Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность - файл n1.doc

приобрести
Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность
скачать (1046.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1047kb.08.07.2012 21:28скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8

4*

99

ности. Аналогичным образом нелепо определять как вза­имодействие противоположностей взаимодействие моле­кул в газе, звезд в звездной ассоциации, особей одного пола в популяции, специалистов одной профессии и пр., хотя между ними как тождественными системами и воз­никают противоречия. Абстрактные рассуждения о сторо­нах противоречия не могут больше удовлетворять потреб­ность познания и практики. Стороны противоречия — это системы со всем скрывающимся под этим понятием бо­гатством содержания и индивидуальными качественными особенностями. Отсюда следует, что анализ противоре­чий лишь как взаимодействия различий или как взаимо­действия противоположностей, достигших предела раз­личия взаимодействующих сторон, не дает полной кар- ;, тины многообразия взаимоотношений систем. Таким об- !* разом, введение понятия «система» для определения сторон противоречия обусловлено системностью объек­тивной реальности и, следовательно, помогает точнее от­разить его сущность.

Рассмотрим далее понятие «форма взаимодействия». ;

Ф. Энгельс, определяя систему как «совокупную .-; связь тел», отмечал, что в том обстоятельстве, что эти ' тела находятся во взаимной связи, уже заключено их воздействие друг на друга, а оно и составляет именно движение '. Иначе говоря, Ф. Энгельс теснейшим обра­зом связывал понятия «система» и «взаимодействие». В самом понятии «взаимодействие» подразумевается си­стема, ибо первое есть взаимное воздействие двух и более тел, т. е. взаимная связь тел. Широко известно значение, которое придавал этому понятию Ф. Энгельс.

Общепризнанность значимости, важности данного по­нятия и, следовательно, объективного процесса, отража­емого этим понятием, придали ему своеобразную аксио-матичность, видимую ясность внутреннего содержания, не требующего дальнейшего исследования. Вместе с тем процесс взаимодействия разделяется на различные виды. Взаимное действие означает не только действие и проти­водействие в смысле отталкивания, но и действие как притяжение, и действие как взаимодополнение. Ф. Эн­гельс писал: «Взаимодействие мертвых тел природы включает гармонию и коллизию; взаимодействие живых

1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 392. 100

существ включает сознательное и бессознательное со­трудничество, а также сознательную и бессознательную борьбу» !.

Взаимодействие, характеризуемое как «борьба», и есть противоречие. Противоречивость такого взаимодей­ствия заключается в том, что борющиеся стороны нахо­дятся в единстве. Взаимоотталкивая, взаимоисключая друг друга, они в то же время пребывают в единстве.

Гармоническое взаимодействие характеризуется вза­имодополнением, взаимоподдержкой, кооперацией, коор­динацией взаимодействующих сторон. Гармонически взаимодействующие системы, как и в случае противоре­чивого взаимодействия, находятся в единстве 2.

Понятие «единство» однозначно определяет принад­лежность взаимодействующих сторон к одной системе. Поэтому говорить, что на одном этапе развития системы преобладает борьба ее взаимодействующих элементов (подсистем), а на другом — «единство», вряд ли пра­вильно. Получается бессмыслица.

Любое взаимодействие уже обусловливает единство, ибо взаимодействие есть форма связи, иначе не было бы никакого взаимодействия. Другое дело, что характер взаимодействия может быть качественно различным, в частности противоречивым или гармоническим. И то и другое взаимодействие выражает глубинное свойство си­стем самосохраняться. Их диалектика такова, что преоб­ладание одного качества вызывает ослабление другого, причем ведущим в развитии всегда оказывается проти­воречивое взаимодействие. Именно оно — источник из­менения взаимодействующих сторон. В любом случае при рассмотрении как гармонических, так и противоре­чивых взаимодействий необходимо учитывать форму их проявления.

Выделяются следующие основные формы взаимодей­ствия систем:

  1. Взаимодействие системы с источником существо­вания.

  2. Взаимодействие системы с качественно-различными системами.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. "622.

2 Любопытны в этом плане рассуждения В. М. Бехтерева. «На
самом деле, — писал он, — наряду с борьбой мы имеем везде и
всюду явления сближения или тяготения» («Вопросы изучения и вос­
питания личности», 1920, № 2, стр. 186).

101

3. Взаимодействие качественно-тождественных си­стем.

Можно привести ряд фактов из области живой при­роды и общества, в определенном смысле иллюстрирую­щих высказанные положения. Так, И. И. Шмальгаузен, разбирая пример с зайцами и лисами, писал, что суще­ствует не только прямая борьба за существование между лисами и зайцами (зайцы в данном случае выступают источником существования лис), но и между лисицами (т. е. между тождественными системами). Причем пря­мая борьба за источник существования является причи­ной внутривидовой борьбы, которая ведет к выживанию особей наиболее приспособленных, к развитию вида в целом '. Но лисы кроме взаимодействия с зайцами и между собой еще конкурируют и с другими хищниками, для которых зайцы также составляют источник сущест­вования, т. е. происходит взаимодействие уже качествен­но-различных систем и т. д.

Очень четко мысль о наличии борьбы как между ка­чественно-тождественными, так и между качественно противоположными элементами системы, о взаимовлия­нии, взаимодействии этих противоречий в процессе раз­вития была высказана К- Марксом в работе «Наемный труд и капитал». Приведем из нее лишь одну выдержку, где К- Маркс рассматривает законы, определяющие цену товара.

«Чем определяется цена товара? — опрашивает К. Маркс и отвечает: — Конкуренцией между покупате­лями и продавцами, отношением спроса к предложению, предложения к спросу. Конкуренция, при посредстве ко­торой определяется цена товара, является трехсторон­ней.

Один и тот же товар предлагается различными про­давцами. Кто продает товары одного и того же качества дешевле всех, тот наверняка одержит верх над осталь­ными продавцами и обеспечит себе наибольший сбыт, у Таким образом, продавцы ведут между собой; борьбу за сбыт, за рынок. Каждый из них хочет , продавать, продавать как можно больше, хочет по воз­можности продавать один, устранив остальных продав-

1 См. И. И. Шмальгаузен. Внешние факторы, межвидовая борь­ба и внутривидовое соревнование в их взаимодействии. — «Вестник Московского университета», 1948, № 1, стр. 149.

102

цов. Поэтому один продает дешевле другого. Стало быть, происходит конкуренция между продавцами, которая по­нижает цену предлагаемого ими товара.

Но происходит также конкуренция между покупате­лями, которая, со своей стороны, повышает цены пред­лагаемых товаров.

Наконец, существует конкуренция между покупате­лями и продавцами; одни хотят возможно дешевле ку­пить, другие — возможно дороже продать. Результат этой конкуренции между покупателями и продавцами зависит от того, каково соотношение обеих указанных выше кон­курирующих сторон, т. е. от того, где конкуренция силь­нее, в лагере покупателей или в лагере продавцов. Про­мышленность выводит на поле брани друг против друга две армии, причем в собственных рядах каждой из них, в свою очередь, происходит междоусобная борьба. Побе­ду над противником одерживает та армия, в рядах кото­рой меньше драки» '.

Это один из многочисленных примеров, который сви­детельствует о понимании К- Марксом противоречия не только как борьбы между противоположностями. Дейст­вительно, конкуренция между продавцами и конкуренция между покупателями не может рассматриваться как про­тиворечие между противоположностями. Продавцы (по­купатели) качественно-тождественны по основным при­знакам. Противоположностями в данном случае высту­пают продавцы и покупатели. Однако противоречие су­ществует как между продавцами (покупателями), так и между продавцами и покупателями. Иначе говоря, про­тиворечие, как форма взаимодействия, присуще не толь­ко противоположностям. Более того, как будет показано ниже, между противоположностями может быть и не про­тиворечивое взаимодействие.

Итак, диалектическое противоречие — это такое взаи­модействие между взаимообусловленными системами, в процессе которого они взаимоотрицают, борются, взаи­моисключают друг друга, что приводит к изменению и преобразованию либо самих систем, либо их функций, либо пространственного расположения, форм, свойств и т. д., обеспечивая развитие той сущности, которую они вместе образуют.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 6, стр. 435 (разрядка моя. — Л. Л.):

103

Современная наука выделяет следующие типы систем: механические, физические, химические, геологические, космические, биологические, социальные -и др. Их взаимо­действие чрезвычайно сложно и требует специального ис­следования.

В свою очередь каждый тип систем подразделяется на различные виды систем, также находящиеся в опреде­ленной иерархии друг к другу. Иначе говоря, каждый тип систем содержит в себе системы от простейших, эле­ментарных носителей данной формы движения до разви­той, в которой данная форма движения проявилась пол­ностью. Тип систем сам представляет собой систему, ха­рактеризующуюся особой формой движения.

Но, как отмечает Б. М. Кедров ', элементарная систе­ма, являющаяся началом, носителем одной формы дви­жения, есть одновременно и конечная, развитая система для другой формы движения. Скажем, атом одновремен­но и элементарная система — носитель химической фор­мы движения, и система, в которой завершаются пред­шествующие физические процессы. Или человек как си­стема есть элемент социальной формы движения, и одно­временно он — завершающая система биологической формы движения и т. д.

Однако завершающая система одной формы движе­ния становится элементарной для другой формы движе­ния не сама по себе, не в единственном числе, а лишь во множестве. Атом сам по себе — завершающая систе­ма предшествующих физических процессов. Но элемен­тарной системой, носителем химической формы движе­ния он становится только тогда, когда имеется в наличии взаимодействие множества атомов. Иначе говоря, пере­ход от одной формы движения к другой есть количест­венно-качественное преобразование. Происходит количе­ственное накопление конечных завершающих систем од­ной формы движения, а их взаимодействие между собой и есть появление новой формы движения. Взаимодейст­вуя, завершающие системы одной формы движения ста­новятся элементами другой, высшей формы движения.

При рассмотрении процесса возникновения систем внутри одной формы движения (от простейшей, первич-

1 См. Б. М. Кедров. Взаимосвязь форм движения материи и их классификация. — «Пространство, время, движение». М., 1971, стр. 296.

104

ной до завершающей) также обнаруживаем, что в осно­ве его лежит количественное накопление элементов си­стемы.

Формы движения, как, впрочем, и любое природное явление, не есть нечто нерасчлененное, чистое в себе бы­тие. Форма движения вообще такая же абстракция, как движение вообще. Движение вообще как изменение про­является в бесчисленных множествах конкретных форм, которые при изучении группируются нами по сходству: как механическая, физическая, химическая формы и т. д.

Следовательно, каждая форма движения в свою оче­редь состоит из множества различных форм движения, близких друг к другу в основном, но различающихся в частностях. Иначе и не может быть, ибо в противном слу­чае в мире господствовало бы однообразие, а значит, и не было бы мира вообще. Так, например, механическая форма движения включает в себя прямолинейное, вра­щательное, круговое, возвратное и прочие виды движе­ния. Микрофизическая форма движения объединяет в се­бе такие виды его, как электрический, электромагнитный, мезонный, ядерный и т. д. Соответственно и системы раз­личаются по форме своего движения. Это, конечно, не означает, что каждая система является носителем толь­ко одной формы движения, но определяет систему веду­щая форма движения. Здесь уместно еще раз напомнить слова Ф. Энгельса о том, что «природа движущихся тел вытекает из форм движения» '.

Таким образом, рассмотрение возникновения новой системы есть одновременно рассмотрение возникновения новой формы движения или нового вида определенной формы движения.

Всякое возникновение новой формы движения связа­но в первую очередь с тем, что старая форма движения в данных условиях исчерпала себя. Это выражается в том, что всякая дальнейшая организационная перестрой­ка элементов системы в рамках данной формы движения ведет не к укреплению и совершенствованию этой систе­мы, а, наоборот, к ее преобразованию.

Все имеет свои границы, свою меру. Любая форма связи действует в определенных пределах. Нельзя, на­пример, беспредельно совершенствовать механический агрегат, скажем, паровоз. Механическая форма движе-

1 ТС. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 563.

105

«ия в паровозе как юистеме исчерпала себя. Дальнейшее оовершенстаавание локомотива уже связано с 'использо­ванием других видов энергии.

Если взять саморазвивающиеся естественные систе­мы, то обнаруживается та же картина. Так, непрерывное структурное усложнение вещества в рамках микрофизи­ческой формы движения от элементарной частицы — но­сителя этой формы движения приводит к такой системе, как атом. Атом есть завершающая система предшест­вующих микрофизических процессов. Его структурное усложнение не беспредельно.

Наиболее устойчивые атомы имеют атомный вес меж­ду 50 и 65. Дальнейшее усложнение атомной структуры приводит ко все менее устойчивым атомам. Известно, что атомы элементов, завершающих таблицу Менделе­ева, самораспадаются в условиях земной поверхности.

Системы — носители химической формы движения также достигают в своем развитии предела сложности, выше которого химические соединения становятся не­устойчивыми. Завершающими системами химической формы движения являются кремнеземистые и органиче­ские соединения.

Биологическая форма движения находит свое завер­шение в человеке. Вместе с тем человек и далее способен совершенствоваться как социальное существо.

Посмотрим теперь, что получается с системами, за­вершающими ту или иную форму движения.

Факты говорят о том, что начинается их количествен­ный рост. Действительно, если наблюдается огромное ко­личество атомов, то их взаимодействие при соответствую­щих условиях рождает новую форму движения — хими­ческую. Возникают новые системы — химические соеди­нения.

Системы, завершающие химическую форму движения, количественно разрастаясь и взаимодействуя между со­бой, дают начало двум новым формам движения: неорга­нические соединения — геологической форме движения, органические соединения — жизни, биологической форме движения.

Д. И. Менделеев писал: «Кремний и углерод суть два вещества, весьма близкие между собою в свободном со­стоянии... а между тем большая часть их соединений столь резко отличается, что составляет два противопо­ложных предела известных нам сложных тел. Одни тела,

106

определяя неживую природу, отличают{ся} постоянст­вом, обусловленным содержанием металлов. Другие яв­ляются принадлежностью органической живой материи или по крайней мере той части неживой материи (угле­кислота, органическая часть почвы, каменный уголь и т. д.), которая ведет начало от организмов и служит к их образованию. Соединения углерода большею частью легко разлагаются и содержат водород или азот» ;.

О том, что переход химической формы движения в би­ологическую есть вполне закономерный естественный процесс, свидетельствуют исследования Г. Кастлера, по­казавшего, что вероятность случайного возникновения жизни равна 10~255. «Из чрезвычайной малости этой ве­личины,— пишет он, — вытекает фактическая невозмож­ность появления жизни в результате случайного соеди­нения молекул. Предположения о том, что живая струк­тура могла бы возникнуть в одном акте вследствие слу­чайного соединения молекул, следует отвергнуть» 2.

Переход биологической формы движения в социаль­ную представляет собой качественно особый, сложный процесс.

Люди как самые развитые биологические системы ста­новятся людьми только при условии трудовой деятель­ности в процессе общения друг с другом в определенных коллективах, что и образует социальную форму движе­ния.

Рассмотренное позволяет сделать вывод, что возник­новение есть процесс взаимодействия противоречивых сторон, который приводит к утверждению нового. Возник­новение — это сложное противоречивое единство посте­пенности и скачка, количественного роста и качественных изменений.

Как было показано, возникновение не есть переход из «ничто в нечто», возникновение есть переход материи, на­ходящейся в одной форме движения, в другую форму материального движения, причем предыдущая форма в снятом виде сохраняется в последующей. В этом суть не­прерывности движущейся материи и материального дви­жения. Будучи дискретной, замкнутой в системы, мате-

1 Д. И. Менделеев. Периодический закон, стр. 89—90 (курсив
мой.— А. А.).

2 Г. Кастлер. Возникновение биологической организации. М.-,
1967, стр. 19.

107



рия в то же время непрерывна, ибо каждая последую­щая система включает предыдущую как свой элемент.

Система считается возникшей тогда, когда между элементарными носителями новой формы движения обра­зуется взаимосвязь, т. е. проявляется новая форма дви­жения. Однако первоначально связь между элементами новой системы носит неустойчивый характер, т. е. новое качество, новая система находятся где-то на грани пере­хода возможности в действительность. Иначе говоря, но­вое качество уже существует, но его существование еще неопределенно, расплывчато и в этом смысле возможно. Оно должно еще утвердиться, проявиться полностью, об­рести устойчивость, т. е. новая система, возникнув, еще должна стать.

Наглядным примером тому служит описание К- Мар­ксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии» общих фаз развития пролетариата как класса.

«Пролетариат проходит различные ступени разви­тия, — пишут К- Маркс и Ф. Энгельс. — Его борьба про­тив буржуазии начинается вместе с его существованием.

Сначала борьбу ведут отдельные рабочие, потом ра­бочие одной фабрики, затем рабочие одной отрасли тру­да в одной местности против отдельного буржуа, кото­рый их непосредственно эксплуатирует...

На этой ступени рабочие образуют рассеянную по всей стране и раздробленную конкуренцией массу. Спло­чение рабочих масс пока является еще не следствием их собственного объединения, а лишь следствием объедине­ния буржуазии, которая для достижения своих собствен­ных политических целей должна, и пока еще может, при­водить в движение весь пролетариат...

Но с развитием промышленности пролетариат не только возрастает численно; он скопляется в большие массы, сила его растет, и он все более ее ощущает... Ра­бочие начинают с того, что образуют коалиции против буржуа; они выступают сообща для защиты своей зара­ботной платы. Они основывают даже постоянные ассоци­ации для того, чтобы обеспечить себя средствами на слу­чай возможных столкновений...

Рабочие время от времени побеждают, но эти победы лишь преходящи. Действительным результатом их борь­бы является не непосредственный успех, а все шире рас­пространяющееся объединение рабочих...

Эта организация пролетариев в класс, и тем самым —

108

в политическую партию, ежеминутно вновь разрушается конкуренцией между самими рабочими. Но она возника­ет снова и снова, становясь каждый раз сильнее, крепче, могущественнее» '.

Системы, завершающие одну форму движения, по сво­ей сложности, совершенству обладают большим разнооб­разием. Каждый их устойчивый вид, объединяясь, дает новую форму движения. Но не каждая вновь возникаю­щая система способна к дальнейшему саморазвитию в имеющихся условиях. Например, известно всего 270 ти­пов стабильных атомов (сюда включаются и атомы-изо­топы), т. е. 270 стабильных систем, завершающих мик­рофизические процессы. Вступая во взаимодействие между собой, они рождают новую, химическую форму движения.

Но в дальнейшем эволюция возникающих систем да­леко не равнозначна. Как уже упоминалось, перспектив­ными оказываются только кремнистые и углеродистые соединения типа

« Кт Мп О,

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 431, 432, 433.

Не могу удержаться от искушения процитировать великолепное, глубоко диалектическое рассуждение А. И. Герцена о возникновении будущего России. В мрачной, застывшей, изжившей себя николаев­ской системе, писал Герцен, «Россия будущего существовала исклю­чительно между несколькими мальчиками, только что вышедшими из детства, до того ничтожными и незаметными, что им было до­статочно места между ступней самодержавных ботфорт и землей — а в них было наследие 14 декабря, наследие общечеловеческой науки и чисто народной Руси. Новая жизнь эта прозябала, как трава, пы­тающаяся расти на губах непростывшего кратера.

В самой пасти чудовища выделяются дети, не похожие на других детей; они растут, развиваются и начинают жить совсем другой жизнью. Слабые, ничтожные, ничем не поддержанные, напротив, всем гонимые, они легко могут погибнуть без малейшего следа, но остаются, и если умирают на полдороге, то не всё умирает с ними. Это начальные ячейки, зародыши истории, едва заметные, едва су­ществующие, как все зародыши вообще.

Мало-помалу из них составляются группы, Более родное соби­рается около своих средоточий; группы потом отталкивают друг друга. Это расчленение дает им ширь и многосторонность для раз­вития; развиваясь до конца, то есть до крайности, ветви опять сое­диняются...» (А. Герцен. Былое и думы, части 1—5. М., 1969, стр. 356).

Конечно, здесь Герцен описывает явление, но в данном случае это явление свидетельствует о глубинных процессах преобразования отмирающей общественной системы.

105

где К есть углерод или кремний, М —водород/ азот или металлы, т, п и х — по большей части величины до­вольно большие...» '.

Именно эти химические соединения дают начало двум новым формам движения: геологической и биологиче­ской. Все остальные в условиях земной коры (лито-, ат-мо- и гидросфер) обречены на взаимопревращения без выхода в другую форму движения. Хотя встречаются хи­мические соединения, по своей сложности не уступающие углеродистым и кремнистым, например бороводороды, но их молекулы 'менее прочны, чем молекулы органиче­ских соединений. Вполне возможно, что в других усло­виях бороводородные соединения, обретя устойчивость, могут стать носителями новой формы движения, типа жизни.

Имеется великое разнообразие биологических систем, но носителем социальной формы движения является пока только одна биологическая система — человек. Попытки выйти в социальную форму движения встречаются у та­ких биологических систем, как насекомые, некоторые ви­ды животных. Природа как бы экспериментирует, не­прерывно образуя все новые и новые сочетания систем, пока с неизбежностью не создаст те, которые в заданных условиях оказываются перспективными в развитии. Ин­тересное в этом плане исследование было проведено В. А. Догелем, показавшим, что «большинство новообра-зующихся органов (особенно у низших организмов. — А. А.) имеет множественную закладку... при дальнейшей эволюции органов происходит их о ли­гой ер и з а ци я»2, т. е. постепенное уменьшение их числа.

Если попытаться отыскать смысл в этом «эксперимен­тировании» природы, то он обнаруживается сразу: отли­чие одних систем от других в пределах одной формы движения дает им возможность существовать в разных условиях. Приведем иллюстрацию К. Гробстайна. Вбли­зи горячего источника расположилась популяция бакте­рий. «В центре этого источника температура составляет 80°; в радиусе около трех метров температура постепенно

1 См. Д. И. Менделеев. Периодический закон, стр. 90.

2 В. А. Догель. Олигомеризация гомологичных органов как один
из главных путей эволюции животных. Л., 1954, стр. 3.

110

понижаетсях до обычной. Большинство бактерий может существовать лишь при температуре ниже 30°. Если в популяции содержится несколько мутантных организмов, которые менее чувствительны к повышенным температу­рам, то они могут размножаться в зоне, в которой под­держивается температура 30°. В популяции, «колонизиро­вавшей» эту область, будут по-прежнему возникать му-тантные формы, среди которых могут оказаться экземп­ляры, еще более устойчивые к повышенным температу­рам. Таким образом будет колонизирована зона, кото­рой соответствует температура 40°, и так далее, вплоть до зоны с температурой 80°. И действительно, в воде го­рячих источников обнаружены термофильные бактерии, существующие в условиях, казалось бы несовместимых с жизнью» ',

Иначе говоря, внутреннее разнообразие системы со­ответствует внешнему разнообразию; я то и другое,.воз­действуя друг на друга, постоянно увеличивают степень разнообразия материи в целом. Таким образом, возник­новение нового происходит непрерывно, но не каждое возникшее оказывается соответствующим внешним усло­виям. Например, в обществе всегда есть индивидуумы, наделенные способностями в той или иной области. Но требуются особые условия, чтобы эти потенциальные спо­собности получили развитие и проявились. Талант раз­вивается и проявляется тогда, когда появляется общест­венная потребность в нем. А общественная потребность есть не что иное, как этап очередного изменения внут­реннего состояния развивающегося общества. Возникают новые условия развития, и вместе с этим возникает и возможность отдельного индивидуума раскрыть те сторо­ны своей личности, которые соответствуют этим новым условиям. Но это, конечно, не означает, что каждый по­тенциально талантливый в той или иной области индиви­дуум обязательно раскроет полностью свои способности при благоприятных условиях. Здесь вступают в силу за­коны случая. Случайное стечение обстоятельств может помешать индивидууму проявить себя даже и при бла­гоприятных условиях.

Рассмотрим далее процесс становления возникшей системы.

1 К- Гробстайн. Стратегия жизни. М., 1968, стр. 117—118. 111




б) Становление систем

Становлением назовем тот этап в развитии системы, ■ в процессе которого она превращается в развитую систе­му или целое.

По Гегелю, становление есть единство «бытия» и «ни­что», но это не простое единство, а безудержное движе­ние'. «...Бытие, — отмечает он, — переходит в ничто; но ничто есть также и противоположность самого себя, пе­реход в бытие, возникновение» 2. Единство возникновения и прехождения и есть становление. Но «так как бытие и ничто исчезают в становлении, а лишь это исчезновение и составляет понятие становления, оно, следовательно, само есть некое исчезающее, подобно огню, который по­тухает в самом себе, пожрав свой материал»3.

Результатом этого процесса является спокойное про­стое едииство бытия и ничто, или наличное бьгаие. «Это выражение, — пишет Гегель, — ближайшим образом означает ставшее»4. Но «ставшее» не есть нечто неиз­менное. «Ставшее» изменяется, становится другим. По существу все есть становление, так как все внутренне противоречиво, существует и не существует. Станов­ление в первом определении обладает скудным содержа­нием и еще должно развиваться. «В... высшей форме становление выступает перед нами в лице духа. Послед­ний есть также некое становление, но более интенсивное, более богатое, чем голое логическое становление»5.

Таким образом, становление выступает у Гегеля как система противоположностей, развивающаяся от просто-то, лишенного конкретного соотношения голых абстрак­ций бытия и ничто, до наполненного содержанием духа ■как системы логической идеи и природы 6. Встречается у Гегеля и более содержательное, понятное определение становления. Так, он мимоходом замечает: «Становление есть движение, посредством которого возникает некая реальность и целостность...» 7.

В марксистской философии категория «становление»

1 См. Гегель. Соч., т. 1, стр. 156.

2 Гегель. Соч., т. V, стр. 97.

3 Гегель. Соч., т. I, стр. 156.

4 Там же.

5 Там же, стр. 155.

6 См. там же.

7 Гегель. Соч., т. IX, стр. 302.

112

не получила достаточно широкого обоснования. За иск­лючением уже упоминавшейся статьи В. М. Гордона и отдельных определений, категория «становление» нигде не исследуется. Так же как и возникновение, становле­ние нередко исключается из процесса развития, высту­пает каким-то самостоятельным этапом изменения, дви­жения материи, стоящим вне развития \ Но тогда естест­венно возникает вопрос: что же скрывается в содержании понятия «развитие», если из него исключаются возникно­вение и становление?

Исследование процесса становления как этапа разви­тия представляет собой большой практический и науч­ный интерес, и вместе с тем оно осложнено противоречи­востью тенденций данного процесса.

Именно в становлении скрыта тайна целостности. Как правило, исследуются уже «ставшие» системы, с устой­чивой структурой «ли же системы, находящиеся в стадии становления, но схваченные в какое-то мгновение, выр­ванные из процесса, а потому застывшие, как бы «став­шие». Тем самым закономерности организации системы в целостную, развитую систему остаются невыясненны­ми, и, следовательно, представляется широкое поле для всевозможных домыслов о сущности целостности.

Следует отметить, что хотя категория «становление» и не разрабатывалась в полной мере марксистской фи­лософией, однако сам процесс становления глубоко и все­сторонне исследован К. Марксом и Ф. Энгельсом приме­нительно к капитализму как системе. Это исследование и послужит нам тем стержнем, на основании которого будут построены дальнейшие рассуждения.

Как уже было сказано, количественный рост элемен­тов нового качества является неизбежным естественным процессом, в основе которого лежит взаимопревращае­мость форм материи. «Путь прогресса на основе полиме­ризации,— подчеркивает А. Д. Заморский, — широко распространен в природе и технике: образование высоко­молекулярных соединений (полимеров), образование пле­мени как союза родов, организация завода из многих одинаковых станков, технические устройства из многих

1 «Целостные системы, как показывают соответствующие науки и марксистская философия, имеют периоды становления и разви­тия...» (О. С. Зелькина. Системно-структурный анализ основных ка­тегорий диалектики. Саратов, 1970, стр. 59).

%

одинаковых блоков... Наибольший прогресс природы, че­ловеческого общества и техники совершался на основе полимеризации, когда объект следующего уровня (поли­мер, в широком смысле) строился из самостоятельно су­ществующих объектов нижележащего уровня (мономе­ров, в широком смысле)»1. Эту особенность в развитии систем также подчеркивали Ч. Дарвин: «...все органиче­ские существа стремятся к размножению в геометриче­ской прогрессии...» 2, И. И. Шмальгаузен: «...стремление к беспредельному размножению... лежит в основе эволю­ции органических форм...» 3 и заключал А. И. Опарин: «...способность к росту должна была быть свойственна уже исходным для возникновения жизни системам» 4.

Классики марксизма-ленинизма постоянно обращали внимание на количественный рост элементов системы, как необходимое условие ее развития. Так, например, К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали: «...производство начи­нается впервые'с ростом населения»5. И не только про­изводство, но и сознание получает свое дальнейшее раз­витие с ростом населения6.

Рассматривая развитие капитализма, К- Маркс и Ф. Энгельс постоянно подчеркивали значение количест­венного роста как населения, так и основных элементов этой системы, скажем, таких, как кооперация, мануфак­тура, фабрика.

В. И. Ленин также обращал внимание на ведущую роль количественного роста элементов становящейся си­стемы. Доказывая неизбежность этапа капитализма в России, он приводил в качестве аргументов данные о ко­личественном росте числа фабрично-заводских рабочих, числа фабрик по стране и т. д.

Тенденцию к количественному увеличению качествен­но-тождественного множества мы наблюдаем и в неор­ганической природе. Скажем, в термодинамических усло-

1 А. Д. Заморский. Полимеризация систем как условие прогрес­
са. — «Проблемы прогрессивного развития в живой природе и тех­
нике» (Тезисы докладов на симпозиуме) (28—30 октября 1969 г.).
Л., 1969, стр. 7.

2 Чарлз Дарвин. Происхождение видов ;[М.], 1952, стр. 137.

3 И. И. Шмальгаузен. Факторы эволюции. Теория стабилизиру­
ющего отбора. М., 1968, стр. 80.

4 А. И. Опарин. Жизнь, ее природа, происхождение и развитие.
М., 1968, стр. 149.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 19.

6 См. там же, стр. 30.

114

виях поверхности Земли количество кислорода и крем­ния преобладает над всеми остальными элементами, на поверхности других планет преобладают другие элемен­ты. Это свидетельствует о потенциальной возможности количественного роста любого элемента при благоприят­ных физико-химических условиях. То же самое можно сказать и о галактиках, в процессе эволюции которых непрерывно растет число составляющих их звезд, точно так же происходит непрерывное количественное увеличе­ние галактик в метагалактике.

Обобщая накопленный материал, К. Боулдинг отме­чает, что рост является феноменом, «имеющим универ­сальное значение...». И далее: «...все феномены роста на­столько похожи, что предположение о возможности по­строения общей теории роста отнюдь не является бес­смысленным...» 1

Однако одним количественным ростом невозможно объяснить возникающие в процессе становления свойст­ва целостности. Существуют еще и другие существенные причины, способствующие становлению системы. Рас­смотрим ведущие из них.

Естественно, что исследование общих черт, законо­мерностей какого-либо процесса влечет за собой извест­ное абстрагирование от реальных процессов. Внимание сосредоточивается на главных, ведущих моментах, су­щественных для данного исследования. Так, при анализе процесса возникновения систем была выделена прису­щая всем системам закономерность появления множест­ва качественно-тождественных элементов. Речь идет о тождественности одного или нескольких свойств, черт, признаков объектов, явлений, процессов. Как уже гово­рилось, абсолютной тождественности предметов нет и это ■доказано давно. Однако тождественность отдельных черт |двух и более объектов существует, и, чем больше этих |общих свойств, принадлежащих отдельным предметам, |тем более они тождественны.

Определяющий признак того или иного класса, уров­ня систем, позволяющий говорить о тождественности си­стем этого класса, назовем природным качеством систе-|мы. Естественно, что понятие «определяющий признак» |отражает как одно, так и комплекс свойств, черт, пове-

1 К. Боулдинг. Общая теория систем — скелет науки. — «Ис­следования по общей теории систем», стр. 113.

115

дения и прочих свойств систем. Скажем, затруднительно выбрать какой-то единственный определяющий признак клеток, дающий основание все их великое разнообразие определить одним понятием «клетка». Как правило, начи­нается перечисление определяющих признаков клетки. Таким образом, природное качество есть комплекс су­щественных свойств объекта.

Кроме природного качества система обладает еще и функциональным качеством. Под функциональным ка­чеством будем понимать специфические свойства систе­мы, приобретаемые ею в результате ее способа связи со средой. Каким образом система взаимодействует со сре­дой, таково и ее функциональное качество. Если при­родное качество постоянно и исчезает вместе с данной системой, то функциональное качество может изменяться в соответствии с внешними условиями '.

Итак, становлению системы предшествует появление множества взаимодействующих качественно-тождествен­ных элементов. Они тождественны как по природному, так и по функциональному качеству. Но, чтобы элемент как система существовал, необходимы: во-первых, место в пространстве; во-вторых, наличие достаточной энергии, ■вещества, информации для функционирования и дальней­шего развития; в-третьих, более или менее благоприят­ная среда. Для каждой конкретной системы эти условия существования имеют вполне определенные узкие пре­делы.

И так как элементы качественно-тождественны, то тенденция развития их одна и та же: они существуют за счет поглощения, переработки и обмена веществом, энергией или информацией одного качества, одного по­рядка, одной сущности, одним и тем же способом. Сле­довательно, они не могут находиться в одном и том же месте пространства одновременно в силу тождественно­сти их способов существования. Между ними возникают противоречия, борьба за источник существования.

Каждый элемент системы, чтобы сохранить себя, дол­жен либо отдалиться от других тождественных ему эле­ментов, либо изменить способ существования, т. е. изме­нить свое функциональное качество.

1 В. П. Кузьмин выделяет еще и «системное» качество, т. е. ка­чество, приобретаемое объектом в системе, например, стоимость то­вара, вес тела и пр. (см. В. П. Кузьмин. Системное качество. — «Вопросы философии», 1973, № 9—10).

116

Как в области неорганической, так и в живой приро­де накоплено достаточно фактов, свидетельствующих о наличии противоречий между качественно-тождественны­ми элементами и их ролью в развитии систем. Еще 3. М. Бехтерев писал, что «с некоторых пор закон борь­бы сделался очень популярным в науке, но все представ­ляют себе борьбу между живыми существами, тогда как на самом деле борьба, и не менее ожесточенная, проис­ходит и между неорганическими веществами и притом везде и всюду, так борьба происходит между отдельны­ми мирами в космическом пространстве, причем одни из них разрушаются и гибнут, другие остаются и выжива­ют; точно так же борьба происходит и между химически­ми веществами при образовании соединений с третьим телом, причем в зависимости от условий химического сродства предпочтение отдается одному соединению пе­ред другим» '.

Рассмотрим, например, в порядке иллюстрации со­держание знаменитого «принципа Паули». Известно, что одним из фундаментальных принципов квантовой меха­ники является принцип тождественности частиц. Здесь тождественность частиц в отличие от тождественности объектов классической механики определяется их способ­ностью принимать тождественные состояния. Можно, ска­жем, считать тождественными элементарные частицы, если замена одной из них в данной системе другой не меняет состояние системы. Например, замена электрона одного атома на электрон другого атома не меняет со­стояния атомов, обменявшихся электронами. Однако они не абсолютно тождественны. Электроны, как и дру­гие группы элементарных частиц, тождественны по опре­деленным признакам. Скажем, протон и нейтрон различ­ны по отношению к электромагнитному взаимодействию, но тождественны по отношению к ядерным силам2 и т. д. Эта тождественность элементарных частиц, в том числе электронов, обусловливает вполне определенные законо­мерности в их взаимодействии. Одну из таких законо­мерностей и обнаружил Паули. Суть ее в том, что «в лю­бой совокупности одинаковых частиц с полуцелым спи-

1 «Вопросы изучения и воспитания личности», 1920 № 2,
стр. 193.

2 См. Б. Я. Пахомов. О критерии относительной элементарно­
сти. — «Философские проблемы физики элементарных частиц»,
стр. ИЗ.

117

ном не может быть двух и более частиц с состоянием, характеризуемым одинаковыми четырьмя квантовыми числами»'.

Не расшифровывая физический смысл специальных физических терминов, поясним суть этого принципа: два и более электронов не могут находиться в одно и то же время в одном и том же месте пространства в одном и том же квантовом состоянии. Как верно замечает В. С. Готт, «принцип Паули выражает процесс возник­новения необходимых различий внутри систем, состоя­щих из одинаковых частиц с полуцелым спином, способ­ных тождественно заменять друг друга»2. Иначе говоря, чтобы существовать, элементарные частицы должны ме­нять свои определенные свойства. Оставаясь тождествен­ными по своему природному качеству, они неизбежно должны различаться по функциональному качеству.

Убедительные данные о роли противоречий между качественно-тождественными системами имеются в науке о космосе. Так, по В. А. Амбарцумяну, звезды, возникая из дозвездного тела, в последующем удаляются друг от друга. Во всяком случае «разбегание» звезд в звездных ассоциациях факт доказанный. «...Галактики в... систе­мах, как звезды в звездных ассоциациях, формируются группами в небольших объемах (с учетом различия в масштабах), а затем взаимно удаляются» 3.

Непосредственно становление неорганических систем можно наблюдать в лабораторных условиях, оперируя с кристаллами. Так, А. В. Шубников и В. Ф. Парвов, про­водя опыты с пентаэритритом, наблюдали, как «при охлаждении и испарении раствора вокруг капли сначала образуется сплошной кольцевой ободок твердого пента-эритрита. Вскоре от ободка начинают отделяться едва различимые глазом плавающие зародыши кристаллов, которые плывут к центру капли, все время увеличиваясь

1 В. С. Готт. Философские вопросы современной физики. М,
1972, стр. 312.

2 Там же, стр. 317 (курсив мой. — А. А.).

3 Л. В. Мирзоян. Космогония звезд и галактик. — «Проблемы
современной космогонии». М., 1972, стр. 197. Правда, причиной вза­
имного удаления звезд с последующим распадом звездной ассоциа­
ции сторонники гипотезы В. А. Амбарцумяна считают обмен кине­
тическими энергиями звезд при движении внутри скопления, приво­
дящий к появлению звезд, обладающих скоростями выше критиче­
ской и покидающих скопление.

118

в размерах и приобретая в проекции форму квадратов яли крестиков... Интересно, — замечают экспериментато­ры, — что кристаллы при наличии свободного места не приходят в соприкосновение друг с другом... Плавающие кристаллы равной величины среди равных стремятся рас­положиться на одинаковых расстояниях друг от друга... В конкретных условиях это означает, что кристаллы при­близительно равной величины попадают в окружение в среднем шести таких же кристаллов. Крупные кристал­лы среди мелких требуют себе большего простора... Если крупные кристаллы окружаются мелкими кристаллами одинаковой величины, то они располагаются вокруг круп­ных симметрично по вершинам правильного многоуголь­ника...

При небольшой величине кристаллов и относительно больших расстояниях между ними форма кристаллов не оказывает существенного влияния на их взаимное рас­положение: плавающие кристаллы, будь то крестики или квадратики, ориентируются в пространстве по азимуту произвольно. Когда из-за увеличения размера кристал­лов среднее расстояние между ними становится достаточ­но малым, кристаллы, продолжая взаимно отталкивать­ся, по необходимости приходят в соприкосновение друг с другом, но не сторонами, а углами. Так возникают кри­сталлические агрегаты своеобразной шахматной структу­ры» '. Можно не сомневаться в том, что специалисты-естественники имеют более убедительные данные о борь­бе качественно-тождественных элементов внутри систем неорганической природы.

Четкую картину роли противоречий между тождества­ми дает живая природа. «Борьба за жизнь особенно упорна, когда она происходит между особями и разно­видностями того же чвида» 2, — утверждал Ч. Дарвин. Развивая дарвиновскую мысль, И. И. Шмальгаузен пи­сал: «...процесс дифференциации и обособления новых форм, ведущий к увеличению многообразия растительных и животных организмов, определяется именно неблаго­приятным влиянием острой внутривидовой кон­куренции особей и популяций, наиболее близких по своим потребностям...

1 А. В. Шубников, В. Ф. Парвов. Зарождение и рост кристаллов.
М., 1969, стр. 41, 45 (курсив мой.— Л. А.).

2 Ч. Дарвин. Происхождение видов, стр. 136.

119

Весь процесс эволюции организмов, включая видооб­разование, расхождение признаков, увеличение многооб­разия органических форм, приспособление организмов во всем их развитии и жизнедеятельности к их условиям су­ществования и, наконец, явления прогрессивного услож­нения организации и развития высших форм жизни, по­коится только на процессах внутривидовой дифференциа­ции, связанной с внутривидовой «борьбой», т. е. соревно­ванием особей, семей и популяций» '. «Именно внут­ривидовые противоречия оказываются в роли движущих сил эволюции»2, — подчерки­вал он.

Чрезвычайно интересно в этом плане описание опыта, проведенного К- М. Завадским с кок-сагызом. «В загу­щенных посевах десятки всходов совместно пробивают почвенную корку и содействуют этим друг другу, в то время как одиночные проростки погибают, не сумев пре­одолеть сопротивление корки. Однако, после того как совместно взошедшие растения подрастают, между ними возникают острые противоречия, связанные- с использо­ванием ограниченного объема почвы... В каждом гнезде выделяется группа растений с наибольшей скоростью ро­ста корневых систем. Эти растения успевают перехватить питательные вещества и воду. Уже через 20—30 дней эти процессы завершаются гибелью отставших в росте расте­ний» 3. Но, как замечает далее К. М. Завадский, «(внут­ривидовые противоречия могут приводить к самым раз­личным результатам. Их в этом отношении можно под­разделить на две большие группы: а) противоречия, под­держивающие сложившиеся основные внутривидовые от­ношения и ведущие в конечном счете к преимуществен­ному переживанию особей, отвечающих адаптивной нор­ме вида, и б) противоречия, приводящие к изменению состава популяции и к перестройке внутривидовых от­ношений» 4.

Можно привести бесчисленное множество примеров, фиксирующих ведущую роль противоречий между каче­ственно-тождественными элементами в процессе станов-

1 И. И. Шмальгаузен. Внешние факторы, межвидовая борьба и
внутривидовое соревнование в их взаимодействии. — «Вестник Мо­
сковского университета», 1948, № 1, стр. 152 (курсив мой. — А. А.).

2 Там же, стр. 150.

3 К. М. Завадский. Вид и видообразование. Л., 1968, стр. 275.

4 Там же, стр. 277.

120

ления живых систем. Однако есть смысл подробнее оста­новиться на противоречиях между качественно-тождест­венными элементами в общественных системах.

Признавая и подчеркивая ведущую роль противоре­чий между противоположностями в развитии обществен­ных систем, классики марксизма-ленинизма одновремен­но, непосредственно анализируя возникновение конкрет­ных общественных систем, обращали внимание и на про­тиворечия, существующие между их качественно-тож­дественными элементами. Так, при исследовании возник­новения рабочего класса как системы К. Маркс и Ф. Эн­гельс подчеркивали: «Отдельные индивиды образуют класс лишь постольку, поскольку им приходится вести общую борьбу против какого-нибудь другого класса; в остальных отношениях они сами враждебно противосто­ят друг другу в качестве конкурентов» '. И далее: «Кон­куренция изолирует друг от друга индивидов — не толь­ко буржуа, но еще более пролетариев, несмотря на то, что она сводит их вместе. Поэтому проходит не мало вре­мени, пока эти индивиды сумеют объединиться...» 2

Можно и дальше цитировать высказывания К. Марк­са и Ф. Энгельса о роли противоречий, конкуренции меж­ду рабочими в период их объединения в класс.

Общеизвестно также положение о движущей силе конкуренции между собственниками. Примечательна в этом плане мысль К. Маркса, высказанная им в одном из ранних произведений: «Если, таким образом, интере­сы земельного собственника далеко не идентичны инте­ресам общества и находятся во враждебной противопо­ложности интересам арендаторов, батраков, промышлен­ных рабочих и капиталистов, то, с другой стороны, ин­тересы одного земельного собственника отнюдь не иден­тичны интересам другого земельного собственника — вследствие конкуренции...» 3

В этом последнем высказывании К- Маркс особенно четко выделил то, что противоречия существуют не толь­ко между противоположностями (земельный собствен­ник— батрак), но и между качественно-тождественными индивидами — земельными собственниками.

Думается, на основе приведенных высказываний К- Маркса вполне может быть определено его отношение

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 54.

2 Там же, стр. 61.

3 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 42, стр. 78.

121

к роли противоречий между качественно-тожДеетвен-ными элементами возникающей и становящейся си­стемы.

Как бы ни хотелось увидеть в конкуренции, скажем, рабочих одной специальности или капиталистических объединений одного профиля борьбу противоположностей или в крайнем случае различий, ничего подобного там нет. Рабочие одной специальности или капиталистиче­ские объединения, производящие один и тот же вид про­дукции, качественно-тождественны. Борьба (конкурен­ция) между рабочими одной специальности или между предприятиями одного типа есть борьба между качест­венно-тождественными системами. Еще раз хочется об­ратить внимание на то, что борьба качественно-тождест­венных систем (элементов) между собой основана на од­нотипности их сущности, т. е. общности природного и функционального качества, позволяющей выделить их в определенную систему. Конечно, как рабочие одной спе­циальности, так я капиталистические объединения одно­го профиля имеют каждые внутри себя определенные различия. Так, рабочие одной специальности могут быть более или менее квалифицированными, физически здо­ровыми или слабыми и т. д. Но эти различия не являют­ся основой противоречий между ними. Основа противо­речия в идентичности их специальности, в идентичности их способа существования. Именно это противоречие не­избежно ведет их к функциональной, т. е. к профессио­нальной дифференциации.

Непосредственная сегодняшняя жизнь также дает нам массу примеров о наличии противоречий между ка­чественно-тождественными элементами.

Скажем, в области имеется несколько мебельных фабрик, выпускающих продукцию одного ассортимента. Пока существует спрос на эту продукцию, каждая ме­бельная фабрика развивается независимо от другой. Но вот наступает момент насыщения населения мебелью определенного образца. Между фабриками возникает конкуренция в сбыте товара. В силу этой конкуренции происходит определенная дифференциация фабрик, т. е. каждая из них начинает специализироваться на выпуске какого-то одного вида мебели. Специализация может углубиться до такой степени, что фабрики начинают из­готовлять лишь различные детали мебели, .которые по­ступают в сборочный цех. В таком случае встает необхо-

122

димость координации работы фабрик. Так возникает но­вая система — мебельное объединение.

Все говорит за то, что такие противоречия существу­ют, что они'—первая форма, первый вид противоречий, возникающих вместе с возникновением системы между ее элементами. Противоречие это и есть гегелевское «от­талкивание», которое рассматривалось в процессе анали­за возникновения. Конечно, никто не отрицает, что эле­менты до начала взаимодействия между собой и в про­цессе его находились и находятся в противоречии с ис­точником существования. Но эти противоречия — проти­воречия между разными системами, т. е. внешние проти­воречия для данной системы. Противоречие же между качественно-тождественными элементами — это первое внутреннее противоречие возникающей и становящейся системы. Первое взаимодействие между качественно-тождественными элементами есть возникновение новой системы. Но оно же возникновение и первого противоре­чия. Вместе с возникновением системы возникают и раз­виваются ее противоречия. Возникнув, система представ­ляет собой одну сущность, и противоречия между каче­ственно-тождественными элементами есть противоречия внутри одной сущности.

Вообще система, а любой объект есть система, как сущность дискретна. Дискретность сущности и позволяет ей оставаться одновременно тождественной самой себе и изменяться. Каждый элемент сущности (системы), буду­чи тождествен другому элементу сущности (системы), в то же время может отличаться от себе -подобных по функциональным признакам.

Система с момента своего возникновения внутренне противоречива, но противоречива она не потому, что име­ет внутри себя противоположности, а вследствие борьбы ее качественно-тождественных элементов.

Начальную фазу развития противоречий многие ви­дят в несущественном различии '. Да, элементы становя­щейся системы не абсолютно тождественны. Они могут быть различны по форме, размеру, другим признакам. Но все эти различия отнюдь не способствуют возникновению между ними противоречий, а если все-таки на основе этих различий и возникают противоречия, то носят они несу-

1 См., например, С. П. Дудель, Г. М. Штракс. Закон единства и борьбы противоположностей. М., 1967, стр. 111.

123

щественный, неопределяющии, временный характер. Определяющими развитие системы противоречиями яв­ляются противоречия между элементами, возникающие на основе тождественности их сущности, а следователь­но, тождественности взаимодействия с источником суще­ствования, которое неизбежно ведет к борьбе между ни­ми за этот источник. Источником существования одних систем являются другие системы. Любая система может развиваться, существовать, лишь преобразовывая другие системы. Нет в мире системы, которая имела бы источ­ником существования ничто.

Противоречие между качественно-тождественными элементами является одним из источников развития системы. Одно из следствий этого противоречия — тенденция к пространственному расширению данной си­стемы.

Возникнув, качественно-тождественные элементы стремятся разойтись в пространстве. Это «стремление» обусловлено двумя причинами: 1) непрерывным количе­ственным ростом качественно-тождественных элементов; 2) противоречиями, возникающими между ними.

Но, как замечает Гегель: «Если... возьмем голое от­талкивание так просто, само по себе, то оно будет рас­сеянием многих одних в неопределенную даль, лежащую вне сферы самого отталкивания, ибо оно состоит в отри­цании соотношения многих одних друг с другом... Оттал­кивание есть, по существу хотя и отрицательное, но все же соотношение; взаимное неподпускание и избегание не есть освобождение от того, что не подпускается и чего избегают; исключающее еще находится в связи с тем, что из него исключается. Но этот момент соотношения есть притяжение, следовательно, притяжение в самом от­талкивании» '.

Действительно, с одной стороны, существует опреде­ленная граница благоприятной среды, в которой функ­ционировала и в создании которой участвовала пред­шествующая система. Выход за границы этой среды мо­жет быть гибельным для элементов новой системы. С другой стороны, на вновь возникшие элементы систе­мы воздействуют системы, существовавшие в данной среде до их появления. Они препятствуют проникнове­нию новых элементов в среду своего существования.

1 Гегель. Соч., т. V, стр. 184.

124

Несомненно, что в каждом конкретном случае разви­тия действуют еще и свои, особые факторы, препятству­ющие, ограничивающие пространственное расширение системы.

Таким образом, с одной стороны, элементы новой си­стемы находятся в противоречии друг к другу, с дру­гой — под давлением внешней среды и условий сущест­вования они оказываются во взаимосвязи, в единстве. Причем тенденция развития такова, что внутренние про­тиворечия между качественно-тождественными элемен­тами приводят их к имманентной взаимозависимости. В самом деле, если число элементов непрерывно растет, то, естественно, происходит и их дальнейшее пространст­венное перераспределение. Расположенные в простран­стве различным образом элементы подвергаются различ­ному воздействию окружающей среды и в силу этого приобретают специфические свойства, признаки. С дру­гой стороны, в процессе взаимодействия между собой у элементов системы закрепляются и развиваются только те свойства, которые отсутствуют у других. Это происхо­дит в результате того, что любое свойство, отличающее один элемент от другого, дает возможность первому иным способом получать средства к существованию. «...Всякое существо, которое хотя бы и незначительно изменится в направлении, для него выгодном по отношению к слож­ным и нередко меняющимся условиям его существова­ния, будет иметь более шансов на сохранение...» ' — подчеркивал Ч. Дарвин. В силу пространственного рас­пределения элементов системы и борьбы между ними происходит их дифференциация. В процессе дифференци­ации наблюдается такая же картина, что и в период воз­никновения: идет естественный отбор наиболее устойчи­вых элементов. Вообще естественный отбор считают при­сущим только живой природе. Однако нечто подобное происходит и в неорганической природе. Обратимся к свидетельству естествоиспытателей.

Вот как, например, описывается современными есте­ственниками процесс становления атомов: «Некогда су­ществовала «популяция» элементарных частиц. Между ними осуществлялись процессы комбинаторики, а комби­нации подвергались «отбору». Комбинаторика подчиня­лась степеням свободы и запретам, действующим для ми-

1 Ч. Дарвин. Происхождение видов, стр. 87.

125

ра элементарных частиц. «Выживали» только такие ком­бинации, которые допускались средой. Это были процес­сы физической эволюции материи, результат ее — систе­ма атомов таблицы Менделеева. Ее длительность поряд­ка нескольких десятков миллиардов лет» '. То же самое пишут Г. В. Войткевич и В. В. Закруткин: «При данных конкретных условиях в любом участке литосферы из всех возможных сочетаний атомов и ионов создаются только те, которые оптимально устойчивы» 2. Аналогичные мыс­ли высказывает Б. Мейсон: «У каждого элемента устой­чивыми являются относительно немногие из всех возмож­ных изотопов; из известных к настоящему времени тыся­чи и даже более изотопов нерадиоактивны только при­близительно 270. Отсюда вытекает, что в значительных количествах встречаются лишь те изотопы, в ядрах ко­торых комбинация протонов и нейтронов является осо­бенно стабильной» 3. И минералы образуются только те, «которые находятся в наибольшей гармонии с физиче­скими условиями и валовым химическим составом систе­мы» 4. Академик А. Е. Ферсман писал по этому поводу: «...в нашем понимании эволюция геохимических процес­сов есть борьба за существование этих устойчивых тел, за их сохранение и накопление. Поэтому физико-химиче­ский ход процесса является вполне сравнимым с ходом процессов эволюции органической жизни. Мы только вы­ражаем его другими понятиями и словами, но внутрен­ний смысл остается одним и тем же»5. Отсюда и выте­кает тот факт, что «мы знаем в природе сравнительно мало минеральных тел, менее трех тысяч сочетаний, а ес­ли бы природа не выбирала строго определенные реак­ции, то мы из известных нам химических элементов дол­жны были получить число сочетаний, определяемое 28-значной цифрой...»6.

К аналогичным выводам пришел и Джон Бернал, ко­торый писал: «Хотя химическая эволюция существенно

1 В. А. Геодакян. Организация систем — живых и неживых. —
«Системные исследования». Ежегодник, 1970. М., 1970, стр. 60.

2 Г. В. Войткевич, В. В. Закруткин. Основы геохимии. Ростов-на-
Дону, 1970, стр. 82.

3 Б. Мейсон. Основы геохимии, стр. 34.

4 См. там же, стр. 83.

5 А. Е. Ферсман. Очерки по минералогии п геохимии. М., 1959,
стр. 127—128.

6 Там же, стр. 134.

126



отличается от эволюции органической, их объединяют об­щие черты формального характера. Речь идет, например, о принципе выживания наиболее приспособленных или о представлении, согласно которому преимущественно функционирует тот молекулярный механизм, в результа­те которого образуются соединения, имеющиеся в недо­статочном количестве» '.

А вот !как описывает процесс кристаллизации Д. В. Шубников: «Отдельные кристаллики вначале ра­стут примерно с одинаковыми скоростями по всем на­правлениям вдоль стенок изложницы. Но по мере того как они приходят в соприкосновение друг с другом, рост их оказывается возможным лишь в одном направлении — по перпендикуляру к стенкам. Наряду с этим происходит процесс отбора, в результате которого растущие медленно в этом направлении кристаллы оказываются вытесненными растущими быстрее, вследствие чего число кристаллов в направлении роста уменьшается, и в глу­бине изложницы оказываются наиболее крупные кри­сталлы. Это явление получило название ортотропиз-ма...»2.

Подчеркиваем, что «борьбу» качественно-тождествен­ных элементов в неорганической природе, а следователь­но, и естественный отбор нельзя понимать в прямом смысле. Впрочем, и в органической природе внутривидо­вая борьба—понятие не совсем точное. Деревья в лесу не борются между собой в прямом смысле. В силу есте­ственных причин одни из них получают больше воз­можностей выжить, чем другие. Отсюда кажущаяся борьба.

Точно так же в неорганической природе одни системы в данных условиях имеют больше шансов на существова­ние, чем другие. Трудность обнаружения борьбы качест­венно-тождественных элементов в неорганической при­роде усиливается тем, что на протяжении тысячелетий наблюдаются одни и те же системы, без видимого изме­нения. Но о дифференциации и естественном отборе сви­детельствует факт смещения существующих отношений изотопов элементов. «Меняется во времени и изотопный состав самих элементов, так как устойчивость разных

1 Джон Бернал. Возникновение жизни. М., 1969, стр. 57.

2 А. В. Шубников. Образование кристаллов. М.—Л., 1947,
стр. 25—26 (разрядка моя.— Л. А.).

127

типов атомов, составляющих плеяду элемента, различна. Экспериментально это подтверждено для ряда элемен­тов» '.

В порядке иллюстрации можно привести изотоп иод-129, который к настоящему времени полностью «вы­мер». Г. В. Войткевич и В. В. Закруткин прямо подчер­кивают: «...метеоритный материал сохраня­ет следы былого существования вымер­ших радиоактивных изотопов. Это чрезвы­чайно важное заключение. Оно указывает на то, что хи­мическая эволюция солнечной системы была связана с историей не только ныне сохранившихся изотопов, но и изотопов других элементов, включая трансурановые»2.

Дифференциация тождества является необходимым условием развития. Вместе с тем идет процесс усложне­ния связей между дифференцирующимися элементами, их соподчинение, что и ведет к становлению системы как целого. Иными словами, одновременно идет интеграция дифференцирующихся элементов. На это постоянно обра­щал внимание Ф. Энгельс.

Во «Введении» к «Диалектике природы» он, кратко характеризуя этапы развития различных хМатериальных систем, пишет, как по мере охлаждения первоначально раскаленной массы вещества происходит дифференциа­ция прежде индифферентных химических элементов. Эти дифференцированные химические элементы вступают в соединения, что свидетельствует о происходящей интегра­ции на новом уровне. В свою очередь химические соеди­нения все время меняются с понижением температуры. Наконец, образуется белок как носитель новой формы движения. Дифференциация белка привела к возникно­вению такого сложного материального единства, как клетка 3.

1 А. А. Сауков. Геохимия. М., 1975, стр. 72.

2 Г. В. Войткевич, В. В. Закруткин. Основы геохимии, стр. 42.

3 Ф. Энгельс весь процесс превращений одной формы движения
в другую здесь описывает предельно схематически. Впрочем, он и
не мог быть достаточно точным и детальным, ибо в тот период есте­
ствознание не обладало данными о характере превращения химиче­
ской формы движения в биологическую, да и внутри самой биологи­
ческой формы движения переходы от одного ее вида к другому не
были до конца ясны. Но суть процесса развития систем, и особенно
одного из существенных его этапов — дифференциации, показана
Ф. Энгельсом довольно ясно (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20,
стр. 356—357).

128

Клетки также дифференцировались: одни «в первые растения, а другие — в первых животных. А из первых животных развились, главным образом путем дальней­шей дифференциации, бесчисленные классы, отряды, се­мейства, роды и виды животных...

И человек возникает путем дифференциации, и не только индивидуально, —развиваясь из одной-единствен-ной яйцевой клетки до сложнейшего организма, какой только производит природа, — но и в историческом смыс­ле» ', и т. д.

Советские исследователи проблемы целого также под­черкивают значение дифференциации как важнейшего признака становления системы 2.

Дифференциация служит показателем степени разви­тия и общественной системы. «Уровень развития произ­водительных сил нации обнаруживается всего нагляднее в том, в какой степени развито у нее разделение тру­да»3,—отмечают, например, К- Маркс и Ф. Энгельс.

В последние годы идет много споров о том, что счи­тать критерием развития. Подверглось критике и опре­деление дифференциации как показателя развития систе­мы. Однако работы в области информации еще раз убе­дительно доказали, что степень дифференциации дейст­вительно является одним из показателей развития, ибо обнаружилось, что, чем большее количество внутреннего разнообразия содержит система, тем на более высоком уровне развития она находится относительно собствен­ных стадий развития4. Специфические признаки, приоб­ретаемые элементами системы, наряду с увеличением шансов существования каждого отдельного элемента ста­вят его в зависимость от остальных элементов. То есть, приобретая право жить в «сообществе», он теряет воз­можность самостоятельного существования вне системы, так как теперь во взаимодействии с внешней средой и в создании внутренней среды каждый элемент участвует не в целом, а какими-то определенными, только ему прису­щими свойствами, особенностями.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс-: Соч., т. 20, стр. 357.

2 См. В. Г. Афанасьев. Проблема целостности в философии и
биологии, стр. 48, 126—127; Г. А. Югай. О категориях части и це­
лого. М., 1963, стр. 3; И. В. Блауберг. Проблема целостности в марк­
систской философии, стр. 57—58.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 20.

4 См. А. Д. Урсул. Природа информации, стр. 125—146.

5 Зак. 553

129

Взаимодействие всей системы с внешней средой на­чинает существенно отличаться от взаимодействия с внешней средой отдельного элемента. Утверждается но­вое качество, отличное от простой суммы качеств состав­ляющих элементов. Между элементами системы развива­ются глубокие внутренние связи. Теперь изменение каж­дого элемента вызывает соответствующие изменения в других элементах. Кроме того, по своему пространствен­ному расположению, выполняемым функциям, внутрен­нему строению, происхождению и т. д. элементы систе­мы имеют разные условия и возможности для развития. Одни из них оказываются в более выгодных условиях для развития, чем другие. Поэтому наряду с координа­ционными развиваются субординационные связи между элементами.

Если координация дает возможность упорядочивать обмен между элементами системы энергией, информаци­ей, веществом, то субординация усиливает и стремится закрепить происходящую дифференциацию элементов. Вместе с тем координация и субординация усиливают ин­теграцию элементов. Интеграция уже выступает как следствие, как необходимость объединения дифференци­рованных элементов в единое целое.

Определение характера взаимодействия дифференци­рованных элементов системы между собой и со средой чрезвычайно сложно. Некоторые исследователи видят в усиливающейся дифференциации элементов причину сглаживания противоречий между ними, так как приоб­ретаемые элементами системы различные функциональ­ные качества позволяют им по-разному взаимодейство­вать с источником существования и тем самым «не ме­шать» друг другу. Так, И. И. Шмальгаузен пишет: «Острота внутривидовой конкуренции снимается по мере расхождения и специализации форм внутри вида (выде­ление рас и разновидностей). Дальнейшее обособление этих форм означает возникновение новых видов, в ре­зультате которого острое межгрупповое соревнование особей и популяций переходит в более мягкое (вследст­вие расхождения в строении, жизни и потребностях) со­ревнование между этими видами» '.

1 И. И. Шмальгаузен. Внешние факторы, межвидовая борьба и внутривидовое соревнование в их взаимодействии. — «Вестник Мо­сковского университета», 1948, № 1, стр. 152.

130

Действительно, такое явление имеет место как в жи­вой, так и в неорганической природе. В общественной жизни также наблюдается сглаживание острой конку­ренции между отдельными индивидами и коллективами по мере возрастания различий в их специализации. Боль­ше того, дифференциация элементов системы способст­вует укреплению их взаимозависимости. Взаимодействие между дифференцированными элементами приобретает характер гармонии, взаимодополнения и пр. Собственно, именно дифференциация выступает главным интегрирую­щим фактором. Превращение системы в целое осуществ­ляется как раз вследствие развития дифференциации и связанных с ней интегральных процессов.

Но что в таком случае является движущей силой раз­вития системы? И как в данном случае возникают про­тивоположные элементы? Как происходит раздвоение единой сущности на противоположности?

Все дело в том, что дифференциация не заканчивает­ся образованием элементов с различными функциональ­ными качествами. Она идет дальше. Противоречия меж­ду ними остаются наряду с тенденцией к гармонии. В этот период особенно отчетливо проявляется роль гар­монии как движущей силы развития системы в целом. Взаимодополняя друг друга, координируясь друг с дру­гом, элементы системы получают больше возможностей для развития. Таким образом решается известный спор о гармонии как движущей силе развития систем. Да, гар­моническое взаимодействие на определенном этапе раз­вития системы выступает его движущей силой. Но имен­но противоречия продолжают способствовать дальней­шей дифференциации элементов системы. Однако в пери­од дифференциации их роль, острота неизбежно сглажи­ваются, ослабляются, но совсем не исчезают. Возникно­вение субординации вновь усиливает противоречия меж­ду различными элементами, так как она ведет к появле­нию элементов, чье функциональное качество коренным образом отличается от функциональных качеств других элементов, т. е. речь идет о появлении элементов с про­тивоположными функциональными качествами. Конечно, это не единственный путь образования противоположно­стей.

Степень интеграции и взаимозависимости элементов различных систем неодинакова. Она тем выше, чем слож­нее система. «Чем выше мы будем подниматься по лест-

5*

131

нице форм, тем сильнее и сильнее общая жизнь целого организма будет брать перевес над жизнью отдельных членов...» ' — замечает Н. Г. Чернышевский. Подчинение элемента целому является одним из признаков становя­щейся системы. Вообще всего нагляднее этапы станов­ления можно проследить на системах, находящихся на разном уровне сложности. А. И. Опарин, например, так описывает процесс дифференциации: инфузория — как одна клетка; губка — где уже есть разделение труда между клетками (питание, опора, размножение); кишеч­нополостные — у которых возникает клеточная координа­ция, ведущая к образованию тканей; затем органный уровень организации — плоские черви; далее системный уровень — когда объединены в отдельные функциональ­ные системы несколько взаимодействующих между собой органов 2.

Процесс дифференциации, последовательного станов­ления системы в деталях разработан К. Марксом. Иссле­дуя возникновение и становление форм капиталистиче­ского способа производства, он писал: «Действие мно­гих рабочих в одно и то же время, в одном и том же месте (или, если хотите, на одном и том же поле труда) для производства одного и того же вида товаров, под командой одного и того же капиталиста составляет исто­рически и логически исходный пункт капиталистическо­го производства»3.

Кооперация объединяет рабочих, выполняющих одну и ту же работу, т. е. по существу кооперация представ­ляет собой систему, состоящую из качественно-тождест­венных элементов. «Однако, — пишет К. Маркс, — внеш­ние обстоятельства заставляют вскоре иначе использо­вать сосредоточение рабочих в одном помещении и одно­временность их работ... Вместо того чтобы поручать од­ному и тому же ремесленнику последовательное выпол­нение различных операций, операции эти отделяются од­на от другой... причем каждая из них поручается отдель­ному ремесленнику, и все они одновременно выполня­ются кооперирующимися между собой работниками. Это случайное разделение повторяется, обнаруживает свой-

1 Н. Г. Чернышевский. Избр. философские соч., т. II. Госполит-
издат, 1950, стр. 461.

2 См. А. И. Опарин. Жизнь, ее природа, происхождение и раз­
витие, стр. 137—138.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 333.

132

ственные ему преимущества, и мало-помалу кристалли­зуется в систематическое разделение труда»1. Рабочий превращается в частичного рабочего, т. е. теперь в про­цессе производства определенного продукта он выполня­ет отдельную конкретную операцию, специализируется. Кооперация превращается в мануфактуру — дифферен­цированную систему. «После разделения, обособления и изолирования различных операций рабочие делятся, классифицируются и группируются сообразно их преоб­ладающим способностям»2. Кроме того, «каждая от­дельная группа, известное число рабочих, выполняющих одну и ту же частичную функцию, состоит из однород­ных элементов и образует особый орган совокупного ме­ханизма»3. В процессе эволюции мануфактуры происхо­дит дифференциация внутри отдельных групп. Мануфак­тура тогда предстает как совокупный механизм, образо­ванный «путем повторения или умножения этих элемен­тарных производительных организмов» 4.

Но «мануфактурное разделение труда не только упро­щает и разнообразит качественно различные органы об­щественного совокупного рабочего, но и создает прочные математические пропорции для количественных размеров этих органов, т. е. для относительного числа рабочих или относительной величины рабочих групп в каждой спе­циальной функции» 5.

Иными словами, речь идет о том, что в процессе ста­новления мануфактуры наступает момент, когда ее даль­нейшая дифференциация становится невозможной. К. Маркс пишет: «История мануфактуры в собственном смысле показывает, как характерное для нее разделение труда сначала приобретает целесообразные формы чисто эмпирически, как бы за спиной действующих лиц, а за­тем, подобно цеховому ремеслу, стремится традицией за­крепить раз найденную форму и, в отдельных случаях, закрепляет ее на целые века. Если эта форма изменяет­ся, то, — за исключением совершенно второстепенных перемен, — всегда лишь в результате революции в оруди­ях труда»6.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 349.

2 Там же, стр. 361.

3 Там же, стр. 359.

4 См. там же.

5 Там же, стр. 358.

6 Там же, стр. 376.

133

Прекращение дифференциации в процессе становле­ния наблюдается у всех систем — носителей одного ви­да движения. Однако это означает лишь следующее: функциональное различие элементов системы достигло противоположности. Но так как в системе происходит не­прерывное возникновение новых и изменение существую­щих элементов, то, естественно, происходит и их диффе­ренциация. Однако эта непрерывная дифференциация возможна лишь в пределах достигнутой противоположно­сти между элементами.

Проиллюстрируем данное положение примером. Диф­ференциация буржуазного общества заканчивается про­тивоположностью функций капиталистов и рабочих. Это означает, что конечным результатом изменения положе­ния индивида в буржуазном обществе отныне может быть либо его переход в класс буржуазии, либо в класс пролетариев. Подчеркиваем: конечным, предельным, ре­зультатом изменения положения индивида в обществе. Однако в капиталистической системе продолжают суще­ствовать и интеллигенция, и крестьянство, происходит не­прерывное изменение в положении индивидов, принадле­жащих как классу буржуазии, так и классу пролетариев. Иначе говоря, функциональные различия, дифференциа­ция индивидов происходит непрерывно, но в пределах до­стигнутой противоположности.

Становление есть противоречивое единство процессов дифференциации и интеграции. Углубляющаяся диффе­ренциация элементов соответственно усиливает их инте­грацию. Интеграция в свою очередь ограничивает диффе­ренциацию.

Итак, в процессе возникновения и становления наблю­дается количественный рост новых элементов и основным, движущим развитие противоречием является противоре­чие между новыми элементами и старой системой. Это противоречие разрешается победой нового, т. е. возник­новением новой системы, нового качества. Безусловно, в этот период существуют и другие противоречия, в том числе противоречия и между самими новыми элемента­ми. Но новое качество, новая система на этой стадии развития находятся еще в неразвитом, простейшем со­стоянии. Элементы новой системы еще несут в себе то, что составляло их сущность как завершающей системы предшествующей формы движения. В этом их противо­речие самих с собой и между собой, ибо они есть тож-

134

деетва. Они — высшая ступень развития предшествую­щей формы движения и одновременно они же элементы, простейшие носители качеств другой, новой формы дви­жения. Но чтобы стать действительными элементами но­вой системы, они должны лишиться своей самостоятель­ности. Однако потеря самостоятельности не есть лишение индивидуальности. Каждый элемент получает возмож­ность существования как система, лишь специализируясь. Противоречия между тождественными элементами нахо­дят разрешение в их дифференциации.

Дифференционно-интеграционный процесс, протекаю­щий в системе, есть организационный процесс. Элементы организуются таким образом, что их взаимозависимость становится наивозможно более полной в данных услови­ях. Система превращается в организованную систему, или целое.

1   2   3   4   5   6   7   8


4* 99
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации