем амебу, в питательную среду, обнаружим через некоторое время уже множество амеб. Амеба размножилась, образовав популяцию амеб. Но популяция есть новая система, качественно отличная от составляющих ее элементов — амеб и т. д. Диалекти­ческий процесс превращения целостных систем в элемен­ты высшей системы является существенной чертой раз­вития.

При рассмотрении явления возникновения системы было отмечено, что оно представляет собой не мгновен-

1 «Проблемы современной космогонии», стр. ]50.

158

ный акт, а процесс, объединяющий постепенность й скачок. Следовательно, и преобразование не является мгновенным актом. «...Смерть есть не внезапный, мгно­венный акт, а очень длительный процесс» ', — отмечает ф. Энгельс. Если говорить конкретно, а не в общем плане, то и возникновение и преобразование не есть только од­нозначное единство постепенности и скачка. И возникно­вение и преобразование включают в себя целую серию последовательно сменяющих друг друга состояний посте­пенности и скачка.

Подведем краткий итог вышеизложенному.

Преобразование есть неизбежный этап в развитии си­стемы. Система вступает в него в силу растущего проти­воречия между новым и старым, между изменяющимися функциями элементов и характером связи между ними, между противоположными элементами.

Преобразование может отражать как завершающий, конечный этап в развитии системы, ее гибель, так и пере­ход систем из низшей стадии в высшую. Преобразование есть период дезорганизации систем. Старые связи между элементами разрушаются, а новые еще только создаются. Старое качество переходит в количество, а новое коли­чество еще не перешло в новое качество. Преобразова­ние может означать также превращение системы как це­лого в элемент другой высшей системы.

В связи с рассмотрением процесса преобразования систем хотелось бы особо остановиться «а роли противо­речий в заключительном этапе развития, их диалектике.

Выше было рассмотрено движение и роль противоре­чий в период прогрессивного развития системы вплоть до ее зрелости. Были определены три вида, или три состоя­ния, формы противоречий: 1) противоречия между 'Каче­ственно-тождественными элементами; 2) противоречия между функционально-дифференцированными элемента­ми; 3) противоречия между противоположными элемен­тами.

Как известно, противоречие между противоположны­ми элементами переходит в противоречие между проти­воположными подсистемами, степень, острота, напряжен­ность которого зависит от специфики системы в целом.

В дальнейшем развитие системы определяется разви­тием подсистем, ибо каждая подсистема представляет в

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 21.

159

■Свою Очередь систему, развивающуюся по собственным законам. Иначе говоря, каждая из противоположных подсистем проходит все стадии развития системы в це­лом.

Просматриваются три важных положения, без учета которых не может быть верно определена дальнейшая судьба противоречий. Первое — это то, что любая систе­ма имеет стадии развития, каждая из которых в свою очередь проходит законченный цикл развития. (Здесь, разумеется, как и в любом правиле, есть исключения. Бывают случаи, когда система может миновать ту или иную стадию своего развития.)

Второе — любая система, достигнув зрелости, полу­чает возможность размножения, т. е. определенным пу­тем умножать самое себя.

И третье — это то, что любая система в конечном сче­те имеет свой естественный предел существования и исче­зает, превращаясь в системы иной формы движения.

Анализ зрелого состояния и дальнейшего существова­ния систем дает нам в настоящее время множество ва--риантов «разрешения» противоречий-

  1. Преобладание одной противоположности над дру- '• гой. Такой вид «разрешения» противоречий характерен ; для становящейся системы. Система .в каждой стадии достигает зрелости этой стадии, т. е. раздваивается на противоположности. Борьба между противоположностя­ми завершается победой одной из них, что и означает переход в новую стадию развития, возникновение новой стадии развития системы. Причем само противоборство противоположностей может носить характер прямой борьбы, скажем пролетариата и буржуазии, и постепен­ного изменения одной из противоположностей в другую, например, деревни в город (здесь имеется в виду сгла­живание различий между городом и деревней по образу жизни).

  2. Разделение противоположностей и их гибель. По­добным образом разрешается противоречие в системах типа растений, а возможно, и в организмах животных, достигших и перешагнувших окончательную зрелость. Каждая из противоположных подсистем в процессе взаи­модействия с собственным источником существования изменяется, отчего нарушается координация 'между ними, обостряется противоречие и в конце концов они переста­ют дополнять друг друга. Система гибнет.

160

3. Изменение обеих противоположностей и преобразо­вание противоречия. Скажем, умственный и физический груд. В данной системе, состоящей из двух противопо­ложных подсистем, обе они в процессе взаимодействия изменяются настолько, что в их взаимоотношении проти­воречия уступают гармонии.

4- Разделение противоположностей и их существова­ние. Как правило, разделение противоположностей и их независимое существование философами отрицается. Од­нако это явление имеет место в природе. Примером тому может служить химическое соединение в природе. В дан­ном случае сущность (система) раздваивается на две самостоятельные сущности (системы), которые продол­жают независимое существование.

  1. Гибель обеих противоположностей в силу пункта второго. Скажем, мужчина и женщина. Каждая из этих противоположностей представляет собой самостоятель­ную систему, внутреннее развитие которых приводит к гибели в силу нарушения координации и связи между внутренними противоположными подсистемами.

  2. Взаимопроникновение противоположностей и их исчезновение. Подобное разрешение противоречий на­блюдается у систем типа магнита. Своеобразие такого разрешения противоречия между противоположными под­системами состоит в том, что противоречие между под­системами переходит в противоречие между элементами системы.

7. Противоречие «разрешается», когда система раз­
рушается под воздействием случайных причин.

Очевидно, существует еще немало способов, форм раз­решения противоречий. Все зависит от формы движения системы, степени ее развития и других существенных причин. Короче говоря, сейчас не просматривается такой четкой картины в развитии противоречий на регрессивном этапе развития системы, как на этапах ее возникновения, становления и зрелости. Хотя нет никакого сомнения, что существует единая, общая, ведущая закономерность их «разрешения», возможно прерываемая лишь случайно­стью. Можно предполагать, что кажущаяся специфич­ность разрешения противоречий в каждой отдельной си­стеме в какой-то степени связана с явлением размноже­ния систем. Система, достигшая зрелости, размножается, т- е. делится, воспроизводит или способствует появлению себе подобных систем. Причина умножения систем пока

6 Зак. 553

161

еще не совсем ясна. Этот феномен природы ждет своих исследователей. Известно лишь одно: в системе происхо­дит непрерывное увеличение количества элементов, диф­ференциация которых ограничена рамками существую­щей противоположности. Выход —в размножении систе­мы. И система, действительно, многократно повторяет себя. Однако рано или поздно она обязательно гибнет.

Непосредственно к проблеме «разрешения» противо­речий примыкает вопрос об управлении развитием, проти­воречий. Всякое теоретическое познание в конечном счете направлено на совершенствование практики. Так и иссле­дование противоречий, как уже упоминалось, важно не только с теоретической, но и с практической точки зрения. Как регулировать, управлять противоречием? Тормозить, заглушать, сглаживать его или же, напротив, обострять, доводить до крайности?

Конечно, здесь не может быть дано однозначного от­вета. Если мы начнем, скажем, сглаживать противоречие между системой и источником ее существования, то си­стема просто-напросто погибнет. Она погибнет и тогда, когда мы будем обострять это противоречие, т. е. безрас­судно уничтожать источник существования. Нельзя ана­логичным образом ни сглаживать, ни обострять противо­речия, существующие между качественно-дифференциро­ванными и качественно-тождественными элементами.

Искусство управления противоречиями заключается в умении предвидеть их развитие и в соответствии с ним своевременно изменять взаимодействующие стороны и их соотношения. Можно облегчить, скажем, рождение ново­го, если своевременно его дифференцировать и лишить старое источника существования. Но естественный ход развития системы (в данном случае имеется в виду но­вая система) так или иначе, рано или поздно приведет ее к стадии становления, а затем и зрелости. Однако для этого должно вырасти количество элементов новой систе­мы, без чего не может быть никакой дифференциации; система должна войти в режим самодвижения и т. д. Только тогда можно подавлять старое, когда есть уве­ренность в силе нового. Сам процесс подавления старого требует знания механизма развития систем. Старое и но­вое суть противоположные подсистемы одной системы, одной сущности. Чтобы система успешно развивалась, необходимо учитывать возможности старого и нового. Ра­дикальное преобразование системы, т. е. переход ее в но-

162

вую стадию, наиболее целесообразно тогда, когда старая полностью исчерпала себя. Подавление старого, не закон­чившего еще своего развития, и замена его только что возникающим новым может затормозить развитие систе­мы в целом. С другой стороны, чрезмерная стимуляция старого может задержать развитие нового и привести в отдельных случаях к его гибели, а в дальнейшем и к ги­бели системы в целом.

Роль противоречий в развитии системы также не мо­жет быть определена однозначно. Противоречия — источ­ник развития системы, но развитие включает в себя как восходящий, так и нисходящий этапы. Поэтому говорить о противоречии как о только положительном или только отрицательном факторе развития ошибочно. Противоре­чия выступают движущей силой и прогрессивного и ре­грессивного этапов развития. С другой стороны, роль противоречий в тот или иной период развития тоже не­одинакова. Вряд ли мы можем говорить о положительной роли противоречий во второй период жизни нашего орга­низма. И в то же время углубление противоречий, ска­жем, в капиталистическом мире, ведет его к гибели, к преобразованию в социализм, а затем в коммунизм, т. е. в высшую стадию развития общества в целом.

Но и на восходящем этапе противоречия могут тормо­зить прогрессивный ход развития в тех случаях, когда:

  1. противоречие достигает обострения и не разрешается;

  2. когда между элементами системы возникают случай­ные противоречия, мешающие их прогрессивному изме­нению. Иначе говоря, анализ конкретных противоречий необходимо проводить в связи с конкретной ситуацией и только после этого определять, положительны или от­рицательны они для развития системы в целом, и уже в соответствии с этим изменять взаимодействующие сторо­ны. Хочется еще раз подчеркнуть, что управление проти­воречиями заключается в своевременном изменении вза­имодействующих сторон. Важно не само по себе проти­воречие, важен ход его развития, а он может быть уско­рен или замедлен, продлен неопределенно долго или за­торможен.

Между прочим, наблюдаемое ускорение развития об­щественных процессов непосредственно связано со все более и более успешным, хотя во многих случаях еще и не до конца осознанным, овладением искусством управ­ления противоречиями. Предвидение и в соответствии с

6*

163

ним организация практики позволяют в наиболее эффек­тивной форме изменять взаимодействующие стороны или одну из них, не доводя противоречия до крайности, с од­ной стороны, и с другой — осуществлять своевременную смену старого новым. Конечно, в практической деятель­ности люди руководствуются в большинстве своем пока еще преимущественно субъективными интересами. Непо­средственное вмешательство субъективной воли индиви­дов в естественный процесс развития противоречий может как способствовать, ускорять его ход, так и тормозить его. История богата случаями, когда сознательное обост­рение противоречий способствовало торможению процес­са общественного развития. Яркий пример тому события в Чили, когда реакция сознательно обостряла противоре­чия в стране, с тем чтобы свергнуть 'прогрессивное пра­вительство Сальвадора Альенде. С другой стороны, бы­вает, что волевое устранение противоречий путем подав­ления старого, хотя и не развитого полностью, стреми­тельно двигает вперед общественный прогресс. Но роль противоречий в обществе — большой вопрос, требующий глубокого, самостоятельного исследования.

ГЛАВА IV

ГНОСЕОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ КАТЕГОРИИ «СИСТЕМА»

1   2   3   4   5   6   7   8


§ 3. Система как целое
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации