Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность - файл n1.doc

приобрести
Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность
скачать (1046.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1047kb.08.07.2012 21:28скачать
Победи орков

Доступно в Google Play

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8
§ 2. Диалектика возникновения и становления систем

Как же развивается система, какими путями идет «ее собственное движение, ее собственная жизнь»2? Подоб­ный анализ механизма развития систем необходим для более полного и правильного понимания сущности кате­гории «система».

Исследование законов развития конкретных систем давно проводится в различных отраслях науки. Накоплен богатый фактический материал по развитию систем об­щественных, биологических, физических, химических, кос­мических и т. д. Это дает основание для попытки сделать некоторые философские обобщения накопленного мате­риала, чтобы выявить наиболее характерные черты про­явления законов диалектики в развитии разнокачествен­ных систем.

Прежде всего уточним, что мы понимаем под катего­рией «развитие». Развитием называется путь, который проходит каждая конкретная система с момента ее воз­никновения. Развитие не изменение вообще или процесс вообще. Оно единство направленных изменений системы от ее менее упорядоченного состояния к более упорядо­ченному, и наоборот. Не вдаваясь в дискуссию о сущно­сти процесса развития, развернувшуюся в последние го­ды, отметим, что приведенное выше определение суще­ства развития соответствует исторически сложившемуся еще со времен Ф. Энгельса его пониманию как диалекти­ческого процесса, как взаимодействия «между возникно-

1 А. М. Бутлеров. Соч., т. II, стр. 75.

2 См. В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 202.

85

вением и исчезновением, между прогрессивными измене­ниями и изменениями регрессивными» '.

Как уже говорилось, развитие- включает в себя ряд этапов: возникновение, становление, период зрелости и преобразование. Возникновение и становление можно рассматривать как прогрессивное изменение системы, как процесс ее организации. Соответственно преобразование отражает процесс дезорганизации системы. Период зре­лости характеризует стационарное состояние системы, когда процессы организации и дезорганизации уравнове­шивают друг друга.

Аналогичные мысли о последовательности развития мы встречаем у ряда авторов. Например, И. И. Жбанко-ва пишет: «Историю существования многих индивидуаль­ных объектов и явлений органической и неорганической природы можно схематически подразделить на следую­щие этапы: возникновение, прогрессивное изменение, пе­риод максимального развития, регрессивное изменение и гибель, распад» 2.

Почти то же самое высказывается С. Т. Мелюхиным: «Весь период существования материальных систем вклю­чает в себя четыре этапа: возникновение системы; вос­ходящую стадию в ее развитии; простое необратимое из­менение с незначительным усложнением и прогрессом; нисходящую стадию, завершающуюся распадом и ги­белью, переходом в качественно иные формы материи» 3.

В целом представление об этапности изменения ве­щей можно встретить уже в ранних религиозно-философ­ских учениях. Так, Будда, представляя мир как непре­рывное становление, в то же время выделяет в нем ряд последовательных состояний. «Все вещи испытывают из­менения, характеризующиеся как утпада (появление, происхождение), стхити (нахождение), джара (рост) и ниродха (разрушение)»4.

Это одно из явлений природы, которое было замечено и выделено человеком на начальных этапах процесса по­знания мира. Его непонимаемая непреложность нало­жила мрачную тень на психику и многие философские

1 См. К> Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 22.

2 И. Жбанкова. О развитии в неорганической природе. Минск,
1964, стр. 11.

3 С. Т. Мелюхин. Материя в ее единстве, бесконечности и раз­
витии. М., 1966, стр. 257.

4 С. Радхакршинан. Индийская философия, т. I, стр. 314.

86

построения. И чувства и разум человека не могли при­мириться с мыслью, что все возникающее обязательно должно рано или поздно разрушиться. Отсюда вера в жизнь после смерти, вера в нечто потустороннее, вечное, неизменное.

Четкое, недвусмысленное, ясное представление древ­них о судьбе всех вещей в последующие века претерпело любопытную метаморфозу: процессы возникновения, ста­новления, зрелости, разрушения стали относить только к живым существам, предоставив неорганической природе возможность лишь разрушаться. Отголосок этого слы­шится даже в настоящее время, когда в основном уже утвердился взгляд на неорганическую природу как на развивающуюся систему, в упорно отстаиваемой мысли, хорошо сформулированной Л. Бриллюэном: «Неживая природа, в которой господствуют законы физики и хи­мии, подчиняется естественному закону деградации, за­кону обесценения» '.

На чем же основано это подобное убеждение? Преж­де всего на втором законе термодинамики. Нет смысла сейчас спорить о всеобщности или ограниченности его действия. Суть в другом. Закон возрастания энтропии отражает лишь одну сторону движения — разрушение систем, в том числе и живых, ибо и они разрушаются. Но что-то, прежде чем начать разрушаться, должно было возникнуть, развиваться, причем прогрессивно самораз­виваться, организуясь, усложняясь и пр. Не господь же бог сотворил и раскалил звезды? Иначе говоря, в при­роде действует закон организации — закон возрастания негэнтропии, противоположный закону возрастания эн­тропии. Оба закона всеобщи, но направления их дейст­вия противоположны. Другое дело, как замечает Л. А. Петрушенко, что «закон, обусловливающий... анти­энтропийную тенденцию, до сих пор остается неизвест­ным»2. Но быть неизвестным и не существовать вообще— разные вещи.

Непосредственно с абсолютизацией и исключительно­стью закона возрастания энтропии связан и другой аргу­мент сторонников преобладания деградации в неживой

1 Л. Бриллюэн. Научная неопределенность и информация. М.,
1966, стр. 25.

2 Л. А. Петрушенко. Самодвижение материи в свете кибернети­
ки. Философский очерк взаимосвязи организации и дезорганизации
в природе. М., 1971, стр. 257.

87

природе. Речь идет о постоянном самообновлении эле­ментов систем неорганической природы путем обмена с окружающей средой, как основном условии их сущест­вования. Принято считать, что обмен со средой систем неорганической и органической природы приводит их к противоположным результатам. Обмен систем органиче­ской природы способствует их сохранению, а обмен си­стем неорганической природы способствует их разруше­нию. При этом ссылаются на Ф. Энгельса. Действитель­но, Ф. Энгельс, разрабатывая понятие «жизнь», одним из главнейших ее признаков считал постоянное самообнов­ление химических составных частей живого. Он подчер­кивал, что «другие, неживые тела тоже изменяются, раз­лагаются или комбинируются в ходе естественного про­цесса, но при этом они перестают быть тем, чем они были. Скала, подвергшаяся выветриванию, уже больше не скала; металл в результате окисления превращается в ржавчину. Но то, что в мертвых телах является причиной разрушения, у белка становится основным условием су­ществования-» '.

Можно ли сегодня безоговорочно принять это выска­зывание Ф. Энгельса? Очевидно, нельзя. Современные данные физики, минералогии, астрофизики убедительно свидетельствуют о том, что обмен между системами не­живой природы ведет не только к их разрушению, но и является необходимым условием их становления, про­грессивного развития.

Неорганическая система, так же как и живая, чтобы быть, должна иметь необходимые субстраты для суще­ствования (вещество, энергию, информацию и т. д.), бла­гоприятную внешнюю среду и пр. Она, как и живая си­стема, проходит этапы развития: возникновение, станов­ление, зрелость, преобразование в качественно иную си­стему или системы, в ней, так же как и в живой системе, происходит постоянный обмен составляющих ее элемен­тов.

Не соответствующим действительности оказывается утверждение С. Т. Мелюхина о том, что «в системах не­живой природы время существования составных элемен­тов имеет тот же порядок, что и системы в целом...» 2. Уже само это высказывание логически противоречиво.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 83.

2 С. Т. Мелюхин. Материя в ее единстве, бесконечности и раз­
витии, стр. 305.

88

Элемент системы неорганической природы также пред­ставляет собой систему, и сама система, состоящая из данных элементов, является элементом другой, высшей системы. Исходя из утверждения С. Т. Мелюхина, мы в таком случае должны признать вечными и неизменными вообще все системы неорганической природы, ибо мир есть система систем. А как же? Вселенная, представляя собой систему, вечна, значит, по С. Т. Мелюхину, вечны и составляющие ее элементы. Но уже простой факт, до­бытый современной астрофизикой, убедительно опровер­гает рассуждения С. Мелюхина: звезды рождаются и по­гибают, а галактика как система продолжает существо­вать.

Д. И. Менделеев говорил, что «мертвое не так мерт­венно, как первичная и классически гордая мысль застав­ляет людей по преданию признавать» '. Да, мертвое не так мертво. «Мертвое» движется. Разница между живым и неживым не в том, что живое ассимилирует из окружа­ющей среды подходящие вещества и тем самым постоян­но воспроизводит себя, в то время как неживое в про­цессе обмена с окружающей средой якобы обречено лишь на разрушение. Нет. Разница — в качестве продуктов об­мена с окружающей средой, в форме внутреннего дви­жения систем, в уровне и типе организации н структуры систем, во времени их существования. Принцип сущест­вования систем живой и неорганической природы един, едины и наиболее общие законы их формирования и раз­вития.

Такой вывод полностью соответствует духу диалекти­ческого материализма. В. И. Ленин писал, что «ревизия «формы» материализма Энгельса, ревизия его натурфи­лософских положений не только не заключает в себе ни­чего «ревизионистского» в установившемся смысле слова, а, напротив, необходимо требуется марксизмом» 2.

Признание развития систем неорганической природы неизбежно влечет за собой важные выводы. Если систе­ма развивается, значит, она активно взаимодействует с внешней средой, избирает, поглощает, перерабатывает необходимые для ее развития или вещество, или энер­гию, или -информацию, или все вместе взятое. Это про-

1 Д. И. Менделеев. Периодический закон. Дополнительные ма
териалы. М., 1960, стр. 138.

2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 18, стр. 265—266.

89

цесс активного обмена, активного взаимодействия С внешней средой. Атом как система не может существо­вать, не взаимодействуя с внешней средой, не обмени­ваясь с ней энергией, информацией и, может быть, ве­ществом. В атоме как системе идет непрерывный про­цесс обновления его составных частей. Атом поглощает и расходует энергию. Он имеет свою историю, усложня­ется, видоизменяется от водорода до трансурановых эле­ментов и т. д. Грандиозная картина развития систем предстает перед нами в космосе. Рождаются и преобразу­ются звезды, звездные ассоциации, галактики, группы га­лактик. Космос предстает перед нами как иерархия раз­вивающихся систем от планет до метагалактики.

На Земле возникают и преобразуются химические сое­динения. Начинают пониматься процессы развития зем­ной коры как системы, как система изучаются и горные породы. Застывшая, мертвая, разрушающаяся литосфера вдруг «оживает», обнаруживает собственное движение, развитие, изменение, которые предсказуемы, ибо подчи­няются общим законам развития систем.

Ну а разрушение, эрозия, гибель, то, что мы непре­рывно наблюдаем? Это что: обман зрения, иллюзия? Разве возрастающая энтропия не свидетельствует об от­сутствии прогрессивного развития в неорганической при­роде? Да, все это есть. Но все дело в том, что мы видим заключительный этап развития — преобразование боль­шинства систем неорганической природы на Земле. Одна­ко система, прежде чем начать разрушаться, очевидно, должна была и возникнуть и созреть.

Не может быть разрушения без возникновения. А раз было возникновение системы, то есть и ее развитие. В природе нет приоритета возникновению или разруше­нию. Одно возникает, другое разрушается. Есть лишь бесконечный процесс организации систем, перехода од­них форм движения в другие, возникновение новых форм движения, включающих в себя предыдущие.

а) Возникновение систем

Проблема возникновения вещей и явлений всегда при­влекала внимание ученых. От того, на каких позициях — идеалистических или материалистических — стоял иссле­дователь, вопрос о возникновении вещей и явлений ре­шался по-разному. Да и сама сложность проблемы, труд-

90

ность восприятия и объяснения вечного и бесконечного, возникновения одного из другого и пр. нередко служили основой идеализма.

Страх перед бесконечностью, вечным движением и взаимопревращаемостыв всего сущего приводил к спа­сительной идее творца. Действительно, если есть нечто, хотя и непостижимое для человеческого разума, но все­могущее, будь то бог, дух или транссубъективное «я», какой груз сваливается с плеч исследователя! Все про­блемы становятся разрешимыми, ибо всегда можно ска­зать: это проявление воли творца. Русский философ-ин­туитивист Н. Лосский пишет о радости, которую испы­тывает человек, приходя «к убеждению в транссубъектив­ном бытии отношений...»1. «...Необходимо признать,— говорит он, — что весь мир, даже и материальный, есть творение духа или существ, подобных духу (конкретно-идеальных)» 2. Отсюда неизбежно следует мораль: раз в основе мира есть царство духа, то «существа, наиболее далекие от него, могут надеяться достигнуть его, потому что это Царство есть, и лучи его хоть в малой мере, по благости Божией, освещают каждого из нас, помогая пе­реносить бедствия и тягости той несовершенной жизни, на которую мы обрекли себя» 3. Комментарии, как гово­рят, излишни.

Учитывая важность проблемы возникновения систем в формировании научного, материалистического мировоз­зрения, есть смысл полнее раскрыть его диалектико-ма-териалистическое содержание.

Когда материалисты говорят о возникновении, то речь идет только о возникновении конкретных материальных систем. Материальный мир не возникает и не исчезает. Он существует вечно, представляя собой взаимосвязь, взаимодействие конкретных материальных систем. Воз­никновение есть одна >из форм движения материи4. Оно отражает процесс, присущий всем конкретным явлениям

1 См. Н. Лосский. Мир как органическое целое. М., 1917, стр. 45.

2 Там же.

3 Там же, стр. 169.

4 Некоторые возражают против подобного определения ^воз­
никновения», ссылаясь на то, что оно не входит в классификацию
форм движения, предложенную Ф. Энгельсом, и уводит нас якобы
назад к классификации форм движения Аристотелем. Думается, что
возражение безосновательно. Движение как атрибут материи вклю­
чает в себя любые изменения, любые процессы, оно может прояв­
ляться в каких угодно формах. Оно — атрибут, т. е. неотъемлемое

91

неорганической и органической природы, общества и мышления. Эта универсальность дает полное основание считать «возникновение» философской категорией.

В нашей философской литературе возникновение как стадия, этап, часть развития обычно не выделяется. Бо­лее того, возникновение иногда даже не включают в раз­витие. С другой стороны, оно нередко отождествляется со становлением '.

Однако возникновение, как и становление, представ­ляет собой процесс, самостоятельный период развития. Каждое возникновение есть появление того, чего не было раньше. Но это отнюдь не означает, что появляющееся возникает из несуществующего «ничто» или «небытия». У Аристотеля можно встретить такую фразу: «Что ни одна вещь не возникает из небытия, но все — из бытия, это — общее мнение почти что всех натурфилософов» 2.

Действительно, каждое явление имеет свое начало, т. е. возникает, но возникает оно не на пустом месте, не из ничего, а на базе предшествующего, в недрах пред­шествующего и проявляется при благоприятных усло­виях. «Из ничего, словом, должно признать, ничто не родится...» 3 —говорил Лукреций. Возникновение тесней­шим образом связано с категорией «новое». Появление нового и есть возникновение, а новое зарождается в нед­рах старого, на базе старого. Процесс возникновения можно подразделить на два этапа: 1) скрытый, когда в недрах старого появляются новые элементы, идет их ко­личественный рост, и 2) явный, когда новые элементы образуют новую структуру, т. е. новое качество.

К. Маркс писал: «В истории буржуазии мы должны различать две фазы: в первой фазе она складывается в класс в условиях господства феодализма и абсолютной монархии; во второй, уже сложившись в класс, она ни­спровергает феодализм и монархию, чтобы из старого общества создать общество буржуазное. Первая из этих

свойство материи. Ф. Энгельсом дана классификация форм движения различных уровней организации материи. Но существуют формы движения, такие, как возникновение, функционирование, преобразова­ние и пр., которые присущи любому уровню организации материи.

1 См. В. М. Гордон. Категория становления в марксистской диа­
лектике. — «Философские науки», 1968, № 4, стр. 42, 49.

2 Аристотель. Метафизика, стр. 189.

3 Лукреций. О природе вещей. М. 1958, стр. 31.

92

фаз была более длительной и потребовала наибольших усилий» '.

В. И. Ленин, говоря о неизбежности перехода от ка­питализма к социализму в России, подчеркивал: «Объек­тивный ход развития таков, что от монополий... вперед идти нельзя, не идя к социализму... Социализм теперь смотрит на нас через все окна современного капитализ­ма, социализм вырисовывается непосредственно, практи­чески, из каждой крупной меры, составляющей шаг впе­ред на базе этого новейшего капитализма»2. Здесь В. И. Ленин говорит о том, что «государственно-монопо­листический капитализм есть полнейшая материаль­ная подготовка социализма»3, что, «если крупнейшее капиталистическое предприятие становится монополией, значит оно обслуживает весь марод»4. Если же оно стало государственной монополией, значит, государство направ­ляет все предприятие либо в интересах помещиков и ка­питалистов, либо в интересах революционной демократии. А последнее есть шаг к социализму5. Следовательно, тог­да, когда созрели экономические предпосылки социализ­ма, требуется структурная перестройка, т. е. замена помещичье-капиталистического государства государством революционно-демократическим. Любая же ;труктурная перестройка есть качественный скачок, перерыв посте­пенности.

Таким образом, возникновение как процесс является диалектическим единством противоположностей посте­пенности и скачка. И потому, на наш взгляд, неверно отождествлять возникновение только со скачком, отбра­сывая период постепенности, как это делал, например, Гегель6. В то же время ошибочно представлять возник­новение и только как постепенное изменение. Подобное представление справедливо было подвергнуто критике еще Гегелем, который писал: «Способ делать понятным возникновение или прехождение предположением о по­степенности изменения имеет в себе скуку, свойственную тавтологии; он уже заранее имеет совершенно готовым

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 183.

2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 34, стр 192, 193.

3 Там же, стр. 193.

4 Там же, стр. 191.

5 См. там же, стр. 191—192.

6 См. Гегель. Соч., т. V, стр. 434—435.

93

возникающее или преходящее и делает изменение из­менением исключительно внешнего различия...» !

Действительно, в период постепенности появляются новые элементы внутри старой системы, идет их количе­ственный рост, что, естественно, еще не означает появ­ления новой системы.

В. И. Ленин писал: «Капитализм сам создает своего могильщика, сам творит элементы нового строя, и в то же время, без «скачка», эти отдельные элементы ничего не изменяют в общем положении вещей, не затрагивают гос­подства капитала» 2.

Проявление нового в недрах старого в виде отдель­ных новых элементов и их количественный рост есть этап возникновения нового качества, без учета которого мо­мент скачкообразного появления новой системы пред­ставляется чем-то внезапным, что отдает мистикой.

Материя не терпит однообразия. Как уже было по­казано в первой главе, одни и те же элементы могут вхо­дить в качественно разные системы. Одна система может преобразовываться в другую систему при сохранении од­них и тех же элементов. В данном случае возникновение нового качества, новой системы происходит в силу изме­нения структуры старой системы. Создается впечатление, что новая система появилась только в результате скачка. Однако внимательный анализ процесса показывает, что этот скачок стал возможен лишь потому, что произошло количественное накопление изменений движения элемен­тов системы.

Возьмем, например, такую материальную систему, как вода. Молекулы воды обнаруживают тенденцию к обра­зованию групп молекул, так называемых кластеров. В жидкости обычное тепловое движение оказывается до­статочным, чтобы разорвать связи молекул: кластеры там непрерывно дробятся и преобразуются. Однако, ког­да вода охлаждается до точки замерзания, в процессе которого происходит постепенная потеря количества теп­ла, тепловое движение становится настолько слабым, что молекулы образуют большие стабильные кластеры — кристаллы льда3. Таким образом возникает качественно

1 Гегель. Соч., т. V, стр. 435.

2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 20, стр. 65—66.

3 См. Л. К. Раннелс. Лед. — «Над чем думают физики», вып. 7.
«Физика твердого тела». Атомная структура твердых тел. М., 1972,
стр. 39.

94

новая система — лед. Возникновение льда лишь на пер­вый взгляд кажется внезапным. Но в действительности при понижении температуры происходило постепенное замедление движения молекул, уменьшение их энергии, которое и привело к скачку, к образованию кристаллов льда. Следовательно, постепенность как этап возникно­вения включает в себя не только количественный рост новых элементов, но и количественные изменения энерге­тических состояний элементов системы, приводящие в конечном итоге к структурной перестройке, т. е. к скачку.

Сам факт возникновения до сих пор вызывает изум­ление не только у людей, далеких от науки, но и ученых. Так, например, Л. А. Петрушенко пишет: «Появление но­вого имеет кровное родство со всеми исключительно ред­кими, чудесными и, так сказать, злостно-фантастически­ми явлениями. Причем последние по сравнению с чудом возникновения нового являются просто пресными и про­винциальными чудесами, ибо нет ничего более неправдо­подобного и невероятного, чем объективно существующие в природе негэнтропийные процессы» К

И далее, причина, обусловливающая тенденцию, на­правленную «в сторону самообновления, возникновения нового, дифференциации материи и движения, в сторону повышения организованности системы... остается неиз­вестной...» 2.

Однако, если отбросить в сторону в общем-то понят­ные эмоции и подойти к анализу процессов материаль­ного мира с диалектических позиций, ничего необычного и никакого чуда в процессе возникновения нет. Оно столь же обычно, естественно и закономерно, как разрушение и гибель. Эти два процесса органически связаны друг с другом, и ни один из них не имеет преимущества перед другим.

Причины возникновения нового, как и причины разру­шения, кроются в вечном взаимодействии взаимосвязан­ных противоречивых сторон, явлений, процессов, в изме­нении, движении материи. Они вполне познаваемы и объяснимы.

Начиная с древнейших времен, господствует представ­ление о возникновении как акте слияния, соединения

1 Л. А. Петрушенко. Самодвижение материи в свете кибернети­
ки, стр. 92.

2 См. там же, стр. 87.

95

Двух и более качеств в одно или разделения одного ка­чества на два и более новых качеств. Правда, как отме­чает ряд исследователей, образование новых систем мо­жет идти и путем взаимного обмена рядом элементов '. Однако это не третий путь, а сочетание соединения и разъединения каждого взаимодействующего объекта.

Но действительно ли системы возникают только пу­тем деления или соединения? На первый взгляд это ут­верждение кажется справедливым. Скажем, вода обра­зуется в результате соединения молекул водорода и кислорода, но и кислород и водород как самостоятельные системы могут быть выделены из воды только вследствие ее разделения как системы.

Однако если смотреть на эти процессы глубже, то обнаруживается диалектический характер возникновения нового качества, новой системы. В действительности воз­никновение не есть только процесс соединения или разъ­единения. Возникновение есть диалектическое единство этих процессов.

Рассматривая соотношение отталкивания и притяже­ния- (отталкивание и притяжение = разделение и соедине­ние), Гегель писал: «...не только отталкивание предпо­лагается притяжением, но... имеет место также и обрат­ное соотношение отталкивания с притяжением, и первое равным образом имеет свою предпосылку в последнем.

Согласно этому определению, они нераздельны, и вместе с тем каждое из них определено по отношению к другому как долженствование и предел... Каждое из них имеет бытие через посредство своего другого как дру­гого; их самостоятельность состоит в том, что они в этом опосредствовании положены друг для друга как некий другой процесс определения, отталкивание как полага-ние многих, притяжение как полагание одного, притя­жение, вместе с тем, как отрицание многих, а отталкива­ние как отрицание их идеальности в одном, — состоит в том, что также и притяжение есть притяжение лишь посредством отталкивания, а отталкивание есть отталки­вание лишь посредством притяжения»2.

В этом гегелевском суждении четко прослеживает­ся мысль: отталкивание и притяжение, равно как <и разъ-

1 См. Н. Т. Абрамова. О соотношении части и целого в строении
материи. — «Вопросы философии», 1962, № 2, стр. 54.

2 Гегель. Соч., т. V, стр. 184—185.

96

единение и соединение, есть две стороны одного про­цесса. Нет разъединения без соединения, и нет соеди­нения без разъединения.

Однако отталкивание у Гегеля выступает «первым и непосредственным», и притяжение «привходит к нему...» '. Иначе говоря, отталкивание есть первичный момент вся­кого взаимодействия. На это обращал внимание Ф. Эн­гельс, подчеркивая: «Гегель гениален даже в том, что он выводит притяжение как вторичный момент из оттал­кивания как первичного», и далее: «...отталкивание яв­ляется собственно активной стороной движения, а при­тяжение — пассивной»2.

Но что такое отталкивание вообще? «Отталкивание есть то, — пишет Гегель, — через что одни проявляют и сохраняют себя как одни, то, через что они как тако­вые имеют бытие»3. А любая система проявляет и со­храняет себя только как движущаяся система. «...О теле, которое не находится в движении, нечего сказать»4,— писал Ф. Энгельс. Следовательно, отталкивание есть движение, но не движение вообще, а активная сторона движения.

Гегель очень просто объясняет сущность активности отталкивания: «Отталкивание доставляет материю для притяжения. Если бы не было никаких одних, то нечего было бы притягивать. Представление о непрерывном при­тяжении, о непрерывном потреблении одних, предпола­гает столь же непрерывное порождение одних...»5 А «по­рождение многих одних» есть один из видов отталки­вания.

Таким образом, отталкивание выступает ведущим в двуедином процессе отталкивания и притяжения, состав­ляющем суть движения вообще и возникновения в част­ности.

Соответственно и в процессе познания первым его этапом является анализ, выделение элементов системы, которые затем уже мысленно воссоединяются, интегри­руются в единую систему.

1 См. Гегель. Соч., т. V, стр. 183.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 559, 600.

3 Гегель. Соч., т. V, стр. 185.

4 К- Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 563.

5 Гегель. Соч., т. V, стр. 182.

4 Зак, 553 97

Поэтому рассмотрение диалектики возникновения си­стемы естественно начинать с рассмотрения отталкива­ния, и именно с отталкивания как «саморасщепления од­ного» ', как «порождения многих одних» 2.

При этом следует учитывать, что в прямом смысле отталкивание, как и притяжение, проявляется лишь в низших системах. В системах высшего порядка процессы соединения и разъединения обусловлены глубинными качественными превращениями взаимодействующих сто­рон. В дальнейшем понятия «отталкивание» и «притя­жение» будут употребляться в таком смысле, в каком их употребляет Гегель, т. е. как обобщающие понятия, вклю­чающие в себя не только соединение и разъединение, но и более сложные процессы взаимодействия противоре­чивых свойств сторон.

Но что такое противоречивые свойства сторон? Что та­кое противоречие вообще?

Существует убеждение, что противоречие возникает лишь между противоположными сторонами единого: сто­роны единого противоречивы потому, что противополож­ны. Ниже мы постараемся показать, что это не совсем так. Но даже и в таком понимании сути противоречия остается невыясненным, что подразумевается под проти­воположностями, хотя, казалось бы, диалектический смысл понятия «противоположность» предельно ясен. Это не противолежащая, не противостоящая сторона в обыденном понимании, а именно противоположность как свое иное, как отличающийся по коренному признаку двойник, как развитое до предела различие одной сущ­ности. «...Противоположность, — писал еще Аристотель,— есть законченное различие...»3

...Причем под сущностью понимается в каждом кон­кретном случае то главное, общее, тождественное во взаимодействующих объектах, что позволяет выделить их в определенное единство, отличное от окружающей среды. К. Маркс писал: «...северный полюс и южный яв­ляются одинаково полюсами, их сущность тождествен­на; точно так же мужской пол и женский образуют один и тот же род, одну сущность -— человеческую сущность. Север и юг — противоположные определения одной и той

1 См. Гегель. Соч., т. V, стр. 182.

2 См. там же, стр. 175.

3 Аристотель. Метафизика, стр. 170.

98

же сущности, различия одной сущности на высшей сту­пени ее развития»К

Следует иметь в виду и разнопорядковый характер сущности2. Иначе говоря, в одном случае взаимодейст­вующие объекты могут рассматриваться как разные сущ­ности, в другом — как различия одной сущности. Скажем, живая и неживая природа, рассматриваемые с точки зре­ния их различия, есть разные, противоположные сущно­сти, но рассматриваемые с точки зрения их общности — выступают уже как различия, противоположности одной сущности — вещества.

Вещество как сущность в процессе развития диффе­ренцировалось на противоположности — живую и нежи­вую природу. В зависимости от уровня сущностных ха­рактеристик взаимодействующих объектов противоречия между ними классифицируются на внутренние (противо­речия между противоположностями одной сущности) и внешние (противоречия между противоположными сущ­ностями) . Скажем, противоречие между животными и растительными организмами — внутреннее противоречие живой природы. А противоречие животных и раститель­ных организмов с неживой природой будет для них уже внешним. Различие внутренних и внешних противоре­чий— это различие уровней рассматриваемых сущностей. Любое внутреннее противоречие в другом аспекте рас­смотрения может быть внешним противоречием, а внеш­нее — внутренним.

Однако действительность настойчиво убеждает нас, что противоречия существуют не только между противо­положностями. Противоречия так же многогранны, как и сама материя, и роль их в ее развитии не однозначна.

Есть необходимость выяснить, что скрывается под по­нятием «сторона» противоречия.

Любое исследование есть исследование взаимодейст­вия систем. Следовательно, если предметом исследования является противоречие, то это — противоречие между си­стемами. Но взаимодействующие системы могут быть и тождественными, и различными, и противоположными. Нельзя, скажем, определить взаимодействие одноимен­ных полюсов двух магнитов как взаимодействие противо­положностей, ибо «-(-» и «-(-» отнюдь не противополож-

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 321.

2 См. В. Иг Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 227.
1   2   3   4   5   6   7   8


§ 2. Диалектика возникновения и становления систем
Учебный материал
© nashaucheba.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации